§ 30. Национальная политика СССР в 20—30-е гг. XX в.

Национальная политика советского государства в 20-30-е годы

§ 30. Национальная политика СССР в 20—30-е гг. XX в.

В начале 20-х гг. на территории бывшей Российской империи существовало несколько самостоятельных республик: РСФСР, Украинская, Белорусская, Азербайджанская, Армянская, Грузинская и др. В каждой республике действовала своя конституция, органы государственной власти и управления.

В период гражданской войны республики заключили между собой военно-политический союз. Были объединены вооружённые силы и материальные ресурсы. В последующем установили единый хозяйственный союз.

Слили наркоматы военных и морских дел, внешней торговли, финансов, путей сообщения, труда, почт и телеграфов, ВСНХ.

Все советские республики заключили с РСФСР и между собой соглашения по экономическим и финансовым вопросам.

В начале 1922 г. накануне Генуэзской конференции был заключён дипломатический союз советских республик. РСФСР передали право защиты интересов всех республик. Россия теперь могла заключать и подписывать от их имени договора и соглашения с иностранными государствами.

Объединение республик в одно государство стало возможным потому, что ранее они входили в состав единой Российской империи. К 1922 г. во всех республиках у власти находились национальные коммунистические партии, тесно связанные с Р КП(б). Были созданы реальные предпосылки для окончательного объединения страны под властью большевиков.

В августе 1922 г. создали комиссию из представителей всех республик. Она должна была выработать условия объединения. По проекту комиссара по делам национальностей Сталина, республики входили в состав РСФСР на правах автономии. План «автономизации» встретил резкую критику Ленина.

Проект Ленина предусматривал добровольное объединение равноправных советских республик в союзное государство – Союз Советских Социалистических республик (СССР). Предполагалось создание верховных органов союза на основе участия и представительства всех республик.

В обоих проектах обязательным условием являлась руководящая роль коммунистической партии.

В марте 1922 г. была провозглашена Закавказская федерация, оформившаяся в декабре 1922 г. в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику (ЗСФСР). В неё вошли Азербайджан, Грузия и Армения.

30 декабря 1922 года I съезд Советов СССР одобрил ленинский план. Приняты Декларация и Договор об образовании СССР. Договор подписали РСФСР, Украина, Белоруссия и Закавказская Федерация. В нём говорилось, что независимые советские республики добровольно и на равных правах вступают в государственный союз.

Каждая республика имеет право выхода из союза. Любое государство могло присоединиться к СССР. Территория республик не могла быть изменена без их согласия.

В ведении единого союзного правительства оставалась внешняя торговля, военно-морские и иностранные дела, объявление войны, заключение мира, железнодорожный транспорт, связь, планирование, финансы, труд, продовольствие. Столицей нового государства становилась Москва.

К сфере деятельности только республиканских правительств были отнесены вопросы внутренних дел, просвещения, юстиции, земледелия, здравоохранения и социального обеспечения. В последующем права союзных республик сократили до минимума.

Создание союза делало необходимым принятие новой конституции. 31 января 1924 г. II съезд Советов утвердил первую Конституцию СССР. Она состояла из двух частей: Декларации об образовании СССР и Договора об образовании СССР.

Согласно конституции высшим органом государственной власти стал всесоюзный съезд Советов, а между съездами ЦИК СССР. Он состоял из двух палат – Совета Союза и Совета национальностей.

Высшим органом государственного управления стал Совет Народных Комиссаров.

В 1924 -1925 гг. в состав Союза включили Узбекскую и Туркменскую республики. В конце 20-х – начале 30-х гг. создали ещё три союзные республики – Таджикскую, Киргизскую и Казахскую. В 1936 году Закавказская Федерация была преобразована, азербайджанская, Армянская и Грузинская республики вошли в состав СССР.

Летом 1940 г. Латвия, Литва и Эстония утратили независимость. Они также были включены в состав СССР на правах союзных республик. В том же году Молдавия получила статус союзной республики. Образование СССР способствовало укреплению коммунистического режима. Происходило постепенное восстановление границ Российской империи теперь уже под властью большевиков.

Внешняя политика Советского государства (1921-иачало 30-х годов)

В 1920-1921 гг. установлены дипломатические отношения с Эстонией, Латвией, Литвой, Финляндией, Польшей. Россия окончательно признала самостоятельность этих бывших частей Российской империи. Страна вышла из международной изоляции периода гражданской войны.

Вскоре были установлены дипломатические отношения с южными соседями. В 1921 г. подписаны договоры о дружбе и сотрудничестве с Ираном, Афганистаном, Турцией, Монголией. В марте 1921 г. заключено торговое соглашение с Англией. В 1921-1922 гг.

подобные соглашения подписали с Германией, Норвегией, Австрией, Италией, Чехословакией. Это означало фактическое признание страны на международной арене.

Тем не менее, крупные державы пока воздерживались от установления дипломатических отношений с Россией до урегулирования всех спорных вопросов.

В октябре 1921 г. правительство РСФСР обратилось к западным странам с предложением созвать конференцию и обсудить взаимные претензии. Конференция открылась 10 апреля 1922 г. в Генуе. В ней приняли участие представители 29 государств.

Россия представляла интересы всех советских республик. Советскую делегацию возглавил народный комиссар иностранных дел Г.В. Чичерин. Он внёс предложение о всеобщем сокращении вооружений и запрещении варварских методов ведения войны.

Её участники отказались обсуждать это предложение. Конференция имела иные цели.

России были предъявлены справедливые требования уплатить долги царского и Временного правительств (примерно 18 млрд. рублей), возвратить иностранные национализированные предприятия (или выплатить их стоимость).

Нашей стране предложили ликвидировать монополию внешней торговли и предоставить иностранцам возможность заниматься в России торговой и экономической деятельностью. В ответ советская делегация потребовала возместить убытки от интервенции (39 млрд. руб.). Участники конференции отказались признать эти претензии.

Правительство РСФСР согласилось уплатить часть довоенных долгов при условии отсрочки по платежам на 30 лет и предоставления займов. Сторонам не удалось достичь соглашения. 19 мая 1922 г. конференция была прервана.

На Генуэзской конференции советская делегация добилась серьёзного успеха. 16 апреля 1922 г. между РСФСР и Германией был заключён Рапалльский договор (Рапалло близ Генуи). Страны взаимно отказались от финансовых претензий и установили дипломатические отношения. После Рапалло расширилось советско-германское экономическое сотрудничество и торговля.

