13.1. Теории и модели внимания в когнитивной психологии

7. Теории внимания в когнитивной психологии

13.1. Теории и модели внимания в когнитивной психологии

Возможности человеческойпсихики, к сожалению, не безгра-ничны.

В когнитивной психологии проблемавнимания в целом формулируетсяв виде вопроса о природе ограничений,наклады­ваемыхна переработку информации свойствамипсихики.

Други-мисловами, внимание понимается каксвоеобразный селектор, которыйспасает психику от перегрузки. Решениепроблемы огра­ниченнойспособности переработки информациипредполагается втрех вариантах.

Существуетгруппа теорий, которая рассматриваетвнимание как «фильтр», который блокируетпереработку избыточной ин-формации(Д. Бродбент, А. Трейсман, Д. и Э. Дойчи).Тогда цент­ральнойстановится тематика описания свойствтакого фильтра и егоместоположения в системе. Данный подходк вниманию мож-ноназватьструктурным.

Функциональный подход квниманию в рамках когнитивной психологиираспадается на ресурсные кон-цепциивнимания, которые предполагаютхарактеристику внима-ниякак стратегии распределения ограниченногоресурса системы между «потребителями»(Д. Канеман) и понимание внимания как активногоотбора необходимой информации (У.

Найссер).

8. Модели ранней селекции: модель фильтра д. Бродбента, модель аттенюатора а. Трейсман

Первуюсобственно психологическую модельданного типа предложилД.Бродбент(1958). В целом соглашаясь с описаниемфильтракак устройства, которое жестко отсекаетнерелевантную информациюна основе анализасенсорныхпризнаков, он дал объяснена того,как формируются настройки фильтра.

Ведьесли бы фильтр не «настраивался»определенным образом перед приемоминформа­ции,мы бы были вынуждены всю жизнь восприниматьтолько один типстимулов, например только женскиеголоса. Бродбент предпо­ложил,что фильтр включается не сразу, а толькопосле того как воз­никаетугроза перегрузки блокапереработкиинформации ограни­ченнойемкости.

Этот блок находится послесистемы первичного сенсорногоанализа и предназначен для перцептивнойобработки по­ступающейинформации. Блок перцептивной обработкиможет од­новременно«впустить» в себя не более шести единицинформации. Как только он оказываетсязаполненным, включается фильтр, кото­рый«впускает» новые порции информации,подобные уже содержа­щейсяв нем.

Происходит это по мере «продвижения»перцептивно обработаннойинформации в глубь системы. Блокперцептивной об­работкиструктурно и функционально аналогиченподсистеме крат­ковременнойпамяти.

Своюгипотезу Д. Бродбент проиллюстрировалс помощью экс­перимента на «расщепленный»объем памяти. Испытуемым по ре­левантномуканалу дихотически подавался ряд изшести цифр. По нерелевантному каналуподавался ряд из двух цифр. Причем циф­рымогли подаваться одновременно с началомили концом ряда.

Потомиспытуемых просили воспроизвести цифры,которые они услышали.Оказалось, если подача пары цифр понерелевантному каналусовпадала с началом релевантного ряда,испытуемые воспро­изводили ее примернов 50% случаев. Когда же она совпадала скон­цомряда, испытуемые могли воспроизвестиих только в 25% случа­ев.

Полученные данные подтверждали гипотезуБродбента: снача­лав блок перцептивной переработки поступаетинформация как с релевантного,так и нерелевантного канала, но когдаобъем инфор­мации достигает шестиединиц, нерелевантный канал блокируется.

Именно поэтому испытуемые не могутвоспроизвести нерелевант­нуюпару цифр, когда она звучит в конце серии(ограниченный объемуже заполнен).

Однакопредставление о жестких свойствахфильтра были ско­росмягчены. В эксперименте Н.

Морея (1959)испытуемые не реа­гировали на команды«Остановись!» или «Переключись на другоеухо!»,когда они подавались по нерелевантномуканалу.

Но в том случае,если команды предварялись обращениемкиспытуемомупо имени(«Джон Смит, остановись!» или «Джон Смит,переключись надругое ухо!»), испытуемые их выполняли.

Вэксперименте А.

Трейсман(1964), которая впоследствии пред­ложиламодель«аттенюатора», испытуемымпо нерелевантному каналус небольшой отсрочкой подавался текст,аналогичный по содержаниюрелевантному сообщению, но на другомизвестном ис­пытуемомуязыке. Испытуемые фиксировали факттождественно­стисообщений («Да ведь это одно, и то же!»).Таким образом, дан­ныесвидетельствовали о том, что нерелевантнаяинформация мо­жетподвергаться анализу на уровне значения.

Модельаттенюатора А. Трейсман предполагает,что фильтр, расположенныйу входа с систему, не блокируетнерелевантный потокинформации, а лишь ослабляет его (от фр.attenuer— смягчать, ослаблять).Модель Трейсман описывает и дальнейшуюсудьбу ин­формации,которая проходит через аттенюатор.

Трейсман включа­етв модель систему «словаря», во многомтождественную долго­временной памяти.Поясним, как происходит переработкаинфор­мациив модели А. Трейсман. После того какпоток стимуляции преодолевает аттенюатор,часть каналов остается в неизменномвиде,а часть ослабляется.

Для того чтобыподвергнуться дальней­шейобработке, канал должен «встретиться»с соответствующей ему единицей словаря(категорией). Сигнал, идущий понеослаб­ленномурелевантному каналу, с максимальнойвероятностью «встретит»свою семантическую единицу и подвергнетсядальней­шейобработке.

Сигналы, идущие по нерелевантнымканалам и, следовательно,ослабленные, имеют меньше шансов достичьсоот­ветствующиеим словарные единицы.

