3. Противники Германии в 1939 г. Польша

Польша — подельница гитлеровской Германии..

3. Противники Германии в 1939 г.   Польша
Ещё по теме Польши во ВМВ

Как поляки себя предали
Опасная история / Статья 2011 года

Пора отрешиться от взгляда на Польшу 1939 года только как на жертву агрессии. ©

Ещё в «Опасной истории»


Польские танки 7ТР входят в чешский город Тешин (Цешин). Октябрь 1938 года

Польские правящие круги в 1939 году не собирались по-настоящему воевать с гитлеровской Германией.В 1938 году политическая ситуация в Европе складывалась так, что именно Польша могла сыграть решающую роль в прекращении нацистской агрессии раз и навсегда. Вместо этого правящие круги «Второй Речи Посполитой» повели себя так, что сделали гитлеровское нападение на их страну неизбежным.

В преддверии Второй мировой войны единственными государствами Европы, осуществлявшими территориальные захваты, были Германия, Италия и Польша. Но в то время как фашистские государства приступили к этому лишь во второй половине 1930-х, Польша проводила политику аннексий с самого окончания Первой мировой войны.

И если некоторые из этих захватов ещё можно связать с «безхозностью» территорий вследствие распада трёх империй, то захват Вильнюса и Виленской области Польшей был произведён в прямое нарушение заключенного ею в 1920 году договора с Литвой.

Причём единственной великой державой, отказавшейся признать этот захват, оставался Советский Союз.

17 марта 1938 г. Польша предъявила Литве ультиматум: отменить статью конституции, провозглашающую Вильнюс столицей Литвы, и предоставить гарантии прав польского меньшинства в Литве. При несогласии на эти требования в течение 24 часов Польша грозилась оккупировать Литву.Это происходило через два дня после аншлюса Австрии гитлеровской Германией. Ещё впереди были Мюнхенский сговор и захват Чехии вермахтом, впереди была оккупация Албании фашистской Италией, но Польша уже вела себя как заправский агрессор.Польские войска сосредоточились на границе с Литвой. В Восточной Европе запахло войной. СССР в тот момент, пригрозив разорвать пакт о ненападении, заключённый с Польшей в 1932 году, и оставить за собой «свободу действий», спас независимость Литвы. Польша была вынуждена снять свои требования.
___Рукопожатие польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого атташе полковника Богислава фон Штудница на параде Дня независимости в Варшаве 11 ноября 1938 года. Фотография примечательна тем, что польский парад особо привязывался к захвату Тешинской Силезии, произведённому месяцем ранее.Польша стала первым государством, заключившим пакт о ненападении с гитлеровской Германией. Он был подписан 26 января 1934 года в Берлине сроком на 10 лет (пять лет спустя аналогичный советско-германский пакт воспроизвёл эту норму польско-германского договора). Польша обеспечивала себе спокойный западный тыл на случай войны с Советским Союзом. Ещё с 1921 Польша имела соглашение с Румынией о взаимной помощи в войне против большевиков. Эти договоры можно трактовать как чисто оборонительные, лишь забывая, что ещё в 1919-1920 польские правящие круги провозгласили своей целью восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года и завоевание коридора к Чёрному морю («Польша от моря до моря»). Правда, в 1935 году Польша продлила на десять лет пакт о ненападении с СССР.Во время Судетского кризиса и Мюнхенского сговора 1938 года роль Польши как солидной гири, которая могла быть брошена на чашу весов войны и мира, была значительной, даже решающей. Накануне Второй мировой войны Польша была одним из крупнейших и сильнейших государств Европы. Она обладала территорией в 388 600 кв. км, на которой проживало 43 800 000 человек – больше, чем во Франции (41 700 000)[1].Прочный военно-политический альянс Франции и Польши мог поставить преграду любым агрессивным замыслам Гитлера. Но этого альянса к 1938 году уже не существовало. Охлаждение в традиционно тёплых отношениях двух наций обозначилось с 1934 года – как раз после того, как был заключён польско-германский пакт о ненападении. Правители Польши решили играть роль великой европейской державы, не нуждающейся в постоянных союзах и союзниках. Это дорого обошлось не только их народу, но и всей Европе.Большое значение в обеспечении коллективной безопасности в Европе ещё с 1924 года приобрёл франко-чехословацкий договор о дружбе и военном союзе. В 1935 году он был дополнен советско-чехословацким договором о взаимной помощи в случае нападения агрессора. Однако трёхстороннее соглашение такого рода так и не было заключено. Советский Союз был обязан помогать Чехословакии лишь в том случае, если и Франция выполнит свои обязательства перед этой страной.Эта оговорка объяснялась прежде всего тем, что СССР не имел сухопутной границы с Чехословакией и мог направить туда войска лишь через территорию Польши либо Румынии. Подразумевалось, что только Франция обладает достаточным авторитетом, чтобы побудить эти государства дать советским войскам, идущим на помощь Чехословакии, «зелёный коридор».Армии вермахта охватывали, после аншлюса Австрии, всю Чехию и Моравию по периметру и могли вести наступление по сходящимся направлениям. Даже не зная об умении (ещё нигде не проявившемся) германского командования вести глубокий танковый прорыв, чехословацкое командование обоснованно могло опасаться прорыва своей вынужденно неглубокой (из-за размеров страны) стратегической обороны хотя бы в одном месте. Чехословакия легко могла быть разрезана на части одним быстрым ударом, что сделало бы её дальнейшее сопротивление безнадёжным.Общеизвестно, что Советский Союз не мог оказать в тот момент военную помощь Чехословакии из-за враждебного отношения Польши и Румынии к возможности прохода советских войск по их территории. Польша провела частичную мобилизацию, дабы показать, что будет всеми средствами сопротивляться такому проходу.Однако Польша одна могла в 1938 году остановить гитлеровскую агрессию! Её решительная позиция в этом вопросе неминуемо отразилась бы и на позиции Франции. И фактор Советского Союза, на который ссылаются поляки, в этом случае вообще не сыграл бы никакой роли. Об этом красноречиво свидетельствуют те же цифры военного потенциала.Население Польши и Чехословакии в сумме (59 100 000) было сопоставимо с населением Германии (75 200 000), а вместе с Францией (100 800 000) существенно его превосходило. В 1939 году Польша мобилизовала против Германии 37 дивизий (считая две бригады за дивизию). Во время кризиса 1938 года эти дивизии, будучи брошены на чашу весов франко-чехословацкого военного союза, оказали бы отрезвляющее воздействие на нацистов. Германская агрессия, скорее всего, так и не началась бы. И именно Польше достались бы честь и слава страны, остановившей зарвавшегося агрессора.Утверждения, будто Польша не могла в тот момент выступить против Германии, так как была вынуждена опасаться удара со стороны Советского Союза, совершенно безосновательны. Между СССР и Германией тогда ещё не было никакого соглашения. Советский Союз не выступил бы против блока Франции, Польши и Чехословакии.Если даже Польша не хотела вмешиваться в конфликт, то она могла пропустить советские войска через свою территорию в Чехословакию совершенно без опаски для себя. Абсурдно полагать, что 40 советских дивизий, отряжённых на помощь Чехословакии, могли провести «советизацию» Польши, армия которой была сопоставима с ними по численности. И в этом случае роль Польши могла оказаться решающей независимо от позиции Франции.

