12.1. Теории и модели памяти в когнитивной психологии 12.1.1. Модели организации процессов памяти в когнитивной психологии

Когнитивные модели памяти. Структура человеческой памяти

12.1. Теории и модели памяти в когнитивной психологии 12.1.1. Модели организации процессов памяти в когнитивной психологии

Когнитивные теории памяти базируются на «компьютерной метафоре» – аналогии между организацией памяти у живых организмов и компьютера. Идея оказалась настолько плодотворной, а результаты исследований настолько интересными, что практически все современные теории памяти в той или иной степени используют когнитивные модели памяти.

Среди особенностей когнитивных теорий отметим следующее.

Кодирование. После того, как информация была найдена, на нее было направлено внимание и произошла ее регистрация, она помещается в рабочую память, а иногда и в долговременную память. Непосредственное участие в этом принимают другие процессы.

Когда мы смотрим на сложный по составу стимул, мы сосредотачиваемся на ряде имеющихся у него аспектов и передаем их в память.

Этот процесс называется «кодированием», поскольку увиденный стимул сохраняется у нас не в виде буквальной копии, а «кодируется» или преобразуется, подобно тому как код Морзе преобразует букву в определенную последовательность точек и тире.

В кодировании сложного стимула заключены огромные и разнообразные возможности: мы можем сосредоточиться на его цвете, форме, величине или удаленности, на его названии или на многих других вещах, связанных с ним.

Структурная модель памяти в когнитивной психологии.

Долговременная память – это постоянное хранилище информации. Объем долговременной памяти практически не органичен (см. раздел об имплицитной памяти). Человек может хранить в своей памяти огромное количество знаний, навыков и личных воспоминаний.

Многочисленные данные свидетельствуют о том, что забывания как такового в долговременной памяти не существует. Скорее можно говорить о трудностях нахождения того или иного фрагмента информации. С этим явлением связан эффект «верчения на кончике языка».

Долговременную память подразделяют на процедурную и декларативную.

Декларативная память – тип памяти, связанный с представлениями. Она подразделяется на подсистемы семантической, эпизодической и автобиографической памяти.

Процедурная память – это тип памяти, не связанный с представлениями (условные рефлексы, явления предшествования, двигательные навыки).

В исследованиях семантической памяти доминируют две основных позиции, различающиеся по своей направленности: ассоцианистский подход, который сосредоточен на функциональных связях между понятиями, и когнитивный подход, который сосредоточен на мысленных структурах, характеризующих отношения между значением и памятью.

Ассоцианистское направление исследует семантическую организацию памяти путем анализа особенностей свободного воспроизведения (например, то, какие слова припоминаются совместно); предполагается, что таким путем можно получить информацию о характере организации понятий и лежащей в их основе когнитивной структуры.

Когнитивные модели систематизируют данные семантических экспериментов, создавая всеобъемлющие теории памяти; они подразделяются на групповые модели, модель сравнительных семантических признаков, сетевые модели и пропозициональные сети.

В групповых моделях понятия организованы в виде множества «групп» информации, содержащих категории и атрибуты.

Модель сравнительных семантических признаков также предполагает наличие групповой структуры, но разделяет атрибуты на определяющие, или существенные, и характерные, или описательные признаки. Оценка понятий предположительно основана больше на определяющих признаках.

Сетевые модели исходят из того, что понятия хранятся в памяти в виде независимых единиц, объединенных конкретными и значимыми связями (например, «Малиновка есть птица»). Предполагается, что воспроизведение из памяти осуществляется путем оценки достоверности целевых и связанных с ними понятий и что перемещение по структуре в процессе извлечения информации требует времени.

В моделях пропозициональных сетей память организована в виде сложной ассоциативной сети пропозициональных конструкций, являющихся наименьшими значимыми единицами информации (например, «Медведь (есть) большой»).

Одна из первых и наиболее часто упоминаемых когнитивных моделей касается памяти. В 1890 году Джеймс расширил понятие памяти, разделив ее на «первичную» и «вторичную» память. Он предполагал, что первичная память имеет дело с происшедшими событиями, а вторичная память — с постоянными, «неразрушимыми» следами опыта. Эта модель выглядела так:

Позднее, в 1965 году Во и Норман предложили новую версию этой же модели и оказалось, что она во многом приемлема. Она понятна, она может служить источником гипотез и предсказаний,- но она также слишком упрощена.

Можно ли с ее помощью описать все процессы человеческой памяти? Едва ли; и развитие более сложных моделей было неизбежно. В нее была добавлена новая система хранения и несколько новых путей информации.

Но даже эта модель является неполной и требует расширения.

За последнее десятилетие построение когнитивных моделей стало излюбленным времяпрепровождением психологов, и некоторые из их творений поистине великолепны.

Обычно проблема излишне простых моделей решается добавлением еще одного «блока», еще одного информационного пути, еще одной системы хранения, еще одного элемента, который стоит проверить и проанализировать.

Подобные творческие усилия выглядят вполне оправданными в свете того, что мы сейчас знаем о богатстве когнитивной системы человека.

Теперь вы можете сделать вывод, что изобретение моделей в когнитивной психологии вышло из-под контроля подобно ученику волшебника. Это не совсем верно, ибо это настолько обширная задача — т.е.

анализ того, как информация обнаруживается, представляется, преобразуется в знания, и как эти знания используются,- что как бы мы ни ограничивали наши концептуальные метафоры упрощенными моделями, нам все равно не удастся исчерпывающим образом разъяснить всю сложную сферу когнитивной психологии.

задача настолько обширна — необходимо проанализировать, как информация обнаруживается, представляется, преобразуется в знания и как эти знания используются, — что как бы мы ни ограничивали наши концептуальные метафоры упрощенными моделями, нам все равно не удастся исчерпывающим образом разъяснить всю сложную сферу когнитивной психологии.

