§ 3. Церковно-приходские школы

Церковно-приходская школа

§ 3. Церковно-приходские школы

Церковно-приходские школы — начальные школы при церковных приходах. Появились они в России после школьной реформы 1804 г. и находились в ведении Синода.

Ранее такие учебные заведения назывались приходскими училищами.

Обучение в церковно-приходских школах осуществляли священники, диаконы, а также учителя и учительницы, окончившие преимущественно церковно-учительские школы и епархиальные училища.

К 1861 году духовенством было основано свыше 18 тысяч начальных училищ, за которыми закрепилось название «церковно-приходских школ» (употреблялись также названия: «священнические школы», «церковные школы», «школы для поселянских детей»). Видную роль в церковно-школьном движении 1860—70-х годов сыграл С. А. Рачинский.

Распространение церковно-приходских школ вызвало недовольство как со стороны чиновничьей бюрократии, так и со стороны многих земств. В 1870-е годы министерство народного просвещения фактически подчинило церковные школы своему административному управлению. Многие церковные училища перешли в ведение земств.

Отношение к церковной школе стало меняться на рубеже 1870—80-х годов, в период общественных потрясений.

В 1884 году изданы «Правила о церковно-приходских школах», по которым создавались одноклассные (2-годичные) и двухклассные (4-годичные, с начала XX века — 3-годичные) церковно-приходские школы.

В одноклассных изучали закон Божий, церковное пение, письмо, арифметику, чтение. В двухклассных школах кроме этого изучалась история.

В связи с началом русско-японской войны 1904—05 годов государственные ассигнования на церковную школу сократились. Количество школ стало уменьшаться. После 1917 года церковная школа была ликвидирована Постановлением Совета народных комиссаров от 24 декабря 1917 года «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение народного комиссариата по просвещению».

С началом 1990-х годов началось возрождение начальных церковных школ как учреждений православного образования для мирян. Архиерейский собор Русской православной церкви (конец 1994 г.) предписал «расширить сеть приходских воскресных школ, катехизических кружков и других подходящих приходских структур, обеспечивающих религиозное образование на приходском уровне».

История церковно – приходской школы имени св. Софрония

Школа названа в честь святителя Софрония — первого епископа Иркутского, который трудился при Вознесенском монастыре, посвятив более 18 лет делу просвещения.

ЦПШ начала функцио­нировать 12 ноября 1996 года. Формирование школьного коллектива шло в течение всего учеб­ного года. На конец 1996-1997г.г. обучалось: в 1 классе—10 учащихся, во 2 классе—7, в 3 классе— 2. Занятия во 2 и 3 классах проходили по прин­ципу малокомплектной школы.

Школа располагала следующими кадрами: директор Цейклин Лидия Владимировна, учитель 2-го класса Королькова Надежда Михайловна, учитель 3-го класса, англий­ского и церковнославянского языков Камышова Наталья Александровна, которая одновременно с  работой заканчивала педагогический институт; учитель ИЗО Аникина Валентина Петровна.

Православное мировоззрение формировалось  через уроки Закона Божия, которые проводил настоятель храма протоиерей Каллиник Подлосинский.

C 1996 до 2002 год школа была девятилетняя. С 2002 года, из-за сложностей с финансированием, обучаются ребята с 1 по 4 класс.

«Церковно-приходская общеобразовательная школа им. свт. Софрония» г. Иркутска

 По состоянию на 15.08.2012 г.

 Единство школы, семьи и прихода – на этом основывается наш Устав и вся образовательная деятельность.

Особенностью образовательного процесса Негосударственного общеобразовательного учреждения «Церковно-приходская общеобразовательная школа им. свт. Софрония» является его ориентация на православие.

Главное звено образовательного процесса – это учитель. Одна из задач школы повышение профессиональной православной компетенции учителя с позиции православной педагогики. 5 педагогов прошли повышение квалификации по основам православной культуры. В школе имеется программа духовно-нравственного развития и воспитания учащихся. В ЦПШ 6 педагогов разработчиков учебно-методических пособий:

  • -основная образовательная программа начального образования НОУ ЦПШ (учитель-разработчик Козинцева И. П.);
  • -программа духовно-нравственного воспитания учащихся НОУ ЦПШ;
  • -программа по изучению церковно-славянского языка (учитель ЦСЯ Абдина О. П.);
  • -программа лектория для родителей по изучению Ветхого и Нового Завета (учитель Закона Божьего Саламатов М. А);
  • -программа внеурочной деятельности НОУ ЦПШ (Шахерова О. Н.);
  • -сценарии внеклассных мероприятий НОУ ЦПШ «По церковному годовому кругу».

Школа кроме образовательной несет и просветительскую миссию. Набор в школу осуществляется не по критерию воцерковленности детей и их родителей, а по желанию приобщиться к православной культуре.

В ЦПШ работает лекторий для родителей по основам православной культуры, руководитель канд. фил. наук Шахерова О. Н.,  и лекторий по изучению Ветхого и Нового Завета, руководитель канд. псих.

