2.5. «Понимающая» социология М. Вебера

Содержание
  1. Лекция № 10. социология макса вебера / общая социология: конспект лекций
  2. Понимающая социология» М. Вебера
  3. Идеи Вебера получили широкий резонанс, как за рубежом, так и в дореволюционной России. Современники Макса Вебера на Западе высоко оценили его творчество
  4. 1. Концепция «понимающей социологии» как родоначальница особой традиции в социологическом мышлении
  5. 2. «Понимающая социология» как метод социального познания
  6. Понимающая социология, выступая против натурализации всего человеческого, делает сознание, субъективность действующего индивида главным объектом и критерием истинности социального познания. Но при этом забывается, что само сознание, или, говоря социологическим языком, мотивационно-смысловая сфера деятельности, объективно детерминирована и познание ее требует, прежде всего, познания именно этой внешней по отношению к субъективным «смыслам» и мотивам детерминации. То, что отражается в сознании непосредственного действующего лица, а именно субъективный смысл его деятельности, всегда неполно, искажено, частично описывает реальную ситуацию
  7. Заключение
  8. Список использованных источников
  9. Социология: конспект лекций
  10. 2.5. «Понимающая» социология М. Вебера
  11. Понимающая социология Макса Вебера
  12. Макс Вебер
  13. Понимающая социология
  14. Социальное действие
  15. Идеальный тип
  16. Социальные институты
  17. Исследование бюрократии
  18. Влияние понимающей социологии
  19. Выводы
  20. «Понимающая социология» М. Вебера

Лекция № 10. социология макса вебера / общая социология: конспект лекций

2.5. «Понимающая» социология М. Вебера

  • 1. Понимающая социология М. Вебера
  • 2. Понятие «идеального типа»
  • 3. Понятие социального действия
  • 4. Идеальные типы социальных действий
  • 5. Понятие рационализации социальной жизни
  • 6. Социология господства М. Вебера и ее типы
  • 7.

     Понятие бюрократии в теории М. Вебера

  • Позитивизм с самого начала приобрел господствующие позиции в социологии. Однако по мере ее развития М. Вебер исходит из того, что социология должна познавать те значения, которые люди придают своим действиям.

    Для этого и вводится термин «verstehen», который дословно переводится с немецкого как «понимать».

    В то же время социология, будучи наукой, изучающей человеческое поведение в максимально обобщенном виде, не может посвятить себя выявлению мотивов каждого отдельно взятого индивида: все эти мотивы настолько различаются и настолько не похожи один на другой, что мы окажемся не в состоянии составить их сколько-нибудь связное описание или создать какую-либо типологию. Однако в этом, по мнению М. Вебера, нет нужды: все люди имеют общую человеческую природу, и нам необходимо просто составить типологию различных поступков людей в их отношениях со своим социальным окружением.

    Суть использования «verstehen» состоит в том, чтобы поставить себя в положение других людей, для того чтобы увидеть, какое именно значение они придают своим действиям или каким целям по своему убеждению служат. Исследование значений человеческих поступков – это в какой-то степени просто развитие наших повседневных попыток понять действия множества различных окружающих нас людей.

    В качестве одного из важных исследовательских инструментов в своем социальном анализе М. Вебер использует понятие идеального типа.

    Идеальный тип – это некая мыслительная конструкция, которая извлекается не из эмпирической реальности, а создается в голове исследователя в качестве теоретической схемы изучаемого явления и выступает как своеобразный «эталон». М.

    Вебер подчеркивает, что сам по себе идеальный тип не может дать знания о соответствующих процессах и связях изучаемого социального явления, а представляет собою чисто методический инструмент.

    М. Вебер предполагал, что социологи отбирают в качестве характеристик идеального типа определенные аспекты поведения или институтов, которые доступны для наблюдения в реальном мире, и преувеличивают их до форм логически понятной интеллектуальной конструкции. Не все характеристики этой конструкции могут быть представлены в реальном мире.

    Но любую конкретную ситуацию можно понять глубже, сравнивая ее с идеальным типом. Например, конкретные бюрократические организации могут не совпадать в точности с элементами идеального типа бюрократии, однако знание этого идеального типа может пролить свет на эти реальные вариации.

    Поэтому идеальные типы представляют собой скорее гипотетические конструкции, формируемые из реальных явлений и имеющие объяснительную ценность.

    М. Вебер, с одной стороны, предполагал, что выявляемые расхождения между реальностью и идеальным типом должны вести к переопределению типа, а с другой стороны, он также утверждал, что идеальные типы являются моделями, не подлежащими проверке.

    Одним из центральных понятий веберовской социологии выступает социальное действие. Вот как определяет его сам М.

    Вебер: «Действием мы называем действие человека (независимо от того, носит ли оно внешний или внутренний характер, сводится ли к невмешательству или терпеливому приятию), если и поскольку действующий индивид или индивиды связывают с ним субъективный смысл.

    Социальным мы называем такое действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него».

    Таким образом, во-первых, важнейшим признаком социального действия является субъективный смысл – личностное осмысление возможных вариантов поведения.

    Во-вторых, важна сознательная ориентация субъекта на ответную реакцию окружающих, ожидание этой реакции.

    Социальное действие отличается от чисто рефлекторной активности (потирание уставших глаз) и от тех операций, на которые дробится действие (подготовить рабочее место, достать книгу и т. п.).

    Целерациональное действие. Этот в максимальной степени рациональный тип действия характеризуется ясностью и осознанием поставленной цели, причем это соотносится с рационально осмысленными средствами, обеспечивающими достижение именно этой, а не какой-то иной цели.

    В рациональности цели можно удостовериться двояким образом: во-первых, с точки зрения ее собственного содержания, во-вторых, с точки зрения целесообразности.

    В качестве социального действия (а значит, ориентированного на определенные ожидания со стороны других людей) оно предполагает рациональный расчет действующего субъекта на соответствующую реакцию со стороны окружающих людей и на использование их поведения для достижения поставленной цели.

    Такая модель выступает прежде всего идеальным типом, а значит, реальные человеческие поступки могут быть поняты через измерение степени отклонения от данной модели.

    Ценностнорациональное действие. Этот идеальный тип социального действия предполагает совершение таких поступков, которые основаны на убежденности в самодостаточной ценности поступка. Ценностнорациональное действие, по М.

    Веберу, всегда подчинено определенным требованиям, в следовании которым индивид видит свой долг.

    Если он поступает сообразно этим требованиям – даже если рациональный расчет предсказывает большую вероятность неблагоприятных последствий такого поступка для него лично, значит, мы имеем дело с ценностнорациональ-ным действием.

    Классический пример ценностнорационального действия: капитан тонущего судна покидает его последним, хотя это угрожает его жизни. Осознанность такой направленности действий, соотнесение их с определенными представлениями о ценностях – о долге, достоинстве, красоте, морали и т. п. – уже говорит об определенной рациональности, осмысленности.

    Традиционное действие. Этот тип действия формируется на основе следования традиции, т. е. подражания тем или иным образцам поведения, сложившимся в культуре и одобряемым ею, а потому практически не подлежащим рациональному осмыслению и критике.

    Такое действие совершается во многом чисто автоматически по сложившимся стереотипам, оно характеризуется стремлением ориентироваться на привычные образцы поведения, сложившиеся на основе собственного опыта и опыта предшествующих поколений.

    Несмотря на то что традиционные действия отнюдь не предполагают выработку ориентации на новые возможности, именно оно составляет львиную долю всех поступков, совершаемых индивидами.

    В какой-то степени приверженность людей к совершению традиционных действий (проявляемых в огромном числе вариантов) служит основой стабильности существования общества и предсказуемости поведения его членов.

    Аффективное действие – наименее осмысленное из приведенных в таблице идеальных типов. Главной его характеристикой является определенное эмоциональное состояние: вспышка страсти, ненависти, гнева, ужаса и т. п.

    Аффективное действие имеет свой «смысл» главным образом в скорейшем снятии возникшего эмоционального напряжения, в разрядке.

    Индивид действует под влиянием аффекта, если он стремится немедленно удовлетворить свою потребность в мести, наслаждении, преданности, блаженном созерцании или снять напряжение любых других аффектов, какими бы низменными или утонченными они ни были.

    Приведенная типология может служить неплохой иллюстрацией для понимания сущности того, что было выше определено как «идеальный тип».

    М. Вебер твердо убежден, что рационализация – это одна из главных тенденций исторического процесса.