Однакодело не всегда обстоит так просто.Словарные единицы имеютразличный порог активации. Условноможно представить ситуациютак, что различные единицы находятсяна разном «рассто­янии»от аттенюатора. Например, такие категории,как имя испыту­емого,то, что связано с его профессией илиувлечением, расположе­ны«близко» к аттенюатору.

А слова, связанныес травматическим опытом,— «далеко». Поэтому словарным единицам,имеющим минимальныйпорог активации, достаточно и ослабленногоаттеню­аторомсигнала.

Кроме того, Трейсман вводитпонятие «контексту­альногопонижения порога активации»: единицы,близкие по зна­чениютем единицам, которые уже активированы,как будто «при­двигаются»к аттенюатору и в связи с этим становятсялегче доступнымидля активации.

Системапереработки информации под воздействиемпотока стимуляции,по А. Трейсман

Такимобразом, в моделях ранней селекциивнимание понимает­ся как фильтр(аттенюатор) с особыми свойствами,который распо­ложенвблизи от входа в систему переработкиинформации и огра­ничивает ее потокдля того, чтобы избежать перегрузкисистемы.

Источник: https://studfile.net/preview/5834029/page:63/

Метафоры и модели внимания в когнитивной психологии — лекции на ПостНауке

13.1. Теории и модели внимания в когнитивной психологии

ВИДЕО Исследования внимания как направленности и сосредоточенности нашей психической активности в когнитивной психологии начались, как и все другие исследования, в контексте технической метафоры человеческого познания, в контексте метафоры переработки информации компьютером или передачи информации радиоприемником.

А что мы можем сказать про любое техническое устройство? Оно ограниченно, оно имеет какие-то центральные ограничения на переработку информации. И исследователи предположили, что именно в силу этих ограничений и возникают те ошибки в нашем познании, которые мы списываем на недостаточную внимательность.

И первым вопросом для когнитивных психологов внимания стал вопрос о том, а что это вообще за ограничения и есть ли они. Если мы отвечаем на этот вопрос положительно, мы говорим, что в нашем познании есть центральные ограничения, точно так же как они есть у любого технического устройства.

У нас есть две дорожки, по которым мы можем дальше строить исследования. Во-первых, мы можем предположить, что это ограничения структурные или наше познание обладает ограниченной пропускной способностью. То есть где-то в процессе переработки информации человеком есть «бутылочное горлышко», через которое вся поступающая информация просто не пролезает.

Что делать? Пытаться каким-то образом это «бутылочное горлышко» защитить, заранее отбрасывая или блокируя часть информации. Что может такую функцию выполнить? Например, фильтр, подобный тем, которые используются в радиотехнике. И первой метафорой внимания в когнитивной психологии стала метафора внимания как фильтра.

Естественно, она повлекла за собой ряд исследовательских вопросов: «Где этот фильтр находится?», «Как этот фильтр работает?», и в логике этих вопросов дальше строились исследования.

С другой стороны, мы можем сказать, что ограничения носят энергетический характер.

Как к городской электросети мы не можем подключить большее количество электроприборов, чем она позволяет, так и в нашем познании мы не можем осуществлять больше операций, чем могут одновременно выполняться без нарушения, без ошибок в их осуществлении.

Если мы говорим, что ограничения носят энергетический характер, мы можем сказать, что, должно быть, внимание и есть это умственное усилие или ограниченная активация, которую мы распределяем между разными процессами переработки, снабженная, естественно, механизмом распределения. Дальше, разумеется, мы будем изучать внимание как распределение некоторых ресурсов между параллельно выполняемыми задачами.

Основные феномены восприятия

А можем сказать, что на самом деле никто не доказал, что ограничен мозг, никто не доказал, что мозг похож на техническое устройство.

Может быть, нет ограничений, вся избирательность нашего внимания — это на самом деле просто избирательность восприятия, в основе которого лежит схематическое представление о действительности.

Именно в эту схему мы вбираем новую информацию, она направляет дальнейшую активность, а способность сочетать несколько задач — это всего лишь согласование работы схем и соответствующих им циклов сбора и переработки информации друг с другом.

Такую позицию занял Ульрик Найссер. Однако его работы были в каком-то смысле маргинальными, а две основные линии исследования все-таки соответствовали изучению либо структурных, либо энергетических ограничений в человеческом познании. И, собственно говоря, самый большой цикл исследований касался именно изучения внимания как отбора, которое направлялось моделью фильтра.

Ответ на вопрос, где этот фильтр, был неочевиден, потому что, если мы его поставим слишком рано и выбросим слишком много информации на ранних этапах ее анализа, мы можем потерять что-то важное.

С другой стороны, если мы поставим фильтр слишком поздно, когда мы уже хорошо обработали большое количество информации, то зачем он вообще нужен? Мы уже потратили достаточное количество ресурсов и времени на обработку.

Как проводить исследования? Основную модель предложил американский инженер-акустик Колин Черри, который в 1950-е годы в Массачусетском технологическом институте озадачился вопросом: а как человек разделяет несколько наложенных друг на друга сообщений? Примерно так же, когда мы, сидя на вечеринке, где говорит одновременно много людей, вполне можем слышать одного собеседника.

Этот феномен описал еще в конце XIX века Уильям Джеймс, американский психолог. И на самом деле у него есть несколько других аспектов. Например, мы можем слышать нашего собеседника, но мы столь же хорошо услышим наше имя, произнесенное в противоположном конце комнаты.

Но Черри интересовала именно способность выбрать один канал — задача, с которой машина справлялась не очень хорошо, а человек, как показали исследования, вполне эффективно. Черри работал с испытуемыми-людьми, прося их слушать одно из двух сообщений, одновременно подававшихся в наушники.

