1. Попытки реформ: развитие самостоятельности предприятий

Экономическая реформа 1965 года

1. Попытки реформ: развитие самостоятельности предприятий

Что этот Косыгин придумал? Какие реформы?  Зачем они нужны? Кому это надо? Кто это понимает? Работать нужно лучше, вот и вся проблема.

Брежнев Л.И.

Сразу после прихода к власти Брежнева перед ним встал острый вопрос – нужна была экономическая реформа, поскольку последние 5 лет деятельности Хрущева привели к ужасающим последствиям.

Поэтому буквально все, начиная от простых граждан, и заканчивая руководителями ЦК, понимали – реформы нужны.

Но почему экономическая реформа 1965 года не дала ожидаемых результатов? Для ответа на этот вопрос нужно рассмотреть все нюансы проводимых изменений в сельском хозяйстве и в промышленности.

Экономическая реформа 1965 года делала главную ставку на модернизацию сельского хозяйства и промышленности. Занялся ей Косыгин, которого убрали после первых положительных результатов, после чего началось падение экономики СССР.

Аграрная реформа 1965 года и ее результаты

В марте 1965 года руководство СССР объявляется о начале реформы в аграрном секторе. Основные идеи данной реформы были следующими:

  • Государство повысило закупочные цены для совхозов и колхозов.
  • За перевыполнение плана выращивания сельхоз продукции государство устанавливало надбавку к закупочной стоимости +50%.
  • Закупочные цены утверждались на 10 лет, что давало аграриям гарантии.
  • Колхозникам теперь выплачивалось гарантированное жалование, а не трудодни, как то было раньше.
  • Государство направляло большие суммы денег на оснащение колхозов и совхозов материально-технической базой.
  • Снятие всех ограничений на ведение подсобного хозяйства.

Сами идеи реформы были здравыми, руководство партии хотело не просто улучшить положение сельского хозяйства, но и усилить контроль над ним со стороны Министерств.

В результате получилось немного не то, о чем изначально говорил Брежнев.

Достаточно посмотреть на список выше, чтобы понять, что там есть как положительные, так и отрицательные стороны, которые в дальнейшем проявились в полном объеме.

Положительные моменты аграрной реформы

Безусловно, увеличение закупочной стоимости, дополнительная плата за перевыполнение плана и длительные гарантии на закупку – это то, что колхозам было необходимо. Об этом мало говорят, но факт заключается в том, что все совхозы и колхозы  были убыточными. У всех были долги.

Не случайно ведь и реформы Хрущева и реформы Брежнева во главу угла ставили то, что долги с колхозов должны списываться. Откуда взялись эти долги? причина в том, что долгие годы государство фактически обворовывало крестьян, выкупая их продукцию за бесценок.

  Начиная с 1965 года эта тенденция ломалась.

Отрицательные моменты аграрной реформы

Но было в аграрной реформе и то, что привело к «застою» – фиксированная оплата труда колхозникам. Раньше колхозник получал деньги за трудодни, а также имел доплаты за выполнение плана производства (выращивания). Например, человеку было нужно отработать 20 дней, собрать 250 килограмм картошки, а государство за это ему платило 50 рублей (цифры приведены только для примера).

Теперь же картина менялась. Человек получал свои 50 рублей вне зависимости от того сколько он соберет картошки за 20 дней работы. Даже если он соберет не 250 килограмм, а 10 – он в любом случае получит свои 50 рублей.  С одной стороны это давало гарантии и социальную обеспеченность колхозникам, но с другой стороны это напрочь убивало мотивацию работать и добиваться результатов.

Результаты экономической реформы в аграрном секторе

ставка в экономическом развитии сельского хозяйства руководство страны сделало на полное обеспечение своей страны зерном и продуктами питания. Но сделать этого не удалось, более того остальные показатели были не менее «впечатлительными»:

  • Удалось повисеть рентабельность аграрного сектора. Для совхозов она стала 22%, а для колхозов – 34%.
  • Сокращение пахотных земель. Начиная с 1965 и о момента развала СССР пахотные земли сократились на 22 млн гектар.
  • Хозяйство велось крайне неэффективно. В некоторых областях потери продукции составляли до 40%. Минимальный порог – 20%. То есть 1/5 часть всей продукции просто пропадала.
  • Ошибки в руководстве привели к обострению экологических проблем внутри страны.

В итоге СССР, у которого было больше всех черноземных земель для пашни среди всех стран мира стал закупать зерно и продукцию питания за границей! Эти элементы начались при Хрущеве, а при Брежневе негативную тенденцию переломить не смогли.

