2. ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ (БЕЛАЯ) АРМИЯ (27.04.1920-26.09.1921)

Дальневосточная «Сибирская война»

2. ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ (БЕЛАЯ) АРМИЯ (27.04.1920-26.09.1921)

popov_2012 4 октября 1922 года началась Приморская наступательная операция войск Народно-революционной армии Дальневосточной республики (главнокомандующий В.К. Блюхер), проводимая совместно с партизанами. В ходе неё было завершено освобождение от интервентов и белогвардейцев Дальнего Востока.

Это был последний этап жестокой и трагической эпопеи гражданской войны на Дальнем Востоке. Войны во многом ещё малоизвестной, в которой были свои забытые герои.Железный офицер

Григорий Афанасьевич Вержбицкий. Родился 25 января 1875 года, по происхождению из мещан г.Летичева Подольской губернии.

Не окончив Каменец-Подольской гимназии, в 1893 г. поступил на военную службу рядовым на правах  вольноопределяющегося в 45 пехотный Азовский полк, а через год стал младшим унтер-офицером. В 1897 г.

Вержбицкий окончил по второму разряду Одесское пехот­ное юнкерское училище и был выпущен в 30 пехотный Полтавский полк.

Последовательно проходил все ступени карьеры кадрового офицера: занимал должности полкового адъютанта, заведующего мобилизацией полка, начальника ко­манды пеших разведчиков, командира роты, начальника учебной команды, начальника полко­вой школы подпрапорщиков. С началом русско-японской войны многие офицеры полков, дислоцированных в Европей­ской России, писали заявления о направлении на фронт. С 25 ноября 1904 г. поручик Вержбицкий был переведен в 11 Семипалатинский сибирский пехотный полк на театр военных действий в Маньчжурию. Он командовал ротой, получил ордена Св.Анны 4 степ, с надписью «За храбрость» и Св.Станислава 3 степ, с мечами и бантом, был произведен в штабс-капитаны. 14 ноября 1910 г.  Вержбицкий был переведен Высочайшим приказом в 44 Сибирский стрелковый полк. В своей части он «считался одним из самых дельных офицеров…Осторожный, умный, воспитан­ный, с выдержкой и большими познаниями в области литературы и истории, он пользовался в полку уважением …». На протяжении нескольких лет Вержбицкий избирался членом суда об­щества офицеров. Занимая должность начальника учебной команды полка, 15 марта 1913 г. он производится в чин капитана. В том же году размеренное течение службы было нарушено: Вержбицкий по собственному желанию вошел в состав экспедиционного отряда, отправленно­го 12 июля в Монголию для охраны коммуникаций во время волнений. Командуя отрядом, 31 августа 1913 г. он занял китайскую крепость Шарасуме. Через восемь лет русский флаг вновь будет развеваться над этой крепостью, захваченной войсками белого генерала С.Бакича… 

С началом Первой мировой войны Вержбицкий неоднократно подавал рапорты с просьбой об отправке на германский фронт, но его ходатайство было удовлетворено только 15 марта 1915 г.За доблесть он был награжден Георгиевским оружием и орденом Св.Георгия 4 степ., а также орденами Св. Владими­ра 4 степ, с мечами и бантом и Св.Анны 2 степ, с мечами . За бои под Сморгонь-Крево в 1917 г. он был удостоен солдатами полка награждения солдатским Георгиевским крес­том с пальмовой веткой. Г.А.Вержбицкий руководил действиями отряда из 536 Ефремовского и 534 Новокиевского (командир – полковник Б.М.Зиневич) пехотных полков и частей 54 пехотной дивизии. 1 сентября 1917 г. он вступил в командование бригадой 134 пехотной дивизии. К этому времени уже наступил развал фронта: агитация за прекращение войны сделала свое дело. Части утратили всякую боеспособность. 

После захвата власти большевиками и перехода фактического командования к войсковым ко­митетам, не желая подчиняться выборному началу в армии, Г.А.Вержбицкий отказался от предло­женной ему должности начальника 134 пехотной дивизии. Он не мог служить тем, кого считал врагами Родины и разрушителями России. За это полковник был судим общим собрани­ем комитетов корпуса и приговорен за неповиновение советской власти к смертной казни, но, спасенный преданными ему солдатами полков, бежал. 8 декабря ему удалось уехать в Омск. Затем он скрылся в Усть-Каменогорске и какое-то время занимался пчеловодством.. После октября 1917 в своем городе полковник Г.А.Вержбицкий организовал Усть-Каменогор­ский офицерский отряд. 20 июня 1918 Вержбицкий ответил согласием на предложение комкора Степного П.П. Иванова-Ринова и  г и принял командование над 1 Степной Сибирской дивизии, на следующий день Вержбицкий с отря­дом в 348 человек выступил на фронт в сторону Ишима. Усиленная притоком добровольцев дивизия дала первый бой красным у с.Голышманово и одержала победу. 
27 июля 1918 г. приказом № 84 по Степному Сибирскому корпусу почти вся Сибирь была объявлена на военном положении. Сферой дея­тельности генерала Вержбицкого являлась территория военных действий, т.е. на запад и север от рек Тобола и Исети. В его приказе говорилось: «Всяким активным выступлениям должен быть положен конец, и я с беспощадной строгостью пресеку все, как революционные, так и контрре­волюционные выступления, откуда бы таковые не исходили и каким бы способом они не прово­дились, т.е. путем ли активного выступления, призывом ли на словах или печатным словом. Ни революция, ни контрреволюция!» . 
26 августа 1918 г. дивизия Вержбицкого была переименована в 4 Сибирскую стрелковую. Осенью, командуя Западно-Сибирским отрядом, генерал выбил большевиков из бассейна р.Тавды, Алапаевска, Нижнего Тагила и Верхотурья, очистил Горнозаводский район. «Маленький, весь сплошной нерв», начальник отряда стоял со штабом у самых передовых частей. Он проявил себя очень энергичным командиром и хорошим организатором. «Наши интенданты – красные, – говорил Вержбицкий приезжавшим офицерам. – Что от них заберем в боях, то и имеем, с тыла ничего еще не получали». 1 января 1919 г. Григорий Афанасьевич был назначен командующим вновь созданным 3 Степным Сибирским армейским корпусом (4 Сибирская полковника И.С.Смолина и 7 Сибир­ская полковника Черкасова стрелковые дивизии) заново сформированной Сибирской армии. В феврале за боевые отличия по овладению Уральским хребтом Верховный правитель и Верховный главнокомандующий адмирал А.В.Колчак произвел Вержбицкого в генерал-лейтенанты. 
Приказом от 4 июля 1919 г. командующий 3 Степным Сибирским армейским корпусом был награжден орденом Св.Георгия 3 степ, «за то, что во время Кунгурской операции 22 января -7 марта 1919 года лично руководя войсками вверенной ему группы, принял решение энергичным ударом разбить сильную 23000-ю группу красных, угрожающую городу Кунгуру и левому флангу армии. Блестяще исполнив этот удар с силами почти в два раза меньшими, генерал-лейтенант Вержбицкий своей операцией очистил 200-верстное пространство от противника, захватил ряд укрепленных позиций с городом Оса, 3500 красных, 9 орудий и много других трофеев» .