Это могли быть просто два наложенных друг на друга сообщения, либо одно сообщение в правое ухо, другое в левое. И человека обычно просили отвечать на какие-то вопросы про одно сообщение, пересказывать его содержание или повторять его вслух, игнорируя второе. Но на самом деле Черри пытался понять: а из второго-то человек что замечает? Оказалось, что почти ничего.

Замечает смену мужского голоса на женский, замечает, когда сообщение обрывается, замечает, когда вместо голоса начинается шум или раздается гудок, но совершенно не замечает ни смысла сообщения, ни на каком языке оно было, ни когда язык меняется, ни даже того, что сообщение прокручивается задом наперед.

На основании этого Черри сделал вывод, что, по всей видимости, наше внимание как фильтр — механизм, расположенный очень рано, на начальных этапах обработки информации, на уровне обработки физических признаков. И уж если мы что-то выбрасываем, то содержание не обрабатываем точно.

Хотя было обнаружено, что если резко оборвать подачу сообщений, то человек может отчитаться и об одном канале, и о другом. Но это говорит только о том, что, по всей видимости, где-то перед фильтром есть буфер, где информация удерживается в течение очень краткого времени. Собственно, именно такую модель с сенсорным буфером, каналом с ограниченной пропускной способностью и фильтром между ними предложил англичанин Дональд Бродбент в 1950-х годах, и это была первая модель внимания как раннего отбора.

Но немедленно начали накапливаться факты, что, по всей видимости, отбор происходит не так рано или устроен как-то иначе. Например, сам тот факт, что человек может обнаружить свое имя по второму каналу, на который он внимания не обращает, говорит о том, что это имя должно быть как-то обработано.

А если сказать: «Вася, переключись на другой канал», человек с легкостью это делает. Также обнаруживаются и эмоционально окрашенные стимулы, даже могут устанавливаться связи между сообщениями, если они как-то соотносятся друг с другом по смыслу.

А раз так, нам надо либо двигать фильтр на поздние этапы переработки информации, как сделали, например Диана и Энтони Дойч или Дональд Норман, либо менять принцип работы фильтра, что предложила английская на тот момент времени исследовательница Энн Трейсман.

Она предположила, что фильтр работает не по принципу полного отсечения информации, а по принципу ее ослабления. Ослабление это осуществляется на входе в наш «умственный словарь», или ментальный лексикон.

Если туда приходит неослабленное сообщение, оно активирует соответствующие единицы, они попадают к нам в сознание, мы о них отчитываемся. Если единицы нашего «умственного словаря» достигает ослабленный сигнал, она не активируется.

Но если у этой единицы низкий порог активации, как, например, у нашего собственного имени или каких-то эмоционально значимых слов, или если эта единица активирована какими-то сообщениями, которые прошли фильтрацию раньше, когда мы устанавливаем связь между тем, что нам говорят в правое ухо, и тем, что говорят в левое ухо, то оно тоже вполне может активироваться и пробиться в сознание.

Формирование значения слов

А Дойч и Норман решили, что такой фильтр на входе в принципе не нужен. Мы можем поместить фильтр на выходе из системы переработки информации после полной смысловой обработки, после этого «умственного словаря» или системы нашей долговременной памяти.

Но для этого нам, помимо входного сигнала, нужно допустить существование еще дополнительного блока, который определяет важность или уместность тех объектов, тех стимулов, которые на нас воздействуют.

Это может быть связано либо с нашими намерениями, либо со строением языка, но зато мы получаем возможность объяснить не только внимание сенсорное, связанное с внешними воздействиями, но и умственное. Можем, например, объяснить какие-то парадоксальные эффекты в нашем познании.

К примеру, почему мы думаем о желтой обезьяне, когда нас просят о ней не думать? А все дело в том, что мы все время, проверяя себя, что мы не думаем о желтой обезьяне, активируем ее через блок «уместности», потому она пробивается через поздний фильтр на выходе из системы памяти.

Но данные накапливались с двух сторон — и в поддержку раннего отбора, и в поддержку позднего. Наконец исследователи решили, что, по всей видимости, фильтров много.

Появились модели гибкой и множественной селекции — предполагали, что отбор зависит от поставленной перед человеком задачи. Если смысловая информация понадобится, мы ее получим.

Если нет, то можем выбросить заранее, не тратя лишних ресурсов.

Собственно говоря, та же самая судьба постигла и модели внимания как распределения умственного усилия, как распределения ресурсов.

Первой была модель единых ресурсов внимания, которую предложил американский психолог израильского происхождения Даниэль Канеман — тот, который впоследствии изучал человеческое мышление и его ошибки.

Канеман предположил, что наши ресурсы внимания — это на самом деле доступный для осуществления познавательных операций уровень активации нашего организма, нашего мозга. Не все уходит на познание, но часть ресурсов расходуется на когнитивные операции, и эта часть ограниченна.

Соответственно, Канеман в качестве блоков своей модели постулирует саму ограниченную активацию, политику ее распределения и те процессы переработки или виды деятельности, на которые она распределяется. Это вертикаль его модели.

А дальше он описывает факторы, которые влияют на распределение ресурсов: наши текущие намерения — что нам сейчас нужно, наши какие-то постоянные предрасположения (окликнули по имени — обернись; падает кирпич — отпрыгни, бросай все, что делаешь) и, наконец, оценки запроса со стороны выполняемых нами задач.

Если они становятся чуть выше доступных ресурсов, можно капельку поднять их уровень. Но если превосходят все возможные ограничения, приходится бросать один из видов деятельности: мы начинаем делать много ошибок в одной из параллельно решаемых задач.

Канеман тестирует свою модель в экспериментах с двойными задачами, одну из которых посредством оплаты и штрафов делает более важной, вторую менее, и показывает, что при изменении уровня трудности первой задачи возрастает количество ошибок во второй.

