.1. ВЛАСТЬ МОСКВЫ И ВЛАСТЬ НА МЕСТАХ

История России

.1. ВЛАСТЬ МОСКВЫ И ВЛАСТЬ НА МЕСТАХ

Красногвардейцы Екатеринбурга. Фотография 1917 года.

Базой социалистической революции была внутренняя Россия с ее промышленными и культурно-политическими центрами. В течение первых дней революции — с 25 по 31 октября (7—13 ноября) 1917 г.

— власть Советов утвердилась в 16 губернских центрах, а к концу ноября — уже во всех важнейших промышленных пунктах и на основных фронтах действующей армии. Большую роль в установлении Советской власти на местах сыграли рабочие Петрограда, Москвы и других пролетарских центров.

Петроградский ВРК направил в различные губернии более 600 агитаторов, 106 комиссаров и 61 инструктора. Около 10 тыс. рабочих Советское правительство послало в деревню для ведения революционной работы.

Установление Советской власти в различных районах страны имело свои особенности.

В ряде крупных промышленных и политических центров страны, где Советы еще в период подготовки социалистической революции перешли на сторону большевиков и фактически являлись хозяевами положения, Советская власть установилась быстро и большей частью мирным путем.

Так было в Луганске, в Иваново-Вознесенске и во всем Иваново-Кинешемском рабочем районе, в Екатеринбурге, Уфе, большинстве других городов Урала, в городах Поволжья — Нижнем Новгороде, Самаре, Царицыне. Но в некоторых городах контрреволюция навязала рабочим и крестьянам вооруженную борьбу.

В сложных условиях происходило установление Советской власти на обширных территориях Сибири и Дальнего Востока. Здесь, ввиду отсутствия помещичьего землевладения и развитой промышленности, классовая борьба не была еще столь острой. В деревне господствовала сильная прослойка кулачества.

Немногочисленные рабочие были разбросаны по отдельным промышленным оазисам, главным образом вдоль Сибирской железной дороги. Большевистских организаций было немного; среди рабочих и особенно среди крестьян значительным влиянием еще пользовались эсеры и меньшевики. В Омске, Иркутске, Чите и других местах вплоть до осени 1917 г.

существовали объединенные социал-демократические организации, в которых состояли большевики и меньшевики, что также тормозило борьбу за власть Советов.

Вступление революционных частей в Кремль. В. В. Мешков. 1923 год.

Под руководством Центрального Комитета партии большевики Сибири и Дальнего Востока в короткий срок создали боевые организации и развернули успешную борьбу за победу социалистической революции. 29 октября (11 ноября) власть Советов установилась в Красноярске, а 29 ноября (12 декабря) — во Владивостоке.

Разгромив в вооруженной борьбе силы контрреволюции, 30 ноября (13 декабря) взял власть в свои руки и Совет Омска. 10(23) декабря III областной съезд Советов Западной Сибири, заседавший в Омске, провозгласил установление Советской власти во всей Западной Сибири.

При поддержке красногвардейских отрядов Красноярска и других городов трудящиеся Иркутска в конце декабря 1917 г. разбили белогвардейцев, поднявших мятеж против Советской власти. 6 (19) декабря власть перешла к Совету в Хабаровске.

14 (27) декабря заседавший там III краевой съезд Советов Дальнего Востока принял декларацию о переходе всей власти к Советам в Приморской и Амурской областях. К концу января 1918 г. была ликвидирована и изгнана из Томска так называемая Сибирская областная дума, претендовавшая на власть в Сибири.

Победу Советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке закрепил II Всесибирский съезд Советов, состоявшийся в феврале 1918 г. в Иркутске.

Больших усилий потребовал от Советской власти разгром казачьей контрреволюции на Дону, возглавленной атаманом Калединым. Заявив о неподчинении Войска Донского Советскому правительству, Каледин стал на путь открытой войны против Советской власти.

На Дон устремились главари российской контрреволюции — Милюков, Корнилов, Деникин и их сообщники. Каледин установил связь с контрреволюционным казачеством Кубани, Терека, Астрахани, с казачьим атаманом Дутовым в Оренбурге и другими контрреволюционными силами.

Империалистические государства присылали Каледину деньги и оружие.

А. Ф. Мясников. Фотография.

Правительства Англии, Франции и Соединенных Штатов надеялись с помощью Каледина свергнуть Советскую власть.

Государственный секретарь Соединенных Штатов Лансинг писал в докладе президенту Вильсону: «Наиболее организованной силой, способной покончить с большевизмом и удушить правительство, является группа генерала Каледина… Ее разгром будет означать передачу всей страны в руки большевиков… Надо укрепить у союзников Каледина надежду, что они получат моральную и материальную помощь от нашего правительства, если их движение станет достаточно сильным».

Американские финансисты, французское и английское правительства предоставили Каледину крупные суммы денег на организацию антисоветского мятежа.

Американская миссия Красного Креста пыталась переправить на Дон броневики и автомашины.

Тогда же на деньги иностранных империалистов царские генералы Алексеев и Корнилов приступили к формированию белогвардейской, так называемой добровольческой армии.

Каледину удалось в ноябре овладеть Ростовом-на-Дону, а затем и Таганрогом. Установив в этих городах режим кровавого террора, Каледин объявил, что намерен предпринять поход на Москву.

Советское правительство направило на разгром Каледина красногвардейские отряды и революционные части из Москвы, Петрограда и Донбасса. Партия большевиков развернула разъяснительную работу среди казачества. В январе в станице Каменской состоялся съезд казаков-фронтовиков.

На нем присутствовали представители Центрального Комитета и Ростовского подпольного комитета большевистской партии. Съезд признал Советскую власть, образовал Донской революционный комитет во главе с казаком Ф. Г. Подтелковым, избрал делегацию на предстоящий III Всероссийский съезд Советов и объявил войну Каледину.

Каледин оказался атакованным с фронта и с тыла. Убедившись, что положение безнадежно, Каледин застрелился.

Ф. А. Сергеев (Артем). Фотография.