Реформы в промышленности: замыслы и результаты

Предыдущие поколения коммунистов всегда выбирали для реформирования одно из дух направлений:

  • Совершенствование производства.
  • Стимулирование работников.

Правительство Брежнева решило поступить иначе, выбирая не один из пунктов, а оба. Сама реформа промышленности СССР началась в 1965 году и была обусловлена тем, что Хрущев и эту отрасль экономики довел до плачевного состояния. Экономическая реформа 1965 года в сфере промышленности имела гораздо более позитивные результаты, чем реформирование сельского хозяйства.

Ключевые аспекты реформы:

  • Поощрение предприятий. Для этого часть прибыли оставлялась на развитие самому предприятию. При этом деньги делились в 3 фонда: материальное стимулирование (выплата премий), социально-культурное развитие (путевки рабочим, билеты и так далее) и бытовое развитие (строительство жилья, объектов досуга).
  • Совнархозы заменены Министерствами. Решения в экономике должны были принимать отраслевые министерства. Они создавали планы, которые предприятия могли корректировать под свои возможности.
  • Изменение системы планирования производства. Во-первых, было существенно сокращено количество плановых показателей. Во-вторых, результат работы теперь мерялся не по производимой продукции, а по реализованной. То есть количество заменялось качеством.
  • Предприятия наделялись элементами самостоятельности. Кроме того, что им оставляли часть доходов, предприятия получали право производить хозрасчет между собой.
  • Увеличение премий работникам. Предприятия финансово мотивировали сотрудников увеличивать результаты.

Это ключевые аспекты реформы. Даже глядя на них очевидно, что экономическая реформа 1965 года была достаточно ограничена. Тем не менее она очень скоро дала положительный результат.

Уже к 1970 году уровень промышленного производства вырос на 50%, было построено порядка 1900 новых предприятий. Но вместе с тем стало очевидно, что дальше улучшить эти показатели СССР не может.

Более того экономика страны перешла к упадку, который лучше всего демонстрирует следующий график.

Возникает вопрос – почему все ключевые показатели развития экономики после 1970 года пошли на спад? Тут все просто – число трудоспособного населения снижалось с каждым годом, добыча полезных ископаемых становилась все дороже, оборудование устаревало физически и морально, увеличивались расходы на оборону.

Основная причина того, что экономическая реформа 1965 года не дала ожидаемых результатов заключается в том, что экономическая модель СССР себя изжила. В основе этой модели лежало отрицание всего нового. Поэтому локальные результаты были неплохими, но на длительном временном интервале – отрицательными.

Историческая справка

Почему экономические реформы 1965 г не дали ожидаемых результатов?

Есть целый комплекс причины, из-за которых это произошло:

  • Экономические основы изменены не были. Брежнев пытался поверхностными изменениями решить глобальные проблемы, но, увы, это невозможно.
  • Противоречия в партии. Для решения глобальных задач должно быть единство, но его не было и каждый тянул одеяло в с вою сторону.
  • Экономика для ЦК КПСС была менее важна, чем идеология. Даже когда стало очевидно, что экономика СССР в очень плачевном положении, все равно речь была примерно такой – как-нибудь проживем, главное не трогать постулаты социализма и партийной гегемонии.
  • Противоречия. Предприятия наделили элементами самостоятельности, но зачастую их самостоятельные решения шли в противоречие с мнением Министерств.

Одной из причин было то, что в СССР существовало (строилось) большое количество гигантских заводов. В результате они имели монопольное положение в стране.

В следствии же того, что предприятиям давались экономические послабления, страдало качество продукции в виду отсутствия конкуренции. В ответ на это правительство ужесточило нормы проверки качества продукции.

На первый взгляд это шаг абсолютно правильный, но на практике он привел к тому, что продукция подорожала, а также наступил ее дефицит. В итоге реформа развивалась, но результатов положительных не было.

Более того ежегодно все большее число товаров привозились из заграницы, поскольку промышленность СССР не могла обеспечить граждан всем необходимым. Ведь не решалась одна из главных проблем – недостаток продукции массового потребления. Вот, что по этому поводу писал А.А. Громыко.

Многие члены Политбюро искренне  убеждены, что монопольные предприятия, гигантские стройки и тяжелая промышленность требуют неоправданных затрат, в то время, как предприятия, работающие на массовое потребление, оказываются в изоляции.

