2. Социальный характер

Теория Эриха Фромма о

2. Социальный характер
Александр Тарасов, «Наследие Эриха Фромма для радикала конца XX — начала XXI века»
Статья размещена по адресу: http://sceDsis.net/librarv/id 501.

html

По Фромму, «социальный характер» — это явление, присущее самым широким слоям населения (в первую очередь Фромм исследовал «социальный характер» «среднего класса», мелкой буржуазии; как сказали бы мы, пользуясь тем, что в русском языке есть это слово, «обывателя» — в западных языках просто нет такого слова: с такой, как у нас, оценочной нагрузкой, умеренно или неумеренно отрицательной).

Точнее сказать, «социальный характер» — это явление, распространенное на широкие слои населения, поскольку «социальный характер» этим слоям навязан. «Социальный характер» создаётся системой образования, религией, одобренными институтами культуры и плюс к тому — воспитанием в семье.

При этом надо иметь в виду, что в семье ребенок воспитывается, в первую очередь, теми методами, которые тоже санкционированы, одобрены существующей культурой, считаются обычными, нормальными, естественными. «Социальный характер», по Фромму — это результат адаптации человека к той конкретной культуре, в которой он живёт, к конкретному типу организации общества.

Поскольку Фромм считает, что никакие из известных ему обществ не дают возможности личности реализовать себя полностью, и, следовательно, личность находится в изначальном противоречии с таким обществом, «социальный характер» — это механизм, который позволяет личности безнаказанно существовать в этом несовершенном и враждебном личности обществе.

Естественно, что такая адаптация происходит с искажением личности, в ущерб ей и с подчинением её этому несовершенному, патологическому обществу.

Фромм пришел к выводу, когда занимался исследованием «социального характера» (в том числе — и полевыми исследованиями, и не только в США, но и, например, в Мексике), что «социальный характер» — это такой защитный механизм, механизм ответа особи (здесь неправильно, я полагаю, говорить «личности», но именно — индивида, особи) на фрустрирующую ситуацию, на ту социальную среду, которая не даёт возможности человеку развивать себя как личность и полностью проявить заложенные в него природой возможности. И в принципе, естественно, механизм формирования «социального характера» является репрессивным механизмом (в современном мире, то есть в репрессивном обществе) в отношении каждой отдельной особи, которой этот «социальный характер» прививается. И поэтому, поскольку он все-таки прививается, «социальный характер», как показал Фромм, является социально стабилизирующим фактором. То есть с того момента, как особям привит «социальный характер», эти особи становятся в принципе безопасны (или в основном потенциально безопасны) для окружающей их социальной системы.

По Фромму получается, что различным обществам, различным классам внутри общества присущ свой «социальный характер».

Но поскольку правящие классы и слои имеют возможность транспортировать вниз — в целом на общество — выгодный им «социальный характер», то они, естественно, прививают тем классам, которые не допущены к власти, выгодные им, правящим классам и слоям, «социальные характеры».

То есть, как бы мы сейчас сказали, происходит навязывание чуждого классового характера — Фромм просто такими терминами не пользовался, он пользовался терминами психоанализа и терминами Франкфуртской школы (поскольку термин «социальный характер» употреблял и Адорно).

Фромм полагал, что «социальный характер» играет важную роль «фильтра», то есть те, кому «социальный характер» уже навязан, в принципе не способны воспринять такие идеи и идеалы, которые не соответствуют этому «социальному характеру».

И не потому, что они понимают (то есть сознательно, аргументированно рассматривают) эти идеалы как чуждые себе, а потому, что они эти идеалы не могут понять, у них совершенно иное мышление, у них другой внутренний язык.

То есть ты можешь обращаться к этим людям с пропагандой, но они не поймут тебя — «социальный характер» уже создал барьер, который запрещает им понимать тебя, воспринимать предлагаемые тобой образы, идеи и аргументы.

Если же ты пробился сквозь этот барьер, то ты тем самым создал для носителя «социального характера» невыносимые условия, поскольку ты ему объяснил, что на самом деле он — скотина. Очень тяжело жить, осознав себя скотиной. Защитные механизмы для того и существуют, чтобы не допускать таких вещей, не подвергать конкретную особь такому стрессу, — не потому, что это её невротизирует (она и так неизбежно невротизирована в современном обществе), а потому, что это загоняет её уже на уровень психоза, то есть полностью выбивает из нормального состояния. А вот те идеи и идеалы, которые вырастают на почве определенного «социального характера», они, напротив — укрепляют его, интенсифицируют. Таким образом, получается, что «социальный характер» — это механизм, самоподдерживающийся с того момента, как он зародился.

Фромм вывел несколько вариантов «социального характера».

Первый тип «непродуктивного» «социального характера» — рецептивная ориентация. Фромм говорит, что человек, отличающийся рецептивной ориентацией, полагает, что источник всех благ находится во внешнем мире, и считает, что единственный способ обрести желаемое (неважно что — что-то материальное или любовь, знания, удовольствие…) — это путь получения этого желаемого извне.

Второй типэксплуататорская ориентация. Он также основан на постулате, что источник всех благ находится вовне, что всё, что человеку хотелось бы получить, он должен искать вовне, а не создавать собственными силами.

В отличие от рецептивного типа, эксплуататорский тип не ожидает получения желаемого как дара, а отбирает силой или обманом.

И это проявляется во всех сферах человеческой деятельности: в области любви и чувств, например, люди эксплуататорской ориентации имеют тенденцию захватывать и воровать, они испытывают влечение только к тем, кого можно отнять у другого; в отношении интеллектуальной деятельности такие люди стремятся не продуцировать идеи, а красть их.

Третий типнакопительская ориентация. Отличается от первых двух: те направлены на внешний источник получения благ, а накопительская ориентация характеризуется недоверием ко всему новому, приходящему извне.