Эти модели имеют один общий элемент: они основаны на последовательности событий. Предъявляется стимул, мы обнаруживаем его с помощью сенсорной системы, сохраняем его в памяти и реагируем на него.

Модели человеческого познания имеют некоторое сходство с последовательными шагами при обработке информации компьютером; действительно, моделирование обработки информации человеком происходило с использованием компьютерной метафоры.

Структура памяти

Большинство психологов признает существование нескольких уровней памяти, различающихся по тому, как долго на каждом из них может сохраняться информация.

Первому уровню соответствует непосредственный или сенсорный тип памяти. Ее системы удерживают довольно точные и полные данные о том, как воспринимается мир нашими органами чувств на уровне рецепторов. Длительность сохранения данных 0,1-0,5 секунд.

Обнаружить, как действует наша сенсорная память, несложно. Закройте глаза, затем откройте их на мгновение и закройте снова.

Проследите, как увиденная вами четкая, ясная картина сохраняется некоторое время, а потом медленно исчезает. Можно просто поводить карандашом или пальцем взад и вперед перед глазами, глядя прямо перед собой.

Обратите внимание на расплывчатый образ, следующий за движущимся предметом. Это — содержание сенсорной памяти.

Если полученная таким образом информация привлечет внимание высших отделов мозга, она будет храниться еще около 20 секунд (без повторения или повторного воспроизведения сигнала, пока мозг ее обрабатывает и интерпретирует). Это второй уровень -кратковременная память.

Информация, подобная нескольким последним словам предложения (которое вы только что услышали или прочитали), номерам телефонов, чьим-нибудь фамилиям, может быть удержана кратковременной памятью в очень ограниченном объеме: пять-девять цифр, букв или название пяти-девяти предметов. И только делая сознательные усилия, вновь и вновь повторяя материал, содержащийся в кратковременной памяти, его можно удержать на неопределенно долгое время.

Следовательно, кратковременная память все же поддается сознательной регуляции, может контролироваться человеком. А «непосредственные отпечатки» сенсорной информации повторить нельзя, они сохраняются лишь десятые доли секунды и продлить их психика возможности не имеет.

Кратковременная память позволяет человеку перерабатывать колоссальный объем информации, не перегружая мозг, благодаря тому, что она отсеивает все ненужное и оставляет потенциально полезное, необходимое для решения сиюминутных (актуальных) проблем (оперативная память).

Накопление опыта связано с долговременной памятью, чья емкость и длительность в принципе безграничны. Существует явное и убедительное различие между памятью на только что случившиеся события и на события далекого прошлого.

Во-первых, мы вспоминаем легко и непосредственно, а вспомнить вторые бывает трудно, для этого требуется иногда много времени. Кратковременная память: «Какими были последние слова предыдущего предложения?». Долговременная память: «Что Вы ели на обед в прошлое воскресенье?».

Введение в долговременную память нового материала и последующее воспроизведение его требуют значительных усилий.

Оперативные и аналитические центры нашей психики лишь частично контролируют свою информационную базу, поэтому нам и бывает трудно извлекать из всей массы хранимой в ней информации именно те сведения, которые требуются в данный момент.

В то же время ряд сложнейших операций, связанных, например, с реализацией правил грамматики, логики и интерпретацией символов печатного текста, то есть с чтением, производится системами долговременной памяти быстро и практически автоматически.

Память человека, по-видимому, представлена несколькими фазами. Самая непродолжительная из них — это непосредственная память, информация при которой сохраняется в течение всего нескольких секунд.

Когда вы едете на автомобиле и смотрите на пейзаж, проплывающий мимо, вам удается запомнить увиденные только что предметы на одну-две секунды.

Однако некоторые объекты, которые вызвали у вас повышенное внимание, из непосредственной памяти могут быть перемещены в кратковременную память.

Информация в кратковременной памяти может сохраняться в течение нескольких минут. Ситуация: приятель сказал вам номер телефона, а записать его нечем. Скорее всего, вы запомните номер, если будете повторять его мысленно, пока не доберетесь до телефона.

Но если в этот момент что-то отвлечет ваше внимание, вы можете забыть номер или перепутать цифры. По всей видимости, человек способен удерживать в кратковременной памяти примерно 5 — 9 отдельных единиц запоминаемого материала.

В отдельных случаях возможна группировка таких единиц, и тогда человеку может показаться, что он способен запомнить больше.

Часть объектов из кратковременной памяти может перейти в долговременную. Там они могут храниться часами или даже во время всей жизни. Известно, что одной из систем головного мозга, задействованных в осуществлении данного переноса, является гиппокамп.

Функцию гиппокампа удалось выявить, когда один больной перенес хирургическую операцию на мозге. В каждой из височных долей головного мозга присутствует один гиппокамп. Пытаясь облегчить больному тяжелые эпилептические припадки, медики удалили у него оба гиппокампа.

(Данный метод больше никогда не использовался после того, как стали очевидны неблагоприятные последствия такого лечения.) После операции пациент стал жить только в настоящем времени. События, людей или предметы он помнил ровно столько времени, сколько они находились в его непосредственной памяти.

Если вы, поговорив с ним, выходили из комнаты и возвращались в нее через несколько минут, он уже не помнил, что видел вас прежде.

При этом, пациент, перенесший операцию хорошо помнил события своей жизни, происходившие до операции. Информация, которая хранилась в его долговременной памяти до хирургической операции, не была утрачена. Этот факт указывает на то, что следы памяти могут претерпевать изменения по-прошествии какого-то времени после их образования.

Механизмы работы памяти, особенно такие, как процессы хранения и извлечения информации — основа всех психических процессов, следовательно, они представляют наибольший интерес для изучения в когнитивной психологии.