В Генуе приняли решение передать рассмотрение всех спорных вопросов на конференцию экспертов. Она состоялась в Гааге летом 1922 г. Советская делегация пошла на уступку. Большевики согласились вернуть иностранным фирмам их предприятия в виде концессий. Конференция в Гааге также закончилась безрезультатно.

Лозаннская конференция (ноябрь 1922 – июль 1923 гг.) приняла конвенцию, разрешавшую свободный проход торговых и военных кораблей в Чёрное море для всех стран. Это представляло угрозу для советских черноморских границ.

В декабре 1922 г. в Москве была созвана конференция по разоружению. В ней приняли участие представители Польши, Латвии, Литвы, Эстонии, Финляндии и РСФСР. Из-за недоверия к Советской России она закончилась неудачей.

8 мая 1923 г. министр иностранных дел Англии Керзон обвинил советское правительство в ведении антибританской пропаганды на Ближнем востоке. В ультимативной форме Англия потребовала отозвать советских представителей из Ирана и Афганистана.

10 мая 1923 г. в Швейцарии был убит советский дипломат В.В. Воровскнй. Советское правительство пошло на некоторые уступки. Кризис урегулировали, английское правительство взяло ультиматум обратно. В 1924 г.

СССР официально признала Великобритания.

1924-1925 гг. вошли в историю международных отношений как годы дипломатического признания СССР. В этот период были установлены дипломатические отношения с Великобританией, Италией, Австрией, Норвегией, Швецией, Китаем, Данией, Мексикой, Францией, Японией.

Осложнение англо-советских отношений произошло в 1926 г. во время всеобщей забастовки в Англии. Россия оказала значительную финансовую помощь бастующим, английское правительство обвинило СССР во вмешательстве во внутренние дела, а затем в нарушении торговых соглашений.

Сотрудники англо-советского торгового общества Аркос были обвинены в шпионаже. 7 мая 1927 г. в Польше убит советский посол П.Л. Войков. Вскоре Англия разорвала отношения с СССР и аннулировала торговое соглашение 1921 г.

Дипломатические отношения с Великобританией восстановили только в 1929 году.

В 1928 г. в Париже подписан пакт Келлогена-Бриана. По условиям пакта его участники обязывались урегулировать свои споры или конфликты только мирными средствами. Первоначально пакт подписали Франция, США, Германия, Великобритания, Италия (всего 15 государств). В последующие годы к пакту присоединилось ещё 48 стран, в том числе и СССР.

В конце 20-х гг. со стороны Китая участились нарушения государственной границы, налёты на советское консульство, торговые и другие учреждения. Летом 1929 г. захвачена Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД). Конфликт удалось урегулировать, но дипломатические отношения были прерваны и восстановлены только в 1932 г.

Договор с Францией о ненападении и нейтралитете Советское правительство подписало в 1932 г. Вскоре такие же договора были подписаны с Латвией, Эстонией, Польшей, Финляндией. В 1933 г. установлены дипломатические отношения между. СССР и США.

За этим последовало дипломатическое признание СССР Чехословакией, Румынией, Испанией, Венгрией, Болгарией, Албанией, Колумбией, Бельгией, Люксембургом. В сентябре 1934 г. СССР приняли в Лигу Наций.

Западный мир признал Советский Союз великой державой.

В 20-х начале 30-х годов внешняя политика СССР смогла обеспечить мирные условия существования.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/2_53523_natsionalnaya-politika-sovetskogo-gosudarstva-v---e-godi.html

Национальная политика СССР в 20-е годы

§ 30. Национальная политика СССР в 20—30-е гг. XX в.

На общественно-политическое и культурное развитие СCCP в 20-е годы значительное влияние оказала политика коренизации, начавшаяся после XII съезда РКП(б) (апрель 1923 года).

Съезд поставил перед партийными организациями задачу усиления внимания к подготовке и воспитанию кадров коренной национальности, выдвижения их в партийный аппарат и государственные органы, применения национальных языков в партийной и хозяйственной работе, издательской сфере.

Замечание 1

На национальные языки было переведено судопроизводство, общеобразовательные, специальные и высшие учебные заведения, театры, концерты, кино, периодическая пресса, издательское дело.

Для служащих был установлен срок, как правило год, для перехода на национальные языки. Была создана широкая сеть государственных курсов по их изучению. В 1926 году более 65% детей коренной национальности обучались на родном языке. Были достигнуты весомые успехи в коренизации высшей и средней специальной школы, научных учреждений и организаций.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Рассматривая процесс коренизации следует отметить, что как любое общественное явление, она носила сложный характер, сопровождаясь определенными трудностями и даже ошибками.

Так, осуществляемая ротация кадров нередко приводила к снятию со своих должностей опытных, квалифицированных работников других национальностей. Вопреки настроениям родителей и детей закрывались русские школы. Многих русских записывали нерусскими.

Среди части ученых проявлялось стремление игнорировать общность судеб русского и других народов. Появились даже предложения изменить кириллицу на латиницу.

Укрепление позиций И. Сталина в ходе внутрипартийной борьбы за власть в 1923-1928 годах, вело к ужесточению советского политического режима. Стремясь еще более упрочнить свои позиции в партии и среди трудящихся масс, И.

Сталин все трудности на пути построения социализма объяснял происками «врагов внутренних» и «врагов внешних». Тезис о том, что по мере продвижения к социализму классовая борьба будет неизбежно обостряться, стал основополагающим для всей его последующей политики. И это не могло не сказаться на политике коренизации.

Сталин умело использует национальные отношения в своих интересах – достижении абсолютной личной власти.

После февральско-мартовского Пленума ЦК КПСС в 1927 году начался процесс борьбы против так называемого «буржуазного национализма».

В 30-е годы началась уже широкомасштабная травля национальной интеллигенции, особенно путем создания фиктивных «контрреволюционных» организаций («Союза освобождения Украины» (СОУ), «Польской военной организации», «Троцкистско-националистического блока» и др.). Со временем политика коренизации была прекращена.

Возвращение к имперской модели национальной политики

Национальность стала универсальным ярлыком для классификации и управления гражданами. В этот период национальности прекратили считать равными. Была определенная идеологическая иерархия наций во главе с «великим русским народом».

Соответственно другие нерусские республики считались «младшими сестрами» в советской «семьи народов». Появилась новая категория, так называемый «народ-враг». Если в 1920-х гг. СССР был государством равных национальностей и неравных классов, то в конце 1930-х гг.

он превратился в государство равных классов и неравных национальностей, где центр все больше отождествлялся с русской нацией.