наук Саламатов М. А.

(3510)

Источник: http://mixarx.prihod.ru/cerkovno-prixodskaya-shkola/

Императорский указ об учреждении церковно-приходских школ :: Издательство Русская Идея

§ 3. Церковно-приходские школы

26.6.1884 (9.7). – Императорский указ об учреждении церковно-приходских школ

Церковно-приходские школы в России существовали и раньше, в Москве – с XVII века. Введение в 1803 г. безсословного и безплатного обучения на основе церковно-приходских и уездных училищ, гимназий и университетов сделало Россию самой передовой страной Европы по доступности образования для народа.

К началу либеральных реформ Императора Александра II духовенство уже основало свыше 18 тысяч начальных училищ, за которыми закрепилось название церковно-приходских школ. Видную роль в церковно-школьном движении 1860—1870-х гг. сыграл С.А. Рачинский. К моменту издания указа в таких школах учились около полумиллиона человек. Но они подчинялись министерству народного просвещения.

Следует отметить, что в XIX веке практически во всех европейских странах, за исключением революционной Франции, начальное образование было церковным. Это скорее Россия с развитыми светскими начальными школами была исключением.

В целом российская система просвещения в эпоху Александра II отличалась разнообразием: были и государственные, и ведомственные, и церковные школы. Государственные школы финансировались из бюджета министерства просвещения, земские – за счет собираемых местных налогов, а церковные школы содержались приходами на свои, порою скудные средства.

При этом наметилось противоречие между созданными земскими и прежними церковно-приходскими начальными школами. Земские структуры наполнились народниками и различными социал-демократами, которые занимались антиправительственной пропагандой и презирали церковно-приходские школы как рассадники мракобесия. А духовенство считало такие «прогрессивные» земские школы растлителями детей.

Такое положение сохранялось до 1880-х гг.

, когда Император Александр III своим указом регламентировал положение церковно-приходских школ, которые отныне отдавались в ведение Синода и делились на одноклассные (с двухгодичным обучением) и двуклассные (с четырехгодичным).

Первые обучали письму, чтению, арифметике, истории, церковному пению и закону Божьему. Дополнительно учреждались воскресные школы, где все желающие, независимо от возраста, могли обучиться чтению и письму.

Церковные школы имели право самостоятельно определять программу и преподавать по своим учебникам по согласованию с Синодом, который финансировал учебные заведения. Разумеется, вкладывались и свои приходские средства, а также пожертвования.

Обучение осуществляли священники и другие клирики, а также учителя и учительницы, окончившие церковно-учительские школы и епархиальные училища.

Деятельность школ находилась в ведении попечительского совета, куда входили заведующий школы, попечители, учителя, представители от города или земства, выборные лица от населения, пользующегося школой.

Лица, входившие в состав церковно-приходских попечительств, должны были быть православного вероисповедания. На совет возлагались заботы о благоустройстве школы во всех отношениях, открытие церковно-приходского попечительства разрешалось уездными отделениями епархиальных училищных советов.

На указе 1884 г. Император собственноручно написал: «Надеюсь, что приходское духовенство окажется достойным своего высокого призвания в этом важном деле».

Действительно, введенные указом «Правила о церковно-приходских школах» привели к быстрому росту их числа и авторитета. Известный общественный деятель М.Н.

Катков приветствовал указ как один из важнейших в деле просвещения народа за все время:

«Научить детей читать, писать, считать и начаткам учения Православной Церкви — вот основная задача церковно-приходских школ. Если они успешно исполнят эту задачу, то этим самым окажут великую услугу делу просвещения народа.

Более даровитые и любознательные дети перейдут в дальнейшие училища.

Усвоившие себе только простую грамотность имеют возможность с течением времени дополнить свое образование самостоятельным чтением Священного Писания, книг исторических, по сельскому хозяйству, географии, гигиене.

Можно будет составить особую народную библиотеку по разным отраслям науки и промышленности, чтобы каждый грамотный взрослый человек мог найти и прочесть именно то, что ему нужно. Если церковно-приходские школы исполнят свою основную задачу, они дадут народу полную возможность пользоваться народной библиотекой».

Российская Империя была огромной и преимущественно сельской страной, в которой к началу ХХ века насчитывалось около 50 тысяч церквей и столько же школ при них. После Февральской революции определением Временного правительства от 20 июня 1917 г.

почти все церковно-приходские школы (37 тысяч) были переданы из введения Святейшего синода в ведение министерства народного просвещения. После Октябрьского переворота церковная школа была полностью ликвидирована постановлением Совета народных комиссаров от 24 декабря 1917 г.

«О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение народного комиссариата по просвещению».

Таким образом к моменту революции подавляющее число молодежи в России было грамотным. (В 1920 г., по советским данным, 86 % молодежи от 12 до 16 лет умели читать и писать, и научились они этому до революции, а не в годы гражданской войны).