Правящие круги Польши, как известно, использовали Судетский кризис, чтобы аннексировать у терзаемой Чехословакии Тешинскую область, на которую претендовали с момента распада Австро-Венгрии.

В момент, когда горел дом соседа, они бросились не тушить, а грабить его имущество, не задумываясь, что пожар может перекинуться на их дом. Так и произошло.

Справедливо написал Черчилль о поведении поляков: «Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, способный на любой героизм… проявляет такие огромные недостатки почти во всех аспектах государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа.

Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных!»[2]

Расчленение и оккупация Чехословакии колоссально усилили Германию и безнадёжно ухудшили стратегические позиции Польши. В руки Третьего рейха попала первоклассная военная промышленность, позволившая быстро увеличить мощь вермахта.

Кроме того, теперь германские войска могли занять по отношению к Польше охватывающее положение не только с севера, но и с юга, оккупируя Моравию и имея в качестве союзника марионеточную «независимую» Словакию.

Военно-стратегическая обстановка, сложившаяся после оккупации Чехословакии, значительно облегчила Германии задачу разгрома Польши. Польша, как созревший плод, сама свалилась в руки нацистской Германии. Обстановка же эта явилась в решающей степени следствием всей внешней политики Польши за два межвоенных десятилетия, особенно же – предательских действий руководства Польши по отношению к соседней славянской стране в 1938 году.

___Немецкие солдаты ломают шлагбаум на границе с Польшей

Итак, в первой части статьи, что выше, мы рассмотрели, как политика Польши осенью 1938 года сорвала франко-чехословацкий союз, направленный на противодействие Гитлеру. Агрессивное поведение Польши в отношении Чехословакии склонило правителей Франции на уступки нацистам в Судетском вопросе. Ведь силы Германии и Польши вместе взятых превосходили совокупные силы Франции и Чехословакии.

Польско-германский де-факто союз 1930-х гг. стал важнейшим спусковым механизмом Второй мировой войны в Европе.Вряд ли мы ошибёмся, указав, что переориентация внешней политики Польши с Франции на Германию резко обозначилась после прихода к власти в Германии нацистов.

