§ 2. Социология в России

2.7. Социология в России ХХ в

§ 2. Социология в России

История политических учений     

назад   оглавление  вперед

2.1. Краткий  обзор  социальных  учений  до  выделения социологии в самостоятельную науку

2.2. Основные предпосылки становления социологии как самостоятельной науки

2.3. Выделение социологии  как  самостоятельной  науки

2.4. Классическая европейская социология середины XIX — начала XX вв.

2.5. Краткий обзор становления социологии в России XIX —  начала ХХ вв.

2.6. Основные направления зарубежной социологии ХХ века

2.7. Социология в России ХХ в.

2.8. Некоторые проблемные вопросы современной социологии

2.7. Социология в России ХХ в.

Социология в России 20-30-х гг.

Теоретические разработки в области конкретных социологических исследований:

Н.И.Бухарин, С.Г. Струмилин, В.И.Тодоровский,  Е.О. Кабо,  А.В. Чаянов, А.К. Гастев и др.

Судьба социологии 30-е гг.

И.В. Сталин

Возрождение социологии как самостоятельной науки и ее современное состояние

В.С. Немчинов, Ю.А. Левада, В.А. Ядов, А.Г. Здравомыслов, Б.А. Грушин,

В 60-х гг. была выработана трехуровневая концепция социологии

А.Г. Харчев, Г.В. Осипов, Г.П. Францев, П.Н Федосеев, Б.А. Грушин,

Г.М. Андреева, В.Н. Садовский, П.П. Маслов, В.С. Немчинов, В.А. Ядов,

А.Г. Здравомыслов, С.Ф. Фролов, С.Г. Гурьянов  В.И.Тодоровский,

 В.Н.Шубкин, А. Слесарев Б.Ц. Урланис и др.).

Историческая судьба социологии советского периода после Октябрьской революции складывалась крайне противоречиво. В первые годы советской власти и в области социологической теоретической мысли и в области институализации социологии происходили интенсивные позитивные изменения.

Продолжались традиции дореволюционной русской социологической школы (П.А.Сорокин, Н.К.Кареев и др.).

Одновременно с этим все сильнее становилось влияние развивающегося советского варианта марксистской социологической теории, которая была нацелена на утверждение только собственных представлений и разрыв с прежними достижениями отечественной социологической мысли.

К началу 20-х годов немарксистская социология в Советской России располагала значительной институциональной базой, и ее влияние ощущалось на протяжении всех 20-х годов.

Многочисленные партийные проверки, проводившиеся в партшколах, часто обнаруживали, что студенты вместо трудов классиков читают О. Конта, Г. Спенсера, Э.Дюркгейма. Уже в первые годы Советской власти социологи немарксистской ориентации издали ряд монографий и учебных пособий.

Но интенсивный процесс развития немарксистской социологии был остановлен практически прямыми репрессиями.

В принципиально иной ситуации оказались после Октябрьской революции марксистская социология. Приобретая академическую респектабельность и государственную поддержку, марксистская социология приспосабливалась к сложившемуся разделению научного труда в обществознании.

Именно в начале 20-х годов в марксистской литературе прочно утвердился термин “социология”, стали появляться первые монографии и учебные курсы.

Это был период острых дискуссий по поводу социологического наследия Маркса – Энгельса – Ленина, содержания основных теоретических концепций марксизма и категорий исторического материализма.

Многие социологи марксистской ориентации отличались европейской образованностью, хорошим знанием трудов своих западных коллег, научной терпимостью и недогматическим отношением к социологическим идеям Маркса.

  В марксистской и немарксистской литературе 20-х годов широкое распространение получили позитивистские и натуралистические трактовки общественных явлений.

Выступая против неокантианского противопоставления наук о природе и культуре, многие марксисты склонялись к вульгарно-натуралистическим концепциям общества.

Открытое влияние позитивизма было подавлено в начале 30-х годов, хотя в неявной форме его воздействие всегда присутствовало.

 Столкнувшись с трудностями при определении предметной спецификации марксистской социологии, ряд известных авторов предлагали считать исторический материализм филосовско-социологической теорией. Определяя предмет марксистской социологии, большинство социологов начала 20-х годов воспроизводили идеи О.Конта, Г.Спенсера, Э.

Дюркгейма. Социология понималась как наука об обществе в целом, о сложно организованной социальной системе. После широкой дискуссии о содержании и методологической роли понятия “общественно-экономическая формация” марксистская социология стала определяться как наука о закономерностях развития смены общественных формаций.

В первой половине 30-х годов исследования в области методологических проблем социологии фактически прекратились.

К середине 30-х годов полностью возобладала упрощенная точка зрения на исторический материализм как на конкретизацию положений материалистической диалектики, составную часть марксистской философии.

Марксизм в стране все больше изолировался от западной социологии и превращался в охранительную доктрину. Тем не менее, в 20-е годы еще сохранялись относительно благоприятные условия для научных дискуссий.

Такие общесоюзные дискуссии прошли практически по всем фундаментальным проблемам исторического материализма: соотношению общественного бытия и общественного сознания, содержанию понятий общественно-экономическая формация, базис и надстройка, производительные силы и производственные отношения, классы, семья и др. Это был наиболее творческий период в истории советской социологии.