Источник: https://rusidea.org/25070903

Page 3

ljwandererЕще одним типом начальных народных школ наряду с церковно-приходскими были земские школы, которые содержались на средства земств.Малый энциклопедический словарь (издание Брокгауза и Ефрона, т. 3, СПб, 1907 г.) дает на этот счет следующую информацию:

«В 1900 г.

в России считалось 84 544 начальные школы и 458000 учащихся (334 тыс. мужчин, 123 тыс. женщин) и 172,5 тыс.

преподавателей, в том числе на министерство народного просвещения (сюда же и земские школы) приходилось 62,2% всех учащихся, 47,5% всех школ и 54,4% всех преподавателей; на ведомство церковноприходских школ — 35,7% учащихся, 50,4% школ и 43,7% преподавателей; остальные на другие ведомства».

Однако, несмотря на внушительные цифры статистических отчетов, вопрос о народном образовании стоял все же остро. Открытых школ было явно недостаточно, да и отношение к учению было все еще очень апатичным.

В своем дневнике будущая писательница Елизавета Дьяконова писала:

«Теперь необходимо обратить внимание на народное образование, которое находится у нас, сравнительно с Западной Европой, в жалком состоянии.

Все у нас неудовлетворительно, начиная с рабского положения школы, народных учителей и учительниц и кончая неправильным взглядом самих крестьян на образование, которое они дают исключительно мальчикам, тогда как огромная масса женского населения до сих пор еще вполне невежественна.

Давно пора сделать народное образование обязательным и увеличить расходы на него.

Известно, что Западная Европа тратит на образование одного человека ежегодно около 2 рублей, у нас же тратит около… 20 коп. Поэтому нигде в Европе не поражает разница между образованным человеком и народом, как у нас

»

Воротынская земская школа, ( Нижний Новгород) 1904 г

Ученики Яблоницкой земской школы с преподавателями.
Слева – священник Аркадий Алмазов. Район Волосова, район 1905
г.

Яблоницкая земская школа была основана в 1870 году. Специально было построено каменное здание. Школа имела одну классную комнату, которая была рассчитана на 45 человек, а учащихся было 57 человек, из них 40 мальчиков и 17 девочек.

Занятия в земской школе. Фотография начала XX в

Page 4

ljwandererНаряду с гимназиями и прогимназиями в России создавалась целая сеть женских профессиональных школ, курсов, училищ.

Они находились в ведении Министерства народного образования, Министерства внутренних дел, Императорского человеколюбивого общества, местных учебных округов, Императорского женского патриотического общества и других организаций.

«Справочная книжка по женскому профессиональному образованию в России», изданная Обществом поощрения женского профессионального образования в 1898 г., дает сведения почти о 200 таких учебных наведениях. В них могли учиться как девочки от 9 до 18 лет, так и взрослые женщины.

Образовательный курс был различен: от нескольких лет, до нескольких месяцев — и включал в себя как обучение основным предметам наряду с профессией (для девочек), так и только профессиональным навыкам. Подготовка в таких школах шла и за небольшую плату и бесплатно.

Особо отличившиеся ученицы могли закончить специальный учительский класс и стать учительницами не только в церковно-приходских, но и в других школах, а также могли стать домашними наставницами.

Школа Сергея Павловича фон Дервиза, состоящая с 1895 г.

в ведении Общества поощрения женского профессионального образования находилась на Петербургской стороне, по Большой Ружейной улице, в собственном двухэтажном доме С. П. фон Дервиза, расходующего ежегодно на школу. до 15.000 р.

Школа состояла из двух отделений: научно-ремесленного и специально ремесленного.

Как писал журнал «Нива» 1898 года «Цель этого учебного заведения — дать женщинам, при общем образовании, возможность правильного и основательного изучения женских рукоделий, как необходимых в домашнем обиходе, так и могущих доставить заработок ремесленным трудом…

В последнем учебном году в школе числилось 200 учащихся.
На нижегородской выставке 1896 г. школа получила диплом I-го разряда (высшую награду) за изящное исполнение выставленных работ, за правильную постановку преподавания рукоделий и за устройство при школе мастерских. За выставленные образцы работ на стокгольмской выставке 1897 г. школе присуждена золотая медаль.»

Женская профессиональная школа им. вел. кнж. Татьяны Николаевны Императорского Человеколюбивого общества. Воспитанницы в гостиной у начальницы мастерской дамских нарядов.

Воспитанница Женской профессиональной школы им. вел. кнж. Татьяны Николаевны Императорского Человеколюбивого общества за работой на швейной машине.

Давыдова, София Александровна (1841—1915) — выдающаяся деятельница в области кустарной промышленности и распространения женского профессионального образования в России.

В 1883 София Александровна Давыдова организовала «Мариинскую практическую школу кружевниц» в Петербурге.

Цель, которую ставила перед собой школа, заключалась в том, чтобы помочь мастерицам из внутренних губерний России совершенствоваться в технических приемах их ремесла, образовать свой вкус и упражняться в рисовании кружевных узоров и составления сколков. По возвращении ученицы обязаны были обучать своих односельчанок приемам плетения и распространять среди них новые образцы кружев.С таким планом устройства школы С.А.Давыдова обратилась к баронессе Э.Ф. Раден, на которую были возложены поручения, касавшиеся женских заведений ведомства Императрицы Марии, и при содействии Министра финансов Н. Х. Бунге и директора Технологического института Н. П. Ильина были окончательно разработаны правила для школы кружевниц, утвержденные затем министром.