Замечание 2

Итак, советское государство строило свою межнациональную политику под лозунгом о «дружбе народов», который воспроизводился в учебниках, СМИ, политических ритуалах, многочисленных выставках, наглядной агитации, закреплялось в топонимах (названиях улиц или районов).

Позитивные и негативные тенденции курса национальной политики

В Советском Союзе часто организовывали недели национальных братских культур одной союзной республики в другой.

Тогда же происходили судебные процессы, где принадлежность к преступлению определялась национальным признаком (например, «дело еврейских врачей» или «буржуазных националистов»), этнические депортации и репрессии, политика принудительного перемешивание населения за счет трудовой миграции.

Зато на индивидуальном уровне можем говорить о таких процессах, как интенсификация контактов между культурными деятелями и учеными разных советских республик, которые способствовали процессу творческого и культурного обмена.

Росло количество переводов художественных произведений, совместных выставок рядовых граждан с их национальным наследием и творчеством соседних народов. Политика интенсивного перемешивания населения через трудовую миграцию способствовала увеличению количества межнациональных браков и творческому взаимообогащению.

Замечание 3

Взаимопроникновение культур происходило через отдельные личности, которые от рождения имели одну национальность, но, проживая в рамках другой республики, внесших весомый вклад в развитие общества, которое становилось их второй Родиной.

Вместе с тем, рядовые жители советских республик в повседневной жизни сталкивались с такими явлениями, как:

  • неписаные практики ограничения социальной мобильности для представителей отдельных национальностей,
  • укоренением межнациональных стереотипов и предубеждений,
  • скрытыми межэтническими конфликтами и проявлениями ксенофобии,
  • ассимиляцией и русификацией.

Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/forsirovannaya_modernizaciya_1928-1937_gg/sssr_nakanune_velikoy_otechestvennoy_voyny/nacionalnaya_politika_sssr_v_20-e_gody/

Национальная политика в 1920-е – 1930-е гг

§ 30. Национальная политика СССР в 20—30-е гг. XX в.

С момента своего создания, Советский Союз официально обладал статусом федеративного государства. Однако его федеративность была закреплена исключительно в законодательных актах, на практике было понятно, что государство обладает классическим унитарным строем.

Это означало то, что ни одна советская республика не обладала правом быть субъектом международной политики, а также принимать любые решения без согласования с Центром.

Следует отметить, что национальная политика в Советском государстве была стабильной на протяжении всего периода существования державы.

В конце 20 х годов, большевики инициировали открытие самостоятельных  культурных и государственных учреждений на территориях республик — это должно было доказать советскому народу, что партия уважает традиции и права представителей этнических групп, входящих в состав Союза.

Основной целью такой демонстрации теплых чувств к народностям, было успокоение местного национализма, чтобы в дальнейшем он не препятствовал внедрению диктаторской политики большевиков.

В период Гражданской войны для большевистской власти стало понятно, что построить централизованное государство, не установив связи с нерусскими народами СССР, будет невозможно. Главным путем проведения политики коренизации было выдвижение местных национальных кадров на руководящие административные посты.

  • Апрель 1923 — XII съезд РКП (б) провозгласил политику коренизации

Коренизация — политическая и культурная кампания советской власти в национальном вопросе в 20-е и начале 30-х годов XX века, призванная сгладить противоречия между центральной властью и нерусским населением СССР.

Главной идеей коренизации было поощрение и развитие культур и языков национальных меньшинств, чьи интересы не учитывались правительством и, как правило, подавлялись в Российской Империи.

Другой целью коренизации было развитие национальных языков, а также строительство национальных школ и использование национальных языков в государственном документообороте. 

Русскоязычных партийных деятелей принуждали изучать язык местного населения республики. Одновременно, особое внимание уделялось развитию и восстановлению местных традиций. Обучение в школах и высших учебных заведениях проводилось исключительно на национальных языках.

Идеологической основой «коренизации» стала провозглашённая 15.11.1917 Декларация прав народов России.

Дальнейшее развитие идеология «коренизации» получила в трудах партийных и советских руководителей. В 1920 году И. В.

 Сталин в статье «Политика советской власти по национальному вопросу в России» предложил «поставить школу, суд, администрацию, органы власти на родном языке»

Вместе с тем официальная идеология вплоть до конца 1920-х годов исходила из тотального осуждения дореволюционной истории страны. Русскому народу навязывалась мысль, что до революции у него не было и не могло быть своего Отечества.

Россия именовалась не иначе, как тюрьмой народов, русские – эксплуататорами, колонизаторами, угнетателями других народов. Патриотизм как таковой приравнивался к национализму – свойству эксплуататоров и мелкой буржуазии. Руководство страны призывало искоренить национализм в любой его ипостаси.

При этом главная опасность виделась в великодержавном (великорусском) национализме, местный национализм до некоторой степени оправдывался.

В наиболее общем виде диалектика национального вопроса представлена Сталиным 27 июня 1930 г.

в политическом отчете ЦК XVI съезду партии: «Надо дать национальным культурам развиться и развернуться, выявив все свои потенции, чтобы создать условия для слияния их в одну общую культуру с одним общим языком в период победы социализма во всем мире.

Расцвет национальных по форме и социалистических по содержанию культур в условиях диктатуры пролетариата в одной стране для слияния их в одну общую социалистическую (и по форме и по содержанию) культуру с одним общим языком, когда пролетариат победит во всем мире и социализм войдет в быт, – в этом именно и состоит диалектичность ленинской постановки вопроса о национальной культуре». Таким образом, выходило, что в обозримой исторической перспективе национальным культурам не угрожало ничего, кроме «расцвета» . Всю совокупность сталинских теоретических новшеств, как и национальную политику второй половины 1920-х годов, можно расценить как уступку «националам».

Национальная политика 20-х гг. отличалась также терпимостью по отношению к нерусским языкам и культурам и даже целенаправленно способствовала развитию «малых» языков. Для 48 этносов впервые были созданы новые письменные языки, в частности, это касалось туркмен, башкир, чеченцев, малочисленных народов Сибири.

Национальные языки все шире внедрялись в управление, юстицию (прежде всего в низших звеньях судопроизводства), а также в школьную систему. В духе интернационализма и модернизации в конце 20-х гг. для 70 языков, прежде всего мусульман, ламаистов и некоторых христианизированных языческих этносов, была введена письменность на основе латинской графики.