Безопасность в сознании людей этой ориентации основывается на накоплении и на сохранении уже накопленного, тогда как трата воспринимается ими как угроза. Эти люди как бы ограждают себя от внешнего мира («мой дом — моя крепость»), и главная их цель — накопить как можно больше внутри этой «крепости» и дать как можно меньше из нее изъять.

Эта скупость у них одинаково распространяется на деньги, на чувства, на мысли… Любовь для них — овладение, обладание. Они не отдают свою любовь, а стараются овладеть «возлюбленными».

Четвертый тип, которому Фромм специально уделяет много внимания, подробно критикует и который, по его мнению, становится преобладающим при капитализме, — это рыночная ориентация (рыночная ориентация становится преобладающей в современном капитализме, капитализме XX века; на более ранних стадиях, по Фромму, буржуазия отличалась накопительской ориентацией).

Рыночная ориентация основана на том, что личность, особь, индивид превращается в товар, в один из товаров, которые циркулируют на рынке. Соответствующим образом эта личность и оценивается — именно как товар.

Принцип оценки одинаков и для рынка товаров, и для рынка личностей: на одном на продажу предлагаются товары, на другом — личности, а больше разницы, сточки зрения представителей этой ориентации, нет никакой. Соответственно, такой человек и должен строить себя как товар.

Фромм говорит, что, подобно чемодану, человек должен быть в моде на рынке, а чтобы быть в моде, он должен знать, какого рода личности пользуются спросом на рынке. То есть происходит полный отказ личности от себя в угоду моде и стремлению себя продать. Иначе говоря, этот человек заявляет: «Я таков, каким вы хотите меня видеть», где «вы» — это покупатели.

Этот человек низводит себя до уровня проститутки. Причем отношение к другим у него тоже ничем не отличается от отношения к себе, поскольку другие тоже воспринимаются как товар и они сами выступают не такими, какие они есть сами по себе, а предъявляют ту часть себя, которая пользуется товарным спросом.

Если ваше поведение совпадает с теми типами поведения, которые общество предписывает носителю «социального характера» (сегодня это — рыночный тип, но в принципе речь идёт о всех «непродуктивных» типах «социального характера» — рецептивном, эксплуататорском, накопительском), то это — минус, от такого поведения надо избавляться. Если не совпадает, то вы в этой системе не подчинены внешнему миру, вы уже сопротивляетесь, вы уже превращаетесь в революционера (хотя бы потенциального).

При этом надо иметь в виду, что революционер — это не обязательно бунтарь. Дело в том, что для рыночного «социального характера» одной из масок, одним из имиджей, одной из продажных ипостасей сейчас может выступать и образ бунтаря.

На бунтаря есть товарный спрос, на него есть спрос в СМИ, бунт оплачивается по такой-то цене, на нём можно сделать деньги, его можно сфотографировать, его можно показать по TV, он хорошая (то есть хорошо продающаяся) картинка.

Революционер же не позволит извлечь из себя прибыль; вот тем он от бунтаря и отличается, что его нельзя сделать товаром, он часто незаметен внешне, ему абсолютно неинтересно, до какой степени лично он освещен в СМИ или до какой степени его образ продаётся или не продаётся.

Он самодостаточен и его интересует лишь то, до какой степени успешно он подрывает, подрывает и подрывает это общество. Он отличается от бунтаря приблизительно так, как отличается уличный оратор от профессионального разведчика.

Уличный оратор у всех на виду, какие бы радикальные лозунги он ни произносил, он в значительной степени сам нейтрализует свой разрушительный потенциал — тем, что, во-первых, всем сразу становится известно и понятно все, что он предлагает (то есть он сам раскрывает свои планы противнику), а во-вторых, тем, что его не надо специально искать и, следовательно, можно в любой момент обезвредить. А вот профессионального разведчика не видит никто — что он там делает в своем профессиональном подполье, никто не знает, но результат может быть совершенно катастрофическим для противника. Именно тем он и опасен, что он невидим для Системы…

Источник: https://yury-st.livejournal.com/192067.html

Социальный характер

2. Социальный характер

Немецкий психолог Эрих Фромм говорил, что социальный характер включает совокупность черт характера. Этими чертами обладает большинство членов данной социальной группы. Совокупность же таких черт является результатом общих переживаний и общего образа жизни.

Также психолог высказывался по вопросу характера человека. Он считал, что в случае, когда характер индивида более или менее совпадает с социальным характером, то следуя своим доминантным стремлениям, он будет делать все необходимое и желательное в специфических социальных условиях его культуры. 

Изменения социального характера могут происходить тогда, когда такие же изменения происходят и в социальных условиях. Такими условиями могут являться появление новых потребностей и тревог, порождающие новые идеи. Эти идеи могут усилить и укрепить новый социальный характер, кроме этого, они направляют человеческую деятельность в новое русло.

Типы социальных характеров по Э. Фромму. Неплодотворные ориентации

Неплодотворная ориентация включает в себя такие ориентации как:

  • рецептивную;
  • эксплуататорскую;
  • стяжательскую;
  • рыночную

Рецептивная ориентация

Человек, относящийся к этому типу, представляет источник всех благ, который лежит вовне. По его мнению, единственным способом, с помощью которого можно приобрести желаемое – получить его из внешнего источника. 

Ориентируясь на это, проблема любви заключается в том, что человек хочет быть любимым, при этом не любить самому. Этот тип выбирает ту же стратегию и в сфере интеллекта: он готов воспринимать идеи, но не создавать их. Первая мысль у типа с рецептивной ориентацией, это найти того, кто предоставит ему необходимую информацию, вместо того, чтобы самому заняться ее поиском. 