Во время пребывания в школе ученицы пользовались готовой квартирой, полным содержанием и, сверх того, каждая из них получала по 50 руб. в год (средний заработок кружевницы в провинции за год) для личных своих расходов. Первое время число учениц ограничивалось 4 – 6 лицами, к 1908 году их число увеличилось до 40 учениц.

В целом за 25 лет (с 1883 по 1908) в школу были приняты 834 ученицы. С 1890 г в школе начали преподавать ковроделие и вышивку. До 1901 года школу возглавляла опытный педагог Е.Е. Новосильцева, а с 1908 г. Е.Н. Воробьева Первоначально Мариинская Школа располагалась на Кирочной улице, д. 8, затем на Знаменской ул., д.18, на Невском пр., д.

147 и, наконец, на Старорусской ул., д. 5.

Page 5

ljwanderer

Из старых газет:

« 5 июня около 1 часа дня на поле колонии «Веселый поселок» в районе Александровского участка от невыясненной причины с высоты около 800 метров упал воздушный шар, совершавший свободный полет с членами Императорского всероссийского аэроклуба. Инженер путей сообщения Ф. Ф. Палицын, 30 лет, от удара обручем по голове тут же скончался, жена его получила перелом левой руки и старший офицер учебного воздухоплавательного парка капитан Герман получил перелом правой ноги, четвертый же пассажир — Я. Н. Ростовцев — отделался легким ушибом…»

21 (08) ноября 1909 года, Новое Время

Воздухоплавание
Воздухоплаванием начинают интересоваться и в женских высших школах. Так на Высших женских курсах организуется специальный кружок для изучения аэронавтики и авиации

03 февраля (21 января) 1910 года, Утро России

ВоздухоплаванiеПервая авиатриса Америки

Первой авиатрисой Америки будет очевидно г-жа Арнольд, одна из богатейших женщин Флориды; ею куплен биплан Куртиса, построенный им для себя. Покупка сделана с тем условием. что Куртис обучит покупательницу, как нужно обращаться с аппаратом.

Впервые русская женщина поднялась в воздух на воздушном шаре в 1804 году. По свидетельству очевидцев это была девица Турчанинова, .

А уже в августе 1828 года женщина изобретатель Ильинская демонстрировала запуск своего воздухоплавательного аппарата на даче известного богача Г. Закревского.

«Ильинская не обманула ожиданий публики: запустила два шара, а затем сама поднялась на воздушном шаре на высоту более 300 сажен — около шестисот метров. С высоты она приветствовала публику выстрелами ракет. «

В 1910 году в некоторых газетах и журналах Петербурга промелькнуло сообщение, что в Гатчинскую школу Первого российского товарищества воздухоплавания “Гамаюн”, открытую буквально накануне C.C.

Щетининым, записались всего три человека. И в их числе одна барышня! Этой барышней была Лидия Зверева, к тому времени успевшая окончить гимназию.

Стремясь испытать себя, она уже несколько раз поднималась в воздух на аэростате.

В 1911 году, успешно выдержав все выпускные испытания, она получила диплом за номером тридцать один. Тридцать дипломов до нее получили только мужчины. Первой русской военной летчице пришлось столкнуться не только с искренним восторгом и восхищением публики, но и с откровенной недоброжелательностью и предубеждением.

Тем не менее, она не раз совершала публичные показательные полеты в Санкт-Петербурге, Риге, Тифлисе, участвовала в длительных перелетах.

Лидия Виссарионовна была летчиком, как говорится, от Бога. Она первой из женщин выполнила мертвую петлю Нестерова, штопор Арцеулова, пикирование с выключенным мотором.

Летала дерзко и уверенно, несколько раз попадала в серьезные аварии, но отделывалась только царапинами и ушибами. В апреле 1913 года она создала школу для летчиков на базе завода “Мотор” в Засенгоффе (под Ригой) при поддержке директора завода инженера Федора Калепа и нескольких авиаторов, среди которых был ее муж, авиатор Слюсаренко.

Лидия Виссарионовна Зверева скончалась в Петрограде 15 мая 1916 года от тифа.

По её стопам шли Л.А. Галанчикова, Е.П. Анатра и Е.М. Шаховская, тоже получившие дипломы в Гатчине, и Е.П. Самсонова, ставшая авиатриссой в Москве.

3 октября 1911 года пилотский диплом был вручен одесситке Евдокии Анатра (диплом N 54), а 9 октября того же года пилотский экзамен сдала на Гатчинском аэродроме певица Любовь Галанчикова.

Профессиональная певица Любовь Галанчикова (Голанчикова) получила диплом авиатора № 56.Вскоре журнал «Вестник воздухоплавания» сообщил, госпожа Галанчикова, сдав пилотский экзамен, ради авиации окончательно бросает сцену. Она приехала в Петербургский аэроклуб, подала просьбу предоставить ей аппарат для практических полётов и получила разрешение.