Октябрьская революция обострила проблемы социальной структуры общества. Эволюция классовых отношений находилась в центре внимания социологов самых различных направлений. П.

Сорокин критиковал марксистов за сведение всей проблематики социальной структуры к классовому делению общества, указывал на “принципиальную невозможность” создания бесклассового общества в силу непреодолимых качественных различий между людьми.

С началом массовой коллективизации деревни марксистская социология оказалась в необычном положении. Возникающие новые социальные явления не поддавались объяснению в традиционных понятиях. Теоретические споры о социальной природе кооперации переросли в открытую политическую борьбу между различными школами.

Подверглись репрессиям сторонники “семейно-трудовой” теории и “теории устойчивости” мелкотоварного крестьянского хозяйства. После острых дискуссий и политической борьбы групповая коллективная собственность была квалифицирована как разновидность социалистической, а процесс коллективизации был представлен как часть более общего процесса уничтожения классов.

Концепция бесклассового социалистического общества была в начале 30-х годов почти общепринятой среди социологов-марксистов. Она формально логически вытекала из общей теории. В исходной абстрактной модели К.Маркса буржуа и пролетарии действительно институализируют друг друга.

Попытки же прямого приложения идеализированной модели к конкретной исторической реальности приводили многих марксистов к парадоксальному выводу о том, что ликвидация капиталистических элементов в городе и деревне означает переход к бесклассовому обществу. Такой вывод явно противоречил фактам.

Поэтому к середине 30-х годов для описания социальной структуры сложившегося общества стали использоваться понятия “новые классы”, а затем “новые социалистические классы”, то есть понятия, которые в классическом марксизме отсутствовали и в целом противоречили доктрине.

 Если в 20-е годы применение марксистской теории классов, и, прежде всего ее рациональных элементов, подчеркивающих важную роль в социальной дифференциации отношений собственности, имело смысл, то “изобретенные” в 30-е годы искусственные конструкции не столько объясняли, сколько искажали суть происходящих в социально-классовой структуре перемен.

Процессы, которые возвращали общество к докапиталистическим, феодальным по сути, формам социальной стратификации, выдавались за прорыв в качественно новое ее состояние (например, закрепление государством крестьян по месту жительства и рождения в форме невыдачи им паспортов, что можно интерпретировать как пережиток крепостного права.

Паспорта стали выдаваться с конца 50 гг).

В это время сложилось антисоциологическое направление среди философов, отрицавших на только право социологии на самостоятельное существование, но даже сам термин “социология”. Значительная часть философов, позаимствовав идею Н.И.

Бухарина о тождестве исторического материализма и социологии, объявила социологию составной часть философии — диалектического материализма.

Исторический материализм они рассматривали только как диалектику истории в пользу рабочего класса.

Помимо теоретических дискуссий в этот период осуществлялись и серьезные теоретические разработки в области конкретных социологических исследований.

Это, в первую очередь, исследования одного из пионеров социальной инженерии С.Г. Струмилина, связанные с изучением внерабочего времени, влияния культуры и образования на производительность труда;

В.И.Тодоровского по проблемам социальных изменений;

Е.О. Кабо по изучению домашнего быта рабочего класса;

А.В. Чаянова в области аграрной социологии и др.

В основном социальные исследования того времени носили преимущественно прикладной характер, опирались в значительной мере на имеющиеся статистические данные  и отчасти на простейший анкетный метод, опросные листы и интервью. Важный статистический материал для этих исследований дали проведенные в 1920 и 1926 гг. в СССР переписи населения.

В это время предпринимались разнообразные и часто небезуспешные попытки создания науки об управлении производством (прообраз современного менеджмента).Важное значение играли работы А.К. Гастева, возглавлявшего Центральный институт труда (ЦИТ). Исходя из основных установок В.

Ленина (Ульянова) и необходимости научной организации труда и производства при социализме, он анализировал основные организационные факторы труда и производства, процесса формирования культуры труда, опираясь на современную технику и технологические процессы.

Работа ЦИТ имела значительное практическое значение.

К середине 30-х годов окончательно сложилась широко известная по марксистским учебникам концепция социальной структуры социалистического общества, включавшего два неантагонистических класса (рабочий класс и колхозное крестьянство) и межклассовую прослойку – трудовую интеллигенцию. Предполагалось, что постепенное сближение двух форм собственности (общенародной и колхозно-кооперативной) приведет к социально однородному обществу. Эта социальная установка выполняла в основном идеологические функции.

Источник: http://read.virmk.ru/s/SANZ_SOC/g-027.htm

§ 2. Социология в России

§ 2. Социология в России

Русская дореволюционная социологическая мысль, которую мы вполне еще не изучили и по достоинству не оценили, начинала свое развитие с того же теоретического уровня, на котором находилась тогда европейская социология. Идеи О. Конта, пожалуй, даже раньше, чем на его родине, были изучены в России.