    Рационализация находит свое выражение в увеличении доли целерациональных действий в общем объеме всех возможных типов социальных действий и в усилении их значимости с точки зрения структуры общества в целом.

    Это означает, что рационализируется способ ведения хозяйства, рационализируется управление, образ мышления. И все это, как считает М. Вебер, сопровождается колоссальным усилением социальной роли научного знания – этого наиболее «чистого» воплощения принципа рациональности.

    Формальная рациональность в веберовском понимании – это прежде всего калькулируемость всего, что поддается количественному учету и расчету. Тот тип общества, в котором возникает такого рода доминанта, современные социологи именуют индустриальным (хотя первым его назвал так еще К. Сен-Симон, а потом этот термин довольно активно использовал и О. Конт).

    Все прежде существовавшие типы обществ М. Вебер (и вслед за ним большинство современных социологов) называет традиционными. Важнейший признак традиционных обществ – это отсутствие в социальных действиях большинства их членов формально-рационального начала и преобладание поступков, наиболее близких по своему характеру к традиционному типу действия.

    Формально-рациональное – это определение, применимое к любому явлению, процессу, действию, которое не просто поддается количественному учету и расчету, но и, более того, в значительной степени исчерпывается своими количественными характеристиками.

    Движение самого процесса исторического развития характеризуется тенденцией нарастания в жизнедеятельности общества формально-рациональных начал и все большего преобладания целерационального типа социальных действий над всеми остальными.

    Это должно означать и повышение роли интеллекта в общей системе мотиваций и принятий решений социальными субъектами.

    Общество, где господствует формальная рациональность, – это такое общество, где в качестве нормы выступает рациональное (т. е. разумно-расчетливое) поведение.

    Все члены такого общества ведут себя таким образом, чтобы рационально и к всеобщей пользе применять и материальные ресурсы, и технологию, и деньги.

    Роскошь, к примеру, не может считаться рациональной, поскольку это отнюдь не разумное расходование ресурсов.

    Рационализация как процесс, как историческая тенденция, по М. Веберу, включает в себя:

    1) в экономической сфере – организацию фабричного производства бюрократическими средствами и расчеты выгод с помощью систематических оценивающих процедур;

    2) в религии – развитие теологических концепций интеллектуалами, постепенное исчезновение волшебного и вытеснение таинств личной ответственностью;

    3) в праве – эрозию специально устроенного законотворчества и произвольного судебного прецедента дедуктивными юридическими рассуждениями на основе универсальных законов;

    4) в политике – упадок традиционных норм узаконения и замещения харизматического лидерства регулярной партийной машиной;

    5) в моральном поведении – больший акцент на дисциплину и воспитание;

    6) в науке – последовательное снижение роли индивидуального инноватора и развитие исследовательских команд, скоординированных экспериментов и направляемой государством научной политики;

    7) в обществе в целом – распространение бюрократических методов управления, государственного контроля и администрирования.

    Рационализация – это процесс, посредством которого сфера человеческих отношений становится предметом расчета и управления во всех социальных сферах: политике, религии, экономической организации, университетском управлении, в лаборатории.

    Следует сразу отметить, что М. Вебер различает власть и господство. Первая, считает он, предшествует второму и не всегда обладает его характеристиками.

    Строго говоря, господство – это скорее процесс реализации власти.

    Кроме того, господство означает определенную вероятность того, что приказы, отдаваемые одними людьми (которые обладают властными полномочиями), встретят у других людей готовность подчиниться, выполнить их.

    Эти отношения, по М. Веберу, основаны на взаимных экспек-тациях: со стороны управляющего (того, кто отдает распоряжения) – ожидание того, что отдаваемое распоряжение будет непременно исполнено; со стороны управляемых – ожидание, что управляющий имеет право на отдание таких распоряжений.

    Только при уверенности в таком праве управляемый получает мотивацию к выполнению приказа. Другими словами, легитимное, т. е. законное, господство не может ограничиваться самим фактом применения власти, оно нуждается в вере в ее законность. Власть становится господством, когда она расценивается людьми как легитимная. При этом, утверждает М.

    Вебер, «… легитимность порядка может быть гарантирована только внутренне, а именно:

    1) чисто аффективно: эмоциональной преданностью;

    2) ценностно-рационально: верой в абсолютную значимость порядка в качестве выражения высочайших непреложных ценностей (нравственных, эстетических или каких-либо иных);

    3) религиозно: верой в зависимость блага и спасения от сохранения данного порядка».

    Существуют три идеологических основания легитимности, которые могут облекать правителей властью: традиционное, харизматическое и легально-рациональное. В соответствии с этим М. Вебер обосновывает три идеальных типа господства, каждый из которых получает наименование по своему идеологическому основанию. Рассмотрим каждый из этих типов подробнее.

    Легально-рациональное господство. Здесь основным мотивом подчинения выступает удовлетворение собственных интересов. При этом люди подчиняются общепринятым законам, правилам, которые другими людьми выражаются и от имени которых они выступают.

    Легально-рациональное господство подразумевает повиновение формальным правилам, установленным с помощью «правильных» публичных процедур.

    Отсюда столь важная роль, которую играет в легально-рациональном господстве бюрократия как неотъемлемый элемент рационального общества, и то огромное внимание, которое уделяет ей в своих исследованиях М. Вебер.

    Традиционное господство. Оно покоится на привычном, чаще всего не вполне осознанном убеждении в святости и незыблемости общепринятых традиций и в законности прерогатив власти, предоставляемых ими. Приверженец традиционной власти принимает правила, которые воплощают обычай и древнюю практику.

    В рамках этого типа господства право власти чаще всего носит наследственный характер (примерно так: «Я служу этому человеку, потому что его отцу служил мой отец, а его деду – мой дед»). В чистом своем виде это патриархальная власть.

    Понятие «патриархата» в социологии обычно используется для описания господства мужчин над женщинами, причем оно может проявляться в различных типах обществ.

    Это понятие употребляется также для описания определенного типа организации домашнего хозяйства, в котором старший по возрасту мужчина господствует над всем семейством, включая более молодых мужчин. Одной из наиболее распространенных разновидностей традиционного господства, по М. Веберу, является патримониализм.

    В патримониальных системах административная и политическая сила находятся под прямым личным контролем правителя. Причем поддержка патримониальной власти обеспечивается не столько теми силами, которые рекрутируются из землевладельческой аристократии (что типично, например, для феодализма), сколько с помощью рабов, регулярных войск или наемников. М. Вебер, рассматривая патримониализм, выделял следующие его черты:

    1) политическую нестабильность, поскольку он является объектом интриг и дворцовых переворотов;

    2) препятствие развитию рационального капитализма.

    Другими словами, патримониализм выступал в качестве одного из аспектов веберовского объяснения причин отсутствия капиталистического развития в различных восточных обществах, где доминировало личное правление.

    Харизматическое господство. Оно основано на исключительных качествах, приписываемых лидеру. Сам термин харизма (от греч.

    «harisma» – «божественный дар, благодать») ввел в социологический концептуальный аппарат немецкий теолог Э. Трельч.

    При наличии этого типа господства приказы исполняются потому, что последователи или ученики убеждены в совершенно особом характере своего вождя, власть которого превосходит обычную существующую практику.

    Харизматическое господство основано на экстраординарной, может быть, даже магической способности, которой обладает господин.

    Здесь не играют роли ни происхождение, ни связанная с ним наследственность, ни сколько-нибудь рациональные соображения – важны только личные качества лидера. Наличие харизмы означает прямое, непосредственно осуществляемое господство.

    Харизматиками были большинство прославленных в истории пророков (включая всех основателей мировых религий), полководцев и выдающихся политических вождей.

    Как правило, со смертью лидера ученики разносят харизматические верования или превращают их в традиционные («официальная харизма») либо легально-рациональные формы. Поэтому сама по себе харизматическая власть носит нестабильный и временный характер.

    Понятие «бюрократия» имеет два смысла:

    1) определенный способ управления;

    2) особая социальная группа, осуществляющая этот процесс управления. М. Вебер выделял рациональность в качестве основной характерной черты любой бюрократической организации. Бюрократическую рациональность, по М.

    Веберу, следует рассматривать как воплощение капитализма; поэтому решающую роль в бюрократической организации должны играть технические специалисты, получившие специальную подготовку и пользующиеся в своей работе научными методами.