Структура процесса запоминания и воспроизведения сложна, и те особенности, которые присущи любой форме человеческой деятельности, — опосредованность, целенаправленность, мотивированность — относятся и к памяти (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.П. Зинченко и др.).

Поскольку, компьютерная метафора, принятая за основу когнитивной психологией, утверждает, что человек по своей архитектуре подобен компьютеру, то значит, у него есть устройство ввода и вывода информации и по длительности удержания следа может быть выделена кратковременная и долговременная память.

Получается, что человек является как бы системой по переработке информации: ее получению, обработке, выдаче, трансляции и хранению, причем человек работает с информацией самыми разными способами.

Сенсорное хранилище

Одно из первых хранилищ, в которое попадает информация, называется сенсорным хранилищем.

Туда поступает информация, собранная со всех органов чувств, но, как правило, в основном, это информация, собранная посредством зрения и слуха.

Скорее всего, сенсорное хранилище можно представить в виде различных небольших хранилищ, например, зрительное хранилище (иконическое), слуховое хранилище (эхоическое).

Человек может разместить в сенсорном хранилище большое количество зрительной информации, и она короткое время остается там, в необработанном виде. При этом некоторая часть этой информации передается в кратковременную память, она отбирается с помощью избирательного внимания (сосредотачиваясь на существенной информации и отбрасывая несущественную).

«Кодирование» стимулов

Сложный по составу стимул передается в память, при сосредоточивании человека на ряде имеющихся у него аспектов. Происходит как бы «кодирование», поскольку переданный стимул сохраняется в памяти не в том виде, котором был воспринят, он «кодируется» или преобразуется в определенную последовательность характеристик стимула.

При кодировании сложного стимула есть возможность сосредоточиться на его внешних характеристиках, таких, как цвет, форма, размер, вид, расстоянии до него, его названии, и т.п.

Обычно считают, что эхоическое хранение более долговременно, чем иконическое. Каждому из нас знаком такой феномен, который иногда вызывает досаду у человека, задающего вопрос: вопрос задан, а человек переспрашивает, причем, иногда, не дождавшись повторного вопроса, уже отвечает, на поставленный вопрос.

Спрашивающий недоумевает и говорит, но ты же слышал, зачем переспрашиваешь. А дело в том, что отвечающий человек, иногда не сразу воспринимает вопрос, находясь в своих мыслях, либо, что-то делая в этот момент, и автоматически переспросив собеседника, он как бы возвращается назад, понимает вопрос и отвечает на него.

Считается, что в следующее, т.е. кратковременное хранилище, информация поступает, в случае, если ей было уделено определенное внимание. Но, мне кажется, что туда может поступать случайным образом любая информация.

Отчего же, иной раз, у человека могут «всплывать» какие-то обрывки информации, какая-то ни с чем не связанная информация, которой, скорее всего, никогда не уделялось внимания.

Конечно, преимущественно хранится нужная информация, если ее удалось сохранить.



Источник: https://infopedia.su/7x1cc5.html

Память в когнитивной психологии

12.1. Теории и модели памяти в когнитивной психологии 12.1.1. Модели организации процессов памяти в когнитивной психологии

Аналогии, ассоциации, метафоры

Память человека и память компьютера… Отчего мы пытаемся провести какую-то аналогию, между такими, казалось бы, несовместимыми вещами? А давайте попробуем вспомнить свое детство, либо детство своего ребенка, когда перед ним появились кубики. Вы скажете, что это совершенно не подходящее сравнение: ребенок с его кубиками и проблемы психологии, но не будем спешить…

Совсем маленький, малыш сидит, рассматривает новые для него предметы, перебирает, поворачивая во все стороны. Ему нравится их яркая окраска, форма, он их ощущает, радуется, но еще ничего с ними не делает.

Теперь он немного повзрослел и берет наиболее понравившийся кубик, возит его, при этом, издавая звуки, похожие на рев машины, малыш ассоциирует свой кубик с реальным средством передвижения.

Еще позже — кубики “становятся” движущимся длинным составом, либо превращаются в дом, дворец. На самом деле, ребенок играет с кубиками, но представляет, ассоциирует их с чем-то реальным.

Ребенку, да и вообще человеку свойственны ассоциации, аналогии, метафоры — благодаря этому ему легче объяснять или запоминать, что-то. Кто из нас не пользовался при запоминании ассоциациями?

Краткий экскурс в историю психологии

А сейчас немного углубимся в историю развития психологии. И тут мы увидим, что и раньше проводились аналогии между процессами, происходящими в мозгу человека и различными устройствами, и, естественно, что в век компьютеризации — аналогом был взят компьютер.

А ранее, например, З. Фрейд имел перед собой аналог — электрические процессы, И.П. Павлов представлял работу мозга, как коммутатор телефонной станции, у А.А. Ухтомского аналогом мозга был приемник радиоволн, а П.И. Зинченко уже определял зависимость объема памяти от количества информации на символ.

О чем это говорит? Что в каждый исторический период, психология искала наиболее современные пути исследования процессов, происходящих в мозгу человека. Развитие инженерных наук, как бы “подталкивало” психологов к современным сравнениям, аналогиям. Понятно, что такое сравнение используется не больше, чем метафора, а ни в коем случае не как отождествление.

Компьютерная метафора в когнитивной психологии

Почему когнитивная психология, принявшая аналогию работы мозга с устройством и работой компьютера, так отличается от других технических аналогий?

Произошло, в своем роде, взаимное проникновение: специалисты, занимающиеся разработкой вычислительной техники, искусственного интеллекта создали такую компьютерную метафору, которая вывела их к представлениям современной психологии о системе субъективного опыта человека, о способах репрезентации и хранения знаний в этой системе.