Передовая интеллигенция тянулась ко всему новому, свежему. Русские социологи как с равными полемизировали с О. Контом, Г. Спенсером, Э. Дюркгеймом. Выдающийся статистик А. Чупров оставил после себя глубокое эссе о нео-кантианской социологии. Наша страна дала миру социологов экстракласса. Достаточно назвать М.

Ковалевского и П. Сорокина.

Социология в Россию проникла с Запада еще в 40-е годы XIX века, однако ее расцвет связывают со второй половиной 60-х годов XIX века.

Как и на Западе, социальная мысль в России развивалась в лоне философии, когда другие социальные науки – история, этнография, юриспруденция – уже достигли значительных успехов. Как и в Западной Европе, отечественная социологическая мысль поначалу формировалась в русле позитивистской традиции.

За период с конца 60-х годов XIX века до середины 20-х годов XX века социология прошла три этапа. Собственно же социологические теории в России появляются только в начале XX века.

На начальном этапе – в 60-80-е годы XIX века – в отечественной социологии доминировал позитивизм. О. Конта в России хорошо знали и любили. Пожалуй, ни в одной стране мира его идеи не разрабатывались так активно, как в России. Позитивизм привлекал не только своим научным, но и социальным пафосом – желанием немедленно переделать общество по строго научным основам.

В 1864 году Н. Серно-Соловьевич, размышляя о состоянии социальных наук своего времени, поставил вопрос: не требует ли нынешнее состояние знаний новой науки, изучающей законы исторического развития, социальной солидарности так же объективно, как естествознание исследует законы природы.

Положительные ответы на этот вопрос все чаще стали раздаваться в русской печати в связи с обсуждением общественностью путей, по которым должно развиваться русское общество после падения крепостного права и освобождения крестьян. Проблема разложения феодального строя и генезиса промышленного капитализма становится, как отмечал В. И.

Ленин, «главным теоретическим вопросом» в русском обществоведении. В сущности, та же самая тема была главной для всей западной социологии.

С середины 60-х годов в русской литературе, по наблюдению историков социологии И. Голосенко и В.

Козловского, появляются работы, в которых неоднократно встречается термин «социология», хотя новая наука все еще рассматривается как «философия истории на научной основе».

В конце 60-х годов, отмечал крупнейший историограф русской социологии Н. Кареев, «позитивизм и социология вошли в русский умственный обиход».

Русская передовая журналистика выступала с критикой и требованием пересмотра архаических заветов и преданий прошлого, устаревших институтов и организаций.

Наука об обществе, социология, многим представлялась тогда наиболее надежным помощником в деле преобразования русского общества.

Русские мыслители предлагали не верить, а изучать и измерять, не преклоняться перед стариной, а разрабатывать практические программы обновления общества.

Новое знание, основанное на статистических расчетах, объявлялось позитивистским, или материалистическим.

Во многом продвижению точного метода в социальных науках способствовали достижения земской статистики, в рамках которой опрашивали крестьян, изучали их хозяйственный уклад и образ жизни.

На становление социологии оказали влияние усложнение социальной структуры русского общества, бурный рост городских сословий, дифференциация в крестьянской среде, рост численности рабочего класса.

Первый период развития русской социологии представлен в России множеством различных подходов и направлений: географическая школа (Л. Мечников), органицизм (П. Лилиенфельд, А. Стронин), психологизм (субъективная школа – П. Лавров, Н. Михайловский, Н. Кареев, С. Южаков), социопсихологизм – (Е. Де Роберти).

Второй период в развитии русской социологической мысли условно может быть ограничен второй половиной 80-х и 90-ми годами XIX века. В эти годы развиваются марксизм и антипозитивистские установки, резко критикуются натуралистические концепции. Антипозитивистский подход представлен в работах Б. Кистяковского, П.

Новгородцева, Л. Петражицкого, В. Хвостова. Существенное влияние на развитие социологической мысли в России оказал П. Струве. На данном этапе доминировала субъективная социология. Движущим мотивом создателей субъективной социологии П. Лаврова и Н.

Михайловского было стремление обосновать идеи русского социализма и народничества.

В конце XIX и начале XX веков в российской социологической мысли сформировались, попеременно господствуя в общественном сознании и сменяя друг друга, несколько направлений, научных школ и течений: социокультурная теория (Н. Данилевский), социологическая концепция русского консерватизма (К. Леонтьев), государственная школа (Б. Чичерин, К. Кавелин, А.

Градовский), социологические идеи теоретиков анархизма (Л. Мечников, М. Бакунин, П. Кропоткин), социалорганицизм (А. Стронин, П. Лилиенфельд), психологическое направление (Е. де Роберти, Л. Петражицкий), субъективная школа социологии (П. Лавров, Н. Михайловский, Н. Кареев, С. Южаков), генетическая социология (М.

Ковалевский), марксистское направление в социологии, эмпирическая социология (К. Тахтарев, П. Сорокин).

Третий период развития русской социологии ограничен двумя первыми десятилетиями XX века. В этот период распространяется неопозитивизм, сочетающий функционализм и эмпирические исследования (Г. Зеленый, А. Звоницкая, К. Тахтарев, А. Лаппо-Данилевский). Центральной темой их анализа стала структура «социального взаимодействия» и изучение элементов среды в виде социальных групп и слоев.