Если люди религиозные, то они ждут всего от Бога, не проявляя собственной активности. Им нужны люди, способные обеспечить их безопасностью, дать им необходимые блага. Из-за этого они становятся зависимыми от других. Когда такие люди представлены сами себе, у них присутствует чувство потерянности. Это происходит из-за неспособности делать что-либо без посторонней помощи;

Эксплуататорская ориентация

Этот тип людей, как указанный ранее, считают, что все необходимые блага находятся во внешней среде и ничего нельзя создать самому. При этом они стараются получить желаемое силой, хитростью или и вовсе отнимают у других, так как не верят, что что-то можно получить в дар. 

В области любви он заинтересованы только теми лицами, которых можно отнять или увести у других. Идеи они также не создают, но воруют их как плагиат или в форме парафразы идей, которые кто-то уже высказал до них. 

Вещи, принадлежащие кому-то, кажутся людям с эксплуататорской ориентацией лучше, чем те, что они могут создать или уже имеют. Они стараются использовать и эксплуатировать всех, из каждого хотят что-то выжать. 

Их установка характеризуется враждебностью и манипулятивностью. Каждый человек для них является объектом эксплуатации, он оценивается по степени его полезности. По отношению к другим людям они ведут себя цинично, отличаются особой подозрительностью, проявляют скрытую или явную враждебность, такие люди завистливы и ревнивы. 

Стяжательская ориентация

Люди, относящиеся к этому типу, считают, что не могут что-то новое из внешнего мира, поэтому говорят о том, что нужно беречь и экономить то, что есть. Они находятся за своеобразной защитной стеной, они стараются как можно больше приносить в свое укрытие и как можно меньше из него отдавать. 

В сфере любви их партнеры полностью находятся под контролем, и грают роль вещей, которые принадлежат только людям стяжательской ориентации. Это же касается и сферы вещей.

Такие люди отличаются жадностью, сверхэкономией и сверхаккуратностью.

У стяжателя мысли, воспоминания, чувства находятся в постоянном порядке, он терпеть не может, если вещи не на своем месте, и будет автоматически приводить их в порядок;

Рыночная ориентация

Люди этого типа выступают за то, что успех зависим от умения человека продавать себя на рынке с привлекательной стороны. Иначе говоря, человек воспринимает себя как товар. Он вступает в конкуренцию со многими другими. Такой тип людей интересуется не своей жизнью, а тем, как стать ходким товаром.

Для осуществления этого необходимо знать, какой тип личности отличается повышенным спросом. Образ желаемой личности могут сформировать мода, кино. Этот образ является целью любого человека рыночного типа. Для такого человека мерилами ценностей являются превратности рынка, как результат, разрушаются правильные представления о чувствах, собственном достоинстве и самоуважении. 

В ситуации, когда человеку приходиться все время пробиваться к успеху, а любая неудача становится жестокой угрозой его самооценке, то результатом будет чувство беспомощности, неуверенности и неполноценности.  

Плодотворная ориентация

Эта ориентация выступает как цель развития человека. Э. Фроммом она противопоставляется описанным выше типам характера. Под плодотворностью понимается ситуация, когда человек имеет здоровую зрелую личность. С помощью своего разума он углубляется в явления, и старается познать их сущность.

Такой тип людей используют свою любовь как средство, с помощью которого способен разрушить стену, которая отделяет одного человека от другого. Он понимает сам себя, свое назначение, отличающее его от других людей и делающего его тем, кто он есть, стремится стать тем. 

Его стремления направлены на формирование той личности, которой он может потенциально стать, при этом он использует и развивает все свои силы, способности и возможности. Любовь является плодотворной формой отношений к другим и к самому себе. 

Плодотворная ориентация предполагает ответственность, заботу, уважение и знание. Кроме этого, человек, обладающий такой ориентацией, хочет, чтобы другой человек тоже рос и развивался. Любовь к другому человеку проявляется в заботе о нем, в чувстве ответственности за его жизнь.

При этом забота о жизни другого проявляется не только в его физическом существовании, но в развитии всех его человеческих сил.

Уважение к человеку равносильно способности видеть его таким, каков он есть, понимать его уникальность и индивидуальность.

В процессе плодотворного мышления человек способен видеть объект таким, каков он есть в действительности, а не таким, каким хотелось бы думающему.

Российский психолог Б. С. Братусь предложил свою типологическую модель социальных характеров. В ней он писал, что важным признаком, характеризующим личность, является типичный, преобладающий для нее способ отношения к другому человеку, другим людям и самому себе. Учитывая этот главный фактор, Б. С. Братусь выделяет несколько уровней в структуре личности:

Уровни в структуре личности по Б. С. Братусю. Эгоцентрический уровень

Эгоцентрический уровень может быть определен преобладающим стремлением лишь к собственному удобству, выгоде и престижу. Отношения к другим характеризуется как чисто потребительские. Они строятся в зависимости от того, способен ли помочь другой человек личному успеху или нет, какую выгоду он может принести. 

В таких отношениях другой человек выступает в роли вещи. Личное счастье и благо важнее всего, вне зависимости от того, счастливы или несчастливы другие.

Группоцентрический уровень

На этом уровне человек определяет себя соответственно какой-либо из групп. Отношения строятся с учетом того, находятся ли люди в составе одной и той же группы. 

Если другой человек принадлежит к конкретной группе, то является ценным, но не сам по себе, не как отдельная личность. Его ценность проявляется лишь в его принадлежности к группе, также решается в зависимости от принадлежности достоин ли он жалости, уважения, снисхождения, прощения, любви. 

В случае, когда человек не состоит в этой группе, на него чувства и соответствующее отношение, не распространяются. Сторонники этого уровня могут делить людей на «своих» и «чужих». Благо и счастье связаны с процветанием той группы, с которой идентифицирует себя человек. Он не может быть счастлив, если терпит несчастье его группа.

Просоциальный (гуманистический) уровень

На данном уровне люди ценят других, отстаивают и признают равные права, обязанности и свободы. Главный принцип этого уровня – «поступай с другими так, как ты бы хотел, чтобы поступили с тобой». 