Эта метафора как бы послужила источником возникновения компьютерной метафоры в когнитивной психологии. А откуда появилось такое определение “компьютерная метафора”? Скорее всего “компьютерная метафора” появилась в то время, когда создавалась новая наука — кибернетика, “отцом” которой был Норберт Винер и, возможно, ему можно приписать авторство этого определения.

Когнитивная метафора не отрицает психологическую теорию, а способствует ее объяснению в конструктивных понятиях. В эту метафору можно вписать огромное количество разных наук. Внутри такой метафоры кроме психологии, можно решить многие технические проблемы.

Благодаря развитию когнитивной психологии и претворению идей компьютерной метафоры в жизнь, удалось достаточно хорошо исследовать память человека. Исследования памяти – это большая победа когнитивной психологии, ведь именно благодаря ей мы смогли узнать о памяти гораздо больше за последние несколько лет, чем за всю предыдущую историю.

Когнитивная психология — это психология познания, и она изучает такие процессы, как: получение человеком информации, представление человека об этой информации, сохранение ее в памяти и преобразование в знания, влияние этих знаний на поведение человека.

Прояснение терминологии

Сравнивая память человека с компьютерной памятью, мы рассматриваем определенную часть подсистемы памяти, вместе с ее контроллерами, механизмами выделения и распределения, которые в современных компьютерных системах распределены между различными компонентами — аппаратными и программными. Т.е. они включают не только непосредственно кремниевые чипы с накопительными ячейками, но и операционную систему, и даже часть кода, выполняющегося на стороне запущенных приложений.

Поскольку мы принимаем компьютерную метафору, то, очевидно, мы должны принять и соответствующую терминологию для описания процессов памяти. При этом мы отчетливо понимаем, что компьютерная метафора не является заменой психологической теории. Просто она дает нам возможность оперировать конструктивными понятиями.

В когнитивной психологии память рассматривается как один из аспектов общего процесса переработки информации у человека. Важнейшая проблема, стоящая перед психологами узнать, как информация, полученная человеком из эпизодической памяти, превращается в базовые знания.

Фундаментальная проблема когнитивной психологии

В 1973 году Андерсоном и Бауэром была сформулирована самая фундаментальная проблема, с которой столкнулась когнитивная психология:

  • как теоретически представить знания, имеющиеся у человека,
  • что представляют собой элементарные символы или понятия, и как они связаны, состыкованы между собой, как из них строятся более крупные структуры знаний,
  • как осуществляется доступ к столь обширной “картотеке”, как ведется в ней поиск, и как она используется при решении рядовых вопросов повседневной жизни.

Когнитивная психология, решая задачи, стоящие перед ней, все больше укрепляет свои позиции, и дает возможность снять многие проблемы психологии памяти.

Исследования структурной организации памяти

Существует великое множество моделей переработки информации, пожалуй, сколько ученых занималось этой проблемой, столько моделей и было ими предложено. Но одно в них общее — это блок-схемы, причем каждый их блоков выполняет строго определенные функции. (Мы с блоками поступаем, как повзрослевший малыш с кубиками, который каждому кубику дает свое функциональное назначение).

От входа до выхода информация в этих моделях проходит через различные функциональные блоки, связи между этими блоками указывают путь прохождения этой информации.

Очевидно, в настоящее время компьютерная метафора исследования структурной организации памяти наиболее подходящая. Различные ученые по-своему представляли память, это могла быть либо библиотека, либо мастерская или хранилище.

Блоки оперативной и внешней памяти вычислительного устройства, всегда остаются главными. Например, по У.

Найсеру сенсорная информация перерабатывается в периферических видах памяти, затем попадает в вербальную кратковременную память, где происходит предварительная обработка и сохранение информации о текущих событиях, дальше после детальной и последовательной обработки информации происходит долговременное запоминание, относительно больших объемов информации в течение достаточно длительного времени.

Интеграция когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов

Если рассматривать психическую структуру человека более скрупулезно, то, возможно, следует говорить о взаимной интеграции когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов.

Включение памяти во внутренний состав когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов можно рассматривать традиционно, когда память представляется как составное звено познавательных процессов, при этом можно задать некоторые вопросы, почему память относят только к когнитивным процессам, входящим в состав целостной структуры интеллекта.

Общепринятые классификации памяти говорят о том, что эти процессы выходят за пределы структуры и закономерностей процессов только когнитивных. Память делится на образную, словесно-логическую, эмоциональную и двигательную.

Образная и словесно-логическая виды памяти относятся к сфере познавательных процессов разных уровней их организации, начиная с сенсорных и кончая концептуально-мыслительными, и здесь смело можно говорить о когнитивных процессах.

А память эмоциональная и двигательная может быть отнесена к эмоциональным и регуляционно-волевым процессам. Т.е. здесь можно говорить о включении мнемических процессов в общую совокупность когнитивных, эмоциональных и регуляционно-волевых процессов.

Во всех определениях память представляет собой сохранение и последующее воспроизведение человеком его опыта, что, несомненно, является основополагающим, не исключая при этом процессов запоминания, сохранения, воспроизведения и забывания. Понятие же опыта включает в себя опыт не только когнитивный, но и эмоционально-волевой.

Память, как информационный процесс

Не стоит специально обосновывать и тот факт, что память является свойством не только биологических систем потому как существует такая несомненная реальность, как машинная память. Заметим, что современная теория машинной памяти в некотором отношении продвинулась гораздо дальше, чем современные нейрофизиологические и психологические теории памяти.

И именно современное представление о памяти, как информационном процессе, в результате которого происходит передача информации по временному каналу, дает возможность применить основные положения современной информационной теории к анализу процессов памяти человека.

Важно заметить, что неоценимую пользу в исследовании процессов памяти внесла не только та часть информационной теории, которая касалась количественных мер информации, но и сама структура информации, например, ее кодирование и декодирование.