    Бюрократическая организация характеризуется целым рядом важных черт, среди которых М. Вебер выделяет следующие:

    1) эффективность, достигаемую главным образом благодаря четкому разделению обязанностей между работниками аппарата, что дает возможность использовать на каждой из позиций узкоспециализированных и высококвалифицированных специалистов;

    2) строгую иерархизацию власти, которая позволяет вышестоящему должностному чиновнику осуществлять контроль за деятельностью нижестоящего;

    3) формально установленную и четко зафиксированную систему правил, обеспечивающую единообразие управленческой деятельности и применение общих инструкций к частным случаям, а также не допускающую неопределенности и двусмысленности толкования распоряжений; сотрудники бюрократической организации подчиняются прежде всего этим правилам, а не конкретной личности, которая их выражает;

    4) безличность административной деятельности и эмоциональную нейтральность отношений: каждый функционер выступает как формальный носитель социальной власти определенного уровня, представитель занимаемой им должности.

    К другим характерным чертам бюрократии относятся также следующие: администрирование, основанное на письменных документах; рекрутирование персонала на основе способностей, полученных с помощью специального образования; долгосрочная служба; продвижение на основе старшинства или заслуг; разделение приватного и официального дохода.

    Современный научный анализ позиции М. Вебера утверждает, что его идея о рациональности бюрократии содержит в себе два несколько различающихся момента. В одном смысле рациональность бюрократии состоит в том, что она максимизирует техническую эффективность.

    В другом смысле бюрократия представляет собой систему социального контроля или власти, которая принимается членами организации или социальной общности, поскольку они рассматривают правила как рациональные и справедливые – «легально-рациональная» система ценностей. Основная цель М.

    Вебера состояла в широком историческом сравнительном анализе способов политического администрирования и их воздействия на общество, он стремился выявить бюрократический идеальный тип.

    Реальные бюрократические организации достаточно часто оказываются неэффективными: они несут в себе наряду с рациональными чертами немало нерациональных, наряду с формальными отношениями – неформальные. Не говоря уже о том, что повиновение здесь нередко превращается в самоцель, а власть узаконивается самим фактом пребывания в должности.

    Источник: http://www.libma.ru/nauchnaja_literatura_prochee/obshaja_sociologija_konspekt_lekcii/p10.php

    Понимающая социология» М. Вебера

    2.5. «Понимающая» социология М. Вебера

    Карл Эмиль Максимилиан Вебер (1864 – 1920 гг.) – один из основателей современной социологии. Принадлежит к числу тех учёных, которые обладали энциклопедическими знаниями.

    Макс Вебер внёс значительный вклад в историческую науку, в социологию, философию, экономику, политологию, юриспруденцию, культурологию.

    В социологии Макс Вебер разработал: теорию социального действия, понятие «идеального типа», понятие «социальной ценности», теорию бюрократии, понятие «господства». В социологии М. Вебер является создателем направления «понимающая социология». По мнению М.

    Вебера, необходимость «понимания» предмета своего исследования отличает социологию от естественных наук. В качестве исходного пункта социологического исследования Вебер рассматривает поведение индивида. Действия индивида являются «первичным атомом» [5, с. 56]. «Понимающая социология» должна понять и объяснить следующие аспекты:

    1) посредством каких осмысленных действий люди пытаются осуществить свои стремления, в какой степени и по каким причинам им это удавалось или не удавалось;

    2) какие последствия имели их стремления для поведения других людей.

    Свою задачу в области социальных наук М. Вебер видел в том, чтобы понять действительную жизнь в её своеобразии. Считал, что истинное научное знание может опираться только на «закономерное» в социальной жизни, а «индивидуальное» (случайное) отбрасывается либо принимается только как иллюстрация к закону [5, с. 48].

    Социология, по мнению М. Вебера, есть наука, которая хочет понять и причинно объяснить социальное действие. По мнению социолога, совершать социальное действие может только человек и оно должно быть направлено по отношению к другим людям.

    «Социальным» называется такое действие, которое в соответствии со смыслом, заложенным в нём действующим или действующими, направлено на поведение других и ориентировано так в своём течении [5, с. 57]. Главной характеристикой социального действия является его смысл. Основными компонентами социального действия учёный называет цели, нормы, средства. М.

    Вебер выделил четыре типа социальных действий: целерациональные (например, действия предпринимателей в экономике с целью получения прибыли), ценностно-рациональные (например, предприниматель тратит деньги на церковь, а не на производство), традиционные (действия по трафарету, по привычке), аффективные (действия, где ведущим мотивом являются эмоциональные порывы, например, поведение футбольных болельщиков). Критерием выделения типов социального действия является рациональность, точность, мера [6].

    По мнению М. Вебера, наука должна давать идеальную картину процессов, происходящих в обществе. Разумеется, что в реальности такая конструкция носит характер утопии, полученной в результате мысленного доведения определённых элементов действительности до их полного выражения. Такие мыслительные конструкции Вебер назвал «идеальными типами».

    Идеальный тип – это искусственно логически сконструированное понятие, позволяющее выделить основные черты исследуемого социального феномена. «Идеальный тип» возникает из реального мира, а не из абстрактных теоретических построений.

    Научная ценность «идеального типа» определяется тем, в какой степени он будет способствовать познанию конкретных явлений культуры в их взаимосвязи, в их причинной обусловленности и значении [5, с. 51].

    Макс Вебервнёс значительный вклад в изучение политики. Ключевыми понятиями для политической социологии учёного являются понятия «господства» и «власти». По мнению социолога, власть– это способность действующего лица, преодолев сопротивление другого индивида, навязать свою волю. Политика, по мнению М.

    Вебера, – это стремление к участию во власти. «Господство» связано с понятием приказа. Тот, кто приказывает, ждёт, что его приказу будут повиноваться, а тот, кто должен повиноваться, ждёт приказа в приемлемой для себя форме.

    Государство есть отношения господства людей над людьми, опирающееся на легитимное насилие как средство. Вебер выделял три типа легитимного господства: легальное (рациональное), традиционное и харизматическое.

    Легальное опирается на веру людей в законность управления; традиционное основано на вере в традиции (монархия); харизматическое предполагает личную преданность правителю. Как один из феноменов легального господства, М. Вебер исследовал роль бюрократии в обществе.

    Легальное господство в наибольшей степени соответствует рациональной структуре экономики, поскольку бюрократическое управление означает господство посредством знания и в этом отношении носит специфически-рациональный характер [5, с. 73]. Исследования бюрократии у М.

    Вебера имели три основных вектора: анализ бюрократии как технически совершенного аппарата осуществления власти, критика предпринимаемых бюрократией попыток «вырваться» за рамки присущих ей функций; рассмотрение феномена бюрократии как отражения социальной структуры общества [5, с. 74].

    Таблица 2.6

    Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

    Источник: https://studopedia.ru/17_126988_ponimayushchaya-sotsiologiya-m-vebera.html

    Введение

    1. Концепция «понимающей социологии» как родоначальница особой традиции в социологическом мышлении

    2. «Понимающая социология» как метод социального познания

    Заключение

    Список использованных источников

    Идеи Вебера получили широкий резонанс, как за рубежом, так и в дореволюционной России. Современники Макса Вебера на Западе высоко оценили его творчество

    «Понимающая социология» активно развивалась в первой половине XX в. в Европе (в том числе и в России) и в США. Ее сторонниками становятся Г. Зиммель, А. Фиркандт, Ф. Знанецкий, Г. Блумер, Э. Хьюз, Р. Мертон, Т. Парсонс, П. Струве, Н. Кареев и др.

    1. Концепция «понимающей социологии» как родоначальница особой традиции в социологическом мышлении

    Современный читатель сравнительно слабо знаком с концепциями «понимания», получающими ныне все более широкое распространение в философии и социологии на Западе. Поэтому, прежде чем углубиться в систематическое рассмотрение и критику этих концепций, хотелось бы отметить несколько моментов, характерных именно для данного направления буржуазной социологической мысли.

    Понимающая социология стоит несколько особняком по отношению к прочим буржуазным социологическим теориям.

    Хотя проблематике понимания посвящено в последние годы на Западе значительное количество работ, многие социологи относятся к понимающей социологии весьма осторожно, считая (и небезосновательно) «понимание» не социологической проблемой, а родом экзотического философствования, полумистической проповедью, пришедшей из глубин «темной германской философии».

    Всякие попытки технико-социологического истолкования, а также выработки метода и процедуры понимания превращаются в логически строго структурированные тривиальности; многолетние дискуссии на эту тему не увенчались сколь-нибудь заметным успехом[1] .