Когда уровень трудности снижается, ошибок во второй задаче становится меньше. Что интересно, так же себя ведет диаметр зрачка, что на самом деле говорит о том, что активация, по всей видимости, имеет не только психологическую, но и физиологическую природу.

Но потом исследователи начали обнаруживать задачи, которые сочетаются друг с другом лучше или хуже. Оказалось, что даже очень похожие задачи при чуть-чуть изменяющемся способе подачи информации (зрительно или на слух), при чуть-чуть изменяющемся способе ответа (речевом или двигательном) сочетаются друг с другом лучше или хуже.

Начали говорить о том, что, по всей видимости, у нас не одна коробочка с ресурсами, а несколько. В конце концов пришли к моделям составных или множественных ресурсов.

Но проблема в том, что, как только мы находим новые сочетающиеся друг с другом задачи, нам приходится добавлять какой-то n плюс первый вид ресурсов внимания, что множит количество ресурсов в наших моделях до бесконечности.

Именно поэтому современная психология, с одной стороны, больше стала приближаться к трактовке внимания как механизма, который связан напрямую с поставленной задачей и выстраивается под нее, а с другой — вообще ушла от метафор фильтра и резервуара ресурсов или электросети.

Большинство современных исследований на самом деле проводятся в логике третьей метафоры, сочетающей в себе функции двух других, — это метафора прожектора, который, с одной стороны, выбирает часть информации из окружающего мира, а с другой — усиливает обработку этой информации. Именно в логике метафоры прожектора строятся все современные исследования зрительного внимания, изучение зрительного поиска, перенаправления внимания и так далее, которые, пожалуй, в современной когнитивной психологии доминируют.

Источник: https://postnauka.ru/video/56053

Модели внимания в когнитивной психологии

13.1. Теории и модели внимания в когнитивной психологии
⇐ ПредыдущаяСтр 26 из 42Следующая ⇒

Возможности человеческой психики, к сожалению, не безгра-ничны.

В когнитивной психологии проблема внимания в целом формулируется в виде вопроса о природе ограничений, наклады­ваемых на переработку информации свойствами психики.

Други-ми словами, внимание понимается как своеобразный селектор, который спасает психику от перегрузки. Решение проблемы огра­ниченной способности переработки информации предполагается в трех вариантах.

Существует группа теорий, которая рассматривает внимание как «фильтр», который блокирует переработку избыточной ин-формации (Д. Бродбент, А. Трейсман, Д. и Э. Дойчи). Тогда цент­ральной становится тематика описания свойств такого фильтра и его местоположения в системе. Данный подход к вниманию мож-ноназвать структурным.

Функциональный подход к вниманию в рамках когнитивной психологии распадается на ресурсные кон-цепции внимания, которые предполагают характеристику внима-ния как стратегии распределения ограниченного ресурса системы между «потребителями» (Д. Канеман) и понимание внимания как активного отбора необходимой информации (У. Найссер).

Глава 6. Регулятивные процессы психики. Внимание

6.3.1. Теории ранней селекции. Модель фильтра Д. Бродбента. Модель аттенюатора А. Трейсман

Внимание как фильтр, отсекающий излишнюю в данный момент времени информацию, восходит к так называемому «эффекту вече­ринки».

Давно замечено, что человек, находящийся на вечеринке в шумной компании, легко справляется с задачей поддержания разго­вора, который его интересует. Он практически не отвлекается, не­смотря на то, что его окружает поток звуковой, зрительной и так­тильной стимуляции.

Однако, если его окликают по имени или со­седи по столу начинают обсуждать важную для него тему, он способен переключиться на «новый канал» информации.

Инженер-акустик К. Черри (1953) попытался предположить, какие параметры стимуляции необходимы для выделения и удержа­ния одного сообщения в потоке других. Чтобы смоделировать ситу­ацию вечеринки, Черри создал методики избирательного слушания, которыми и по сей день активно пользуются исследователи.

Суть данных методик заключается в том, что испытуемым через наушни­ки подается два текста. Текст может подаваться в бинауральномрежиме (на каждый наушник подается оба текста одновременно) или в дихотическом режиме (на один наушник подается один текст, а на второй — другой текст).

Испытуемого просят следить за одним из сообщений (релевантный канал) и не обращать внимания на дру­гое (нерелевантный канал). Черри обнаружил, что; если оба текста читаются одним и тем же диктором с одинаковой громкостью бина-урально, испытуемым практически не удается следить за релевант­ным сообщением.

Было сделано предположение, что отделение ре­левантного сообщения от нерелевантного происходит на основе ана­лиза грубых физических характеристик (направление источника звука, громкость, высота, тембр голоса).

В другом эксперименте он попытался выяснить, что воспринима­ет испытуемый из нерелевантного сообщения.

В то время как испы­туемый вторил релевантному сообщению, подаваемому дихотиче-ски, нерелевантное сообщение постоянно подвергалось изменениям: мужской голос менялся на женский, запись начинала прокручивать­ся в обратную сторону, диктор переходил на другой язык, звучал резкий звуковой тон.

После прослушивания у испытуемого спраши­вали, заметил ли он что-нибудь необычное в нерелевантном сооб­щении. Испытуемые замечали только смену голоса и звуковой тон. Исследования Черри легли в основу моделей ранней селекции, в которых постулировалось, что «фильтр» располагается на входе в систему переработки информации.

6.3. Модели внимания в когнитивной психологии

Первую собственно психологическую модель данного типа пред-ложил Д. Бродбент (1958). В целом соглашаясь с описанием филь-тра как устройства, которое жестко отсекает нерелевантную инфор мацию на основе анализа сенсорных признаков, он дал объяснена того, как формируются настройки фильтра.

Ведь если бы фильтр не «настраивался» определенным образом перед приемом информа­ции, мы бы были вынуждены всю жизнь воспринимать только один тип стимулов, например только женские голоса.

