2. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: КЕЛЬТЫ И ГЕРМАНЦЫ.

Кельты и германцы – это… Что такое Кельты и германцы?

2. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: КЕЛЬТЫ И ГЕРМАНЦЫ.

Кельты

Кельтские племена, как уже говорилось, населяли обширные террИТОрИИ ГЛавным образом Центральной и Западной Европы. К середине I в. н. э. из кельтских племён полную независимость сохранили только племена, населявшие Ирландию, которая была известна античным авторам под именем Гибернии.

Сношений с империей вплоть до III в. она почти не имела. В первые века нашей эры кельтские племена Ирландии делились на небольшие общины— туаты.

Всё свободное население общины, состоявшее из земледельцев, друидов и некоторых категорий ремесленников, собиралось на народные собрания, а в случае войны выставляло ополчение. Председательствовали на собрании родовые старейшины, бывшие вместе с тем верховными судьями и военачальниками.

При них существовал совет из представителей родовой знати. Туаты объединялись в союзы во главе с племенными вождями. Таких союзов в I—II вв. н. э. было пять.

Часть обедневшего населения находилась на положении клиентов знати. Клиенты ещё владели своими земельными участками, но получали от патронов скот и были обязаны возвращать его впоследствии с приплодом, сопровождать патрона на войну и в народное собрание.

Часть клиентов по положению приближалась к рабам. Получив от патронов известное вознаграждение, они переставали считаться гражданами и обязаны были выплачивать господину часть урожая и приплода скота.

В число клиентов входили и некоторые ремесленники низшей квалификации.

В конце II в. и в III в. племенные вожди Западной Ирландии, из которых наиболее известной и исторически достоверной личностью был Кормак, захватили соседние земли и создали сильное объединение племён.

В это же время появляются построенные по образцу римских валов укрепления и постоянные вооружённые дружины, начавшие вторжения в пределы римской Британии. Античные авторы знают эти племена под именем скоттов и атекоттов.

По мере ослабления римской власти в Британии многие из них стали расселяться на территории провинции.

Германцы. Социально-экономическии строй

Наибольшее количество сведений имеется для этого времени о племенах германцев, которым в конце I в. посвятил специальное сочинение 1ацит. Классический анализ этих сведений дал Энгельс в своих работах «Происхождение семьи, частной собственности и государства» и «К истории древних германцев».

К концу I в. в экономике и социальном строе германцев произошли значительные изменения по сравнению с временами Цезаря. Они окончательно перешли к оседлому земледелию, хотя скотоводство ещё играло главную роль. Грубо построенные из камня икрытые черепицей дома заменили прежние временные хижины.

Меньшую роль стала играть в хозяйстве охота. На смену родовой общине, обрабатывавшей сообща землю во времена Цезаря, приходят болыпесемейные общины, жившие отдельными поселениями. Такая община ежегодно вспахивала новый участок,оставляя старый под паром.

Пастбища, выгоны и другие угодья составляли общее владение нескольких поселений.

Однако строй жизни германцев был ещё достаточно примитивен. Римские деньги распространялись только в пограничных с империей областях, более отдалённые пленена их не знали, и там господствовал простой обмен. Ремёсла, в частности металлургия, были развиты слабо, вооружение было крайне несовершенным.

Письменность находилась в зачаточном состоянии и употреблялась только жрецами для магических обрядов и гадания. Материнское право уже сменилось отцовским, но пережитки его были ещё очень сильны. Они отразились в том, что женщины занимали особо почётное место как в семье, так и в культе.

Во время восстания Цивилиса жрица и пророчица из племени бруктеров Веледа играла огромную роль в организации восставших, вдохновляя их на борьбу с Римом.

Рабство уже существовало, но носило патриархальный характер. Рабы получали скот и участки земли, за которые должны были вносить владельцам часть урожая. Дети рабов воспитывались вместе с детьми свободных, и, хотя рабы не принимали участия в общественных делах, разница между ними и свободными была далеко не так разительна, как в Риме.

Племенная знать и племенные вожди, собиравшие вокруг себя преданную им дружину воинственной молодёжи, уже играли значительную роль, но верховное решение в важных вопросах попрежнему принадлежало народному собранию. Во II в. и в начале III в. римские купцы начинают проникать во всё более удалённые от империи области.

Германская племенная знать покупает привозную утварь, вина, ювелирные изделия. Нуждаясь в деньгах для удовлетворения новых потребностей, она продаёт римским купцам скот, меха, рабов.

Постепенно германские племена развёртывают оживлённую транзитную торговлю, переправляя римские товары в Скандинавию, где, по сведениям Тацита, существовал сильный союз германских племён, и в Прибалтику. В связи с ростом торговли развивалось мореплавание и совершенствовалось судостроение.

Развивались и другие ремёсла — керамическое, ткачество, ювелирное дело, металлургия. Германские мастера сами изготовляли вооружение, между прочим и такую сложную его принадлежность, как кольчуги. Германские купцы начинают вывозить на север и на восток уже не только римские товары, но и предметы местного производства.

Вместе с тем развивается сельское хозяйство, выращиваются лучшие породы скота и особенно лошадей, что очень подняло значение германской конницы. Всё это постепенно привело к изменению характера взаимоотношений между германцами и империей.

Взаимоотношения германцев с империей. Рейнская и дунайская границы

В I в., как уже говорилось, многие германские племена, жившие между Рейном и Эльбой, а также на Дунае, находились на положении клиентов Рима. Формы зависимости и её конечные результаты были весьма различны.

Гак, например, батавы, каннинефаты, маттиаки, жившие на правом берегу Рейна, не должны были платить податей, но обязаны были поставлять солдат во вспомогательные войска. Восстание Цивилиса не только не вернуло им независимости, но, напротив, в конце I в.

они были присоединены к империи, и возведённые на их земле укрепления должны были обеспечивать их покорность.

Племя фризов, живших по соседству с батавами в устье Рейна, не давало рекрутов, но было обложено податями — оно должно было поставлять кожи для армии — и находилось под надзором римских префектов. В 28 г. фризы восстали и на короткое время вернули себе свободу. В 47 г. они вновь были покорены Корбулоном. В 57 г. два их вождя получили римское гражданство, как клиенты Рима.

Долго сражались за независимость херуски во главе с победителем Вара Арминием. Их борьба осложнялась наличием среди них сильной проримской партии. Тиберий, отозвав Германика из-за Рейна, всячески старался поддерживать среди них внутренние раздоры. В конце концов херуски снова попали в зависимость от Рима.

В особом положении было племя гермундуров.