Главное стремление просоциального (гуманистического) уровня, это достижение результатов, способных принести благо не только самому индивиду, но и другим людям, человечеству в целом.

Духовный (эсхатологический) уровень

Сторонники, находящимся на этом уровне, считают человека существом вечно живущим, они уверены, что после земной жизни ничего не заканчивается, жизнь человека они связывают с духовным миром. 

На этом уровне могут быть решены отношения человека с Богом, присутствует ощущение связи с Богом и представление о счастье как служении и соединении с ним.

В каждом типе личности есть все четыре уровня. В некоторые моменты один из уровней побеждает остальные уровни, исходя из определенной ситуации. 

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/psihologija/sotsialnyj-harakter/

Социальный характер личности в условиях современности

2. Социальный характер

Работа выполнена в рамках НИР темплана Проект № 383: «Работники промышленной и научно-технической сферы в условиях моногорода (на примере социологического анализа Тольятти)»

Социальный характер сложное, многогранное и неоднозначное явление, затрагивающее основы общественного строя и объясняющее поведение различных социальных групп, помогающее предвидеть их поведение в тех или иных ситуациях.

Основные сложности, связанные с рассмотрением понятия социального характера, – разнородные интерпретации социального характера личности, слабая преемственность теоретических подходов, связанные с принадлежностью понятия к междисциплинарной области знания.

Несмотря на многообразие существующих научных работ по данной тематике, большинство лишь частично затрагивают концепцию социального характера личности.

В науке до сих пор нет единства в понимании этого понятия и возможностей его применения в современном обществе, поэтому интерпретации понятия «социальный характер» необходимо рассматривать во взаимосвязи с конкретными теориями.

Прежде всего, социальный характер является весьма важной частью характера индивида наряду с его индивидуальным характером и природными чертами и тесно взаимодействует с ними.

Социальный характер обладает устойчивостью и целостностью, позволяет связывать поведение людей в единую характерологическую ориентацию, выявлять ее общую направленность.

«Социальный характер включает в себя как относительно устойчивые, глубинные, бессознательные характерологические черты, так и поведенческие – более поверхностные, сознательные. При этом бессознательные черты проявляют себя более последовательно и устойчиво, составляя ядро социального характера и объясняя социальное поведение личности.

социального бессознательного составляет «вытесненный» материал, являющийся не индивидуальным, а общим для большинства членов данного общества.

К такому «вытесненному социальному материалу» относятся желания и стремления человека, несовместимые с социальными требованиями, они выражаются в таких непродуктивных характеристиках, как садизм-мазохизм, танатофилия[1], авторитаризм, деструктивизм, нарциссизм, иррационализм.

К сознательным поведенческим ориентациям относятся ориентация личности на индивидуализм, коллективизм, экономическое поведение, степень политической вовлеченности, религиозные установки, трудовые ориентации, культурные ценности.

Сознательные и бессознательные черты социального характера формируются в личности в рамках структуры ее потребностей, заданных личности «от природы» (т.е. наиболее фундаментальных), которые включают в себя  взаимоотношение личности с другими людьми, отношение  личности к материальным ценностям, религиозным и духовным ценностям, к власти, к труду, социализацию.

Таким образом, структуру социального характера можно представить в виде взаимозависимых концентрических кругов. Внешний круг представляют существующие социально-исторические условия, влияющие на содержание потребностей личности.

Далее следует круг фундаментальных потребностей, через которые проявляются черты социального характера. Затем – наиболее лабильная и динамическая часть социального характера – поведенческие черты.

Наконец, центральная окружность представляет собой наиболее укорененные характерологические бессознательные черты социального характера, а также степень его плодотворности» [1].

Наряду с отдельными чертами и качествами характера можно выделить общий способ адаптации личности к социальной среде социальный тип характера человека. При определении типа характера выделяется то существенное и сходное в характерах отдельных людей, что определяет общий стиль их жизнедеятельности.

Сопоставление социального характера с другими социологическими понятиями включает в себя сравнительный анализ понятия социального характера с такими явлениями, как национальный характер, менталитет, тип личности, ценностная ориентация, установка.

Отличие понятий социального характера и национального характера наиболее спорный вопрос, однако, их необходимо разделить в силу расширения социального пространства за пределы национальной общности в условиях глобализации.

Понятие «национальный характер», то есть исторически сложившаяся совокупность устойчивых психологических черт нации, определяющих привычную манеру поведения и типичный образ жизни людей в особых территориальных условиях, основывается на влиянии национальной среды на человека.

В то время как понятие «социальный характер» отражает влияние на человека той эпохи, в которой сосуществуют различные нации и государства, и его содержание раскрывается при изучении социально-типических свойств людей данной эпохи независимо от их национальной принадлежности [2].

«Весьма расплывчатым в науке является также родственное социальному характеру понятие «менталитет».

Менталитет представляет собой проекцию социума в разрезе его истории на личность, при этом в меньшей степени учитывает личностную и фундаментальную проекцию на общество, в то время как концепция социального характера объединяет в себе обе составляющие.

Понятие социального характера соотносится также с общепризнанной в науке категорией «тип личности».

Если в понятии «тип личности» внимание фокусируется на воплощении в индивиде общественных отношений, то в категории «социальный характер» в органическом единстве проявляются фундаментальная природа человека, социальное начало и индивидуальное. Понятие «установка» органически вписывается в концепцию социального характера, при этом комплекс установок предполагает возникновение качественно новой структуры, так называемого «синдрома», образующего ту или иную ориентацию социального характера» [3].

Таким образом, феномен социального характера личности принципиально несводим ни к одному из перечисленных понятий, однако они взаимосвязаны и влияют друг на друга.