    Почему же столь бесплодными оказываются споры? Может, так называемая понимающая социология действительно не несет в С ебе никакого положительного содержания? Может быть, понимание ‑ действительно псевдопроблема и правы социологи позитивистской ориентации, утверждающие теоретическуюбесполезность споров о сознании, внутреннем содержании, мысли, или, говоря более широко, о субъективном факторе в социальном процессе?

    Разумеется, ответ на последний вопрос будет отрицательным.

    Этим отрицанием предопределяется и ответ на первый из поставленных вопросов: дискуссия о понимании в современной западной социологии потому и оказалась бесплодной, что в целом натуралистическая и позитивистски ориентированная буржуазная социология не способна осмыслить проблематику понимания в широком мировоззренческом философско-социологическом контексте. А без такого осмысления весь круг проблем, связанных с изучением субъективного фактора в социально-историческом процессе, действительно лишается всякого права на существование.

    На первый взгляд может показаться, что область проблем и идей, интересующих теоретиков понимания, не имеет ничего общего с проблематикой марксистской социологии.

    Проблема понимания ‑ не технико-социологическая, а философско-социологическая, мировоззренческая.

    Поэтому и критический анализ той или иной системы понимающей социологии должен идти не «снизу» ‑ от так до сих пор и не выработанной никем формализованной процедуры понимания, а «сверху» ‑ от теоретической системы и теоретико-познавательных постулатов, которых придерживается автор той или иной концепции понимающей социологии.

    Можно выделить три типа концепций понимания в западной социологии, охватывающие весь спектр концепций понимания:

    1) натуралистическая рационализация понимания (сюда относится «объективно-понимающий» подход Карла Поппера и «точка зрения понимания», свойственная теориям «социального действия» Т. Парсонса, Р. Макайвера и др.;

    2) так называемая диалектическая (на деле ‑ эклектическая) модель понимания (в том виде, в каком она разрабатывается в критической теории Ю. Хабермаса и неокантианской герменевтике К.-О. Апеля);

    3) дескриптивная понимающая социология (представлена понимающей социологией А. Шюца и лингвистической социологией П. Уинча).

    Концепцию «понимающей социологии» разработал немецкий социолог Макс Вебер. Понимание как прямое постижение противопоставляется Вебером свойственному естественным наукам непрямому, выводному знанию, объяснению.

    Важно не объективное знание, а понимание социальных действий. На место оценки социальных явлений М. Вебер выдвигает принцип свободы от оценочных суждений.

    Данный принцип означает, что достоверность и истинность социальных явлений и их значимость для социального поведения есть вещи совершенно различные и подчас несовместимые.

    Отсюда следует, что нет плохого или хорошего, положительного или отрицательного социального действия, что любое социальное поведение следует понимать из его соотнесения с теми социальными ценностями, которые присущи данной социальной группе (принцип отнесения к ценностям).

    Осознание нового этапа человеческой жизнедеятельности как социальной трансформации в виде появления феномена глобальной культуры определяет новый вид социализации индивидов в современном мире.

    Это предполагает усиление значимости и реализации на практике методологических конструкций в контексте «понимающей социологии» М.

    Вебера, требующих открытости и готовности к новому, способности к рискам, точного определения цели, социальной ответственности, знания иностранных языков, признания объективности и равноправности существования различных культур.

    «Понимающая социология» М. Вебера сосредоточена на исследовании механизмов достижения взаимопонимания в процессе социальной коммуникации, которое достигается при адекватности взаимных интерпретаций.

    Важно отметить тот факт, что понимающая социология Макса Бебера стала родоначальницей целой традиции в социологическом мышлении, которую можно назвать традицией понимающей социологии.

    2. «Понимающая социология» как метод социального познания

    М. Вебер разработал концепцию и методику «понимающей социологии».

    Интересами его научной деятельности являются теория и методы познания, понятие и мотивы социального действия, вопросы социального отношения, типы социального поведения и многое другое.

    Помимо этого Вебер представляет собой достаточно редкий тип исследователя, стремящегося примирить два противоположных мира рационального и эмоционального, соотнеся их при этом на уровне науки.

    Максимилиан Вебер, немецкий социолог, философ и историк, внес существенный вклад в общую социологию, методологию социального познания, политическую социологию, экономическую социологию, социологию права и др. Свою концепцию М. Вебер называл «понимающей социологией». В ней исследователь ввел понятие «идеальный тип» и использовал его для анализа различных областей общественной жизни.

    Вебер выделяет четыре основных типа социального действия:

    1. Целерациональное действие — в его основе лежит ожидание определенного поведения предметов внешнего мира и других людей и использование этого ожидания в качестве «условий» или «средств» для достижения своей рационально поставленной и продуманной цели;

    2. Ценностно-рациональное — основано на вере в безусловную ценность определенного поведения независимо от его результата;

    3. Аффективное — определяется эмоциональным состоянием индивида или аффектами;

    4. Традиционное — определяется традицией или привычкой.

    По мнению Вебера, наибольшей «очевидностью» отличается целерациональная интерпретация. Определенные «отклонения от нормального» недоступны человеческому пониманию и последующему объяснению в той же мере как другие процессы[2] .

    Вебер приводит в пример процесс тренировки памяти и интеллекта, который лишь частично «доступен пониманию» — не более чем ряд психопатических проявлений. Поэтому науки, основанные на понимании, рассматривают устанавливаемую регулярность в подобных психических процессах аналогично закономерностям физической природы.

    Но, при этом, как отмечает Вебер, не следует на основе очевидности целерационального поведения делать вывод о том, что социологическое объяснение ставит своей целью именно рациональное толкование.

    Во внимание принимается немаловажная роль в поведении человека иррациональных аффектов, эмоциональных состояний, а также роль меняющихся целей, которые не всегда могут быть уже истолкованы как рациональные. Тем не менее, социология, подобно истории, дает сначала «прагматическое» истолкование, основываясь на рационально понятных связях действий.

    Поведение, доступное рациональному толкованию, в ходе социологического анализа понятных связей, часто позволяет конструировать наиболее подходящий «идеальный тип». Этот метод применяется в понимающей социологии. Ее специфическим объектом считается не любой вид «внутреннего состояния» или внешнего отношения, а действие.

    «Действием» же (включая намеренное бездействие, или нейтральность) всегда называется понятное отношение к «объектам». Это действие специфически характеризуется тем, что оно «имело» или предполагало (субъективный) смысл, независимо от степени его выраженности. Прежде всего, поведение является специфически важным для понимающей социологии.

    То есть его можно соотнести с поведением других людей по субъективно предполагаемому действующим лицом смыслу. Далее это поведение может быть определено также этим осмысленным соотнесением. В итоге поведение может быть понятно объяснено, исходя из этого субъективно предполагаемого смысла.

    Например, субъективно осмысленны и соотнесены с внешним миром такие влияющие на поведение эмоциональные состояния, как «гордость», «ревность», «зависть». Понимающая социология дифференцирует эти психофизические явления по типам смысловой, прежде всего внешней, соотнесенности действия. Поэтому целерациональность служит понимающей социологии идеальным типом именно для того, чтобы оценить степень иррациональности данного действия.

    Необходимо особо отметить, что понимающая социология М. Вебера, стремившаяся расшифровать внутренний смысл социальных действий, связана с идеями неокантианства и философии жизни.

    Понимающая социология, выступая против натурализации всего человеческого, делает сознание, субъективность действующего индивида главным объектом и критерием истинности социального познания. Но при этом забывается, что само сознание, или, говоря социологическим языком, мотивационно-смысловая сфера деятельности, объективно детерминирована и познание ее требует, прежде всего, познания именно этой внешней по отношению к субъективным «смыслам» и мотивам детерминации. То, что отражается в сознании непосредственного действующего лица, а именно субъективный смысл его деятельности, всегда неполно, искажено, частично описывает реальную ситуацию

    Основные категории понимающей социологии — это поведение, действие и социальное действие. Поведение является наиболее общей категорией деятельности, которая становится действием, если действующий связывает с ним субъективный смысл.

    Социальное действие возникает тогда, когда действие соотносится с действиями других людей и ориентируется на них. Сочетания социальных действий образуют «смысловые связи», на основе которых формируются социальные отношения и институты[3] .

    Метод социологии Вебера определяется, помимо концепции понимания, учением об идеальном типе. Идеальный тип по Веберу фиксирует «культурный смысл» того или иного явления, при этом идеальный тип становится эвристической гипотезой, способной упорядочивать многообразие материала без привязки к некоторой заданной схеме.