Профессора, читавшие курсы по политической экономии, истории и правоведению, знакомили студентов с содержанием теорий О. Конта и К. Маркса. К концу столетия (в 1896–1897 учебном году) прочитан первый в России систематический курс социологии, который подготовил известный профессор Санкт-Петербургского университета Н. И. Кареев.

Этот курс был тотчас опубликован в виде пособия для студентов «Введение в изучение социологии. Лекции» (СПб., 1897). Первая кафедра социологии открылась в 1908 году в Петербурге при частном Психоневрологическом институте. А в 1916 году при Петербургском университете учреждается Русское социологическое общество имени М. М.

Ковалевского (сразу же после кончины этого выдающегося ученого).

Максим Максимович Ковалевский (1851–1916). Этот известный русский историк, юрист, социолог эволюционистского направления был академиком Петербургской академии наук (1914) и издателем журнала «Вестник Европы» с 1909 по 1916 годы. Важным фактом в развитии социологической мысли в России можно считать публикацию двухтомного труда М. М.

Ковалевского (1851–1916) «Социология». Его перу принадлежат труды по истории общины, Французской революции, проблемам западноевропейского феодализма и общим вопросам социального развития.

Понимая социологию как науку об организации и эволюции общества, Ковалевский подчеркивал, что она имеет дело со сложным переплетением экономических, психологических, географических факторов, ни один из которых не является определяющим.

Поэтому свою научную задачу он видел в преодолении односторонности социологических школ, в необходимости интегрировать все положительное в них на почве «теории социального прогресса». Тенденция синтеза позитивных сторон различных школ и направлений, проявившаяся у Ковалевского, стала характерной чертой отечественной социологии на рубеже веков.

Со временем в некоторых российских университетах начинают регулярную работу социологические семинары, студенческие кружки, на заседаниях которых обсуждаются проблемы общества, заслушиваются научные доклады.

За несколько лет до революционных событий 1917 года по инициативе ученых и педагогов-энтузиастов социологию под разными предлогами удается включать как предмет изучения в программы некоторых средних учебных заведений, различных училищ, курсов.

В последнее десятилетие перед революцией лекции по социологии читались на Высших женских курсах, в биологической лаборатории П. Лесгафта. Основы социологического образования давала Высшая русская школа общественных наук в Париже, куда со всех концов России обращались за программами, учебным материалом, пособиями.

В ее аудиториях звучали голоса М. Ковалевского, Л. Мечникова, А. Чупрова, Н. Кареева, П. Милюкова, Е. де Роберти. Однако, несмотря на первые удачные шаги, в дореволюционной России система регулярного социологического образования так и не сформировалась.

После революции социология получает свободу как научная и учебная дисциплина. В течение нескольких месяцев выходят научно-по-пулярные брошюры по актуальной тематике, газетные и журнальные статьи по социологии, авторами которых нередко были известные социологи, в частности, Сорокин, Энгель, Рожков.

С 1917 года начинается издание учебной литературы по социологии для школ разных типов и одновременно расширяется круг учебных заведений, где вводится изучение социологии. И, наконец, в 1920 году в Петербургском университете был открыт созданный на базе факультета общественных наук (ФОН) первый в России социологический факультет.

Его организатором, первым деканом и ведущим лектором стал П. А. Сорокин.

После краткого периода академических свобод в годы НЭПа устанавливается реакция, и ряд видных ученых-социологов и философов (П. Сорокин, Н. Бердяев) оказываются вынужденными навсегда покинуть Россию.

Термину «социология» начинает все чаще придаваться негативный оттенок, постепенно он стал использоваться главным образом в связи с критикой «буржуазной» социологии.

Многие социологические журналы и кафедры закрываются, немалое количество социологов, экономистов и философов подвергаются репрессиям и ссылаются в лагеря.

Питирим Сорокин (1889–1968). Это имя самого выдающегося ученого, которого Россия дала мировой социологии. По универсальности охвата социологической проблематики, значению теоретического и методологического вклада в мировую социологию Сорокина можно сравнить разве что с Вебером.

Именно этот мыслитель, родившийся в России, а умерший в США, прославил нашу социологию. Благодаря ему Россию наряду с Италией (где жили и трудились такие выдающиеся социологи XIX–XX веков, как Вильфрид Парето, Гаэтано Моска и Роберт Михельс) можно причислить к разряду социологических держав мира.

После эмиграции из России в 1922 году Сорокин занял видное положение в западной социологии.

Обосновавшись в США, он сделал там блестящую научную и педагогическую карьеру: преподаватель социологии, президент Американской социологической ассоциации, профессор и декан социологического факультета Гарвардского университета.

Творческую деятельность Сорокина отличает необычайная продуктивность – он создал сотни работ, посвященных разнообразным проблемам.

особенность творчества Сорокина – глобализм, попытка осмысления социологических аспектов широко понимаемой им культуры. Его книга «Социальная и культурная динамика» (1937) – беспрецедентный научный труд, по объему превзошедший «Капитал» Маркса.

