1. И. В. СТАЛИН О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ К ИЮНЮ 1918 г.

1. И. В. СТАЛИН О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ К ИЮНЮ 1918 г

1. И. В. СТАЛИН О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ К ИЮНЮ 1918 г.

  № 237. Статья И. В. Сталина «О Донщине и Северном Кавказе» (факты и махинации)[71]. Украинская делегация в Киеве на первом заседании мирной конференции заявила, что у нее имеются заявления донского, северокавказского и других «правительств», объявивших себя отделившимися от России и установившими дружественные отношения с Украинско-

германским правительством.

Мы не против переговоров с представителями Советской власти, заявил председатель украинской делегации г. Шелухин, но мы хотели бы знать, на какие собственно области простирается власть Российской Федерации, ибо у меня имеются заявления целого ряда правительств (Дона, Северного Кавказа и т. д.), не желающих оставаться в составе России. Турки и германцы не только не возражают против этого выступления украинцев, а наоборот, в целом ряде официальных заявлений подтверждают претензии упомянутых полулегальных «правительств», цепляясь за них, как за формальное средство для целей «самоопределения» новых территорий… Но что это за загадочные «правительства», откуда они пришли? Прежде всего странно, что покровителем этих «правительств» и официальным застрельщиком всей этой кампании выступает Украинское гетманское правительство, вчера только появившееся на свет милостью… во всяком случае не народа. По какому собственно праву решается украинская делегация так говорить с Советской властью, свободно избранной десятком миллионов населения Российской Федерации и сплотившей вокруг себя, между прочим, широкие областные советы Дона, Кубани, Черноморья, Терека, избранные миллионами населения этих областей? Какой вес может представлять ввиду всего этого нынешнее Украинское правительство, не только не избранное народом, но не имеющее за собой даже подстроенного цензового сейма, вроде хотя бы, верхушечного Ландтага? Кроме того можно считать доказанным, что если бы мирная конференция происходила не в Киеве, а где-либо на нейтральной почве, свергнутая недавно Украинская рада не преминула бы предстать с заявлением о том, что договор с гетманским правительством не может связать украинского народа, не признающего этого правительства, при чем два вопроса: 1) чьи полномочия можно было бы признать в таком случае более действительными, гетманского правительства или Украинской рады, 2) что могла бы тогда возразить нынешняя Украинская делегация, высоко ценящая всякие «заявления»… Во-вторых, не менее странно, что Германия, поддерживающая заявления Украинской делегации и усиленно заигрывающая с авантюристскими «правительствами» Дона и Северного Кавказа в интересах «самоопределения», ни единым словом не заикается о самоопределении польской Познани, датской Шлезвиг-Голынтинии, французской Эльзас-Лотарингии. Нужно ли еще доказывать, что в сравнении с массовыми протестами датчан, поляков и французов указанных областей авантюристские заявления наскоро испеченных и никем не признанных «правительств» юга России теряют всякий вес, всякую ценность, всякое приличие… Но все это—«мелочи». Перейдем к делу. Итак, каково происхождение мифических «правительств» юга России. «Двадцать первого октября 1917 г.,—говорит Донское «правительство» в своей «ноте»,—в городе Владикавказе был подписан договор об образовании нового федеративного государства юго-восточного союза, в состав которого вступили население территорий казачьих

войск Донского, Кубанскою и Астраханского, горцы Северного Кавказа и Черноморского побережья и вольные народы юго-востока России».

