12.1. Общая характеристика психологического эксперимента 12.1.1. Определение

Глава 12. ЭКСПЕРИМЕНТ

12.1. Общая характеристика психологического эксперимента 12.1.1. Определение

Рассмотрим эксперимент как специфический научный метод, имеющий славу наиболее точного метода в психологии. Напомним слова великого натуралиста Ж. Кювье: если наблюдатель «слушает природу», то экспериментатор «вопрошает и принуждает ее разоблачиться».

12.1.1.Определение

Анализ и сравнение многочисленных определений эксперимента демонстрирует их несогласованность и неполноту. Это обстоятельство даже дает повод для весьма безрадостных оценок возможностей дать ему полноценную дефиницию: «Может быть, лучше всего об эксперименте говорить, пользуясь метафорами…

А еще лучше, может быть, вовсе не пытаться давать определения того, что есть эксперимент, полагая, что это понятие не поддается компактному определению. Смысл его может стать ясным только после того, как о нем будет много сказано…

Составители многих словарей, видимо, поняли тщетность попытки определить понятие «эксперимент».

Ничего не сказано об этом понятии в таких хорошо известных изданиях справочного характера, как энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, Энциклопедический словарь Граната, Encyclopedia Britanica, Chamber's Encyclopedia, словарь Larussn даже в нашей Физической энциклопедии» [231, с. 13].

Подобный пессимизм, граничащий с агностицизмом, в науке неприемлем.

Ее обязанность не уклоняться от четких и понятных, а по возможности и однозначных формулировок при описании и объяснении реальности, а, наоборот, стремиться к ним.

Как известно, лаконичность и простота языка – красноречие науки. А главные элементы этого красноречия – определения, в которых «словам должно быть тесно, а мыслям просторно».

Избежать определения эксперимента в психологии невозможно. Поэтому попытаемся в кратком виде обобщить соответствующие сведения.

Считается, что главное отличие эксперимента в психологии (впрочем, как и других психологических методов) от эксперимента в других науках предопределено основным объектом исследования. Человек как объект изучения в силу своей активности и сознательности очень сильно влияет как на процесс, так и на результаты исследования.

Отсюда вытекают особые требования к процессу экспериментирования, рассматриваемому как процесс общения экспериментатора с испытуемым [147,148]. Эту особенность эмпирического психологического исследования психологи называют проблемой «субъектноcти объекта» [119].

Конкретизацией этой особенности психологического эксперимента является инструкция испытуемому, даваемая в подавляющем большинстве экспериментальных работ в психологии.

Главное же отличие психологического эксперимента от других психологических методов заключается в том, что он дает возможность внутреннему психическому явлению адекватно и однозначно проявиться во внешнем поведении, доступном объективному наблюдению.

Адекватность и однозначность объективизации экспериментально вызываемых психических явлений достигаются за счет целенаправленного жесткого контроля условий их возникновения и протекания. С. Л.

Рубинштейн писал на этот счет: «Основная задача психологического эксперимента заключается в том, чтобы сделать доступными для объективного внешнего наблюдения существенные особенности внутреннего психического процесса.

Для этого нужно, варьируя условия протекания внешней деятельности, найти ситуацию, при которой внешнее протекание акта адекватно отражало бы его внутреннее психическое содержание. Задача экспериментального варьирования условий при психологическом эксперименте заключается прежде всего в том, чтобы вскрыть правильность одной единственной психологической интерпретации действия или поступка, исключив возможность всех остальных» [328, с. 37].

Осуществление главной цели экспериментального метода – предельно возможной однозначности в понимании связей между явлениями внутренней психической жизни и их внешними проявлениями – достигается благодаря следующим основным особенностям эксперимента: 1) инициатива экспериментатора в появлении интересующих его психологических фактов; 2) возможность варьирования условий возникновения и развития этих явлений; 3) строгий контроль и фиксация условий и процесса их протекания; 4) изоляция одних и акцентирование других факторов, обусловливающих изучаемые феномены, дает возможность выявления закономерностей их существования; 5) возможность повторения условий эксперимента позволяет многократную проверку получаемых научных данных и их накопление, что значительно повышает их надежность; 6) варьирование условий предполагает не только присутствие или отсутствие каких-то элементов экспериментальной ситуации, но и их количественные изменения, что позволяет выявленные закономерности представлять в строгих количественных выражениях.

Все сказанное позволяет определить эксперимент как метод, при котором исследователь сам вызывает интересующие его явления и изменяет условия их протекания с целью установления причин возникновения этих явлений и закономерностей их развития.

Кроме того, получаемые научные факты могут неоднократно воспроизводиться благодаря управляемости и строгому контролю условий, что дает возможность их проверки, а также накопления количественных данных, на основе которых можно судить о типичности или случайности изучаемых явлений.

12.1.2. Основные элементы экспериментального метода

Главными компонентами любого эксперимента являются: 1) испытуемый (исследуемый субъект или группа); 2) экспериментатор (исследователь); 3) стимуляция (выбранный экспериментатором раздражитель, направленный на испытуемого); 4) ответ испытуемого на стимуляцию (его психическая реакция); 5) условия опыта (дополнительные к стимуляции воздействия на испытуемого, которые могут влиять на его ответы).

Ответ испытуемого является той внешней реальностью, по которой можно судить о протекающих в его внутреннем субъективном пространстве процессах. Сами эти процессы есть результат воздействий на него стимуляции и условий опыта.

Если ответ испытуемого обозначить символом R (от лат. reactio – реакция, противодействие), а воздействия на него экспериментальной ситуации (как совокупности воздействий стимуляции и условий эксперимента) – символом S (от франц. situation – ситуация), то их соотношение можно выразить формулой R=f(S).

To есть реакция есть функция от ситуации. Но эта формула верна лишь как первое приближение. Именно ею пользуется бихевиоризм, игнорирующий активную роль психики. В действительности реакция на ситуацию всегда опосредована психикой. В отношении человека лучше говорить об опосредовании ответов его личностью (Р – от лат. persona).

И более того, в понятие «ситуация» необходимо включить и влияние на испытуемого экспериментатора, проводящего опыт. Действительно, отношения, сложившиеся между исследователем и испытуемым, могут в значительной степени влиять на ответы последнего.

Об этой специфике эксперимента подробнее поговорим позже, а сейчас зафиксируем соотношение между основными элементами эксперимента: Р = f(P, S).

В зависимости от задач исследования различают три классических типа отношений между этими тремя компонентами эксперимента: 1) функциональные отношения, 2) структурные отношения, 3) дифференциальные отношения [388].

Функциональные отношения характеризуются вариативностью ответов (R) испытуемого (Р) при систематических качественных или количественных изменениях ситуации (S). Различия в реакциях свидетельствуют о различиях в способах взаимодействия субъекта и среды. Графически эти отношения можно отразить следующей схемой:

Примеры: изменение величины ощущения (R) от изменения величины стимула (S); эффективность запоминания (R) от объема материала (S) или числа повторений (S); вид и интенсивность эмоционального отклика (R) на действие различных эмоциоген-ных факторов (S); развитие адаптационных процессов (R) во времени (S) и т. д.

Структурные отношения раскрываются через систему ответов (Rp …, Rn) на различные ситуации (Sl5…, Sn). Отношения между отдельными ответами структурируются в систему, отражающую структуру личности (Р). Схематически это выглядит так:

Примеры: система эмоциональных реакций на действие стрессоров; семантическое индивидуальное пространство; отношение между уровнями эффективности решения различных интеллектуальных задач и т. п.

Дифференциальные отношения выявляются через анализ реакций (Rp …, Rn) разных испытуемых (Рр … , Рп) на одну и ту же ситуацию (S). Различия в ответах характеризуют индивидуальные различия испытуемых. Схема этих отношений такова:

Примеры: разница в скорости реакции у разных людей; различия в точности исполнения

движений у представителей разных профессий; развитие интеллекта в онтогенезе (когда человек в разные возрастные периоды рассматривается как разные индивиды); национальные различия в проявлении эмоций; половые различия в какой-либо деятельности и т. д.