Бродбент предпо­ложил, что фильтр включается не сразу, а только после того как воз­никает угроза перегрузки блока переработки информации ограни­ченной емкости. Этот блок находится после системы первичного сенсорного анализа и предназначен для перцептивной обработки по­ступающей информации.

Блок перцептивной обработки может од­новременно «впустить» в себя не более шести единиц информации. Как только он оказывается заполненным, включается фильтр, кото­рый «впускает» новые порции информации, подобные уже содержа­щейся в нем.

Происходит это по мере «продвижения» перцептивно обработанной информации в глубь системы. Блок перцептивной об­работки структурно и функционально аналогичен подсистеме крат­ковременной памяти (см. гл. 8).

Свою гипотезу Д. Бродбент проиллюстрировал с помощью экс­перимента на «расщепленный» объем памяти. Испытуемым по ре­левантному каналу дихотически подавался ряд из шести цифр. По нерелевантному каналу подавался ряд из двух цифр. Причем циф­ры могли подаваться одновременно с началом или концом ряда.

Потом испытуемых просили воспроизвести цифры, которые они услышали. Оказалось, если подача пары цифр по нерелевантному каналу совпадала с началом релевантного ряда, испытуемые воспро­изводили ее примерно в 50% случаев. Когда же она совпадала с кон­цом ряда, испытуемые могли воспроизвести их только в 25% случа­ев.

Полученные данные подтверждали гипотезу Бродбента: снача­ла в блок перцептивной переработки поступает информация как с релевантного, так и нерелевантного канала, но когда объем инфор­мации достигает шести единиц, нерелевантный канал блокируется.

Именно поэтому испытуемые не могут воспроизвести нерелевант­ную пару цифр, когда она звучит в конце серии (ограниченный объем уже заполнен).

Однако представление о жестких свойствах фильтра были ско­ро смягчены. В эксперименте Н. Морея (1959) испытуемые не реа­гировали на команды «Остановись!» или «Переключись на другое ухо!», когда они подавались по нерелевантному каналу. Но в том случае, если команды предварялись обращением к испытуемому по

Глава 6. Регулятивные процессы психики. Внимание

имени («Джон Смит, остановись!» или «Джон Смит, переключись на другое ухо!»), испытуемые их выполняли.

В эксперименте А.

Трейсман (1964), которая впоследствии пред­ложила модель «аттенюатора», испытуемым по нерелевантному каналу с небольшой отсрочкой подавался текст, аналогичный по содержанию релевантному сообщению, но на другом известном ис­пытуемому языке. Испытуемые фиксировали факт тождественно­сти сообщений («Да ведь это одно, и то же!»). Таким образом, дан­ные свидетельствовали о том, что нерелевантная информация мо­жет подвергаться анализу на уровне значения.

Модель аттенюатора А. Трейсман предполагает, что фильтр, расположенный у входа с систему, не блокирует нерелевантный поток информации, а лишь ослабляет его (от фр. attenuer — смягчать, ослаблять). Модель Трейсман описывает и дальнейшую судьбу ин­формации, которая проходит через аттенюатор.

Трейсман включа­ет в модель систему «словаря», во многом тождественную долго­временной памяти. Поясним, как происходит переработка инфор­мации в модели А. Трейсман. После того как поток стимуляции преодолевает аттенюатор, часть каналов остается в неизменном виде, а часть ослабляется.

Для того чтобы подвергнуться дальней­шей обработке, канал должен «встретиться» с соответствующей ему единицей словаря (категорией). Сигнал, идущий по неослаб­ленному релевантному каналу, с максимальной вероятностью «встретит» свою семантическую единицу и подвергнется дальней­шей обработке.

Сигналы, идущие по нерелевантным каналам и, следовательно, ослабленные, имеют меньше шансов достичь соот­ветствующие им словарные единицы.

Однако дело не всегда обстоит так просто. Словарные единицы имеют различный порог активации. Условно можно представить ситуацию так, что различные единицы находятся на разном «рассто­янии» от аттенюатора.

Например, такие категории, как имя испыту­емого, то, что связано с его профессией или увлечением, расположе­ны «близко» к аттенюатору. А слова, связанные с травматическим опытом, — «далеко».

Поэтому словарным единицам, имеющим минимальный порог активации, достаточно и ослабленного аттеню­атором сигнала.

Кроме того, Трейсман вводит понятие «контексту­ального понижения порога активации»: единицы, близкие по зна­чению тем единицам, которые уже активированы, как будто «при­двигаются» к аттенюатору и в связи с этим становятся легче доступными для активации. Механизм работы системы переработ­ки информации в модели А. Трейсман показан на рис. 38.

6.3. Модели внимания в когнитивной психологии

Рис. 38. Система переработки информации под воздействием потока стимуляции, по А. Трейсман

Таким образом, в моделях ранней селекции внимание понимает­ся как фильтр (аттенюатор) с особыми свойствами, который распо­ложен вблизи от входа в систему переработки информации и огра­ничивает ее поток для того, чтобы избежать перегрузки системы.

⇐ Предыдущая21222324252627282930Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/6x3648.html

Теории внимания в когнитивной психологии

13.1. Теории и модели внимания в когнитивной психологии

Предыдущая43444546474849505152535455565758Следующая

Возможности человеческой психики, к сожалению, не безгра-ничны.

В когнитивной психологии проблема внимания в целом формулируется в виде вопроса о природе ограничений, наклады­ваемых на переработку информации свойствами психики.

Други-ми словами, внимание понимается как своеобразный селектор, который спасает психику от перегрузки. Решение проблемы огра­ниченной способности переработки информации предполагается в трех вариантах.

Существует группа теорий, которая рассматривает внимание как «фильтр», который блокирует переработку избыточной ин-формации (Д. Бродбент, А. Трейсман, Д. и Э. Дойчи). Тогда цент­ральной становится тематика описания свойств такого фильтра и его местоположения в системе. Данный подход к вниманию мож-ноназвать структурным.