Другая его книга – «Социальная мобильность» признана мировой классикой. Сорокин констатировал кризисное состояние современной культуры, проанализировал различные его причины и формы.

В качестве путей выхода из кризиса ученый предлагал нравственно-религи-озное возрождение человечества на основе «альтруистической любви» как главной и абсолютной ценности.

Сорокин является создателем наиболее основательной и детально разработанной теории стратификации. Краткое изложение этой теории содержится в сборнике его работ «Человек, цивилизация, общество», переведенном на русский язык. Сорокин рассматривает окружающий мир как социальную вселенную, т. е.

некое пространство, заполненное не звездами и планетами, а социальными связями и отношениями людей. Они образуют многомерную систему координат, которая и определяет социальное положение любого человека. В многомерном пространстве выделяются две главные оси координат: ось X – для измерения горизонтальной мобильности; ось Y – для измерения вертикальной мобильности.

Иначе говоря, получилось некое подобие классического эвклидова пространства.

Сорокин рассматривает стратификацию как способ измерения статуса той или иной социальной группы в различных сферах жизнедеятельности общества.

Он предлагает производить стратификационные измерения в трех социальных пространствах – экономическом, политическом и профессиональном. Социальная стратификация в целом описывает расслоение людей на классы и иерархические ранги.

Ее основа – неравномерное распределение прав и привилегий, ответственности и обязанностей, власти и влияния.

Экономическая стратификация, т. е. экономическое расслоение, означает неодинаковость экономических статусов, иначе говоря, наличие экономического неравенства, которое выражается в различии доходов, уровней жизни, в существовании бедных и богатых.

Для экономической стратификации показательны два явления, которые Сорокин называет флуктуациями: во-первых, обогащение и обеднение той или иной социальной группы либо общества в целом; во-вторых, уменьшение и увеличение высоты экономической пирамиды.

Оперируя огромным статистическим материалом, он доказывает, что нет семьи, деревни, города, области или страны, которые бы год от года становились только богаче или только беднее. В истории не существует никакой устойчивой тенденции такого рода.

В развитии любого общества периоды обогащения сменяются периодами обеднения. Так было в Древнем Египте, и так есть в современном ему американском обществе.

Бесцельные колебания (флуктуации) совершаются циклически (за обогащением следует обнищание, а затем – наоборот): мелкие циклы – 3–5, 7–8, 10–12 лет, крупные – 40–60 лет. Сорокин утверждает, что его теория флуктуаций опровергает идею прогресса человечества – постоянного улучшения экономического положения.

Сравнивая различные классы, эпохи и страны, Сорокин неожиданно обнаружил, что в колебаниях высоты экономической пирамиды не существует никакой устойчивой тенденции. Если высоту стратификации измерять разницей в доходах высших, средних и низших слоев общества, то окажется, что в течение последних 500 лет она то увеличивалась, то сокращалась.

Это значит, что богатые не богатеют, а бедные не беднеют постоянно. Вместо прямолинейного процесса существуют периодические флуктуации. Они равны 50, 100 и 150 годам. Точно так же колеблются и мировые цены в истории – то падая, то возрастая.

Не удивительна связь двух явлений – бедности и мировых цен, ведь изменение цен способствует перераспределению национального дохода в пользу того или другого класса.

Социологи в советской России. Изгнание в 1922 году большой группы ученых из России сразу же сказалось на снижении уровня отечественной социологии.

Социологи конца 20-х годов еще пытались проводить эмпирические исследования (К. Кабо, С. Первушин, А. Гастев и др.), разрабатывать теорию и преподавать в университетах (Н. Бухарин, С. Солнцев).

Однако довольно скоро научные исследования в этой области были свернуты.

Ко второй половине 20-х годов XX века общий уровень философии и социологии как научных дисциплин в СССР резко снизился. Большевики намеревались покончить с «буржуазной социологией», а покончили с социологией вообще. Ее место вскоре занял исключительно исторический материализм (а точнее, его довольно вульгарные интерпретации).

Представители прежней социологии, объявленные идеалистами, были высланы либо расстреляны, а новые марксистские кадры обществоведов по своему научному потенциалу и теоретическому уровню явно уступали своим идейным оппонентам.

В духовной области прочно утвердились принципы, проповедуемые сторонниками Пролеткульта – еще одного варианта вульгарного материализма.

Тем не менее 20-е годы дали миру немало замечательных российских мыслителей. Среди них можно назвать выдающегося экономиста и специалиста в сфере экономической социологии Н.

Кондратьева, автора социальной инженерии и самой эффективной по тем временам системы НОТ А.

Гастева, наконец, замечательного ученого-планови-ка, написавшего фундаментальные работы по социальной истории общественного труда и бюджетам времени, С. Струмилина.

После 20-х годов последовал продолжительный период затишья – на протяжении почти 30 лет в стране не было создано ни одной сколько-нибудь значимой работы по социологии труда, не проведено ни одного серьезного эмпирического исследования, не организовано ни одной научной конференции, не подготовлено ни одного профессионального социолога.

На протяжении этих 30 лет американская социология в целом и индустриальная социология в частности как раз наработала тот мощный теоретический капитал, которым она питалась и продолжает питаться последующие десятилетия.