    Вебер отмечает заслугу исследователя Отмара Шпанна в разработке проблемы, который в ряде своих работ показывает значение для социологии предварительной функциональной постановки вопроса, называя это «универсальным методом». Так, при толковании поведения важно поставить вопрос, как возникает подобное действие, и какие мотивы его определяют.

    Например, сначала нужно знать, что делает «король», «чиновник», «предприниматель», то есть какое действие индивида данного типа важно для анализа и должно быть известно, прежде чем мы перейдем к такому анализу.

    При толковании поведения некоего сообщества, необходимо понять, какие мотивы заставляли и заставляют членов данного «сообщества» вести себя таким образом, чтобы подобное «сообщество» возникло и продолжало существовать.

    Подводя краткие итоги, отметим, что Макс Вебер – выдающийся немецкий социолог, создавший «понимающую социологию», в центре которой изучение социальных действий, как движущих факторов всего человеческого существования в его универсальности. Его отправной постулат состоял в том, что структура социальной реальности создается социальными действиями индивидов.

    Заключение

    Наибольшее влияние на развитие буржуазной социологической мысли оказали, пожалуй, идеи Макса Вебера, вошедшие в качестве составных элементов в концепции социального познания «теории социального действия», «критической социологии» Франкфуртской школы, а также отдельные аспекты философско-социологического учения Дж.Г. Мида. Но единственной теорией понимания, сформулированной еще в 30-е годы и активно обсуждаемой, анализируемой, дискутируемой и поныне, стала феноменологически обоснованная концепция понимающей социологии А. Шюца.

    В заключение ‑ несколько слов о роли и функциях «понимания» в системе буржуазного обществоведения. В настоящий момент в буржуазной философии и социологии налицо значительное возрастание интереса к проблематике понимания.

    Не случайно перечень рассматриваемых нами версий понимания почти совпадает с перечнем наиболее влиятельных ныне в буржуазном мире философско-социологических течений и направлений.

    Характерно, что интерес этот не только свойствен концепциям, предрасположенным к проблематике понимания в силу своих мировоззренческих и теоретико-методологических посылок (например, феноменология), но коснулся даже позитивизма, издавна известного как принципиальный противник неверифицируемых «спекуляций» относительно сознания, субъективности и т.п.

    Причиной усиления «понимающей» тенденции стал кризис буржуазной социологии, с особой остротой развернувшийся во второй половине 60-х и в 70-е годы XXвека.

    Список использованных источников

    1. Вебер М.О некоторых категориях понимающей социологии/ М. Вебер // Западноевропейская социология ХIХ — начала ХХ веков. — М., 1996. — С. 491-507.

    2. Вебер М. Избранные произведения: Основные социологические понятия. Пер. с нем. / Сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова; предисл. П.П. Гайденко. М., 1990. С.602-643.

    3. Гофман А.Б. Семь лекций по истории социологии. М., 1997.

    4. Ионин Л.Г. Понимающая социология. Историко-критический анализ. 1979. 208 с.

    5. История теоретической социологии / Под ред. И. Ф. Девятко. М.,1998.

    6. Смелзер Н. Социология: Пер. с англ. – М.: Феникс, 1994. – 688 с.

    7. Социология: Учебник для вузов / В.Н. Лавриненко, Н.А. Нартов, O.A. Шабанова, Г.С. Лукашова; Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — 407 с.

    8. Тексты по истории социологии XIX-XX вв. Хрестоматия. М., 1993

    9. Фролов С.С. Социология. М., 1999.

    [1] AbelTh. The Operation called Verstehen. ‑ The American Journal of Sociology, 1948, vol.54, N3. Данная работа, хотя и написана сравнительно давно, стала своего рода запальной свечой, послужившей поводом для начала дискуссии, не утихающей до сих пор.

    Материалы этой дискуссии, исторический обзор проблематики и анализ современных тенденций приспособления понимания к потребностям эмпирического исследования см в кн.: Verstehen: Subjective Understanding in the Social Sсiences /Ed. by M. Truzzi. Reading (Mass.), 1974. См. также: Brande L. Die Verstehende Sociologie: A New Look at an Old Problem.

    ‑ Sociology and Social Research, 1966, vol.50, N2; Baar K. Max Weber and the Process of Social Understanding. ‑ Sociology and Social Research, 1967, vol.51, N2; Markos G. The Model of Man and the Problem of Understanding. ‑ Revue Internationale de sociologie, 1969, vol.5, N3; Diquattro A. Verstehen as an Empirial Concept.

    ‑ Sociology and Social Research, 1972, vol.57, N1; Leat D. Misunderstanding Werstehen. ‑ TheSociologicalReview, 1972, vol.20, N1.

    [2] Вебер М. Избранные произведения: Основные социологические понятия. Пер. с нем. / Сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова; предисл. П. П. Гайденко. М., 1990. С.602-643.

    [3] Википедия — свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ru.wikipedia.org

    Источник: https://zinref.ru/000_uchebniki/02800_logika/011_lekcii_raznie_58/1836.htm

    Социология: конспект лекций

    2.5. «Понимающая» социология М. Вебера

    Предметом социологии Дюркгейм считал образующие эту реальность социальные факты, подразделяя их на «морфологические» и духовные. К первым он относил плотность населения, наличие путей сообщения, характер поселений и т. д.

    («материальный субстрат» общества), ко вторым – традиции, обычаи, религию, мораль, законы, моду и др. («коллективное сознание» общества).

    Впоследствии Дюркгейм дополнил это истолкование предмета социологии еще одним, определив социологию как науку об институтах, их возникновении и функционировании.

    В соответствии с пониманием предмета и задач социологии Дюркгейм определял и структуру социологического знания. В целом он делил социологию на три основные части: социальную морфологию, социальную физиологию и общую социологию.

    Социальная морфология аналогична анатомии: она исследует «субстрат» общества, его структуру, материальную форму. В ее сферу входит изучение, во-первых, природных условий жизни людей; во-вторых, народонаселения, его объема, плотности, распределения по территории.

    Социальная физиология исследует «жизненные проявления общества» и включает в себя ряд частных социологических теорий: социологию религии, социологию морали, социологию права, экономическую социологию и др.

    Общая социология осуществляет теоретический синтез и устанавливает наиболее общие социальные законы.

    Основные методологические принципы социологии Дюркгейма были изложены в его работе «Правила социологического метода». В качестве главных среди них можно выделить следующие:

    ? принцип эмпиризма и объективизма в изучении социальных явлений («социальные факты нужно рассматривать как вещи»);

    ? признание специфичности и автономности социальной реальности;

    ? приоритет социальной реальности над индивидуальной, ее решающая роль в детерминации сознания и поведения индивида.

    Эти принципы позволили Дюркгейму сформулировать некоторые положения функционального подхода к изучению социальных явлений. Чтобы объяснить социальный факт, отмечал Дюркгейм, необходимо выявить его функцию в создании социального порядка. Анализ социальной роли, социальной функции того или иного явления он считал главной задачей социологии.

    Изучая различные аспекты социальной жизни людей, Дюркгейм постоянно обращался к вопросам: что побуждает индивидов сплачиваться, каковы те связи, которые их объединяют? Поэтому центральной темой его научного творчества стала проблема социальной солидарности.

    В трактовке Дюркгейма солидарность выступает как высший моральный принцип, высшая моральная ценность. По существу, солидарность определяет общественное состояние, социальный порядок общества.

    Дюркгейм выделял два типа социальной солидарности: механическую и органическую.

    Первая предполагает сходство индивидов, тождественность исполняемых ими функций, неразвитость личностных качеств; вторая – самостоятельность индивидов, развитость их как личностей, разделение между ними функций в обществе.

    Механическая солидарность присуща простым, архаичным обществам, где коллектив поглощает индивида, а наличие репрессивного права свидетельствует о подавлении личности и господстве коллективного сознания (в основном религиозного).

    Органическая солидарность свойственна сложным, развитым обществам и основывается на всеобщем разделении труда, профессиональной специализации, экономической взаимосвязи индивидов. При этом прежнее архаичное коллективное сознание уступает место новому коллективному сознанию, которое все более принимает светский, рационалистический характер.

    Репрессивное право постепенно заменяется «реституционным» правом, ориентированным на перевоспитание нарушителей закона.

    Переход от механической к органической солидарности Дюркгейм рассматривал как общественный прогресс, главным фактором которого выступает разделение труда.

    В разделении труда, понимаемом как единство профессиональной специализации и кооперации, Дюркгейм видел фактор сплочения людей и преодоления центробежных тенденций.