Понятие «социальный характер» – в концепциях, разработанных в рамках психоаналитического направления в социологии для объяснения взаимодействия между индивидом и обществом, влияния социально-экономических и культурных факторов на формирование человеческого характера, роли психологического фактора в социальном процессе. Социальный характер представляет собой некую целостную бессознательную структуру, которая мотивирует поведение членов общества и придает ему в той или иной степени общую направленность и согласованность. Тем самым социальный характер выполняет важные биологические и социальные функции: он заменяет у человека систему инстинктов, освобождает его от обдумывания каждого действия; позволяет индивиду действовать последовательно, делает его поведение предсказуемым; Концепции социального характера возникли на базе динамичной концепции характера, разработанной Фрейдом, установившим различие между характером и поведением.[4]

Наиболее влиятельные концепции социального характера разработаны Э. Фроммом и Д. Рисменом.

Эрих Фромм предлагает рассматривать в качестве связующего звена между личностью и обществом определенный тип социального характера, в котором различные сознательные и бессознательные установки взаимосвязаны и который возникает обычно в результате какого-то социокультурного сдвига.

Характер, по Фромму, выступает как субститут, заместитель животных инстинктов. Он социален по происхождению, но «встроен» в личность и обладает для нее принудительной силой. Подчиняясь влечениям характера, люди желают того, что хочет от них общество, ненавидят то, что противоречит его идеологии.

Они поддерживают свои чувства самоидентичности, укорененности и удовлетворяют другие экзистенциальные потребности тем способом, который выгоден для общества. Этим поддерживается устойчивость во взаимоотношениях людей, надежность в выполнении ими своих обязательств.

Общество больше заинтересовано в том, чтобы его члены хотели делать то, что они должны делать, нежели в том, чтобы они ясно осознавали, что именно они делают. Социальный характер опирается на бессознательный, иррациональный базис и служит как бы «приводным ремнем» от общества к личности.

Он является более эффективным и надежным средством, чем нравственный долг или принуждение.[5]

Характер как инструмент социального контроля мало зависит от интеллектуального и нравственного развития, образовательного уровня личности и обеспечивает быстрое, «нерассуждающее» реагирование на ситуации определенного типа.

Социальный характер личности, по Фромму, формируется благодаря опыту жизни в условиях той или иной социальной системы. «Свобода инициативы, демократия, правовое государство формируют активную, уверенную в себе, дисциплинированную и рационально мыслящую личность.

Тоталитарное государство воспитывает авторитарную личность, которую Фромм называет «садо-мазохистской». Эта личность неспособна к демократическому равноправному сотрудничеству и эффективно действует только в системе господства-подчинения.

Конечно, при любой системе, в силу разнообразия исходных темпераментов и условий микросреды формируются личности различного типа: «авторитарные», «конформные», «рецептивно-зависимые». Однако характеры, не отвечающие требованиям системы, либо разрушаются, либо оказываются на периферии общественной жизни» [6].

Социальный характер является продуктом различных идеологий и религий, в которых закреплены мировоззренческие позиции, смысложизненные установки и убеждения. Идеология является для властвующей элиты инструментом управления массами, их настроениями.

Таким образом, поведение человека в его наиболее распространенных и предсказуемых аспектах определяется, по Фромму, социальным характером.

Социальный характер занимает в мотивационной структуре личности промежуточное положение между «внешним» слоем социальных ролей, которые меняются вместе с изменением статуса, и «внутренним» слоем экзистенциальных ценностей, таких как вера, любовь, надежда, которые высоко индивидуализированы и могут не зависеть ни от ролей, ни от характера. Преобладающие типы характеров формируются под влиянием устойчивых факторов среды, в результате всей «психоистории» народа.

Э. Фромм обращает внимание на следующие функциональные особенности социального характера

Во-первых, он играет регулятивную роль в структуре психики. Установки и ориентации регулируют удовлетворение естественных потребностей. Человек может жить и в нищете, но не испытывать психологического дискомфорта, если доминирующие установки характера при этом удовлетворяются.

Во-вторых, установки социального характера соответствуют иерархии общественных ценностей.

Жизненная энергия общественной группы или даже целого народа «канализируется», то есть разряжается через определенные «каналы»: труд, война, молитва, любовь, празднества, партсобрания.

Для массы людей удовлетворение установок социального характера является, согласно Фромму, настоятельной потребностью. И если «каналы разрядки» отсутствуют, то возрастает напряженность и вероятен социальный взрыв.

В-третьих, важна информационная функция социального характера, который включает в себя не только эмоционально-волевые, но и когнитивные элементы. Усваиваются те идеи, которые подкрепляют существующие верования и привычки [7].

Теория социального характера объясняет роль «человеческого фактора» в социальных процессах, предсказывает массовое поведение и выявляет посредствующие звенья между экономикой и идеологией. Некоторые типы социального характера личности служат опорой деспотизма или анархии, способствуют духовному разрушению личности, другие дают толчок творческим и возрожденческим движениям.

Э. Фромм под понятием социальный характер подразумевал «ядро структуры характера, общее для большинства представителей одной и той же культуры, в противоположность индивидуальному характеру, отличающему друг от друга людей, принадлежащих к одной культуре.

Относительно социального характера присущего середине XX века Э.Фромм выделил следующие особенности [8]:

1)  переход от накопительской ориентации XIX века, основанной на  потреблении вещей во все большем количестве и желании иметь вещи, к воспринимающей ориентации, цель которой – непрерывно получать, приобретать что-то новое, постоянно удивляться;

2)  отчужденное отношение к потреблению определяющее способы использования  свободного времени;

3)  отношение человека к своему ближнему, как отношения двух абстракций, использующих друг друга живых машин, эгоистический интерес;

4)  отношение человека к самому себе, основанное на рыночной ориентации: ощущение себя вещью, которая должна найти удачное применение на рынке;

5)  рутинизация и вытеснение из сознания человека основополагающих проблем человеческого существования;

6)  главная движущая сила современного человека – потребность в обмене, ставшая самоцелью и проникшая из экономики в другие сферы жизни;

7)               «балансовый» подход к жизни человека – жизнь либо «неудача», либо «успех».