В конце 20-х – начале 30-х годов проведены знаменитые Хоторнские эксперименты, положившие начало индустриальной социологии как науке. В 40-50-е годы в США проведены известные эмпирические исследования и на их базе созданы ставшие классическими иерархическая теория потребностей А.

Маслоу, двухфакторная теория мотивации Ф. Херцберга, теория мотивации достижения Д. Маккллеланда и некоторые другие. Сформировались теория социального действия Т. Парсонса и теория среднего уровня Р. Мертона.

Кроме того, проведены тысячи эмпирических исследований, разработано множество методических инструментариев (анкет, тестов и т. п.), укрепились основы академической (университетской) науки.

Первые шаги по возрождению социологии в стране и в Московском университете были сделаны в 60-е годы 20 столетия. Социологи 50-60-х годов, или, как их позже называли, социологи первого поколения, решали нелегкую задачу – не только возродить, но и практически заново создать эту науку.

Во многом благодаря работам Б. Грушина, Т. Заславской, А. Здравомыслова, Ю. Левады, Г. Осипова, В. Ядова и других ученых в стране значительно расширились масштабы социологических исследований.

Предметом их была социальная структура общества, бюджет времени рабочих, социальные проблемы труда, образования, семьи.

На философском факультете была создана межкафедральная социологическая лаборатория, затем открыта кафедра методики конкретных социальных исследований (1968 год). Лекции по социологии читали профессора и доценты Г. Андреева (зав. кафедрой), А. Куприян, Л. Петровская, В. Добреньков, Д. Козлов, Б. Князев, В. Гречихин и другие.

Ученые кафедры подготовили и издали одно из первых в стране учебных пособий по социологии, организовали чтение лекций по социологии на философском, юридическом факультетах и на факультете журналистики. В дальнейшем на базе кафедры и социологической лаборатории было создано отделение прикладной социологии на философском факультете.

В 1988 году было принято постановление ЦК КПСС, впервые признавшее необходимость высшего социологического образования в стране.

6 июня 1989 года можно считать днем рождения социологического факультета МГУ, который оказался первым после длительного перерыва социологическим факультетом в СССР. Деканом факультета стал его организатор и заведующий отделением социологии профессор В. Добреньков.

Сегодня на факультете работают 11 кафедр, 3 научно-исследовательские лаборатории, 5 специализированных ученых советов по защите докторских и кандидатских диссертаций.

На факультете учатся более 760 студентов, свыше 200 аспирантов, стажеров и соискателей, в том числе из Югославии, Японии, Республики Корея, Китая, Тайваня, Канады, США и других стран мира. Здесь трудятся свыше 130 сотрудников: профессора, доценты, преподаватели и научные сотрудники.

Более 10 лет прошло со времени введения в вузах курса социологии как обязательной общеобразовательной дисциплины и издания первых отечественных учебников по этому предмету.

По данным Министерства общего и профессионального образования, в 1998 году насчитывалось около 780 кафедр, в названии которых присутствовало слово «социология».

Во многих крупных городах страны успешно функционируют социологические факультеты вузов.

Ежегодно в стране проводится несколько конференций, научно-практических семинаров, посвященных проблемам преподавания социологии в вузах. Они проходят в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске и других городах.

Проблемы социологического образования постоянно обсуждаются в журнале «Социологические исследования» в рамках «круглых столов» и в специально созданной рубрике «Кафедра».

В последние годы изданы десятки учебников и учебных пособий по общим и отраслевым социологическим дисциплинам.

Источник: http://indbooks.in/mirror3.ru/?p=70060

Развитие социологии в России (2)

§ 2. Социология в России

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Введение……………………………………………………………….3

1 Развитие социологии вРоссии…………………………………………….4

1.1 Причины появления и распространениясоциологии вРоссии……………………………………………………………………………………..8

1.2 Социология в России в XIX веке………………………..17

2 Развитие социологии вСША……………………………………………..22

Заключение……………………………………………………………………………….26

Списоклитературы…………………………………………………..27

ВВЕДЕНИЕ

Социологияв Россию проникла с Запада, но быстростала принимать собственные оригинальныеформы и развиваться самостоятельно всобственных национальных культурныхтрадициях и политических условиях.

Наэто обстоятельство с некоторым удивлениемуказал немецкий философ и социолог Л.Штейн в своем благожелательном обзорерусской социологии XIX века.

За период сконца 60-х годов XIX века до середины 20-хгодов XX века социология прошла несколькоэтапов.

Расширитьи углубить представление о социологиикак о науке помогает изучение историиее становления и развития. Естественновозникает вопрос: когда и при какихусловиях она возникает, что послужилопобудительным толчком для формированияновой науки об обществе? Ответ на этотвопрос не совсем простой, посколькуопределенные представления об обществеразвивались в течение многих столетий.

Социологическаямысль в России развивается как частьобщемировой социологической науки.Испытывая влияние со стороны различныхтечений западной социологии, она вместес тем выдвигает оригинальные теории, вкоторых отражается своеобразие развитияроссийского общества .

1. Развитиесоциологии в России.