Вытесненные херусками со своего старого местожительства на Эльбе, они были поселены римлянами на левом берегу Дуная с обязательством защищать границы провинции Реции, не имевшей до Клавдия римских гарнизонов.

За верность Риму гермундурам — единственному из всех «варварских» племён — было разрешено появляться внутри провинции и вести торговлю в главном городе Реции.

Наиболее значительный племенной союз германцев удалось создать в I в. вождю маркоманнов Марободу. Маркоманны жили на Майне, но, спасаясь от римлян, ушли в первые годы нашей эры в Богемию (Чехию), покинутую частью населявшего её кельтского плэмени — бойев. Маробод провёл молодость в Риме и использовал полученные там знания при организации своего войска.

К нему примкнула часть свевов, населявших Восточную Германию, лангобарды, лугии и многие другие. В результате он создал войско из 70 тыс. человек пехоты и 4 тыс. конницы. Его послы веля себя в Риме как представители равной державы. Хотя он не вступал в войну с империей, тем не менее был, по словам Тиберия, опаснее для Рима, чем в своё время Пирр и Ганнибал.

Существование этого крупного племенного союза само по себе активизировало все антиримские силы. Маробод становился союзником отпавших от Рима племён и давал убежище беглецам из империи. Вероятно, среди этих перебежчиков были и дезертиры, и беглые рабы, и провинциалы, не примирившиеся с римским гнётом.

В более позднее время страх перед возможным союзом галльских мятежников с племенами Британии явился одним из стимулов для завоевания Британии императором Клавдием. Надо думать, что сходные причины побудили Августа послать Тиберия против Маробода.

Война ею состоялась из-за начавшегося тем временем панноно-далматского восстания. Маробод не вмешался в борьбу Тиберия с восставшими. Это лишило его возможных союзников и ослабило его позиции.

Ещё большую ошибку допустил несколько лет спустя вождь херусков Арминий, начавший войну с Марободом вместо того, чтобы, объединившись с ним, сплотить все антиримские силы. Но тогда ещё не создались предпосылки для образования длительных и крепких племенных союзов, а опытный в политике Рим делал всё возможное, чтобы обострять племенную рознь. В 17 г.

Маробод был разбит Армшшем и обратился за помощью к Тиберию. Однако император не только не оказал ому помощи, но воспользовался его слабостью, чтобы лишить его власти. Маробод был поселён в Равенне, а маркоманны получили в цари римского ставленника Ванния из племени квадов, признавшего себя клиентом Рима.

Ванний, объединивший племена квадов и маркомашюв, правил 30 лот и значительно расширил свои владения за счёт набегов на соседние племена. Впоследствии он был изгнан своими соплеменниками и поселён римлянами в Паннонии.

В середине I в. на Дунае появились сарматские племена язигов и роксоланов. После нескольких столкновений с империей они заключили с нею союз; но в конце I в. маркоманны, квады, часть свовов и сарматы объединились, чтобы сбросить с себя клиентскую зависимость, и отказались давать Риму солдат.

Они нанесли тяжёлое поражение императору Домициану, вторглись в Паннонию, и империи лишь с большим напряжением сил удалось восстановить прежнее положение. Квады и маркоманны снова стали клиентами Рима, дававшего им царей по собственному выбору. Но в 60-х годах II в. народ восстал против римской опеки и навязанных ему царей.

Это послужило началом труднейших для империи маркоманских войн, с которых начинается поворот в истории её взаимоотношений с соседними народами Европы.

Всемирная история. Энциклопедия. — М.: Государственное издательство политической литературы. Ред. А. Белявский, Л. Лазаревич, А. Монгайт, И. Лурье, М. Полтавский. 1956—1565.

Источник: https://world_history_encyclopedy.academic.ru/667/%D0%9A%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%8B_%D0%B8_%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D1%86%D1%8B

Германцы и кельты

2. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: КЕЛЬТЫ И ГЕРМАНЦЫ.

Как заметил Страбон в начале I века, внешне и по образу жизни германцы во всём походили на кельтов, только казались римлянам более рослыми, светлыми (букв. с более жёлтыми волосами) и более дикими.

[18] Когда император Калигула пожелал устроить представление по поводу своего похода в Германию (за Рейн), он, поскольку не имел пленных, велел отобрать наиболее высоких галлов и покрасить их волосы в рыжий цвет.

[19] Обычай красить волосы в рыжий цвет был распространён у кельтов и отмечался у некоторых германских племён.

В свидетельствах I в. до н. э. германцы отделялись от кельтов не столько этнически, сколько географически.

Цезарь в записках о Галльской войне сообщает сведения дружественного галльского племени о восставших белгах (объединения племён в Галлии), которых союзники считали происходившими из германцев только потому, что те переселились из-за Рейна. Также и вождь вторгшихся германцев Ариовист по словам Цезаря бегло разговаривал по-галльски.

Автор середины I в. до н. э. Саллюстий, рассказывая о восстании Спартака в 73 г. до н. э.

, заметил про одного из военачальников восставших гладиаторов: «Крикс и его соплеменники — галлы и германцы — рвались вперёд, чтобы самим начать бой.

»[20] Некоторые племена в разных источниках относятся то к германцам, то к кельтам.[21] Древнеримский автор II века Дион Кассий выразился так: «Некоторые из кельтов, которых мы зовём германцы.»[22]

Хотя на германских землях удаётся классифицировать оружие, фибулы и другие вещи по стилю как германские, по мнению археологов они восходят к кельтским образцам латенского периода.[23]

Тем не менее отличия между ареалами расселения германских и кельтских племён прослеживаются археологически, прежде всего по более высокому уровню материальной культуры кельтов, распространению оппидумов (укреплённых кельтских поселений), способам захоронения.

То, что кельты и германцы представляли собой схожие, но не родственные, народы, подтверждается их отличным антропологическим строением и генотипом.

В плане антропологии кельты характеризовались разнообразным сложением, из которого сложно выбрать типично кельтский, в то время как древние германцы представляли собой по строению черепа преимущественно долихоцефалов.

[24] Генотип кельтов чётко ограничивается гаплогруппой R1b, а генотип населения в ареале возникновения германского этноса (Ютландия и юг Скандинавии) представлен в основном гаплогруппами I1a и R1a.