Функциональный подход к вниманию в рамках когнитивной психологии распадается на ресурсные кон-цепции внимания, которые предполагают характеристику внима-ния как стратегии распределения ограниченного ресурса системы между «потребителями» (Д. Канеман) и понимание внимания как активного отбора необходимой информации (У. Найссер).

8. Модели ранней селекции: модель фильтра Д. Бродбента, модель аттенюатора А. Трейсман.

Первую собственно психологическую модель данного типа предложил Д. Бродбент (1958).

В целом соглашаясь с описанием фильтра как устройства, которое жестко отсекает нерелевантную информацию на основе анализа сенсорных признаков, он дал объяснена того, как формируются настройки фильтра.

Ведь если бы фильтр не «настраивался» определенным образом перед приемом информа­ции, мы бы были вынуждены всю жизнь воспринимать только один тип стимулов, например только женские голоса.

Бродбент предпо­ложил, что фильтр включается не сразу, а только после того как воз­никает угроза перегрузки блока переработки информации ограни­ченной емкости. Этот блок находится после системы первичного сенсорного анализа и предназначен для перцептивной обработки по­ступающей информации.

Блок перцептивной обработки может од­новременно «впустить» в себя не более шести единиц информации. Как только он оказывается заполненным, включается фильтр, кото­рый «впускает» новые порции информации, подобные уже содержа­щейся в нем. Происходит это по мере «продвижения» перцептивно обработанной информации в глубь системы. Блок перцептивной об­работки структурно и функционально аналогичен подсистеме крат­ковременной памяти.

Свою гипотезу Д. Бродбент проиллюстрировал с помощью экс­перимента на «расщепленный» объем памяти. Испытуемым по ре­левантному каналу дихотически подавался ряд из шести цифр. По нерелевантному каналу подавался ряд из двух цифр. Причем циф­ры могли подаваться одновременно с началом или концом ряда.

Потом испытуемых просили воспроизвести цифры, которые они услышали. Оказалось, если подача пары цифр по нерелевантному каналу совпадала с началом релевантного ряда, испытуемые воспро­изводили ее примерно в 50% случаев. Когда же она совпадала с кон­цом ряда, испытуемые могли воспроизвести их только в 25% случа­ев.

Полученные данные подтверждали гипотезу Бродбента: снача­ла в блок перцептивной переработки поступает информация как с релевантного, так и нерелевантного канала, но когда объем инфор­мации достигает шести единиц, нерелевантный канал блокируется.

Именно поэтому испытуемые не могут воспроизвести нерелевант­ную пару цифр, когда она звучит в конце серии (ограниченный объем уже заполнен).

Однако представление о жестких свойствах фильтра были ско­ро смягчены. В эксперименте Н.

Морея (1959) испытуемые не реа­гировали на команды «Остановись!» или «Переключись на другое ухо!», когда они подавались по нерелевантному каналу.

Но в том случае, если команды предварялись обращением к испытуемому по имени («Джон Смит, остановись!» или «Джон Смит, переключись на другое ухо!»), испытуемые их выполняли.

В эксперименте А.

Трейсман (1964), которая впоследствии пред­ложила модель «аттенюатора», испытуемым по нерелевантному каналу с небольшой отсрочкой подавался текст, аналогичный по содержанию релевантному сообщению, но на другом известном ис­пытуемому языке. Испытуемые фиксировали факт тождественно­сти сообщений («Да ведь это одно, и то же!»). Таким образом, дан­ные свидетельствовали о том, что нерелевантная информация мо­жет подвергаться анализу на уровне значения.

Модель аттенюатора А. Трейсман предполагает, что фильтр, расположенный у входа с систему, не блокирует нерелевантный поток информации, а лишь ослабляет его (от фр. attenuer — смягчать, ослаблять). Модель Трейсман описывает и дальнейшую судьбу ин­формации, которая проходит через аттенюатор.

Трейсман включа­ет в модель систему «словаря», во многом тождественную долго­временной памяти. Поясним, как происходит переработка инфор­мации в модели А. Трейсман. После того как поток стимуляции преодолевает аттенюатор, часть каналов остается в неизменном виде, а часть ослабляется.

Для того чтобы подвергнуться дальней­шей обработке, канал должен «встретиться» с соответствующей ему единицей словаря (категорией). Сигнал, идущий по неослаб­ленному релевантному каналу, с максимальной вероятностью «встретит» свою семантическую единицу и подвергнется дальней­шей обработке.

Сигналы, идущие по нерелевантным каналам и, следовательно, ослабленные, имеют меньше шансов достичь соот­ветствующие им словарные единицы.

Однако дело не всегда обстоит так просто. Словарные единицы имеют различный порог активации. Условно можно представить ситуацию так, что различные единицы находятся на разном «рассто­янии» от аттенюатора. Например, такие категории, как имя испыту­емого, то, что связано с его профессией или увлечением, расположе­ны «близко» к аттенюатору.

А слова, связанные с травматическим опытом, — «далеко». Поэтому словарным единицам, имеющим минимальный порог активации, достаточно и ослабленного аттеню­атором сигнала.

Кроме того, Трейсман вводит понятие «контексту­ального понижения порога активации»: единицы, близкие по зна­чению тем единицам, которые уже активированы, как будто «при­двигаются» к аттенюатору и в связи с этим становятся легче доступными для активации.