Сейчас уже можно сказать, что распространение основных принципов теории информации на все уровни и виды процессов памяти, включая и психологический их уровень, не только возможно, но и оправдано, возможно, гораздо больше, чем необходимость распространения общих принципов информационного подхода на другие психические процессы.

При получении сенсорной информации (стимулов) мы сосредотачиваем, свое внимание на том (стимуле), что имеет для нас наибольшее значение, и передаем его в память.

При этом происходит как бы кодирование полученной информации, поскольку увиденный стимул сохраняется у нас не в виде точной копии, а преобразуется в определенную последовательность каких-то знаков.

Чем сложнее стимул, тем сложнее и разнообразнее возможности его кодирования, необходимость сосредоточиться на всех характеристиках и свойствах, связанных с ним.

Поскольку, по нашему мнению, память — есть психический процесс передачи информации по временному каналу, тогда применение и дальнейшее использование общих принципов информационной теории требует дальнейшего развития теории всех форм памяти, в том числе психологической.

Достаточно ли использовать только общие принципы организации информационных процессов для раскрытия специфики памяти как психического явления? Но определение памяти как запечатление, хранение и воспроизведение прошлого опыта при некоторых несущественных изменениях применимо к любой форме памяти, в том числе и машинной.

Особенно важно, что общие принципы организации машинной памяти и памяти человека дают возможность раскрыть специфические различия между ними. И в то же время как бы уравнивает различные уровни памяти между собой, как бы, исключая специфичность памяти как психического процесса.

Вот, к примеру, воспроизведение вторичных образов из памяти, это не просто процесс, а динамика переведения с общекодового уровня их хранения в настоящее психологическое существование.

И воспроизведенные вторичные образы, как и образы первичные, содержат в себе исходные пространственно-временные компоненты, включающие в себя функцию оперативной памяти, без которой психический образ совершенно не возможен.

Похоже, что такие представления как вторичные образы, нужно рассматривать в рамках не только когнитивных процессов, но и эмоциональных и регуляционно-волевых. В структуре познавательных процессов они занимают промежуточное положение между образным и мыслительным уровнями когнитивных процессов.

Каково же место памяти в целостной системе когнитивных процессов, формирующих систему интеллекта, в частности связь памяти с мышлением как высшим уровнем интеллекта?

Современный психологический уровень процессов памяти

Суммарная функция памяти, рассматриваемая нами, относится к взаимодействию различных компонентов опыта, который осуществляется на современном психологическом уровне процессов памяти, а не на уровне долговременного хранения ее статических кодов.

Прежде всего, имеется в виду кратковременная и оперативная мыслительная память, или включение процессов памяти в самую динамику мыслительных процессов, и ее функцию, как интегратора отдельных компонентов мыслительного процесса в его целостные структуры и их совокупности и как интегратора различных когнитивных процессов в целостную систему интеллекта.

Источник: https://blog.studylie.ru/pamjat-v-kognitivnoj-psihologii/

Теории памяти в когнитивной психологии

12.1. Теории и модели памяти в когнитивной психологии 12.1.1. Модели организации процессов памяти в когнитивной психологии

⇐ Предыдущая1234567Следующая ⇒

Структурная модель памяти в когнитивной психологии

Когнитивная теория. Согласно ей память является совокупностью различных блоков и процессов переработки информации, каждый из которых выполняет четко установленную роль.

Одни блоки выделяют и осуществляют распознавания характерных черт информации, другие — строят когнитивную схему ориентирования в особенностях информации, третьи — временно хранят информацию, а четвертые — подают ее в определенной форме.

Однако эта концепция имеет недостатки — не учитывает активность субъекта в процессе запоминания.

Сенсорный регистр

Сенсорный регистр — это сверхкратковременное хранилище информации очень большого объема. В сенсорном регистре информация сохраняется от 250—500 мс (зрительная) до 2 с (слуховая).

Основная задача блока сенсорного регистра заключается в том, чтобы предоставить следующему блоку возможность классифицировать по» ступающую информацию и отправить на дальнейшую переработку, Сенсорный регистр необходим нам для того, чтобы переживать мир как непрерывную целостность. Если бы мы не обладали сенсорным регистром, мир представлял бы для нас последовательность не связанных между собой изображений (перерывы в восприятии, связанные с морганием и саккадическими скачками глаз, приводили бы к забвению предшествующей информации) и разорванных звуков (слуховой сенсорный регистр позволяет опознавать слова как осмысленные комплексы).

Код сенсорного регистра изоморфен нашим органам чувств. То есть зрительная информация кодируется в виде образов, звуковая — звуков, кинестетическая — тактильных ощущений. Сенсорный регистр работает автоматически вне зависимости от нашей воли. Прекратить его работу можно, только остановив поток информации, например закрыв глаза.

Забывание в сенсорном регистре связано с интерференцией (постоянным поступлением новой информации, которая стирает старую) и затуханием. Так, после прекращения звука мы еще короткое время «слышим» его эхо, которое сменяется тишиной. Существование сенсорного регистра было открыто Дж. Сперлингом в 1960 г.

Долговременная память — это постоянное хранилище информации.

Объем долговременной памяти практически не органичен (сМ-раздел об имплицитной памяти). Человек может хранить в своей памяти огромное количество знаний, навыков и личных воспомина ний. Многочисленные данные свидетельствуют о том, что забывав ния как такового в долговременной памяти не существует. Скорее* можно говорить о трудностях нахождения того или иного фрагмента!

информации. С этим явлением связан описанный Р. Брауном и Д. МакНейлом (R. Brown, D. McNeil, 1966) эффект «верчения на кончике языка». Случается так, что человек понимает, что знает искомое слово. Порой он может дать его определение, указать с какой буквы оно начинается и т.д., но не может обнаружить само слово.

