1. Внешняя политика Румынии в период от утверждения независимости до начала первой мировой войны

Внутренняя и внешняя политика Румынии в межвоенный период

1.  Внешняя политика Румынии в период от утверждения независимости до начала первой мировой войны

Румыния вступила в первую мировую войну в 1916 году на стороне государств Антанты. Ход военных действий был для нее крайне неудачен.

Потеряв в боях 1916 года почти всю свою территорию, Румыния практически выбыла из войны.

Однако в самом конце 1918 при развале Германской империи и Австро-Венгрии она вновь вступила в войну, обеспечив себе, таким образом, в послевоенном переделе мира большие территориальные выгоды.

То есть после Первой мировой войны перед румынским обществом открылось обнадеживающее будущее. Все теперь зависело оттого, сумеет ли правящая элита воспользоваться удачной возможностью модернизировать страну.

1.Внутреннее положение в Румынии в первые годы после окончания Первой мировой войны

Распад Австро-Венгрии осенью 1918 г. возродил идею “Великой Румынии”. Румыния выдвинула претензии на целый ряд соседних территорий. В ноябре 1918 г. Румыния оккупировала Буковину (Южная Буковина приняла решение о вхождении в Румынию, а в Северной Буковине Народное вече якобы высказалось за присоединение к Украине.

Поэтому считается, что Румыния оккупировала лишь Северную Буковину). В Трансильвании активно действовала Румынская национальная партия (создана ещё в 1881 г.) во главе с Юлиу Маниу. Она требовала вхождения Трансильвании в состав Румынии. Был создан Румынский национальный совет Трансильвании, который 31 октября 1918 г.

объявил себя верховной властью в Трансильвании и отказался подчиняться венгерскому правительству.1 декабря 1918 г. в г. Алба-Юлия открылось Народное Собрание Трансильвании, на котором присутствовали свыше 100 000 чел. Оно приняло т. н. “Объединительную декларацию” о присоединении к Румынии при условии демократических преобразований.

Король Фердинанд согласился на это условие, и румынская армия вступила в Трансильванию (Трансильвания включает 3 области – собственно Трансильванию, Кришану и Марамуреш).

Территория Румынского королевства после Первой мировой войны увеличилась более чем в 2 раза – со 138 до 295 тыс. кв.км, население также увеличилось в 2 раза – с 8 до 16 млн. чел. Однако часть населения составляли национальные меньшинства (венгры, немцы, славяне и др.).

Территориальные приращения значительно увеличили экономический потенциал Румынии. Её промышленность составляла 235% довоенного уровня, больше половины её размещалось в Трансильвании. Сеть ж/д выросла в 3 раза (с 3,5 до 11 тыс. км), численность рабочего класса увеличилась с 250 до 550 тыс.

чел. Однако Румыния была аграрной страной (в с/х было занято более 80% населения). Наиболее развитыми отраслями промышленности являлись лёгкая, пищевая и нефтедобывающая.

Почти 80% капиталов в промышленной сфере принадлежало иностранцам (сначала австрийскому и немецкому, затем – английскому и французскому).

В декабре 1918 г. был издан закон о выборах. Вводилось всеобщее избирательное право для мужчин с 21 года. Однако политическое развитие Румынии было неустойчивым. Ослабли позиции старых партий, в т. ч. самой влиятельной – Национал-либеральной партии.

Во главе неё стоял Ион Брэтиану, глава семейства Брэтиану, которое за богатство и влиятельность сам король Фердинанд называл “второй румынской династией”. В 1919 г.5 раз переносились парламентские выборы. С конца 1918 г. по начало 1922 г. сменилось 7 кабинетов.

Они носили коалиционный характер и формировались из представителей новых партий – РНПТ и царанистской (крестьянской) партии. Выборы 1922 г. принесли победу НЛП, и во главе правительства стал Ион Брэтиану. НЛП управляла страной до 1928 г. Главной оппозиционной партией и самой массовой после НЛП была Национал-царанистская партия, возникшая в 1926 г.

путём объединения РНПТ и Царанистской партии. Её лидером был Юлиу Маниу (НЦП вела крестьянскую пропаганду; некоторые её лидеры даже на королевских приёмах появлялись в крестьянской одежде – длинной рубахе навыпуск и в лаптях).

В1919-1920 гг положение в стране было нестабильным: рабочие выступали за 8-часовой рабочий день, введение минимума заработной платы; крестьяне требовали аграрной реформы.