Предыдущая43444546474849505152535455565758Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/9-32882.html

Когнитивные модели внимания

13.1. Теории и модели внимания в когнитивной психологии

На основе результатов исследований, выполненных в рамках микроструктур- ного анализа, предложен ряд моделей, характеризующих микроструктуру пе- реработки информации, в которую входят следующие функциональные блоки: сенсорная память, иконическая память, зрительная кратко- временная память, буферная память опознания и т.д. Важной характерис- тикой системы функциональных блоков является наличие каналов с огра- ниченной пропускной способностью. С помощью микроструктурного ана- лиза удалось точнее описать механизмы, ответственные за лимитированный объем восприятия и селективность внимания. Начало исследованиям селек- тивности положила работа Д.Бродбента [Broadbent, 1958], в которой вни- мание сравнивалось с фильтром, осуществляющим отбор информации и предохраняющим канал с ограниченной пропускной способностью от пе-

регрузки.

Модель ранней селекции Д. Бродбента была лишь первой во множестве структурных моделей внимания.

В результате многочисленных экспери- ментов, в которых использовались в основном перечисленные выше ме- тоды и приемы, не было получено однозначного ответа на вопрос о лока- лизации фильтра [Broadbent, 1971; 1982; Shiffrin, 1975; Stroch, 1971; Welford, 1976].

«Вместо того чтобы быть фиксированным структурным элементом, внимание в этих исследованиях обнаружило черты хамелеона, принима- ющего все новые обличия в зависимости от тонких особенностей решае- мой задачи» [цит. по: Величковский, 1982]. Следствием этого явилось рас-

пространение теорий, вообще отрицающих представление о фильтре.

Отказавшись от структурных моделей с использованием каналов с огра- ниченной пропускной способностью и фильтрами исследовантели обра- тились к забытым представлениям об апперцепции В. Вундта. Так, в ра- ботах У. Найссера [Neisser, 1967], Дж.

Хохберга JHochberg, 1970] внимание понимается как активное предвосхищение результатов восприятия, веду- щее к синтезу сенсорных данных на основе внутренних схем. В отличии от авторов структурных моделей, У.

Найссер [1981; Neisser, 1967] отмеча- ет циклический, разворачивающийся во времени характер познания, под- черкивая позитивный характер фокального внимания. У .Найссер разли-

чает два вида познавательных процессов [Neisser, 1967].

Первый вид — процессы предвнимания, выполняющие как минимум две функции: выделение фигуры из фона и слежение за внезапными со- бытиями (аналог бдительности). Выделение фигуры из фона — это про- цесс, достаточно хорошо изученный еще в рамках первых исследований гештальтпсихологов [Келер, 1976; Koffka, 1935; Wertheimer, I923].

В про- цессе этих исследований, в частности установлено, что для группировки нескольких объектов существенны возможность объединения объектов в «хорошие» формы, схожесть ориентации контуров и т.д. Феномен бди- тельности (в понимании У. Найссера) был продемонстрирован с помо- щью методики селективного чтения [Найссер, 1981].

Стимульный мате-

риал данной методики представлял собой текст, в котором наряду с ос-

Глава 4. Внимание

новным содержанием между строк была записана дополнительная ин- формация. Читая основной текст, испытуемые воспринимали и дополни- тельную информацию, особенно — значимого характера.

Разработка но- вой инструкции о значимости в эксперименте дополнительной информа- ции привела к улучшению ее восприятия и запоминания, но не снизила скорость чтения.

С функцией бдительности связывают также факт быст- рого поиска перевернутой цифры в последовательности нормально рас-

положенных цифр [цит. по: Величковский, 1982].

Несколько иная концепция «предвнимательной» фазы была предложе- на A.M. Трисман [Treisman, 1979; 1980].

Функция селективного внимания, по ее мнению, состоит в конъюнктивной интеграции сенсорных призна- ков; при этом уровень независимого существования признаков недоступен сознанию.

На основе этих представлений Б.М. Величковским [1982] были

выдвинуты и экспериментально подтверждены следующие гипотезы:

1) если искомый объект отличается одним признаком, то его поиск мо-
жет происходить без участия внимания — параллельно;

2) если объект отличается конъюнкцией признаков, то поиск происхо-
дит последовательно путем просмотра иррелевантных объектов;

3) различение текстур и выделение фигуры из фона возможно на осно-
ве отдельных признаков, но не их конъюнкции;

4) при отвлечении внимания независимое существование признаков мо- жет приводить к иллюзорным конъюнкциям [цит. по: Величковский,

1982].

Второй вид — последовательные процессы фокального внимания — нагляд-
но представлен в методике селективного смотрения, разработанной У. Найссе- ром совместно с Р. Беклином [Найссер, 1976; Neisser, 1967].

В данной ме- тодике испытуемым предъявляется на экране совмещенная видеозапись двух спортивных игр. Они должны следить за одной из спортивных игр, регистрируя все релевантные события нажатием на ключ.

Результаты по- казали что даже при высоком темпе релевантных событий присутствие интерферирующего фильма не снижает успешности работы по сравнению с контрольными условиями [цит. по: Величковский, 1982]. У.

Найссер счи- тает, что только теория внимания как схематического предвосхищения бу- дущего позволяет объяснить эти результаты. Фокальное внимание также

вполне соотносимо с понятием функционального фовеа [Зинченко, 1969;

Breitmeyer, 1976].

Во многом схожи представления У. Найссера и Дж. Хохберга [Hochberg, 1970]. Восприятие для последнего является подтверждением меняющего- ся набора предвосхищений сенсорной стимуляции. В памяти при этом со- храняется информация, подтвердившая наши ожидания.

Стимулы, кото- рые не подтвердили ожидания, почти сразу забываются, если только они не имеют каких-либо особенных признаков [цит. по: Величковский, 1982).

В ходе процесса восприятия возможны генерирование и подтверждение очень тонких и специальных гипотез без какого-либо участия сознания, что

нашло подтверждение в ряде исследований [Hochberg, 1970]. Данная тео-

Когнитивные модели внимания

ретическая интерпретация позволяет подойти к объяснению сложных
форм сенсомоторных координации, протекающих без участия сознания.