Когда разразилась война, Любовь Александровна передала свой «Вуазен» царской армии и занялась испытаниями аэропланов. Поначалу Галанчикова приняла революцию и вступила в тренировочную эскадрилью ВВС Красной Армии. Она совершила несколько боевых вылетов, но в основном занималась подготовкой красноармейцев-пилотов.После окончания Гражданской войны Голанчикова эмигрировала.

Елена Павловна Самсонова была виртуозным водителем, по итогом автомобильных соревнований Самсонова была награждена призом – аналогом современного приза «За волю к победе». 6 июня 1913 года на аэродроме Московского общества воздухоплавания экзаменовалась и получила диплом пилота-авиатора москвичка Е. П. Самсонова.

После начала Первой мировой войны  служила шофёром, потом недолгое время- пилотом.  Весной 1917 года премьер-министр Временного правительства А.Ф. Керенский официально разрешил женщинам служить в армии. Самсонова служила в авиаотряде вместе с княжной Долгорукой и, возможно, совершила несколько боевых вылетов на разведку в качестве наблюдателя.

После Гражданской войны она работала преподавателем физкультуры в Сухуми.

Елена Павловна Самсонова
Известной русской авиатрисой были княгиня Софья Алексеевна Долгорукая прошедшая начальную лётную подготовку в Шартской школе пилотов-авиаторов французского аэроклуба в 1912 году, а затем, в России, закончившая школу пилотов Императорского Российского Аэро-клуба (ИВАК) и получившая  удостоверение авиатрисы в 1914 году., В начале 1917 года её направили на переподготовку в Гатчину, а затем в корпусной авиаотряд (26-й КАО).

Княгиня Софья Алексеевна Долгорукая за штурвалом аэроплана, Франция, 1912

Княгиня Евгения Михайловна Шаховская получила диплом летчика в Иоганнестале, Германия, 16 августа 1911 года, княжна Шаховская в начале 1-й Мировой войны подала прошение царю, чтобы служить военным летчиком.

В ноябре 1914 года она была назначена в 1-й военно-воздушный дивизион в качестве летчика-наблюдателя”, затем по обвинению в шпионаже приговорена к смертной казни, замененной пожизненным заключением.

Была освобождена большевиками, затем служила следователем в Киевской ЧК и была убита в перестрелке.

К началу первой мировой войны едва ли не каждый пятый гражданский летчик был женщиной.

Журнал «Современная женщина» (1914, № 5):

«Успешно соперничая во всех видах спорта с мужчинами, женщины и в области завоевания воздуха обнаружили недюжинные способности. Они доказали своим более сильным соперникам, что обладают большим запасом хладнокровия, смелостью и отвагой.

Нам пришлось по этому вопросу слышать компетентное мнение посетившего на днях нашу редакцию знаменитого французского авиатора г. А. Пегу.

Большой поклонник женщин, г.

Пегу с восторгом отзывается о женщинах-пилотах, которые неоднократно поражали его редкой отвагой и изумительным бесстрашием…

»

Page 6

?

|

ljwandererИз старых газет

24 (11) декабря 1908 года, Русское Слово

Открытие женского съезда

(По телефону от нашего петербургского корреспондента).

Открытие съезда назначено на 8 час., но уже в 7 час. зал битком набит. Заседание открывает инициатор съезда А.Н.Шабанова. Приветствуя съезд она говорит о той глубокой радости, с какой произносит эти слова: «первый всероссийский женский съезд».Председательницей избирается г-жа В.Н.Белоконская, одна из учредительниц высших женских курсов. Первое слово берет А.И.Философова. Ее появление на трибуне встречает гром аплодисментов.- Сегодня один самых светлых моментов в моей жизни. В дни моей юности я пережила такой день, когда были освобождены рабы. Теперь я присутствую при освобождении женщины, и быть может недалеко то время, когда мы будем все равноправными членами не только городской думы, в гостеприимных стенах которой мы собрались, но и Государственной Думы. […]

В 12 час. ночи заседание прервано до следующего дня, так как полиция не допустила более позднего заседания.

14 (01) февраля 1909 года, Русское Слово

ТЕЛЕФОНЪ (Отъ нашихъ корреспондентовъ).ПЕТЕРБУРГЪ.