Классификация германских племён

Плиний Старший в 4-й книге своей «Естественной истории» впервые попытался классифицировать германские племена, объединяя их в группы по географическому признаку:

«Германские племена распадаются на пять групп: 1) вандилиев (Vandili), часть которых составляют бургундионы (Burgodiones), варины (Varinnae), харины (Charini) и гутоны (Gutones); 2) ингвеонов, к которым принадлежат кимвры (Cimbri), тевтоны (Teutoni) и племена хавков (Chaucorum gentes); 3) иствеонов, ближе всего живущих к Рейну и включающих в себя сикамбров; 4) живущих внутри страны гермионов, к которым относятся свевы (Suebi), гермундуры (Hermunduri), хатты (Chatti), херуски (Cherusci);

5) пятую группу — певкинов (Peucini) и бастарнов (Basternae), которые граничат с вышеназванными даками.»[25]

Отдельно Плиний упоминает также гиллевионов, проживающих в Скандинавии, и другие германские племена (батавы, каннинефаты, фризы, фризиавоны, убии, стурии, марсаки), не классифицируя их.

  • Вандилии Плиния относятся к восточным германцам, из которых наиболее известны готы (гутоны). К этой же группе относят племена вандалов.
  • Ингвеоны населяли северо-запад Германии: побережье Северного моря и полуостров Ютландию. Тацит назвал их «обитающие близ Океана». К ним же современные историки относят англов, саксов, ютов, фризов.
  • Прирейнские племена иствеонов в III веке стали известны под именем франков.
  • Этническая принадлежность бастарнов (певкинов) к германцам остаётся дискуссионной. Тацит выразил сомнение в их германских корнях, хотя по его словам они «речью, образом жизни, оседлостью и жилищами повторяют германцев». Рано отколовшись[26] от массива германских народов бастарны начали смешиваться с сарматами.

Согласно Тациту названия «ингевонов, гермионов, истевонов» произошли от имён сыновей бога Манна, прародителя германских племён. Позже I века эти названия не употребляются, многие названия германских племён исчезают, но появляются новые.

Источник: https://studopedia.su/13_96292_germantsi-i-kelti.html

Глава 1-5-2

2. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: КЕЛЬТЫ И ГЕРМАНЦЫ.

Поскольку само понятие национальности является понятием исключительно современным, а документы отдаленных эпох отличаются крайней неопределенностью, нам придется довольствоваться весьма приблизительными оценками. На стыках кельтского и германского миров невозможно с достаточной четкостью определить, где начинаются кельты и где кончаются германцы.

И однако, если не принимать во внимание их древнего индоевропейского родства, лингвистического или культурного кельто-германского единства никогда не существовало.

Согласно Цезарю, белги были самыми дикими из галлов: они обитали очень далеко от Нарбонской Галлии, – поясняет он, – и к ним лишь изредка добирались торговцы, привозившие предметы роскоши, способные смягчить их буйные нравы.

Но он принимает во внимание и начавшееся издавна движение германских племен на запад: эдуи, к которым Цезарь обратился за поддержкой во время своего официального вступления в Галлию, хотели оказать сопротивление секванам, вступившим в союз с германцами Ариовиста. А для переговоров с Ариовистом нужно было пользоваться не германским, а галльским языком.

Можно, конечно, думать, что древние не особенно вдавались в подобные детали: ведь и кельты, и германцы были для них всего лишь варварами.

Однако Цезарь провел в Галлии несколько лет; он так и не выучил галльский язык (мы часто забываем, что он, как все образованные римляне, охотнее пользовался греческим, чем латынью), но тем не менее был способен провести этнографические различия.

Пятьюдесятью годами раньше, во время вторжения кимвров и тевтонов, переговоры с захватчиками велись по-галльски, а все их вожди носили кельтские имена.

С другой стороны название “кимвры” также хорошо объясняется сравнением с ирландским cimbid “красть”, а название “тевтоны” объясняли, может быть, слишком упрощенно, с помощью кельтского touta/teuta “племя”. Исследователи теряются в догадках по поводу загадочных языковых обстоятельств в древней доримской Европе.

Несомненно не нужно возвращаться к гипотезе, – которая была высказана слишком серьезно – что все подобные народы древности могли быть не кельтами, а порабощенными народами, вынужденными выучить кельтские языки (в наше время эта гипотеза чудесным образом подходит для Ирландии и Бретани.

А что и говорить о черной Африке и об индейцах Америки!).

Учитывая все это, нам следует еще раз обратиться к отчету Цезаря, который объясняет, что некогда галлы превосходили германцев не только в отношении материальной цивилизации и духовной культуры, но также в смысле храбрости и воинской доблести.

Анализ германских языков показывает, что их структура весьма отлична от языков кельтских, но давние словарные заимствования из кельтского относятся к столь фундаментальным понятиям права и управления, как “империя” (Reich) или административная функция галльского ambactus (Amt ).

Деликатная тема взаимоотношений кельтов и германцев в течение первого тысячелетия до нашей эры с научной точки зрения была оболгана и отравлена – это не слишком сильное слово – франко-германским антагонизмом между 1870 и 1945 гг.

Одни читали Цезаря, который почти не отзывается о галлах положительно, но считает их выше германцев по уровню цивилизации и культуры (со свевом Ариовистом послы Цезаря проводили переговоры не на германском языке, из которого римляне не знали ни слова, а по-галльски!); другие читали Тацита, который по сравнению с римской коррупцией объявлял германцев добродетельными и храбрыми. Однако первые потеряли свой язык с крушением независимого кельтского мира, а вторые сохранили язык и после краха Римской империи. Французские ученые между 1870 и 1914 гг. настаивали на интеллектуальной неполноценности германцев, “учителями” которых были галлы, предки французов. Немецкие ученые между 1919 и 1940 гг. превозносили грубые германские добродетели воинской храбрости и моральной чистоты в отличие от упадка романизированных кельтов. Никогда не следует обращаться с историческими фактами, повинуясь влиянию предубеждений и страстей нынешнего времени, между тем все подобные споры с давнего времени несут груз этих анахронизмов.

Путаница между кельтами и германцами была в древности столь велика еще и потому, что никогда не существовало понятия “кельто-германцы”: задолго до Цезаря общий термин или Сeltae прилагался равным образом и к тем, и к другим.

Хотя рассмотрению германо-кельтских соответствий было посвящено немало работ (сводящихся, в основном, к исследованию лексики), но мы до сих пор не имеем точного представления о степени влияния кельтского языка на германский до первого века до н. э. (если предположить возможность такого влияния).

Можно полагать, что древние нередко ошибались, говоря о варварах, и почти всегда принимали германцев за кельтов. Но при всем этом они всегда по мере сил проявляли заботу о точной идентификации самих кельтов, выражавшейся в двойных наименованиях: кельто-греки, кельто-фракийцы, кельто-скифы, кельто-лигуры.

Эти наименования отнюдь не всегда соответствуют конкретной действительности; они отражают не столько этнические слияния на границах кельтского мира, сколько культурные компромиссы, контакты языков и цивилизаций.