В теории эксперимента рассмотренные компоненты предпочитают представлять в несколько ином виде, что способствует более четкому выделению предмета экспериментального исследования. В идеале в качестве предмета изучения следует принять зависимость ответов испытуемого от стимуляции.

Однако в реальности подобной «чистой» связи не существует, так как в структуре ответа присутствуют элементы зависимости от других привходящих факторов, на которые мы уже обращали внимание.

Это дополнительные воздействия, включенные в понятие «ситуация» (внешние условия опыта и влияние экспериментатора), и опосредование ответов личностью испытуемого. Для уточнения соотношения всех факторов, входящих в эксперимент, введено понятие «переменной величины» или просто переменной.

Тогда предмет исследования в эксперименте предстает в виде соотношения этих переменных, которое и определяет появление, протекание и характеристики изучаемого явления.

Выделяют три вида переменных: независимые, зависимые и дополнительные. Фактор, изменяемый самим экспериментатором, т. е. стимул, называется независимой переменной (НП). Фактор, изменение которого является следствием изменения НП, называется

зависимой переменной (ЗП). По сути, ЗП – это компонент в составе ответа испытуемого, который непосредственно интересует исследователя.

Дополнительные переменные (ДП) – это сопутствующие стимуляции (НП) воздействия на испытуемого, оказывающие влияние на его ответ, и соответствующие составляющие ответа, дополняющие ЗП.

Совокупность дополнительных воздействий состоит, как правило, из двух групп: внешних условий опыта физичес-койприроды и внутренних факторов психологической природы. Квне-шним ДП

относятся: физическая обстановка опыта (освещенность, температурный режим, звуковой фон, пространственные характеристики помещения и т. д.

), непредвиденные помехи (например, непредусмотренное появление посторонних лиц или самого экспериментатора в лаборатории), характеристики стимульного материала, не входящие в комплекс НП (например, форма зрительного тест-объекта при изучении влияния цвета на опознание); параметры аппаратуры и оборудования (например, дизайн измерительных приборов, отвлекающий испытуемого). К внутренним ДП относятся: настроение и мотивация испытуемого, его отношение к экспериментатору и опытам, его психологические установки, склонности, знания, навыки и опыт в данной деятельности, уровень утомления и т. д. Всю совокупность перечисленных факторов можно представить следующей схемой:

Рис. 11. Схема соотношений переменных в эксперименте Все дополнительные воздействия исследователь в идеале стремится свести на нет или хотя

бы к минимуму, чтобы выделить в «чистом виде» связь между независимой и зависимой переменными. История развития экспериментального метода ярко демонстрирует борьбу с подобными «посторонними» влияниями, борьбу за чистоту эксперимента. Увы! В реальных условиях экспериментирования этого добиться невозможно.

И тогда для сравнимости результатов необходимо эти дополнительные воздействия привести к предельно одинаковому уровню во всех замерах в границах хотя бы одного опыта (экспериментальной серии).

«Математическая теория эксперимента как раз и возникла из понимания того, что принципиально невозможно создать точно учитываемые условия для проведения эксперимента; результат любого эксперимента всегда связан с некоторой неопределенностью, и задача хорошей организации исследования заключается только в том, чтобы эту неопределенность устранить» [231, с. 13]. Подобная нивелировка воздействий дополнительных переменных является одним из основных правил экспериментирования.

В дополнение надо сказать, что как НП, так и ЗП могут включать в себя не обязательно один какой-то компонент. Их структура может быть сложной. Собственно понятие «фактора» подразумевает эту многокомпонентность его состава. Так, например, в социально-

Источник: https://studfile.net/preview/1765404/page:24/

4.1. Общая характеристика психологического эксперимента

12.1. Общая характеристика психологического эксперимента 12.1.1. Определение

Зна́ние —форма существования и систематизациирезультатов познавательнойдеятельности человека.Знание помогает людям рациональноорганизовывать свою деятельность ирешать различные проблемы,возникающие в её процессе.

Зна́ние вшироком смысле — субъективный образ реальности вформе понятий и представлений.

Зна́ние вузком смысле —обладание проверенной информацией (ответамина вопросы), позволяющей решатьпоставленную задачу.

Зна́ние (предмета) —уверенное понимание предмета, умениеобращаться с ним, разбираться в нём, атакже использовать для достижениянамеченных целей.

Зна́ние —в теории искусственногоинтеллекта и экспертныхсистем —совокупность информации и правилвывода (уиндивидуума, общества или системы ИИ)о мире, свойствах объектов, закономерностяхпроцессов и явлений, а также правилахиспользования их для принятия решений.Главное отличие знаний от данных состоитв их структурности и активности, появлениев базе новых фактов или установлениеновых связей может стать источникомизменений в принятии решений.

3на́нияфиксируются в образах изнаках естественных и искусственныхязыков.Знание противоположно незнанию(отсутствию проверенной информациио чём-либо).

Многообразиеформ знаний

«Знание» — фреска РобертаРида (англ. RobertReid)в зданииТомаса Джефферсона.Надпись, находящая под фреской, гласит:«Невежество — божье проклятие:знания — крылья, поднимающие нас нанебеса». (УильямШекспир,ГенрихVI, часть 2 (англ. HenryVI, Part 2)).

Познаниене ограничено сферой науки, знание втой или иной своей форме существует иза пределами науки. Каждой формеобщественного сознания: науке,философии, мифологии, политике,религии и т. д. —соответствуют специфические формызнания. Различают также формы знания,имеющие понятийную, символическую илихудожественно-образцовую основу[1].

Кисторически первым формам человеческогознания относят игровое познание (строитсяна основе условно принимаемых правили целей, позволяет возвыситься надповседневным бытиём, не заботиться овыгоде, вести себя в соответствии сосвободно принятыми игровыми нормами).Возможен обман партнёра и сокрытиеистины. Носит обучающе-развивающийхарактер, выявляет качества и возможностичеловека, позволяет раздвинутьпсихологические границы общения[1].

Выделяютразличные виды знания: научное, вненаучное,обыденно-практическое (обыденное, здравыйсмысл),интуитивное, религиозное и др.

Обыденно-практическое —знание, существовавшее ещё на раннихэтапах человеческой истории и доставлявшееэлементарные сведения о природе иокружающей действительности (т. н.

здравый смысл, приметы, назидания,рецепты, личный опыт, традиции и т. п.).Носит несистемный, бездоказательный,бесписьменный характер[1].

Обыденное знание служит основойориентации человека в окружающем мире,основой его повседневного поведения ипредвидения, но обычно содержит ошибки,противоречия.

Научное —знание, основанное на рациональности.Характеризуется объективностью,универсальностью, претендует наобщезначимость. Научное познание —процесс получения объективного, истинногознания.

Его задача — описать, объяснитьи предсказать процесс и явлениедействительности.

Научные революции,происходящие в ходе развития научногопознания и приводящие к смене теорий ипринципов, сменяются периодами нормальногоразвития науки (углубление и детализациязнаний)[1].

Научномузнанию присущи логическая обоснованность,доказательность, воспроизводимостьрезультатов, проверяемость, стремлениек устранению ошибок и преодолениюпротиворечий.

Форманаучного знания младше многих формвненаучного знания[1].

Вненаучноезнание не является чьей-то выдумкой,продуцируется определённым интеллектуальнымсообществом по отличным от рационалистическихнормам, эталонам, имеют свои источникии средства познания. В истории культурыформы знания, отнесённые к «ведомству»вненаучного знания, объединяются общимпонятием — эзотеризм[1].

Поприроде

ФрэнсисБэкон,автор знаменитой фразы «Знание —сила» (в оригинале «Знание есть сила,сила есть знание»).

Знаниямогут быть

  • декларативные
  • процедурные

Декларативныезнания содержатв себе лишь представление о структуренеких понятий. Эти знания приближенык данным,фактам.Например: высшее учебное заведение естьсовокупность факультетов, а каждый факультет,в свою очередь, есть совокупность кафедр.

Процедурныеже знания имеют активную природу. Ониопределяют представления о средствахи путях получения новых знаний, проверкизнаний. Это алгоритмы разногорода. Например: метод мозговогоштурма дляпоиска новых идей.