Почти то же самое говорит радио-телеграмма представителей Северо-Кавказского «правительства» Чермоева и Бамматова[72], доставленная нам 16 мая: «Народы Кавказа закономерно избрали национальное собрание, которое, собравшись в мае и сентябре 1917 года, заявило об образовании союза горцев Кавказа» [73], причем «союз горцев Кавказа решает отделиться от России и образовать независимое государство, территория же этого государства будет иметь своими границами на Севере те же самые географические границы, какие имели области и провинции Дагестана, Терека, Ставрополя и Кубани и Черного моря в бывшей русской империи, с запада Черное море, с Востока— Каспийское». Итак, накануне победы Октябрьской революции, свергшей правительство Керенского, связанные с этим правительством кучки авантюристов собрались, оказывается, во Владикавказе, объявили себя «полномочными» правительствами, а юг России—отделенным от последней, причем они не потрудились даже спросить согласия на то населения. Конечно, в свободной стране, вроде России, никому не возбраняется предаваться сепаратистским мечтаниям, причем легко понять, что за авантюристскими заявлениями мечтателей, с которыми ни на ноту не связаны народы юга России, Советская власть не могла и не должна была гнаться. Мы не сомневаемся, что если бы Германия предоставила гражданам такую же свободу, какой пользуются ныне в России,—Познань, Эльзас-Лотарингия, Польша, Курляндия, Эстляндия и проч. покрылись бы сетью национальных правительств, имеющих гораздо больше оснований называться правительствами, чем изгнанные своими же народами и находящиеся теперь в эмиграции Богаевские и Красновы, Бамматовы и Чермоевы… Такова картина возникновения мифических «правительств» юга России. «Нота» Донского «правительства» и радио-телеграмма Чермоева говорят о прошлом, о сентябре и октябре 1917 года и о Владикавказе, как убежище отставных генералов. Но с того времени прошло около года. За это время образовались Донской, Кубанеко-Черноморский и Терский областные народ'ные советы, объединяющие вокруг себя МИЛЛИОНЫ населения, казаков и иногородних, абхазцев и русских, чеченцев и ингушей, осетин и кабардинцев, грузин и армян. Население этих областей давно уже признало Советскую власть, широко пользуясь предоставленным им правом самоопределения. А Владикавказ, бывшая резиденция Карауловых и Богаевских Чермоевых и Бамматовых, уже давно объявил себя местом пребывания Терского Народного Совета. Спрашивается, какое значение могут иметь ископаемые генералы и их авантюристские заявления летом 1917 года перед лицом этих всем известных фактов? В сентябре и октябре в России еще существовало правительство Керенского, сыпавшее тогда гром и молнии на загнанную в подполье большевистскую партию, ныне стоящую у власти. Если для украинской делегации и Германского . правительства сентябрь и октябрь месяцы 1917 года имеют такое сакраментальное значение,—почему бы им не пригласить на мирную конференцию остатки правительства Керенского, тогда еще здравствовавшего, точно также как они это делают по отношению к остаткам «правительств» Чермоевых и Карауловых, также здравствовавших в сентябре и октябре 1917 года? Или еще: чем собственно предпочтительнее сентябрь 1917 года перед апрелем 1918 года, когда Украинская рада, снарядившая было делегацию для переговоров с Советской властью, в один миг была сброшена в политическое небытие «на основании» немецкого «толкования» принципа самоопределения народов. Или, наконец: почему заявление изгнанного казаками казачьего генерала Краснова, попавшего в плен к советским войскам под Гатчиной в конце 1917 года и потом освобожденного. Советской властью на честное слово, почему его заявление считается «политическим актом большой важности», а заявление, например, Крымского Совнаркома, сплачивавшего вокруг себя сотни тысяч русского и татарского населения и трижды по радио объявившего о неразрывной связи Крыма с Российской Федерацией,—считается не имеющим политического значения? Почему изгнанный казаками генерал Краснов пользуется особым покрокительстЕом украинско-германских правителей, а свободно избранный населением Крымский Совнарком разбойнически расстрелян?.. 225 15 Документы И, Г. В., т. I Очевидно, дело тут не в подлинности «заявлений» и не в массах, поддерживающих эти «заявления». Дело тем более не в самоопределении, варварски истасканном и искаженном официальными грабителями. Дело просто в том, что «заявления» очень выгодны украинско- немецким любителям империалистских махинаций, ибо хgt;ни удобно прикрывают их стремления к захвату и порабощению новых территорий. Характерно, что из целого ряда делегаций так называемого Донского правительства, столь же «законных», как и делегация генерала Краснова, украино-немцы остановились на последней делегации, так как все остальные делегации придерживались не немецкой «ориентации». Причем надуманность и искусственность «правительства» Краснова—Богаевского до того очевидна, что целый ряд назначенных Красновым министров (Парамонов, министр народного просвещения и Семенов, министр земледелия) официально отказался от назначений, мотивировав свой отказ тем, что «назначение их в качестве министров сделано генералом Красновым в их отсутствии». Но украинско-немецких самоопределителей это, очевидно, ни мало не смущает, ибо Краснов им удобен как ширма. Не менее характерно, что так называемый юго-восточный союз, в бозе почивший еще в январе месяце, в мае вдруг воскрес где-то на Украине или даже в Константинополе, причем еще не все народы Северного Кавказа знают, что давно похороненные ими «правительства» продолжают нелегально «существовать» не то в Константинополе, не то в Киеве, откуда собираются они писать для них законы. Украинско-немецких самоопределителей не смущает очевидно и эта, нехитрая махинация, ибо она дает возможность поживиться. Таковы «дела» жаждущих власти авантюристов юга России, с одной стороны, и творцов политических махинаций—с другой. Каково же отношение самих народов Юга России к вопросу о независимости, именем которых (народов) прикрываются господа самоопределители. Начнем с Дона. Уже с февраля месяца существует автономная Донская Советская Республика, объединяющая вокруг себя громадное большинство населения области. Ни для кого не тайна, что на Областном съезде в апреле, собравшем более 700 делегатов, громогласно была подтверждена неразрывная связь с Россией, автономную часть которой составляет Донская Республика. Вот что говорит Центральный Исполнительный Комитет Донской Республики по поводу претензий новоиспеченного «правительства» Краснова—Богаевского в своей резолюции от 28 мая: «Центральный Исполнительный Комитет Донской Советской Республики доводит до сведения Совета Народных Комиссаров и мирной конференции в Киеве, что никакой власти на Дону нет, кроме Центрального Исполнительного- Комитета и его президиума. Всякое другое правительство, которое себя объявило или объявит, есть государственные преступники, которые будут преданы народному суду ва государственную измену. В данное время нам сообщили, что на мирной конференции выступает делегация от Донского правительства. Мы, как государственная власть, заявляем Совету Народных Комиссаров и мирной конференции в Киеве, что без документов Советской власти Донской Республики никакие делегаты не должны допускаться для ведения мирных переговоров и если таковые имеются, то мы объявляем их незаконными и самозванными, которые, как государственные преступники, будут преданы суду. Центральный Испол- 226 нительный Комитет требует от мирной конференции отстранить само- . званную делегацию «Донского правительства», ибо она незаконна и не может быть допущена для ведения мирных переговоров. Председатель Центрального Исполнительного Комитета В. Ковалев, Секретарь В. Пужалев (принята 28 мая). Царицын». Перейдем к Кубани. Всем известна Кубанско-Чериоморская Автономная Советская Республика, сплачивающая вокруг себя 90 о/о населения всех без исключения отделов и округов области. Всем известен многочисленный съезд Кубанско-Черноморской области с участием чеченцев, ингушей в апреле этого года под председательством казака Я. Полуяна, торжественно подтвердивший неразрывную связь области с Россией и столь же торжественно объявивший вне закона любителей авантюр, всяких Филимоновых[74] и Красновых. Впрочем, десятки тысяч стоящих под ружьем кубанцев, грудью своей защищающих Советскую Россию от Сухума до Батайска, достаточно красноречиво говорят о чувствах и симпатиях Кубани и Черноморья. Мы уже не говорим о флоте, гибели которого ждут не дождутся благодетели Красновых—Филимоновых… Наконец Терская область. Ни для кого не тайна, что на Тереке существует Терский Областной Народный Совет, объединяющий вокруг себя все, или почти все (95о/о) аулы и станицы, деревни, местечки, не говоря уже о городах. Уже на первом Областном съезде в январе этого года все без исключения делегаты высказались за Советскую власть и за неразрывную связь с Россией. Второй съезд[75]в апреле, более широкий и многолюдный, чем первый, торжественно подтвердил связь с Россией, объявив область автономной советской республикой Российской Федерации. Происходящий ныне третий областной съезд[76] делает шаг вперед, переходя от слов к делу, и призывает граждан к оружию для защиты Терека, и не только Терека,от покушений со стороны непрошенных гостей. Так называемая пота так называемого Донского правительства очень много говорит о «вольных народах юго-востока», стремящихся якобы к отделению от России. Полагая, что факты являются лучшим опровержением «заявлений», мы предоставляем слово фактам. Прежде всего выслушаем резолюцию Терского Народного Совета. «Экстренное заседание чеченско-ингушской фракции Терского Народного Совета, обсудив сообщение об объявлении Северного Кавказа независимым, единогласно приняло следующую резолюцию,: объявление независимости Северного Кавказа есть чрезвычайно важный акт, который должен происходить с ведома и согласия всего заинтересованного населения. Чеченско-ингушская фракция констатирует, что никаких делегатов для каких бы то ни было переговоров с Оттоманской делегацией в Трапезунде или с Оттоманским правительством в Константинополе чеченско-ингушский народ не посылал, что вопрос о независимости ни в каких органах и собраниях, выражающих волю чеченско-ингушского народа, никогда не обсуждался. Поэтому лиц, смеющих говорить от имени народа, который их не выбирал, чеченско-ингушская фракция считает самозванцами и врагами народа. Чеченско-ингушская фракция заявляет, что единственное спасение всех горцев Северного Кавказа и завоеванных революцией свобод заключается в тесном единении с Российской революционной демократией. Это диктуется им не только врожденной любовью к свободе, но и теми экономическими отношениями, которые в последнее десятилетие тесно спаяли Северный Кавказ и Центральную Россию в одно неразрывное целое». (Принята 9 мая. См. «Народная власть», орган Терского Народного Совета.) А вот и выдержка из пламенной речи оратора ингушей и чеченцев на заседании Терского Народного Совета тов. Шерипова 1, достаточно определенная для того, чтобы пресечь всякие нарекания на дагестанцев: «Благодаря великой Русской революции мы получили ту прекрасную свободу, за которую столетия бились наши предки и кидались на штыки побежденные. Теперь, когда мы получили гарантию права на самоопределение, это право народ никогда никому не отдаст. Сейчас о независимости Северного Кавказа говорят помещики, князья, провокаторы и шпионы и все те, с кем Шамиль вел смертельную борьбу в течение 50 лет. Сейчас есть отдельные попытки со стороны этих врагов народа провозгласить независимость Кавказа и объявить имам- * Тйерипов Асланбек—один из крупнейших работников Терской республики, руководитель чеченско-ингушской фракции Терского народного совета, народный комиссар по делам национальностей Терской республики в 1918 г. Организатор и командующий чеченской Красной Армией в 1918— 1919 гг. Погиб в бою с деникинцами у слободы Воздвиженской (Чечня) 11 сентября 1919 г. ство. Но я утверждаю, что предкам этих князей Шамиль рубил головы и так он поступил бы и теперь. Наша фракция, представляющая Ингушский и Чеченский народ, в экстренном заседании свой взгляд на вопрос об объявлении независимости Северного Кавказа выразила в известной резолюции». (См. выше. Взято из «Народной власти».) «Терскому Народному Совету из телеграмм стало известно, будто Делегаты Северного Кавказа, находящиеся в Константинополе, объявили независимость Северного Кавказа, нотифицировали ее перед императорским турецким правительством и другими державами. Терский Народный Совет в составе фракций: чеченской, кабардинской, осетинской, ингушской, казачьей и иногородней, удостоверяет, что народы Терского края никогда, никого и никуда для указанной выше цели не делегировали, что если отдельные лица, находящиеся ныне в Константинополе, выдают себя за делегатов народов Терского Края и действуют от имени этих народов, то это является с их стороны не чем иным, как самозванством и авантюрой. Терский Народный Совет выражает свое удивление политической близорукости ,и наивности турецкого правительства, которое могли ввести в заблуждение проходимцы. Терский Народный Совет в составе перечисленных фракций заявляет, что народы Терского Края составляют неотъемлемую часть Российской Федеративной Республики. Терский Народный Совет протестует протав втягивания Северного Кавказа закавказским правительством в акт объявления независимости Закавказья». (См. «Народная Власть», орган Терского Народного Совета.) (Резолюция принята единогласно 9 мая). Пусть говорят теперь оклеветанные узурпаторами и их покровите- лями чеченцы и ингуши. Вот резолюция их фракций, сплачивающая всех или почти всех ингушей и чеченцев. Таковы факты. Известно ли все это немецко-украинско-турецким самоопределителям? Конечно, да! Ибо областные Советы Юга России действуют совершенно открыто, на глазах у всех, а агенты этих господ читают наши газеты достаточно внимательно для того, чтобы не упустить из виду всем известных фактов. К чему же сводится в таком случае упомянутое выше заявление Украинской делегации о мифических «правительствах», поддерживаемое словом и делом немцами и турками? Только к одному: использовать мишурные «правительства», как ширму, для захватов и порабощения новых земель. Прикрываясь Украинской радой, немцы двинулись вперед «на основании Брестского договора» (о, конечно!) и заняли Украину. Но теперь Украина как ширма, как прикрытие, видимо, исчерпала себя, между тем как немцам нужно новое продвижение. Отсюда спрос на новое прикрытие, на новую ширму. А так как спрос рождает предложение, то Красновы и Богаев- ские, Чермоевы и Бамматовы не замедлили предстать, предлагая свои услуги. И нет ничего невероятного в том, что в ближайшее время Красновы и Богаевские, руководимые и снабжаемые немцами, дви-нутся на Россию на «освобождение» Дона, причем немцы постараются лишний раз поклясться в верности Брестскому договору. То же самое нужно сказать о Кубани, Тереке и т. д. В этом вся суть! Советская власть похоронила бы себя заживо, если бы она не мобилизовала все, без исключения все силы, для отпора захватчикам и поработителям. И это она сделает.