После оставления Урала в конце июля 1919г. группа генерала Вержбицкого стала именовать­ся Южной группой войск 2 армии Восточного фронта. В это время в нее входили 4-я и 18 Си­бирские стрелковые дивизии и Штурмовая бригада 3 Степного корпуса. Ряд соединений был выведен из состава группы. 
Белые армии Восточного фронта продолжали отступление. В Великом Сибирском походе в конце 1919 г. Г.А.Вержбицкий был назначен начальником колонны, на правах командующего армией, в составе Южной и Тобольской групп. Переходы по заснеженной тайге были очень тяжелыми. Оказалась брошенной почти вся артиллерия. Тиф массами косил выбившихся из сил людей. После Красноярска армия стала вновь добровольческой, не желавшие продолжать борь­бу и идти в неизвестность, сдались в плен. Среди плененных был и начальник штаба группы генерал-майор Крузе. На совещании старших начальников в Нижнеудинске 23 января 1920 г. главнокомандующий фронтом генерал В.О.Каппель поручил командование 2 армией генералу Вержбицкому. В его колонну несколько ранее были влиты и остатки частей I армии.
Сибирский Ледяной поход Григорий Афанасьевич закончил в Чите 11 марта 1920. 22 августа  генерал Г.А.Вежбицкий временно принял Дальневосточную армию у выбывшего командировку генерал-лейтенант Н.А.Лохвицкого, а 23 октября был утвержден в должности командующего . За день до этого армия оставила Читу. Бои в Забайкалье окончились неудачей. Белые отступили в Маньчжурию. В Цицикаре генерал-лейтенант Вержбицкий отдал прика № 251, в котором объявил борьбу большевизмом законченной, а армию перевел на трудовое положение, хотя и сохранил четкую военную структуру. Видимо это было сделано под влиянием недавнего поражения. Вооружение и большую часть имущества отобрали китайские власти. В начале 1921 г. по договору с представителями Примор­ского облуправления части разместились в Гродеково, Никольск-Уссурийском, Раздольном и Владивостоке .

Гражданская война на Дальнем Востоке

Страшный для России 1917 года привел российский Дальний Восток в состояние хаоса. На власть в регионе претендовали: Временное правительство, казачьи атаманы Семёнов и Калмыков, Советы (большевики, эсдеки и эсеры), правительство автономной Сибири и даже директор КВЖД генерал Хорват и интервенты (в первую очередь японцы).

12 января 1918 года в Золотой Рог зашли крейсеры союзников: японский «Ивами» (поднятый после цусимского сражения русский «Орел») и британский «Суффолк». 1 марта 1918 года во Владивостоке на рейде встал на якорь американский крейсер «Бруклин». Позже в порт прибыл военный корабль китайцев. 

Общий вид на бухту Золотой Рог. Видны стоящие на рейде корабли союзников.


4 апреля 1918 года во Владивостоке было совершено убийство двух японцев, а уже 5 апреля в порту Владивостока высадились японский и английский десанты (англичане высадили 50 морских пехотинцев, японцы – 250 солдат) под предлогом защиты своих граждан.

 
В июне 1918 года возник открытый конфликт между местными Советами и представителями Антанты, иностранные войска силой противостояли попыткам местного совета вывезти из Владивостока на запад России стратегические запасы В ходе Первой Мировой во Владивостоке скопилось  большое количество военного снаряжение и оружия, привезённого сюда союзниками по Антанте для переброски на запад по Транссибу.Поэтому 29 июня командующий чехословацкими войсками во Владивостоке русский генерал-майор Дитерихс предъявил ультиматум владивостокскому совету: разоружить свои отряды в течиние полчаса. Ультиматум был вызван сведениями, что вывозимое имущество используется для вооружения пленных мадьяр и немцев – несколько их сотен находились недалеко от Владивостока в составе отрядов Красной гвардии. Чехи со стрельбой быстро заняли здание совета и приступили к насильственному разоружению отрядов городской Красной гвардии. 
После взятия Владивостока чехи продолжили наступление на «северные» отряды приморских большевиков и 5 июля взяли Уссурийск. 
Именно июньское выступление во Владивостоке чехословаков дало повод союзникам для открытой и масштабной интервенции. На совещании в Белом доме 6 июля 1918 года было решено, что США и Япония должны высадить на российском Дальнем Востоке по 7 тысяч солдат. Однако Япония действовала по своему плану: к концу 1918 года она имела на Дальнем Востоке уже 80 тыс. солдат. Вообще японцы называют те события “сибирской войной” и особенно истинных своих целей не скрывали (отгрызть у погруженного в смуту северного соседа как можно больше земель).

Японская кавалерия захватывает Хабаровск перед лицом вражеских канонерок, в виде врагов – русские в форме царского образца. Вот такие союзнички.
6 июля 1918 года в городе высадились многочисленные десанты интервентов, а союзное командование во Владивостоке объявило город «состоящим под международным контролем». Целью интервенции было объявлено оказание помощи чехам в их борьбе против германских и австрийских пленных на территории России, а также оказание помощи Чехословацкому корпусу в его продвижении с Дальнего Востока во Францию, а затем на родину. Чрезвычайный V съезд Советов Дальнего Востока решил прекратить борьбу на уссурийском фронте и перейти к партизанской борьбе. Функции органов Советской власти стали осуществлять штабы партизанских отрядов. 
В ноябре 1918 г. к власти в регионе пришло правительство адмирала А.В. Колчака. Уполномоченным Колчака на Дальнем Востоке был генерал Д.Л. Хорват. В июле 1919 г. военным диктатором Приморской области стал генерал С.Н. Розанов. Все областные правительства и иностранные державы признали А.В. Колчака «верховным правителем России». 
К концу 1918 года численность интервентов на Дальнем Востоке достигла 150 тыс. чел., в том числе японцев – свыше 70 тыс., американцев – ок. 11 тыс., чехов – 40 тыс. (включая Сибирь), а также небольшие контингенты англичан, французов, итальянцев, румын, поляков, сербов и китайцев. 

Под влиянием успехов Красной Армии участники интервенции на совещании 16 дек. 1919 г. вынесли решение о прекращении помощи белогвардейцам на территории России. США, опасаясь распространения большевистского влияния на американских солдат и рассчитывая на столкновение Японии с Советской Россией, 5 янв. 1920 приняли решение об эвакуации своих войск с Дальнего Востока. Япония формально заявила о своем “нейтралитете”.

В начале 1920 года власть во Владивостоке перешла к Временному правительству Приморской земской управы, состоявшему из представителей разных политических сил от коммунистов до кадетов. 
В ночь с 4 на 5 апреля 1920 года японские войска напали на революционные войска и организации Приморья. Чтобы остановить дальнейшее распространение японской агрессии в Забайкалье, 6 апреля 1920 года была создана буферная Дальневосточная республика (ДВР). Под международным давлением японцы были вынуждены вернуть к управлению Временное правительство Приморской земской управы. 
Советская Россия официально признала ДВР уже 14 мая 1920 года, предоставив ей с самого начала финансовую, дипломатическую, кадровую, хозяйственную и военную помощь. Это позволило Москве контролировать внутреннюю и внешнюю политику ДВР и создать Народно-революционную армию ДВР (НРА) на базе красных дивизий. 
Провозглашение ДВР способствовало предотвращению прямого военного конфликта между Советской Россией и Японией и выводу иностранных войск с территории Дальневосточного края, и создало возможность для Советской России с помощью НРА разгромить несоветские республики Забайкалья, Приамурья и Зелёный Клин. 
В январе 1921 состоялись выборы в Учредительное собрание Дальневосточной рес­публики. В число избранных депутатов вошли генералы Г.А.Вержбицкий и В.М.Молчанов, при­чем за них отдали свои голоса не только чины армии, но и часть населения Забайкалья. Вот только принять реальное участие в работе парламента не было никакой возможности: каппелевцы в Читу не поехали. Большинство в Учредительном собрании получили большевики в союзе с представителями крестьянских партизанских отрядов. За время своей деятельности (12 февраля—27 апреля 1921 года) Учредительное собрание приняло конституцию ДВР, согласно которой, республика являлась независимым демократическим государством, верховная государственная власть в котором принадлежит исключительно народу Дальнего Востока. 
26 мая 1921 г. с помощью каппелевцев во Владивостоке произошел переворот, приведший к власти Временное Приамурское правительство С.Н.Меркулова. В публицистике времён Гражданской войны это государственное образование получило название «Чёрный буфер». 31 мая Г.А.Вержбицкий стал командующим войсками правительства. В Хабаровском походе оперативное руководство арми­ей было передано генералу В.М.Молчанову. Григорий Афанасьевич занимался вопросами орга­низации и тыла, работая в контакте с правительством, Народным собранием и японским коман­дованием, с помощью которого удалось наконец получить оружие. 12 октября указом Времен­ного Приамурского правительства за № 47 Вержбицкий был назначен управляющим Военно-морским ведомством с правами военного министра Российской империи .
Вержбицкий времен дальневосточной эпопеи, крайний справа.
После переворота в мае 1921 года на территории Приморья возобновилось широкое партизанское движение подконтрольное большевикам. В условиях кризиса власти и раскола армии на враждующие группировки авторитета коман­дующего уже не хватало. 4 июня 1922 г. братья Меркуловы попытались изменить положение, назначив новым командующим всеми вооруженными силами контр-адмирала Г.К.Старка . Но и ему справиться с ситуацией не удалось. Наконец на созванном Земском соборе верховная власть в Приморье была передана генерал-лейтенанту М.К.Дитерихсу, объединившему посты главы правительства и главнокомандующего и провозглашенному 23 июля 1922 года Правителем Приамурского государственного образования. Своим указом за № 1 Дитерихс переименовал Приамурское государственное образование в Приамурский земский край, а армию в Земскую рать. Летом – осенью генерал Г.А.Вержбицкий не занимал официальных постов в армии. 
10-12 февраля 1922 года Народно-революционная армия под командованием В. К. Блюхера разбила белых в Волочаевском сражении. 14 февраля был взят Хабаровск. В условиях международного давления Англии и США не заинтересованных в чрезмерном усилении Японии к власти пришел кабинет адмирала Като, сторонника перенесения экспансии на Тихий океан, который 24 июня заявил о решении эвакуировать японские войска из Приморья к 1 ноября 1922. 
Земская рать с 1 сентября начала наступательную операцию против НРА ДВР, однако уже в октябре была практически полностью разгромлена. 
25 октября 1922 года Владивосток был взят частями НРА, Дальневосточная Республика восстановила контроль над всей территорией Приморья и «Чёрный буфер» прекратил свое существование. В этот же день закончилась эвакуация японских войск. Оккупированным японцами оставался только Северный Сахалин, откуда японцы ушли только 14 мая 1925 года. 