Постепени научности[править | правитьисходный текст]

Знаниямогут быть научными и вненаучными.

Научные знаниямогут быть

  • эмпирическими (на основе опыта или наблюдения)
  • теоретическими (на основе анализа абстрактных моделей).

Научныезнания в любом случае должны бытьобоснованными на эмпирической илитеоретической доказательной основе.

Теоретическиезнания — абстракции, аналогии, схемы,отображающие структуру и природупроцессов, протекающих в предметнойобласти. Эти знания объясняют явленияи могут использоватьсядля прогнозирования поведения объектов.

Вненаучные знаниямогут быть[1]:

  • паранаучными — знаниями, не совместимыми с имеющимся гносеологическим стандартом. Широкий класс паранаучного (пара от греч. — около, при) знания включает в себя учения или размышления о феноменах, объяснение которых не является убедительным с точки зрения критериев научности;
  • лженаучными — сознательно эксплуатирующие домыслы и предрассудки. Лженаучное знание часто представляет науку как дело аутсайдеров. В качестве симптомов лженауки выделяют малограмотный пафос, принципиальную нетерпимость к опровергающим доводам, а также претенциозность. Лженаучное знание очень чувствительно к злобе дня, сенсации. Его особенностью является то, что оно не может быть объединено парадигмой, не может обладать систематичностью, универсальностью. Лженаучные знания сосуществуют с научными знаниями. Считается, что лженаучное знание обнаруживает себя и развивается через квазинаучное;
  • квазинаучными — они ищут себе сторонников и приверженцев, опираясь на методы насилия и принуждения. Квазинаучное знание, как правило, расцветает в условиях строго иерархированной науки, где невозможна критика власть предержащих, где жестко проявлен идеологический режим. В истории России периоды «триумфа квазинауки» хорошо известны: лысенковщина, фиксизм как квазинаука в советской геологии 50-х гг., шельмование кибернетики и т.д;
  • антинаучными — как утопичные и сознательно искажающие представления о действительности. Приставка «анти» обращает внимание на то, что предмет и способы исследования противоположны науке. С ним связывают извечную потребность в обнаружении общего легко доступного «лекарства от всех болезней». Особый интерес и тяга к антинауке возникают в периоды социальной нестабильности. Но, хотя данный феномен достаточно опасен, принципиального избавления от антинауки произойти не может;
  • псевдонаучными — представляют собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности популярных теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном человеке, о чудовище из озера Лох-Несс;
  • обыденно-практическими — доставлявшими элементарные сведения о природе и окружающей действительности. Люди, как правило, располагают большим объёмом обыденного знания, которое производится повседневно и является исходным пластом всякого познания. Иногда аксиомы здравомыслия противоречат научным положениям, препятствуют развитию науки. Иногда, напротив, наука длинным и трудным путем доказательств и опровержений приходит к формулировке тех положений, которые давно утвердили себя в среде обыденного знания. Обыденное знание включает в себя и здравый смысл, и приметы, и назидания, ирецепты, и личный опыт, и традиции. Оно хотя и фиксирует истину, но делает это не систематично и бездоказательно. Его особенностью является то, что оно используется человеком практически неосознанно и в своем применении не требует предварительных систем доказательств. Другая его особенность — принципиально бесписьменный характер.
  • личностными — зависящими от способностей того или иного субъекта и от особенностей его интеллектуальной познавательной деятельности. Коллективное же знание общезначимо (надличностно), предполагает наличие общей для всей системы понятий, способов, приёмов и правил построения.

Народнаянаука — особая форма вненаучного ивнерационального знания. Прежде былапривилегией шаманов, жрецов, старейшинрода, ныне стала делом отдельных группили субъектов (знахарей,целителей, экстрасенсов)[1].

Поместонахождению[править | правитьисходный текст]

Выделяют:личностные (неявные, скрытые, пока неформализованные) знания и формализованные(явные) знания;

Неявныезнания:

  • знания людей, которые ещё не формализованы и не могут быть переданы другим людям.

Формализованныена некотором языке (явные) знания:

  • знания в документах,
  • знания на компакт-дисках,
  • знания в персональных компьютерах,
  • знания в Интернете,
  • знания в базах знаний,
  • знания в экспертных системах, извлечённые из неявных знаний людей-экспертов.

Отличительныехарактеристики знания

ПерсонификацияЭпистемы вБиблиотекеЦельсия, Эфес, Турция.Эпистема —основное понятие концепции «археологиизнания»МишеляФуко.

Основнаястатья:Теорияпознания

Отличительныехарактеристики знания все ещё являютсяпредметом неопределённости в философии.Согласно большинству мыслителей, длятого чтобы нечто считалось знанием, этонечто должно удовлетворять тремкритериям:

  • быть подтверждаемым,
  • быть истинным
  • и заслуживающим доверия.

Однако,как иллюстрируют примеры проблемыГетье,этого недостаточно.

Предложен рядальтернатив, включая доводы РобертаНозика впользу требования «прослеживанияистины» и дополнительное требование СаймонаБлэкберна,что мы не будем утверждать, что каждый,кто удовлетворяет любому из этихкритериев «через неисправность, изъян,ошибку», обладает знанием.РичардКиркхэм делаетпредположение, что наше определениезнания должно требовать, чтобысвидетельства верящего были таковы,чтобы они логически влекли за собойистину убеждения.

Управлениезнаниями

Управлениезнаниями пытается понять способ, которымзнание используется и распространяетсяв организациях ирассматривает знание как соотносящеесяс самим собой и возможное к повторномуиспользованию.

Повторное использованиеозначает, что определение знаниянаходится в состоянии постоянногоизменения. Управление знаниями трактуетзнание как форму информации, котораянаполнена контекстом, основанным наопыте.

Информация — это данные,которые существенны для наблюдателяиз-за их значимости для наблюдателя.Данные могут быть предметом наблюдения,но не обязательно должны быть им. В этомсмысле знание состоит из информации,подкрепленной намерением или направлением.

Этот подход находится в согласиис DIKW-моделью,которая располагает данные,информацию,знание, мудрость ввиде пирамиды поувеличивающейся степени полезности.

Непосредственноезнание

Непосредственноезнание являетсяпродуктом интуиции — способностипостижения истины путёмпрямого её усмотрения без обоснованияс помощьюдоказательства.

Процесснаучного познания, а также различныеформы художественного освоения миране всегда осуществляются в развёрнутом,логически и фактически доказательномвиде.

Нередко субъект схватываетмыслью сложную ситуацию, например, вовремя военного сражения, определениядиагноза, виновности или невиновностиобвиняемого и т. п. Роль интуицииособенно велика там, где необходим выходза пределы существующих приёмов познаниядля проникновения в неведомое.

Ноинтуиция не есть нечто неразумное илисверхразумное. В процессе интуитивногопознания не осознаются все те признаки,по которым осуществляется вывод, и теприёмы, с помощью которых он делается.Интуиция не составляет особого путипознания, идущего в обход ощущений,представлений и мышления.

Она представляетсобой своеобразный тип мышления, когдаотдельные звенья процесса мышленияпроносятся в сознании более или менеебессознательно, а предельно ясноосознаётся именно итог мысли —истина.

Интуициибывает достаточно для усмотрения истины,но её недостаточно, чтобы убедить в этойистине других и самого себя. Для этогонеобходимо доказательство.

Сложныесистемы искусственногоинтеллекта,основанные на нейросетевой технологии,а также экспертныесистемы,основанные на логической модели баззнаний, демонстрируют поведение, котороеимитирует человеческое мышление иинтуицию.

Обучение таких систем —эвристический процесс, состоящий внахождении решения задачи на основеориентиров поиска, недостаточных дляполучения логического вывода.

Дляинтуиции характерна быстрота (иногдамоментальность) формулирования гипотези принятия решений, а также недостаточнаяосознанность его логических оснований.[2]

Логическийвывод информации, конкретных и обобщенныхсведений и данных производится в базахзнаний и экспертных системах, использующихязыки средства логического программированияна базе языка Пролог.Эти системы явно демонстрируют логическийвывод новой информации, осмысленныхсведений, данных, используя правилалогического вывода и факты, закладываемыев базы знаний.