Под давлением выступлений населения стремление рабочих были удовлетворены, а в 1920-1921 гг принят закон об аграрной реформе, по которому максимум землевладения устанавливался в размере 100 га для Бессарабии и200-500 га для других районов страны. Излишки земли передавали крестьянам за выкуп (20% от ее стоимости).

2. Период стабилизации (1922-1928 года)

Начало 20-х гг стал началом стабилизации положения в стране. Сначала значительным стабилизационным фактором были займы Англии и Франции румынскому правительству. Эти страны также вкладывали значительные инвестиции в развитие румынской промышленности, особенно в нефтедобывающей области (контролировали 49%).

Период стабилизации продолжался до 1928 года. За это время, некоторое развитие получили металлургия (в Трансильвании) и химическая промышленность. Было создано более 1000 новых предприятий. К 1929 г. объём промышленного производства превысил уровень 1924 г. в 1,5 раза.

Промышленному росту способствовала новая правительственная политика “опоры на собственные силы” (лозунг НЛП). Она подразумевала некоторое ограничение и регулирование поступления в страну иностранного капитала, введение протекционистских таможенных тарифов. В 20-х гг.

экономическая элита “старого королевства” при поддержке НЛП проводила политику оттеснения на второй план буржуазии новоприсоединённых областей и национальных меньшинств.

В марте 1923 г. была принята новая конституция. Провозглашались основные демократические права и свободы.

Значительные властные полномочия принадлежали королю (роспуск парламента, назначение премьера, санкционирование и право вето в отношении законов и право пересматривать конституцию), кабинет министров не был ответственен перед парламентом. Конституция была дополнена рядом законов. В 1924 г.

был принят закон о национальных меньшинствах. Фактически был взят курс на ассимиляцию нерумынского населения (государственные служащие должны были сдавать экзамены по румынскому языку, истории, географии, праву). В 1925 г.

произошла унификация законодательства: правовые нормы “старого королевства” распространялись на всю территорию Румынии. В 1926 г. новый избирательный закон вводил фактически мажоритарную избирательную систему (партия, получавшая относительное большинство , т.е.40%, получала и большинство мест в парламенте).

3.Обострение внутренней обстановки. Смена власти

В середине 20-х гг. внутренняя обстановка обострилась. Король Фердинанд I и глава клана Брэтиану – Ион Брэтиану – были уже старыми. Национал-царанистская партия НЦП пыталась объединить все оппозиционные силы вокруг наследного принца Кароля (“карлистская оппозиция”).

Принц выступал против влияния клана Брэтиану, но они при помощи короля (в основном – королевы Марии) добились лишения Кароля прав престолонаследия и его изгнания из страны в 1926 г. (повод – его семейные дела). Наследником Фердинанда был объявлен его внук – малолетний сын Кароля, Михай.

НЦП стала требовать возвращения Кароля в страну.

В июле 1927 г. скончался король Фердинанд. Королём был объявлен 6-летний Михай I. При нём был создан регентский совет. В ноябре 1927 г. скончался и Ион Брэтиану. Премьер-министром стал его брат Винтила Брэтиану. Однако позиции НЛП уже ослабли. На выборах в конце 1928 г. почти 80% набрала НЦП. Она сформировала правительство и находилась у власти до начала 1934 г.

4. Годы экономического кризиса. Новое изменение политической ситуации внутри страны

Уже с конца 1928 г. начался спад в румынской экономике, сменившийся кризисом. Падение производства достигло максимума в мае 1932 г. и составило 40%, безработица – 300 тыс. чел. Промышленный кризис переплетался с аграрным. Возникли “ножницы цен”. Свыше 80% крестьянских хозяйств имели долги.

В отличие от НЛП, НЦП придерживалась доктрины “открытых дверей”, делая займы, привлекая иностранные инвестиции и раздавая концессии. В 1931-33 гг. была реализована программа стабилизации экономики под названием “3 жертвенные кривые” (I – в 1931 г., II – в 1932 г, III – в начале 1933 г.).

Это была политика “жёсткой экономии”, в ходе которой для уменьшения бюджетных расходов 3 раза сокращалось число госслужащих и понижалась их зарплата. Для борьбы с безработицей применялись насильственные переселения безработных в сельскую местность и поощрялась “трудовая эмиграция” за рубеж.