Кельтский фактор и его большое значение в истории Европы побуждают нас к осмотрительности в обращении с понятиями культуры и национальности. К тому же все это неразрывно связано с языком. Но язык нельзя обнаружить с помощью археологических раскопок. Осуществление синтеза – это задача историка, если, конечно, она ему по плечу.

Если вы пришли сюда с поисковика и не видите верхнего фрейма с меню, выйдите на главную страницу

Сайт управляется системой uCoz

Источник: http://florell-page.narod.ru/Druids/leru-civil/glava152.htm

Бойи из Баварии. Кельты и германцы.Путаница в истории

2. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: КЕЛЬТЫ И ГЕРМАНЦЫ.

Бава́рский язык или баериш (нем. Bayerisch,бав. Boarisch, старогерманское — Bairisch) — язык баварцев, иногда причисляемый к диалекту немецкого языка. Ведёт своё происхождение от языка, на котором говорили представители баварского племени,то есть бойев.

В первый раз бойи упоминаются во времена галльского переселения в Италию. Далее доказывается, что они не были кельтами, а были немцами. Ряд исследователей XIX века предполагали, что прародиной бойев была Бельгия или Лотарингия. Более современные источники не уточняют, в какой части Галлии проживали бойи до переселения.

Среди кельтологов нет единства в вопросе о том, каким образом кельты пересекли Альпы. Тит Ливий писал, что они прошли «по Пен­нин­ско­му пере­ва­лу». Г. Биркхан пишет, что галлы попали в Верхнюю Италию через Турин, но не уточняет, каким перевалом они прошли.

В 1962 году на перевале Сен-Готард (2108 м) был обнаружен самый значительный в Швейцарии клад золотых изделий латенского времени, датируемый 300/350 годом до нашей эры. Этот клад подтверждает, что кельты (а возможно и бойи) при переселении пользовались этим перевалом.

Ряд исследователей считают, что в Северную Италию бойи переселялись не только из Галлии.

https://www.youtube.com/watch?v=M1LrjTmx_Zc

И поскольку к 400 г. до н. э. Транспаданская (то есть, севернее реки По) область Италии была уже занята галлами, то бойи, поселились в Циспаданской Галлии. Для этого они, объединившись с лингонами и сенонами (шенонами), перешли реку По( Тит Ливий Книга V.

35; Биркхан стр 108 ), захватив город Марзаботто и этрусский город Фельсину, которую переименовали в Бононию (ныне Болонья) и сделали своей столицей. Подчинив часть этрусков и умбров, бойи расселились на циспаданской земле к северу от Апеннин, но южнее не пошли.

Область бойев простиралась на западе до Мутины (ныне Модена) и Пармы, на юге до Утента (Монтоне), на востоке до земли лингонов, а на севере до По и разделялась на 112 триб (лат. tribus)( Г. Биркхан ). Заняв территории этрусков и умбров, фактически лишив их политической власти, бойи однако образовали с ними культурный симбиоз.

Таким образом, бойи в союзе со знаменитыми сенонами населяли всю Северную Италию. И здесь важно вспомнить и умбров, часть поздних камбров( самоназвание франков, Камбрэ Бельгии), которые так же жили в Италии, и тоесть, все германцы и есть кельты, и проживали ранее в Италии и позднее были оттуда изгнаны римлянами.

Также бойи населяли территорию современной Чехии и долину Дуная (часть южной Германии — Баварию).

Эти земли получили название в честь бойев: кельты, осевшие на землях будущей Чехии, именовали их Boiohaemum, то есть Богемией, а осевшие южнее — *Baijawarjoz, то есть Бавария,вернее Байерн немецкое Bayern . Бава́рский язык или баериш (нем. Bayerisch, бав.

Boarisch, старогерманское — Bairisch) — язык баварцев, иногда причисляемый к диалекту немецкого языка. Ведёт своё происхождение от языка, на котором говорили представители баварского племени.

То есть,современные обитатели Байерн сохранили название БОЙЕВ, а вероятно и их язык.

Тем более,что язык,субстанция весьма устойчивая- пример- обитатели Румынии сохранили латинизированный язык, а они потомки переселенцев из Италии, приведенные туда Тряном после завоевания провинции.

То есть, вероятно, что и бойи и баварцы-тождественны, и баварцы являются прямыми потомками тех племен,вытесненных из Италии римлянами, а значит, кельтский язык-предшественник немецкого.

https://zen.yandex.ru/media/id/5d9ef2631d656a00ad1f98c9/nemcyotkuda-oni-tuskland-kak-razgadka-genezisa-nemeckoi-nacii-5df365c01a860800af445a60

Кроме того, в статье о миграции франков-умбров из Италии, из области Тоскана, я упомянул о Тускланд, названии шведами и датчанами Германии, то есть воспоминание о вытеснении немцев из Италии сохранилось. И получается. что и франки-умбры, и бойи=бавары,проживали ранее в Северной и Средней Италии.

Гельмут Биркхан «Кельты: история и культура»; перевод с немецкого Нины Чехонданской. — М.: Аграф, 2007. — 512 с. — (Серия «Наследие кельтов»

https://zen.yandex.ru/media/historyrus/saksy-vestfaly-i-ostfaly-i-engry-5e251da6d5bbc300b0aa6f27

https://zen.yandex.ru/media/historyrus/nemcyotkuda-oni-tuskland-kak-razgadka-genezisa-nemeckoi-nacii-5df365c01a860800af445a60

Если уважаемым читателям понравилась статья, подписывайтесь на мой канал.

Близнецы с Алатырь-острова. Дети Мертвой матери

Легенды Севера

https://ridero.ru/books/bliznecy_s_alatyr-ostrova_deti_mertvoi_materi/

Сын звезды, рожденный горой. Александр Великий https://ridero.ru/books/syn_zvezdy_rozhdennyi_goroi_aleksandr_velikii_1/

Мертвая царевна и Семеро Грезящих

https://ridero.ru/books/mertvaya_carevna_i_semero_grezyashikh/

Гунны, Народ, пришедший с Ямала. Аттила, каган гуннов из рода Вельсунгов

https://ridero.ru/books/gunny_narod_prishedshii_s_yamala_attila_kagan_gunnov_iz_roda_velsungov/

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d9ef2631d656a00ad1f98c9/5df47e2d5ba2b500adc443be

Лекция 21. Кельты и германцы на территории Западной Европы

2. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: КЕЛЬТЫ И ГЕРМАНЦЫ.