В начале февраля рабочие Таганрога подняли восстание и установили в городе Советскую власть. Отряды Красной гвардии вплотную подошли к Ростову и Новочеркасску. 24 февраля советские войска взяли Ростов, а через день и Новочеркасск. На Дону утвердилась Советская власть.

Вместе с русским народом самоотверженно боролись за установление Советской власти многочисленные народы национальных окраин России. Объединение революционных сил различных народов и народностей России обеспечивала ленинская национальная политика.

Ее основные принципы были законодательно закреплены в Декларации прав народов России, принятой Советом Народных Комиссаров 2 (15) ноября 1917 г.

Декларация провозглашала равенство и суверенность народов России, их право на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, отмену всех национальных и национальнорелигиозных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных меньшинств и этнических групп, населяющих территорию России. В обращении «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», в Манифесте к украинскому народу и других актах Советское правительство ярко показало коренное, принципиальное отличие своей освободительной национальной политики от политики Временного правительства.

Политика пролетарского интернационализма сплотила вокруг Советской власти трудящихся всех наций. Однако особенности социально-экономического и политического развития национальных окраин сказались на ходе борьбы за установление Советской власти.

Социалистическая революция встретила здесь ожесточенное сопротивление буржуазно-националистических организаций, возникших еще до Октябрьской революции (Украинская и Белорусская рады, Курултай в Крыму, Алаш-орда в Казахстане и т. д.

), которые теперь, создав контрреволюционные националистические «правительства» и прикрываясь флагом борьбы за национальную независимость, объявили войну Советской власти.

Устремившиеся сюда после Октябрьской революции активные контрреволюционные элементы блокировались с буржуазными националистами и пытались превратить национальные районы в очаги контрреволюции.

Революционные силы испытывали в национальных районах также несравненно большее, чем в центре, давление иностранных империалистов. Трудности борьбы за власть Советов были связаны и с отсутствием или малочисленностью пролетариата, слабостью большевистских организаций, что приводило в свою очередь к сравнительно большему влиянию соглашательских и националистических партий на трудящиеся массы.

Призыв к восстанию против Центральной рады. Листовка. 16 (29) января 1918 года.

Советская власть быстро победила в неоккупированной немцами части Белоруссии и Прибалтики.

На территории Белоруссии, в Могилеве, находились Ставка верховного главнокомандующего, буржуазно-националистическая Белорусская рада, большое количество контрреволюционных формирований, корпус генерала Довбор-Мусницкого, сформированный из поляков — военнослужащих старой армии, ударные батальоны и т.д.

Эти контрреволюционные силы представляли собой серьезную угрозу для Советской власти, так как в любой момент могли быть использованы против Петрограда и Москвы. Но они не имели никакой поддержки в народе.

Большевистские организации Белоруссии и Западного фронта еще накануне Октябрьской революции располагали большинством в Советах и солдатских комитетах, что позволило Минскому Совету 25 октября (7 ноября) 1917 г. взять в свои руки власть в городе. Вскоре это сделали Гомельский, Могилевский, Витебский и другие Советы. Как указывал в своем отчете Советскому правительству Исполнительный комитет Советов Западной области, переход власти к Советам во всех более или менее крупных пунктах занял всего две недели.

Во второй половине ноября в Минске состоялись областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, фронтовой съезд и съезд крестьянских Советов.

В работе этих съездов участвовали уполномоченные ЦК большевистской партии, Совета Народных Комиссаров и ВЦИК Г. К. Орджоникидзе и В. Володарский.

В Белоруссии образовался Совет Народных Комиссаров Западной области во главе с видным деятелем большевистской партии А. Ф. Мясниковым.

Успешно завершилась борьба за установление Советской власти в неоккупированной части Прибалтики.

24 октября (6 ноября) началось восстание в Ревеле (Таллине), и 26 октября (8 ноября) Военно-революционный комитет опубликовал воззвание о победе революции и установлении Советской власти в Эстонии.

В Латвии, в городе Валк (Валга) 16—17 (29—30) декабря под руководством большевиков проходил съезд Советов рабочих, солдатских и батрацких депутатов. Съезд избрал первое Советское правительство Латвии.

Триумфальное шествие Советской власти (октябрь 1917 — февраль 1918)

Решительно поддержали почин русского пролетариата трудящиеся Украины. Революционные рабочие и солдаты Киева уже 25 октября (7 ноября) выступили с требованием немедленного перехода власти в руки Советов. Но в ответ на это контрреволюционные представители Временного правительства опубликовали воззвание с призывом к борьбе против Советской власти.

Рабочий класс Украины под руководством большевиков поднялся на защиту Советов. Рабочие завода «Арсенал», 3-го авиапарка и других предприятий Киева настаивали на принятии решительных мер против контрреволюции.

27 октября (9 ноября) на объединенном заседании Совета рабочих депутатов и Совета солдатских депутатов был создан Военно-революционный комитет. На следующий день его членов арестовали, но этот удар не сломил волю масс.

Образовался новый ревком, под руководством которого рабочие и революционные солдаты Киева начали 29 октября (11 ноября) вооруженное восстание. В трехдневных боях они подавили сопротивление контрреволюции.

Однако Центральная рада вызвала с фронта полки, находившиеся под влиянием украинских буржуазных националистов, и, создав перевес в силах, захватила власть в Киеве. Рада при помощи демагогии привлекла на свою сторону значительную часть крестьянства, главным образом зажиточного, и провозгласила свою власть над всей Украиной.

7 (20) ноября она опубликовала так называемый Третий универсал, в котором заявила о неподчинении Советскому правительству России. Рада заключила соглашение с командующим Румынским фронтом генералом Щербачевым о слиянии Румынского и Юго-Западного фронтов в единый Украинский фронт под командованием того же Щербачева и вступила в союз с атаманом Калединым.

С. Г. Шаумян. Фотография 1917 года.

Враждебные действия Центральной рады вынудили Совет Народных Комиссаров предъявить ей 4 (17) декабря. 1917 г. ультиматум с требованием прекратить дезорганизацию фронта, не пропускать контрреволюционные части на Дон, отказаться от союза с Калединым, вернуть оружие революционным полкам и отрядам Красной гвардии на Украине.