Вводились экспортные премии за вывоз зерна. В 1931 г. был введён запрет продаж крестьянских хозяйств за долги. В 1932 г. крестьяне получили право продавать свои участки, государство списывало половину их долгов и возмещало кредиторам остальную часть, но крестьяне Т.о.

становились должниками государства (на 30 лет, позже – на 17). Выходить из кризиса Румыния стала с 1934 г.

В годы кризиса активизировалось рабочее движение. В середине февраля 1933 г. прошла крупнейшая в истории Румынии забастовка – рабочих ж/д мастерских в пригороде Бухареста Гривице, получившая название “Красная Гривица”.

В период кризиса неспокойной была политическая ситуация. Происходило дробление партий (в 1928 г. – 7 буржуазных партий, в 1932 г. – 17). Часто проводились внеочередные выборы, в 1929-33 гг. сменилось 10 кабинетов, 9 из них сформировала НЦП. В 1930 г.

парламент реабилитировал принца Кароля и позволил ему вернуться в Румынию. После возвращения он был коронован в июне 1930 г. как Кароль II. Однако он стал отходить от НЦП и стремился договориться с новым руководством НЛП (в конце 1930 г. умер В. Брэтиану).

В это же время активизировалась деятельность фашистских организаций (Ассоциации христианских студентов, Лиги национал-христианской защиты). Лидер одной из них “капитан” К. Кодряну в 1927 г. создал фашистскую организацию “Легион Михаила Архангела”, которая в 1930 г.

была преобразована в военизированную “Железную гвардию”. Она вела антиправительственную агитацию и регулярно проводила “акции устрашения” (например, осуществила убийство премьер-министра (Иона Дуки) в декабре 1933 г.). В 1933 г. правительство запретило “Железную гвардию”.

В ноябре 1933 г. правительство НЦП подало в отставку. Победу на декабрьских выборах в парламент одержала НЛП.

В1934 Румыния постепенно начала выходить из кризиса. Неспособность предотвратить подобные явления в обществе парламентскими методами толкала правителей к установлению “власти твердой руки”. К власти пришли “Новые либералы”, тесно связанные с финансовыми кругами и королевской семьей. Но установить порядок в стране они не смогли.

Экономический кризис1936-1937 гг еще больше обострила положение, и на выборах 1937 ни одна из политических партий не набралабольшинства. При этом за “Железную гвардию” ало уже 16% избирателей. В таких условие 10 февраля 1938 Кароль II совершает переворот.

Была принята новая конституция, по которой король получил всю полноту власти, а парламент превратился в совещательный орган. Конституцией также закреплялись привилегии для румын. Ликвидировались многопартийность, создавалась единая официальная партия «Фронт национального возрождения »(Партия нации).

Взяв за образец Италию, Кароль II совершил корпоратизацию промышленности. Главными опорами короля в его политике были: армия и «Железная гвардия ». Но между генералитетом и лидерами «Железной гвардии» существовала непримиримая вражда. Между «Гвардейцами» и армейскими подразделениями вспыхивали схватки. В ноябре 1938г.

Кароль II расправляется с лидерами «Железной гвардии» и сосредоточивает в своих руках всю полноту власти. Таким образом, любая оппозиция в стране была пресечена.

5. Внешняя политика Румынии в 20-х годах ХХ века

Во внешней политике Румыния поддерживала существование Версальско-Вашингтонской системы, и с этой целью в 1920-1921 гг с Чехословакией и Югославией был заключен военно-политический союз – Малая Антанта, который был призван выступить против реваншистских устремлений Венгрии и Болгарии.

Тесные связи Румыния поддерживала с Польшей. В марте 1921 г. был подписан румыно-польский договор, оформивший военно-политический союз этих стран, существовавший до 1939 г. Для дальнейшей изоляции Венгрии и Болгарии Румыния, Чехословакия и Югославия в феврале 1933 г.

подписали “Организационный пакт” Малой Антанты.

Внешнеполитическим ориентиром для Румынии выступала Франция. В июне 1926 г. был подписан франко-румынский договор. Румыния поддержала и французский проект Пан-Европы. Однако в сентябре 1926 г. Румыния подписала договор о дружбе с Италией.

Неизменно напряжёнными оставались отношения не только с Венгрией и Болгарией, но и с СССР. Румыния оставалась единственной из пограничных с СССР государств, не имевших с ним дипотношений. Была лишь проведена демаркация границы по р. Днестр.