Народный комиссар И. СТАЛИН

Источник: https://bookucheba.com/istoriya-rossii/stalin-polojenii-yugo-vostoke-rossii-iyunyu-31082.html

И. Сталин. О ДОНЩИНЕ И СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

1. И. В. СТАЛИН О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ К ИЮНЮ 1918 г.

О ДОНЩИНЕ И СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

(Факты и махинации)

Украинская делегация в Киеве на первом заседании мирной конференции заявила, что у неё имеются заявления донского, северо-кавказского и других “правительств”, объявивших себя отделившимися от России и установившими дружественные отношения с украинско-германским правительством.

“Мы не против переговоров с представителями Советской власти, – заявил председатель украинской делегации г. Шелухин, – но мы хотели бы знать, на какие, собственно, области простирается власть Российской Федерации, ибо у меня имеются заявления целого ряда правительств (Дона, Северного Кавказа и т.д.

), не желающих оставаться в составе России”.

Турки и германцы не только не возражают против этого выступления украинцев, а наоборот, в целом ряде официальных заявлений подтверждают претензии упомянутых полулегальных “правительств”, цепляясь за них, как за формальное средство для целей “самоопределения” (т.е. захвата) новых территорий…

Но что это за загадочные “правительства”, откуда они пришли?

Прежде всего странно, что покровителем этих “правительств” и официальным застрельщиком всей этой кампании выступает украинское гетманское правительство, вчера только появившееся на свет милостью… во всяком случае не народа.

По какому, собственно, праву решается украинская делегация так говорить с Советской властью, свободно избранной десятками миллионов населения Российской Федерации и сплотившей вокруг себя, между прочим, широкие областные Советы Дона, Кубани, Черноморья, Терека, избранные миллионами населения этих областей? Какой вес может иметь ввиду всего этого нынешнее украинское правительство, не только не избранное народом, но не имеющее за собой даже подстроенного цензового сейма, вроде хотя бы верхушечного ландтага? Кроме того, можно считать доказанным, что если бы мирная конференция происходила не в Киеве, а где-либо на нейтральной почве, свергнутая недавно Украинская рада не преминула бы предстать с заявлением о том, что договор с гетманским правительством не может связать украинского народа, не признающего этого правительства. При этом встали бы два вопроса: 1) чьи полномочия можно было бы признать в таком случае более действительными, гетманского правительства или Украинской рады, 2) что могла бы тогда заявить в своё оправдание нынешняя украинская делегация, высоко ценящая всякие “заявления”…

Во-вторых, не менее странно, что Германия, поддерживающая заявление украинской делегации и усиленно заигрывающая с авантюристскими “правительствами” Дона и Северного Кавказа в интересах “самоопределения”, ни единым словом не заикается о самоопределении польской Познани, датской Шлезвиг-Голштинии, французской Эльзас-Лотарингии. Нужно ли ещё доказывать, что в сравнении с массовыми протестами датчан, поляков и французов указанных областей авантюристские заявления наскоро испечённых и никем не признанных “правительств” юга России теряют всякий вес, всякую цену, всякое приличие…

Но всё это – “мелочи”. Перейдём к главному.

Итак, каково происхождение мифических “правительств” юга России?

“21 октября 1917 года, – говорит донское “правительство” в своей “ноте”, – в городе Владикавказе был подписан договор об образовании нового федеративного государства, юго-восточного союза, в состав которого вступили население территорий казачьих войск Донского, Кубанского и Астраханского, горцы Северного Кавказа и Черноморского побережья и вольные народы юго-востока России”.

Почти то же самое говорит радиотелеграмма представителей северо-кавказского “правительства” Чермоева и Бамматова, доставленная нам 16 мая:

“Народы Кавказа закономерно избрали национальное собрание, которое, собравшись в мае и сентябре 1917 года, заявило об образовании союза горцев Кавказа”, причём “союз горцев Кавказа решает отделиться от России и образовать независимое государство, территория же этого государства будет иметь своими границами на севере те же самые географические границы, какие имели области и провинции Дагестана, Терека, Ставрополя и Кубани и Чёрного моря в бывшей Русской империи, с запада – Чёрное море, с востока – Каспийское”.

Итак, накануне победы Октябрьской революции, свергшей правительство Керенского, связанные с правительством кучки авантюристов собрались, оказывается, во Владикавказе, объявили себя “полномочными” правительствами, а юг России – отделённым от последней, причём они не потрудились даже спросить согласия на то населения.

Конечно, в свободной стране, вроде России, никому не возбраняется предаваться сепаратистским мечтаниям, причём легко понять, что за авантюристскими заявлениями мечтателей, с которыми ни на йоту не связаны народы юга России, Советская власть не могла и не должна была гнаться.

Мы не сомневаемся, что если бы Германия предоставила гражданам такую же свободу, какой пользуются ныне в России, то Познань, Эльзас-Лотарингия, Польша, Курляндия, Эстляндия и пр.

покрылись бы сетью национальных правительств, имеющих гораздо больше оснований называться правительствами, чем изгнанные своими же народами и находящиеся теперь в эмиграции Богаевские и Красновы, Бамматовы и Чермоевы…

Такова картина возникновения мифических “правительств” юга России.

“Нота” донского “правительства” и радиотелеграмма Чермоева говорят о прошлом, о сентябре и октябре 1917 года и о Владикавказе, как убежище отставных генералов. Но с того времени прошло около года.

За это время образовались Донской, Кубанско-Черноморский и Терский областные народные Советы, объединяющие вокруг себя миллионы населения, казаков и иногородних, абхазцев и русских, чеченцев и ингушей, осетин и кабардинцев, грузин и армян.

Население этих областей давно уже признало Советскую власть, широко пользуясь предоставленным им правом самоопределения. А Владикавказ, бывшая резиденция Карауловых и Богаевских, Чермоевых и Бамматовых, уже давно объявил себя местом пребывания Терского народного Совета.

Спрашивается, какое значение могут иметь ископаемые генералы и их авантюристские заявления летом 1917 года перед лицом этих всем известных фактов? В сентябре и октябре в России еще существовало правительство Керенского, метавшее тогда гром и молнии на загнанную в подполье большевистскую партию, ныне стоящую у власти.

Если для украинской делегации и германского правительства сентябрь и октябрь месяцы 1917 года имеют такое сакраментальное значение, почему бы им не пригласить на мирную конференцию остатки правительства Керенского, тогда еще здравствовавшего, точно так же, как они делают это по отношению к остаткам “правительства” Чермоевых и Карауловых, также здравствовавших в сентябре и октябре 1917 года?

Или ещё: чем, собственно, предпочтительнее сентябрь 1917 года перед апрелем 1918 года, когда Украинская рада, снарядившая было делегацию для переговоров с Советской властью, в один миг была сброшена в политическое небытие “на основании” немецкого “толкования” принципа самоопределения народов?..

Или, наконец: почему заявление изгнанного казаками казачьего генерала Краснова, попавшего в плен к советским войскам под Гатчиной в конце 1917 года и потом освобожденного Советской властью на честное слово, – почему его заявление считается “политическим актом большой важности”, а заявление, например, Крымского совнаркома, сплачивавшего вокруг себя сотни тысяч русского и татарского населения и трижды по радио объявившего о неразрывной связи Крыма с Российской Федерацией, – считается не имеющим политического значения?

Почему изгнанный казаками генерал Краснов пользуется особым покровительством украинско-германских правителей, а свободно избранный населением Крымский совнарком разбойнически расстрелян?..

Очевидно, дело тут не в подлинности “заявлений” и не в массах, поддерживающих эти “заявления”. Дело тем более не в понятии “самоопределение”, варварски истасканном и искажённом официальными грабителями. Дело просто в том, что “заявления” очень выгодны украинско-немецким любителям империалистических махинаций, ибо они удобно прикрывают их стремления к захвату и порабощению новых территорий.