После поражения под Спасском Земская Рать (бывшая Дальневосточная армия) частью сил 1 ноября перешла китайскую границу у Хунчуня. Солдат и офицеров китайцы разместили в лагерях в Гирине. Внутренний порядок в группах беженцев поддерживался прежним началь­ством, которое сначала не отделялось от солдат. Только в мае 1923 г. были удалены из лагерей генералы Дитерихс, Вержбицкий, Молчанов .
Народное Собрание ДВР II созыва, выборы в которое были проведены летом, на своей сессии 4 — 15 ноября 1922 года приняло постановление о своём роспуске и восстановлении Советской власти на Дальнем Востоке. Позже, поздно вечером 14 ноября 1922 года командиры частей НРА ДВР от имени Народного собрания ДВР обратились во ВЦИК с просьбой включить ДВР в состав РСФСР, который через несколько часов 15 ноября 1922 года включил республику в состав РСФСР как Дальневосточную область. 
В эмиграции Г.А.Вержбицкий проживал в Харбине, где зарабатывал на жизнь как владелец дамской шляпной мастерской. Но основная деятельность генерала заключалась в сплочении чинов бывших Белых армий – офицеров, солдат, казаков. Граница с СССР была рядом, а за нею ненавистная и чуждая власть. 

После своего назначения в 1930 г. на пост начальника Дальневосточного отдела Русского Обще-Воинского Союза (РОВС) генерал М.К.Дитерихс обратился с призывом к эмиграции в Китае сплотиться для борьбы против советской власти. Учитывая свою непопулярность среди некоторых военных организаций, он выдвинул в качестве помощника генерала Г.А.Вержбицкого. Последнему удалось добиться частичного объединения эмиграции, собрав вокруг РОВС отдельные группировки, до того державшиеся в стороне .  Откликнулись многие полковые и кадетские объединения. Особое внимание было обращено на молодежные организации, как на воспитание смены и резерв. Вержбицкий «знакомился с их начальниками, посещал праздники и их парады и при их желании посылал своих инструкторов, которые организовывали курсы уряд­ников или унтер-офицеров при этих организациях. Этот подход со временем помог ему создать Военно-Учебный отряд, а еще позднее и Военно-Училищные курсы РОВС. куда могли посту­пать все успешно окончившие курсы при организациях… У всех у них оказалась общая платфор­ма – Национальная Россия и надежда на ее спасение с оружием в руках» .
После того, как оккупировавшие Маньчжурию японцы создали марионеточное государство Маньчжоу-Го, русским эмигрантам было предложено сформировать дивизию. Но и Дитерихс, и Вержбицкий проявили независимость, выставив неприемлемые для оккупантов условия. Даже необходимые переговоры с главой Японской военной миссии генералом Комацубара Верж­бицкий вел не лично, а через своего помощника, полковника Гриневского. В ответ японское командование предложило Вержбицкому покинуть в короткий срок пределы Маньчжоу-Го .
РОВС был закрыт, а затем переименован в Дальневосточный союз военных. В 1934 г. Григо­рия Афанасьевича выслали в Тяньцзин, где он проживал на Английской концессии. Некоторое время ГА.Вержбицкий занимал должность председателя комитета старшин Русского Нацио­нального клуба и возглавлял местное отделение РОВС. Как писал сподвижник генерала хорун­жий А.Н.Князев, «с занятием японцами Северного Китая и образования так называемого «Рус­ского Дома» в Тяньцзине, который провел принудительную мобилизацию русских эмигрантов, положение генерала опять стало серьезным, и только его смерть, может быть, избавила его от дальнейшего преследования» .
О том, как это произошло, сообщила газета «Возрождение Азии»: «В воскресенье, 20-го де­кабря 1942 года, в 9 часов утра скоропостижно скончался у себя на квартире Георгиевский Кавалер генерал-лейтенант Григорий Афанасьевич Вержбицкий. Без стона, тихо и мирно ото­шел в вечность боевой офицер, отдавший всю свою жизнь служению Родине, человек отзывчи­ый, уважаемый и любимый как своими друзьями, так и подчиненными. Еще за несколько минут до смерти покойный был на ногах в кругу своей семьи и собирался пойти в церковь. Он жаловался на боль в груди, но полагал, что это случайное явление и скоро пройдет…»”. После отпевания в Свято-Покровском храме ветерана трех войн, кавалера многих боевых орденов, пробывшего в офицерских чинах 45 лет, похоронили в Русской части международного кладбища Тяньцзина. В сопровождении оркестра и почетного караула всю дорогу офицеры несли гроб на руках. Среди множества провожавших были представители различных эмигрант­ких организаций, в том числе председатель Антикоммунистического комитета Е.Н.Пастухин. В памяти знавших его генерал остался скромным и доступным для всех человеком, всегда готовым помочь советом, в поиске работы, оказать срочную материальную помощь. Через некоторое время на могиле был поставлен памятник с инициалами РОВС. Судьба монумента неизвестна, но оснований для оптимизма немного. Так закончил свой жизненный путь русский генерал.

Поставь свою оценку

Mean: 4.17 Median: 5 Std. Dev 1.46

Источник: https://armyreporter-ru.livejournal.com/165621.html

Белый исход

2. ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ (БЕЛАЯ) АРМИЯ (27.04.1920-26.09.1921)

Приморье — последняя страница сопротивления большевикам

Андрей ЗУБОВ, ведущий рубрики, доктор исторических наук, профессор МГИМО, ответственный редактор двухтомника «История России. ХХ век»:

Прошлой осенью исполнилось 90 лет со времени окончания боев в Приморье — последнего этапа Гражданской войны в России.

Благодаря многочисленным публикациям, кинофильмам неплохо известна Белая борьба против большевиков на Юге, возглавлявшаяся сначала генералом Корниловым, потом Деникиным и Врангелем, и в Сибири — адмиралом Колчаком.

Намного хуже известны последние попытки организованного сопротивления русских людей большевизму, последние действия Белой власти на русской земле летом и осенью 1922 года. Пожалуй, старшее поколение помнит только слова революционной песни про «штурмовые ночи Спасска, волочаевские дни». Молодежь не помнит и этого.