    Разделение труда вынуждает людей обмениваться продуктами своей деятельности, совершенствовать свои профессиональные навыки и, следовательно, развивать свои личностные качества. В конечном счете, этот процесс открывает простор для расширения всех сфер «социального бытия».

    Однако со временем Дюркгейм был вынужден признать, что и в сложных обществах, основанных на разделении труда, встречаются всевозможные социальные патологии, связанные с потерей органической солидарности. Изучая эти явления, он разработал теорию социальной аномии, которая давала научное объяснение процессам социальной дезорганизации.

    Под термином «аномия» (буквально «беззаконие») Дюркгейм понимал отсутствие четкой системы социальных ценностей и норм, регулирующих поведение людей. Подобное явление характерно для переходных и кризисных периодов жизни, когда старые ценности и нормы перестают действовать, а новые еще не утвердились.

    Развернутое обоснование концепция социальной аномии получила в фундаментальной работе Дюркгейма «Самоубийство», где на большом статистическом материале прослеживалась динамика самоубийств в европейских странах в зависимости от различных социальных факторов. В данном произведении Дюркгейму удалось органично соединить эмпирическое и теоретическое в социологическом исследовании.

    Дюркгейм внес крупный вклад в развитие социологической мысли. Он заложил основы функционального подхода к изучению общества, разработал не только общую теорию и методологию социологического исследования, но и его конкретные методы, правила и процедуры. Введенный им в научный оборот термин «аномия» позволяет дать объяснение дефектов социальных норм и причин отклоняющегося поведения.

    2.5. «Понимающая» социология М. Вебера

    Макс Вебер (1864–1920) – выдающийся немецкий социолог, экономист, историк, создатель «понимающей» социологии и теории социального действия. Свои научные взгляды Вебер изложил в работах «Протестантская этика и дух капитализма», «Основные социологические понятия», «О некоторых категориях понимающей социологии», «Хозяйственная этика мировых религий» и др.

    Свою социологию Вебер называл «понимающей», поскольку она призвана раскрыть смысл поведения людей, «понять» и «причинно объяснить» их социальные действия.

    Именно социальное действие индивида Вебер выводил в качестве предмета социологии.

    Только на основе анализа социальных действий индивидов, подчеркивал он, могут быть глубоко осмыслены такие сложные понятия, как «общество», «государство», «народ» и др.

    Разрабатывая теорию социального действия, Вебер использовал введенное им понятие «идеальный тип», ставшее центральным в его методологии. «Идеальный тип» – это мыслительная, логическая конструкция, с помощью которой исследователь должен изучать явления (через определение степени отклонения этих явлений от данного «идеального типа»).

    Вебер выделил четыре «идеальных типа» социального действия: целерациональное, ценностно-рациональное, традиционное и аффективное:

    ? целерациональное действие– действие, предполагающее ясное осознание цели, соотнесенной с рационально осмысленными средствами ее достижения. Целерационально действует тот индивид, отмечал Вебер, чье поведение ориентировано на цель, средства и учитывает возможные побочные результаты. В качестве типичного примера такого действия может служить экономическое поведение предпринимателя;

    ? ценностно-рациональное действие– действие, ориентированное на определенные ценности (нравственные, религиозные, эстетические и др.), принятые индивидом.

    Как отмечал Вебер, ценностно-рационально действует тот индивид, кто, не считаясь с возможными последствиями, поступает в соответствии со своими убеждениями и выполняет то, что требуют от него долг, достоинство, религиозные предписания и т. д.;

    ? традиционное действие – действие, формируемое на основе подражания тем или иным социальным образцам поведения, закрепленным в культурной традиции и не подлежащим критической оценке.

    Традиционное действие диктуется привычками, обычаями, верованиями.

    Значимость этого типа действия определяется тем, что к нему относится большая часть повседневного поведения людей, в котором важную роль играют привычки;

    7

    Источник: http://litrus.net/book/read/169240?p=7

    Понимающая социология Макса Вебера

    2.5. «Понимающая» социология М. Вебера

    Социология – наука, изучающая общество, особенности его развития и общественные системы, а также социальные институты, отношения и общности. Она раскрывает внутренние механизмы строения социума и развития его структур, закономерности общественных действий и массового поведения людей и, конечно же, особенности взаимодействия общества и человека.

    Макс Вебер

    Одним из самых выдающихся специалистов в области социологии, а также одним из её основоположников (вместе с Карлом Марксом и Эмилем Дюркгеймом) является немецкий социолог, политический экономист, историк и философ по имени Макс Вебер.

    Его идеи оказали сильнейшее влияние на развитие социологической науки, а также ряда других общественных дисциплин.

    Он придерживался методов антипозитивизма и утверждал, что для изучения общественных действий следует применять не сугубо эмпирический, но более интерпретирующий и объясняющий подход. Само же понятие «социальное действие» также было введено Максом Вебером.

    Но, кроме всего прочего, этот человек является ещё и основоположником понимающей социологии, где не просто рассматриваются любые социальные действия, но распознаётся их смысл и цель с позиции вовлечённых в происходящее людей.

    Понимающая социология

    Согласно идеям Макса Вебера, социология должна представлять собой именно «понимающую» науку, т.к. поведение человека осмысленно. Однако это понимание нельзя назвать психологическим, ибо смысл не относится к области психического, а значит, его нельзя считать предметом изучения психологии.

    Этот смысл является частью социального действия – поведения, соотносящегося с поведением других, ориентируемое, корректируемое и регулируемое им.

    Основой созданной Вебером дисциплины является представление о том, что законы природы и общества противоположны друг другу, а значит, существуют два базисных типа научного знания – это естествознание (науки о природе) и гуманитарное знание (науки о культуре). Социология, в свою очередь, является пограничной наукой, в которой должно сочетаться самое лучшее из них.

    Получается, что из гуманитарного знания взята методология понимания и соотнесения с ценностями, а из естественного знания – причинно следственное толкование окружающей действительности и приверженность к точным данным. Суть понимающей социологии должна заключаться в понимании и объяснении социологом следующего:

    • Через какие осмысленные действия люди стремятся реализовать свои стремления, в какой мере и благодаря чему им это может удаваться или не удаваться?
    • Какие последствия имели и могут иметь стремления одних людей для поведения других?

    Но, если Карл Маркс и Эмиль Дюркгейм рассматривали социальные явления с позиции объективизма, а основным предметом анализа для них было общество, то Макс Вебер исходил из того, что природа социального должна рассматриваться субъективно, а акцент — ставиться на поведение отдельного человека.

    Иначе говоря, предметом социологии должно быть поведение индивида, его картина мира, убеждения, мнения, идеи и т.д. Ведь именно индивид с его представлениями, мотивами, целями и т.п. делает возможным понять, чем обусловлены социальные взаимодействия.

    И, исходя из тех посылок, что основным признаком социального является доступный и подлежащий пониманию субъективный смысл, социология Макса Вебера и получила название понимающей.

    Социальное действие

    Социальное действие по Веберу может быть нескольких видов, основанных на четырёх типах мотивации:

    • Целерациональноесоциальноедействие – основывается на ожидании конкретного поведения других людей и объектов внешнего мира, а также на применении этого ожидания как «средства» или «условия» для целей, которые рационально направлены и регулируемы (например, успех);
    • Ценностно-рациональное социальное действие – основывается на сознательной вере в религиозную, эстетическую, этическую или любую другую безусловную ценность какого-либо поведения, взятого за основу вне зависимости от его успешности и результативности;
    • Аффективное социальное действие – это, главным образом, эмоциональное действие, которое обусловлено аффектами или интенсивными эмоциональными состояниями человека;
    • Традиционное социальное действие – основывается на привычном поведении человека.

    Идеальный тип

    Чтобы выявить причинно-следственные связи и осмыслить поведение человека Максом Вебером был введён термин «идеальный тип». Этот идеальный тип является исксусственно-логически сконструированным термином, позволяющим выделять основные черты изучаемого социального феномена.

    Идеальный тип образован не абстрактными теоретическими построениями, а основан на проявлениях, имеющих место в реальной жизни. Причём, само понятие является динамическим – т.к.

    социум и область интересов его исследователей могут меняться, необходимо образование новых типологий, которые будут соответствовать этим изменениям.

    Социальные институты

    Также Вебером отдельно выделялись социальные институты, такие как государство, церковь, семья и другие, и социальные ассоциации, такие как общества и группы. Анализу социальных институтов учёный уделял отдельное внимание. В центре них всегда находится государство, которое сам Вебер определял как особую организацию публичной власти, обладающую монополией на легитимное насилие.