А.А. Громыко

Причины увеличения отрыва экономики СССР от экономики западных стран в 1970-х – начале 1980-х гг

Причины этого отрыва понятны – в СССР делалось все для тяжелой промышленности и военной техники, по показателям развития которых страна была впереди своих западных «партнеров». Но делалось это за счет экономии на нуждах граждан, ведь в СССР был дефицит практически со всем.

 Все, кто жил в ту эпоху, рассказывает, что очереди были за товарами из Югославии, Чехословакии, Польши и других стран. Были и собственные товары, но их крайне не хватало. Это и есть явный признак перекоса экономики к тяжелой промышленности.

У западных стран этого перекоса не было, поэтому они начали понемногу в этом отношении отставать от СССР.

Кроме того был еще 1 момент, который затормозил развитие экономики СССР и привел к отставке Косыгина – увеличение цены на нефть и газ. Брежнев со своим окружением решили, что экономическая реформа 1965 года уже свое отжила, а дальше страна будет жить за счет продажи топлива.

Косыгина убрали, кризис усилился. Поэтому причины того, что экономическая реформа 1965 года не дала ожидаемых результатов следует искать в решениях ЦК, где си дели люди искренне убежденные, что реформы не нужны, что можно обойтись не реформированием, а небольшим косметическим ремонтом.

Но они очень сильно ошибались…

Источник: https://istoriarusi.ru/cccp/ekonomicheskie-reformi-1965-goda.html

Начало реформы А.Н.Косыгина 1 января 1964

1. Попытки реформ: развитие самостоятельности предприятий

СОВЕТСКАЯ ЭКОНОМИКА: ПУТИ ВЫХОДА ИЗ КРИЗИСА

Падение темпов роста производства, связанное с низкой отдачей капиталовложений, продоволственный кризис 1962-1964 гг., усугубленные реформационной лихорадкой последних лет правления Н. С. Хрущева, привели экономику СССР в предкризисное состояние. Было свернуто начавшееся в 1962 г.

обсуждение в печати основ новых экономических реформ, разработанных группой экономистов под руководством Либермана. Административные реформы заменили необходимые экономические преобразования. В этих условиях против экономического волюнтаризма Хрущева выступили хозяйственники-технократы, сплотившиеся вокруг своего лидера А. Н.

Косыгина, поддержавшего решение октябрьского пленума ЦК КПСС 1964 г. об отставке Хрущева.

С 1965 г. стала проводиться хозяйственная реформа, задуманная еще в хрущевский период, но затем свернутая. Перед экономической реформой 1965 г. стояли те же задачи, что и перед хрущевскими преобразованиями: разрешение кризисных явлений советской плановой экономики.

В первую очередь имелись в виду малая отдача капиталовложений и незавершенное строительство (долгострой), низкая производительность труда, отстававшая от роста зарплаты, плохое качество товаров и их недостаточный ассортимент, проблема трудовых ресурсов.

Однако, в отличие от преобразований Хрущева, реформы, задуманные новым руководством, не должны были затрагивать политических основ общества, без крайностей предыдущего десятилетия.

Не подвергались сомнению основные принципы советской социалистической экономики: государственный контроль над собственностью, централизованное планирование, контроль над показателями производства и т. д. Стержнем нового политического курса и хозяйственной реформы 1965 г.

была идея долгосрочного и постепенного совершенствования социализма и курс на стабильность управленческих структур. Коренные экономические реформы не затрагивали социальную и политическую систему общества и не ставили под сомнение механизм партийного руководства.

Начало экономическим преобразованиям положили реформы в сельском хозяйстве – наиболее кризисном участке советской экономики. На мартовском пленуме ЦК КПСС 1965 г. поборником реформ в сельском хозяйстве выступил Л. И. Брежнев.

Он предложил увеличить капиталовложения в сельское хозяйство с одновременным стимулированием производительности труда. Фактически это бы-ла попытка интенсификации сельского хозяйства. Аграрный сектор советской экономики должен был получить дополнительное количество машин, удобрений и электроэнергии.

Общая сумма капиталовложений в сельское хозяйство в 1966-1980 гг. составила. 383 млрд рублей, что превышало более чем в три раза все предыдущие инвестиции в аграрный сектор. Была принята новая долгосрочная система планирования производства.

С совхозов и колхозов списывались долги, повышались закупочные цены и устанавливались надбавки до 50% за сверхплановую продажу продукции государству, а также за ее качество. За 1965-1977 гг. закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию возросли примерно в полтора раза почти без изменения розничных цен.