Во Владивостоке на берегу моря многие годы высится монумент красным партизанам, с боя взявшим Приморье. Но нет монумента тем людям, которые, сжав от отчаяния зубы, защищали от красных последний клочок русской земли и, если не легли в родную землю, погибнув в бою, ушли непокоренными в долгое, на всю оставшуюся жизнь изгнание. О них забыли. Их как бы и не было.

Но настало время вспомнить. И не просто потому, что историю нельзя забывать. Ведь тогда, уже в полной безнадежности сопротивления новой «воровской рати», русские люди смогли сорганизоваться, избрать Земский собор, созвать ополчение. Не победа важна — важна готовность к сопротивлению. Этому учили и Шаламов, и Солженицын.

Этот урок мужества и веры, который преподали отцы и деды, очень нужен нам сегодня.

Доктор исторических наук Сергей Владимирович Волков, один из лучших знатоков Гражданской войны, рассказывает об этом последнем акте Белой борьбы.

В Хабаровском крае на Волочаевской сопке высится мемориал Красным партизанам, «с боя взявшим Приморье». Но нет монумента тем, кто защищал от красной напасти последний клочок русской земли
Михаил Константинович Дитерихс

После крушения белого Восточного фронта в Приморье 31 января 1920 года произошел переворот, приведший к власти те же самые силы, что взяли власть в ходе мятежа 24 декабря 1919 года в Иркутске, — коалицию левых партий во главе с эсерами при участии большевиков.

Но если в Иркутске вскоре власть была передана непосредственно большевикам, то в Приморье дело обстояло иначе. Здесь еще оставались японские войска, которые хотя и не вмешивались в спор русских между собою, но являлись для большевиков весомым сдерживающим фактором.

Хотя левое («розовое») правительство было лишь ширмой, маскировавшей влияние большевиков (опиравшихся на красные партизанские отряды — единственную реальную вооруженную силу в Приморье), но присутствие японцев требовало «демократического» прикрытия, в качестве какового и выступало «Временное правительство Дальнего Востока — Приморская областная земская управа» (контролировавшее кроме Приморской Сахалинскую, Камчатскую, часть Амурской области и территорию КВЖД).

6 апреля 1920 года большевиками была создана Дальневосточная республика (ДВР) со столицей в Чите — как буферное образование с целью избежать невыгодного им тогда открытого конфликта с Японией (правительство ДВР возглавил коммунист А.М. Краснощеков).

14 мая ДВР была официально признана РСФСР. Власть ее распространялась на территории Забайкальской, Амурской и Приморской областей.

В декабре 1920 года правительство Приморской областной земской управы, не признававшее власти ДВР, было сменено Приморским областным управлением во главе с коммунистом В.Г. Антоновым.

После установления власти «розового» правительства в Приморье начались повальные аресты среди военнослужащих, особенно тех, кто участвовал в борьбе с красными партизанами. Страдали не только военнослужащие, но и мирное население края. Особенно ужасной была расправа в Николаевске-на-Амуре.

После захвата этого уездного городка отрядом Тряпицына с 1 марта по 2 июня было убито свыше 6 тысяч человек — почти всё его население. В Сахалинской области 11 марта в бухте Де-Кастри был полностью перебит отряд полковника И.Н.

Вица; на станции Верино и на мосту через реку Хор в апреле убито более 130 человек пленных, отправленных в Хабаровский концлагерь…

В ноябре 1920 года в Южное Приморье прибыли практически разоруженные части Дальневосточной Белой армии, разместившиеся в Раздольном и Никольск-Уссурийске.

К этому времени весь случайный и мобилизованный контингент отсеялся.

Остались в основном наиболее стойкие добровольцы, начинавшие борьбу еще летом—осенью 1918 года (подавляющее большинство их было родом из Поволжья, Прикамья, Урала и Западной Сибири).

Этот контингент был настроен продолжать борьбу: «Какой ужас — какая-то интернациональная шайка уничтожает нашу Мать-Россию, а мы бессильны помочь нашей Родине. Мысли о поисках работы и в голову не шли. Кусок соленой сушеной рыбы и кусок хлеба с кружкой воды были достаточны, чтобы выждать момент, когда мы сможем взяться за винтовку…» — вспоминал подполковник Федор Мейбом.

Ситуация усугублялась тем, что между «семеновцами» и «каппелевцами» (как по имени погибшего последнего главнокомандующего Восточным фронтом генерал-лейтенанта В.О.

Каппеля стали называть пришедшие в Читу из-за Байкала части) существовал сильный антагонизм. В Приморье до отъезда Г.М.

Семенова из России 13 сентября 1921-го сохранялись два независимых друг от друга высших органа управления войсками.

26 мая 1921 года при благожелательном нейтралитете японцев во Владивостоке белым удалось произвести переворот и свергнуть «розовое» правительство. Советом Несоциалистического съезда было образовано Временное Приамурское правительство, которое возглавили братья Меркуловы.

Несмотря на свою малочисленность, армия не оставила надежды возобновить борьбу с большевиками, и в конце года ею был предпринят поход на Хабаровск.

Предполагалось как минимум уничтожение партизан в Анучинском районе и захват у красных остро необходимой армии материальной части, а как максимум — поднятие антибольшевицкого восстания в Приамурье и Забайкалье. Не забудем, что 1921-й — год антибольшевицких восстаний в России.

Крупнейшие из них — Тамбовское и Западно-Сибирское — к концу 1921 года еще не были подавлены, и небольшие, но правильно организованные и насыщенные офицерами войска Приморья спешили прийти на помощь восставшим.

Поход под руководством генерал-майора В.М. Молчанова начался успешно. В ночь на 13 ноября высадившимся десантом был взят порт Св. Ольги — морская база красных на побережье; к 25 ноября была разгромлена анучинская группа красных; к концу ноября занята станция Уссури. 4 декабря белые вступили в Иман.

После этого Белые части пошли непосредственно на Хабаровск, который после еще ряда неудачных для красных боев был утром 22 декабря ими оставлен, а вечером того же дня в город вступили Ижевские части. 23 декабря белые одержали победы в боях у Владимировки и Покровки и через день заняли Волочаевку.

Таким образом, к 25 декабря Приморье было полностью очищено от красных. Однако поднять восстание в Приамурье не удалось.

Население оставалось пассивным и, даже доброжелательно относясь к «белоповстанцам» (в Хабаровском походе реквизиций не было, за все исправно платилось деньгами), не спешило к ним присоединяться.

Поступавшие пополнения из местного населения исчислялись лишь десятками человек — в основном казачьего. Основной причиной было неверие в возможность окончательной победы белых и опасение за свои семьи после возвращения красных.

Да и слухи о том, что большевики изменили свою политику в отношении крестьянства, заменяют конфискации налогом (Совнарком обнародовал постановление о начале НЭПа 23 марта 1921 года), делали простодушных сибирских крестьян вновь лояльными красной власти.

К маю 1922 года во Владивостоке назрел конфликт между правительством и армейским командованием.

Если год назад Меркуловы, опираясь на «каппелевцев», отказались допустить во Владивосток генерала Семенова, и «семеновцы» остались в оппозиции, то теперь, поссорившись с «каппелевским» командованием, они обратились за помощью к недавним противникам.

Правительство 29 мая распустило оппозиционное ему Народное собрание, президиум которого обратился за поддержкой к командованию «каппелевцев». Командование потребовало отставки Меркуловых, но те, опираясь на Сибирскую флотилию контр-адмирала Юрия Старка и «семеновцев», объявили «каппелевцев» мятежниками.

Дело шло к вооруженному противостоянию в стане белых. К тому же было объявлено об эвакуации в несколько этапов японских войск из Приморья. Красные партизаны заметно активизировались. Казалось, скорая и при том омраченная внутренней борьбой за власть развязка неизбежна.

Но белые нашли в себе силы к достижению примирения. Командование армии и президиум Народного собрания решили пригласить проживавшего не у дел в Харбине генерал-лейтенанта Михаила Константиновича Дитерихса, бывшего летом—осенью 1919 года Главнокомандующим армиями Восточного фронта.

Прибывшему в начале июня во Владивосток Дитерихсу удалось примирить стороны, а 23 июля во Владивостоке открылись заседания Земского собора.