Преимущества латинского алфавита перед кириллицей

  • во-первых, символизировали разрыв с поздним самодержавием, односторонне внедрявшим только русский язык;
  • во-вторых, это соответствовало духу времени, проникнутому ожиданиями мировой революции;
  • наконец, отказ от арабской письменности у мусульман и от старомонгольской системы письма у буддистов означал разрыв с их прежним культурным наследием и религией.

Данные меры были приняты не только, чтобы укрепить роль национальных языков и национальных культур на территории СССР, но и для того чтобы распространить коммунистическую идеологию.

Создание отношений, основанных на взаимоуважении и доверии, между русским и нерусским населением, поддержание ими политической доктрины правящей партии были основными целями, которые преследовало советское правительство.

Именно эта языковая политика, примененная СССР в 1920-х, получила высокую оценку среди некоторых западных ученых и российских диссидентов.

С другой стороны, политика коренизации привела к ряду ситуаций, когда интересы русских не учитывались государством или даже подавлялись в республиках.

В некоторых регионах теперь уже русские стали «национальными меньшинствами», что вызвало определенные трения между народами и привело к обширному недовольству политикой большевиков среди масс.

 Русские специалисты даже самой высокой квалификации изгонялись из учреждений и оставались без куска хлеба.

Началось насильственное вытеснение русских с занимаемых ими земель. В Киргизии во второй половине 20-х гг. произошли массовые столкновения между местным и русским населением.

Во многом они были спровоцированы проведенной в 1922—1923 гг. земельной реформой, которая передала землю, принадлежащую русским переселенцам, коренным жителям.

Но они, не имея навыков земледелия, ею «не пользовались, обрабатывать ее не стали, а жилые дома превратили в конюшни». 

На Украине политика коренизации получила название «украинизации»

  • 1 августа 1923 — Постановление ВУЦИК и СНК УССР об украинизации.
  • 12 октября 1924 — образование Молдавской АССР в составе УССР.

Александр Шумский — один из лидеров левой течения УПСР, член УКП (б), ВКП (б), нарком образования в 1924 — 1927начинал проведения украинизации. Погиб после войны

Нарком просвещения А. Шумский упрекал партийную организацию республики в том, что она недостаточно активно ведет борьбу с великодержавным шовинизмом, предлагал форсировать темпы украинизации партийного и государственного аппарата, учреждений культуры.

Нарком сочувствовал писателю Н. Хвылевому, который ориентировался в своих произведениях на буржуазный Запад и выступил с призывом «Прочь от Москвы».

Экономист М. Волобуев, отрицая необходимость единого социалистического хозяйства СССР, проповедовал идею экономической самостоятельности Украины – практически ее изоляции от СССР.

Николай Скрипник — один из организаторов КП (б) У народный комиссар просвещения в 1927 — 1933 гг,один из главных сторонников украинизации среди большевистского руководства, виступал за расширение прав УССР в составе СССР. Покончил жизнь самоубийством.

Наибольшие успехи и последствия украинизации:

  • на конец 1929 более 80% общеобразовательных школ и 30% высших учебных заведений вели обучение на украинском языке; 40% техникумов
  • переживала подъем и украинская пресса. Если в 1922 книги на родном языке составляли лишь 27% всех напечатанных в Украине, то в 1927 их количество увеличилось до 50%;
  • Украинский язык был введен в офицерских школах и крупных частных военного резерва в Украине;
  • 2/3 делопроизводства велось на украинском языке.
  • В КП (б) У — 55% украиноязычные, Комсомол — 65%, Советская властей — 59%Национальные административные единицы:
  • Молдавская АССР,
  • 7 немецких национальных районов,
  • 4 болгарских,
  • 1 польский,
  • 1 еврейский,
  • 954 национальных сельсоветов,
  • 100 национальных горсоветов,

Например, в Украинской ССР к весне 1938 года было 21656 школ, в которых преподавание велось на 21 языках.

  • С украинским языком преподавания имелась 18101 школа
  • с русским — 1550 школ,
  • еврейским — 312,
  • молдавским — 163,
  • узбекским — 19,
  • белорусским — 9,
  • болгарским — 54,
  • польским — 50,
  • немецким — 512,
  • чешским — 14, 
  • греко-эллинским — 12,
  • татарским — 5,
  • армянским — 4,
  • туркменским — 2,
  • киргизским — 1,
  • шведским — 1,
  • казахским — 1, 
  • смешанных — 838. 

Многие национальные школы были малокомплектными (например, в чешской школе Киева было 3 класса и 19 учащихся), а часть их учеников плохо знала русский язык, а также язык преподавания, низким был уровень обеспечения учителями и учебными пособиями.

(Вообще начальный всеобуч осуществлялся более 20-ти языках. В городе Белой Церкви (население 47 тис.

) на Киевщинев 1925 году было   13 украинских школ,    7 еврейских, 3 польские, 1 русская). Национальный состав Белой Церкви   в 1926 г.

, %: Украинцы  —   57   Евреи            — 36,4     Русские        — 3,4      Поляки        — 2,4 )

Украинизация

  • В 30 годы произошли изменения  в национальной политике страны. Если 20-е гг. прошли в СССР под лозунгами мировой революции и, как следствие, пролетарского интернационализма,
  • то в 30-х гг. ситуация изменилась. Формально все осталось по-прежнему и лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» никто не отменял вплоть до крушения советской власти в конце ХХ в., но, по сути, положение изменилось.

Во-первых, поражение трех вооруженных восстаний в Германии (1919, 1921, 1923 гг), одного в Венгрии (1919г.), Эстонии (1924) и Китае (1926-27 гг.

), поражение коммунистов в Германии в 1933 и приход Гитлера к власти окончательно убедили Советских руководителей , что победа мировой революции откладывается очень надолго и необходимо строить социализм в одной отдельно взятой стране, как им предлагал еще Ленин.

Во-вторых, приход нацистов к власти в Германии глубоко поразил Сталина, который рекомендовал своим коллегам по Политбюро учиться у Гитлера тому, как он расправился с оппозицией и за короткий срок сплотил вокруг себя всю нацию. Характерно, что важнейшим инструментом такого сплочения был образ врага, данный германской нации Гитлером в виде «еврея-кровопийцы».

Очевидно, что первое подвигло сталинское руководство страны на постепенный отказ де-факто от реального интернационализма в сторону возврата к великодержавности и старшинства одной нации над другой.

Именно в этот период Сталин впервые говорит о русском народе как о «старшем брате в большой семье советских народов» и в этот период начинается постепенный процесс русификации всей системы образования и культуры в СССР.