С 1965 г. менялась система кредитования колхозов, получавших возможность прямого банковского кредитования в отличие от прежней системы кредитов через заготовительные организации.

Был понижен и подоходный налог с колхозов, взимаемый теперь с чистого дохода.

В 60-70-х гг. были провозглашены широкомасштабные программы мелиорации и строительства ирригационных каналов. стабилизации эксплуатации целинных земель и особый план возрождения нечерноземных земель центра России.

В строй были введены Большой Ставропольский, Северо-Крымский, Каракумский и другие каналы.

С целью повышения жизненного уровня крестьян большую экономическую самостоятельность получили колхозы и совхозы, где вводились элементы хозрасчета.

В 1969 г., через 35 лет после предыдущего съезда, состоялся III съезд колхозников.

Был одобрен новый типовой устав, который отменял старую систему оплаты по трудодням и вводил гарантированную помесячную оплату, при этом денежная часть доходов выросла по отношению к натуральной оплате.

В уставе закреплялись пенсионное обеспечение колхозников и система отпусков. Жизненный уровень сельского населения в 70-е гг. значительно вырос, хотя ликвидировать разницу между городом и деревней так и не удалось, ежегодно деревню покидало до 700 тыс. человек.

Новые программы, делавшие ставку на рост капиталовложений, вступали в противоречие с прежним курсом интенсивного развития. К середине 70-х гг. экономические преобразования в сельском хозяйстве приобретали все более дотационный и экстенсивный характер.

Параллельно с преобразованиями в сельском хозяйстве развивалась реформа промышленности. Активную роль в ее разработке и осуществлении сыграл А. Н. Косыгин, ставший 15 октября 1964 г. председателем Совета Министров.

Начало преобразованиям положил сентябрьский 1965 г. пленум ЦК КПСС.

Решения пленума определяли три главных направления реформы: изменение плановых показателей и отчетности, расширение хозяйственной самостоятельности предприятий и усиление материальной заинтересованности рабочих в результатах их труда.

Число плановых показателей для предприятий снижалось с 30 до 9. В дополнение к валовому показателю (т. е. стоимости произведенной продукции), определяющему ранее эффективность производства, вводился отчетный показатель стоимости реализованной продукции.

Предприятие теперь было заинтересовано не только произвести, но и продать продукцию. При этом показатель рентабельности предприятия исчислялся как отношение прибыли к сумме основных фондов и оборотных средств.

Провозглашалась недопустимость изменения плана без согласования с предприятием, в свою очередь, само предприятие могло самостоятельно распределять выпуск продукции в рамках заданного плана, Таким образом, предприятие получало относительную производственную самостоятельность в вопросах внутреннего планирования выпуска продукции. В целях материального стимулирования производства часть прибыли предприятия оставалась в его распоряжении. На предприятиях создавались фонды стимулирования, которые использовались для нужд развития предприятия, материального поощрения работников, проведения социально-культурных мероприятий, жилищного строительства и т. д. Предусматривалось увеличение премий в случае запланированного перевыполнения плана.

В 1966 г. начался перевод промышленных предприятий на новые условия работы. К концу 1970 г. из 49 тыс. предприятий реформа затронула в той или иной степени 41 тыс. предприятий. Между тем уже в самом начале реформ наблюдалось охлаждение к ним со стороны партийной элиты. На состоявшемся в апреле 1966 г.

XXIII съезде КПСС ход экономических преобразований был лишь вскользь затронут в отчетном докладе Брежнева. Определенная оппозиция преобразованиям исходила и со стороны министерств, не желавших отказаться от контроля над предприятиями даже в тех рамках, которые предусматривались реформами.

При этом, несмотря на большую самостоятельность предприятий, количество министерств в конце 60-х – 70-е гг. неуклонно увеличивалось. Только в машиностроительной промышленности в 1965 г. дополнительно было создано 8 общесоюзных ведомств, а к концу 1975 г. насчитывалось уже 35 промышленных министерств. 10 июля 1967 г.

было принято “Общее положение о министерствах СССР”, расширившее права центральных органов власти.

Многие позитивные реформы при формальном подходе министерств становились препятствием для развития производства. Примером может служить введение твердой платы за используемые производственные фонды, не пересматривавшейся в зависимости от размера прибыли.

Эта мера должна была стимулировать предприятия более эффективно использовать свое оборудование, снижая себестоимость продукции. Вместе с тем министерство финансов требовало вносить плату за все имеющееся (используемое и неиспользуемое) оборудование на момент последней ревизии.