Советское правительство предупредило Раду, что в случае неполучения удовлетворительного ответа оно будет считать Раду в состоянии открытой войны с Советской властью.

Одновременно Совет Народных Комиссаров в манифесте к украинскому народу признал независимость Украины и
разоблачил контрреволюционный характер Рады, ее антисоветскую и антинациональную политику.

Рада не дала удовлетворительного ответа на ультиматум Советского правительства и обратилась за поддержкой к правительствам стран Антанты, которые поспешили признать ее и прийти ей на помощь. Народные массы Украины на опыте убеждались в том, что Рада — это орган диктатуры националистической украинской буржуазии, прислужница иностранного капитала.

На Украине разгорелось пламя народной борьбы против Рады и ее империалистических покровителей. Революционный Донбасс не признал власть Рады. Большевики Харькова под руководством члена ЦК большевистской партии Артема (Ф. А. Сергеева), подавив местную контрреволюцию и установив в городе власть Советов, выступили совместно с Советами Донбасса на борьбу за Советскую власть на всей Украине.

11 (24) декабря 1917 г. в Харькове открылся I съезд Советов Украины. 12 (25) декабря он провозгласил Советскую власть на Украине, избрал Центральный Исполнительный Комитет и сформировал Советское правительство Украины — Народный секретариат, в состав которого вошли Артем (Ф. А.

Сергеев), Е. Б. Бош, Ю. М. Коцюбинский и другие. Съезд объявил об установлении тесного союза Советской Украины с Советской Россией. Совет Народных Комиссаров Российской республики приветствовал Советское правительство Украины и обещал ему полную поддержку в борьбе с контрреволюцией.

П. А. Джапаридзе. Фотография.

Советская власть победила в Екатеринославе, Одессе, Чернигове и в ряде других украинских городов. 16(29) января 1918 г. в Киеве началось новое вооруженное восстание. Это облегчило задачу революционных отрядов, наступавших на Киев. 26 января (8 февраля) они овладели Киевом. Рада бежала на Волынь. Советская власть утвердилась почти на всей территории Украины, в Крыму и Молдавии.

В начале 1918 г. после упорной борьбы власть Советов установилась также во
многих крупных центрах Кубани, Причерноморья, а в марте и на всем Северном Кавказе. Выдающимися организаторами борьбы за Советскую власть на Северном Кавказе были С. Г. Буачидзе, У. Д. Буйнакский, С. М. Киров, Г. К. Орджоникидзе.

В Закавказье борьба за Советскую власть носила особенно сложный и затяжной характер.

Это объяснялось многими причинами: отсутствием крупных промышленных центров, кроме Баку, и малочисленностью пролетариата; разжигавшейся эксплуататорами в течение длительного времени межнациональной враждой; слабостью местных большевистских организаций и большой активностью давно сложившихся буржуазно-националистических партий, которые при помощи националистической и социальной демагогии приобрели значительное влияние на массы; прямым вмешательством иностранных империалистов.

В Баку — пролетарском центре Закавказья, где борьбой трудящихся руководила сильная большевистская организация, возглавляемая С. Г. Шаумяном, П. А. Джапаридзе, М. Азызбековым и др., Советская власть установилась 31 октября (13 ноября).

Вскоре Советы победили почти во всем Азербайджане.

Но 15(28) ноября контрреволюционные националистические партии — грузинские меньшевики, армянские дашнаки и азербайджанские мусаватисты — при прямой поддержке иностранных империалистов создали в Тбилиси свой орган буржуазной власти, так называемый Закавказский комиссариат. Они развернули ожесточенную антисоветскую пропаганду, организовали с помощью белогвардейских генералов и иностранной агентуры вооруженные банды, злодейски расстреляли в январе 1918 г. революционных солдат, возвращавшихся с Турецкого фронта.

Борьба за Советскую власть в Закавказье затянулась на длительный срок. Трудящиеся Закавказья победоносно завершили ее лишь в 1920—1921 гг.

На Урале казачий атаман Дутов поднял в декабре 1917 г. в районе Оренбурга антисоветский мятеж. Его поддержали эсеры и меньшевики, буржуазия и помещики, казахские и башкирские националисты, иностранные империалисты.

Захватив Оренбург, Дутов отрезал от Советской России Среднюю Азию, создал угрозу существованию Советской власти в промышленных центрах Урала и Поволжья. Дутов пытался установить непосредственную связь с Калединым.

На борьбу с Дутовым Советское правительство направило из Петрограда и Москвы отряды красногвардейцев, революционных матросов и солдат. В разгроме дутовщины участвовали трудящиеся Урала, Поволжья, Средней Азии, Казахстана. Чрезвычайным комиссаром по борьбе с дутовщиной был назначен видный член большевистской организации Урала П. А. Кобозев.

18 (31) января 1918 г. революционные войска при поддержке восставших трудящихся овладели Оренбургом и разгромили казачью контрреволюцию. Дутов с горстью своих приверженцев скрылся в Тургайской степи. Власть в Оренбурге взял в свои руки Совет рабочих, солдатских, крестьянских, казачьих депутатов.

Разгром войск Дутова сыграл большую роль в утверждении Советской власти на территории Казахстана и Средней Азии.

В Средней Азии центром социалистической революции был Ташкент. 28 октября (10 ноября) 1917 г. рабочие железной дороги и революционные солдаты поднялись на вооруженную борьбу. Четыре дня шли ожесточенные бои в городе.

На помощь восставшим рабочим Ташкента прибыли боевые дружины из ряда городов Средней Азии и Казахстана. 31 октября (13 ноября) вооруженное восстание в Ташкенте победило. Власть Туркестанского комитета Временного правительства пала.

На состоявшемся в середине ноября в Ташкенте III краевом съезде Советов образовалось Советское правительство — Совет Народных Комиссаров Туркестана.

Различное соотношение классовых сил в разных районах Средней Азии и Казахстана привело к тому, что в отдельных городах и областях борьба за Советскую власть затянулась на несколько месяцев.

В основном этот процесс был завершен к марту 1918 г.