    Религия же — наиболее яркий представитель смыслообразующих начал в поведении людей. Интересно то, что Вебер интересовался не столько сущностью религии, сколько тем, как её воспринимает и понимает человек, опираясь на свои субъективные переживания. Таким образом в ходе своих изысканий Макс Вебер даже выявил взаимосвязь между религиозными убеждениями людей и их экономическим поведением.

    Исследование бюрократии

    В работах Макса Вебера исследуются и такие явления как бюрократия и бюрократизация социума. Следует сказать, что отношение социологической науки к бюрократии является нейтральным. Вебер рассматривал её сквозь призму рациональности, которой, в его понимании, и является бюрократия.

    В понимающей социологии действенность бюрократии является её основополагающей характеристикой, вследствие чего сам этот термин приобретает положительное значение.

    Однако Вебер также отмечал, что бюрократия представляет потенциальную угрозу для демократии и либерально-буржуазных свобод, но, несмотря на это, никакое общество не может полноценно существовать без бюрократической машины.

    Влияние понимающей социологии

    Появление понимающей социологии Макса Вебера и её развитие самым серьёзным образом повлияло на западную социологию середины и второй половины XX столетия. Даже в настоящее время она является предметом бурных споров в сфере теоретико-методологических проблем социологического знания в целом.

    Те исходные предпосылки, которые сформулировал Макс Вебер, впоследствии развивались такими известными социологами как Эдвард Шилз, Флориан Витольд Знаненцкий, Джордж Герберт Мид и многими другими.

    А благодаря деятельности американского социолога Талкотта Парсонса по обобщению концепций понимающей социологии, теория социального действия послужила фундаментальной отправной точкой для всей поведенческой науки современности.

    Выводы

    Если рассуждать с позиции Макса Вебера, то социология является наукой о социальном поведении, стремящейся к его пониманию и толкованию. А социальное поведение отражает субъективное отношение человека, его внешне или внутренне проявляемую позицию, которая ориентирована на совершение поступка или отказ от него.

    Это отношение можно считать поведением тогда, когда в сознании человека оно связано с определённым смыслом. И считается поведение социальным, когда по этому смыслу оно соотносится с поведением других людей.

    Главной же задачей понимающей социологии является определение мотивов, которые движут людьми в тех или иных ситуациях.

    Если вас заинтересовали идеи Макса Вебера, вы можете обратиться к изучению одного (или всех) из его главных трудов – «Протестантская этика и дух капитализма», «Экономика и общество», «Основные социологические понятия», а также работ, посвящённых вопросам религии — «Древний иудаизм», «Религии Индии: социология индуизма и буддизма» и «Религия Китая: конфуцианство и даосизм».

    Источник: https://4brain.ru/blog/%D0%BF%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%B0%D1%8E%D1%89%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F-%D0%BC%D0%B0%D0%BA%D1%81%D0%B0-%D0%B2%D0%B5%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B0/

    «Понимающая социология» М. Вебера

    2.5. «Понимающая» социология М. Вебера

    КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

    Тема:

    СОДЕРЖАНИЕ

    Введение……………………………………………………………………………………………..2

    1.Краткая биография М. Вебера………………………………………………………………….4

    2. Смысл “понимающей” социологии……………………………………………………………4

    3. Социологический метод……………………………………………………………………….5

    4. Идеальные типы социальных действий……………………………………………………….6

           4.1. Целерациональное действие…………………………………………………………….7

           4.2. Ценностнорациональное действие……………………………………………………..7

          4.3. Традиционное действие……………………………………………………………..…..8

          4.4. Аффективное действие…………………………………………………………………..8

    5. Социология господства………………………………………………………………………..9

          5.1.Легально-рациональное господство (рациональное)…………………………………10

          5.2. Традиционное господство………………………………………………………………11

          5.3.Харизматическое господство……………………………………………………………11

    6. Социология религии……………………………………………………………………….…11

    Заключение………………………………………………………………………………………14

    Библиографический список…………………………………………………………………….15

    ВВЕДЕНИЕ

    Макса Вебера, немецкий философ, экономист и историк, является одним из основателей современной социологии. Он дал систематическое изложение концептуальных основ социологической перспективы, разработал последовательную философию социальной науки, которая осмыслила сущностные основы социального действия.

    В ряде самостоятельных областей он уловил основные характеристики современной индустриальной цивилизации, через эмпирические исследования современного общества сформулировал ряд ключевых вопросов, которые стали средоточием дальнейших принципиальных дискуссий в рамках данной дисциплины.

    Вершиной его творчества по праву можно считать «понимающую» социологию, которая будет рассмотрена в данной работе.

    1.Краткая биография М. Вебера

             Максимилиа́н Карл Эми́ль Ве́бер родился 21 апреля 1864, Эрфурт, Пруссия в семье юриста. Был талантливым немецким социологом, историком, экономистом. В 1892—1894 годах работал приват-доцентом, а затем экстраординарным профессором в Берлинском университете.

    В 1894—1896 годах — являлся профессором национальной экономии во Фрейбургском, а с 1896 года — в Гейдельбергском университете. Одновременно ведет активную научно-исследовательскую и публицистическую деятельность. Являлся одним из основателей «Немецкого социологического общества».

    С 1904 Вебер становится редактором немецкого социологического журнала «Архив социальной науки и социальной политики», в котором выходят наиболее важные его труды, в том числе ставшее всемирно известным исследование «Протестантская этика и дух капитализма».

    Этим исследованием начинается серия публикаций Вебера по социологии религии, которой он занимался вплоть до своей смерти.

    Одновременно Вебер размышлял над проблемами логики и методологии социальных наук: с 1903 по 1905 вышла серия его статей под общим названием «Рошер и Книс и логические проблемы исторической политэкономии», в 1904 — статья «Объективность социально-научного и социально-политического познания», в 1906 — «Критические исследования в области логики наук о культуре». С 1918 года он стал профессором национальной экономики в Венском университете. В 1919 году — советником немецкой делегации на Версальских переговорах. Его теории на сегодняшний момент являются основой социологии: учение о социальном действии и мотивации, об общественном разделении труда, об отчуждении, о профессии как призвании.

              Основные теоретические работы Вебера были: «Биржа и ее значение», «История хозяйства», «Наука как призвание и профессия», «Политика как призвание и профессия», «О некоторых категориях понимающей социологии», «Протестантская этика и дух капитализма».

    Круг интересов Макса Вебера в этот период был необычайно широк: он занимался античной, средневековой и новоевропейской историей хозяйства, права, религии и искусства, размышлял над природой современного капитализма, его историей и его дальнейшей судьбой, изучал проблему капиталистической урбанизации.

    С 1916 по 1919 Макс Вебер издавал одну из основных своих работ — «Хозяйственная этика мировых религий» — исследование, над которым он работал до конца своей жизни. Из наиболее важных последних выступлений В. следует отметить его работы «Политика как профессия» (1919) и «Наука как профессия» (1920).

    В них нашли отражение умонастроения Макса после Первой мировой войны, его недовольство политикой Германии в Веймарский период, а также весьма мрачный взгляд на будущее буржуазно-индустриальной цивилизации.

            Умер Макс Вебер 14 июня 1920 г в возрасте 56 лет от испанки (пандемия гриппа).

            Поле исследований Вебера весьма разнообразно и велико. Далее будет рассмотрена лишь часть социологических воззрений немецкого социолога и основной упор будет сделан на «понимающую» социологию.

     2. Смысл “понимающей” социологии

    В поведении любого индивидуума людей, как и в любом процессе, можно обнаружить связи и регулярность. Полученное путем истолкования “понимание” поведения людей содержит специфическую, весьма различную по своей степени качественную “очевидность”.

    Но одинаковое по своим внешним свойствам и по своему результату поведение может основываться на самых различных мотивах, наиболее понятный и очевидный из которых отнюдь не всегда является определяющим.

    “Понимание” связи всегда необходимо подвергать контролю и анализу, прежде чем принять пусть даже самое очевидное толкование в качестве значимого “понятного объяснения”. Наибольшей “очевидностью” отличается целерациональная интерпретация.

    Целерациональным называется такое поведение, ориентированное только на средства, (субъективно) представляющиеся адекватными для достижения (субъективно) однозначно воспринятой цели. Из специфической очевидности целерационального поведения не следует делать вывод о том, что социологическое объяснение ставит своей целью именно рациональное толкование.