Г.Пуришкевич

Организатор женского съезда г-жа Философова подала жалобу мировому судье на депутата Пуришкевича. Философова обвиняет Пуришкевича в непристойной брани. Предметом жалобы послужило письмо, отправленное Пуришкевичем Философовой, вложенное в конверт со штемпелем Государственной Думы и гласящее следующее:
«Позвольте выразить вам, сударыня, чувство глубокого удовлетворения по поводу закрытия величайшего духовного всероссийского… (непечатное слово). Простите за выражение, но вы же стоите за прямую, равную и тайную, а мы, плебеи-народ, все грубы. Читал и изумлялся, сколько бессемейной должно быть трухи развелось в России, если ей понадобилось так много времени для рукоблудия. Депутат В.Пуришкевич». (Соб. корр.).
Организационное бюро 1-го всероссийского съезда женщин.
1) Пашковская. 2) Сачинская. 3) Чебышова Дмитриева. 4) Председательница А.Н.Шабанова. 5) Философова. 6) Шпир. 7) Познанская. 8) Чехова. 9) Николаенко. 10) Воронец. 11) Авилова. 12) Хортик. 13) Чепкина. 14) Давыдова. 15) Кальманович. 16) Шульман. 17) Евдокимова. 18) Миклашевская. 19) Н.Домова.

отсюда

Источник: https://ljwanderer.livejournal.com/21308.html

Церковно-приходские школы: от Закона Божия до гимнастики

§ 3. Церковно-приходские школы
21.12.2015

Когда сейчас говорят о приходской школе, по большей части имеют в виду воскресные занятия при храме по Закону Божию и иным предметам.

Однако в дореволюционное время церковно-приходские школы имели особое значение как часть общегосударственной системы образования, хотя заботы об их содержании и организации учебного процесса государство на себя не брало.

Что представляли собой такие учреждения, можно увидеть на примере церковно-приходских школ Вяземского уезда Смоленской губернии.

В начале ХХ века Россия имела обширную систему образования, включающую в себя три ступени: начальную (церковно-приходские школы, народные училища), среднюю (классические гимназии, реальные училища) и высшую (университеты, институты).

Все типы школ начального образования различались между собой в зависимости от того, кем и на чьи средства они учреждались, финансировались, а также от содержания школьной программы.

Земские школы открывались по инициативе земств и ими управлялись. Срок обучения в них составлял три-четыре года, в течение которых изучались Закон Божий, чтение, письмо, арифметика и пение. Иногда учащимся дополнительно давались сведения по природоведению, географии и истории.

Николай Богданов-Бельский. Сочинение

Церковно-приходские школы учреждались при церковных приходах. Они были одно- и двуклассными. В них преподавались Закон Божий, чтение, письмо и арифметика. В двуклассных церковно-приходских школах изучалась также история.

Школы грамоты представляли собой школы элементарного обучения. Они подчинялись разным ведомствам или находились в ведении частных лиц. В конце XIX века они были переданы в ведение Синода. Обучение в школах грамоты продолжалось один-два года, преподавались чтение, письмо, основные правила арифметики и церковное пение.

Протоирей Алексей Вишнев и его прошение

Интересные подробности о деятельности церковно-приходских школ Вяземского уезда в начале ХХ века мы можем узнать из журнала «Смоленские епархиальные ведомости», а также из редких сохранившихся документов.

Один из них – «Краткий отчет о церковных школах Вяземского уезда на 1914-1915 годы». Отчет подготовлен председателем Вяземского отделения Смоленского епархиального училищного совета, уездным наблюдателем школ Алексеем Ивановичем Вишневым.

В классе

Известно, что в 1887 году Алексей Вишнев был рукоположен в иереи и был священником Троицкого собора. В Памятной книжке на 1895 год указано, что он преподавал в Вяземском духовном училище, состоял в Уездном комитете попечительства о народной трезвости. В Памятной книжке на 1915 год Алексей Вишнев упомянут как протоиерей.

26 сентября 1915 года Алексей Иванович Вишнев представил в Вяземскую уездную земскую управу отчет о деятельности вяземских церковно-приходских школ.

Он акцентировал внимание на том, что источники финансирования церковных школ «случайны и неопределенны, ….

а между тем нужды растут с каждым годом», и просил очередное уездное Земское собрание назначить пособия из земских сумм на содержание церковных школ.

Церковно-приходская школа при Благовещенской церкви Вязьмы, 1914 г.

Согласно прошению Алексея Вишнева, на тот период пособия церковным школам требовалось в размере 1200 рублей, однако управа намеревалась выделить в 1916 году на содержание церковно-приходских школ 1000 рублей.

Церковные школы как массовое явление

В 1914-1915 годах в ведении Вяземского уездного отделения Епархиального училищного совета состояло 50 церковно-приходских школ и две школы грамоты. При этом специально для девочек действовала одна школа в городе и две – в Вяземском уезде.

Всего в вяземских церковных школах на тот период обучалось 3 674 человека. По сравнению с предыдущим учебным годом учащихся стало больше на 447 человек.

В городе Вязьме действовало семь церковно-приходских школ: при Аркадиевском монастыре, Благовещенской, Воскресенск, Духовской, Николаевской, Спасской и Троицкой церквях. В целом в этих школах обучалось 391 человек – 211 мальчиков и 170 девочек.

Николай Богданов-Бельский. Новички

В уезде церковно-приходских школ было почти в шесть раз больше, нежели в городе – сорок три. В уездных церковно-приходских школах обучалось 3199 человек: 2013 мальчиков и 1186 девочек.

Кроме того, в школах грамоты начальное образование получали 56 мальчиков и 28 девочек, в целом – 84 человека.