Продолжим изучение Западной цивилизации и поговорим о ее парадоксе. С одной стороны, Западная цивилизация – это необыкновенное многообразие народов, менталитетов и жестокой борьбы внутри нее, а с другой – это внутреннее единство. Как сказал австрийский философ Эдмунд Гуссерлей, Европа представляет собой отдельное «европейское человечество».

Гуссерлей является автором концепции феноменологии, специалистом в области лингвистики. Наибольший интерес для нас представляет его статья «Кризис европейского человечества и философия», написанная в 1935 г., во время зарождения фашизма. В исследовании Гуссерлея говорится о том, что само название «Европа» обозначает общность жизни и творческой деятельности.

И живут в Европе все как бы одинаково: духовная деятельность является единой для всех европейцев. «Как бы ни были враждебно настроены по отношению друг к другу европейские нации, у них все равно есть особое внутреннее родство духа. Такое своеобразное братство вселяет в нас сознание, что в кругу европейских народов мы находимся у себя дома».

Примеры этому мы находим и в современной жизни. Когда я смотрю на сегодняшнюю политическую ситуацию, на дружбу Ширака и Шредера, то вспоминаю, что совсем ведь недавно, в Первую мировую войну, Франция и Германия буквально пожирали друг друга. Одно только Верденское сражение унесло миллион жизней.

Вот я и хочу сказать о такой парадоксальной ситуации: единство и враждебность. Враждебность сейчас уже, наверное, уходит в прошлое.

Еще одна интересная мысль в статье Гуссерлея состоит в том, что Европа есть нечто уникальное (как будто остальные не уникальны!), что ощущается не только европейцами, но и всем остальным человечеством.

Все хотят европеизироваться, тогда как «мы никогда не будем, к примеру, индианизироваться». Все учат европейские языки (например, в Китае, в Японии), а в Индии английский язык вообще государственный.

Теперь обратимся к современности и поговорим о населении Европы. После великих битв на территории Западной Европы, после уничтожения многих мелких народностей в Европе все-таки осталось еще 62 народа.

Из них 42 крупных (больше миллиона человек) и семь народов, в которых насчитывается более 20 миллионов. Приведу некоторые цифры: во-первых, соотношение между романскими и германскими народами.

По данным на 1998 год к романской группе относятся 179 млн человек, к германской – 177 млн.

Итак, германская группа народов: наиболее многочисленны немцы, их почти 76 млн человек. Далее по численности следуют англичане – 47 млн.

Из романских народов Европы наиболее многочисленны итальянцы, их более 55 млн. Французов – 54 млн, испанцев – 40 млн. Это самые крупные группы народов.

Национальные характеры определились достаточно рано, но только тогда, когда государства сложились как национальные объединения. Интересно, что английская традиция предпочитает мало говорить о национальном характере. Англичане считают, что каждый человек имеет свой характер и упоминать о характере нации не очень-то корректно. Немецкая традиция, наоборот, достаточно определенная.

Немецкие философы Кант, Гердер, Гумбольдт признавали существование национального характера и создали концепцию национального характера.

Кант в своей «Антропологии с практической точки зрения» (1798) на материале прежде всего Западной Европы определил пять уровней: характер народа (этноса), характер расы (нордический, арийский), характер рода (человечество в целом), характер личности и характер пола.

Определим характер французского народа: это живость, вежливость, дух свободы (только что прошла Французская революция), энтузиазм (который переходит все крайние границы), способность к легкомыслию (позднее у Гоголя мы найдем по отношению к французам понятие «полумысли») и многое другое.

Английский народ, по мнению Канта, имеет противоположный характер. На бриттов были наложены как бы слои: один слой – это германцы (когда пришли англосаксы), затем французы (больше двухсот лет господство французского языка на Британских островах). «Все это, – пишет Кант, – исказило национальный характер бриттов».

Испанцы, по мнению философа, имеют большое сознание собственного достоинства, очень горды («горделивы»), не выносят никакой фамильярности (интересно: сейчас изменились?), преданны законам религии («ничего не перенимает от иностранцев, и поэтому испанец в науках отстал»), гордятся тем, что могут не работать.

В своих вкусах испанцы обнаруживают отчасти неевропейское происхождение. Что этим хочет сказать Кант? Если взять иберов как самый древний народ у испанцев, то, по Канту (и не только), иберы пришли из Африки. И вот это внеевропейское происхождение иберов как-то сказывается и на испанцах. Вы присмотритесь к испанцам.

Так это или нет? Кроме того, Кант отмечает жестокость испанцев, связанную по его мнению, с деятельностью инквизиции.

Итальянцы, считает Кант, сочетают французскую живость с испанской серьезностью. «Дурная привычка, – пишет философ, – чуть что – хвататься за нож». Таким образом, Кант отмечает бандитизм как национальную черту характера.

Немцы, конечно, легче всего подчиняются правительству, порядку. Типичными чертами национального характера Кант называл прилежание, бережливость, скромность. В данном случае немцы – законопослушный народ.

Кант дает интересную трактовку русскому национальному характеру: «Россия еще не то, что нужно для определения понятия о природных задатках, готовых к развитию».

Возможно, это связано с тем, что Кант некоторое время находился на русской службе. А прусский король Фридрих Великий определил русских так: «Это железные люди. Их можно перебить, но разбить их невозможно.

Их нужно не только убить, но убитого нужно толкнуть, чтобы он упал».

Даже из такого краткого обзора национальных характеров видно их многообразие. Различна и степень творчества народов. Одни, скажем, способны к художественному творчеству, другие – к великим географическим открытиям, третьи – великолепные экономисты. Все вместе дает нам симфонию под названием «Европа».

Следующая проблема, о которой мы поговорим, – причины появления духовного единства и удивительного многообразия Европы. Эта специфика стала результатом жестокой борьбы внутри самой Европы между европейцами. Это было заложено еще в раннее Средневековье – с V по IX в.

Три основных компонента Западной цивилизации сложились как раз в этот период. Прежде всего, осваивалось античное наследие. Античная цивилизация в быту, искусстве как бы органически вошла в состав западной культуры. Даже дороги, водопроводы остались от Рима.

И сейчас дороги в Европе идут по тем старинным путям, которые были еще в Риме.

Следующие элементы Европейской цивилизации – кельтское и германское наследие. Конечно, если мы говорим об античном наследии, то здесь важно наследие местных, региональных племен. В Испании наследие иберокельтов, наследие италийских племен в Италии, еще есть иллирийцы, которые жили в районе Венеции на восток по Адриатическому морю.