  • Прежде всего в национальных образованиях было отменено использование местных языков в государственных учреждениях.
  • В начальной и средней школе стало обязательным изучение второго, русского языка.
  • В то же время увеличивалось количество школ, где преподавание велось только на русском языке.
  • На русский язык было переведено преподавание в высшей школе.

Исключение составляли только Грузия и Армения, чьи народы ревностно оберегали первенство своих языков.

Особенно это было заметно в РСФСР, Украине и Белоруссии, где в 20-е гг. процветала т.н. «украинизация» и «белоруссизация» школ, подразумевавшая, что работа велась на языке основных народов, населявших тот или иной район – украинском, белорусском и идиш. Теперь разговорным языком в этих школах становился русский.

В это же время государственные языки Кавказа и Средней Азии прошли через двойную реформу алфавита. В 1939 г., спустя десять лет после перевода на латинскую графику, вновь была введена кириллица — русский алфавит. Эти реформы практически свели на нет предыдущие усилия по распространению грамотности и письменной культуры среди населения.

Тот же самый процесс проходил в 30-х гг. в системе органов милиции, судах, государственных учреждениях.

Признание русского языка государственным языком СССР преследовало не только идеологические цели.

  • Во- первых, это облегчало возможность межнационального общения, что в условиях проводимой экономической модернизации было немаловажным.
  • Во-вторых, это облегчало жизнь русского населения в национальных республиках, количество которого в связи с осуществлением пятилетних планов значительно увеличилось.
  • В-третьих, это давало возможность родителям, имевшим далеко идущие планы относительно будущего своих детей, отправлять их в школы, где они могли приобщиться к государственному языку и таким образом получить преимущества перед своими соотечественниками. Поэтому национальные элиты не протестовали против языковых нововведений.

Обретение народами бывшей Российской империи государственности и автономии вело к пробуждению чувства национальной общности, росту национальных настроений.

Политика коренизации (вовлечение представителей всех национальностей в состав руководящего аппарата, интеллигенции, рабочего класса) вела не только к позитивным сдвигам в структуре коренного населения, но и к оформлению местных элит с присущей им национальной спецификой, попытками обретения бесконтрольной самостоятельности, уклонами к местному национализму и сепаратизму.

Организуя реальную помощь отсталым в прошлом народам, государство в то же время превентивными ударами пыталось обезопаситься от национал-уклонизма и сепаратизма. Результатом стали растущие потери народов от репрессий.

Однако это не означает, что национальная политика в СССР представляла собой возврат к политике великорусского национализма и восстановлению бывшей империи. С этим не согласуется отсутствие признаков господства русских над «порабощенными» народами.

Эксплуатация русскими объединенных с ними народов была напрочь исключена. Русские области РСФСР, начиная с 1917 г., вынуждены были постоянно больше отдавать, чем получать от других народов, имевших свои национальные образования.

Русские, как и до революции, оставались главной опорой, государство  образующей нацией и во многом обеспечивали выживание и модернизацию всех советских республик.

Источник: https://i100rik.com.ua/natsionalnaya-politika-v-1920-e-1930-e-gg/

Национальная политика СССР в 20 – 30-е гг. XX в

§ 30. Национальная политика СССР в 20—30-е гг. XX в.

Вспомните, каковы были причины и принципы образования СССР. (с. 204)

Ответ: Причины создания СССР.

Сближение республик, с одной стороны, отвечало историческим традициям: столетиями складывавшаяся единая экономика, плодотворное культурное взаимодействие, участие в защите страны от внешних врагов.

С другой стороны, оно опиралось на сходство политических систем, возникших после Октября 1917г., на партийное единство: стоявшие у власти в этих государствах национальные компартии входили в состав РКП(б).

Принцип образования – федерация: республики сохраняют независимость и на условиях равноправия заключают договор об образовании союза (федерации). Речь шла о «новом союзе, новой федерации», «новом этаже, федерации равноправных ».

l. Как вы думаете, с какой целью проводилась политика «коренизации»? В чем ее противоречивость?

Ответ: Цель – сгладить противоречия между центральной властью и населением национальных республик СССР.

В то же время политика «коренизации» на деле нередко оборачивалась ущемлением прав других национальностей, прежде всего русского населения. Русские специалисты даже самой высокой квалификации изгонялись из учреждений и оставались без куска хлеба.

Началось насильственное вытеснение русских с занимаемых ими земель. В Киргизии во второй половине 20 — х гг. произошли массовые столкновения между местным и русским населением.

Во многом они были спровоцированы проведенной в 1922—1923 гг. земельной реформой, которая передала землю, принадлежащую русским переселенцам, коренным жителям.

Но они, не имея навыков земледелия, ею «не пользовались, обрабатывать ее не стали, а жилые дома превратили в конюшни».

2. Какие цели преследовала политика развития национальных языков и культур в 20 — е гг.?

Ответ: Эта либеральная языковая и культурная политика не была для советского правительства самоцелью.

С одной стороны, она должна была обеспечивать стабильность многонациональной державы; с другой — служила своего рода рекламной вывеской, рассчитанной на зарубежье, которое должно было быть, по стратегическим замыслам большевиков, вовлечено в революцию. К тому же и школы, и издания на родном языке должны были распространять коммунистическую идеологию среди нерусских народов.

3. Как вы думаете, почему политика ужесточения в национальном вопросе началась с наступления на ислам?

Ответ: Потому что сама религия отличалась от официальной идеологии. Среди мусульман действовали законы шариата, а не те, что установлены государством. А также проводилось религиозное образование, которое не соответствовало той официальной идеологии.

Например, шумные пропагандистские кампании были проведены против ритуальных молитв и празднования Рамадана.

В официальном постановлении по этому поводу говорилось, что эти «унизительные и реакционные обычаи» не дают возможности рабочим «принять активное участие в строительстве социализма», поскольку противоречат принципам трудовой дисциплины и плановым началам экономики. Мусульманские традиции не соответствовали нормам мусульманской морали.

4. Каковы последствия политики распространения русского языка в национально — государственных образованиях СССР?

Ответ: Увеличилось количество школ, в которых преподавание велось только на русском языке. На русский язык было переведено преподавание в высшей школе. Исключение составляли только Грузия и Армения, чьи народы ревностно оберегали первенство своих языков.

В это же время государственные языки Кавказа и Средней Азии прошли через двойную реформу алфавита. В 1939 г., спустя десять лет после перевода на латинскую графику, вновь была введена кириллица — русский алфавит. Эти реформы практически свели на нет предыдущие усилия по распространению грамотности и письменной культуры среди населения.