Школьные стены

Городские церковно-приходские школы размещались в собственных или церковных зданиях, как отмечал протоиерей Алексей Вишнев, «более или менее удобных».

Из 43 уездных школ 29 имели специально выстроенные школьные здания. Здание церковно-приходской школы в деревне Демидов Новосельской волости было достроено в 1915 году. Одиннадцать школ располагались в наемных зданиях и еще три – в церковных. В 1915 году за наем квартир для посещения школ, не имеющих собственных зданий, было заплачено 1480 рублей.

Кроме забот об удовлетворении текущих школьных нужд, отделение Училищного совета в 1915 году было озабочено вопросом о постройке собственных зданий для школ, их не имеющих.

Постановлением от 8 января 1915 года было решено образовать особый строительный фонд, в который ежегодно следовало отчислять из местных сумм 800-400 рублей.

На собранные средства планировалось погашать ссуды на постройки школьных зданий.

Главным источником содержания церковных школ были взносы от церквей. На эти средства решались хозяйственные нужды.

Урок в церковно-приходской школе приТроице-Сергиевой пустыни. 1900-е годы

Например, все школы, находящиеся при церквях, отапливались за счет местного храма и обслуживались церковными сторожами. На наем помещений для школ, мелкий ремонт, школьную мебель, учебники и учебные пособия выделялись средства местных отделений Училищного совета.

Как учили, чему учились

Курс обучения в вяземских церковно-приходских школах был трехгодичным, а в двух городских школах и двадцати уездных – четырехгодичным.

В школах с четырехгодичным курсом обучения программа дополнялась сведениями из русской истории и географии. Из прикладных занятий преподавалось рукоделие для девочек.

Обучение в церковно-приходских школах вели священники, диаконы и дьячки, а также учителя и учительницы, окончившие преимущественно церковно-учительские школы и епархиальные училища.

Считалось, что «лучший из мыслимых руководителей начальной школы есть добрый священник». «Самый желательный из доступных сельских учителей есть диакон, подготовленный долгим учительством».

«Школы низшего разряда никому, кроме священника, поручены быть не могут».

В сорока вяземских церковно-приходских школах Закон Божий преподавали священники, в двух – диаконы, в восьми школах преподавание было поручено учителям под наблюдением и руководством приходского священника.

Говорили, что в «церковно-приходской школе Закон Божий есть главнейший предмет воспитывающего обучения.

Это есть центр всего учебно-воспитательного дела, определяющий собой до известной степени тон и направление преподавания прочих предметов…»

Николай Богданов-Бельский. Деревенская школа

Общеобразовательные предметы преподавали: четыре человека, окончившие духовную семинарию; трое выпускников церковно-учительских школ; 26 человек, окончивших епархиальное училище; восемь – гимназию. Тридцать человек имели звание учителя. Большинство таких преподавателей окончили второклассные церковно-учительские школы и приобрели звание учителя по экзамену.

Журнал «Смоленские епархиальные ведомости» за февраль 1913 года писал, что в пятнадцати церковно-приходских школах Смоленской губернии появились новые дисциплины: гимнастика и обучение военному строю. Новые предметы вводились для укрепления физического здоровья учащихся и их подготовке к военной службе.

Новым предметам обучали преимущественно лица, прошедшие военную службу: унтер-офицеры, фельдфебели, ефрейторы, и только в четырех школах – учителя. Наиболее успешно занятия шли в двухклассной Ново-Ивановской школе и Духовской школе Вязьмы.

В последней занятиями руководил подпрапорщик 3-го дивизиона тяжелой артиллерии, который последовательно обучал военному строю и сокольской гимнастике, базирующейся на упражнениях с предметами, на снарядах, массовые упражнения и «пирамиды».

К концу 1913 года 25 учеников Духовской церковно-приходской школы Вязьмы были снабжены ружьями и хорошо владели ими. Все расходы по обучению гимнастике покрывались собственными средствами школы и финансовой поддержкой ее попечителя – генерал-майора В.П. Мезенцева.

Расписание занятий

Уроки в церковно-приходских школах Вязьмы и Вяземского уезда начинались в 8.30 – 9 часов утра и заканчивались в 2-3 часа дня. Занятия проходили пять-шесть раз в неделю.

В начале расписания ставились уроки Закона Божия, математики и русского языка как более трудные предметы. Ближе к концу учебного дня шло преподавание церковно-славянского языка, чистописания и церковного пения. Обычно уроки продолжались по часу и прерывались небольшими переменами по пять-десять минут. Все школы были снабжены классными журналами.

Учебный день в школах начинался с общей утренней молитвы по установленному чину, сопровождаемой положенными песнопениями. С молитвы начинался и заканчивался каждый урок.

Николай Богданов-Бельский. Дети на уроке

Если времени было достаточно, к молитвам добавлялось пение тропарей великих или местных праздников, в Великий пост – чтение молитвы преподобного Ефрема Сирина. В завершение учебы в некоторых школах читалось и объяснялось детям дневное Евангелие.