В агрессивной доктрине Гитлера правители Польши увидели не угрозу себе, а… благоприятную возможность удовлетворить с германской помощью свои захватнические притязания в отношении Украины и Белоруссии. Ведь ещё в 1919 году Юзеф Пилсудский поставил Польше цель стать сильнейшим государством на пространстве «от Финляндии до Кавказских гор»[3].

___Министр внутренних дел Польши Бек прибыл к Гитлеру. Обергоф, 1938 г.Иллюзии правителей «Второй Речи Посполитой» в отношении Гитлера – клинический случай политической близорукости, верным путём приведший это государство к гибели.До поры до времени Гитлер и его окружение всячески поощряли в поляках эти иллюзии. Планы совместной интервенции против Советского Союза в 1934–1939 гг.

неоднократно рассматривались в высших сферах Берлина и Варшавы. Сам Гитлер говорил в январе 1939 года, что «каждая польская дивизия в конфликте с СССР сбережёт одну германскую дивизию»[4].26 января 1934 года был заключён польско-германский пакт о ненападении сроком на 10 лет.

Польский посол в Берлине Юзеф Липский заявил по этому поводу французскому корреспонденту: «Отныне Польша не нуждается во Франции». «Мы восхищены нашими первыми соглашениями с Гитлером», – заявил глава польского государства Пилсудский французскому министру иностранных дел Луи Барту весной 1934 года[5].

С 1934 по 1939 год стратегическое партнёрство с нацистами было стержнем внешней политики Польши.Иногда польские правители прозревали, чем может быть чревато для них слишком тесное сближение с Гитлером. Но у них тут же находилось оправдание для себя.

Общеизвестны слова, приписываемые польскому верховному главнокомандующему маршалу Рыдз-Смиглы: «С немцами мы рискуем потерять независимость, а с русскими – душу».Сближение Польши с нацистской Германией сопровождалось не только усилением русофобии, оправдываемой антисоветизмом, но и охлаждением отношений с западными странами.

Черчилль сетовал, что в дни Судетского кризиса осенью 1938 года «для английского и французского послов [в Варшаве] были закрыты все двери. Их не пускали даже к польскому министру иностранных дел»[6].Все инициативы создания в 1939 году действенной англо-франко-советской Антанты срывались прежде всего враждебной позицией Польши к такому союзу.

А без участия Польши он не мог быть эффективным.Чтобы снова привлечь к себе Польшу, Англия в марте 1939 года, после полной оккупации Чехии германскими войсками, в одностороннем порядке предоставила Польше гарантии безопасности на случай германского нападения.

У руководителей западных стран были основания полагать, что для противодействия Германии достаточным окажется англо-франко-польского союза.Сравним цифры военного потенциала. В дни Судетского кризиса Чехословакия с населением 15,3 млн человек сумела мобилизовать армию численностью 1,25 млн человек[7].

Франция, насчитывавшая 41,7 млн человек населения, осенью 1939 года поставила под ружьё 3,2 млн человек[8]. Польша с её населением 43,8 млн была в состоянии выставить армию до 3,5 млн человек. И совершенно естественно возникает вопрос: почему она этого не сделала?
___Немецкие войска вступают в Варшаву. 1939 г.

Ссылки на то, что Польша просто не успела подготовиться к войне, совершенно неуместны. Войной в Восточной Европе пахло давно. Годом раньше, готовясь напасть на Чехословакию в союзе с Гитлером, Польша уже провела частичную мобилизацию. И в 1939 году Польша продолжала военные приготовления.

Но очевидно, что в качестве основного своего противника в Варшаве продолжали рассматривать не Германию.Фактор стратегической внезапности при нападении Германии на Польшу отсутствовал начисто, ибо агрессивные приготовления Гитлера ни для кого не были секретом. Не было и тактической внезапности, ибо вторжение в Польшу, назначенное Гитлером на 26 августа 1939 г.

, было в самый последний момент отложено до 1 сентября. У поляков было вполне достаточно времени, чтобы провести все мобилизационные мероприятия и как следует подготовиться к войне.Накануне 1 сентября 1939 года части вермахта, сосредоточенные вдоль германо-польской границы, насчитывали 1,8 млн человек.

Даже если бы половина польской армии стояла против другого вероятного противника, СССР, то против немцев поляки могли бросить армию не меньшей численности. Однако вермахту противостояли соединения польской армии, насчитывавшие лишь около 1 млн человек[9].Правда, у немцев в любом случае было превосходство в артиллерии, танках и самолётах.

Но в оборонительной войне, которую вела Польша, могли сказаться факторы иного рода. Так, например, накануне войны на вооружении польской армии находилось 3500 противотанковых ружей «UR» собственного производства. Их 7,92-миллиметровый патрон прошивал броню любого тогдашнего танка вермахта.