В состав его помимо членов правительства и армейского командования вошли все наличные епископы, ректоры высших учебных заведений, по 1 члену от приходов и старообрядческих общин, все волостные старшины и атаманы казачьих станиц, по 1 от каждых 10 членов несоциалистических комитетов и беженских организаций и по 3 члена от каждого бюро профсоюзов.

6 августа генерал Дитерихс был избран единоличным правителем Приамурского края, но еще до того собор принял весьма примечательное постановление о признании прав на осуществление верховной власти в России за династией Романовых и об обращении к вдовствующей императрице Марии Федоровне и Великому князю Николаю Николаевичу на предмет переговоров о приглашении одного из членов династии на пост Верховного правителя. Это был первый за годы Гражданской войны случай официального признания какой-либо властью на российской территории прав павшей династии.

Собор сознательно воспроизводил государственные формы начала XVII века, когда русские люди смогли успешно превозмочь Смуту.

Опора на религию, соединение единовластья с выборным соборным началом были провозглашены основаниями новой русской жизни.

В земельных отношениях для собора нормой был утвержденный правительствующим сенатом России «Приказ о земле» генерала Врангеля (июнь 1920 года), передававший всю арендуемую у помещиков землю крестьянам за символический выкуп.

Войска Временного Приамурского правительства были в августе переименованы в Приамурскую земскую рать, с прямой аллюзией событий Смутного времени. И тогда созданное русскими гражданами Земское ополчение противостояло «воровской рати» грабителей и насильников, как собственно русских, так и интервентов — поляков, шведов, крымцев.

Удивительно, как, уже сознавая близость трагического конца, надеясь разве что на чудо, русские граждане, сплотившиеся вокруг генерала Дитерихса, старались заложить основания правильной будущей государственности, воплощения которой, как думали многие из них, придется ждать еще многие годы.

Выступая на Национальном съезде в Никольск-Уссурийском 15 сентября 1922 года, генерал Дитерихс говорил: «Мы, господа, богаты, мы сильны воздвигнутой Земским собором идеей, но мы совершенно нищи и совершенно беспомощны во всех остальных житейских началах и житейских пониманиях борьбы… Иностранцы сейчас смеются над нами, что мы поднимаем флаг не по силам нам. Неужели же в русской интеллигенции мы не найдем достаточно силы доказать, что русская интеллигенция может и делать. Раз она говорит, то должна делать!»1

Эвакуация японских войск из Приморья началась 17 августа. Теперь рассчитывать на помощь и даже на доброжелательный нейтралитет какой-либо внешней силы не приходилось. Но Белое командование и в этой обстановке попыталось предпринять наступательные операции против красных.

Дитерихс рассчитывал на крестьянское и казачье восстание в Забайкалье и Приамурье, на начало новой освободительной борьбы против большевизма, на принципах, провозглашенных Земским собором.

К 1 сентября Земская рать насчитывала до 8 тысяч человек при 19 орудиях и 3 бронепоездах, в ней было около 1000 офицеров — мобилизация могла дать еще 4500 офицеров. Это была маленькая, но сплоченная сила, которая очень многое могла сделать при народной поддержке и ничего не могла без нее.

Командующим армией («воеводой Земской рати») был сам Дитерихс, начальником штаба — генерал-майор Павел Петров.

В начале сентября части Земской рати совершили рейд по Приханкайлью, 7—10 сентября белые вели бои у станции Уссури, в конце сентября — в Анучинском районе. Но крестьянские восстания не поднялись в Забайкалье и Приамурье.

Красные перебросили войска в Приморье и 4 октября начали наступление. 9-го они взяли Спасск, открыв себе путь в южное Приморье. Решающие бои шли 10—15 октября у Вознесенского и Монастырища.

Через несколько дней красные заняли Никольск-Уссурийский и Гродеково и 19 октября вышли на подступы к Владивостоку.

Понимая невозможность дальнейшего сопротивления, Дитерихс отдал приказ об эвакуации. Все желающие покинуть Приморье могли это сделать на 35 кораблях Сибирской флотилии адмирала Старка или в пешем порядке, перейдя китайскую границу.

Японцы, чтобы помочь эвакуации, предоставили свои транспорты. Эвакуация Владивостока началась с 21 октября 1922 года. Смогли выехать практически все желающие. В городе сохранялся полный порядок: сбежавшую полицию заменили офицеры добровольческого батальона.

К вечеру 22 октября эскадра Старка, приняв на борт около 9 тысяч беженцев, вышла на внешний рейд и взяла курс на Посьет — последний русский город на границе с Кореей. Там она приняла на борт еще некоторое число белых войск, пограничную стражу.

Утром 28 октября флотилия адмирала Старка вышла из Посьета на корейский порт Вонсан.

«Утро было мрачное, с сильным холодным ветром, который пронизывал до костей, но я не мог оторваться от удаляющейся родной земли, — вспоминал один из эвакуировавшихся молодых офицеров. — Там осталось все, чем я жил, все дорогое и святое для меня — Родина.

Слезы невольно капали из глаз по щекам и падали на серую боевую шинель. Не выдержав, я упал на колени. Полилась из моих уст горячая молитва и клятва — бороться до конца моей жизни за освобождение моего народа и моей любимой Родины — России.

Налетел шквал ветра и силой своей выхватил у меня фуражку из рук и бросил ее в родные воды. Поднявшись, я увидел, что не один я молился. В разных местах на палубе были разбросаны группы молящихся людей. Долго я стоял на палубе, прижавшись к пароходной трубе.

Скрылись из глаз последние очертания берегов нашей Родины. Стало пусто на душе».

31 октября корабли прибыли в Вонсан. Через несколько дней туда же подошел шедший непосредственно с побережья отряд капитана 1-го ранга А.В. Соловьева, а еще позже — канонерская лодка «Магнит» с Камчатки.

Из Вонсана, оставив на берегу большую часть войск, флотилия направилась на юг Кореи — в Пусан, а затем в Шанхай, откуда 4 января 1923 года вышла на Филиппины.

Большинство войск Дальневосточной группы оставалось в Вонсане до лета 1923 года, после чего 4 корабля с войсками казачьего генерала Фаддея Глебова прибыли в Шанхай.

26 октября Владивосток был оставлен Земской ратью. Уходило в пешем строю около 12 тысяч человек, в том числе до 700 женщин, 500 детей и 4 тысяч больных и раненых.

Кавалерийские части, следовавшие в арьергарде, сдерживали шедшую по пятам красную кавалерию. 3 ноября 1922 года, через пять лет после начала Белого движения в России, последние белые воины отступили за границу.

Всего в Китай ушло в эти дни из южного Приморья около 20 тысяч человек.

«Серое осеннее утро 2 ноября 1922 года, — вспоминал подпоручик Серафим Рождественский. — Наш дивизион бронепоездов Земской рати в пешем порядке вытянулся на дорогу из русского Хуньчуна, вернее, из здания русской таможни и пограничного поста, направляясь в сторону китайской границы и города Хуньчуана. Кругом голые сопки, а позади синели в дымке горы.

Там — наш Посьет, Ново-Киевское, а еще дальше, через залив, — Владивосток. Там оставленная нами родина…» В ту первую ночь в изгнании Рождественский не мог уснуть: «Я вышел на улицу. У дороги на Хуньчун были слышны крики и скрип арб и телег. Это увозили в крепость наше оружие. Всё небо было в звездах. Стало холодно, но уходить не хотелось. Смотрел туда, где Россия.

Но там было темно… Я вернулся в фанзу. Все уже спали. Лишь у котла сидел дневальный — молодой доброволец, «уфимский стрелка» — башкир Валлиулин. Он философствовал: кисмет наш таков — отступать. Уфу отдавали, из Омска ушли, Читу сдавали, а сейчас из Приморья ушли. Неожиданно он тихо засмеялся: «Знаешь, ведь ученые говорят, что наша земля — шар.