Затем уже, после Мюнхенского соглашения она начала склоняться к сотрудничеству с Германией, поняв, что именно она является доминирующей силой в Европе. Кроме того Германия была главным торговым партнером Румынии.

6. Политическое сближение с Германией

В 1937-38 гг. Румыния переживала малый кризис перепроизводства: нужно было расширять экспорт нефти и зерна. А в этой продукции остро нуждалась Германия. В итоге в марте 1939 г.

был подписан новый румыно-германский экономический договор: Румыния должна была развивать свою экономику, только учитывая потребности Германии. На территории Румынии создавались “свободные зоны”, где исключительные права имел немецкий капитал. В мае 1940 г.

Румыния и Германия подписали “нефтяной пакт”, обязавший Румынию поставлять нефть Германии по ценам ниже мировых. Всё это превращало страну в аграрно-сырьевой придаток Германии.

Экономические договоры усилили переориентацию внешней политики Румынии на Германию. Однако она продолжала “балансирование”, т.к. боялась Венгрии и СССР.

(Кароль II: “Я скорее соглашусь видеть в Румынии немцев в качестве врагов, чем русских в качестве друзей”). Румыния не вмешалась в германо-чехословацкий конфликт.

В начавшейся II мировой войне Румыния объявила о своём нейтралитете (помогли бежать польскому правительству и многим военнослужащим).

Усиление Германии дало новый стимул румынской “Железной гвардии”. Она стала готовить восстание и даже осуществила убийство премьер-министра (А. Калинеску) осенью 1939 г. Правительство ответило новыми арестами и казнями членов “Железной гвардии”.

Однако Кароль II взял курс на примирение с фашистами. После длительных переговоров с ними “Железная гвардия” в марте 1940 г. заявила о верности трону. Её лидер Хория Сима вошёл в состав правительства.22 июня 1940 г. вместо ФНВ была образована новая партия – Партия нации.

К ней примкнула и “Железная гвардия”.

Источник: https://studopedia.net/1_39944_vnutrennyaya-i-vneshnyaya-politika-ruminii-v-mezhvoenniy-period.html

1. Внешняя политика Румынии в период от утверждения независимости до

1.  Внешняя политика Румынии в период от утверждения независимости до начала первой мировой войны

Завоевав независимость с помощью России, Румыния уже через 5 лет, в 1883 г., оказалась связанной с австро-германской военной группировкой.

После победоносной для русского оружия войны 1877—1878 гг. царизм на Балканах отступал по всем линиям. «Честный маклер» О. фон Бисмарк проторил на Берлинском конгрессе широкий путь австро-германскому капиталу и политическому влиянию в юго- восточной Европе.

Сербия усилиями князя (а потом короля) Милана Обреновича вошла в сферу влияния Вены. Тайком от скупщины князь заключил в июне 1881 г.

союз с Австро-Венгрией, отказавшись не только от всяких претензий на Боснию и Герцеговину, но и от права без ведома и согласия Вены заключать договоры с другими государствами.

В обмен на этот отказ от важнейших функций суверенной державы он заручился поддержкой своей династии и обещанием помощи при провозглашении Сербии королевством. Торговый договор 1881 г. распахнул сербский рынок перед австрийскими товарами353.

Потеряла Россия точку опоры и в Болгарии. Избранный на болгарский престол князь Александр Баттенберг взял курс на сближение с Западом. Австрийский капитал занял ключевые позиции в промышленном и железнодорожном строительстве в стране.

Сооружение линии Вена—Белград—София отразило эту новую ориентацию балканских государств. Неудачные маневры царской дипломатии в Болгарии довели дело до разрыва отношений между двумя странами, который продолжался восемь лет (1886— 1894).

Даже скромная цель — «помешать всяким изменениям на Балканском полуострове»354 — не была российской дипломатией выполнена. На протяжении 80-х гг. она теряла одну позицию за другой. Поэтому искать побудительные мотивы внешней политики королевской Румынии в опасениях, внушаемых российским экспансионизмом, значит блуждать в тупике.

С заключением в 1879 г. австро-германского союза, к которому в 1882 г. примкнула Италия, образовалась могущественная, не имевшая соперников группировка. Контуры русско-французского военного сотрудничества еще не проступали.

Франция, не имея внешнеполитической опоры, не дерзала бросить вызов победительнице 1871 г. Реваншистские течения, вроде возглавленного генералом Буланже, представлялись основным кругам французской буржуазии авантюристическими и подавлялись внутренними силами.