Житейскиезнания

«Сократи два студента», 17век,картина Пьетроделла Веккиа.Сократ —древнегреческий философ, внёсший большойвклад в осмысление знания. Авторизвестного высказывания «Язнаю, что ничего не знаю».Также в его трудах встречается другоеизвестное греческое изречение: «Познайсамого себя» (англ. Knowthyself),приписываемое одному из семимудрецов.

Житейскиезнания, как правило, сводятся к констатациифактов и их описанию, тогда как научныезнания поднимаются до уровня объясненияфактов, осмысления их в системе понятийданной науки, включаются в состав теории.

Научные(теоретические) знания[

Научномузнанию присущи логическая обоснованность,доказательность, воспроизводимостьпознавательных результатов.

Эмпирические(опытные) знания

Эмпирическиезнания получают в результате примененияэмпирических методов познания —наблюдения, измерения, эксперимента.Это знания о видимых взаимосвязях междуотдельными событиями и фактами впредметной области. Оно, как правило,констатирует качественные и количественныехарактеристики объектов и явлений.Эмпирические законы часто носятвероятностный характер и не являютсястрогими.

Теоретическиезнания

Теоретическиепредставления возникают на основеобобщения эмпирических данных. В то жевремя они влияют на обогащение и изменениеэмпирических знаний.

Теоретическийуровень научного знания предполагаетустановление законов, дающих возможностьидеализированного восприятия, описанияи объяснения эмпирических ситуаций, тоесть познания сущности явлений.Теоретические законы имеют болеестрогий, формальный характер, по сравнениюс эмпирическими.

Терминыописания теоретического знания относятсяк идеализированным, абстрактным объектам.Подобные объекты невозможно подвергнутьнепосредственной экспериментальнойпроверке.

Экспериментявляется одним из основных методовнаучного исследования.

В общенаучномплане эксперимент определяетсякак особый метод исследования, направленныйна проверку научных и прикладных гипотез,требующий строгой логики доказательстваи опирающийся на достоверные факты.

Вэксперименте всегда создается некотораяискусственная (экспериментальная)ситуация, выделяются причины изучаемыхявлений, строго контролируются иоцениваются следствия действий этихпричин, выясняются связи между исследуемымиявлениями.

Эксперименткак метод психологического исследованиясоответствует приведенному вышеопределению, однако имеет некоторуюспецифику. Многие авторы, как указываетВ.Н. Дружинин,[53] вкачестве ключевой особенностипсихологического эксперимента выделяют«субъектность объекта» исследования.

Человек как объект познания обладаетактивностью, сознательностью и темсамым может оказать влияние как напроцесс своего изучения, так и на егорезультат.

Поэтому к ситуации экспериментав психологии предъявляются особыеэтические требования, а собственноэксперимент может рассматриваться какпроцесс общения экспериментатора сиспытуемым.

Задачапсихологического эксперимента заключаетсяв том, чтобы сделать внутреннее психическоеявление доступным объективномунаблюдению. При этом исследуемое явлениедолжно адекватно и однозначно проявлятьсяво внешнем поведении, что достигаетсяза счет целенаправленного контроляусловий его возникновения и протекания.С.Л. Рубинштейн писал:

«Основнаязадача психологического экспериментазаключается в том, чтобы сделатьдоступными для объективного внешнегонаблюдения существенные особенностивнутреннего психического процесса.

Дляэтого нужно, варьируя условия протеканиявнешней деятельности, найти ситуацию,при которой внешнее протекание актаадекватно отражало бы его внутреннеепсихическое содержание.

Задачаэкспериментального варьирования условийпри психологическом экспериментезаключается прежде всего в том, чтобывскрыть правильность одной-единственнойпсихологической интерпретации действияили поступка, исключив возможность всехостальных».[54]

В.В.Никандров указывает, что достижениеглавной цели эксперимента – предельновозможной однозначности в пониманиисвязей между явлениями внутреннейпсихической жизни и их внешнимипроявлениями – достигается благодаряследующим основным характеристикамэксперимента:

1) инициативаэкспериментатора в проявлении интересующихего психологических фактов;

2) возможностьварьирования условий возникновения иразвития психических явлений;

3) строгийконтроль и фиксация условий и процессаих протекания;

4) изоляцияодних и акцентирование других факторов,обусловливающих изучаемые феномены,которая дает возможность выявлениязакономерностей их существования;

5) возможностьповторения условий эксперимента длямногократной проверки получаемыхнаучных данных и их накопления;

6) варьированиеусловий для количественных оценоквыявляемых закономерностей.[55]

Такимобразом, психологический экспериментможно определить как метод, при которомисследователь сам вызывает интересующиеего явления и изменяет условия ихпротекания с целью установить причинывозникновения этих явлений и закономерностиих развития.

Кроме того, получаемыенаучные факты могут неоднократновоспроизводиться благодаря управляемостии строгому контролю условий, что даетвозможность их проверки, а такженакопления количественных данных, наоснове которых можно судить о типичностиили случайности изучаемых явлений.

Источник: https://studfile.net/preview/1721815/

Общая характеристика эксперимента: определение понятия, особенности метода, основные элементы и уровни

12.1. Общая характеристика психологического эксперимента 12.1.1. Определение

  • новорожденный – 0 – 10 дней;
  • грудной – 10 дней – 1 год;
  • раннее детство – 1 – 2 года;
  • первый период детства – 3 – 7 лет;
  • второй период детства – 8 – 12 лет для мальчиков; 8 – 11 лет для девочек;
  • подростковый – 13 – 16 лет для мальчиков; 12 – 15 лет для девочек;
  • юношеский – 17 – 21 год для мужчин; 16 – 20 лет для женщин;

средний возраст:

  • первый период – 22 – 35 лет для мужчин; 21 – 35 лет для женщин;
  • второй период – 36 – 60 лет для мужчин; 35 – 55 лет для женщин;
  • пожилой возраст: 61 – 75 лет для мужчин; 55 – 75 лет для женщин;
  • старческий возраст: 75 – 90 лет;
  • долгожители – 90 лет и старше.

Планирование эксперимента. Доэкспериментальные и квазиэкспериментальные планы.

Планирование эксперимента — один из важнейших этапов организации психологического исследования, на котором исследователь пытается сконструировать наиболее оптимальную для воплощения на практике модель (то есть план) эксперимента.

Грамотно составленная схема исследования, план, позволяет добиться оптимальных значений валидности, надёжности и точности в исследовании, предусмотреть нюансы, за которыми сложно уследить при бытовом «спонтанном экспериментировании». Зачастую, чтобы скорректировать план, экспериментаторы проводят так называемое пилотажное, или пробное, исследование, которое можно рассматривать как «черновик» будущего научного эксперимента.

Основные вопросы, на которые отвечает экспериментальный план

    1. число НП (одна или несколько?). В зависимости от их числа применяется простой или факторный план;
    2. число уровней НП (изменяется ли независимая переменная или остаётся постоянной?) При двух уровнях идет установление качественной связи, при тех и более — количественной;
    3. кто получает воздействие. Если каждой группе своя комбинация – межгрупповой план. Если «все группы – все воздействия» – ротационный.
    4. гомогенность/гетерогенность (однородность/неоднородность) – равно или не равно число НП уровню их изменения.
    5. метод контроля дополнительных, или возмущающих, переменных (какие необходимо и целесообразно применить?):

метод прямого контроля (прямое исключение известной дополнительной переменной),

метод выравнивания (учитывать известную дополнительную переменную при невозможности её исключения),

метод рандомизации (случайный отбор групп в случае неизвестности дополнительной переменной).

Одним из самых важных вопросов, на которые должен ответить экспериментальный план, — определить, в какой последовательности должно происходить изменение рассматриваемых стимулов (НП), воздействующих на ЗП.

Такое воздействие может варьироваться от простой схемы «A1—A2», где A1 — первое значение стимула, A2 — второе значение стимула, до более сложных, таких, как «A1—A2—A1—A2», и т. д.

Последовательность предъявления стимулов — очень важный вопрос, напрямую касающийся соблюдения валидности исследования: к примеру, если постоянно предъявлять человеку один и тот же стимул, он может стать менее восприимчив к нему.