Так вот неизвестно, кто за кем гоняется по шару: мы или красные. Но Валлиулин знает одно: «Где мы, там и Россия с нами…»

В китайских казармах располагался штаб генерала Дитерихса. Когда через несколько дней после оставления России подпоручик Рождественский зашел в штаб навестить своего друга Каратаева, прикомандированного к штабу Дитерихса, он заметил в комнате у постели генерала две большие иконы. «Генерал узнал меня и пригласил на чай.

Перед чаем Михаил Константинович Дитерихс вдруг обратился ко мне и к Каратаеву: «Господа, давайте вместе помолимся». — И генерал, встав на колени, отчетливо прочитал молитву. — Все мы великие грешники, — говорил за чаем генерал. — Да, да, грешники. Вот и наступила расплата за все наши грехи.

И теперь всё наше спасение в молитве… — Генерал выглядел измученным и состарившимся…»

Все, перешедшие сухопутную границу, в середине декабря были переведены в Гирин, где в феврале 1923 года размещены в лагерях.

Закрылась последняя страница Белой борьбы в России.

Сергей ВОЛКОВ
 

1Генерал П.П. Петров. От Волги до Тихого океана в рядах белых. – Рига, 1923.

Источник: https://novayagazeta.ru/society/56728.html

Дальневосточная буржуазно-демократическая республика

2. ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ (БЕЛАЯ) АРМИЯ (27.04.1920-26.09.1921)
Владимир  Дергачев 
По докладу военного министра США, доложенному военной комиссии американского Сената 15 сентября 1919 года,  во время Гражданской войны в Сибири и на российском Дальнем Востоке  было более 60 тыс. японских, 9 тыс. американских, по 1,5 тыс. британских и итальянских и 1,1 тыс.

французских войск. Кроме того, воевали китайские и другие национальные отряды.В результате неудавшейся попытки советской власти разоружить Чехословацкий  корпус (40 тыс. военнослужащих), следующий по Транссибу к Владивостоку и далее на родину, чехословаки в мае – августе 1918 года подняли мятеж.

Это восстание  способствовало консолидации антисоветских сил.  На огромном пространстве от Урала до Тихого океана появлялись эфемерные государственные образования белых и красных, среди которых особо выделялась республика за Байкалом.

Дальневосточная буржуазно-демократическая республика (ДВР) просуществовала с 6 апреля 1920 года по 15 ноября 1922 года. Это довольно большой срок по меркам Гражданской войны. Когда в течение одного года в одном месте сменялось несколько государственных образований разной ориентации.

  Фактически это было «буферное государство» или российский протекторат между РСФСР  и Японией со столицей в Верхнеудинске, а с октября 1920 года — в Чите.

У этого необычного государственного образования в Забайкалье были предшественники. Во время Первой русской революции провозглашалась Читинская республика  революционно-демократической диктатуры рабочих и крестьян (ноябрь 1905 – январь 1906).

В ней активное участие принял Николай Баранский, ставший в последствие известным учёным и основателем  советской экономико-географической школы. Баранский, которому тогда было 24 года,  организовал нелегальный съезд рабочих Забайкальской железной дороги.

Восстание было жестоко подавлено, к смертной казни приговорили 77 человек.

По теме: Ландшафты жизни. Память. Николай БаранскийДо создания ДВР с сентября 1918 по 1920 гг. существовала Забайкальская казачья республика во главе с атаманом Григорием Семеновым, имевшим бурятские корни. Отличительной особенностью забайкальского казачества было присутствие в их рядах наряду с православными  бурятов,  исповедующих буддизм.

Забайкальские казаки принимали участие  в подавлении в Маньчжурии  Ихэтуаньского восстания (1899 – 1901), вызванного в частности строительством КВЖД.  В результате многие местные китайцы и маньчжуры, занимающиеся извозом, остались без средств существования.

Во время Гражданской войны 1918-20 гг.

значительная часть казачества  воевала против большевиков под командованием атамана Семенова и барона Унгерна.  Советская власть была установлена в Чите в феврале 1918 года, но в августе казаки  атамана Семенова взяли город.

Забайкальских  казаков во главе с атаманом Семеновым поддерживало  командование японских оккупационных войск, а с июля 1919 года  Верховный правитель России адмирал Колчак.

Верховный правитель в январе 1920 года незадолго до своей гибели передал атаману Семенову, произведённому в генерал-лейтенанты, всю полноту «военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной Окраины, объединённой российской верховной властью». Так  появилось еще одно государственное образование Гражданской войны  — Российская Восточная Окраина (16 января – 28 октября 1920 года). Забайкалье  стало последним оплотом белого движения в Сибири.

Оккупация Японией российского Дальнего Востока  вошла в резкое противоречие с интересами её союзников по Антанте и благодаря дипломатическим усилиям  РСФСР еще с 19 октября 1919 года японские войска начали покидать Забайкалье.

Народно-революционная армия  Дальневосточной республики, созданная на базе Восточно-Сибирской советской  армии,  к 21 ноября 1920 года освободила Забайкалье от Дальневосточной Армии атамана Семенова. В эту армию кроме казаков вошли  белые части (каппелевцы) отступающего Восточного фронта адмирала Колчака (после его расстрела).

  Казаки  и другие белые отступили  в Маньчжурию, а атаман Семенов бежал на самолете из Читы.***При советской власти публикации о ДВР были исключительно скудные. Я в конце 70-х годов приобрел монографию, как казалось, о ДВР. Но после освобождения текста книги от общих фраз осталось одно голое название.

Вероятно, была тайна, которую советская власть не хотела озвучивать.Когда я узнал, что многие руководители ДВР ушли за кордон в Харбин (Китай) и Соединённые Штаты или были успешно репрессированы, одной тайной стало меньше. Постепенно начала появляться  более детализированная информация о вождях буферной республики.

Председателем правительства и министром иностранных дел ДВР был… американский гражданин, выпускник  Чикагского университета Абрам Моисеевич Красощек (1880 – 1937).

Он родился в еврейском местечке Чернобыле Киевской губернии, эмигрировал в 1902 году в США, и по приглашению друга Троцкого в качестве Александра Михайловича Краснощекова  вернулся в Россию, чтобы принять активное участие в разжигании пожара всемирной революции.  Возможно, и Америка была не против иметь своего агента в поисках наживы. Именно Краснощёк  осуществлял в 1920 году ленинскую политику  на Дальнем Востоке,  и вождь всемирного пролетариата считал его главным организатором ДВР.

Не все русские большевики на Дальнем Востоке восприняли предприимчивого «американца» и «демократа» еврейского происхождения.

  В 1921 году Краснощек после очередного скандала был отозван из ДВР и благодаря заступничеству Ленина и Троцкого назначен заместителем наркома  финансов РСФСР.

В 1924 году Краснощек был  арестован и осужден за настоящую коррупцию, но освобождён по болезни и амнистии в 1926 году и издал написанную в заключении книгу «Современный американский банк».  В 1937 году был арестован уже навсегда и расстрелян.

В 1920 году (мне не известно, с какого времени) председателем правительства ДВР был Борис Захарович Шумяцкий (1886 – 1938). Отец его из петербургских евреев, но сын родился в Забайкалье в Верхнеудинске.

Впоследствии  был на дипломатической работе, в 30-е годы успешно руководил советским кинематографом, мечтал создать «Советский Голливуд»  и был награжден орденом Ленина. Часто демонстрировал новые фильмы лично вождю советского народа.

  Но эта близость  не спасла от репрессий, и в 1938 году Шумпяцкого арестовали и расстреляли.

Следующим председателем правительства Дальневосточной республики с 8 мая 1920 года по  2 октября 1922 года работал Петр Михайлович Никифоров (1882 – 1974), в  дальнейшем —  заместитель наркома снабжений РСФСР.

Он не только выжил в период репрессий, но  и издал в 1963 году «Записки премьера ДВР», в которых акцент сделан на «победу ленинской политики в борьбе с интервенцией на Дальнем Востоке» с 1917 по 1922 гг.

  и реальной истории буферного государства отводится немного страниц.

Последним председателем правительства  ДНР с 4 октября по 14 ноября 1922 года был Петр Алексеевич Кобозев (1878 – 1941). В 1918 – 1919 гг. — Чрезвычайный комиссар  СНК РСФСР в Средней Азии и Председатель ЦИК Туркестана.