В этих условиях прежняя ориентация на Париж, как свидетельствует современный румынский историк, «не давала никаких особых выгод»3.

Правящие круги королевской Румынии привыкли равняться на сильного, а таковым, вне всякого сомнения, являлся Тройственный союз.

Они по-прежнему собирались играть роль «часового западной цивилизации» в устье Дуная4, но теперь уже на стороне не Франции, а кайзеровско-бисмарковского рейха.

Свое первенствующее положение на Балканах Бухарест хотел утвердить, действуя в рамках и опираясь на поддержку могущественной германской группировки.

В Берлине и Вене, в свою очередь, с удовольствием готовились принять в свой союз нового члена. Многообразные соображения — внешнеполитические, стратегические, экономические — определяли эту позицию.

«Барьер» между Россией и южными славянами становился более прочным со вступлением Румынии в антирусский военно-политический блок. На случай войны Тройственный союз получал в свое распоряжение полмиллиона румынских штыков.

Политическое сближение создавало еще более благоприятные условия для проникновения немецких и австрийских товаров и капиталов в Румынию.

Наконец, на позицию Габсбургской монархии повлияло и такое последнее по счету, но никак не по значению соображение.

Вена жила в постоянном страхе перед освободительными движениями «верноподданных», особенно когда такие движения, как в случае с южными славянами и румынами, имели центры притяжения в виде независимых Сербского и Румынского государств.

Заключение формального союза позволяло надеяться, что официальный Бухарест будет воздерживаться от поддержки требований трансильванцев.

По форме Тройственный союз в первые десятилетия своего существования имел вроде сугубо оборонительный характер, хотя обороняться ему было решительно не от кого.

«В том, что Россия после русско-турецкой войны надолго обречена сидеть смирно, Бисмарк едва ли сомневался», — подытоживает видный советский историк С. Д. Сказкин проделанный им скрупулезный анализ сложившегося в Европе соотношения

8 Romania in relatiile internationale. Ia§i, 1980, p. 311.

4 Так говорилось в программе нашюнал-либеральной партии, принятой в *892 г. (Istoricul partidului national-liberal. Bucuresti, 1923, p. 145).

сил5. Именуя свое детище «Лигой мира», немецкий канцлер, очевидно, подразумевал «мирное» пребывание континента под прусским сапогом. Тройственный союз был инструментом для утверждения германской гегемонии на всем европейском континенте и, в порядке размежевания сфер влияния, австрийского преобладания на Балканах. Союз, действительно, по форме был оборонительным.

На деле Тройственный союз был агрессивным альянсом. В узком кругу, с глазу на глаз, все участники союза не скрывали планов перекройки карты. На переговорах с Бисмарком в сентябре 1883 г. в Гаштейне И. Брэтиану не считал нужным притворяться, будто верит вписанным в текст австро-германского трактата 1879 г. миролюбивым декларациям.

«Воображаемые румынские проекты» внушили немецкому канцлеру беспокойство; он отказался подписывать союзный договор непосредственно с Румынией и настоял на заключении прямого австро-румынского договора, к которому Германия присоединилась особым актом. Из текста договора было изъято слово «Россия»: «…

иначе,— объяснял Бисмарк, — у румын будет сильное искушение, если к тому представится юридическая возможность, ради румынских реваншистских, захватнических вожделений, простирающихся до Днестра и дальше, воспользоваться участием германо-австро-венгерских войск численностью почти в два миллиона»6.

Брэтиану пришлось довольствоваться надеждой, что в грядущей войне и Румынии перепадет добыча.

Настояв на таком сложном, двухступенчатом присоединении Румынии к Тройственному союзу, Бисмарк убил сразу трех зайцев: гарантировал себя от возможности несвоевременного провоцирования конфликта с Россией, становился верховным арбитром в австро-румынских делах и ослаблял движение солидарности с трансильванцами в Румынии, лишая его правительственной поддержки.