Этапы планирования

Планирование включает в себя два этапа:

    1. Содержательное планирование эксперимента:

Определение ряда теоретических и экспериментальных положений, образующих теоретическую основу исследования.

Формулировка теоретических и экспериментальных гипотез исследования.

Выбор необходимого метода эксперимента.

Решение вопроса выборки испытуемых:

Определение состава выборки.

Определение объёма выборки.

Определение способа формирования выборки.

    1. Формальное планирование эксперимента:

Достижение возможности сравнения результатов.

Достижение возможности обсуждения полученных данных.

Обеспечение экономичного проведения исследования.

Главной целью формального планирования считается исключение максимально возможного числа причин искажения результатов.

Виды планов

  1. Простые (однофакторные) планы

Опыты с воспроизводимыми условиями

Опыты с привлечением двух независимых групп (экспериментальной и контрольной)

Планы для многоуровневых экспериментов

Факторные планы

  1. Квазиэкспериментальные планы

Планы ex post facto

Планы экспериментов с малым N

  1. Планы корреляционных исследований

Доэкспериментальные планы (ДП).Исследования, не учитывающие требований, предъявляемых к плану классического экспериментального исследования. Проводились еще до возникновения теории планирования эксперимента.

Кембел выделил 3 вида:

а) исследование единичного случая. Однократно тестируется одна группа: Х О. Контроль внешних переменных и НП нет. Нет материала для сравнения.

б) план с предварительным и итоговым тестированием одной группы часто применяется в социологических, социально-психологических и педагогических исследованиях: О1  Х  О2 . Отсутствует контрольная выборка, поэтому нельзя утверждать, что изменения (разница О1  и  О2) ЗП вызваны именно изменением НП.

в) сравнение статистических групп.    Х    О1

                                                                       О2

лучше предыдущего тем, что позволяет учитывать эффект тестирования благодаря введению контрольной группы. Но невозможно учесть эффект естественного развития, так как нельзя сравнить полученный результат с  начальным состоянием (нет предварительного тестирования).

Квазиэкспериментальные планы(КП) являются попыткой учета реалий жизни при проведении эмпирических исследований.

Используются, когда нет возможности проводить  «истинные эксперименты», (использовать схемы контроля внешних переменных). КП создаются специально с отступлением от схемы «истинного эксперимента».

КП будет любое исследование, направленное на установление причинной зависимости, в котором отсутствует предварительная процедура уравнивания групп.

Существуют два типа квазиэкспериментальных планов:

а) планы экспериментов для неэквивалентных групп;

О1    Х    О2

О3          О4

Выбираются две естественные группы, например два параллельных школьных класса. Обе группы тестируются. Затем одна подвергается воздействию (ставится в особые условия деятельности), а другая — нет. Потом проводится повторное тестирование.  Результаты первого и второго тестирования обеих групп сопоставляются.

Различие О2 и О4 свидетельствует о естественном развитии и фоновом воздействии. Разница результатов первичного тестирования двух групп позволяет установить меру их эквивалентности в отношении измеряемой переменной. Для выявления эффекта сравнивается  разница между О2 О1 и  О4  О3  т.е.

величины сдвигов показателей во времени.

Примером такого исследования является психолого-педагогический эксперимент. На первом этапе мы тестируем с помощью дидактического теста уровень знаний учащихся по иностранному языку (словарный запас).

Экспериментальную группу обучаем мнемотехническим приемам при заучивании слов, а контрольная занимается с учителем, как и прежде.

Затем проводится второе тестирование, и если прирост словарного запаса будет выше в экспериментальном классе, чем в контрольном, то мнемотехника полезна для запоминания иностранных слов.

Эксперимент не явл. истинным, т.к. в составе групп могут быть различия.

б) планы дискретных временных серий.

 Чаще  используется в психологии развития. Определяется исходный уровень ЗП на группе испытуемых с помощью серии замеров. Затем исследователь воздействует на испытуемых экспериментальной группы, варьируя НП, и проводит серию аналогичных измерений. Сравниваются уровни ЗП до и после воздействия. Схема плана выглядит так:

Главный недостаток плана дискретных временных серий в том, что он не дает возможности отделить результат влияния НП от влияния фоновых событий, которые происходят в течение исследования. Чтобы ликвидировать эффект «истории», рекомендуют использовать экспериментальную изоляцию испытуемых.

Модификация плана.  Воздействие перед замером чередуется с отсутствием воздействия перед замером:

подходит, когда эффект воздействия обратим. Сравнивают результаты замеров с воздействием и без.

Схема плана временных серий для двух неэквивалентных групп, из которых одна не получает воздействия, выглядит так:

План можно назвать планом формирующего эксперимента с контрольной выборкой. Реализовать этот план весьма трудно, но в том случае, если удается провести рандомизацию групп, он превращается в план «истинного формирующего эксперимента».

Фиксация результатов эксперимента

Рассмотрим фиксацию эксперимента как целостностное отражение всей процедуры. Тогда уместно привести слова специалиста по психологическому эксперименту Р.

Готтсданкера: «Эксперимент не может существовать в уме, факт его проведения оформляется в документах.

После эксперимента у исследователя остается одна или несколько переплетенных тетрадей, в которых содержится буквально все, что об этом эксперименте можно сказать» .

Документальной регистрации подлежат все компоненты эксперимента: испытуемый, экспериментатор, стимуляция, ответы испытуемого и условия опыта.

Об испытуемом сообщается максимум возможной информации: пол, возраст, физические и психологические характеристики, состояние здоровья в целом и исследуемых психофизиологических систем (например, сенсорных), уровень образования, ЗУН в соответствующей эксперименту области.

Список этот зависит, естественно, от задач эксперимента и возможностей в получении достоверной информации. Иногда эти возможности стесняются этическими нормами. Но общее правило: осветить предельно возможное число характеристик испытуемого.

Зачастую даже незначительные на первый взгляд сведения впоследствии (при анализе и интерпретации данных) могут оказаться весьма информативными. Экспериментатор должен четко определить, какие характеристики испытуемого он будет рассматривать в качестве дополнительных внутренних переменных и которые их этих ДП требуют строгого контроля.

Что касается имени испытуемого, то если нет необходимости в анонимности обследования, то желательно привести и его. Иногда прибегают к условным обозначениям испытуемых, к псевдонимам.

Сведения об экспериментаторе и его помощниках (в частности, о протоколисте) нужны по трем причинам. Во-первых, это стимулирует повышенную ответственность за качество проведения и фиксации эксперимента.

Во-вторых, есть возможность при повторениях эксперимента другими исследователями обратиться за сведениями, консультациями, рекомендациями к соответствующему адресату.

В-третьих, если обнаруживается заметное влияние экспериментатора на ответы испытуемого, то возможно проанализировать, какие качества исследователя имеют значение в этих ситуациях.

Данные об экспериментаторе, конечно, менее обширны, чем об испытуемом, но его имя, должность, специальность и т. п. «реквизиты» – обычно обязательный элемент экспериментальной документации.

Стимуляция в виде независимых переменных описывается в целом и конкретизируется в качественных и количественных характеристиках, приводимых в протоколе эксперимента.

Многие эксперименты (особенно функционального уровня) проводятся с использованием специальных средств дозирования и предъявления стимуляции. Тогда дается описание соответствующей аппаратуры и режим экспонирования стимульного материала. Данные о стимуляции должны быть исчерпывающими.

Пробелы в этих сведениях недопустимы, так как чреваты серьезными ошибками на стадиях обработки данных и интерпретации результатов.

Ответы испытуемого синхронизируются с изменениями стимуляции. Их регистрация ведется столь же тщательно, как и фиксация предъявления НП.

Регистрации доступны только экстериоризированные действия испытуемого (выведенные наружу) в виде вербальных, двигательных или физиологических ответов. Как писал П.

Фресс, «мы наблюдаем не интеллект, а то, как испытуемые решают задачи, не общительность, а то, сколько раз и к скольким лицам обращается субъект в данной ситуации». Поэтому регистрация ответов должна носить описательный, а не объяснительный характер. Интерпретация – потом.