Представитель американской социологической школы Дэвид Рисмен, в большей степени сфокусировал внимание на структурном представлении социального характера. Он рассматривает историческое изменение социального характера с учетом важнейших социальных сфер – экономической, политической, культурной, демографической, социальной и психологической.

Рисмен определяет социальный характер следующим образом: « Это  часть «характера», разделяемая значимыми социальными группами, и по определению многих современных социальных ученых, является продуктом жизненного опыта этих групп. Такое понимание социального характера позволяет говорить о характере классов, групп, стран и наций. Я буду употреблять термин «способ конформности» как синоним термина «социальный характер» [9].

В зависимости от специфики способа конформности членов данных обществ и степени потенциала прироста населения в них, Д. Рисмен предложил следующую типологию социального характера различных обществ:

1)  Ориентированные-на-традицию. Общество высокого потенциала прироста населения формирует у своих типичных представителей социальный характер, соответствие которому достигается благодаря их тенденции следовать традиции.

Это доиндустриальное общество, связанное с сельским хозяйством, охотой, рыболовством и добычей полезных ископаемых.

Данному обществу соответствует консервативный тип, его представители конформны, ориентированы на традиции, устоявшиеся образцы поведения в клане, касте.

2)  Ориентированные-на-себя.

Общество переходного роста населения формирует у своих типичных представителей социальный характер, соответствие которому достигается благодаря их тенденции к приобретению на ранних этапах жизни интернализированной системы целей. Жизнь общества связанна с промышленным производством. Так создается «изнутри ориентированная» личность — сильная, целеустремленная, предприимчивая, склонная к нововведениям и переменам.

3)  Ориентированные-на-другого. Общество начинающегося спада населения формирует у своих типичных представителей социальный характер, соответствие которому достигается благодаря их тенденции быть восприимчивыми к ожиданиям и предпочтениям других. Общество живет торговлей, коммуникациями и сферой услуг.

Формируется «извне ориентированной личность», в которой отсутствует сильное самостоятельное «Я», тем более «сверх-Я» [10]; это стандартизированная и обезличенная фигура, объект манипулирования и результат отчуждения.

В личности такого типа есть стремление к подлинно человеческим проявлениям, но вся система внешнего воздействия мешает ей в этой в этом. [11]

Д. Рисмен считал, что все названные типы характеров сосуществуют в современном обществе, однако удельный вес и влияние каждого из них разные, они зависят от экономических, социальных, демографических факторов [12].

Он рассматривает социальные характеры с позиций либерального критицизма, направленного против бюрократии, потребительского общества; касающегося разных сфер жизни – труда, игры, образования, досуга, религии, власти, свободы и так далее.

Роберт Мертон с точки зрения структурного функционализма анализируя теорию аномии (ситуация дисгармонии между культурными целями и институциональными средствами их достижения) оценивает не поведение личности в целом, а его поведение в отдельной сфере: экономике, политике, семье и так далее.

Таким образом, созданная им типология личности [13] относится к социальной структуре общества и фиксирует в себе социокультурные влияния:

1)  «конформист»  принимает как культурные цели, так и институциональные средства, одобряемые в обществе, и является лояльным членом общества;

2)  «новатор» пытается достигнуть культурных целей неинституциональными средствами;

3)  «ритуалист» принимает институциональные средства, которые абсолютизирует, но цели, к которым он должен стремиться с помощью этих средств, игнорирует или забывает;

4)  «изолированный тип» отходит как от культурных, традиционных целей, так и от институциональных средств, необходимых для их достижения;

5)  «мятежник» пребывает в нерешительности относительно как средств, так и культурных целей.

Наиболее ярким примером основной личности – социального характера определенного исторического периода, может служить теория авторитарной личности, разработанная теоретиками Франкфуртской социологической школы.

Впервые проблему особого, авторитарного типа социального характера затронул Э. Фромм [14], но дальнейшее развитие данная тема получила в трудах Т. Адорно, М.

Хоркхаймера [14] и других представителей Франкфуртской школы.

В работе «Авторитарная личность» были подвергнуты всестороннему исследованию психологические аспекты этой проблемы; целью исследования было выявление «элементов личности современного человека, которые предрасполагают его к реакциям враждебности на расовые и религиозные группы».

В ходе исследования была продемонстрирована устойчивая корреляция между расовыми и этническими предрассудками и определенными глубинными чертами личности, образующими, по выражению Хоркхаймера, «новый антропологический тип» человека, возникший в XX веке – авторитарный тип личности.

Основными чертами авторитарного типа личности, по мнению авторов этой работы, являются:

1)     конвенционализм – следование традициям рядового обывателя в силу несформированности ценностей;

2)     авторитарное подчинение – психологическая потребность жить в рамках определенной власти, иметь сильного лидера, подчиняться и подчинять;

3)     авторитарная агрессивность – неосознаваемая, возникающая из враждебности к внутригрупповым властям агрессивность;

4)     интрацептивность – это повышенная чувствительность, мягкодушие, сентиментальность, отсутствие ее проявляется в нетерпимости к мягкодушию, фантазиям и т. п. Это результат тесных рамок сознания. Человек боится собственных чувств и мыслей, того, что «порвутся» и так слабые ценности. Противоположная ей черта – антиинтрацептивность;

5)     суеверие и стереотипность – тенденция перекладывать ответственность на внешние силы и мыслить в жестких категориях;

6)     «сила» и «мощь» – компенсация слабости демонстративной силой;

7)     деструктивность и цинизм – осознаваемая агрессивность, выражается в неверии в конструктивные решения, в отсутствии веры в идеалы;

8)     чрезмерная нетерпимость и ханжество в отношении секса;

9)     проекция – как преобладающий защитный механизм.

Дополнительные черты: неспособность признавать вину, стремление рассматривать межличностные отношения в терминах власти, статуса, а не дружбы и любви, садомазохизм.[14]

Таким образом, концепция авторитарной личности выделяет особый тип социального характера, присущего определенным обществам.