С точки зрения правящих кругов королевской Румынии, ахиллесовой пятой союза являлось именно установление «дружбы» с Габсбургской монархией и необходимость в связи с этим не только отложить в долгий ящик какие-либо планы в отношении трансильванских румын, но и прекратить поддержку их национальных требований. Последнее означало прямое предательство национальных интересов, что создавало большие неудобства внутри страны. Союз сохранялся в глубокой тайне. Документы о присоединении к австро-германской группировке держал у себя лично король. О существовании их знали лишь главы сменявшихся правительств, но даже не все министры иностранных дел. Некоторые по неведению клялись перед парламентариями в том, что кабинет во внешних делах свободен. Постепенно выявились и другие тенденции, ослаблявшие союз: широкое поступление австрийских товаров на рынок страны вызывало недовольство местной буржуазии (половина румынского импорта и треть экспорта приходились на Австро-Венгрию). В связи с принятием законов о поощрении национальной промышленности и переходом к политике протекционизма между Бухарестом и Веной началась таможенная война, длившаяся семь лет (1886—1893), — положение, необычное для политических союзников.

Дискриминационная политика венгерских властей в отношении трансильванских румын вызывала протест не только среди последних, но и в Румынском королевстве. В 1892 г.

руководители Румынской национальной партии Трансильвании составили меморандум с изложением своих требований; император Франц-Иосиф отказался принять его, а составители были преданы суду и приговорены к различным срокам тюремного заключения.

В разгар преследований, обрушившихся на деятелей национального движения, австро-румынский союзный договор был продлен на новый срок (июль 1892 г.).

Это само по себе свидетельствует, что к «страданиям братьев за Карпатами» правящий Бухарест относился с холодным расчетом, используя естественную солидарность румынской общественности с трансильванцами тогда, когда это входило в его политические расчеты, и пренебрегая ею в прочих случаях.

Однако разочарование союзом со временем ширилось. Шел год за годом, а «вожделения» (употребляя слово Бисмарка) оставались без удовлетворения. «Обстоятельства делали его (союз. — Авт.) до сих пор бесполезным», — заметил король Карл в беседе с австрийским посланником Голуховским355. В противовес германо-австрийской группировке в 90-е гг.

образовалась русско-французская. Прежняя гегемония Тройственного союза на континенте сменилась приблизительным равновесием сил. Чтобы удержать королевскую Румынию в орбите своего влияния, Берлину и Вене приходилось давать уже более определенные обещания: в австрорумынской военной конвенции 1900 г.

Бессарабия прямо фигурировала объектом притязаний буржуазно-помещичьей олигархии.

Однако, поскольку реальных надежд на захват Бессарабии тогда не было, правящие круги страны устремили свои взгляды и в южном направлении, вынашивая планы «укрепления» своих позиций за счет Болгарии. «Как король Карл I, так и Д. А. Стурдза, а позднее Г. Гр.

Кантакузино и генерал Якоб Лаховари открыто заявляли полномочным министрам Австро-Венгрии и Германии, что не останутся безразличными в.

случае изменения территориального статус-кво к югу от Дуная, пытаясь заручиться поддержкой или по меньшей мере согласием Центральных держав»356.

Ближайшие же годы показали, что и здесь солидарность с планами румынской правящей верхушки существовала больше на словах. Берлин и Вена не думали делать ставку на Балканах на одну Румынию. Аннексия Боснии и Герцеговины Габсбургской монархией в 1909 г. вызвала крайнее обострение отношений последней с Сербией.

В качестве противовеса по правилам империалистической игры на противоречиях следовало использовать болгарское правительство, и румынские территориальные претензии к Болгарии оказывались «несвоевременными». Когда в июле— сентябре 1909 г.

Ион Брэтиану-младший, новый глава румынского правительства и сын инициатора вступления Румынии в Тройственный союз, предпринял паломничество в Германию и Австро-Венгрию, его постигла неудача.

В Берлине предложенный Брэтиану-младшим план территориальной «компенсации» за счет болгарских земель в случае нарушения существовавшего на Балканах статус-кво по линии Варна—Русе был сочтен «неактуальным», в Вене главе румынского правительства посоветовали занять «пассивную и выжидательную позицию»357.

В Бухаресте не скрывали разочарования и все чаще вспоминали об угнетенном положении 3 млн. соотечественников, проживавших в Австро-Венгрии. Движение трансильванских румын встречало волну сочувствия в Старом королевстве.

Олигархия понимала, какие важные политические, идеологические и моральные преимущества она получит, если поставит планы территориального расширения на эту основу, обратит их против Габсбургской монархии, освятит лозунгом объединения румын по обе стороны Карпат.

Так складывались предпосылки отхода Румынии от Тройственного союза и сближения ее с образовавшимся в 1904— 1907

гг. англо-франко-русским блоком, вошедшим в историю под названием Антанта. У немецкого кронпринца, посетившего в апреле 1909 г.