, когда были разгромлены основные силы и центры буржуазно-националистическои контрреволюции в Средней Азии («Кокандская автономия») и в Казахстане (Алаш-орда), а также уральские, оренбургские и семиреченские белоказаки.

Таким образом, в период с октября 1917 г. по март 1918 г. Советская власть утвердилась почти на всей территории России. Характеризуя это триумфальное шествие, В. И.

Ленин писал: «По всей России вздымалась волна гражданской войны, и везде мы побеждали с необыкновенной легкостью именно потому, что плод созрел, потому, что массы уже проделали весь опыт соглашательства с буржуазией.

Наш лозунг «Вся власть Советам», практически проверенный массами долгим историческим опытом, стал их плотью и кровью».

Источник: https://www.history-at-russia.ru/xx-vek/ustanovlenie-sovetskoj-vlasti-na-mestax.html

.1. ВЛАСТЬ МОСКВЫ И ВЛАСТЬ НА МЕСТАХ: В гражданскую войну на Волге в 1918-м году вовлечено было население

.1. ВЛАСТЬ МОСКВЫ И ВЛАСТЬ НА МЕСТАХ

В гражданскую войну на Волге в 1918-м году вовлечено было население огромной, по площади, территории, включающей все среднее Поволжье, Заволжский край и земли двух казачьих областей (Оренбургского и Уральского),- Киргизский край и Башкирские кантоны.

Пять губерний и две области были охвачены пожаром гражданской войны, но доля участия в ней, а также идеология, которой руководилось население, были много- и разнообразны, как разнообразен и пестр был состав населения.

Казачество, занимающее среднюю полосу объятой пламенем гражданской войны территории, наиболее обеспеченное материально, приняло революцию, использовав ее немедленно в своих интересах.

Оживить, восстановить в самых широких границах самоуправление с выборными атаманами всех степеней, призвать к жизни войсковой круг, ослабив тем самым процесс административного давления центра — явилось первой задачей и целью казачества.

И мы видим, как с первых же дней революции казаки идут твердо и прямо к этой цели, причем Ураль-

*) Редакция не может согласиться с некоторыми местами статьи ген. Щепихина, но предоставляет ей место в Сборнике, считая ее характерной и показательной для тех настроений, которые господствовали в кругах офицерства.

ское войско даже совсем уничтожает должность Войскового Атамана, предоставляя всю полноту власти войсковому кругу.

Оренбургские казаки ко времени большевицкого переворота шли доверчиво за своим популярным атаманом (Александр Ильич Дутов), с успехом оспаривавшим власть войскового круга.

Отсюда и отношение к большевикам у двух соседних казачеств по форме своей различное.

Активная, энергичная личность, какой является атаман Дутов не мирится с переменой центральной власти, и гражданская война загорается почти на другой же день после 25-го октября

В то время, как уполномоченные Временного Правительства по всей России, один за другим, без борьбы сдают свои позиции, Дутов первый и единственный пока бросает вызов Москве.

И Москва, быстро оценив опасность, принимает ряд энергичных мер для подавления «мятежа»: эшелоны добровольцев с фронта гонятся спешно на Оренбург, поток агитаторов устремляется туда же, и в несколько недель с «дутовщиной» покончено.

Дутов с горстью «мятежников» скрывается вглубь Тургайских степей, чтобы появиться снова на арене лишь после выступления чехов. Оренбургские казаки, оставшись без вождя, еще не вкусивши прелестей советского рая, вводят у'себя советы, комбеды и сравниваются в правах с неказачьим, довольно многочисленным в их области, элементом.

Дутов держался определенной политической линии. Он не мог примириться с властью советов, несущих диктатуру меньшинства, и не принимал Брест-Литовского мира, но он пренебрег медленным, но верным путем постепенной обработки общественного мнения казачьей массы, и в результате остался один. .

Хуже того, и в дальнейшем события не научили его, а обстановка не дала времени и средств, чтобы вдохнуть бодрость в сопротивлении своим станичникам, — так до конца оренбуржцы и остались в разряде колеблющихся: успех окрылял их, неуспех охлаждал их энтузиазм.

И, в сущности, «дутовщи- на» не была так страшна, как старались изобразить ее болыневицкие кликуши: без помощи извне, без чувства «локтя» соседа, оренбуржцы никогда не проявляли большой стойкости в борьбе.

Уральский войсковой круг, как в понимании всей сложности обстановки, так и в выборе путей по подготовке, а затем и ведению борьбы с Москвой, был гораздо дальновиднее популярного атамана.

Старики уральцы поняли, что необходима подготовка к неизбежному столкновению. Не раздражая Москву, Уральский круг отозвал ко 2-му февраля 1918-го года все свои полки с фронта.

Затем необходимо было оттянуть неизбежное столкновение, выиграть время, столь необходимое, чтобы приготовиться к борьбе: распустить, демобилизовать полки, дать время фронтовикам отдохнуть, переболеть привитой на фронте болезнью большевизма, собрать и сорганизовать вооруженную силу и, самое главное, дать время всей казачьей массе проникнуться волей к борьбе, уверовать в ее неизбежность и необходимость.

Уральский войсковой круг показал себя в этот подготовительный период столь мудрым, что являет собою единственный пример из всех казачьих войск, обладавших несоизмеримо большими данными для успешной борьбы.

Достаточно указать на такой разительный пример, как получение большой суммы денег на нужды войска (в сущности, на подготовлявшуюся борьбу с Москвой) из Москвы в то время, как уже лилась кровь с беих сторон п фактически гражданская война уже началась.

В результате уральцы отстояли свою самостоятельность, и к периоду взятия Самары чехами перенесли оружие за пределы войска.

Русское крестьянское население, проще сказать, деревня, встряхнувшись после февральской революции от долгой спячки, быстро и энергично провело у себя в жизнь земельный передел и ожидало I понятным нетерпением возвращения с фронта работников.