На стадии проведения эксперимента ответы должны фиксироваться точно, простым языком. Чаще всего это цифровые или какие-либо унифицированные показатели и с однозначным толкованием. Как правило, для ответов в протоколе оставляются специальные места.

Количество и порядок ответов предопределены планом эксперимента. Неожиданные изменения в предъявлении стимуляции, влекущие соответствующие изменения в режиме ответов нежелательны.

Способ реагирования испытуемого на стимуляцию, а следовательно, и типы ответов регламентируются инструкцией. В психологических экспериментах чаще других применяется принудительная инструкция, обязывающая испытуемого реагировать на стимуляцию заранее оговоренным образом. Инструкция испытуемому в экспериментальных отчетах приводится обязательно и дословно.

Условия опыта фиксируются предельно широко и точно. Экспериментатор заранее определяет, что необходимо отнести к важным и строго контролируемым условиям, а чем можно пренебречь.

Обязательной фиксации обычно подлежат время (года, суток) проведения опыта, место (географическое и ситуационное), обстановка, акустическая среда, освещенность, используемая аппаратура и специальные устройства и оборудование, наличие других людей.

эксперимента и обеспечивает не только предъявление стимуляции и регистрацию ответов, но и соответствующую обработку данных, а иногда и элементарную интерпретацию результатов . К этому

Протокол — основной документ. В нем должны быть отражены все перечисленные выше сведения о всех основных компонентах исследования.

Обычно протокол включает следующие крупные разделы: 1) вводная часть («шапка»), где приводятся основные «паспортные» сведения об эксперименте (тема, цели, задачи, внешние условия, методика с инструкцией испытуемому, данные об испытуемом, экспериментаторе и его ассистентах (в частности, о протоколисте); 2) основная часть – таблица с исчерпывающей информацией о системе стимулов и ответов испытуемого; 3) дополнительные сведения полученные в ходе эксперимента. Протокол подписывается экспериментатором и протоколистом. В учебных целях часто в протокол включаются дополнительные разделы: обработка данных, обсуждение результатов (интерпретация) и выводы.

Личность экспериментатора. Особенности воздействия экспериментатора и испытуемого.

Эксперимент — это деятельность экспериментатора, который воздействует на испытуемого, изменяя условия его деятельности, чтобы выявить особенности психики обследуемого.

Если исследователь заинтересован в подтверждении (или опровержении) своей гипотезы, то он может неосознанно вносить искажения в ход эксперимента и интерпретацию данных, добиваясь, чтобы испытуемый «работал под гипотезу».

— «эффект Пигмалиона». (Скульптор Пигмалион изваял статую прекрасной девушки Галатеи. Она была так хороша, что Пигмалион влюбился в Галатею и стал умолять богов оживить статую. Боги отозвались на его просьбы, и девушка ожила.

)

 Можно контролировать данный эффект. Для этого следует привлекать к проведению исследования экспериментаторов-ассистентов, не знающих его целей и гипотез.

проблема — различия в мотивации экспериментаторов. Даже если все они стремятся к познанию нового, то представления о путях, средствах, целях познания у них различаются. Тем более что исследователи часто принадлежат к разным этнокультурным общностям.

Каким же образом испытуемому передаются ожидания экспериментатора?

Поскольку источник влияния — неосознаваемые установки, то и проявляются они в параметрах поведения экспериментатора, которые регулируются неосознанно.

Это в первую очередь мимика и пантомимика (кивки головой, улыбки и пр.).

Во-вторых, важную роль играют «паралингвистические» речевые способы воздействия на испытуемого, а именно: интонация при чтении инструкции, эмоциональный тон, экспрессия и т.д.

 «эффект первого впечатления» приводит к тому, что вся дальнейшая информация, не соответствующая созданному образу, может отбрасываться как случайная. Особенно сильно влияние экспериментатора до эксперимента: при вербовке испытуемых, первой беседе, чтении инструкции.

В ходе эксперимента большое значение имеет внимание, проявляемое экспериментатором к действиям испытуемого. По данным экспериментальных исследований, это внимание повышает продуктивность деятельности испытуемого.

Тем самым исследователь создает первичную установку испытуемого на эксперимент и формирует отношение к себе.

«феномена телепатии» Ожидания экспериментатора сказываются и при записи им результатов эксперимента. Оценки поведения соответствуют тем установкам, которые были заданы экспериментаторам.

1. На результаты влияет тип личности и состояние экспериментатора: биосоциальные качества (возраст, пол, раса, культурно-религиозная, этническая принадлежность и т. д.

); психосоциальные качества (уровень тревожности, потребность в социальном одобрении, агрессивность, враждебность, авторитарность, интеллект, социальный статус, дружелюбие); ситуационные переменные (знакомство с испытуемым, настроение и др.).

Наиболее точно установлено влияние пола исследователя на ход и результаты эксперимента. В частности, маленькие дети всегда лучше и охотнее работают с экспериментаторами-женщинами, а взрослые испытуемые — с экспериментаторами-мужчинами.

Кроме того, в ходе эксперимента присутствие экспериментаторов-мужчин провоцирует испытуемых на активные действия, направленные на осмысление своей ситуации и поиск новой информации, а женщины-экспериментаторы вызывают желание «раскрыть душу», стремление к откровенности, поэтому поведение испытуемых становится более эмоционально выразительным.

2. Достоверно выявлена закономерность проявления влияния экспериментатора в экспериментах, различающихся по предмету исследования.

Все исследования можно упорядочить по шкале «социальное — биологическое»: от социально-психологических экспериментов («верх» шкалы) до психофизиологических («низ» шкалы).

Чем «выше» структурный уровень психической реальности, изучаемой нами, тем это влияние значимее.

Влияние личности экспериментатора максимально в экспериментах по психологии личности и социальной психологии и минимально — в психофизиологических и психофизических экспериментах, исследованиях сенсорики и перцепции. «Среднее» влияние наблюдается при исследовании «глобальных» индивидуальных процессов — интеллекта, мотивации, принятия решения и др.

Какие способы учета и контроля влияния экспериментатора на результат эксперимента можно рекомендовать?

1. Автоматизация исследования. Влияние экспериментатора сохраняется при вербовке и первичной беседе с испытуемым, между отдельными сериями и на «выходе».

2. Участие экспериментаторов, не знающих целей исследования. Экспериментаторы будут строить предположения о намерениях первого исследователя. Влияние этих предположений необходимо контролировать.

3. Участие нескольких экспериментаторов и использование плана, позволяющего элиминировать фактор влияния экспериментатора. Остается проблема критерия отбора экспериментаторов и предельного числа контрольных групп. Влияние экспериментатора полностью не устранимо, так как это противоречит сути психологического эксперимента, но может быть в той или иной мере учтено и проконтролировано.

Источник: https://students-library.com/library/read/62043-obsaa-harakteristika-eksperimenta-opredelenie-ponatia-osobennosti-metoda-osnovnye-elementy-i-urovni

Общая характеристика психологического эксперимента

12.1. Общая характеристика психологического эксперимента 12.1.1. Определение

На факторном уровне устанавливается наличие или отсутствие зависимости отдельного явления от каких-либо факторов. Иначе говоря, выясняется, появится или не появится ЗП при действии НП.

Примеры: факт зависимости скорости запоминания или срока хранения от структурированности материала; способ решения задачи от установки; появление кожно-гальванической реакции (КГР) при эмоциональном воздействии и т. д.

Эксперименты этого уровня иногда называют поисковыми, исследовательскими (в английской транскрипции – эксплораторными), что, на наш взгляд, неточно. Пояснения о видах эксперимента – впереди.

Функциональный уровень характеризуется выявлением характера связей между явлениями. Эксперимент на этом уровне позволяет ответить на вопрос, как изменяется одно явление при изменении другого? То есть какой функцией ЗП связана с НП.

Примеры: зависимость времени реакции от интенсивности стимула; основной психофизический закон; психофизические шкалы; влияние объема материала на число повторений при запоминании и т. д. Ясно, что это высший по информативности уровень экспериментирования. Эксперименты этого уровня изредка называют подтверждающими (конфирматорными) как альтернатива экспериментам предыдущего уровня.