Бухарест, создалось даже несколько преувеличенное впечатление, что один лишь старый король — добрый немец и добрый пруссак, по его собственному выражению, — остался верен союзу.

«В случае войны Румыния в лучшем случае откажется выполнить союзные обязательства, если не присоединится к противной стороне»358, — констатировал он.

Балканские войны еще более расшатали связи между Румынией и австро-германской группировкой. Последняя хотела бы и Румынию сохранить в своей орбите, и Болгарию не отталкивать. По Бухарестскому же мирному договору 1913 г., завершившему 2-ю Балканскую войну, румынская олигархия отторгла у соседки Южную Добруджу, крепость Силистрию и район Добрич—Балчик на правом берегу Дуная.

Бухарестский договор, заключенный правительствами балканских государств самостоятельно, без вмешательства великих держав, посеял зерна новых конфликтов на полуострове. Используя перекрещивающиеся претензии Бухареста, Белграда, Софии, Афин, Цетине и Стамбула, дипломаты Антанты и Тройственного союза начали игру по заманиванию Балканских стран в свой лагерь.

В Румынии преимущественные шансы имела Антанта. В годы Балканских войн между Бухарестом и Веной пробежала черная кошка. Для буржуазно-помещичьей коалиции стало очевидным все неудобство односторонней политической ориентации и засилья австро-немецкого капитала в стране. В 1913 г.

банки центральных держав отказывали Румынии в предоставлении ссуд; серьезные трудности возникли с вывозом зерна — румынский торговый флот был способен обеспечить транспортировку лишь 5% хлебного экспорта11.

Антиавстрийские настроения подогревались провалом очередной попытки руководителей Румынской национальной партии Трансильвании весной 1914 г. добиться расширения прав трансильванских румын. В Бухаресте произошла антиавстрийская демонстрация во время спектакля по пьесе О.

Гоги «Господин нотариус». Будапештское правительство запретило ввоз в Венгрию румынских газет12.

В беседах с российскими представителями авторитетные румынские деятели рассуждали о свободе рук, намекали на вероятность нейтралитета и даже более благоприятную для Антанты позицию в случае европейского конфликта. В то же время в дипломатические круги проникали сведения о возобновлении в 1913 г.

на очередной пятилетний срок союзного австро-румынского договора.

Так, склоняясь по веским причинам, в том числе внутриполитическим (ибо идея объединения с Трансильванией была популярна в народе), к Антанте, управлявшая Румынией буржуазно-помещичья олигархия не желала пока рвать узы, связывавшие ее с Тройственным союзом.

В июне 1914 г. царь Николай II в сопровождении министра иностранных дел С. Д. Сазонова во время круиза по Черному морю посетил румынский порт Констанцу. Здесь состоялась их встреча с королем Карлом и И. Брэтиану. Сазонов побывал и в Бухаресте и отсюда вместе с главой румынского правительства со-

” Aslan Th. С. Pregatirea economica, financiara §i sociala a Romaniei fata oe evenimentele actuale. Bucure§ti, 1915, p. 3—4. 12

См.: Виноградов В. H. Румыния в годы первой мировой войны. М., вершил автомобильную поездку в Карпаты359. Высокопоставленные экскурсанты пересекли австрийскую границу и покатались по дорогам Трансильвании, что было с неудовольствием воспринято венской и будапештской печатью.

Подводя итоги своим беседам с румынским премьером,

С. Д. Сазонов писал: «Румыния постарается присоединиться к той стороне, которая окажется сильнее и которая будет в состоянии посулить ей наибольшие выгоды»360. Ближайшие недели подтвердили правильность его выводов. 1.

Источник: https://bookucheba.com/evropyi-ameriki-istoriya/vneshnyaya-politika-rumyinii-period-20638.html

Вопрос 32 ?Внешняя политика Румынии в 1930 е гг. Установление военной диктатуры И Антанеску

1.  Внешняя политика Румынии в период от утверждения независимости до начала первой мировой войны

Нарастание противоречий в международной политике после начала мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. требовал от Румынии еще больших усилий по сохранению и своей территориальной целостности и поддержания мира в Европе. В 1933 г.

она подписала Лондонскую конвенцию об определении агрессора. В следующем году в Афинах вместе с Грецией, Югославией и Турцией Румыния образовала т.н. Балканскую Антанту.

Страны-участницы взаимно гарантировали неприкосновенность границ и договаривались согласовано выступать на международной арене.