Другой альтернативой структурным моделям является теория Д. Кане- мана [Kahneman, 1973], в соответствии с которой количество когнитивных ресурсов, лимитирующих внутреннее усилие (или внимание), является в каждый момент времени постоянной величиной, хотя и может меняться под влиянием состояния активации.

Умственное усилие (акт внимания) определяется не желанием и сознательными интенциями, а объективной сложностью задачи. По мере роста сложности задачи происходит некото- рый рост активации и соответственно несколько повышается количество ресурсов внимания.

Однако количество выделяемых ресурсов постепенно отстает от растущей сложности задачи, поэтому возникают ошибки. При всех условиях часть ресурсов остается на решение экстренных задач.

Ко- личество ресурсов, выделяемых для решения основной задачи, можно те- стировать с помощью простой двигательной реакции на неожиданный сиг-

нал другой модальности.

Обзор экспериментальных исследований такого рода проведен М. По- знер [Posner, 1978].

В задаче сравнения физической идентичности двух по- следовательно предъявляемых букв время реакции на неожиданный акус- тический сигнал резко возрастает, если он предъявляется чуть ранее или одновременно со второй буквой, совпадая таким образом с процессом при- нятия решения в основной задаче. При совпадении акустической пробы с первой буквой или при ее попадании в интервал между буквами, когда предположительно происходят процессы «кодирования» информации, за- метного увеличения времени реакции не было [цит. по: Величковский, 1982]. Эти и многие другие данные [Kahneman, 1973; Norman, 1975] счи- таются подтверждением того, что два или несколько процессов могут ин- терферировать, предъявляя требования к ресурсам из одного и того же

ограниченного резервуара.

Не менее важный вклад в развитие описанной выше модели внесли эксперименты по изучению стратегий распределения ресурсов внимания. Исследования Д. Канемана и А.

Хеник показывают, что объем полного воспроизведения по позициям при тахистоскопическом предъявлении матриц определяется не столько факторами разрешающей способности зрения и латеральным торможением, сколько перцептивной организаци- ей материала и стратегиями распределения внимания [Kahneman, 1976; Kintsch, 1977]. Перцептивное поле подвергается группировке, и на обра- зовавшиеся группы символов последовательно выделяется все меньшая доля общих ресурсов внимания. Распределение внимания внутри груп- пы оказывается примерно равномерным. Перцептивная организация при этом навязывается цветовым кодированием или пространственной груп-

пировкой.

Более радикальных представлений придерживаются Д. Норман и Д. Боб- роу [Norman, 1975], предлагающие вообще отказаться от структурных ме- ханизмов и рассматривать любое ухудшение в решении некоторой зада-

чи как влияние двух типов ограничений познавательных возможностей

Глава 4. Внимание

человека: ограничения по ресурсам и ограничения по данным. Данный под- ход позволяет дать интерпретацию многим фактам, однако есть большие сомнения по поводу существования единой для разных задач шкалы уси- лий и единого резервуара ресурсов внимания [Alport, 1980; Smith, 1980;

Neisser, 1967].

Вместе с тем, многие из описанных экспериментов игнорируют эффек- ты тренировки и обучения, рассмотрению которых посвящен целый ряд работ [Johnston, 1978; Neisser, 1967].

Эти работы указывают на то, что воз- можно формирование достаточно сложных когнитивных навыков, или ав- томатизмов, действующих на неосознанном уровне и обеспечивающих большую успешность выполнения заданий в условиях отвлечения и рас- пределения внимания. По мнению М. Познер и К.

Снайдер автоматиче- ские процессы характеризуются активацией, которая возникает без созна- тельного намерения, без осознания и параллельно с активацией других подсистем [Posner, 1975].

Процессы, управляемые сознательно, напротив, интенциональны, осознанны и затрудняют другим процессам доступ к ограниченным ресурсам внимания. Данные представления позволили ав- торам предложить оригинальный прием разделения осознаваемых и ав-

томатических процессов — методику проигрыша—выигрыша. Поскольку

автоматическая обработка осуществляется полностью сформированными подсистемами, которые могут работать параллельно, предварительная на- стройка одной из этих подсистем приведет к ускорению обработки адек- ватной для нее информации, но не будет сопровождаться замедлением об- работки, если предъявлена будет неожиданная информация (выигрыш, но на проигрыш). Сознательно управляемая обработка также сопровождает- ся выигрышем при показе ожидаемых стимулов, но в случае неожиданной информации происходит ухудшение показателей обработки (как выигрыш,

так и проигрыш).

С использованием данного методического приема был проведен ряд ис- следований, показывающих, например, что интермодальная локализация сигнала является процессом автоматическим, а определение модальности сигнала— осознанным [Posner, 1978].

Процессы опознания букв, как вы- яснилось, включают в себя и автоматический и осознанный компонент (Posner, 1975].

Аналогичные результаты получены для задачи лексическо- го выбора, где требуется определить, является ли предъявленная последо-

вательность словом или нет [Neely, 1977].

Объяснение данных этих исследований, равно как и данных исследова- ний, проведенных ранее, может быть получено на основе модели Р. Шиф- фрина и У. Шнайдера [Shiffrin, 1975; 1977], которая различает процессы

автоматического обнаружения и управляемого поиска. Автоматическое об-
наружение
представляет собой восприятие стимулов посредством рутинных

программ обработки, хранящихся в долговременной памяти, и позволяет контролировать потоки информации, направлять внимание, генерировать

ответы. Управляемый поиск— это более или менее новая последователь-

ность преобразования информации, не хранящаяся в готовом виде. Управ-

ляемый поиск обычно осознается и может направляться инструкцией. И,

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/11_72199_kognitivnie-modeli-vnimaniya.html

Book for ucheba
Добавить комментарий