После гражданской войны по состоянию здоровья ушел на научно-педагогическую работу, непродолжительное время — ректор Ленинградского политехнического  института.  Умер естественной смертью, похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

Трагическая судьба у командующих Народно-Революционной армии ДВР:  Г. Х. Эйхе, В. К. Блюхера, К. А. Авксентьевского и  И. П. Уборевича.

Герой Первой мировой войны (пять орденов!) латыш Генрих Христсофорович Эйхе (1893 – 1968) с марта 1920 по апрель 1921 был главнокомандующим Народно-революционной армией Дальневосточной республики.

В 30-е годы репрессирован, но выжил в ссылке и умер своей смертью.  Его двоюродный брат Роберт Эйхе был одним из активнейших организаторов сталинских репрессий в Сибири, расстрельная  тройка под его руководством приговорила к смерти 4762 человека.

  Но это его не спасло в 1940 году от смертной казни, реабилитирован за заслуги (?) перед партией в 1956 году.

С 27 июня 1921 года военным министром и главкомом  Народной революционной армии ДВР назначен Василий КонстантиновичБлюхер (1890 – 1938). При нем была укреплена дисциплина в войсках, которые насчитывали с партизанскими отрядами до 198 тыс. человек. Под его командованием армия ДРВ одержала знаковую победу Гражданской войны на Дальнем Востоке под Волочаевкой.

Песню «По долинам и по взгорьям», прославляющую эту победу,  пели все советские школьники.  Под военным руководством Блюхера летом 1921 года разгромлена белая армия барона Унгерна. Блюхера, подлинного героя Гражданской войны  — пять орденов Красного Знамени, в том числе № 1 за рейд против белых на Урале, орден Красной Звезды №1, Орден Ленина №48  — погубил  алкоголизм.

25 марта 1935 года командующему Особой Краснознамённой Дальневосточной  армии маршалу Блюхеру была послана  оперативная директива Генерального штаба РККА о необходимости боевой готовности  в случае войны с Японией. Из-за очередного запоя до 29 апреля  маршал  никаких действий не принимал.  В 1938 году во время боевых действий у озере Хасан по вине командующего были выявлены существенные недостатки в подготовки Дальневосточного фронта, что привело к неоправданным потерям Красной Армии.Маршал Блюхер репрессирован в 1938 году и умер во время пыток. Уже после смерти  он лишен  звания маршала, приговорён к смертной казни за «шпионаж в пользу Японии». Но этого показалось кремлевским вождям мало — расстреляны две первых жены Блюхера и родной брат, другие родственники отправлены в лагеря ГУЛага.

Константин Алексеевич Авксентьевский (1890 – 1941) был военным министром ДРВ  непродолжительное время с июля по август 1922 года. Ближайший друг Михаила Фрунзе. Герой Гражданской войны. Четыре (!) ордена Красного Знамени, первый в 1920 году  — за оборону Каховки.  Второй орден – за разгром армии батьки Махно и два ордена Красного Знамени Хорезмской и Узбекской республик.

Песня Исаака Дунаевского на легендарные слова Михаила Светлова о нем:

Каховка, Каховка, родная винтовка…
Горячая пуля, лети!
Иркутск и Липава, Каховка, Варшава,-
Этапы большого пути…
Припев:
Под солнцем палящим, под ночью слепою
Немало пришлось нам пройти.
Мы мирные люди, но наш бронепоезд
Стоит на запасном пути!

В 1930 году был послан на учебу в Военную академию в Берлине, где увлекся не женщиной, а алкоголем. Информация дошла до Иосифа Сталина и Авксентьевского увольняют из армии по причине хронической мужской  болезни. Работал в провинции (Ухта, Воркута), репрессирован в 1938 году, но вскоре освобождён.

  По одной из версий убит  уголовниками при  попытке ограбления его московский квартиры  в ноябре 1941 года.

С 17 августа 1922 года военным министром и главнокомандующим ДВР назначен  Иероним Петрович Уборевич (1896 – 1937). Герой Гражданской войны, три ордена Красного Знамени, полученные в возрасте 23 – 26 лет.

Вместе с другими военачальникам отрицательно оценивал  компетентность наркома обороны Ворошилова в подготовки к современной механизированной войне. Сталин в конфликте поддержал лояльного Ворошилова. Уборевич расстрелян  в возрасте 41 года вместе с маршалом Тухачевским и другими  военачальникам по указанию Сталина.

Репрессирована и расстреляна жена, а дочь отдана в детдом, а затем сослана в лагеря.

В ноябре 1922 года на Учредительном собрании правительства ДВР была ликвидирована.

Член Дальбюро ЦК РКП (б) и исполняющий обязанности министра  иностранных дел ДРВ (после Краснощека) латыш (или латышский еврей?) Яков Давыдович Янсон (1986 – 1938) подвел черту «Пора кончать игру в демократию».

Исполнив  роль «буфера», руководство ДВР зашло слишком далеко с новой экономической политикой, предусматривающей свободу  предпринимательства.  Да, этот тот самый НЭП, который большевики будут вынуждены взять на вооружение в 20-е годы.

Яков Янсон после Гражданской войны занялся востоковедением, заведовал издательством «Академия», но по обвинению в участии в  антитеррористической  деятельности был репрессирован и расстрелян.

Карта Дальневосточной республики. Теоретически в неё входили Сахалин и  Камчатка, но основные события  развивались вдоль Транссиба.

С августа 1921 по апрель 1922 гг. в городе Дайрене (Дальнем, ныне Дальян) шла международная российско-японская  конференция между Дальневосточной республикой и Японией, на которой обсуждалась проблема  эвакуации последних японских войск с Северного Сахалина, Нижнего Амура  и Приморья.

На Генуэзской конференции в Италии (апрель – май 1922 года) была признана Российская Федерация и до руководства Япония дошла просветлённая мысль, что нужно окончательно убираться с российского Дальнего Востока.

Но белогвардейцы с японцами решили  в последний раз испытать судьбу и через Спасск взяли Хабаровск, переправились через Амур и у станции Волочаевка встретились с войсками Народно-Революционной армии ДВР под командованием Блюхера  и потерпели поражение.

Окончательный разгром наступил 25 октября 1922 года, когда был взят Владивосток. И вождь всемирного пролетариата подвел черту Гражданской войне: «Владивосток далеко, но город это нашенский».

Источник: https://dergachev-va.livejournal.com/97666.html

Клавинг В. Гражданская война в России: Белые армии

2. ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ (БЕЛАЯ) АРМИЯ (27.04.1920-26.09.1921)

Как и предыдущее издание, настоящая книга рассматривает военный аспект Белого движения в период Гражданской войны в России.

Политические движения, их фавориты и лидеры, а также вопросы «как обустроить Россию», принципиально чужды автору и находятся за пределами его интересов к истории России.

Однако рассматривать военный аспект любого исторического события в тот или иной исторический момент вне связи с политическим фоном, на котором происходят эти исторические события, в большинстве случаев не представляется возможным.

В этой связи следует отметить, что в период Гражданской войны в России, наряду с массой возникающих очагов военных столкновений и боевыми действиями армий и фронтов противоборствующих сторон, можно сказать, как грибы, появлялась масса «Временных правительств», которые, реализуя свои «политические интересы», подчиняли себе военизированные отряды и армейские соединения как в ограниченных районах, так и на просторах областей и регионов всей бескрайней России.

В этой связи, рассматривая чисто военный аспект Белого движения в период Гражданской войны, все же нельзя обойти вниманием тот политический фон, который определял стратегию и тактику как боевых действий, так и судьбы солдат и Белой армии в целом.

В Белом движении особое место занимает Белая Гвардия. Поэтому почти всегда, когда заходит речь о Белой армии и Белом движении, в целом участников этих движений и их солдат обобщенно называют — «белогвардейцы».

Естественно, что это произошло не случайно. И Белое движение, и Белые армии почти во всех регионах возглавили генералы и офицеры Русской армии, участвовавшие в Первой Мировой войне и присягавшие императору Николаю II.