Однако, как показали события, фронтовики не оправдали надежд, возлагаемых на них населением: в массе своей это были вооруженные толпы уставших морально, развращенных долгим бездельем, антидисциплинированных людей; приниматься за соху не многим улыбалось, а перспективы легкой наживы в войне с деревенскими «буржуями» и «кулаками» были так заманчивы: зарево пожаров помещичьих усадьб, разграбление монополий и складов военных запасов и другие безчинства сопровождают появление фронтовиков во всех пунктах Поволжья.

https://www.youtube.com/watch?v=UFAdiAU9RT4

В этот же период, под влиянием большевицкой агитации, деревня начала расслаиваться на бедноту и зажиточных крестьян. В каждой деревне эти два элемента были резко поставлены один против другого, и борьба, скрытая или явная, велась повсеместно с переменным успехом.

В деревне начали создаваться большие и малые очаги гражданской войны: насильственные мобилизации, военные постои и всякого рода реквизиции вызывали глухое недовольство среди крестьян.

Нужна была искра, чтобы все затаенное вспыхнуло и вырвалось наружу.

Городской пролетариат, кажется, единственный элемент, ничего не потерявший с приходом власти большевиков; естественно, что отсюда коммунистическая партия и комплектуется самым активным материалом.

Голодный безработный пролетариат охотно шел на призыв в разного рода красногвардейские отряды — это был поход за хлебом, а наиболее энергичные и смелые, кроме того, делали личную 'карьеру.

Рабочие всех категорий, эти истинные носители власти, конечно, играют всюду первую скрипку. Следует лишь отметить одно важное обстоятельство: среди рабочего элемента находилась значительная группа рабочих на крестьянском положении, т. е.

имеющих земельный надел и неоторвавшихся от крестьян землеробов.

Эта группа бАла настроена, к4 и крестьянская масса, проіів существующего порядка; будучи же по своей природе более іктивна, нежели крестьянство, эта группа раньше других взялась за оружие.

И мы видим в Заволжьи и Закамьи ряд огромных пожарищ гражданской войны, поднятой рабочими-крестьянами Ижевских и Боткинских заводов на свой риск и страх.

Переходя к оценке положения в землях, так называемых, «инородцев» — киргиз, башкир и татар, должно эти группы строго разграничивать.

Киргизы Зауралья, занимая крайнюю восточную полосу всего района и будучи прикрыты крестьянством и казаками, имели достаточно времени выжидать событий, вследствие чего они во все время гражданской войны, удачно лавируя, сохраняют нейтралитет, нейтралитет благожелательный или угрожающий обеим борющимся сторонам, в зависимости от обстоятельств.

Первое время киргизы являлись союзниками своего векового врага — казачества, позже они так же легко ему изменили, и ударом в спину старались завоевать симпатии победителя.

За все время своей двуличной политики киргизы всегда находились под определенным влиянием своего национального чувства: некоторым горячим головам даже казалось своевременным добиваться полной политической свободы и мечтать о киргизском царстве.

Башкирам и татарам (Уфимской губернии), занимающим часть средней полосы района (к северу от казачьих земель), окруженным со всех сторон русским населением, было значительно труднее отстаивать свою самостоятельность, и следовало больше тяготеть к соседям.

Это обстоятельство привело к тому, что после непродолжительного нейтралитета, и башкиры и татары были вовлечены в орбиту гражданской войны против большевиков, причем первые тесно связали свою судьбу с атаманом Дутовым, ближайшим своим соседом.

Оценивая обстановку политических взаимоотноше-

*

ний различных групп населения между собой и к большевикам, мы видим, что к рассматриваемому периоду (падение г. Самары), две наиболее активные группы — казаки и рабочие-крестьяне — находятся в открыто враждебных отношениях с большевиками и с успехом ведут борьбу с местной властью. Вся остальная масса, разве за исключением киргиз, остро враждебна, но пока нейтральна.

У советской власти в это время были другие, более неотложные задачи на западе и на юге, где, с одной стороны, надвигалась германо-австрийская оккупация, а с другой, поднимал голову «мятежный» Дон и зарождалась Добровольческая Армия.

Выгодой для Москвы было то, что все враждебные им группы не были спаяны между собой. Углубление этой трещины взаимных недоверий и составило главную цель большевиков, что они с успехом проводили в жизнь посредством агитации.

Разобщенность территории восставших или готовых восстать, несовпадение намеченных целей, естественно вело к разобщенности в действии. Так, покончив с Дутовым, при полном бездействии уральцев, большевики набросились на последних. Бить по частям, усмиряя одних, не затрагивать соседей — стало мудрым правилом всех большевицких главарей.

Необходимость спайки, конечно, понимали и в про- тивоболыневицком лагере, но в этот начальный период гражданской войны зачастую не знали, или не были уверены, каково отношение к Москве у ближайшего соседа. Поэтому Дутов, например, не получая поддержки от уральцев, заглазно обвинял их даже в большевизме, что было совершенно несправедливо.

Уральцы месяцами добивались связи с Астраханью, пытаясь выяснить, что там делается, во что там верят и на что надеются, но это так и не удалось.

Крестьянские восстания вспыхивали то тут, то там, по всему Николаевскому уезду, но ближайшие соседи, — уральцы, — не знали, кто и против кого, а, главное во имя чего, восстгал.

Досужие сторонники советской власти готовы были всегда преподнести свое объяснение, что это дерутся между собою фронтовики из за передела земли, это дело семейное, внутреннее в каждой волости…

И казаки становились равнодушны…

Правда выяснилась много позже. ..

Одно необходимо отметить, что каждая восставшая против советов область, как бы она мала ни была, открыто и смело шла в союзе с другими восставшими против большевиков, не справляясь об идеологии, руководящей восстанием: враг советов, большевиков — наш друг!

Впервые определенная идеология борьбы с советами стала проникать в массы через агитаторов партии социалистов-революционеров.

Партия эта в подготовительный период находилась еще в подпольи, раскинув широкую сеть своих агентов.

Будучи наиболее мощным, организованным целым, эта партия стала скоро тем бродилом, который произвел сдвиг в настроении наиболее инертных масс крестьянства.

Энергия, с которой эсэры вели эту упорную работу по преодолению инертности масс, те приемы агитации, которые были применяемы, естественно, внушали массам представление о силе партии и импонировали им.

Отсюда до полного объединения всех разрозненных очагов борьбы — один шаг.