Протоиерей Алексей Вишнев отмечал, что слабее других предметов в школах поставлено церковное пение, хотя Вяземским отделением Смоленского епархиального училищного совета принимались все меры к тому, чтобы везде дети обучались пению хотя бы общеупотребительных молитв и простейших песнопений из богослужений.

Это делалось для того, чтобы учащиеся церковных школ могли принимать непосредственное участие в церемонии богослужения.

Считалось, что «наставляемому недостаточно лишь слышать слово Божие, надобно самому уметь читать священные и духовно-назидательные книги, самому петь…Таким путем верующий получают возможность ближайшего участия в церковном богослужении…».

Уроки и службы

Во многих школах по окончании занятий совершалась общая вечерняя молитва. В воскресные и праздничные дни и по пятницам Великого поста ученики вместе с учителями посещали богослужение. Обычно они занимали место возле солеи.

Более способные ученики участвовали в клиросном чтении и пении, а старшие по очереди или особому назначению, облачившись по благословению священника, прислуживали в алтаре.

Во время Великого поста ученики церковно-приходских школ «исполняли долг исповеди и Святого Причастия».

Николай Богданов-Бельский. В церкви

Однако отмечалось, что посещение богослужения учащимися в больших городах, таких как Смоленск и Вязьма, не всегда было организовано должным образом. Проблема заключалась в том, что дети жили в разных концах города, нередко – вдали от церковно-приходской школы, тогда как литургии начинались рано, а всенощные поздно оканчивались.

Поэтому наблюдение за исправностью посещения богослужений и присмотр за детьми в храмах полностью ложилось на родителей.

Дисциплина

Большое значение в деле воспитания имела школьная дисциплина. Поступая в учебное заведение, дети должны были подчиняться всем установленным правилам: приходить в школу вовремя; заниматься, не мешая товарищам; внимательно слушать учителя и отвечать лишь по вызову.

Выходить из класса во время урока дети могли только по особой надобности и не иначе, как с разрешения учителя. На переменах ученикам предписывалось играть и развлекаться без ссор и драк. Книги и письменные принадлежности должны были содержаться в порядке и сохранности.

Заданные работы полагалось исполнять аккуратно и так далее.

Несомненно, все эти требования имели благотворное влияние на учащихся: дети привыкали к порядку, становились более ответственными и в целом менялись к лучшему.

Николай Богданов-Бельский. Ученицы

Методами исправления плохого поведения считались замечание, внушение, выговор наедине или в присутствии товарищей, стояние за партой, оставление в классе после урока. Высшей мерой наказания считалось сообщение заведующему школой или родителям о проступке ученика. Исключение за дурное поведение было редким явлением.

Вообще отношение учителей к детям отличалось любовью и доброжелательностью, за что и дети платили своим педагогам уважением и привязанностью.

«Чтобы положительное влияние школы не пропало…»

Но как ни велико было влияние школ на воспитанников, не следует его преувеличивать.

Трех-четырех летнее пребывание ребенка в школе – слишком незначительное время для того, чтобы вложенные знания и нравственные начала могли прочно укрепиться.

В течение года дети проводили в школах не более пяти месяцев, а в остальное время они всецело находились под влиянием семьи и деревенского населения, далеко не культурного.

Николай Богданов-Бельский.  В школу

Тяжелая крестьянская работа оставляла мало времени не только для занятий с детьми, но и для простого надзора за ними. В крестьянских семьях дети были предоставлены сами себе. Более того, в некоторых случаях семья влияла на детей очень плохо. Нередко родители сами угощали своих чад водкой, следуя принципу: «Все равно надо привыкать когда-нибудь».

Для того, чтобы положительное влияние церковно-приходской школы не пропало, необходимо было продолжать его и за пределами школьных стен, укреплять связь населения со школой. Одним из таких средств считались школьные библиотеки.

По этому поводу «Вяземский наблюдатель» писал: «Библиотеки еще не везде организованы, кроме того, по своему составу они не вполне соответствуют запросам деревни, поэтому во многих местах книгами пользуются только учащиеся, а взрослые редко берут их».

Николай Богданов-Бельский. Воскресное чтение в сельской школе

По сообщениям общественных наблюдателей, население положительно относилось к чтениям и охотно посещало их. Так, на чтениях по Вяземскому уезду слушателей, не считая учащихся, собиралось 100-200 человек. Лучшими по постановке учебно-воспитательного дела в Вяземском уезде были Духовская, Бессоновская и Федоровская церковно-приходские школы.

Несмотря на все трудности, церковно-приходские школы сумели сохранить за собой определенное влияние в системе народного образования, прежде всего, в плане сохранения русских духовно-нравственных традиций. И несмотря на отказ государства от финансирования церковных школ, они продолжали укрепляться вплоть до установления советской власти.

Лариса ЖУКОВА,
член Союза журналистов России

В основе материала – публикация сайта Вяземской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Источник: https://prichod.ru/on-the-pages-of-the-history/23394/

Book for ucheba
Добавить комментарий