Российский ученый Борис Сергеевич Братусь, создал свою типологическую модель психологических типов личности в русской и советской культурах. «Исходя из доминирующего способа отношения к себе и другому человеку, было выделено несколько принципиальных уровней в структуре личности.

Первый уровень – эгоцентрический. Он определяется преимущественным стремлением лишь к собственному удобству, выгоде, престижу.

Следующий, качественно иной уровень – группоцентрический. Человек, тяготеющий к этому уровню, идентифицирует себя с какой-либо группой и отношение его к другим людям тесно зависит от того, входят ли эти другие в его группу или нет.

Следующий уровень мы назовем просоциальным или гуманистическим. Для человека, который достигает этого уровня, отношение к другому уже не определяется тем лишь – принадлежит он к определенной группе или нет. За каждым человеком, пусть даже недалеким, не входящим в мою группу, подразумевается самоценность и равенство его в отношении прав, свобод и обязанностей.

Однако над этой высокой ступенью есть еще одна. Ее можно назвать духовной или эсхатологической.

На этой ступени человек начинает осознавать и смотреть на себя и другого не как на конечные и смертные существа, но как на существа особого рода, связанные, подобные, соотносимые с духовным миром.

Как на существа, жизнь которых не кончается вместе с концом жизни земной. Иными словами – это уровень, в рамках которого решаются субъективные отношения человека с Богом, устанавливается личная формула связи с Ним» [14].

Б.С. Братусь считает, что все четыре уровня, так или иначе присутствуют, сожительствуют в каждом и в какие-то моменты, хотя бы эпизодом, ситуативно побеждает один уровень, а в какие-то – другой. Однако вполне можно говорить и о некотором типичном для данного человека профиле, типичном устремлении.

Итак, мы рассмотрели различные научные подходы в определении понятия «социальный характер» и его функций, а также  известные типологии социальных характеров в социологическом и социально-психологическом русле.

На основе данных концепций и определений можно выделить следующее обобщающее определение социального характера личности – это ядро структуры характера, свойственное большинству представителей данной культуры, отражающее основные ценности данной культуры и осуществляющее постоянное давление в направлении определенной культурной модели, включающее в себя относительно устойчивые, глубинные, бессознательные характерологические черты, объясняющие социальное поведение личности. Но поскольку социальный характер неразрывно связан с обществом его формирующим, необходимо пристальное рассмотрение концепций, описывающих современное общество, в частности концепций постиндустриального и информационного общества.

[1] Танатофилия (от греч. «thanatos» – смерть) – термин, введенный Э. Фроммом для обозначения ориентации личности на саморазрушительное поведение, буквально, подсознательное стремление к смерти.  

Источник: https://e-koncept.ru/2016/56877.htm

2. Социальный характер

2. Социальный характер

Социальный характер предопределяет, какие идеи и ценности, какие идеологические системы будут восприняты его носителями. Причём на основании характеров разных обществ — или классов внутри общества — развиваются и обретают силу разные идеи.

Так, для представителей другой культуры ценностные ориентиры среднего человека западного мира будут, в силу отличий социального характера, совершенно непонятны.

«Попробуйте внушить идею беспрерывных усилий и стремления к успеху индейцам пуэбло или мексиканским крестьянам — вас просто не поймут, — пишет Фромм, — вряд ли даже поймут, о чем вы говорите, хотя вы и будете говорить на их языке, потому что у этих людей совершенно иной склад характера».

Открытая Фроммом роль социального характера в развитии общества следующая. Формируясь в результате приспособления психики индивидов к социально-экономическим условиям, он становится производительной силой общества, а также определяет господствующие в обществе идеи.

При изменении социально-экономических условий начинает меняться и социальный характер, что приводит к появлению новых психологических потребностей и новых тревог. Новые потребности и тревоги порождают новые идеи и подготавливают людей к их восприятию.

В свою очередь, новые идеи через воспитание усиливают новый социальный характер, который укрепляет новый социально-экономический порядок.

Ни один психолог, психотерапевт или психоаналитик после Фрейда не смог настолько выразительно обрисовать социальные детерминанты личности, как Эрих Фромм.

Как психоаналитик гуманистического направления в психологии и психотерапии, Фромм утверждал, что поведение человека и его психопатология (психологический стресс, неврозы, страхи, депрессия) могут быть поняты только в свете влияний культуры, существующих в данный конкретный момент истории.

Он был убежден, что потребности, свойственные только человеку, эволюционировали в ходе истории человечества, а различные социальные системы, в свою очередь, оказывали влияние на выражение этих потребностей.

С точки зрения Фромма, близкой позиции Фрейда, личность является продуктом динамического взаимодействия между врожденными потребностями и давлением социальных норм и предписаний. Он первым сформулировал теорию типов характера, основанную на социологическом анализе того, как люди в обществе активно формируют социальный процесс и саму культуру.

Фромм, как психолог, стремился расширить горизонты теории психоанализа как метода психологического консультирования, сосредоточенного на практических усилиях оказания психологической помощи, подчеркивая роль социологических, политических, экономических, религиозных и антропологических факторов в формировании личности, а также различных ее расстройств — невроза, депрессии, фобий (страхов), психоастении, др. Его интерпретация личности начинается с анализа условий существования человека и их изменений, начиная с конца Средневековья (конец XV века) по наше время. По завершении своего исторического анализа Фромм сделал вывод о том, что неотъемлемой чертой человеческого существования в наше время является одиночество, изоляция и отчужденность. В то же время он был уверен в том, что для каждого исторического периода было характерно прогрессивное развитие индивидуальности по мере того, как люди боролись за достижение большей личной свободы в развитии всех своих потенциальных возможностей. Однако значительная степень самостоятельности и свободы выбора, которыми наслаждаются люди, живущие в современном западном обществе, были достигнуты ценой утраты чувства полной безопасности и появления ощущения личной незначимости.