Характерно, что из целого ряда делегаций так называемого донского правительства, столь же “законных”, как и делегация ген. Краснова, украино-немцы остановились на последней делегации, так как все остальные делегации придерживались не немецкой “ориентации”.

Причём надуманность и искусственность “правительства” Краснова – Богаевского до того очевидны, что целый ряд назначенных Красновым министров (Парамонов, министр народного просвещения, и Семенов, министр земледелия) официально отказался от назначений, мотивировав свой отказ тем, что “назначение их в качестве министров сделано ген. Красновым в их отсутствии”.

Но украинско-немецких самоопределителей это, очевидно, нимало не смущает, ибо Краснов им удобен, как ширма.

Не менее характерно, что так называемый юго-восточный союз, в бозе почивший еще в январе месяце, в мае вдруг воскрес где-то на Украине или даже в Константинополе, причём еще не все народы Северного Кавказа знают, что давно похороненные ими “правительства” продолжают нелегально “существовать” не то в Константинополе, не то в Киеве, откуда собираются они писать для них законы. Украинско-немецких самоопределителей не смущает, очевидно, и эта нехитрая махинация, ибо она даёт возможность поживиться.

Таковы “дела” жаждущих власти авантюристов юга России, с одной стороны, и творцов политических махинаций – с другой.

Каково же отношение самих народов юга России к вопросу о независимости, именем которых (народов) прикрываются господа самоопределители?

Начнём с Дона. Уже с февраля месяца существует автономная Донская Советская Республика, объединяющая вокруг себя громадное большинство населения области. Ни для кого не тайна, что на областном съезде в апреле, собравшем более 700 делегатов, громогласно была подтверждена неразрывная связь с Россией, автономную часть которой составляет Донская Республика.

Вот что говорит Центральный исполнительный комитет Донской Республики по поводу претензий новоиспечённого “правительства” Краснова – Богаевского в своей резолюции от 28 мая:

“Центральный исполнительный комитет Донской Советской Республики доводит до сведения Совета Народных Комиссаров и мирной конференции в Киеве, что никакой власти на Дону нет, кроме Центрального исполнительного комитета и его президиума.

Всякое другое правительство, которое себя объявило или объявит, есть государственные преступники, которые будут преданы народному суду за государственную измену. В данное время нам сообщили, что на мирной конференции выступает делегация от донского правительства.

Мы, как государственная власть, заявляем Совету Народных Комиссаров и мирной конференции в Киеве, что без документов Советской власти Донской Республики никакие делегаты не должны допускаться для ведения мирных переговоров и, если таковые имеются, то мы объявляем их незаконными и самозванными, которые, как государственные преступники, будут преданы суду. Центральный исполнительный комитет требует от мирной конференции отстранить самозванную делегацию “донского правительства”, ибо она незаконна и не может быть допущена для ведения мирных переговоров.

Председатель Центрального исполнительного комитета В. Ковалев.

Секретарь В. Пужилев.

(Принята 28 мая) Царицын”.

Перейдём к Кубани. Всем известна Кубанско-Черноморская Автономная Советская Республика, сплачивающая вокруг себя 90% населения всех без исключения отделов и округов области.

Всем известен многочисленный съезд Кубанско-Черноморской области с участием чеченцев, ингушей в апреле этого года под председательством казака Я.

Полуяна, торжественно подтвердивший неразрывную связь области с Россией и столь же торжественно объявивший вне закона любителей авантюр, всяких Филимоновых и Красновых.

Впрочем, десятки тысяч стоящих под ружьем кубанцев, грудью своей защищающих Советскую Россию от Сухума до Батайска, достаточно красноречиво говорят о чувствах и симпатиях Кубани и Черноморья. Мы уже не говорим о флоте, гибели которого ждут не дождутся благодетели Красновых – Филимоновых…

Наконец, Терская область. Ни для кого не тайна, что на Тереке существует Терский областной народный Совет, объединяющий вокруг себя все, или почти все (95%), аулы и станицы, деревни, местечки, не говоря уже о городах.

Уже на первом областном съезде в январе этого года все без исключения делегаты высказались за Советскую власть и за неразрывную связь с Россией. Второй съезд, в апреле, более широкий и многолюдный, чем первый, торжественно подтвердил связь с Россией, объявив область автономной советской республикой Российской Федерации.

Происходящий ныне третий областной съезд делает шаг вперёд, переходя от слов к делу, и призывает граждан к оружию для защиты Терека, и не только Терека, от покушений со стороны непрошенных гостей.

Так называемая нота так называемого донского правительства очень много говорит о “вольных народах юго-востока”, стремящихся якобы к отделению от России. Полагая, что факты являются лучшим опровержением “заявлений”, мы предоставляем слово фактам.

Прежде всего выслушаем резолюцию Терского народного Совета.

“Терскому народному Совету из телеграмм стало известно, будто делегаты Северного Кавказа, находящиеся в Константинополе, объявили независимость Северного Кавказа и нотифицировали её перед императорским турецким правительством и другими державами.

https://www.youtube.com/watch?v=-nTvoZ_Cpxw

Терский народный Совет в составе фракций: чеченской, кабардинской, осетинской, ингушской, казачьей и иногородней удостоверяет, что народы Терского края никогда, никого и никуда для указанной выше цели не делегировали, что если отдельные лица, находящиеся ныне в Константинополе, выдают себя за делегатов народов Терского края и действуют от имени этих народов, то это является с их стороны не чем иным, как самозванством и авантюрой.

Терский народный Совет выражает своё удивление политической близорукости и наивности турецкого правительства, которое могли ввести в заблуждение проходимцы.

Терский народный Совет в составе перечисленных фракций заявляет, что народы Терского края составляют неотъемлемую часть Российской Федеративной Республики.

Терский народный Совет протестует против втягивания Северного Кавказа закавказским правительством в акт объявлении независимости Закавказья” (см. “Народная Власть”, орган Терского народного Совета).

(Резолюция принята единогласно. 9 мая.)

Пусть говорят теперь оклеветанные узурпаторами и их покровителями чеченцы и ингуши. Вот резолюция их фракции, сплачивающая всех или почти всех ингушей и чеченцев.

“Экстренное заседание чеченско-ингушской фракции Терского народного Совета, обсудив сообщение об объявлении Северного Кавказа независимым, единогласно приняло следующую резолюцию: объявление независимости Северного Кавказа есть чрезвычайно важный акт, который должен происходить с ведома и согласия всего заинтересованного населения.

Чеченско-ингушская фракция констатирует, что никаких делегатов для каких бы то ни было переговоров с оттоманской делегацией в Трапезунде или с оттоманским правительством в Константинополе чеченско-ингушский народ не посылал, что вопрос о независимости ни в каких органах и собраниях, выражающих волю чеченско-ингушского народа, никогда не обсуждался.

Поэтому лиц, смеющих говорить от имени народа, который их не выбирал, чеченско-ингушская фракция считает самозванцами и врагами народа.

Чеченско-ингушская фракция заявляет, что единственное спасение всех горцев Северного Кавказа и завоёванных революцией свобод заключается в тесном единении с российской революционной демократией.

Это диктуется им не только врожденной любовью к свободе, но и теми экономическими отношениями, которые в последние десятилетия тесно спаяли Северный Кавказ и центральную Россию в одно неразрывное целое”.

(Принята 9 мая. См. “Народная Власть”, орган Терского народного Совета.)

А вот и выдержка из пламенной речи оратора ингушей и чеченцев на заседании Терского народного Совета т. Шерипова, достаточно определённая для того, чтобы пресечь всякие нарекания на дагестанцев:

“Благодаря великой русской революции мы получили ту прекрасную свободу, за которую столетия бились наши предки и кидались на штыки побежденные. Теперь, когда мы получили гарантию права на самоопределение, это право народ никогда никому не отдаст.

Сейчас о независимости Северного Кавказа говорят помещики, князья, провокаторы и шпионы и все те, с кем Шамиль вёл смертельную борьбу в течение 50 лет. Есть отдельные попытки со стороны этих врагов народа провозгласить независимость Кавказа и объявить имамство.

Но я утверждаю, что предкам этих князей Шамиль рубил головы и так он поступил бы и теперь. Наша фракция, представляющая ингушский и чеченский народ, в экстренном заседании свой взгляд на вопрос об объявлении независимости Северного Кавказа выразила в известной резолюции”.

(См. выше. Взято из “Народной Власти”.)

Таковы факты.

Известно ли всё это немецко-украинско-турецким самоопределителям? Конечно, да! Ибо областные Советы юга России действуют совершенно открыто, на глазах у всех, а агенты этих господ читают наши газеты достаточно внимательно для того, чтобы не упустить из виду всем известных фактов.