Помните рассказ Чехова «Лошадиная фамилия»? Генерал Бул-деев мучается от зубной боли. Его приказчик, пытаясь облегчить страдания своего шефа, рекомендует ему обратиться к знахарю. Все бы хорошо, только приказчик никак не может вспомнить фамилию лекаря. «Такая еще простая фамилия… словно как бы лошадиная… Кобылин? Нет, не Кобылин. Жеребцов, нешто? Нет, и не Жеребцов…

Кобылицын… Кобылятников… Жеребчиков… Лошадинин… Лошаков… Жеребкин… Все не то! Коненко… Жеребеев?» Приказчик так и не вспомнил нужной фамилии, так что пришлось посылать за доктором, который вырвал больной зуб. Прощаясь, доктор спросил у приказчика овса. И тогда случилось чудо. «Надумал, ваше превосходительство! — закричал приказчик радостно, — Овсов!».

Но было уже поздно.

Данный пример хорошо иллюстрирует мощный потенциал содержания долговременной памяти, который, однако, вступает в противоречие с ограниченными возможностями доступа к нему. Поэтому говорят, что задать правильный вопрос — это уже половина правильного ответа.

Долговременную память подразделяют на процедурную и декларативную.

Процедурная память — это тип памяти, не связанный с представлениями (условные рефлексы, явления предшествования, двигательные навыки). Большинство явлений, относимых к процедурному типу памяти, проявляют себя в движении.

Феномен памяти в двигательной сфере заключается в том, что после того, как навык приобретен, мы способны восстановить его достаточно быстро, даже если длительное время не упражнялись Проблема формирования двигательного навыка находилась в центре внимания бихевиористов.

Ими была построена «кривая научения», которая отражает ход формирования сложного двигательного навыка.

На первом этапе выполнения движения его эффективность невелика («начальная площадка навыка»), потом происходит резкое повышение эффективности, затем испытуемый Достигает некоторой фазы стабильного выполнения движения, и его развитие как бы останавливается («плато навыка»).

«плато навыка» является периодом, в течение которого происходит автоматизация навыков более элементарного порядка. Когда они достигают максимума развития, происходит перестройка всего способа выполнения движения, изменяется размер единицы действия.

Декларативная память — тип памяти, связанный с представлениями. Она подразделяется на подсистемы семантической, эпизодической и автобиографической памяти.

Семантическая память — тип памяти, отражающий обобщенные, ценные знания о мире («медведь — это млекопитающее животное»/ «в прямоугольном треугольнике сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы») Информация в семантической памяти хранится в иерархически организованных сетевых структурах, которые состоят из узлов и отношений между ними. Каждому узлу соответствует набор свойств, который является истинным для него самого и всех категорий нижележащего уровня. Пример: Животное:

дышит

ест

имеет кожу

Эпизодическая память — тип памяти, в которой хранятся эпизоды прошлого.

Именно ей мы обязаны переживанием прошлого, настоящего и будущего, так как единицами эпизодической памяти являются эпизоды, локализованные во времени В эпизодической памяти действует принцип специфичности кодирования, который заключается в том, что доступность образа прошлого определяется совпадением «ключевых» элементов ситуации кодирования и извлечения.

Автобиографическая память — тип памяти, занимающий промежуточное положение между семантической и эпизодической памятью. В автобиографической памяти сохраняются личностно отнесенные события и состояния, которые определяют самоидентичность личности.

Функции автобиографической памяти можно разделить на три группы:

связанные с жизнью человека как члена социума (интерсубъективные т.е функции, кот. Относятся к передаче опыта новому поколению, солидарности в обществе и т.д),

связанные с саморегуляцией личности (интрасубъ-ективные т.е построение и выбор целей и тактик поведения или управления настроением)

экзистенциальные функции, которые необходимы личности для переживания и понимания своей уникальности( затрагивают основны пласты человека ф-я самопознания, самореализации, осознание уникальности и т.д)

Функция финальной интеграции личности представляет ее бой, наверное, самую загадочную функцию автобиографической. критической ситуации, когда возникает угроза самому существованию, происходит виртуальное приживание заново всей жизни человека. Этот феномен получил название «вся жизнь прошла перед глазами».

33 вопрос. Вклад Г.Эббингауза в изучение памяти.

Теория памяти, которая легла в основу первых классических экспериментальных исследований Г. Эббингауза и его продолжателей (Г.Э. Мюллера, А. Пильцекера, Ф. Шумана и др.), была целиком построена на учении об ассоциациях.

Существенным в этой теории является то, что факт внешней смежности впечатлений сам по себе признается достаточным для установления связи между представлениями и для их воспроизведения.

Исходя из этого, Эббингауз и построил все свое исследование. Он пользовался рядами бессмысленных слогов, состоящих из трех букв (одной гласной, расположенной между двумя согласными, например туг-фал-дор-сэт), с выключением всех тех комбинаций, которые давали какое-либо осмысленное слово.

В подборе такого материала Эббингауз руководился стремлением получить однородный материал и создать единообразные условия для различных испытуемых.

Отсутствие осмысленного содержания в заучиваемом материале и смысловых связей в нем было для Эббингауза несущественно, потому что для него процесс воспроизведения определялся фактом создающей ассоциативные связи внешней смежности заучиваемого материала.

Ассоциативные связи играют, несомненно, значительную роль, особенно в элементарных формах памяти; однако работа памяти в целом, особенно высшие формы памяти у человека, несводимы к одним лишь ассоциациям и не могут быть безостаточно объяснены ассоциативной теорией.

Помимо ассоциативных связей по смежности, в работе человеческой памяти, в процессах запоминания, припоминания, воспроизведения существенную роль играют смысловые связи. Память человека носит осмысленный характер.

Данные экспериментального исследования отчетливо вскрывают значение смысловых связей для процесса запоминания.