По всему Поволжью прошел какой то ток: мы не одни, с нами за одно борется сильная сплоченная партия, которая на авось не пойдет, значит, время приспело, риск сведен до минимума, а, главное, явился руководитель, дающий понять, что за его плечами есть и будет какая то сила. В годину тяжких испытаний так хочется верить, так все становятся доверчивыми. ..

Определенная эсэровская идеология, быть может, не всем борющимся приходилась по вкусу; не изжито было воспоминание о периоде «керенщины», — но теперь все было забыто и не мешало даже таким далеким, от эсэров

ЛІИ как ai®aH Дутов, взир на них сИадеждой, верить им и подчиняться их руководству.

Таким образом, обстановка складывалась весьма благоприятно для руководящей партии, — требовалась лишь энергия, твердость и решимость, чтобы принять на себя не только общее руководство, но и всю власть целиком.

На что же могли расчитывать будущие руководители Поволжья, какими средствами они обладали, какие цели должны были себе поставить?

Источник: https://bookucheba.com/voennaya-istoriya/vlast-moskvyi-vlast-22898.html

Белая Армия

.1. ВЛАСТЬ МОСКВЫ И ВЛАСТЬ НА МЕСТАХ


Примечание редакторов сборника “Гражданская война на Волге”. Редакция не может согласиться с некоторыми местами статьи ген. Щепихина, но предоставляет ей место в Сборнике, считая ее характерной и показательной для тех настроений, которые господствовали в кругах офицерства.

В гражданскую войну на Волге в 1918-м году вовлечено было население огромной, по площади, территории, включающей все среднее Поволжье, Заволжский край и земли двух казачьих областей (Оренбургского и Уральского), Киргизский край и Башкирские кантоны.

Пять губерний и две области были охвачены пожаром гражданской войны, но доля участия в ней, а также идеология, которой руководилось население, были много- и разнообразны, как разнообразен и пестр был состав населения.

Казачество, занимающее среднюю полосу объятой пламенем гражданской войны территории, наиболее обеспеченное материально, приняло революцию, использовав ее немедленно в своих интересах.

Оживить, восстановить в самых широких границах самоуправление с выборными атаманами всех степеней, призвать к жизни войсковой круг, ослабив тем самым процесс административного давления центра — явилось первой задачей и целью казачества.

И мы видим, как с первых же дней революции казаки идут твердо и прямо к этой цели, причем Уральское войско даже совсем уничтожает должность Войскового Атамана, предоставляя всю полноту власти войсковому кругу.

Оренбургские казаки ко времени большевицкого переворота шли доверчиво за своим популярным атаманом (Александр Ильич Дутов), с успехом оспаривавшим власть войскового круга.

Отсюда и отношение к большевикам у двух соседних казачеств по форме своей различное.

Активная, энергичная личность, какой является атаман Дутов не мирится с переменой центральной власти, и гражданская война загорается почти на другой же день после 25-го октября

В то время, как уполномоченные Временного Правительства по всей России, один за другим, без борьбы сдают свои позиции, Дутов первый и единственный пока бросает вызов Москве.

И Москва, быстро оценив опасность, принимает ряд энергичных мер для подавления «мятежа»: эшелоны добровольцев с фронта гонятся спешно на Оренбург, поток агитаторов устремляется туда же, и в несколько недель с «дутовщиной» покончено.

Дутов с горстью «мятежников» скрывается вглубь Тургайских степей, чтобы появиться снова на арене лишь после выступления чехов. Оренбургские казаки, оставшись без вождя, еще не вкусивши прелестей советского рая, вводят у себя советы, комбеды и сравниваются в правах с неказачьим, довольно многочисленным в их области, элементом.

Дутов держался определенной политической линии. Он не мог примириться с властью советов, несущих диктатуру меньшинства, и не принимал Брест-Литовского мира, но он пренебрег медленным, но верным путем постепенной обработки общественного мнения казачьей массы, и в результате остался один.

Хуже того, и в дальнейшем события не научили его, а обстановка не дала времени и средств, чтобы вдохнуть бодрость в сопротивлении своим станичникам, — так до конца оренбуржцы и остались в разряде колеблющихся: успех окрылял их, неуспех охлаждал их энтузиазм.

И, в сущности, «дутовщина» не была так страшна, как старались изобразить ее большевицкие кликуши: без помощи извне, без чувства «локтя» соседа, оренбуржцы никогда не проявляли большой стойкости в борьбе.

Уральский войсковой круг, как в понимании всей сложности обстановки, так и в выборе путей по подготовке, а затем и ведению борьбы с Москвой, был гораздо дальновиднее популярного атамана.

Старики уральцы поняли, что необходима подготовка к неизбежному столкновению. Не раздражая Москву, Уральский круг отозвал ко 2-му февраля 1918-го года все свои полки с фронта.

Затем необходимо было оттянуть неизбежное столкновение, выиграть время, столь необходимое, чтобы приготовиться к борьбе: распустить, демобилизовать полки, дать время фронтовикам отдохнуть, переболеть привитой на фронте болезнью большевизма, собрать и сорганизовать вооруженную силу и, самое главное, дать время всей казачьей массе проникнуться волей к борьбе, уверовать в ее неизбежность и необходимость.

Уральский войсковой круг показал себя в этот подготовительный период столь мудрым, что являет собою единственный пример из всех казачьих войск, обладавших несоизмеримо большими данными для успешной борьбы.

Достаточно указать на такой разительный пример, как получение большой суммы денег на нужды войска (в сущности, на подготовлявшуюся борьбу с Москвой) из Москвы в то время, как уже лилась кровь с обеих сторон и фактически гражданская война уже началась.

В результате уральцы отстояли свою самостоятельность, и к периоду взятия Самары чехами перенесли оружие за пределы войска.

Русское крестьянское население, проще сказать, деревня, встряхнувшись после февральской революции от долгой спячки, быстро и энергично провело у себя в жизнь земельный передел и ожидало с понятным нетерпением возвращения с фронта работников.