Русский язык стал языком военного обучения и командования. Таким образом, солдаты должны были хоть в какой — то степени овладеть русским языком, если начальная школа не дала им необходимых знаний.

5. Как и почему изменилась кадровая политика центральной власти в национальных республиках?

Ответ: Так как директивные изменения в экономике и централизация управления отнюдь не всегда с радостью встречались местными лидерами, то руководителей все чаще стали присылать из центра.

В 1937—1938 гг. фактически полностью были заменены партийные и хозяйственные руководители национальных республик. Многие ведущие деятели просвещения, литературы и искусства были репрессированы. Обычно местных руководителей заменяли русскими, иногда — более «понятливыми» представителями коренных народов.

6. Украинский прозаик и поэт Микола Хвылевой в ряде статей, опубликованных еще в 1925 г., утверждал, что «пока пролетариат не овладеет украинской культурой, невозможно, чтобы культурная революция на Украине дала желаемые результаты», а мешает этому «русский мещанин, у которого в печенках сидит эта украинизация…

который со скрежетом зубовным изучает этот «собачий язык», который кричит в Москву: «Спасайте!» Не надо смешивать наш политический союз с Россией с литературой… Поляки никогда не дали бы Мицкевича, если бы они не перестали ориентироваться на русское искусство.

Дело в том, что русская литература веками тяготеет над нами как господин положения, который приучил нашу психику к рабскому подражанию… Идеи пролетариата нам известны и без московского искусства… Даешь собственный ум! Прочь от Москвы!».

Хорошо понимая, что его могут обвинить в национализме, Хвылевой оговаривал, что он ведет речь не о пролетарской коммунистической Москве, где центр мировой революции — Коминтерн, а о Москве литературных мещан и великорусских бюрократов. Согласны ли вы с подобной точкой зрения? Как отнесся к подобным высказываниям Сталин?

Ответ: С его точкой зрения можно согласится. Несмотря на некоторое послабление в национальном вопросе, и в частности в вопросе развития национальных культур, все равно нужным было писать и создавать те произведения, которые будут подкреплять существующую идеологию и сплачивать людей для достижения необходимой цели.

Иосиф Сталин пишет 26 апреля 1926 года специальное письмо главе украинских большевиков Лазарю Кагановичу с решительным осуждением позиции Николая Хвылевого, который, зовет украинский народ “прочь от Москвы”.

Источник: https://resheba.me/gdz/istorija/11-klass/aleksashkina/30

§ 30. Национальная политика СССР в 20—30-е гг. XX в

§ 30. Национальная политика СССР в 20—30-е гг. XX в.

(Вспомните, каковы были причины и принципы образования СССР.) 1.

Политика «коренизации». Введение в 1921 г. нэпа сопровождалось гибкой национальной политикой, призванной привлечь нерусское население и интегрировать его в Советское государство.

В противоположность дореволюционной дискриминационной политике всем народам были предоставлены равные политические и культурные права, что считалось главным средством достижения равенства в социально-экономическом развитии разных народов, преодоления отсталости менее развитых этносов.

Для того чтобы восполнить потери, понесенные русским образованным обществом в мировой и Гражданской войнах, революции и эмиграции, советское правительство стало привлекать к управленческой работе представителей мобильных групп-диаспор. В первую очередь это коснулось евреев.

Евреи, на которых теперь больше не распространялись никакие ограничения, в массовом порядке устремились в города России и в ее учебные заведения. Многие из них были весьма лояльны к новому советскому режиму.

Привлекались также армяне и грузины, которые активно участвовали в социалистическом движении и имели относительно высокий образовательный уровень.

В партийных организациях, в государственных структурах, прежде всего в высших эшелонах власти, в рядах новой интеллигенции, в науке и культуре в 20-е и 30-е гг. были весьма значительно представлены евреи, армяне и грузины (впрочем, часто обрусевшие).

В то же время Советское государство отказалось от практики насаждения русских в органы управления и административные структуры на национальных окраинах и вернулось к традиционным методам привлечения в эти структуры лояльных нерусских элит. С этой целью проводилась политика так называемой «коренизации».

И хотя низкий образовательный уровень и недостаток индустриальных рабочих, составлявших опору советской власти, осложняли процесс «коренизации», доля «титульной» (давшее имя соответствующей республике) нации среди местной бюрократии составляла в 1929 г. на Украине 59%, в Белоруссии 66%, в Армении 95%.

Однако в Средней Азии, где все еще не хватало образованных кадров, европейцы по-прежнему преобладали в государственных управленческих структурах.

В то же время политика «коренизации» на деле нередко оборачивалась ущемлением прав других национальностей, прежде всего русского населения. Русские специалисты даже самой высокой квалификации изгонялись из учреждений и оставались без куска хлеба.

Началось насильственное вытеснение русских с занимаемых ими земель. В Киргизии во второй половине 20-х гг. произошли массовые столкновения между местным и русским населением.

Во многом они были спровоцированы проведенной в 1922—1923 гг. земельной реформой, которая передала землю, принадлежащую русским переселенцам, коренным жителям.

Но они, не имея навыков земледелия, ею «не пользовались, обрабатывать ее не стали, а жилые дома превратили в конюшни». 2.

Развитие национальных языков и культуры в 20-е гг. Национальная политика 20-х гг. отличалась также терпимостью по отношению к нерусским языкам и культурам и даже целенаправленно способствовала развитию «малых» языков. Для 48 этносов впервые были созданы новые письменные языки, в частности, это касалось туркмен, башкир, чеченцев, малочисленных народов Сибири.

Национальные языки все шире внедрялись в управление, юстицию (прежде всего в низших звеньях судопроизводства), а также в школьную систему. В духе интернационализма и модернизации в конце 20-х гг. для 70 языков, прежде всего мусульман, ламаистов и некоторых христианизированных языческих этносов, была введена письменность на основе латинской графики.

Преимущества латинского алфавита перед кириллицей, во-первых, символизировали разрыв с поздним самодержавием, односторонне внедрявшим только русский язык; во-вторых, это соответствовало духу времени, проникнутому ожиданиями мировой революции; наконец, отказ от арабской письменности у мусульман и от старомонгольской системы письма у буддистов означал разрыв с их прежним культурным наследием и религией.

Развернувшаяся в стране борьба за ликвидацию неграмотности способствовала повсеместному учреждению школ на родных языках. Несмотря на большие трудности, эта программа успешно проводилась в жизнь: уже в 1927 г. 90% белорусских школьников, 94% киргизских и почти 96% татарских в соответствующих республиках занимались в начальных школах на своих родных языках.