После захвата власти большевиками, которые уже к февралю 1918 установили власть Советов на территории почти всей России, перед офицерским корпусом Русской армии встала дилемма: или служить большевикам, или принять их репрессивный удар, направленный на не желавших перейти в ряды Красной армии.

(Народный комиссар и Главком Красной армии Троцкий бывших офицеров Русской армии, отказывающихся служить большевикам, своим приказом приговаривал к расстрелу.

Для «наблюдения» за бывшими офицерами, все же попавшими в ряды Красной армии по принудительной мобилизации, в частях и соединениях Красной армии он же ввел институт военных комиссаров и Особых отделов, а также внедрял в ряды солдат и штабы подразделений представителей органов ЧК).

Многие из бывших офицеров, по нравственным соображениям не могли изменить ранее данной присяге и служить новым хозяевам России по чуждым им большевистским канонам.

И, находясь под угрозой расстрела, вынуждены были уходить в подполье, что неизбежно привело к повсеместному созданию антибольшевистских нелегальных организаций.

Эти подпольные организации, первоначально в своем большинстве состоявшие из бывших офицеров, вскоре начали вооружаться и готовиться к открытому военному выступлению против власти большевиков.

Постепенно их ряды пополняли контрреволюционно настроенные солдаты бывшей Русской армии, недовольные продразверсткой и продналогом крестьяне, квалифицированные рабочие.

Подобные вооруженные организации вскоре стали называть «белогвардейскими», полагая, что белый цвет наиболее соответствует сторонникам и защитникам «законного правопорядка» и противопоставляется красному — цвету революции и восставших масс (страница 59 энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР», Москва, 1983). Естественно, что белый цвет олицетворяет белизну и чистоту во кем, включая понятия чистоты и нравственных ценностей, установившихся в историческом процессе развития цивилизации в целом.

Быстрое становление армейских отрядов Белой Гвардии в западной части и на юге России объясняется тем, что наибольшая масса офицерского корпуса бывшей Русской армии оказалась именно в этих регионах.

Так, уже почти сразу же после революции 1917 года группа высших офицеров бывшей Русской армии, включая генералов Корнилова, Деникина и других, под руководством генерала Алексеева начала на юге России создание Добровольческой (Белой) армии, на базе антибольшевистской «Алексеевской организации», созданной еще в Петрограде (смотри — «Добровольческая армия»). Буквально через несколько дней после переворота на юг, на Дон, стали стекаться офицеры, юнкера, кадеты, гардемарины. Туда же направлялись гимназисты, студенты и старые солдаты; как одиночно, так и группами. Поэтому не случайно именно здесь впервые произошли знаменитые «психические атаки» фактически безоружных людей против вооруженных орудиями, пулеметами и винтовками частей большевиков — главная слава «белогвардейцев».

Далее приводим строки из его книги Н.З. Колосникова «Краткий очерк Белой борьбы под Андреевским флагом»: «Прибывшие в ноябре 1917 в Новочеркасск юноши шли в формируемый капитаном В. Парфеновым отряд молодежи, который расположился в здании лазарета на Барочной улице.

Можно полагать, что именно здесь, под видом выздоравливающих, возникла первая воинская часть возрождающейся Русской армии — юнкерский батальон под командованием капитана Парфенова.

Батальон состоял из 2-х рот: юнкерская (командир ротмистр Скосырский) и кадетская (штабс-капитан Мизерницкий), 4-й взвод которой был укомплектован исключительно моряками. 26.11.1917 батальон получил приказ грузиться в вагоны, и утром 27-го поезд подошел к Новочеркасску, захваченному большевиками.

Большевики начали обстрел подошедшего поезда. Батальон быстро выгрузился, построился и пошел в одну из тех знаменитых атак, о которых еще и сейчас вспоминают советские историки.

Идя без оружия во весь рост, не сгибаясь, юнкерский батальон вышиб красных из Балабановской рощи. В этом бою почти полностью погиб взвод капитана Донского, состоявший из кадетов Одесского и Орловского корпусов. Найденные трупы мальчиков были изрешечены пулевыми и штыковыми ударами».

Это была первая атака юношей-белогвардейцев, которая впоследствии не раз повторялась взрослыми, опытными солдатами-офицерами, потому что в первый, 1918, год из-за отсутствия достаточной численности войсковых частей солдатами служили офицеры.

Дроздовские, корниловские, марковские, ижевские, воткинские и другие известные полки Белой армии не раз во весь рост, плотными рядами, без оружия, в фуражках, ремешки которых опускались под подбородки; часто с папиросами в зубах, иногда под звуки полкового оркестра, — не сгибаясь под сплошным орудийно-пулеметным и ружейным огнем, шли в атаку на большевиков, смыкая свои ряды после падения убитых. И, как правило, наплывающие молчаливые шеренги Белой Гвардии, без выстрелов подходившие все ближе и ближе, заставляли противника бросать оружие, оставлять свои позиции и устремляться в паническое бегство. Однако случалось и обратное — шеренги и ряды шедших в атаку белогвардейцев были полностью скошены пулеметным огнем красноармейцев, нервы которых выдержали, победив страх. Однако даже и в таком случае, несмотря на огромные невосполнимые потери (ведь гибли массы образованных, опытных офицеров), подобные атаки оставляли свой мрачный след в душе каждого красноармейца, когда можно было предполагать возможность встречи с подобной ситуацией. (Красноармейцы эти атаки называли «психическими»).

К этому остается добавить, что Белая Гвардия, вследствие малочисленности добровольцев-офицеров и больших потерь в течение начального периода Гражданской войны, постепенно замещалась новыми, мобилизованными белыми правительствами массами крестьян и рабочих, а также пленными красноармейцами.

Из-за возросшей протяженности линий фронтов, роста количества и численного состава армий, активно разлагающей ряды солдат большевистской пропаганды, Белые армии и Белое движение в целом потерпело жестокое поражение.

И только слава первопроходцев — добровольцев-офицеров, именно Белогвардейцев, до сих пор заставляет даже историков все «Белое» называть обобщенным пониманием «белогвардейщина».

Так уж случилось, что эпицентр Белого движения к концу 1918 — началу 1919 годов переместился из западной части России в Сибирь.

Тогда политическую власть Верховного правителя Российского государства адмирала Колчака и его Верховное Главнокомандование над всеми армиями на территории России признали все руководители антибольшевистских движений и армий как на западе России, так и в Сибири и на Дальнем Востоке.

Поэтому, несмотря на то, что наиболее организованное Белое движение и образование армий происходило в западной части России, — кульминация его произошла в Сибири, и рассмотрение политического фона рационально кратко рассматривать в процессе описания организации, структуры и боевых действий именно Русской армии и Ставки (Верховного) Главнокомандования адмирала Колчака.

В Сибири, так же как и в западной части России, сразу же после революции начали возникать подпольные антибольшевистские организации, в составе которых преобладающее число составляли офицеры.

В этой связи необходимо отметить такие организации в крупных городах, как, например, Омск, Красноярск, Томск, Новониколаевск (Новосибирск), Барнаул, Петропавловск и многие, многие другие. К началу 1918 года эти организации в Омске, Красноярске, Томске уже достигали численности в 2000 и более человек.

При этом первым открыто вступил в борьбу с Советской властью в Сибири отряд войскового старшины Б. Анненкова: его «Партизанский отряд Атамана Анненкова», состоявший в основном из сибирских казаков и солдат 11-й Сибирской стрелковой дивизии прежней Русской армии, дислоцировавшейся в западной Сибири с конца 1917 года.

Следует отметить и другие подпольные сравнительно большие (в несколько тысяч членов) отряды Белой Гвардии Сибири и Дальнего Востока и их организаторов-руководителей. Они действовали в Томске (подполковник А. Пепеляев и другие), Омске (генерал Иванов-Ринов), Павлодаре (войсковой старшина В.И.

Волков), Красноярске (полковник В. Гулидов). Существовали подпольные «Туркестанская военная организация», антибольшевистские национальные организации Алтая и другие им подобные.

Источник: http://you1917-91.narod.ru/klaving_belye_armii.html

Book for ucheba
Добавить комментарий