Если предприятие избавлялось от ненужного оборудования, оно все равно платило за него до следующей ревизии. В результате за 1965-1985 гг. доля оборудования, заменяемого из-за технологической отсталости и изношенности, сократилась почти в два раза. Серьезные недостатки крылись и в спускаемой сверху норме прибыли.

Министерства и предприятия по-прежнему сами определяли цены выпускаемой продукции, искусственно их завышая. Только в машиностроении за 1966-1970 гг. оптовые цены увеличились на 25-30%. Эффективность образованного в 1965 г. Госкомитета цен, боровшегося с этим явлением, оказалась низкой.

Созданный одновременно другой комитет (Госснаб) директивно определял поставщиков и потребителей для предприятий, сужая рамки их самостоятельности.

Главной причиной постоянных сбоев в экономике оставалась “ведомственность”. Не существовало практически никакой серьезной прямой связи между соседними предприятиями и организациями, если они принадлежали разным министерствам. Таким образом, расширение допущенной самостоятельности предприятий плохо сочеталось с усилением административных и экономических полномочий ведомств.

Все сильнее давало себя знать отсутствие простора для продвижения вперед. Накопившиеся к концу восьмой пятилетки нерешенные проблемы образовали серьезные завалы и препоны на пути внедрения новых методов планирования и хозяйствования, что привело к кризисной ситуации в ведущих отраслях народного хозяйства, к постепенному свертыванию реформ.

Хотя первые два года хозяйственной реформы дали значительный результат, в дальнейшем ее эффективность снизилась. Реформа коснулась, в первую очередь, предприятий, не затрагивая верх экономической пирамиды: министерства, централизацию управления и административно-командный аппарат.

Постепенно ограничивались права предприятий, возрастало количество плановых показателей, участились корректировки планов. Реформа затухала.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

http://www.bibliotekar.ru/sovetskaya-rossiya/94.htm

“ПЛАН, ПРИБЫЛЬ, ПРЕМИЯ”

Как обеспечить максимальную эффективность работы предприятий, при которой рост производства сопровождался бы постоянным улучшением качества продукции? Этой проблемой экономисты занимались давно, но с начала 60-х гг. их выступления уже приобрели характер целенаправленной дискуссии.

Предметом спора стали предложения харьковского экономиста Е.Г. Либермана, сделанные им на основе анализа опыта работы Экономической лаборатории Харьковского совнархоза и опубликованные в 1962 г . в журнале «Вопросы экономики», а затем и в «Правде» (статья «План, прибыль, премия).

В обобщенном варианте эти предложения сводились к следующему:

1. Современный порядок планирования работы предприятий не заинтересовывает их в эффективной, качественной работе. Одна из причин такого положения — ограничение хозяйственной самостоятельности и инициативы предприятий .

2. Задача расширения инициативы и самостоятельности предприятий может быть решена на основе использования принципа « долевого участия в доходе »: чем больше ценностей создало предприятие для общества, тем большая сумма должна отчисляться в его поощрительный фонд, независимо от того, произведены эти ценности в рамках плана или сверх него.

3. Принцип «долевого участия» реализуется в форме планового норматива длительного действия по рентабельности производства. Формирование нормативов происходит дифференцированно по различным отраслям и группам предприятий, находящимся примерно в одинаковых естественных и технических условиях.

4. Использование нормативов длительного действия позволит оценивать работу предприятий по конечной эффективности , а не по большому числу показателей, детально регламентирующих хозяйственную жизнь предприятий.

5. Дело не в показателях, а в системе взаимоотношений предприятия с народным хозяйством . Необходимы существенные коррективы в порядке планирования производства сверху донизу.

6. Усилить и улучшить централизованное планирование путем доведения обязательных заданий только до совнархозов. Ликвидировать практику разверстки заданий совнархозами между предприятиями «по достигнутому уровню».

7. Планы предприятий после согласования и утверждения объемно-номенклатурной программы полностью составляются самими предприятиями .

8. Необходимо разработать порядок использования единых фондов поощрения из прибылей предприятий, имея в виду расширение прав предприятий в расходовании фондов на нужды коллективного и личного поощрения.

Идеи Е. Либермана представляли собой попытку создания концепции «сквозного» совершенствования хозяйственного механизма сверху донизу — от реорганизации централизованного планирования до разработки экономических основ развития производственного самоуправления (принцип «долевого участия»).

Идею «сквозной» экономической реформы разрабатывал тогда целый ряд экономистов. В одном из наиболее проработанных вариантов ее представлял B.C. Немчинов.