Такие школы создавались и для тех народов, у которых не было собственных республик. Так, половина украинских евреев обучалась в школах на языке идиш. Обучение в начальных школах РСФСР в 1935 г. шло не менее чем на 80 языках, в Узбекистане — на 22, в Даге- стане — на 12.

Однако из-за отсутствия национальных учительских кадров качество преподавания в них было невысоким и распространение грамотности шло медленно.

Прорыв здесь был достигнут только в 30-е гг. Постепенно разворачивалось также создание средних и высших учебных заведений на родных языках народов СССР, что в значительной мере способствовало формированию национальных элит. Одновременно и параллельно форсировалось издательское дело на национальных языках. В 1933 г.

37% газетного тиража в стране представляли собой газеты на нерусских языках, в 1938 г. периодическая печать выходила на 66 языках. Литература, искусство и наука в отдельных республиках и национальных образованиях переживали свой подъем. В этом участвовали и некоммунисты: например, М. С.

Грушевский, бывший глава Центральной рады, стал первым председателем отделения истории Украинской академии наук.

Эта либеральная языковая и культурная политика не была для советского правительства самоцелью.

С одной стороны, она должна была обеспечивать стабильность многонациональной державы; с другой — служила своего рода рекламной вывеской, рассчитанной на зарубежье, которое должно было быть, по стратегическим замыслам большевиков, вовлечено в революцию. К тому же и школы, и издания на родном языке должны были распространять коммунистическую идеологию среди нерусских народов. 3.

Наступление на ислам. И все же либеральная национальная политика уже во второй половине 20-х гг. достигла границ, обозначенных идеологией. Об этом свидетельствует изменение отношения большевиков к мусульманской религии.

Церковные земельные владения, доходы с которых шли на содержание мечетей, школ и больниц, были упразднены. Земли передавались крестьянству, школы, дававшие религиозное образование, заменялись светскими, а больницы включались в государственную систему здравоохранения. Большинство мечетей было закрыто.

Были упразднены и суды шариата, а дела переданы в советские правоохранительные органы.

Нередко власти оказывали бесцеремонное давление на крестьян, требуя «добровольного» решения крестьянского схода о закрытии местной мечети и превращении ее в школу, клуб, кинотеатр или читальный зал.

Отстраненных от своих обязанностей священнослужителей заставляли публично каяться в том, что они «обманывали народ». Для особо строптивых в Уголовный кодекс была введена статья, применявшаяся только в мусульманских регионах.

Она предусматривала наказание за использование религиозных предрассудков масс с целью «свержения рабоче-крестьянского правительства» или с целью «организации сопротивления его законам и декретам».

В городах по указанию центра началась кампания по искоренению мусульманских традиций, не соответствующих нормам «коммунистической морали». Решительными были действия властей против обычая закрывать лица у женщин. В 1927 г.

в Международный женский день собранные на митинги женщины демонстративно срывали с себя паранджи и бросали их в огромные костры. Для многих верующих это зрелище стало настоящим потрясением. Плачевной была судьба и первых представительниц этого движения.

Появление их в общественных местах вызывало взрыв негодования, нередко заканчивалось их избиением, а то и убийством.

Шумные пропагандистские кампании были проведены против ритуальных молитв и празднования Рамадана. В официальном постановлении по этому поводу говорилось, что эти «унизительные и реакционные обычаи» не дают возможности рабочим «принять активное участие в строительстве социализма», поскольку противоречат принципам трудовой дисциплины и плановым началам экономики.

Были также запрещены многоженство и уплата калыма (выкупа за невесту) как несовместимые с советским семейным законодательством.

Паломничество в Мекку, которое каждый мусульманин обязан совершить хотя бы один раз в жизни, из года в год затруднялось жесткими правилами, существовавшими на советских границах, а в 1935 г. было вообще запрещено. Тем самым власть прекратила контакты мусульман, проживающих в СССР, с их единоверцами за рубежом.

Все эти меры вызывали яростное недовольство, которое, впрочем, не приняло масштабов массового сопротивления. Тем не менее несколько чеченских имамов объявили священную войну против врагов Аллаха. В 1928— 1929 гг. вспыхнули восстания среди горцев Северного Кавказа. В Средней Азии вновь подняло голову басмаческое движение. Эти движения пришлось подавлять при помощи армейских частей.

Репрессии, обрушившиеся на мусульман, привели к тому, что люди перестали открыто демонстрировать свою приверженность исламу. Однако мусульманская вера и обычаи никогда не исчезали из семейного быта. Возникали и тайные религиозные братства. Их члены, имеющие мусульманское образование, но никак не проявлявшие это внешне, совершали втайне религиозные обряды и церемонии. 4.

Советизация национальных культур. В конце 20-х — 30-е гг. был свернут курс на развитие национальных языков и национальной культуры. Уже в 1926 г. Сталин упрекал украинского наркома образования в том, что его политика приводит к отрыву украинской культуры от общесоветской, в основе которой лежит русская культура с «ее высшим достижением — ленинизмом».

Прежде всего в национальных образованиях было отменено использование местных языков в государственных учреждениях. В начальной и средней школе стало обязательным изучение второго, русского языка.

В то же время увеличивалось количество школ, где преподавание велось только на русском языке. На русский язык было переведено преподавание в высшей школе.

Исключение составляли только Грузия и Армения, чьи народы ревностно оберегали первенство своих языков.

В это же время государственные языки Кавказа и Средней Азии прошли через двойную реформу алфавита. В 1939 г., спустя десять лет после перевода на латинскую графику, вновь была введена кириллица — русский алфавит. Эти реформы практически свели на нет предыдущие усилия по распространению грамотности и письменной культуры среди населения.

Эксперименты в области языка дополнялись попытками советизации местных литератур. Национальные поэты и прозаики стали прикармливаться чиновниками из Союза писателей.

За это они должны были создавать на местных языках произведения, восхваляющие Ленина, Сталина, партию или успехи коллективизации и индустриализации. Переводчики создавали русскоязычную версию этих произведений.

Местные писатели, обласканные наградами и привилегиями, становились частью многонациональной советской культурной элиты. Штаб-квартира ее размещалась в Москве. Многие писатели теряли чувство общности с историей своего народа и культурные корни.

Интенсивная индустриализация, начавшаяся в конце 20-х гг. на национальных окраинах, вытолкнула огромное количество крестьян в города. Они принесли туда свой язык и культуру, но многие из них были неграмотными.