Сравнение результатов заучивания бессмысленных слогов и осмысленных слов, затем отдельных осмысленных слов и слов, объединенных в осмысленные предложения связного текста, показало, что работа памяти находится в прямой зависимости от наличия смысловых связей, объединяющих запоминаемый материал в более или менее обширные смысловые целые. По данным ряда исследователей, количество объединенных во фразу слов, которые запоминают испытуемые, в несколько раз превосходит количество запоминаемых ими — при прочих равных условиях — бессвязных слов.

Другой момент, обнаружившийся в тех же опытах, заключается в том, что при воспроизведении осмысленных текстов слова текста (особенно непривычные) и грамматические конструкции, особенно сложные, заменяются при воспроизведении другими, более легкими и привычными, но так, что смысл при этом сохраняется.

⇐ Предыдущая1234567Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-11-18; просмотров: 961 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/10-15464.html

Модели памяти в когнитивной психологии — лекции на ПостНауке

12.1. Теории и модели памяти в когнитивной психологии 12.1.1. Модели организации процессов памяти в когнитивной психологии

ВИДЕО Исследования памяти в когнитивной психологии начинаются в контексте компьютерной метафоры познания, то есть сравнения его с работой компьютера, в архитектуре которого есть система ввода-вывода, центральный процессор и два запоминающих устройства — оперативное и постоянное.

Точно так же психологи начали различать в системе памяти две подсистемы: память кратковременную и память долговременную. Первая такая двухкомпонентная модель памяти была предложена Дональдом Норманом и Нэнси Во в 1965 году. Они предположили, что кратковременная память, имея очень небольшой объем и время хранения, требует для поддержания в ней информации постоянного повторения этой информации. И процесс повторения обеспечивает постоянное ее сохранение в системе долговременной памяти, из которой информация уже гипотетически никогда не исчезает.

Но на самом деле в пользу двухкомпонентной модели памяти свидетельствовали как экспериментальные данные, так и клинические.

Что касается экспериментальных данных, если прочитать человеку длинный список слов, штук 30, и попросить в свободном порядке припомнить все, что он сможет, человек лучше всего воспроизводит первые слова ряда, по всей видимости, потому, что успевает их повторять по мере предъявления, и последние слова ряда, потому что, как предположили психологи, извлекает их непосредственно из кратковременной памяти, не переведя в долговременную.

Расщепление этих двух систем наблюдается при так называемом синдроме Милнер.

Бренда Милнер описала клинический случай пациента, у которого после неудачной операции на мозге сохранился, с одной стороны, весь его прошлый опыт до момента повреждения мозга, с другой — способность решать текущие задачи, участвовать в разговоре и так далее, но уже спустя 5 минут этот человек не помнил, что с ним происходило до этого. Таким образом, перевода информации из кратковременной памяти в долговременную не происходило.

Три года спустя, в 1968 году, Ричард Аткинсон и Ричард Шиффрин дополнили эту модель еще одним блоком — так называемой ультракратковременной памятью, или сенсорными регистрами, где информация удерживается в течение совсем небольшого времени для поддержания непрерывности процесса восприятия. В каждой модальности сенсорный регистр свой.

Например, в зрении это иконическая память, в слухе — эхоическая. И дальнейшие исследования памяти в когнитивной психологии, за небольшим исключением, развивались в русле этой трехкомпонентной логики. Изучались отдельно три подсистемы памяти, три коробочки, в которых информация хранится в течение определенного времени.

Психологи задавали основные вопросы о том, как информация туда попадает, в какой форме, каким способом кодируется, как она там хранится, сколько времени и в каком объеме, каким образом извлекается и по каким причинам забывается.

Кроме того, их, естественно, интересовали процессы, проистекающие как внутри каждой из систем, так и при переходе от одной системы к другой.

Например, Аткинсон и Шиффрин в своей трехкомпонентной модели к процессу повторения как переводу информации из кратковременной памяти в долговременную добавили процесс внимания для перевода информации из сенсорного регистра в кратковременную память для ее дальнейшей обработки и, возможно, запоминания, а также процесс структурирования, укрупнения единиц, процесс управляемого кодирования — запоминания с помощью разнообразных мнемических приемов, процессы поиска и извлечения, позволяющие вытащить информацию из долговременной памяти обратно в кратковременную, для того чтобы она могла быть использована для решения текущих задач.

Если мы попытаемся охарактеризовать эти три системы памяти, то про сенсорные регистры мы можем сказать, что там информация удерживается в полном объеме в модально-специфической форме, но не более полусекунды в зрении, не более 2–4 секунд в слухе.

Это легко доказать вслед за Джорджем Сперлингом, предъявляя человеку, например, матрицы символов в количестве, достаточном для разрешения зрительной системы, например штук 16, и прося его воспроизвести не все, что он увидел (тогда он назовет 4–5 символов), а то, к чему мы привлечем его внимание, например, звуковым сигналом или подчеркиванием. Тогда мы увидим, что человек сможет вспомнить любой символ, а значит, в сенсорном регистре хранится все. Но если мы этот сигнал отсрочим, то увидим, что храниться может крайне недолго и очень быстро угасает. Это главная причина забывания из сенсорного регистра. Хотя мы можем стереть там информацию, например, посредством маскировки, показав после такой таблички яркую вспышку.

В кратковременной памяти информация хранится подольше — как показывают эксперименты, до 30 секунд.

Это легко тоже измерить, дав человеку простую задачу запоминания, как, например, супруги Петерсоны, трех буковок, но заставив его заняться чем-то, что отвлечет его от повторения этих букв.

Например, вести обратный счет тройками от какого-нибудь числа типа 271. И мы увидим, что уже через 18 секунд только 20% людей могут вспомнить эти три буквы. Следовательно, их след там рушится.