В его работах мысль о переводе экономики на научные основы управления проводилась в предложениях по построению плановых моделей народного хозяйства (модели расширенного воспроизводства, модели отраслевого и территориального общественного разделения труда, модели планового ценообразования и др.

), с помощью которых стал бы возможен расчет различных балансов и оптимумов, в том числе и определение оптимального режима экономического развития на тот или иной период.

(…)

Дискуссия незаметно сосредоточилась на одной проблеме — проблеме материального стимулирования (привлечение внимания общественности к этому вопросу было признано фактически единственным достоинством выступления Либермана).

Научный совет по хозяйственному расчету и материальному стимулированию производства при Академии наук СССР на своем заседании признал «схему Е.Г.

Либермана» в принципе неприемлемой, поскольку ее автор, «нарушив меру и необходимые пропорции, доводит ряд правильных положений до такой их трактовки, которая вместо пользы сулит отрицательные последствия».

Справедливости ради надо отметить, что в критике было и рациональное зерно, например, когда речь шла о недопустимости абсолютизации того или иного показателя учета и оценки работы предприятий.

Однако главный пункт обвинений, предъявленных Либерману, заключался в другом: его упрекали не более и не менее как в покушении на основу основ социалистической экономики — централизованное государственное планирование.

А.Н. Боханов, М.М. Горинов. История России с древнейших времен до конца XX века

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Bohan_3/47.php

РЕАКЦИЯ ТРУДЯЩИХСЯ

На предприятия города и области газеты поступили поздно – в 3-4 часа дня. Из бесед с работниками, которые успели ознакомиться с докладом, можно сделать вывод о единодушном одобрении предложений, высказанных в докладе тов. Косыгина А.Н.

Приводим отдельные высказывания.

Орлов – начальник отдела труда и зарплаты телефонного завода: Очень хорошо, что под экономику предприятия подведена научная основа, а не лозунги о необходимости улучшить экономику. Мы не будем иметь плановых показателей по повышению производительности труда, установленных сверху – но производительность труда будет главным вопросом всей нашей работы.

Петухов – машинист завалочной машины мартеновского цеха Чусовского металлургического завода: Раньше нас призывали работать прибыльно, но все это было только призывом. Как бы я ни работал, я не ощущал этой прибыли. Сейчас, видимо, будет другое дело. Каждый из нас может почувствовать, что такое прибыль.

Информация Пермского обкома КПСС в ЦК КПСС об откликах трудящихся области на доклад Председателя Совета Министров СССР А.Н.Косыгина на Сентябрьском (1965 г.) Пленуме ЦК КПСС «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства», 28 сентября 1965 г.

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/nachalo-rieformy-a-n-kosyghina

Попытки реформ: развитие самостоятельности предприятий – Политология

1. Попытки реформ: развитие самостоятельности предприятий

С начала перестройки развитие реформы определяли две основные тенденции: расширение самостоятельности государственных предприятий и расширение сферы деятельности частного сектора. «Закон о государственном предприятии» от 30 июня 1987 г. (вошедший в силу для всех предприятий с 1 января 1989 г.

) был призван обеспечить переход на новые принципы: хозрасчет и самофинансирование. Если до 1990 г.

план оставался основным стержнем, вокруг которого разворачивалась вся деятельность предприятия, то затем оно получило свободу самому планировать свою деятельность, основываясь на предлагаемых, а не навязываемых соответствующим министерством контрольных цифрах, на контрактах, заключаемых со своими поставщиками и потребителями, на заказах, предпочтительно государственных, на долгосрочных экономических нормативах и на ограниченном уровне централизованных инвестиций. Предприятие получило право устанавливать прямые «горизонтальные» связи с другими предприятиями, вместо того чтобы прибегать к посредничеству Госплана. Некоторым категориям предприятий было даже разрешено вступать в прямой контакт с иностранными фирмами.

В действительности же бюрократия центральных министерств сразу стала обходить положения этого закона, так как не хотела сдавать свои позиции и отказываться от прежних прерогатив.

К тому же выполнение этих положений с самого начала должно было бы сопровождаться другими радикальными мерами (реформой ценообразования, материального снабжения и т.д.).

13 связи с тем что государство оставалось главным заказчиком в промышленности, оно почти полностью покрывало госзаказом производственные мощности предприятий, оставляя за ними весьма ограниченные возможности коммерческой деятельности.