Они усвоили грамоту, уже став промышленными рабочими, так как советская власть активно проводила курс на ликвидацию неграмотности. Само собой разумеется, что учились они здесь русской грамоте.

Таким образом национальная культура и языки стали вытесняться в городах массовой русской грамотностью.

Еще одним источником приобщения к русскому языку стала армия. В 1920-х гг. с введением всеобщей воинской повинности предпринимались попытки создания этнически однородных частей либо таких, где количественно преобладали представители местных народов. Однако даже тогда командирами обычно были либо русские, либо украинцы. В 1938 г.

практика формирования национальных воинских частей была ликвидирована. Новобранцы принудительно направлялись в соединения со смешанным национальным составом, расквартированные далеко от их родины. Русский язык стал языком военного обучения и командования.

Таким образом, солдаты должны были хоть в какой-то степени овладеть русским языком, если начальная школа не дала им необходимых знаний.

Признание русского языка государственным языком СССР преследовало не только идеологические цели. Во- первых, это облегчало возможность межнационального общения, что в условиях проводимой экономической модернизации было немаловажным.

Во-вторых, это облегчало жизнь русского населения в национальных республиках, количество которого в связи с осуществлением пятилетних планов значительно увеличилось.

В-третьих, это давало возможность родителям, имевшим далеко идущие планы относительно будущего своих детей, отправлять их в школы, где они могли приобщиться к государственному языку и таким образом получить преимущества перед

Церковные ценности, сданные на переплавку

209

своими соотечественниками. Поэтому национальные элиты не протестовали против языковых нововведений.

Однако повышение статуса русского языка вовсе не означало возвращение к царской политике русификации. Антирелигиозная кампания и коллективизация сельского хозяйства нанесли сокрушительный удар по всем национальным культурам, которые были по преимуществу деревенскими и содержали сильный религиозный элемент, в том числе и по русской культуре.

Большая часть русских сел лишилась православных церквей, священников и традиционной системы землевладения — всего того, что было важнейшими элементами русской национальной культуры. То же можно сказать и о Белоруссии и Украине.

К тому же русский язык стал теперь выразителем многонациональной партийной советской культуры, а не русской в традиционном ее понимании. 5.

Выравнивание экономического уровня национальных окраин. Уничтожение национальных кадров.

Одной из основных задач индустриализации и коллективизации партия провозгласила поднятие уровня экономического развития национальных окраин.

Для выполнения этой задачи использовались одни и те же универсальные методы, которые зачастую совершенно не учитывали национальные традиции и особенности хозяйственной деятельности разных народов.

Показательным был пример Казахстана, где коллективизация прежде всего была связана с усиленными попытками заставить кочевой народ перейти к пахотному земледелию. В 1929—1932 гг. скот, и особенно овцы, были в Казахстане буквально уничтожены. Численность казахов, занимающихся скотоводством, с 80% от общего количества населения снизилась почти до 25%.

Действия властей настолько не соответствовали национальным традициям, что ответом на них стала жестокая гражданская война. Басмачи, почти исчезнувшие в конце 20-х гг., появились вновь. Теперь к ним примкнули те, кто отказался вступить в колхозы. Повстанцы устраивали набеги на колхозы, убивая начальство и партработников.

Сотни тысяч казахов со своими стадами ушли за границу, в Китайский Туркестан.

Провозглашая курс на выравнивание экономического уровня национальных окраин, центральная власть в то же время демонстрировала колониальные замашки. Первый пятилетний план, например, предполагал сокращение посевов злаковых культур в Узбекистане, а взамен до невероятных размеров расширялось производство хлопка. Большая его часть должна была стать сырьем для фабрик Европейской России.

Такая политика угрожала превра- тить Узбекистан в сырьевой придаток, поэтому она вызывала сильное сопротивление. Руководители Узбекской республики выработали альтернативный план экономического развития, который предполагал большую самостоятельность и многосторонность республиканской экономики.

План этот был отвергнут, а его авторы арестованы и расстреляны по обвинению в «буржуазном национализме».

С началом индустриализации и коллективизации корректировке подвергся и принцип «коренизации». Так как директивные изменения в экономике и централизация управления отнюдь не всегда с радостью встречались местными лидерами, то руководителей все чаще стали присылать из центра.

В 1937—1938 гг. фактически полностью были заменены партийные и хозяйственные руководители национальных республик. Многие ведущие деятели просвещения, литературы и искусства были репрессированы. Обычно местных руководителей заменяли русскими, иногда — более «понятливыми» представителями коренных народов.

Таким образом, сталинская политика отошла от старых образцов сотрудничества с нерусскими элитами и культурной толерантности и своими установками на модернизацию, централизацию и унификацию очень напоминала эпоху позднего самодержавия.

1. Как вы думаете, с какой целью проводилась политика «коренизации»? В чем ее противоречивость? 2. Какие цели преследовала политика развития национальных языков и культур в 20-е гг.? 3. Как вы думаете, почему политика ужесточения в национальном вопросе началась с наступления на ислам? 4.

Каковы последствия политики распространения русского языка в национально-государственных образованиях СССР? 5. Как и почему изменилась кадровая политика центральной власти в национальных республиках? 6. Украинский прозаик и поэт Микола Хвылевой в ряде статей, опубликованных еще в 1925 г.

, утверждал, что «пока пролетариат не овладеет украинской культурой, невозможно, чтобы культурная революция на Украине дала желаемые результаты», а мешает этому «русский мещанин, у которого в печенках сидит эта украинизация…

который со скрежетом зубовным изучает этот «собачий язык», который кричит в Москву: «Спасайте!» Не надо смешивать наш политический союз с Россией с литературой… Поляки никогда не дали бы Мицкевича, если бы они не перестали ориентироваться на русское искусство.

Дело в том, что русская литература веками тяготеет над нами как господин положения, который приучил нашу психику к рабскому подражанию… Идеи пролетариата нам известны и без московского искусства… Даешь собственный ум! Прочь от Москвы!».

Хорошо понимая, что его могут обвинить в национализме, Хвылевой оговаривал, что он ведет речь не о пролетарской коммунистической Москве, где центр мировой революции — Коминтерн, а о Москве литературных мещан и великорусских бюрократов. Согласны ли вы с подобной точкой зрения? Как отнесся к подобным высказываниям Сталин?

1

?

Источник: https://bookucheba.com/istoriya-rossii/natsionalnaya-politika-sssr-30236.html

Book for ucheba
Добавить комментарий