Фромм, как психолог, выделял пять социальных типов характера, превалирующих в современных обществах. Эти социальные типы, или формы установления отношений с другими, представляют собой взаимодействие экзистенциальных потребностей и социального контекста, в котором живут люди.

В своей теории психологии и психотерапии Фромм разделил их на два больших класса: непродуктивные (нездоровые, испытывающие невроз, стресс, депрессию, страх) и продуктивные (здоровые) типы.

К категории непродуктивных относятся рецептивный, эксплуатирующий, накапливающий и рыночный типы характера, и, как таковые, нуждаются в профессиональной психологической помощи психотерапевта, психоаналитика или в психологической консультации.

Категорию продуктивных представляет тип идеального психического здоровья в понимании Фромма.

Фромм, подобно тому, как основатель психоанализа Зигмунд Фрейд описывал базовые влечения, отмечал, что ни один из этих типов характера не существует в чистом виде, поскольку непродуктивные и продуктивные качества сочетаются у разных людей в разных пропорциях. Следовательно, влияние данного социального типа характера на психическое здоровье (стресс) или болезнь (невроз, депрессия, фобия, др.) зависит от соотношения позитивных и негативных черт, проявляющихся у индивидуума.

Рецептивные типы убеждены в том, что источник всего хорошего в жизни находится вне их самих.

Они открыто зависимы и пассивны, не способны делать что-либо без посторонней помощи (невроз), испытывают одиночество, сомнения в смысле жизни и думают, что их основная задача в жизни — скорее быть любимыми, чем любить.

Рецептивных индивидуумов можно охарактеризовать как пассивных, доверчивых и сентиментальных. Если отбросить крайности, то люди с рецептивной ориентацией могут быть оптимистичными и идеалистичными.

Эксплуатирующие типы берут все, что им нужно или о чем они мечтают, силой или изобретательностью. Они тоже неспособны к творчеству, и поэтому добиваются любви, обладания, идей и эмоций, заимствуя все это у других.

Негативными чертами эксплуатирующего характера являются агрессивность, надменность и самонадеянность, эгоцентризм и склонность к соблазнению.

К положительным качествам относятся уверенность в себе, чувство собственного достоинства и импульсивность.

Накапливающие типы пытаются обладать как можно большим количеством материальных благ, власти и любви; они стремятся избегать любых поползновений на свои накопления. В отличие от первых двух типов, «накопители» тяготеют к прошлому, их отпугивает все новое. Они напоминают анально-удерживающую личность по Фрейду: ригидные, подозрительные и упрямые.

Согласно психоанализу Фромма, у них есть и некоторые положительные особенности — предусмотрительность, лояльность и сдержанность. Рыночный тип исходит из убеждения, что личность оценивается как товар, который можно продать или выгодно обменять.

Эти люди заинтересованы в сохранении приятной внешности, знакомствах с нужными людьми и готовы продемонстрировать любую личностную черту, которая повысила бы их шансы на успех в деле продажи себя потенциальным заказчикам. Их отношения с окружающими поверхностны, их девиз — «Я такой, каким вы хотите меня видеть».

Кроме предельной отстраненности, рыночная ориентация может быть описана с помощью следующих ключевых черт характера: оппортунистический, бесцельный, бестактный, неразборчивый в средствах и опустошенный. Их положительные качества — открытость, любознательность и щедрость.

Фромм, как психолог, психоаналитик, рассматривал «рыночную» личность как продукт современного капиталистического общества, сформировавшегося в США и западноевропейских странах. В противоположность непродуктивной ориентации, продуктивный характер представляет собой, с точки зрения Фромма, конечную цель в развитии человека.

Этот тип — независимый, честный, спокойный, любящий, творческий и совершающий социально-полезные поступки. Из работ Фромма видно, что он рассматривал эту ориентацию как ответ на противоречия человеческого существования, присущие обществу. В ней проявляется способность человека к продуктивному логическому мышлению, любви и труду.

Благодаря продуктивному мышлению люди узнают, кто они такие, и поэтому освобождаются от самообмана. Сила продуктивной любви дает возможность людям горячо любить все живое на Земле (биофилия). Фромм определял биофилию с помощью таких качеств, как забота, ответственность, уважение и знание. Наконец, продуктивный труд обеспечивает возможность производства предметов, необходимых для жизни, благодаря творческому самовыражению. Результатом проявления всех вышеперечисленных сил, свойственных всем людям, является зрелая и целостная структура характера.

По существу, продуктивная ориентация в гуманистической психологии и психотерапии Фромма — это идеальное состояние человека. Вряд ли кто-нибудь достигал всех характеристик продуктивной личности.

В то же время Фромм был убежден, что в результате коренной социальной реформы продуктивная ориентация может стать доминирующим типом в любой культуре. Совершенное общество рисовалось Фромму таким, в котором находят удовлетворение базисные потребности человека. Он называл это общество гуманистическим общинным социализмом.

Вот те основные формы «социального характера», которые описал и выделил Фромм.

И с точки зрения человека, который решился стать радикалом, построить себя в Сопротивлении, это открытие Фромма ценно тем, что, опираясь на него, опираясь на открытые Фроммом типы «социального характера», изучив эти типы, можно сопротивляться уже по принципу несоответствия.

Можно сравнивать свое поведение, свои ощущения, свои реакции с тем, что мы знаем о поведении, ощущениях и реакциях носителей «непродуктивных» «социальных характеров». Если ваше поведение совпадает с теми типами поведения, которые общество предписывает носителю «социального характера» (сегодня это — рыночный тип, но в принципе речь идёт о всех «непродуктивных» типах «социального характера» — рецептивном, эксплуататорском, накопительском), то это — минус, от такого поведения надо избавляться. [2]

Источник: https://psy.bobrodobro.ru/1759

Book for ucheba
Добавить комментарий