В 1934 году были разморожены активные двусторонние контакты Румынии с СССР. Правительства двух стран взаимно через обмен дипломатическими нотами гарантировали суверенитет и обязались воздерживаться от вмешательства во внутренние дела. В 1935-1936 гг. велись переговоры по подготовке основательного румыно-советского договора, но закончились они безрезультатно.

Несмотря на начало внешнеполитической переориентации Индии на Германию, с 1938 г. положение Румынии стала серьезно ухудшаться. Все сильнее звучали территориальные претензии ее соседей.

Хотя румынский сторона продолжал выполнять взятые на себя международные обязательства, ему пришлось в марте 1939 заключить с Германией экономическое соглашение.

После начала второй мировой войны Румыния объявила о своем нейтралитете, однако успехи нацистов, особенно капитуляция Франции (22 июня 1940 год), оставили ее в практически полной внешнеполитической изоляции.

Пользуясь благоприятной международно-политической обстановкой и договоренностями с Германией (пакт Молотова-Риббентропа), 26 июня 1940 г. СССР ультимативно потребовал от румынского правительства немедленной эвакуации Бессарабии и северной части Буковины.

Нацистское руководство открыто посоветовала Румынии согласиться с советскими требованиями, чтобы не нарушать мир на Балканах. Италия, Греция и Югославия также отказали ей в поддержке.

Война с заведомо сильнейшим противником не покидало никаких шансов на успех и поражение неминуемо закончилось бы разделением страны между СССР, Венгрией, Болгарией и даже Германией.

В результате, чтобы сохранить саму государственность Румынии, ее власти смирились с советским диктатом и уступили территорию площадью свыше 50 тыс. Км.2 с населением более 3,7 млн. Человек.

В условиях, сложившихся единственным реальным гарантом румынского суверенитета могла быть только Германия, поэтому шведы тевтонского силы в стране превратились в могущественную силу.

В созданный в начале июля 1940 г. новое правительство вошли и три легионера. Усилилась официальная антисемитская кампания, рассчитанная, между прочим, и на одобрительное реакцию Берлину.

В частности, были запрещены браки между румынами и евреями.

Однако надеждам на стабилизацию внешнеполитического положения не было суждено сбыться. Позиция Советского Союза, Германии и даже Великобритании вынудило Румынию договариваться с Болгарией о передаче последней южной части Добруджа.

Поскольку подобного урегулирования румыно-венгерских территориальных споров достичь не удалось, 30 августа Германия и Италия решили спор методом диктата (2-й Венский арбитраж): часть Трансильвании площадью в 43 тыс. Км.2 передавалась Венгрии.

Берлин и Рим сознательно превращают трансильванского вопрос в постоянный очаг напряженности в регионе и, провоцируя конкуренцию между Румынией и Венгрией, могли рассчитывать на покорность Бухареста и Будапешта в обмен на содействие в конечном его решении.

Катастрофические территориальные потери окончательно подорвали легитимность Короля II. 6 сентября 1940 монарх отрекся престола в пользу своего 19-летнего сына Михая.

Однако реальная власть досталась главе правительства генералу Ионы Антанеску, который в духе времени получил официальное звание “кандукэтóрул статулýй” – вождь государства. Действие конституции было приостановлено, парламент – распущен.

Поскольку единственным организованным политическим союзником И. Антанеску стали легионеры, Румыния была провозглашена национал-легионерской государством. Вскоре произошло окончательное сближение с нацистской Германией. В начале октября 1940 г.

на румынскую территорию были допущены германские войска, а в ноябре 1940 (через три дня после Венгрии) Румыния присоединилась к Тройственному пакту.

Неприкрытое стремление легионеров к единоличной диктатуры, которое сопровождалось террором и политическими убийствами, дискредитировали легионерский движение. Поэтому в январе 1941 г. И. Антанеску при поддержке А.

Гитлера, заинтересованного в сохранении политической стабильности в Румынии и предсказуемости ее властей, расправился с легионерами. Была установлена военная диктатура И. Антанеску – “кандукэторул” приобрел практически неограниченные диктаторские полномочия. 22 июня 1941 г.

участие в нападении на СССР открыл новую, трагическую для Румынии страницу ее истории – вторую мировую войну.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/4_48773_vopros--vneshnyaya-politika-ruminii-v--e-gg-ustanovlenie-voennoy-diktaturi-i-antanesku.html

Book for ucheba
Добавить комментарий