Но как термин «исследовательский» не отражает сути факторного уровня, так и термин «подтверждающий» не отражает сути функционального уровня экспериментирования.[8]

Глава 2. Личность испытуемого и ситуация психологического эксперимента.

Психологический эксперимент — это встреча испытуемого (испытуемых) с экспериментатором. Однако за ней следует расставание. Ситуация эксперимента может быть рассмотрена как с внешней стороны («вход» и «выход» из ситуации), так и с внутренней (что случилось за время проведения эксперимента).

Выше уже отмечалось, что испытуемый реагирует не просто на эксперимент как некоторое непонятное целое, но отождествляет его с каким-то классом реальных жизненных ситуаций, с которыми он сталкивается, и соответственно строит свое поведение.

Следует заметить, что экспериментатор не просто набирает репрезентативную группу и разбивает ее на подгруппы, как это делает селекционер-биолог, но активно привлекает людей к участию в эксперименте.

Значит, для исследователя не безразлично, какие неконтролируемые психологические особенности отличают людей, привлеченных к исследованию, от всех прочих; какими мотивами побуждаемы были они, включаясь в психологическое исследование в качестве испытуемых.

Испытуемый может участвовать в исследовании добровольно или принудительно, помимо своей воли. Принимая участие в «естественном эксперименте», он может и не знать, что стал испытуемым.

Почему люди добровольно участвуют в исследовании? Проблема сводится к выяснению особенностей мотивации испытуемых-добровольцев.

В классических экспериментах с сенсорной депривацией было выявлено, что половина испытуемых согласилась участвовать в экспериментах (длительных и утомительных), движимая лишь любопытством.

Часто испытуемому хочется узнать что-либо о самом себе, в частности, для того, чтобы разобраться в отношениях с окружающими.

Добровольное участие в эксперименте принимают испытуемые, стремящиеся заработать деньги, получить зачет (если речь идет о студентах-психологах). Зачастую ими движет простое любопытство или уговоры друзей: «Пойдем за компанию». И крайне редко испытуемый стремится просто «послужить науке». Существует обширная литература, посвященная личностным особенностям испытуемого-добровольца.

Другое дело, если испытуемый принужден участвовать в эксперименте.

В исследованиях, посвященных этой проблеме, показано, что большинство испытуемых, принудительно привлеченных к участию в эксперименте, противились этому, относились к эксперименту критично, а к экспериментатору — враждебно и недоверчиво. Зачастую они стремятся разрушить план экспериментатора, «переиграть» его, т.е. рассматривают ситуацию эксперимента как конфликтную.

Кто же такой психологический испытуемый? Американские психологи установили, что от 70 до 90% всех исследований поведения человека проводилось с испытуемыми-студентами колледжей, причем большинство из них — студенты-психологи.

Поэтому неслучайно скептики называют психологию «наукой о студентах-второкурсниках и белых крысах». Студенты колледжей представляют 3% от популяции жителей США. У нас в России ситуация аналогичная. В большинстве случаев исследуются мужчины.

Поэтому экспериментальные данные могут быть нерелевантными почти для 51% всей популяции.[1]

Чаще всего эксперименты проводятся с испытуемыми, которые привлекаются к участию принудительно. Около 7% привлекаемых к исследованиям являются добровольцами. Большинство из них — студенты, слушающие курс «Введение в психологию».

Психологи давно заинтересовались, что представляет собой испытуемый-доброволец, а Розенталь даже написал книгу «Испытуемый-доброволец» («The Volunteer Subject»).

Он пишет, что испытуемый-доброволец отличается от испытуемого, привлеченного принудительно, рядом личностных особенностей, прежде всего: 1) более высоким уровнем образования; 2) высшим социально-классовым статусом; 3) более высоким уровнем интеллекта; 4) более выраженной потребностью в социальном одобрении и 5) большей социабельностью. Очевидно, это — социально-психологическая характеристика студентов североамериканского колледжа.

Отсюда возникает закономерный вопрос, в течение нескольких десятилетий обсуждаемый психологами-исследователями: в какой мере данные, полученные на выборке американских студентов-психологов, можно переносить на любого представителя рода человеческого?

Помимо того, что испытуемый включается в ситуацию исследования, он из нее в конце концов выходит. На первый взгляд это не должно волновать исследователя: ведь он решил свои задачи. Но это не всегда можно сказать об испытуемом.

Заинтересованный в получении социального одобрения может его не получить; стремящийся проявить компетентность может плохо выполнить задание и т.д. То есть испытуемый часто остается наедине с теми же проблемами, стремление решить которые побудило его принять участие в эксперименте.

Кроме того, он приобретает опыт участия в экспериментальной психологической деятельности и определяется в эмоциональном отношении к психологическим экспериментам, психологам и психологии в целом. Пока психология не столь широко раскинула свои сети, этим можно было пренебречь.

Но сегодня сведения о психологии со стороны бывших испытуемых способны формировать мнение о ней в обществе и служить помощью или препятствием в развертывании исследовательской работы.

Компетентность испытуемого может сказаться на его поведении и результатах при участии в других психологических исследованиях.

Как правило, психологи оценивают компетентного испытуемого негативно, есть даже термин «испорченный испытуемый», т.е.

знающий схему эксперимента и способный воспроизвести результаты «под гипотезу» (или против). Поэтому большинство экспериментаторов предпочитают «наивных испытуемых».[4]

М.Матлин ввела классификацию, разделив всех испытуемых на позитивно настроенных, негативно настроенных и доверчивых. Обычно экспериментаторы предпочитают первых и последних.

Исследование может проводиться при участии не только добровольцев или принудительно привлеченных, но и анонимных и сообщающих свои паспортные данные испытуемых.

Предполагается, что при анонимном исследовании испытуемые более открыты, а это особо значимо при проведении личностных и социально-психологических экспериментов.

Однако выясняется, что в ходе эксперимента неанонимные испытуемые более ответственно относятся к деятельности и ее результатам.

Часто исследовательская работа включается в контекст практической деятельности психолога. Так было со времен Фрейда и Жане и продолжается по сей день. Но такое включение создает ряд дополнительных трудностей. В первую очередь резко ограничивается свобода в выборе объектов исследования, варьировании условий, методов воздействия и контроля переменных.

Этот выбор строго подчинен достижению консультационного или психотерапевтического эффекта.

С другой стороны, жизненная ситуация испытуемого более ясна, мотивация его участия в исследовании определена, что позволяет строже подходить к конструированию и типологизации ситуации эксперимента, а следовательно — учету и контролю ее влияния на поведение испытуемого.

А.Г.Шмелев в «Общей психодиагностике» приводит следующий вариант с учетом двух видов отношений — психолога с пользователем и психолога с испытуемым с точки зрения применения данных исследования:

1. Данные используются специалистом-смежником для постановки психологического диагноза или формулировки административного решения. Психолог не несет ответственности за диагноз. К этому типу относятся диагнозы в медицине, психодиагностике по запросу суда, комплексной психодиагностической экспертизе, психодиагностике при оценке профессиональной пригодности по запросу администрации.

2. Данные используются психодиагностом для постановки психологического диагноза, хотя вмешательство в ситуацию обследуемого осуществляется специалистом другого профиля (психодиагностика причин низкой успеваемости).

3. Данные используются самим психодиагностом для постановки психологического диагноза в условиях психологической консультации.

4. Диагностические данные используются самим обследуемым в целях саморазвития, коррекции поведения и т.п.

Решение научно-практической задачи сводится к определенному изменению судьбы испытуемого: его могут принять или не принять на работу, в вуз, назначить или не назначить лечение и т.д. «Вход» в психодиагностическую ситуацию характеризуется «внешней» или «внутренней» мотивацией, побуждающей испытуемого участвовать в обследовании.

В первом случае он принуждается к этому участию,, во втором — становится добровольцем. Таким образом, первый параметр, описывающий психодиагностическую ситуацию, — «добровольность—принудительность» участия испытуемого в эксперименте.

Понятно, что субъектом выбора при добровольном участии является испытуемый, при вынужденном — другое лицо (сам психодиагност, представители администрации, врачи и т.д.).