К чему же сводится в таком случае упомянутое выше заявление украинской делегации о мифических правительствах”, поддерживаемое словом и делом немцами и турками?

Только к одному: использовать мишурные “правительства”, как ширму, для захватов и порабощения новых земель. Прикрываясь Украинской радой, немцы двинулись вперёд “на основании Брестского договора” (о, конечно!) и заняли Украину.

Но теперь Украина как ширма, как прикрытие, видимо, исчерпала себя, между тем как немцам нужно новое продвижение. Отсюда спрос на новое прикрытие, на новую ширму.

А так как спрос рождает предложение, то Красновы и Богаевские, Чермоевы и Бамматовы не замедлили предстать, предлагая свои услуги.

И нет ничего невероятного в том, что в ближайшее время Красновы и Богаевские, руководимые и снабжаемые немцами, двинутся на Россию, на “освобождение” Дона, причём немцы постараются лишний раз поклясться в верности Брестскому договору. То же самое нужно сказать о Кубани, Тереке и т. д.

В этом вся суть!

Советская власть похоронила бы себя заживо, если бы она не мобилизовала все без исключения силы для отпора захватчикам и поработителям.

И это она сделает.

Нарком И. Сталин

“Правда” № 108,

1 июня 1918 г.

Источник: https://petroleks.ru/stalin/4-27.php

Читать онлайн Возвышение Сталина. Оборона Царицына страница 19. Большая и бесплатная библиотека

1. И. В. СТАЛИН О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ К ИЮНЮ 1918 г.

Двигаясь изо дня в день по казачьей “Вандее”, сохраняя свою сплоченность, организованность и целеустремленность, побеждая всякие невзгоды на своем многомесячном пути, ворошиловские эшелоны неизбежно становились организующим и объединяющим политическим центром, куда тянулись передовые революционные силы Донбасса и Донской области.

Впервые в военной истории двигалась такая масса железнодорожных эшелонов с армией, находившейся более 90 дней в полном окружении.

Движение по линии железной дороги авангарда (обычно рабочие отряды с бронепоездом, бронелетучками и броневыми платформами), следование за ним главных сил и затем арьергардных отрядов с бронелетучками, охранение с обеих сторон всех эшелонов кавалерийскими отрядами были отлично организованы в этом походе.

Слаженность движения гигантского массива 80 железнодорожных эшелонов, растягивавшихся в глубину до 70 и более километров, связь между эшелонами и быстрое приведение их в случае тревоги в боевое состояние – все это может быть охарактеризовано тем обстоятельством, что за май и июнь атаки врагов с любого направления для ворошиловцев почти никогда не были внезапными. Как правило, бойцы эшелонов давали атакующему немедленный крепкий отпор. Женщины, дети, подростки и старики, которых в эшелоне было несколько тысяч, обычно соблюдали строгую дисциплину и оказывали посильную помощь бойцам выполнением ряда хозяйственных обязанностей (подача воды, сбор материалов для топлива, ремонт пути и пр.).

Кайзеровские захватчики, оккупировав к июню 1918 года Украину, Крым, Донбасс, часть Советского Кавказа и выйдя на линию Миллерово, Лихая, Ростов, Батайск, тем самым обеспечивали с запада тыл атамана Краснова и его так называемого Всевеликого войска Донского.

Но, обеспечивая германскими оккупационными войсками тыл Краснова, всемерно помогая ему оружием, огнеприпасами, инструктажем, введя в захваченных советских землях кровавый режим террора против рабочего класса, режим еврейских погромов и зверских карательных экспедиций против крестьян, кайзеровский империализм не учел, что его собственный тыл на Украине, в Крыму и в Донбассе не только не обеспечен, но полыхает в огне народных восстаний против иноземных угнетателей.

Перейдя через Дон, на его левый берег, группа войск тов. Ворошилова стала сосредоточиваться в районе Кривомузгинская, Карповка, где в первых числах июля 1918 года началось переформирование отрядов в полки и дивизии по директивам товарищей Сталина и Ворошилова. Начинался новый исторический этап, период героической обороны Царицына и всего юго-востока Советской страны.

Глава VIII. Политический и стратегический план товарища Сталина и первоначальные мероприятия по обороне Царицына

Враги советского народа стремились задушить молодую Советскую республику голодом и вооруженной интервенцией.

Захватив самые богатые хлебом и продовольствием районы – Украину, Сибирь, Дон, Кубань, – они добились того, что огромные массы рабочих буквально голодали. “…В 1918 году летом московские рабочие в два дня раз получали / 3 хлеба со жмыхами” .

Продовольственный и топливный кризис в стране, обострившись до крайности, вызывал тяжкие лишения и эпидемические заболевания среди населения и в красных войсках.

Анализируя создавшуюся обстановку в стране, Владимир Ильич Ленин приходит к твердому выводу:

“…Хлеба хватит на всех только при строжайшем учете каждого пуда, только при безусловно равномерном распределении каждого фунта.

Хлеба для машин, то есть топлива, тоже крайний недостаток: встанут железные дороги и фабрики, безработица и голод погубят весь народ, если не напрячь все силы для беспощадно строгой экономии потребления, правильности распределения.

Катастрофа перед нами, она продвинулась совсем, совсем близко. За непомерно тяжелым маем идут еще более тяжелые июнь, июль и август” .

“…Перед нами теперь, летом 1918 года, может быть, один из самых трудных, из самых тяжелых и самых критических переходов нашей революции…” .

В мае 1918 года целый ряд богатейших хлебом и продовольствием районов юго-востока страны, а именно Северный Кавказ, Средняя и Нижняя Волга, находился в руках советской власти. По своему географическому положению ключом всего юго-востока Советской России являлся район Царицына, к которому со всех сторон тянулись железные дороги и водные пути.

Красновский штаб отлично учитывал важность скорейшего захвата района Царицына в силу его огромного военно-стратегического и экономического значения. В Царицынском районе, скрещивались три важнейшие железнодорожные магистрали юго-востока Советской страны, а именно Юго-Восточная, Донецкая и Владикавказская.

А прекрасным дополнением к этим железнодорожным магистралям являлась гигантская водная артерия – Волга.

В силу этого именно через Царицын свободно шли грузы с кубанской пшеницей, астраханской рыбой, средневолжской солью, среднеазиатским хлопком, верхневолжским лесом, донецким углем, уральским металлом, бакинской нефтью. Царицын являлся крупным промышленным центром на юго-востоке с 40 000 рабочих.

Орудийный и снарядный царицынские заводы давали возможность организовать и расширять оборонную мощь Царицынского района.

Вот этим важнейшим стратегическим районом, Царицыным, и стремилась в первую очередь овладеть контрреволюция, с тем чтобы, во-первых, не дать возможности через Царицын переправлять в голодающие губернии и промышленные центры (Москва, Питер, Тула, Нижний Новгород, Иваново-Вознесенск и др.

) хлеб и продовольствие (жиры, рыба, скот и пр.) и, во-вторых, объединить здесь на линии Астрахань, Царицын, Камышин белоказачьи армии Юга (донские, кубанские, астраханские и терские) с белоказаками Востока (уральскими и оренбургскими).

31 мая 1918 года Совет Народных Комиссаров вынес постановление о назначении И. В. Сталина руководителем продовольственного дела на юге России. Вот текст этого постановления:

“НАЗНАЧЕНИЕ И. В. СТАЛИНА РУКОВОДИТЕЛЕМ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ДЕЛА НА ЮГЕ РОССИИ

31 мая 1918 г.

НАЗНАЧЕНИЕ

Член Совета народных комиссаров, народный комиссар Иосиф Виссарионович Сталин назначается Советом народных комиссаров общим руководителем продовольственного дела на юге России, облеченным чрезвычайными правами.

Местные и областные совнаркомы, совдепы, ревкомы, штабы и начальники отрядов, железнодорожные организации и начальники станций, организации торгового флота, речного и морского, почтово-телеграфные и продовольственные организации, все комиссары обязываются исполнять распоряжения тов. Сталина.

Председатель Совета народных комиссаров:

В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)” .

Товарищ Сталин прибыл в Царицын 6 июня 1918 года, когда 3-я и 5-я Украинские армии под командованием тов. Ворошилова с ожесточенными боями пробивались вдоль железной дороги Лихая, Чир к Царицыну.

К моменту приезда товарища Сталина в Царицын (6 июня 1918 года) обстановка на юге и востоке Советской республики была чрезвычайно напряженной и тревожной.