Рим завоевал много народов, и эти племена отдали силы на строительство античной цивилизации. Но какие же народы составили европейскую цивилизацию? Это, прежде всего, варвары. Западная цивилизация родилась из варварского мира, окружившего Римскую империю.

Основу ее составили германские и кельтские племена, а не те древние племена, которые были в составе Римской империи.

Итак, каково же культурное наследии кельтов и германцев? Сначала о расовом наследии. Кельтов описывают высокими, голубоглазыми, рыжими. А германцы – это арийцы, которые пришли из Скандинавии.

Это мощные воины, жестокие и злые, которые оттачивали свои мечи сначала на римлянах, а затем на других народах, в частности на славянах. Наследие кельтов – это в первую очередь глубинная мифология, эпическая традиция, саги.

Принято считать, что именно кельты донесли нам знания о том, что же было в Европе до их прихода. Об этом говорят ирландские саги. Кельты были необыкновенно способны и к религиозному, и к художественному творчеству, и к различным ремеслам.

С кельтами связаны многие мифы, которые стали достоянием Европы (и в Средневековье, и в более поздние века, и в современном мире). Наследие германцев – это, прежде всего, государственность, это военная сила. Наследие германцев – новые европейские государства.

Германцы явились силовым оплотом европейских государственных образований. Оплотом всей Западной цивилизации. У кельтов при всей их одаренности не было таланта к войне, хотя они и двигались по всем странам Европы, но только тогда, когда германцы им не мешали. Германцы же их отбросили на окраину Европы.

Собственно, история Европы молодая. Новые европейские государства появились во второй половине IX в. Крестовые походы с конца XI в. объединили Европу в некую целостную военную силу и привили вкус к завоеванию чужих земель. Европейцам понравилось ходить на Восток, освобождать Гроб Господень, а попутно и грабить.

А вот настоящее грабительство началось с конца XV в. Тогда и сложилась мощная Европа – европейцы двинулись на Восток и в Новый Свет. Завоевание чужих земель, колонизация – это то, что не сделала ни одна цивилизация в таких масштабах. Европа стала стремительно обогащаться и внедрять свою культуру в другие регионы.

А раз стала обогащаться, то, естественно, и развращаться.

Вот эти две силы – кельты и германцы – идут издалека, и их взаимодействие и создало варварский мир. Хотя судьба у этих племен разная. Кельтские и германские племена когда-то были равны по силе и по значению.

А потом какая между ним возникла разница! На кельтских языках сейчас говорит, наверное, меньше 1 % населения, а на германских (на английском) – почти весь мир. Вот эта экспансия языка – это же духовная экспансия.

Теперь подробнее о кельтских племенах. Во-первых, о соотношении германцев и кельтов. Перед тем как Юлий Цезарь полностью разгромил кельтские племена (I в. до н.э.), силы были примерно равные. Вначале римляне не сразу поняли, что это разные племена. Варвары и варвары: что-то бормочут на своих языках (по этому бормотанию их и назвали варвары).

Но потом именно Юлий Цезарь различил их. «Записки о Галльской войне» – это удивительное произведение, которое написал Юлий Цезарь, где впервые детально сопоставляются характеры кельтов и германцев. В будущем это станет материалом для сопоставления разных частей Европы – западной и восточной.

Другого такого источника нет, хотя целый ряд историков подробно описали то, как воевали германцы и как кельты.

Кельтология сделала за последние годы большие успехи, хотя найдены ответы далеко не на все вопросы. Достаточно хорошо известно о трех этапах кельтской культуры, о самой кельтской цивилизации. Моя же задача – дать сжатую информацию о кельтах.

Многие археологи связывают появление кельтов с гальштаттской культурой (ок. 800–450 г. до н.э., Австрия). Однако некоторые специалисты эпитет «кельтский» прилагают к остаткам материальной культуры, которую датируют началом 2 тысячелетия до н.э.

В конце VI в. до н.э. кельты уже были знакомы греческим историкам. Гекатей Милетский (VI в. до н.э.) и Геродот (V в. до н.э.) упоминают в своих произведениях кельтов. Именно у Геродота впервые появляется название Keltoн.

Согласно данным топонимики и археологии родиной кельтов является территория современной Баварии и Чехии. Хотя существует мнение, что кельты – не исконный народ Европы: они откуда-то пришли. Итак, на исторической арене кельты появились в VI в. до н.э. и расселились по разным сторонам.

Из Центральной Европы кельты продвинулись на Запад до Атлантики и в Испанию, на север – на Британские острова, позднее на юг – в Италию и на Восток – по Дунаю до Галатии в Малой Азии. На территории современной Западной Франции сложилась целая страна кельтов, которую римляне называли Галлией.

Галлы – латинское слово в применении к кельтам, которые жили в этом регионе. Кстати, слово германцы кельтского происхождения. Что же случилось дальше? В 390 г. до н.э. кельты захватили Рим, но он им оказался не нужен и они ушли.

У кельтов были непрочные внутригосударственные связи: все было на уровне племенной организации. Но зато кельты – народ художественно одаренный: они прекрасно пели, создавали удивительные мифы.

Галлы за короткий срок были быстро романизированы. Это значит, что они забыли свой язык и перешли на латинский. Вот эти романизированные кельты в будущем – это романский мир. Это французы, а затем итальянцы и испанцы. Те этносы, которые живут на территории современной Франции, по крови были кельты, а по культуре стали романцы.

Совсем по-другому к своему языку относились германцы. Даже в жестоких условиях, когда, скажем, германцы служили в Римской армии, ни за что ни один из них не хотел отказываться от своего языка. Они берегли свой язык и не переходили на латинский. .

Хотя германцы, которые были на территории Италии, потом все-таки пользовались латинским языком. Итак, германцы сохранили свой язык.

Отсюда достаточно четкое различие между племенами, которые жили на западе от Рейна (основа будущей Франции) и на востоке от Рейна (основа будущей Германии).

Теперь несколько слов о кельтах на Британских островах. Кельтская основа на Британских островах достаточно мощная, несмотря на все завоевания и уничтожения этой культуры другими народами. Это основу составили бритты, пикты, скотты. Они сохранили свою культуру, хотя и находились под властью Рима. В V в.

римляне ушли с Британских островов, и на короткий срок (примерно полстолетия) кельты господствовали на всех Британских островах. В 449 г. началось завоевание германскими народами (англами, саксами и ютами) Британских островов. Медленное, долгое завоевание: уничтожение кельтов, внедрение своего языка, своей культуры и своих традиций.

По крайней мере 10 племен участвовало в смешении, из которого получился так называемый английский народ. В эту эпоху – между 410 и 449 г., когда бритты были свободны, – якобы и жил легендарный король Артур. Если вы приедете в Англию, то вам покажут как минимум три места, где родился король Артур.