Но главная причина забывания информации из кратковременной памяти — это ее небольшой объем. Когда-то считалось, что это 7 ± 2, магическое число Джорджа Миллера. Сейчас его скорректировали до 5 элементов. Места мало, следовательно, одни элементы приходят на смену другим, а то, что выбивается из системы памяти, забывается и не может быть оттуда воспроизведено.

В какой форме информация там хранится? Сначала психологи считали, что в форме акустико-артикуляционной, потому что, для того чтобы удерживать что-то в кратковременной памяти, мы должны это повторять про себя, проговаривать.

Но вскоре было доказано, что там возможно по меньшей мере зрительное кодирование, а возможны и другие формы кодирования.

Например, психолог Алан Бэддели в принципе считает, что кратковременная память (или рабочая, как он ее называет) неоднородна: в ней есть фонологическая петля, в которой мы повторяем информацию, в ней есть зрительно-пространственный этюдник, или матрица, в которой мы можем удерживать зрительную информацию. И в принципе мы способны удерживать и картинку, и информацию посредством повторения, они не будут друг другу мешать. Значит, подсистем как минимум две.

Сейчас Бэддели выделяет еще одну подсистему для кратковременного хранения, так называемый эпизодический буфер, в котором мы удерживаем все сведения о том или ином событии, происходящем с нами, для дальнейшего перевода в нашу автобиографическую память.

И всем этим, помимо всего прочего, управляет так называемый центральный исполнитель, центральный процессор, позволяющий удерживать информацию, использовать информацию и передавать ее дальше, в долговременную память, куда мы можем ее перевести либо посредством повторения, либо посредством структурирования при образовании, выделении смысловых кусков.

Например, запоминая номер телефона, мы можем увидеть там чей-то год рождения, или номер квартиры, или что-нибудь еще. Это поможет запомнить нам эту информацию.

Долговременная память сама по себе неоднородна. В ней различаются как минимум подсистемы памяти процедурной, хранящей наши умения и навыки, о которых мы ничего не можем сказать, как правило, но зато можем эффективно использовать, и памяти декларативной, где хранятся факты.

В свою очередь, в декларативной памяти различают подсистему памяти семантической, где хранятся наши знания о мире. Предположительно они хранятся в виде семантических и иерархических сетей, связанных друг с другом категорий и объектов.

Возможно, в узлах этих сетей находятся так называемые схемы, где хранятся обобщенные описания объектов или ситуаций, например схемы-прототипы, соответствующие типичным членам определенных категорий, или схемы-сценарии, представляющие типичную последовательность событий в той или иной жизненной ситуации.

А память эпизодическая, которая тоже относится к подсистеме декларативной памяти, устроена принципиально иначе: она содержит события нашей жизни, нашего прошлого опыта, всегда индивидуальные и организованные вдоль оси времени.

И если из семантической памяти мы извлекаем информацию посредством поиска по сети, причем мы предполагаем, что, когда нам нужно извлечь какие-то специальные знания, более низкоуровневые объекты наследуют свойства более высокоуровневых. Например, если нас спрашивают, есть ли у утки глаза, нам не нужно хранить связь утки и глаз в виде отдельной связки в системе памяти.

Утка — птица. Птица имеет глаза. Следовательно, утка их тоже имеет. Точно так же мы приходим к тому, что она имеет позвоночник, поскольку относится к позвоночным.

А события из эпизодической памяти мы извлекаем, обращаясь к определенным моментам времени в нашей жизни. То есть они выстроены вдоль оси времени. Когда нам нужно припомнить, мы так или иначе относимся к нашему прошлому опыту.

Как показал исследователь эпизодической памяти Эндель Тульвинг, у этих подсистем — семантической, эпизодической — предположительно даже различается мозговой субстрат.

Если просить людей в функциональном магнитно-резонансном томографе или позитронно-эмиссионном томографе, как делал Тульвинг, извлекать факты из собственной памяти и факты, например, из истории астрономии, мы увидим, что эти две задачи активируют разные отделы головного мозга.

Классические исследования организации памятиИз-за чего теряется информация из долговременной памяти? Психологи до сих пор это изучают. Предположительно она не теряется вовсе — теряется доступ к ней. Особенно это верно в отношении памяти семантической.

И иллюстрирует это феномен верчения на кончике языка, когда мы не можем припомнить какое-то слово, которое мы наверняка знаем, и нам может помочь, например, звуковая подсказка.

В эпизодической памяти одна из главных причин забывания — это интерференция, или путаница между повторяющимися событиями.

Мы каждый день завтракаем, гуляем, ходим на работу, садимся в метро, и как это было в какой-то конкретный день, если не совпало с чем-то общественно значимым или значимым для нас, мы можем и не припомнить.

А вот в процедурной памяти следы, по всей видимости, угасают, если навык не используется, как, например, навык игры на музыкальном инструменте, но в любом случае восстанавливается через некоторое время с большей эффективностью, чем при первоначальном заучивании.

Однако, помимо этой компонентной модели, в когнитивной психологии есть и принципиально альтернативная модель, в которой память рассматривается не как совокупность коробочек, а как функция от глубины обработки информации. Такую теорию предложили в 1970-х Фергюс Крейк и Роберт Локхарт.

И они показали, что чем глубже, чем в большем количестве аспектов мы информацию обрабатываем, тем лучше мы ее впоследствии припоминаем, даже если задача запоминания не стоит.

Например, если нам нужно понять, написано слово строчными или заглавными буквами, мы впоследствии его вспомним намного хуже, чем если нам нужно понять, будет ли оно синонимом другого слова или характеризует ли оно нас самих.

Эта теория в свое время получила довольно большую популярность и сейчас сосуществует с традиционным блочным, ящичным подходом, хотя экспериментальные исследования проводятся больше в контексте именно изучения подсистем памяти, а не памяти как функции от глубины переработки информации.

Источник: https://postnauka.ru/video/56052

Book for ucheba
Добавить комментарий