Государство также, помимо приоритета в определении номенклатуры выпускаемой продукции, устанавливало ценил и ставки налогообложения. Центральные министерства продолжали снимать сливки с доходов предприятий, выхолащивая, таким образом, их «финансовую самостоятельность».

Установление экономических нормативов, образование фондов оплаты труда, фондов экономического стимулирования не только оставались произвольными, но часто наносили ущерб наиболее рентабельным предприятиям. Еще одним «узким местом» оказались поставки.

Из-за отсутствия оптовой торговли предприятия так и не смогли выбирать себе поставщиков, а последние в случае нарушения договоров не несли за это ощутимой ответственности.

Таким образом, сфера рынка оказалась ограниченной договорами между предприятиями, заключаемыми после выполнения госзаказов, в то время как сфера централизованного контроля, напротив, расширилась благодаря проверке «госприемкой» качества производимой продукции в момент ее сдачи (процедура, применявшаяся ранее только на военных предприятиях).

Расширение государственного контроля за качеством продукции на деле привело прежде всего к фактическому сокращению заработков миллионов рабочих, поскольку повсеместно обнаружившееся несоответствие изделий «стандартам качества» лишило их начислявшихся прежде премий.

С самого начала рабочие чувствовали, что, несмотря на шумиху, производимую вокруг «финансовой самостоятельности» предприятий и даже их «самоуправления», все решения продолжали им навязываться бюрократией (объявленной позднее «антиперестроечной силой») без передачи предприятиям реальной возможности контроля.

Оставаясь под жесткой опекой части прежних управленческих структур, предприятия в качестве своего рода «компенсации», как и раньше, продолжали пользоваться (несмотря на без конца подтверждаемый принцип самофинансирования) большими субсидиями, которые только и позволяли десяткам тысяч предприятий избежать банкротства и увольнения разросшегося персонала (в первую очередь административного). По мнению Н.Костакова, заместителя директора Научно-исследовательского института Госплана, «временная безработица» (то есть период между потерей работы и устройством на другую с переквалификацией) рискует затронуть, если предположить настоящую рационализацию политики в области занятости, от 14 до 19 млн. человек в течение ближайших десяти лет.

Реорганизация министерств и некоторых других органов управления промышленностью привела к сокращению в течение шести лет около 1 млн. служащих. Конечно, большая часть «аппаратчиков» устроилась в новых структурах (в том числе в частном секторе) благодаря системе связей и даже привлечению капиталов общественных фондов.

Наиболее сложной проблемой, обусловливавшей переход к подлинной самостоятельности предприятий и рыночной экономике, оказалась проблема ценообразования. При установлении цен на основе себестоимости продукции пришлось бы, сохранив дотации более чем на 70 млрд. руб., увеличить розничные цены на товары на 60 млрд. руб.

В этой области давно назревшие и необходимые для продолжения начатых реформ шаги заставили себя ждать вплоть до весны 1991 г.

За этой задержкой скрывались многочисленные причины: оппозиция как региональной, так и отраслевой бюрократии, опасавшейся, что реформа ценообразования поставит под вопрос всю десятилетиями складывавшуюся систему доходов и привилегий, созданных игрой на субсидиях, гарантированным сбытом, манипуляцией ценовыми соотношениями, тысячью и одной перепродажей, связанной с дефицитом и теневой экономикой; боязнь руководителей страны принять социальную цену, которую каждый полагал слишком высокой, за последовательное освобождение цен и переход к рыночной экономике в обстановке всеобщего дефицита и отсутствия пользующихся доверием властных и правовых структур, определяющих лицо правового государства.

Источник: https://student2.ru/politologiya/1131530-popytki-reform-razvitie-samostoyatelnosti-predpriyatiy/

Попытки реформ: развитие самостоятельности предприятий

1. Попытки реформ: развитие самостоятельности предприятий

С начала перестройки развитие реформы определяли две основные тенденции: расширение самостоятельности государственных предприятий и расширение сферы деятельности частного сектора. «Закон о государственном предприятии» от 30 июня 1987 г. (вошедший в силу для всех предприятий с 1 января 1989 г.

) был призван обеспечить переход на новые принципы: хозрасчет и самофинансирование. Если до 1990 г.

план оставался основным стержнем, вокруг которого разворачивалась вся деятельность предприятия, то затем оно получило свободу самому планировать свою деятельность, основываясь на предлагаемых, а не навязываемых соответствующим министерством контрольных цифрах, на контрактах, заключаемых со своими поставщиками и потребителями, на заказах, предпочтительно государственных, на долгосрочных экономических нормативах и на ограниченном уровне централизованных инвестиций. Предприятие получило право устанавливать прямые «горизонтальные» связи с другими предприятиями, вместо того чтобы прибегать к посредничеству Госплана. Некоторым категориям предприятий было даже разрешено вступать в прямой контакт с иностранными фирмами.