Украина продолжала находиться под ярмом германо-гетманской диктатуры: войска “Добровольческой армии” Деникина двинулись из района Мечетинская, Егорлыкская на Тихорецкую, Екатеринодар с целью оккупации Кубанской области; белое казачество Донской области получило директиву кайзеровского Генерального штаба захватить Царицын, Камышин, Балашов, Новохоперск , а белая армия “Комуча” (Комитет учредительного собрания) и чехословацкий корпус, выполняя задание англо-французов, стремились овладеть Средней Волгой .

С первого же дня работы в Царицыне товарищу Сталину стало совершенно ясно, что его деятельность не может быть ограничена вопросами продовольственными, что необходимо со всей энергией взяться за организацию крепкой советской власти в районе Царицына.

А в условиях борьбы за власть Советов в первой половине 1918 года эта деятельность не могла не опираться на вооруженную силу, которую надо было организовать заново, так как по приезде в Царицын товарищ Сталин “…застает невероятный хаос не только в советских, профессиональных и партийных организациях, но еще большую путаницу и неразбериху в органах военного командования” .

Источник: https://dom-knig.com/read_186629-19

И.В.Сталин в Царицыне

1. И. В. СТАЛИН О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ К ИЮНЮ 1918 г.

В.Хвостенко. И.В.Сталин и К.Е.Ворошилов у бронепоезда на Царицынском фронте

Штрихи к биографии вождя

К лету 1918 года в России всё сильнее разгоралось пламя Гражданской войны. Силы внутренней и внешней контрреволюции пытались объединиться для уничтожения Советской власти. Войска кайзеровской Германии, оккупировав Белоруссию и Украину, развернули наступление на Дон и Северный Кавказ, нацеливаясь на захват бакинской нефти.

На Дону и Кубани разворачивались белогвардейские военные образования генерала Деникина и белоказачьи формирования. К Кавказу и Каспию рвались английские и турецкие войска.

Белогвардейские силы Юга России, используя контрреволюционных мятежников в Верхнем и Среднем Поволжье (восстания чехословаков и левых эсеров) стремились соединиться с белыми армиями Урала и Сибири. Угроза отделения Юга России от её Центра становилась реальной.

Силы контрреволюции могли отрезать центральную Россию от продовольственной и топливно-сырьевой базы. Внутри страны политика Советской власти наталкивалась на бешеное сопротивление контрреволюции.

В довершение ко всему этому в Советской республике разразился продовольственный кризис, с угрожающей силой надвигался голод, кулачество и хлеботорговцы саботировали поставки хлеба государству. Таким образом, летом 1918 года разразилась не только военная, но и экономическая борьба. В центре оказался Царицын (см. подробнее: Рыбас С.Ю., Рыбас Е.С. Сталин. Судьба и стратегия. В 2-х кн. Кн. 1. — М., 2007. Главы 15 и 16).

«Пунктом наибольшего обстрела со стороны противника, — отмечал в то время И.В.Сталин, — является Царицын.

Оно и понятно, ибо взятие Царицына и перерыв сообщения с югом обеспечило бы достижение всех задач противников: оно соединило бы донских контрреволюционеров с казачьими верхами астраханского и уральского войск, создав единый фронт контрреволюции от Дона до чехословаков; оно закрепило бы за контрреволюционерами, внутренними и внешними, юг и Каспий, оно оставило бы в беспомощном состоянии советские войска Северного Кавказа…» (Сталин И.В. Соч. Т. 4. С. 149).

В сложившихся условиях В.И.Ленин считал борьбу за хлеб борьбой за социализм и требовал принятия чрезвычайных мер для защиты завоеваний Октябрьской революции, что и предприняло руководимое им Советское правительство.

К маю 1918 года над Царицыном нависла непосредственная военная опасность. 3 мая Совнарком принял специальное решение об охране железнодорожных линий вокруг Царицына. На железнодорожных ветках Тихорецк-Царицын, Торговая-Ростов, Лихая-Царицын, Царицын-Борисоглебск было введено военное положение (см. подробнее: Генкина Э.

Борьба за Царицын в 1918 году. — Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940). Захват белогвардейцами Ростова и Новочеркасска ещё более осложнил положение Царицына. В это время в Царицын из Ростова переезжает Чрезвычайный продовольственный комитет Юга России (Чокпрод).

Таким образом, все пути снабжения хлебом Центральной России оказались возможными только через Царицын.

Оценив значение Царицына, В.И.Ленин решил послать на этот важнейший участок борьбы за Советскую Россию Сталина. В постановлении Совнаркома РСФСР от 29 мая 1918 г. за № 127 указывалось: «…делегировать тов. Сталина в качестве общего руководителя продовольственным делом на юге России» (ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 53. Д. 1. Л. 106).

31 мая 1918 года в газете «Правда», наряду с Постановлением Совнаркома, был опубликован текст мандата Сталина: «Член Совета Народных Комиссаров, Народный комиссар Иосиф Виссарионович Сталин назначается Советом народных комиссаров общим руководителем продовольственного дела на юге России, облечённым чрезвычайными правами.

Местные и областные совнаркомы, совдепы, ревкомы, штабы и начальники станций, организации торгового флота, речного и морского, почтово-телеграфные и продовольственные организации, все комиссары и эмиссары обязываются исполнять распоряжения товарища Сталина. Председатель Совета Народных Комиссаров В.

Ульянов (Ленин)» (Правда, 31(18) мая 1918 г.).

Такое назначение Сталина было отнюдь не случайным.

К этому времени он проявил себя талантливым организатором, принципиальным и активным борцом за социализм, последовательным, стойким и непоколебимым проводником ленинского политического курса.

По своим деловым качествам и интеллекту Сталин в советском и партийном руководстве фактически занял положение человека № 2, которому во всем доверял В.И.Ленин (см.: Рыбас С.Ю. Сталин. — М., 2009. С. 127).

«Оборона Царицына — ключевой момент первого военного лета в Гражданской войне. „Красные” называли его „Красным Верденом”, а «белые»… с этим определением соглашались…

Верденское же сражение в районе города и крепости Верден на северо-востоке Франции было ключевым моментом Первой мировой войны — общие потери сторон составили там около миллиона человек.

Сдача Царицына в Гражданскую войну была бы равнозначна по военно-политическому и военному ущербу сдаче Сталинграда в Великую Отечественную войну. Вот что значил Царицын!» (Кремлев С. Великий Сталин. Менеджер XX века. — М., 2011. С. 84).

4 июня 1918 года Сталин выехал специальным поездом из Москвы в Царицын. «Утром 6 июня, звякнув сцепками вагонов, бронепоезд Сталина замер тяжёлой громадой на пристанционных путях, рядом с маленьким, обшарпанным, грязно-белым зданием Царицынского вокзала.

С приземистых платформ бронепоезда два броневика уставили в небо курносые дула пулемётов, щетинились стволы пушек, растопырили по сторонам крылья аэропланы. В блиндированных вагонах поезд привёз аппараты связи, деньги и отборные отряды из 450 латышских стрелков и рабочих-красногвардейцев» (Романенко К.К.

Борьба и победы Иосифа Сталина. Тайны «Завещания Ленина». — М., 2007. С. 413—414).

Броневагон Сталина устанавливается в тупике перрона железнодорожного вокзала. Штабной вагон народного комиссара незамедлительно становится центром, откуда осуществляется управление всеми текущими делами Царицына (см.: Исторические места и памятники обороны Царицына-Сталинграда. — Сталинград, 1945. С. 3).

7 июня Сталин телеграфирует Ленину: «Шестого прибыл в Царицын. Несмотря на неразбериху во всех сферах хозяйственной жизни, всё же возможно навестим порядок.

В Царицыне, Астрахани, в Саратове хлебная монополия и твёрдые цены отменены Советами, идёт вакханалия и спекуляция. Добился введения карточной системы и твёрдых цен в Царицыне.

Того же надо добиться в Астрахани и Саратове, иначе через эти клапаны спекуляции утечёт весь хлеб».

Обстановка в Царицыне отличалась чрезвычайной сложностью и противоречивостью. Город и его окрестности были буквально напичканы недовольными и противниками Советской власти.

Они состояли из довольно разнородных, но многочисленных групп населения: мелкие торговцы и лавочники, домовладельцы, старые специалисты и офицеры, перешедшие на сторону красных, крестьяне, казаки, белогвардейцы, а также местные партийцы, особенно сторонники Троцкого.

В городе действовало контрреволюционное подполье. Положение ещё более осложнялось примиренчеством и бездеятельностью местных органов Советской власти.