    Принимая во внимание роль, которую в поведении человека играют “иррациональные по своей цели” аффекты и “эмоциональные состояния”, и тот факт, что каждое целерационально понимающее рассмотрение постоянно наталкивается на цели, которые сами по себе уже не могут быть истолкованы как рациональные “средства” для других целей, а должны быть просто приняты как целевые направленности, не допускающие дальнейшего рационального толкования, — даже если их возникновение как таковое может служить предметом дальнейшего “психологически” понятного объяснения, — можно было бы с таким же успехом утверждать прямо противоположное. Социология, подобно истории, дает сначала “прагматическое” истолкование, основываясь на рационально понятных связях действий. Именно так создается в политической экономике рациональная конструкция “экономического человека”. Такой же метод применяется и в понимающей социологии. Ведь ее специфическим объектом считается не любой вид “внутреннего состояния” или внешнего отношения, а действие. “Действием” же (включая намеренное бездействие, или нейтральность)  называется понятное отношение к “объектам”, т. е. такое, которое специфически характеризуется тем, что оно “имело” или предполагало (субъективный) смысл, независимо от степени его выраженности. Специфически важным для понимающей социологии является прежде всего поведение, которое, во-первых, по субъективно предполагаемому действующим лицом смыслу соотнесено с поведением других людей, во-вторых, определено также этим его осмысленным соотнесением и, в-третьих, может быть, исходя из этого (субъективно) предполагаемого смысла, понятно объяснено. Субъективно осмысленно соотнесены с внешним миром, и в частности с действиями других, и такие косвенно релевантные для поведения “эмоциональные состояния”, как “чувство собственного достоинства”, “гордость”, “зависть”, “ревность”. Однако понимающую социологию интересуют здесь не физиологические, ранее называвшиеся “психофизическими” явления, например, изменение пульса или быстроты реакции. Социология дифференцирует их по типам смысловой (прежде всего внешней) соотнесенности действия, и поэтому целерациональность служит ей — как мы вскоре увидим — идеальным типом именно для того, чтобы оценить степень его иррациональности. Только если определять (субъективно предполагаемый) смысл этой “соотнесенности” как “внутренние” пласты человеческого поведения (такую терминологию нельзя не считать вызывающей сомнение), можно было бы сказать, что понимающая социология рассматривает названные явления исключительно “изнутри”; но это означало бы: не посредством перечисления их физических или психических черт. Следовательно, различия психологических свойств в поведении не релевантны для нас сами по себе. События, лишенные смысла, субъективно соотнесенного с поведением других, по одному этому еще не безразличны с социологической точки зрения. Напротив, именно в них могут содержаться решающие условия, а следовательно, и причины, определяющие поведение. Ведь для понимающей науки человеческие действия в весьма существенной степени осмысленно соотносятся с не ведающим осмысления “внешним миром”, с явлениями и процессами природы: теоретическая конструкция поведения изолированного экономического человека, например, создана именно на этой основе. Однако значимость процессов, не обладающих субъективной “смысловой соотнесенностью”, таких, например, как кривая рождаемости и смертности, формирование посредством естественного отбора антропологических типов, а также чисто психические факторы, принимается понимающей социологией просто в качестве “условий” и “следствий”, на которые ориентируются осмысленные действия, подобно тому как в экономической науке используются климатические данные или данные из области физиологии растений.

    3. Социологический метод

            В качестве одного из исследовательских инструментов в своем социальном анализе Вебер использует понятие идеального типа.

    Идеальный тип — это некая мыслительная конструкция, которая извлекается не из эмпирической реальности, а создается в голове исследователя — в качестве теоретической схемы изучаемого явления — и выступает как своеобразный «эталон», сравнивая с которым интересующий объект, можно судить о мере удаления или, наоборот, приближения к нему исследуемой эмпирической реальности.

    Вебер подчеркивает, что сам по себе идеальный тип не может дать знания о соответствующих процессах и связях изучаемого социального явления, а представляет собою чисто методический инструмент.

    Вебер предполагал, что социологи отбирают в качестве характеристик идеального типа определенные аспекты поведения или институтов, которые доступны для наблюдения в реальном мире, и преувеличивают их до форм логически понятной интеллектуальной конструкции. Не все характеристики этой конструкции могут быть представлены в реальном мире.

    Но любую конкретную ситуацию можно понять глубже, сравнивая ее с идеальным типом. Например, какие-то бюрократические организации могут не совпадать в точности с элементами идеального типа бюрократии, однако знание этого идеального типа может пролить свет на эти реальные вариации.

    Поэтому идеальные типы представляют собой, скорее, гипотетические конструкции, формируемые из реальных явлений, и имеющие объяснительную ценность. «Идеальный» означает «абстрактный». Вообще говоря, точная связь между идеальными типами и реальностью, к которой они относятся, остается не до конца ясной.

    Вебер, с одной стороны, предполагал, что выявляемые расхождения между реальностью и идеальным типом должны вести к переопределению типа, а с другой стороны, он также утверждал, что идеальные типы являются моделями, не подлежащими проверке. Однако другие социологи трактовали их как проверяемые модели реального мира. Дополнительная путаница может возникнуть вследствие того, что Вебер сам часто молчаливо использовал идеальные типы как проверяемые модели. Впрочем, сущность этого инструмента станет лучше понятна из его применения. Далее будет рассмотрено два идеальных типа, использованных Вебером в его социологии.

    4. Идеальные типы социальных действий

    Одним из центральных понятий веберовской социологии выступает социальное действие. Вот как определял его сам Вебер: «Действием» называется действие человека (независимо от того, носит ли оно внешний или внутренний характер, сводится ли к невмешательству или терпеливому приятию), если и поскольку действующий индивид или индивиды связывают с ним субъективный смысл.

    «Социальным» называется такое действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него» . Однако действия и поступки людей изучают и другие науки, например история, психология.

    В чем же качественное своеобразие чисто социологических подходов? Прежде всего, в том, что социология изучает обобщенное поведение людей как если бы оно протекало в неких идеальных условиях. При этом ее интересует не только ориентированность действий на других людей, но и степень наполненности их определенным смыслом. Понятие же смысла выводится из соотношения цели и средств.

    Изучение различных вариантов такого соотношения приводит Вебера к построению идеальной типологии социальных действий (см. табл.1).

            Речь идет о том, что любые поступки и действия, совершаемые человеческими существами, могут быть «измерены» с помощью этих своеобразных эталонов, то есть могут с большей или меньшей степенью приближения отнесены к одному из четырех идеальных типов, приведенных в таблице. Далее будет рассмотрено каждле из них более подробно.

    Таблица 1

    Идеальные типы социальных действий

    ТипЦельСредстваОбщаяхарактеристика
    ЦелерациональноеОсознается ясно и  отчетливо. Предвидятся и оцениваются последствияАдекватные (целесообразные)Полностью рациональное. Предполагает рациональный расчет на реакцию окружения
    Ценностно-рациональноеСамо действие (как  самостоятельная ценность)Адекватные заданной целиРациональность может  оказаться ограниченной — иррациональностью заданной ценности (ритуал; этикет; дуэльный кодекс)
    ТрадиционноеМинимальное целеполагание (осознание цели)ПривычныеАвтоматическая реакция  на привычные раздражители
    АффективноеНе осознаетсяПодручныеСтремление к немедленному (или максимально быстрому) удовлетворению страсти, снятию нервно-эмо-ционального напряжения

    4.1. Целерациональное действие.

    Этот в максимальной степени рациональный тип действия характеризуется ясностью и осознанием поставленной цели, причем, это соотносится с рационально осмысленными средствами, обеспечивающими достижение именно этой, а не какой-то иной цели.

    В рациональности цели можно удостовериться двояким образом: во-первых, с точки зрения ее собственного содержания, во-вторых, с точки зрения целесообразности (т.е. сообразности с целью) избираемых средств.

    В качестве именно социального действия (а значит, ориентированного на определенные ожидания со стороны других людей) оно предполагает рациональный расчет действующего субъекта на соответствующую реакцию со стороны окружающих людей, с одной стороны, и на использование их поведения для достижения поставленной цели — с другой. Здесь необходимо учитывать, что такая модель выступает прежде всего идеальным типом, а значит, реальные человеческие поступки могут быть поняты прежде всего через измерение степени отклонения от данной модели. В одних случаях такие отклонения не слишком значительны, и мы можем говорить о реальном поступке как о «почти целерациональном». Если же отклонения более существенны, то они практически выводят нас на иные типы социального поведения.

    Источник: https://www.referat911.ru/Sociologiya/ponimajushhaya-sociologiya-m-vebera/286035-2620924-place1.html

    Book for ucheba
    Добавить комментарий