Кельтский миф говорит о том, что после смерти король Артур был унесен на остров Аваллон, где и покоится его душа. И он еще вернется в этот мир. Это король в прошлом и король в будущем. Миф о короле Артуре упорно развивался в XII–XIV вв. у французов и у немцев. Интересно то, что король Артур стал достоянием всей Западной Европы.

Особую популярность легенда о короле Артуре приобрела в XV в. В эпоху войны Алой и Белой роз Томас Мэлори написал роман «Смерть Артура». Он переведен на русский язык и издан в серии «Литературные памятники». Эта легенда всегда была популярной темой для писателей.

Для кельтской культуры характерна удивительная память на предания. В четырех циклах ирландских саг рассказывается история Европы докельтского периода, говорится о ранних кельтах и приводятся исторические саги. На русском языке ирландские саги неоднократно переиздавались и рассказывать о них можно долго.

Германские племена в историческом аспекте оказались более важными. Самое главное здесь племя – франков, которое и создало мощную державу на территории Западной Европы.

Это была держава, которая в конце концов объединила земли от среднего течения реки Эбро и Барселоны на юго-западе до Эльбы, Салы, Богемских гор и Венского леса на востоке, от границы Ютландии на севере до Средней Италии на юге. В 800 г.

во многом творец этой державы Карл Великий был коронован в качестве императора. Эта империя Карла Великого просуществовала до 843 г., когда империю разделили на три части.

Сейчас создается нечто похожее на империю Карла Великого – Европейский союз. Есть у них теперь конституция, есть идея великого, мощного западноевропейского государства. Столицей империи Карла Великого был город Аахен. Это самый западный город в Германии.

Там была построена очень красивая базилика Карла Великого. В дни больших торжеств в Аахене собирается Европейский союз. Правда, к сожалению, некоторые фашистские объединения тоже носили имя Карла Великого. Они тоже объединяли Европу: покорили ведь 14 государств огнем и мечом.

Карл Великий покорил другие народы тоже мечом. Огня тогда не было. Кстати, лучшие мечи делали кельты. Вот эта империя Карла Великого как прообраз европейского единства. Понятно, того, что было в древности, сейчас не повторить. Но идея единства живет.

К ней уже приобщили нашу Прибалтику, того и гляди приобщат Украину. Уж совсем не Европа, но и Турцию хотят приобщить.

Итак, три важные даты: 498 г. – крещение Хлодвига, 732 г., когда франки остановили наступление арабов, захвативших в итоге только Испанию, и 843 г. – раздел империи Карла Великого. Это начало новых европейских государств – будущих Франции, Германии, Италии.

Между ними расположена узкая полоса, которая начиналась от самого Балтийского моря и расширялась только после того как переходила Альпы. В этой полосе располагаются Голландия, Бельгия, Эльзас, Лотарингия, Швейцария.

Эти территории, особенно земли, расположенные между Францией и Германией, богатые природными ископаемыми, – предмет раздора на многие столетия. Эта жестокая борьба продолжилась и в годы Первой и Второй мировых войн.

Итальянское государство складывалось очень долго. Быстрее всего сформировалось централизованное государство под названием Франция. Вот парадокс: Франция – это от франков, а франки – германское племя. И разъединялись и объединялись в это время. Были постоянные контакты между этими частями в прошлом империи Карла Великого. Границей здесь всегда была река Рейн.

Еще раз напомню, что будущие французы – в прошлом галлы. То есть по крови французы – кельты, а по языку и культуре они романизированы. Они гораздо легче осваивали латинское наследие, чем германцы. Не надо думать, что кельты как бы остались только на периферии, на островах.

Кельты и здесь, в центре Европы, но они были преобразованы, как бы переварены этой латинской культурой.

А вообще прародиной германских племен считается юго-западная оконечность скандинавского полуострова. Оттуда они как бы вышли и распространились на юго-запад, пошли и к Римской империи, и прямо на юг вплоть до Черного моря. Это племя готов, которые создали свое отдельное государство, и у них был свой готский язык. Готы уже имеют непосредственное отношение к славянам.

Другие германские племена (англы и саксы) заложили на Британских островах основы англосаксонской культуры. Они же принесли туда германскую кровь. Кельты были большие мастера петь песни, боготворить цветы. Это кельты придумали на похороны и свадьбу носить цветы. Цветы имели у них важное символическое значение.

Они украшали себя висячими кольцами, цветными бусами, боготворили деревья, животных, обожали охоту. Охота так и осталась на Британских островах каким-то культовым действом. Сейчас вся Англия поднялась против охоты на лис.

Англосаксы очень важны для Англии, но они важны и для всего северного побережья Балтийского моря.

Другие племена – вандалы. Удивительное племя, в таком самом непереносимом, отрицательном виде представлявшее германский дух. Вандалы, которые тоже вышли из Скандинавии, прошли через всю Европу, всех по пути грабили и больше ничего не делали: ни сеяли, ни жали.

Прошли далеко на запад, через Испанию и пришли наконец на север Африки и там создали свое государство. Знаменитый грабеж вандалов в V в. – это грабеж Рима. Удивительная психология! Пришли в Рим, захватили, но все, что брали, им было не нужно. Но зато тщательно все уничтожали: разбивали скульптуры (их не увезешь), отдирали украшения на зданиях.

Вандализм – теперь метафора. В VI в. государство вандалов было полностью уничтожено византийцами. Спасибо им за это.

Источник: http://regionalstudies.ru/publication/monograph/fatushenko/405--21-------.html

Глава 11. Германцы, кельты, венеты. (начало)

2. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: КЕЛЬТЫ И ГЕРМАНЦЫ.

По замечанию А. Гуревича: «Археология заставила по-новому подойти и к проблеме этногенеза германцев. «Germani» – не самоназвание, ибо разные племена именовали себя по-разному. Античные авторы применяли термин «германцы» для обозначения группы народов, живших севернее Альп и восточнее Рейна.

С точки зрения греческих и римских писателей, это племена, которые расположены между кельтами на западе и сарматами на востоке.

Слабое знание их быта и культуры, почти полное незнакомство с их языком и обычаями делали невозможным для соседей германцев дать им этническую характеристику, которая обладала бы какими-либо позитивными отличительными признаками, Первые определенные археологические свидетельства о германцах – не ранее середины I тысячелетия до н.

э и лишь тогда «германцы» становятся археологически ощутимы, но и в это время нельзя всю территорию позднейшего расселения германцев рассматривать как некое археологическое единство (Монгайт, 1974, с. 325; ср.: Die Germanen, 1978, S. 55 ff.