В действительности же бюрократия центральных министерств сразу стала обходить положения этого закона, так как не хотела сдавать свои позиции и отказываться от прежних прерогатив.

К тому же выполнение этих положений с самого начала должно было бы сопровождаться другими радикальными мерами (реформой ценообразования, материального снабжения и т.д.).

13 связи с тем что государство оставалось главным заказчиком в промышленности, оно почти полностью покрывало госзаказом производственные мощности предприятий, оставляя за ними весьма ограниченные возможности коммерческой деятельности.

Государство также, помимо приоритета в определении номенклатуры выпускаемой продукции, устанавливало ценил и ставки налогообложения. Центральные министерства продолжали снимать сливки с доходов предприятий, выхолащивая, таким образом, их «финансовую самостоятельность».

Установление экономических нормативов, образование фондов оплаты труда, фондов экономического стимулирования не только оставались произвольными, но часто наносили ущерб наиболее рентабельным предприятиям. Еще одним «узким местом» оказались поставки.

Из-за отсутствия оптовой торговли предприятия так и не смогли выбирать себе поставщиков, а последние в случае нарушения договоров не несли за это ощутимой ответственности.

Таким образом, сфера рынка оказалась ограниченной договорами между предприятиями, заключаемыми после выполнения госзаказов, в то время как сфера централизованного контроля, напротив, расширилась благодаря проверке «госприемкой» качества производимой продукции в момент ее сдачи (процедура, применявшаяся ранее только на военных предприятиях).

Расширение государственного контроля за качеством продукции на деле привело прежде всего к фактическому сокращению заработков миллионов рабочих, поскольку повсеместно обнаружившееся несоответствие изделий «стандартам качества» лишило их начислявшихся прежде премий.

С самого начала рабочие чувствовали, что, несмотря на шумиху, производимую вокруг «финансовой самостоятельности» предприятий и даже их «самоуправления», все решения продолжали им навязываться бюрократией (объявленной позднее «антиперестроечной силой») без передачи предприятиям реальной возможности контроля.

Оставаясь под жесткой опекой части прежних управленческих структур, предприятия в качестве своего рода «компенсации», как и раньше, продолжали пользоваться (несмотря на без конца подтверждаемый принцип самофинансирования) большими субсидиями, которые только и позволяли десяткам тысяч предприятий избежать банкротства и увольнения разросшегося персонала (в первую очередь административного). По мнению Н.Костакова, заместителя директора Научно-исследовательского института Госплана, «временная безработица» (то есть период между потерей работы и устройством на другую с переквалификацией) рискует затронуть, если предположить настоящую рационализацию политики в области занятости, от 14 до 19 млн. человек в течение ближайших десяти лет.

Реорганизация министерств и некоторых других органов управления промышленностью привела к сокращению в течение шести лет около 1 млн. служащих. Конечно, большая часть «аппаратчиков» устроилась в новых структурах (в том числе в частном секторе) благодаря системе связей и даже привлечению капиталов общественных фондов.

Наиболее сложной проблемой, обусловливавшей переход к подлинной самостоятельности предприятий и рыночной экономике, оказалась проблема ценообразования. При установлении цен на основе себестоимости продукции пришлось бы, сохранив дотации более чем на 70 млрд. руб., увеличить розничные цены на товары на 60 млрд. руб.

В этой области давно назревшие и необходимые для продолжения начатых реформ шаги заставили себя ждать вплоть до весны 1991 г.

За этой задержкой скрывались многочисленные причины: оппозиция как региональной, так и отраслевой бюрократии, опасавшейся, что реформа ценообразования поставит под вопрос всю десятилетиями складывавшуюся систему доходов и привилегий, созданных игрой на субсидиях, гарантированным сбытом, манипуляцией ценовыми соотношениями, тысячью и одной перепродажей, связанной с дефицитом и теневой экономикой; боязнь руководителей страны принять социальную цену, которую каждый полагал слишком высокой, за последовательное освобождение цен и переход к рыночной экономике в обстановке всеобщего дефицита и отсутствия пользующихся доверием властных и правовых структур, определяющих лицо правового государства.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_147250_popitki-reform-razvitie-samostoyatelnosti-predpriyatiy.html

Book for ucheba
Добавить комментарий