Сталин быстро разобрался в сложившейся ситуации. «В Царицыне застал неразбериху во всех сферах хозяйственной жизни, — писал он 7 июня Ленину… — Транспорт разрушен.

Антисоветчики всех мастей и расцветок, спекулянты не чувствуют железной руки Советской власти, воруют как могут, прожигают жизнь в кабаках и со дня на день готовятся встретить вступление в город белогвардейцев.

В Царицыне явно действует подпольная белогвардейская организация, готовящаяся в момент наступления белогвардейских частей на город нанести удар Красной Армии» (цит. по: Романенко К.К. Борьба и победа Иосифа Сталина… С. 414).

С первых дней пребывания в Царицыне Сталин развернул кипучую деятельность. В ней он смог опереться на здоровые партийные силы во главе с С.К.Мининым. По спекуляции и мешочничеству наносили удар за ударом. На Волге и железной дороге выставлялись кордоны. В городе и районных центрах производились облавы по задержанию дезертиров, спекулянтов и разного рода праздношатающихся элементов.

Сталин подробно информирует Ленина о запасах продовольствия, проводимых мерах по его переброске в Центральную Россию. 10 июня 1918 года газета «Правда» опубликовала воззвание Совнаркома ко «Всем трудящимся» за подписью В.И.

Ленина, в котором говорилось: «На помощь голодающему Северу идёт Юго-Восток.

Народный комиссар Сталин, находящийся в Царицыне и руководящий оттуда продовольственной работой на Дону и Кубани, телеграфирует нам об огромных запасах хлеба, которые он надеется в ближайшие недели направить на Север».

С непреклонной решимостью, преодолевая препятствия, Сталин отправлял эшелоны с хлебом, мясом, рыбой. Только в июне месяце в Москву было отправлено 2 379 вагонов хлеба. А всего за июнь-ноябрь 1918 года в центральные районы страны с юга было отправлено около 5 млн. пудов хлеба. Этот хлеб спас трудящихся Советской республики от голода.

Меры, предпринятые под руководством Сталина, оздоровили обстановку и в самом Царицыне. Один из участников и руководителей обороны Царицына К.Е.Ворошилов писал позднее: «Физиономия Царицына в короткий срок стала совершенно неузнаваема.

Город, в котором ещё недавно в садах гремела музыка, где сбежавшаяся буржуазия вместе с белым офицерством открыто толпами бродила по улицам, превращается в красный военный лагерь, где строжайший порядок и военная дисциплина господствовали надо всем.

Это укрепление тыла немедленно сказывается благотворно на настроении наших полков, сражающихся на фронте.

Командный и политический состав и вся красноармейская масса начинают чувствовать, что ими управляет революционная рука, которая ведёт борьбу за интересы рабочих и крестьян, беспощадно карая всех, кто встречается на пути этой борьбы» (Ворошилов К.Е. Сталин и Вооруженные Силы СССР. — М., 1950. С. 11—12).

Занимаясь организацией продовольственного снабжения Центра России, Сталин взял в свои руки и решение неотложных военных задач на Юге России.

Белогвардейские армии и белоказачьи формирования стремились не просто овладеть Царицыном и соединиться с белыми образованиями на Урале и в Сибири.

Поддерживая внутреннюю контрреволюцию, иностранные интервенты пытались утвердиться на Кавказе и овладеть его углеводородными богатствами. Этот геополитический аспект войны делал борьбу за Царицын особенно упорной и кровопролитной.

К лету 1918 года положение Царицына было чрезвычайно трудным, крайне опасным, если не безнадёжным. Северо-Кавказский военный округ располагал несколькими маленькими «армиями» численностью по 300—400 человек каждая. Они располагались в поездах, где хранились награбленные ими «трофеи».

В распоряжении командующего округом бывшего царского генерал-лейтенанта А.Е.Снесарева находилось около 100 тыс. человек. Воинские части были заражены партизанщиной, раздроблены и недисциплинированны. В войсках процветали пьянство, разгулы и мародерство (см.: Рыбас С.Ю., Рыбас Е.С. Сталин.

Судьба и стратегия. В 2-х кн. Кн. 1… С. 304). В самом Царицыне было много военных штабов, ревкомов, но централизованного руководства не было. В аппарате штаба Северо-Кавказского военного округа засели контрреволюционные офицеры и ставленники Троцкого.

Сам Снесарев пользовался его особым доверием и покровительством.

Большой помощью защитникам Царицына был приход в город частей 3-й и 5-й украинских советских армий численностью 35 тыс. человек под командованием К.Е.Ворошилова. Эти войска, состоявшие из донецких шахтёров и прошедшие с боями от Луганска до Царицына, являлись надёжной военно-революционной опорой, на базе которой была создана Х армия, вскоре покрывшая себя неувядаемой славой.

23 июня приказом Сталина командующим Царицынским фронтом был назначен Ворошилов. Вместо беспомощного штаба Северо-Кавказского военного округа (СКВО) был создан Военный Совет СКВО во главе со Сталиным. Вместо многочисленных и разрозненных партизанских отрядов стали создаваться регулярные части Красной Армии.

В степях междуречья Дона и Волги формировались соединения конницы, из которых впоследствии была создана Первая конная армия, превратившаяся под командованием С.М.Будённого в грозную для врагов силу.

По предложению Сталина на заводах Царицына была организована постройка бронепоездов, бронирование судов для Волжской речной флотилии, выпуск боеприпасов.

По словам Будённого, в это время Сталину «пришлось провести коренную перестройку не только гражданских, но и военных учреждений и возглавить оборону города» (цит. по: Романенко К.К. Борьба и победы Иосифа Сталина… С. 424).

Сталин «в самое короткое время из чрезвычайного уполномоченного по продовольствию превращается в фактического руководителя всех красных сил царицынского фронта» (Ворошилов К.Е. Сталин и Вооруженные силы СССР… С. 7—8).

Расширение масштабов руководства повлекло за собой изменения в расположении органов управления. Штаб Военного Совета СКВО и штаб 10-й армии располагаются в Царицыне в доме № 14 по улице Московской. (В 1938 году в этом здании был открыт филиал музея «Обороны Царицына — «Рабочий кабинет И.В.Сталина»).

Сам Сталин переезжает из броневагона в дом царицынского купца и мецената Воронина, расположенного неподалеку от здания штабов (см.: МССБ, научный архив). У этого здания Сталин вручал боевые Красные Знамёна воинским частям, отличившимся в обороне города.

Штаб Северо-Кавказского военного округа располагался в доме № 3 по Большевистской улице.

Борьба за Царицын в 1918 году отличалась исключительным упорством, крайним ожесточением и кровопролитием, беспримерным мужеством и героизмом его защитников. «По своему ожесточению борьба на Царицынском фронте в 1918 году была совершенно исключительной, неповторимой в истории Гражданской войны» (Комдив В.А.

Меликов, профессор Академии Генерального штаба РККА. Героическая оборона Царицына (1918 год) // В кн.: Возвышение Сталина. Оборона Царицына / Ред. сост. В.Л.Гончаров. — М., 2010. С. 217—218). В течение 1918 года Царицын два раза (в августе — начале сентября и в октябре) находился в кольце вражеского окружения.

Планы военных операций на Царицынском фронте, разработанные под руководством и при непосредственном участии Сталина, отличались реализмом, принимали во внимание точный учёт соотношения сил, характеризовались новизной подходов использования родов войск и современных вооружений.

Они отличались своей решительностью и целеустремленностью. В них умело использовались конструктивные идеи и рекомендации кадровых военных специалистов.

Как правило, в каждой отдельной операции определялось направление главного удара, для нанесения которого собирались в единый кулак все имеющиеся в наличии силы и средства.

Хотя эти планы были нацелены на выполнение конкретных оперативно-тактических задач, их выполнение принимало во внимание общее военно-политическое положение Республики Советов и было направлено на защиту и укрепление позиций Советской власти.

Этим сталинские планы отличались от планов и расчётов военспецов, связанных с Троцким. Они преследовали ограниченные, сугубо военные цели, достижение которых отличалось неоправданной медлительностью, чрезвычайной осторожностью, инертностью и подчас скрытым саботажем военного командования.

Именно с таким стилем руководства командующего войсками СКВО Снесарева и его ближайших помощников (полковник Носович, Ковалевский и др.) столкнулся Сталин во время обороны Царицына. Реализация сталинских планов была сопряжена с преодолением саботажа и скрытого сопротивления со стороны троцкистских ставленников.

Вот почему продвижение вперёд к намеченной цели Сталину приходилось осуществлять в остром и жёстком противоборстве с Троцким, который в это время был наркомом по военным и морским делам, председателем Чрезвычайного комитета по продовольствию и транспорту.