В конце обследования (точке «выхода») испытуемый может получить результаты и сам определить на их основе свое поведение и жизненный путь. В ином случае его жизненный путь изменяет другое лицо (психодиагност, администратор и т.д.).

При этом решение экспериментатора или лица, которому психодиагност доверил данные, не зависит от дальнейших действий обследуемого и определяется только волей других.

Следовательно, в первом случае субъектом выбора (принятия решения) является испытуемый, во втором — другое лицо.

Решающий фактор, который определяет ситуацию тестирования: кто является субъектом принятия решения — испытуемый или другое лицо? Этот признак характеризует как «вход», так и «выход» психодиагностической ситуации.[5]

Тем самым теоретически возможны четыре крайних варианта научно-практических психодиагностических задач (ситуаций): 1) добровольное участие в эксперименте, самостоятельный выбор дальнейшего жизненного поведения; 2) принудительное участие, самостоятельный выбор поведения; 3) принудительное участие, выбор поведения после обследования навязан; 4) добровольное участие в обследовании, выбор дальнейшего поведения навязан. Основные типы ситуаций приведены в таблице 1.

Таблица 1. Основные типы ситуаций

Субъект принятия решения о «входе» в ситуациюСубъект принятия решения о выходе» из ситуации
ИспытуемыйДругое лицо
ИспытуемыйI11
Другое лицоIIIIV

В этой таблице указаны крайние типы возможных психодиагностических ситуаций, встречающиеся в психологической практике. Следующая задача состоит в идентификации конкретных психодиагностических ситуаций и отнесении их к типам.

Тип I. К нему относится ситуация добровольной психологической консультации. Консультант берет на себя обязательство помочь испытуемому в решении его жизненных проблем. Испытуемый обращается к консультанту по своей воле, доверяя его компетентности, принимает обязательство быть откровенным и активно участвовать в выработке решения.

Типичным видом психологической консультации является консультация по проблемам семьи и брака, в которой принимают участие как один клиент, так и группы (муж и жена; жена, муж и дети и т.д.). Как правило, окончательный выбор будущего поведения остается за клиентом.

Другой вариант ситуаций типа I — психологическая профессиональная консультация школьников, принципы которой разработаны И.В.Кузнецовой.

Консультация основана на 1) добровольном участии испытуемого; 2) его активности в выработке решения и ответственности за выбранный вариант; 3) конфиденциальности психодиагностической информации.

Первый принцип, очевидно, характеризует «вход» в ситуацию, два последних — «выход» из нее.

Психодиагностическая процедура, встроенная в контекст научно-практической задачи «консультации», приобретает ее основные черты.

Следующий вариант ситуаций типа: консультирование руководителей по проблемам стиля руководства и общения. Зачастую диагностическая процедура встраивается в контекст деловой игры, призванной модифицировать поведение руководителей. Здесь также имеются признаки добровольности принятия участия в обследовании и личной ответственности испытуемого за выбранное решение.

Источник: https://student.zoomru.ru/psih/obshhaya-harakteristika-psihologicheskogo-jeksperimenta/242124.1923490.s2.html

Глава 12.Эксперимент

12.1. Общая характеристика психологического эксперимента 12.1.1. Определение

Рассмотрим эксперимент как специфическийнаучный метод, имеющий славу наиболееточного метода в психологии. Напомнимслова великого натуралиста Ж. Кювье:если наблюдатель «слушает природу», тоэкспериментатор «вопрошает и принуждаетее разоблачиться».

12.1.1. Определение

Анализ и сравнение многочисленныхопределений эксперимента демонстрируетих несогласованность и неполноту. Этообстоятельство даже дает повод длявесьма безрадостных оценок возможностейдать ему полноценную дефиницию: «Можетбыть, лучше всего об экспериментеговорить, пользуясь метафорами…

А ещелучше, может быть, вовсе не пытатьсядавать определения того, что естьэксперимент, полагая, что это понятиене поддается компактному определению.Смысл его может стать ясным только послетого, как о нем будет много сказано…

Составители многих словарей, видимо,поняли тщетность попытки определитьпонятие «эксперимент».

Ничего не сказанооб этом понятии в таких хорошо известныхизданиях справочного характера, какэнциклопедический словарь Брокгаузаи Ефрона, Энциклопедический словарьГраната, EncyclopediaBritanica,Chamber'sEncyclopedia, словарьLarussnдаже в нашей Физической энциклопедии»[231, с. 13].

Подобный пессимизм, граничащий сагностицизмом, в науке неприемлем.

Ееобязанность не уклоняться от четких ипонятных, а по возможности и однозначныхформулировок при описании и объясненииреальности, а, наоборот, стремиться кним.

Как известно, лаконичность и простотаязыка – красноречие науки.А главные элементы этого красноречия– определения, в которых «словам должнобыть тесно, а мыслям просторно».

Избежать определения эксперимента впсихологии невозможно. Поэтому попытаемсяв кратком виде обобщить соответствующиесведения.

Считается, что главное отличие экспериментав психологии (впрочем, как и другихпсихологических методов) от экспериментав других науках предопределено основнымобъектом исследования. Человек какобъект изучения в силу своей активностии сознательности очень сильно влияеткак на процесс, так и на результатыисследования.

Отсюда вытекают особыетребования к процессу экспериментирования,рассматриваемому как процесс общенияэкспериментатора с испытуемым [147,148].Эту особенность эмпирическогопсихологического исследования психологиназывают проблемой «субъектноcтиобъекта» [119].

Конкретизацией этойособенности психологического экспериментаявляется инструкция испытуемому,даваемая в подавляющем большинствеэкспериментальных работ в психологии.

Главное же отличие психологическогоэксперимента от других психологическихметодов заключается в том, что он даетвозможность внутреннему психическомуявлению адекватно и однозначно проявитьсяво внешнем поведении, доступномобъективному наблюдению.

Адекватностьи однозначность объективизацииэкспериментально вызываемых психическихявлений достигаются за счет целенаправленногожесткого контроля условий их возникновенияи протекания. С. Л.

Рубинштейн писал наэтот счет: «Основная задача психологическогоэксперимента заключается в том, чтобысделать доступными для объективноговнешнего наблюдения существенныеособенности внутреннего психическогопроцесса.

Для этого нужно, варьируяусловия протекания внешней деятельности,найти ситуацию, при которой внешнеепротекание акта адекватно отражало быего внутреннее психическое содержание.Задача экспериментального варьированияусловий при психологическом экспериментезаключается прежде всего в том, чтобывскрыть правильность одной единственнойпсихологической интерпретации действияили поступка, исключив возможность всехостальных» [328, с. 37].

Осуществление главной цели экспериментальногометода – предельно возможной однозначностив понимании связей между явлениямивнутренней психической жизни и ихвнешними проявлениями –достигается благодаря следующим основнымособенностям эксперимента: 1) инициативаэкспериментатора в появлении интересующихего психологических фактов; 2) возможностьварьирования условий возникновения иразвития этих явлений; 3) строгий контрольи фиксация условий и процесса ихпротекания; 4) изоляция одних иакцентирование других факторов,обусловливающих изучаемые феномены,дает возможность выявления закономерностейих существования; 5) возможность повторенияусловий эксперимента позволяетмногократную проверку получаемыхнаучных данных и их накопление, чтозначительно повышает их надежность; 6)варьирование условий предполагает нетолько присутствие или отсутствиекаких-то элементов экспериментальнойситуации, но и их количественныеизменения, что позволяет выявленныезакономерности представлять в строгихколичественных выражениях.

Все сказанное позволяет определитьэксперимент как метод, при которомисследователь сам вызывает интересующиеего явления и изменяет условия ихпротекания с целью установления причинвозникновения этих явлений и закономерностейих развития.

Кроме того, получаемыенаучные факты могут неоднократновоспроизводиться благодаря управляемостии строгому контролю условий, что даетвозможность их проверки, а такженакопления количественных данных, наоснове которых можно судить о типичностиили случайности изучаемых явлений.

Источник: https://studfile.net/preview/3493789/page:43/

Book for ucheba
Добавить комментарий