), Мало того, ряд племен, которых древние относили к германцам, по-видимому, таковыми или вовсе не являлись, или же представляли собой смешанное кельто-германское население.

В качестве своеобразной реакции на прежнюю националистическую тенденцию возводить происхождение германцев к глубокой древности и прослеживать их непрерывное автохтонное развитие начиная с мезолита ныне раздаются голоса ученых о неопределенности этнических границ, отделявших германцев от других народов. Резюмируя связанные с проблемой германского этногенеза трудности, видный западногерманский археолог вопрошает: «Существовали ли вообще германцы?» (Hachmann, 1971, S. 31; Cр.: Döbler, 1975)»[1].

Давая характеристику социально-культурной общности Центральной и Северной Европы от Нижнего Рейна до северных склонов Карпатских гор, представленной разнообразными археологическими культурами, тем не менее, имеющими некоторые общие черты, и соотносимой с «Германией» древних авторов, М. Щукин писал:

«Кем же были представители третьего «мира» в этническом отношении? Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Когда римляне вышли на берега Рейна и Дуная, они всё население страны, лежащей между этими реками, стали называть германцами, а страну – Германией или Свевией, по имени одной из сильнейших группировок племён.

Но диалекты народного немецкого языка и сегодня отличаются весьма существенно. В древности различия, очевидно, были ещё разительнее. В 1962 г. два немецких археолога и один лингвист опубликовали интересную работу. Им удалось показать, что территория одной из групп Ясторф-Культур (которые связывают с ранними германцами – А. Р.

) на правобережье Рейна совпадает с зоной распространения топонимов, не объяснимых ни из кельтских, ни из германских языков. Здесь жил некий анонимный народ «икс», народ «между германцами и кельтами» (Hachmann, Kossak, Kuhn 1962).

Есть основания полагать, что таких народов, говоривших на неких несохранившихся диалектах индоевропейских или даже доиндоевропейских языков, было гораздо больше, таковыми могли быть и все представители Харпштедской и Нинбургской групп между Эльбой и Рейном, и кельтизированное население района Заале-Унструт-Эльба, и группа Боденбах-Подмоклы. Этот подход к проблеме, означающий становление новой «парадигмы мышления» специалистов, отчётливо проявился в серии докладов на конференции 1983 г. в Майнингене, опубликованных в 1988 г. в сборнике «Ранние народы Средней Европы». Возможно, так же следует относиться и к представителям к Пшеворской и Оксывской культур, Зарубинецкой и Поянешты-Лукашевки, тем более что все они возникли ранее времени появления германцев как таковых на исторической арене»[2].

Отличие германцев от галлов в описаниях древних авторов было в первую очередь культурно-географическим, а не этническим. Юлий Цезарь, впервые использовавший это название в обобщённом смысле, передавал: «большая часть белгов – по происхождению германцы, которые давно перешли через Рейн» (Галльская война.

II, 4), Тацит писал, что кельтские (галльские) племена «треверы и нервии притязают на германское происхождение» (Германия. 28), а Страбон ранее писал: «К треверам примыкают нервии, также германское племя» (География. IV, 3, 4). В триумфальной надписи, сделанной в Риме в I веке и посвящённой битве с кельтами при Кластии в 222 году до Р. Х.

, наряду с галлами-инсубрами вместо приглашённых ими галатов-гесатов, о которых сообщал Полибий (Всеобщая история. II, 22), указаны германцы[3].

Некоторые народы, в частности кимвров и тевтонов, одни авторы относили к кельтам, например, Аппиан (Римская история. IV, 1, 2; X, 1, 4)[4]. Он также сообщал о происхождении нервиев от кимвров и тевтонов (Там же. IV, 1, 4), а Цезарь писал о происхождении от них белгского племени адуатуков (Галльская война. II, 29).

Другие относили их к германцам, например, Тацит (Германия. 37; История. IV, 73). К этому склонялся и Плутарх, в то же время называвший их кельтоскифами (Плутарх. Гай Марий. 11), при этом по его описанию их вооружение и способы ведения войны характерны именно для кельтов (Там же.

19, 20, 23, 26, 27), одежда и язык их тоже оказываются галльскими (Плутарх. Серторий. 3).

Страбон относил кимвров то к кельтам (География. VII, 2, 1), то к германцам (Там же. VII, 2, 4). Он же отмечал у кимвров почитание котла, известное у кельтов, и именно на территории Ютландского полуострова, в древности называемого Кимврским, был найден самый известный кельтский культовый котёл из Гундеструпа.

Позже Орозий именовал их «галльскими и германскими племенами» (История против язычников. V, 16, 1) или просто галлами (Там же. V, 16, 15).

А Дион Кассий в своей «Римской истории» всегда называл германские (в нынешнем понимании) народы кельтами, отличая их при этом от галлов, Германией же он именовал лишь соответствующие римские провинции на Рейне[5].

Описывая «племя, теперь называемое галльским и галатским» Страбон отмечал: «я дал это описание на основании древних обычаев, которые еще сохраняются у германцев до настоящего времени.

Ведь эти племена по природе и по общественному строю не только похожи, но даже родственны друг другу; они живут в сопредельной стране, разделяемой рекой Реном; большинство их областей сходны (хотя Германия расположена севернее), если сопоставить южные области одной страны с южными другой, а северные сравнивать с северными» (География. IV, 4, 2).

В свою очередь, перейдя к Германии, он писал: «Области за Реном, обращенные на восток и лежащие за территорией кельтов, населяют германцы.

Последние мало отличаются от кельтского племени: большей дикостью, рослостью и более светлыми волосами; во всем остальном они схожи: по телосложению, нравам и образу жизни они таковы, как я описал кельтов.

Поэтому, мне кажется, и римляне назвали их “германцами”, как бы желая указать, что это “истинные” галаты. Ведь словво germani на языке римлян означает “подлинные”» (Там же. VII, 1, 2).

[1] Гуревич А. Я. Аграрный строй варваров // Избранные труды. Древние германцы. Викинги. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. – С. 30.

[2] Щукин М. Б. На рубеже эр. – С. 19-20.

[3] Пауэлл Т. Кельты. Воины и маги. – М.: ЗАО Центрполиграф: ООО «Внешторгпресс», 2003. – С. 186.

[4] Аппиан Александрийский. Римская история / Пер. с греч. – М.: ООО «Издательство АСТ», «Ладомир», 2002.

[5] Древние германцы. Сборник документов. – С. 146

Источник: https://aloslum.livejournal.com/10748.html

Book for ucheba
Добавить комментарий