Убедительность и реальность сталинских планов всегда получали поддержку у В.И.Ленина.

Конфликт с Троцким особенно обострился в середине июля 1918 года, когда раскрылся явный саботаж военспецов в условиях развертывавшегося наступления белогвардейских войск на Царицын.

По указанию Сталина 19 июля были арестованы все штабные работники и сам Снесарев. Арестованные были помещены в плавучую тюрьму, так называемую «царицинскую баржу».

После вмешательства Троцкого Снесарев и двое его сотрудников Носович и Ковалевский были освобождены. Остальные офицеры были расстреляны по подозрению в заговоре.

Для Сталина как революционного руководителя нового типа была характерна постоянная связь с массами. Он часто встречался с царицынскими рабочими, выполнявшими военные заказы, постоянно бывал в войсках и общался с красноармейцами. В случае необходимости сам выезжал на боевые позиции, где безотлагательно решал неотложные военные вопросы.

Так, в середине июня 1918 года Сталин отправился на бронепоезде на юг, в район боевых действий, взяв с собой Зенина (военный комиссар при военруке Снесареве), Ворошилова (командующий 5-й армией) и технический отряд. Бронепоезд прикрывал ремонтные работы на поврежденном пути, участвовал в перестрелке с белоказаками.

От станции Гашун он дошёл до станции Зимовники, расположенной в 250 километрах от Царицына, южнее Котельникова. В результате двухдневного пребывания на фронте Сталин убедился, что линию Котельниково-Тихорецкая можно полностью очистить от неприятеля «в короткий срок, если за броневым поездом двинуть 12-тысячную армию под Гашуном».

Действия Снесарева препятствовали до сих пор такому решению (см.: Возвышение Сталина. Оборона Царицына… С. 106—108).

Положение с командным составом штаба СКВО мало изменилось к лучшему после назначения, с подачи Троцкого, нового командующего бывшего генерала П.П.Сытина.

В самый критический момент обороны Царицына контрреволюция готовила в городе восстание, пытаясь нанести удар в спину. 18 августа белые казаки генерала Краснова начала бои за овладение Царицыном.

При участии прибывшего из Москвы инженера Алексеева, который имел мандат Троцкого в качестве «спец-организатора по транспортированию нефтетоплива с Кавказа», образовался контрреволюционный заговор. Благодаря Сталину он был раскрыт и в ночь с 17 на 18 августа ликвидирован.

Непосредственное отношение к заговору имели находившиеся тогда в Царицыне французский, американский и сербский консулы, которые вынуждены были покинуть город ввиду разоблачения их связей с заговорщиками (см.: Молодой ленинец, орган Сталинградского обкома и горкома ВЛКСМ, № 70 (3070), 13 декабря 1949 г. С. 2).

Красная Армия, перейдя в наступление, наголову разбила противника и отбросила его за Дон. В ознаменование первой победы советских войск Сталин приказал провести 10 сентября в Царицыне парад. Парад прошёл с большим подъёмом.

Подошедший в 7 часов вечера к зданию Военного Совета фронта 1-й Коммунистический Луганский полк оркестр встретил исполнением революционной «Марсельезы» (см.: Романенко К.К. Борьба и победы Иосифа Сталина… С. 416).

Сталин приветствовал защитников Царицына краткой речью и от имени Совета народных комиссаров и Военного совета фронта вручил отличившимся полкам награды — Красные Знамёна с надписью «За доблесть в боях».

12 сентября 1918 года Сталин выехал в Москву для доклада Ленину по вопросам, связанным с положением на Южном фронте. На совещании, которое состоялось 15 сентября у Ленина с участием Я.М.

Свердлова, он доложил о положении на Царицынском фронте и на всём юге страны.

В результате этого совещания 17 сентября был образован Военный революционный совет Южного фронта, председателем которого утверждён Сталин.

22 сентября Сталин возвратился в Царицын. 28 сентября состоялось первое заседание Военно-революционного совета Южного фронта, на котором обсуждались вопросы реорганизации войсковых частей.

Образование Южного фронта на базе Северо-Кавказского округа диктовалось новым обострением обстановки в районе Царицына. В конце сентября Донская армия белых начала второе наступление на Царицын. Белая армия насчитывала 45 тыс. сабель и штыков. Ей противостояла 10-я армия Ворошилова, насчитывавшая 54 тыс. штыков и 10 тыс.

сабель. Однако из-за плохого снабжения красные войска оказались в трудном положении. Несмотря на сложившиеся трудности, Красная Армия пыталась противостоять белым. Командующий белой армией генерал Краснов, подтянув 20 свежих полков, перешёл в наступление. В середине октября Царицын опять, вторично, оказался в окружении.

Следует отметить, что многие трудности в положении защитников Царицына были вызваны интригами Троцкого в Москве и его ставленника на Юге — военспеца Сытина. 15 октября на южном участке царицынского фронта красновцы прорвали фронт и ворвались в Бекетовку.

По призыву Реввоенсовета фронта во главе со Сталиным в ряды защитников города влились 3 тыс. царицынских рабочих, были мобилизованы все имевшиеся в Царицыне резервы вооружения и боеприпасов. Для ликвидации вражеского прорыва была брошена бригада под командованием Н.А.Руднева. Красновцы были выбиты, но в бою погиб Николай Руднев, стойкий борец за дело рабочего класса, за социализм.

В разгроме белых войск исключительно важную роль сыграл Сталин. По его предложению скрытно была осуществлена перегруппировка красных войск. На наиболее угрожающем направлении, в районе Садовой, он предложил нанести главный удар.

На этом участке фронта было обеспечено подавляющее превосходство артиллерийского и войскового потенциала защитников Царицына. Неожиданный мощный огонь артиллерийских батарей, сконцентрированных на узком участке фронта, ошеломил белых. Немедленно в бой были введены броневики и грузовые машины с пулемётами, ринулась конница.

По дрогнувшему и отступавшему врагу вели огонь бронепоезда. Защитники Царицына отбили натиск и второго вражеского окружения.

В эти напряжённые дни обороны Царицына 3 октября Сталин и Ворошилов посылают телеграмму Ленину с требованием обсудить в ЦК вопрос о действиях Троцкого, грозящих развалом Южного фронта.

6 октября Сталин вновь выехал в Москву, 8 октября постановлением Совнаркома Сталин был назначен членом Реввоенсовета Республики и 11 октября он возвращается из Москвы в Царицын. В противоборстве с Троцким Сталин не проиграл.

Его авторитет как одного из руководителей большевистской партии и Советского государства не только укрепился, но и значительно вырос.

18 октября 1918 года Сталин телеграфирует Ленину о разгроме красновских войск под Царицыном. 19 октября Сталин уехал из Царицына в Москву, где его ожидали новые дела большой государственной важности.

24 октября 1918 года Сталин прислал приветствие защитникам Царицына. Адресовавшись к Ворошилову, Сталин писал: «Скажите им, что Советская Россия никогда не забудет их геройских подвигов и вознаградит их по заслугам. Да здравствуют отважные войска Царицынского фронта!» (цит. по: Возвышение Сталина. Оборона Царицына… С. 258).

В ноябре войска Царицынского фронта перешли в наступление и отбросили противника далеко от города. В 1918 году Красный Царицын выстоял. «Героическая эпопея обороны Царицына сорвала планы белых прорваться на Москву» (Суходеев В. Эпоха Сталина: события и люди. Энциклопедия. — М., 2004. С. 190).

Операции войск Царицынского фронта, разработанные и осуществлённые под руководством Сталина явились ценным вкладом в военное искусство Красной Армии.

Существует множество положительных оценок деятельности Сталина в период обороны Царицына в 1918 году. Среди них не могут не вызывать несомненный интерес суждения, высказанные одним из ярых противников Сталина Ф.Ф.

Раскольниковым, который встречался со Сталиным летом 1918 года: «Сталин был в Царицыне всем: уполномоченным ЦК, членом Реввоенсовета, руководителем партийной и советской работы… Все вопросы он, как всегда, решал коллегиально, в тесном контакте с местными учреждениями, что импонировало им и ещё более усиливало его непререкаемый авторитет» (цит. по: Романенко К.К. Борьба и победы Иосифа Сталина… С. 424).

Пребывание Сталина в Царицыне в 1918 году было не просто эпизодом суровой классовой борьбы, но заложило основы постижения тайн экономической, военной и международной политики бурного века.

Использован текст: Попова Н.В.

спасибо

Источник: https://feldgrau.info/other/11861-i-v-stalin-v-tsaritsyne

Book for ucheba
Добавить комментарий