Однако, как показали события, фронтовики не оправдали надежд, возлагаемых на них населением: в массе своей это были вооруженные толпы уставших морально, развращенных долгим бездельем, антидисциплинированных людей; приниматься за соху не многим улыбалось, а перспективы легкой наживы в войне с деревенскими «буржуями» и «кулаками» были так заманчивы: зарево пожаров помещичьих усадьб, разграбление монополий и складов военных запасов и другие бесчинства сопровождают появление фронтовиков во всех пунктах Поволжья.

В этот же период, под влиянием большевицкой агитации, деревня начала расслаиваться на бедноту и зажиточных крестьян. В каждой деревне эти два элемента были резко поставлены один против другого, и борьба, скрытая или явная, велась повсеместно с переменным успехом.

В деревне начали создаваться большие и малые очаги гражданской войны: насильственные мобилизации, военные постои и всякого рода реквизиции вызывали глухое недовольство среди крестьян.

Нужна была искра, чтобы все затаенное вспыхнуло и вырвалось наружу.

Городской пролетариат, кажется, единственный элемент, ничего не потерявший с приходом власти большевиков; естественно, что отсюда коммунистическая партия и комплектуется самым активным материалом.

Голодный безработный пролетариат охотно шел на призыв в разного рода красногвардейские отряды — это был поход за хлебом, а наиболее энергичные и смелые, кроме того, делали личную карьеру.

Рабочие всех категорий, эти истинные носители власти, конечно, играют всюду первую скрипку. Следует лишь отметить одно важное обстоятельство: среди рабочего элемента находилась значительная группа рабочих на крестьянском положении, т. е.

имеющих земельный надел и неоторвавшихся от крестьян землеробов.

Эта группа была настроена, как и крестьянская масса, против существующего порядка; будучи же по своей природе более активна, нежели крестьянство, эта группа раньше других взялась за оружие.

И мы видим в Заволжьи и Закамьи ряд огромных пожарищ гражданской войны, поднятой рабочими-крестьянами Ижевских и Воткинских заводов на свой риск и страх.

Переходя к оценке положения в землях, так называемых, «инородцев» — киргиз, башкир и татар, должно эти группы строго разграничивать.

Киргизы Зауралья, занимая крайнюю восточную полосу всего района и будучи прикрыты крестьянством и казаками, имели достаточно времени выжидать событий, вследствие чего они во все время гражданской войны, удачно лавируя, сохраняют нейтралитет, нейтралитет благожелательный или угрожающий обеим борющимся сторонам, в зависимости от обстоятельств.

Первое время киргизы являлись союзниками своего векового врага — казачества, позже они так же легко ему изменили, и ударом в спину старались завоевать симпатии победителя.

За все время своей двуличной политики киргизы всегда находились под определенным влиянием своего национального чувства: некоторым горячим головам даже казалось своевременным добиваться полной политической свободы и мечтать о киргизском царстве.

Башкирам и татарам (Уфимской губернии), занимающим часть средней полосы района (к северу от казачьих земель), окруженным со всех сторон русским населением, было значительно труднее отстаивать свою самостоятельность, и следовало больше тяготеть к соседям.

Это обстоятельство привело к тому, что после непродолжительного нейтралитета, и башкиры и татары были вовлечены в орбиту гражданской войны против большевиков, причем первые тесно связали свою судьбу с атаманом Дутовым, ближайшим своим соседом.

Оценивая обстановку политических взаимоотношений различных групп населения между собой и к большевикам, мы видим, что к рассматриваемому периоду (падение г.

Самары), две наиболее активные группы — казаки и рабочие-крестьяне — находятся в открыто враждебных отношениях с большевиками и с успехом ведут борьбу с местной властью.

Вся остальная масса, разве за исключением киргиз, остро враждебна, но пока нейтральна.

У советской власти в это время были другие, более неотложные задачи на западе и на юге, где, с одной стороны, надвигалась германо-австрийская оккупация, а с другой, поднимал голову «мятежный» Дон и зарождалась Добровольческая Армия.

Выгодой для Москвы было то, что все враждебные им группы не были спаяны между собой. Углубление этой трещины взаимных недоверий и составило главную цель большевиков, что они с успехом проводили в жизнь посредством агитации.

Разобщенность территории восставших или готовых восстать, несовпадение намеченных целей, естественно вело к разобщенности в действии. Так, покончив с Дутовым, при полном бездействии уральцев, большевики набросились на последних. Бить по частям, усмиряя одних, не затрагивать соседей — стало мудрым правилом всех большевицких главарей.

Необходимость спайки, конечно, понимали и в противобольшевицком лагере, но в этот начальный период гражданской войны зачастую не знали, или не были уверены, каково отношение к Москве у ближайшего соседа. Поэтому Дутов, например, не получая поддержки от уральцев, заглазно обвинял их даже в большевизме, что было совершенно несправедливо.

Уральцы месяцами добивались связи с Астраханью, пытаясь выяснить, что там делается, во что там верят и на что надеются, но это так и не удалось.

Крестьянские восстания вспыхивали то тут, то там, по всему Николаевскому уезду, но ближайшие соседи, — уральцы, — не знали, кто и против кого, а, главное во имя чего, восстал.

Досужие сторонники советской власти готовы были всегда преподнести свое объяснение, что это дерутся между собою фронтовики из-за передела земли, это дело семейное, внутреннее в каждой волости…

И казаки становились равнодушны…

Правда выяснилась много позже…

Одно необходимо отметить, что каждая восставшая против советов область, как бы она мала ни была, открыто и смело шла в союзе с другими восставшими против большевиков, не справляясь об идеологии, руководящей восстанием: враг советов, большевиков — наш друг!

Впервые определенная идеология борьбы с советами стала проникать в массы через агитаторов партии социалистов-революционеров.

Партия эта в подготовительный период находилась еще в подпольи, раскинув широкую сеть своих агентов.

Будучи наиболее мощным, организованным целым, эта партия стала скоро тем бродилом, который произвел сдвиг в настроении наиболее инертных масс крестьянства.

Энергия, с которой эсэры вели эту упорную работу по преодолению инертности масс, те приемы агитации, которые были применяемы, естественно, внушали массам представление о силе партии и импонировали им.