Общественнаяжизнь, а также мировоззренческие теорииеё представителей в России отличалисьопределённым своеобразием по сравнениюс социальными теориями Запада. Этомуимелся ряд причин.

Во-первых,в течение длительного времени проблемыобществоведения освещались в Россиипреимущественно с помощью художественныхсредств.

Во-вторых,возникновению социологии в Россиипредшествовал подготовительный этап,совпавший с развитием двух мировоззренческихориентаций: западнической и славянофильской.

В-третьих,самой главной особенностью начальногоэтапа развития социологии в России былопочти одновременное зарождение всередине XIX в. двух широких течений,складывающихся на основе идей Запада,- позитивизма и марксизма.

Развитиесоциологической мысли в России принятообычно разделять на три основных этапа:с середины XIX в. до1918 г.; с начала 20-х гг.до конца 50-х гг. XX в.; с начала 60-х гг. XX в.до наших дней.

Первыйэтап — институционализация, несколькоотставал от аналогичного процесса наЗападе. Первая российская кафедрасоциологии была открыта в Петербургепри Психоневрологическом институте в1908 году.

В 1912 году утверждаетсясоциологическая секция при Историческомобществе Петербургского университета,а в 1916 году создаётся Русское социологическоеобщество имени М.Ковалевского.

В началеэтого этапа российская социологияхарактеризуется явно выраженнымкритико-методологическим направлениемс преобладанием редукционизма (сведенияк простому, упрощения) и натурализмаразличных оттенков. Яркими представителямиэтого периода являются такие крупныерусские мыслители, как П.Л.Лавров(1829-1900) и Н.Н.

Михайловский (1822-1904). Ониразвивали этико-субъективное направлениев социологии, в центре которого быловыявление закономерностей и направленностейразвития общества с акцентом на теорииобщественного прогресса. А роль разделениятруда в общественной жизни они началиизучать ещё до Э.Дюркгейма.

Согласноих концепции мерилом и главной движущейсилой общественного прогресса являетсякритически мыслящая, творческая личность- «инновационный субъект».

Этаинновационная личность достигаетнаивысших и передовых результатов своейдеятельности, сообразуя её с политическимиустремлениями и нравственными идеаламитех общественных сил, которые объективновыражают интересы историческогопрогресса.

Поэтому можно сказать, чтоП.Лавров и Н.Н.Михайловский былиродоначальниками инновационнойсоциологии или теории личности.

Такжезаметное место в первом периоде занимаютработы Максима Максимовича Ковалевского(1851-1916), который ведущую роль отводилучению о социальном прогрессе. Социальныйпрогресс, по его мнению, выражался вразвитии солидарности между социальнымигруппами (классами, народами).

Ковалевскийкритиковал однофакторные теории,поскольку основная задача науки емувиделась в том, чтобы выявлять сущностьсолидарности общественной жизни,описывать и объяснять многообразие еёформ. В своих работах он активноиспользовал сравнительно-историческийметод и впервые сформулировал идею обобщественно-историческом прогрессекак основном вопросе социологии.

Ковалевский был активным продолжателемтакого западного классическогонаправления, как позитивизм.

Помимоакадемической социологии в Россиибольшое развитие получили идеологическаяи политическая социологии. Идеямирелигиозной социальной философии(христианским гуманизмом) занималисьтакие русские мыслители, как И.Киреевский,А.Хомяков, К.Леонтьев, Вл.Соловьёв,Н.Бердяев и др. Они критиковали научнуюсоциологию, считая, что необходимосоздать новую форму религиозногосознания.

Параллельнос этим в России развивалась социологиямарксизма в виде двух основных теорий:»ортодоксального марксизма»(Г.В.Плеханов, В.И.Ленин) и «легальногомарксизма» (П.Б.Струве, М.Туган-Барановский,Н.Бердяев и др.). Главный смысл марксистскойтеории — это выяснение сущностисобственности и раскрытиеэкономико-исторической закономерностиеё перехода от частной к общественной.

Экономическоенаправление представлял Пётр БергардовичСтруве (1870-1944), чьи работы и по сей деньвходят в обязательный курс изучениясоциологии даже в Оксфорде. Ещё в началеXX в. он одним из первых высказал такиеактуальные идеи о том, что:

— обществоподвержено социальной дифференциации;

— существуетчёткая взаимосвязь экономического исоциального развития, но о невозможностиодновременного и параллельногореформирования в этих сферах;

— развитиекапитализма обязательно должнопроисходить при наличии таких важныхфакторов социальной стабильности, как появление широкого среднего класса,усовершенствование системы образования,развитие промышленности и, наконец, приопределённой социальной уравновешенностиобщества.

Виднейшимпредставителем исторического направлениябыл Николай Яковлевич Данилевский(1822-1885). Его основной заслугой являетсяобоснование и развитие теориикультурно-исторических типов (цивилизаций).

В соответствии с этой теорией каждоеобщество (культура, цивилизация) впроцессе своего развития закономернопроходит обязательные стадии (примернокак живой организм): зарождение,становление и развитие, дряхление игибель.

Каждую культуру движет историческийэтнос.

Второйэтап развития социологии в Россиихарактеризуется нарастанием процессаинституционализации и приобретениемсоциологической наукой статусасоциального института.

В 1918-1919 гг.в Петроградском и Ярославском университетахбыли созданы кафедры социологии ивведена учёная степень по социологии.Социологическое отделение в Петроградскомуниверситете возглавил ПитиримАлександрович Сорокин (1889-1968) – крупнейшийрусский учёный и общественный деятель,внёсший весьма существенный вклад в социологию, чей вклад в науку до сих порне оценён в должной мере.

Послевысылки из России в 1922 году он жил иработал в США, где опубликовал рядкрупных работ мирового значения. Основнымего вкладом в мировую науку считаетсяразработанная им теория социальнойстратификации и социальной мобильности,а также теория конвергенции.

В СССР в30-х годах марксизм (в сталинской редакции)был окончательно утверждён в качествеофициальной идеологической основыобщества. Социология была объявленабуржуазной философской наукой, послечего произошёл её разгром и полныйупадок в нашей стране.

Третийэтап развития отечественной социологииначинается как её возрождение на волне»хрущёвской оттепели». В 60-х гг.социология вновь восстанавливает статуссоциального института. В 1962 г.

созданаСоветская социологическая ассоциация,а в 1969 году начал работу Институтконкретно-социологических исследованийАН СССР. Создаются факультеты и кафедрыпри вузах, а с 1974 г.

выходит специализированныйжурнал «Социологические исследования».

Большойвклад в развитие современной социологиивнесли такие наши учёные, как Ю.А.Аверин,И.В.Бестужев-Лада, М.Я.Бобров, Т.И.Заславская,А.Г.Здравомыслов, Ю.А.Левада, Г.В.Осипов,Ж.Т.Тощенко, С.С.Фролов, В.А.Ядов, А.Ципко,Н.Шмелёв и другие.

1.1Причины появления и распространениясоциологии в России.

Возникновениесамой социологии, как и суммывышеперечисленных ее зависимостей,определялось в первую очередькапиталистическим путем развития, накоторый Россия медленно, но неотвратимовступала после реформы 1861 года.

Этотхронологический рубеж и следует считатьначалом социологии в России, которая,как и в Западной Европе, возникла в руслепозитивистской традиции. Следует сразуотметить, что именно социология (а нелитературоведение, философия, историяи т.п.

) в итоге оказалась той идейнойсферой, где позитивизм в России достигсамых больших результатов, причем не,только в национальном масштабе, но и вмировом.

Чем же былвызван этот процесс? К началу 60-х годовв русском обществоведении сложиласьпарадоксальная ситуация.

Часть конкретныхсоциальных наук — история, этнография,социальная статистика, юридическаянаука и другие — достигли известныхуспехов, но дальнейшее их развитиетребовало глобального методологическогоосмысления материала.

Философия истории40 —50-х годов (спор между западниками иславянофилами) оказалась парализованнойсобственными трудностями. В этих условияхвозникла междисциплинарная потребностьв новой обобщающей общественной науке- социологии.

В 1842 годуКонт выпустил заключительный том «Курсапозитивной Философии». И через тригода мы обнаруживаем первую четкуюреакцию на него в России. О необходимостисоздания в стране новой науки — социологии— заявил талантливый исследовательВалериан Майков.

Особеннопомогли реформы 1861 года, когда некоторыезапреты на изучение многих общественныхпроблем, существовавшие для национальныхисследователей в эпоху Николая I, былинаконец-то сняты. Так в 1861 году Н.

Серно-Соловьевич (сидящий в тюрьме заантиправительственную деятельность)размышлял о состоянии социальных науксвоего времени.

Итоги раздумий онсформулировал в виде вопроса, вынесенногов заголовок опубликованной позднеестатьи: «Не требует ли нынешнеесостояние знаний новой науки»,изучающей законы исторического развитияи социальной солидарности так жеобъективно, как естествознание исследуетзаконы природы.

Положительныеответы на этот вопрос раздаются в русскойпечати все чаще и чаще. ПослереформеннаяРоссия, при всей противоречивостиосвобождения крестьян от крепостнойзависимости, была во многом отличнойот дореформенной России, особенноучитывая важнейшие тенденции развитияобщества, культуры и базовой, массовойличности.

Именно эти тенденции исформулировали национальные потребностив новой общественной науке — социологии,методику которой при этом предлагалибрать у западных авторитетов — Д. Милля,Г. Бокля, Г. Спенсера, но особенно у О.Конта.

С середины 60-х годов в русскойлитературе появляются работы, в которыхнеоднократно встречается словечкосоциология, которая, однако, понимаетсякак философия истории «на научнойоснове». Наиболее показательнысочинения А. П. Щапова, прозванного вРоссии «маленьким Боклем». С конца60-х годов большая группа исследователей(П. Лавров, Н.

Михайловский, А. Стронин,Е. Де Роберти и другие) настойчивостремится подчеркнуть самостоятельныйха­рактер новой науки.

Источник: https://works.doklad.ru/view/lafs2qofulc.html

Book for ucheba
Добавить комментарий