Отсюда до полного объединения всех разрозненных очагов борьбы — один шаг.

По всему Поволжью прошел какой-то ток: мы не одни, с нами за одно борется сильная сплоченная партия, которая на авось не пойдет, значит, время приспело, риск сведен до минимума, а, главное, явился руководитель, дающий понять, что за его плечами есть и будет какая то сила. В годину тяжких испытаний так хочется верить, так все становятся доверчивыми…

Определенная эсэровская идеология, быть может, не всем борющимся приходилась по вкусу; не изжито было воспоминание о периоде «керенщины», — но теперь все было забыто и не мешало даже таким далеким, от эсэров лицам, как атаман Дутов, взирать на них с надеждой, верить им и подчиняться их руководству.

Таким образом, обстановка складывалась весьма благоприятно для руководящей партии, — требовалась лишь энергия, твердость и решимость, чтобы принять на себя не только общее руководство, но и всю власть целиком.

На что же могли рассчитывать будущие руководители Поволжья, какими средствами они обладали, какие цели должны были себе поставить?

Источник: http://white-force.ru/publ/9-1-0-136

Установление новой власти в Москве

.1. ВЛАСТЬ МОСКВЫ И ВЛАСТЬ НА МЕСТАХ

Московские большевики создали партийный центр, который установил караулы большевистски настроенных солдат у почтамта и телеграфа, закрыл редакции буржуазных газет. Вечером собрался объединенный пленум московских Советов рабочих и солдатских депутатов. На нем был избран ВРК.

Основная борьба развернулась за Кремль, где находился Арсенал. ВРК отправил в Кремль своих комиссаров. Но попытка вывезти оружие не удалась, так как крепость была блокирована отрядами юнкеров.

ВРК прибег к чрезвычайным мерам.

28 октября началась всеобщая политическая стачка рабочих московских заводов и фабрик. Срочно было созвано собрание представителей воинских частей гарнизона. Оно заявило о поддержке ВРК и непризнании распоряжений штаба округа и Комитета общественной безопасности.

29 октября положение в Москве изменилось в пользу восставших. Было принято решение об артиллерийском обстреле опорных пунктов противника, в том числе и Кремля. Огонь открыли более 20 орудий.

Встречный обстрел повстанцев из кремлевских орудий вели и юнкера. Днем 2 ноября Кремль оказался в плотном кольце окружения. Председатель Комитета общественной безопасности предложил начать мирные переговоры. Это означало капитуляцию.

Установление новой власти на местах

В Западной Сибири Советы взяли власть в начале декабря.

К февралю 1918 г. власть Советов утвердилась почти по всему Алтаю,

в феврале — в Чите, Верхнеудинске, затем в Забайкалье и к марту — на Дальнем Востоке.

Итог

Оценки октябрьских событий.Большинство современ­ных исследователей (П. Волобуев, Г. Иоффе, А. Рабинович) полагают, что события Октября 1917года были закономер­ным явлением, порожденным конкретно-историческими внешними и внутренними условиями.

Bo-первых, на ход и результаты революции 1917 года в Петрограде не могла не оказать значительного влияния пер­вая мировая война.

Если бы Временное правительство не стремилось вести войну до победного конца (в 1917 году это решение не получило широкой поддержки), то оно, несом­ненно, имело бы больше шансов справиться с теми много­численными проблемами, которые стали неизбежным след­ствием крушения старого порядка, и, в частности, удовлет­ворить требования населения, касающиеся безотлагатель­ных радикальных реформ.

Во-вторых, следует учитывать рост авторитета большевиков чрезвычайную притягательность платформы партии, воплощенной в лозунгах «Мира, земли, хлеба!» и «Вся власть советам!». Лозунги большевиков учитывали болевые точки общества и были способны вызвать отклик у значительной части людей.

Большевикам, в частности, удалось завоевать поддержку среди петроградских фабричных рабочих исол­дат, а также кронштадтских матросов. В конце весны и ле­том 1917года цели, провозглашенные большевиками, иосо­бенно лозунг передачи власти Советам, получили дополни­тельную поддержку благодаря целому ряду факторов.

Эко­номическое положение страны ухудшалось. Над солдатами Петроградского гарнизона нависла реальная угроза отправ­ки на фронт. Поскольку не было известно, какие именно части будут отправлены на фронт, весь гарнизон, уже на­строенный большевистской пропагандой против участия в войне, оказался еще более восстановленным против власти.

Народные массы в целом все меньше и меньше верили в возможность быстрого достижения мира и проведения ре­форм Временным правительством. Одновременно с этим все основные политические группировки утратили доверие масс, поскольку были связаны с правительством и призывали к терпению ижертвам во имя победы в войне.

А после корниловского мятежа низшие слои населения Петрограда фак­тически единодушно выступали за разрыв коалиции прави­тельства скадетами.

Кроме того, способность большевиков всего за восемь месяцев подготовиться к взятию власти была обусловлена той большой работой, которую партия проводила, чтобы за­ручиться поддержкой солдат в тылу и на фронте; по-види­мому, только большевики смогли понять важнейшую роль вооруженных сил в борьбе за власть. Большевики тщатель­но подготовились к октябрю, создав свои собственные бое­вые отряды (Красная гвардия). Действовали большевики очень слаженно и целеустремленно. Им удалось быстро свер­гнуть Временное правительство и захватить все рычаги вла­сти сначала в столице, а затем и в других важнейших цент­рах страны.

В целом необходимо признать, что октябрьская револю­ция стала закономерным «разрешением» той ситуации, ко­торая сложилась в России в 1917 году. Октябрьский этап революции вырос на почве нерешенности задач буржуазно-демократического преобразования России ее начальным, февральским этапом, отягощенной внешнеполитическими проблемами.

С этой точки зрения Октябрьская революция

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_66557_ustanovlenie-novoy-vlasti-v-moskve.html

Власть в Москве

.1. ВЛАСТЬ МОСКВЫ И ВЛАСТЬ НА МЕСТАХ

Источник: http://www.testan.narod.ru/moscow/article/vlast.htm

Book for ucheba
Добавить комментарий