Одного точного выстрела на каждое из 70% таких ружей было достаточно, чтобы выбить все немецкие танки, участвовавшие во вторжении в Польшу. Но… Меры секретности польского командования привели к тому, что об этих ружьях не знали не только враги, но и большинство своих офицеров и солдат. Польское чудо-оружие так и не было использовано[10]. Резонно заподозрить в этом некий умысел.

Несостоятельны любые попытки объяснить низкую численность польской армии, выставленной против немцев, необходимостью отражать угрозу с тыла – от СССР. Как известно, вдоль советской границы в сентябре 1939 г. было очень мало польских войск.

Польские руководители знали, что СССР вовлечён в конфликт с Японией на Халхин-Голе, и обоснованно полагали, что до его завершения СССР не будет предпринимать другой операции. Так и вышло: вступление советских войск на территорию Польши началось только после того, как 16 сентября вступило в силу соглашение с Японией о прекращении огня.

___Немецкие самолеты бомбят ПольшуВ первый же день войны президент Польши Игнаций Мосцицкий покинул Варшаву. 5 сентября из столицы сбежало правительство, а 7 сентября – и верховный главнокомандующий Рыдз-Смиглы. Между тем, Варшава была окружена немецкими войсками только 15 сентября, а пала, после героического сопротивления, лишь спустя ещё две недели.

Но уже 10 сентября Рыдз-Смиглы бежал из Бреста по направлению к румынской границе, потеряв последние нити управления войсками. 17 сентября, когда бои шли ещё не только вокруг Варшавы, но и на Бзуре, под Модлином, Хелем и Львовом, польские руководители покинули свою страну.

Советское руководство имело все основания заявить в тот день, что «польское правительство распалось и не подаёт признаков жизни».Таким образом, в ходе почти всей кампании против немцев польские войска были лишены высшего руководства. Управление ими осуществлялось не выше уровня командования полевой армией.

Несмотря на это, польская армия стала единственной в начальный (до лета 1941 года) период Второй мировой войны, кто пытался вести против вермахта контрнаступательные операции! Упорное в ряде случаев сопротивление польских войск неизменно отмечали в своих мемуарах генералы вермахта.

Поляки, оставшись без государственного руководства, как это не раз бывало в их истории, продолжали сражаться героически, но разрозненно. Можно лишь гадать, к каким результатам это сопротивление могло привести, если бы оно было объединено и организовано в общегосударственном масштабе, если бы правители Польши не бежали так резво из страны, предав армию и народ.

Отнюдь не в оправдание пассивности французского командования в 1939 г. отметим, что для него столь быстрый разгром Польши оказался полной неожиданностью. Военный потенциал Польши обоснованно позволял надеяться на то, что она продержится по меньшей мере 2–3 месяца.

Прекращение за две недели организованного сопротивления польских вооружённых сил германскому вторжению было обусловлено исключительно отсутствием у поляков дееспособного высшего руководства.Но чем было вызвано столь поспешное бегство правителей «Второй Речи Посполитой»? Только ли убеждением в том, что война проиграна? Они не могли не понимать, что своими действиями они усиливают дезорганизацию в стране и ускоряют победу врага.Поступки польских правящих кругов в августе-сентябре 1939 года нельзя объяснить вне связи со всей предвоенной политикой Польши, шедшей в одном фарватере с гитлеровской Германией. Вторжение вермахта могло казаться им «недоразумением», которое вскоре сменится давно лелеемым совместным походом германских и польских войск на завоевание Украины и Белоруссии. Косвенным подтверждением тому могут служить действия многих польских воинских частей после вступления советских войск на территорию Польши: они пробивались на запад, чтобы сдаться в плен немцам, а не русским!Ныне среди части поляков популярен историк Павел Вечоркович, сетующий на то, что в 1939 году Гитлер решил уничтожить Польшу, вместо того чтобы вместе с нею начать войну против СССР. Его можно считать рупором настроений, не высказанных открыто польскими государственными деятелями 1939 года.

Соучастие предвоенной Польши в агрессивных планах и действиях гитлеровской Германии в значительной степени определило весь последующий, кровавый для большинства народов Европы ход Второй мировой войны. На скамье подсудимых Нюрнбергского трибунала, по справедливости, рядом с нацистскими военными преступниками должны были сидеть эпигоны Пилсудского. Суд истории над ними уже свершился. Будет ли вынесен им когда-нибудь заочный юридический приговор суда народов, пострадавших от их действий, – русских, украинцев, белорусов, чехов, литовцев, евреев, да и самих поляков, в конце концов?

[1] Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых. – СПб.; М., 1998. – С.167.
[2] У. Черчилль. Вторая мировая война. Т.1: Надвигающаяся буря. – М., 1997. – С.152.
[3] Р. Пайпс. Русская революция (пер. с англ.). В 3 кн. М., 2005. Кн. 3. С. 116.
[4] Партитура Второй мировой. Кто и когда начал войну? / Под ред. Н. А. Нарочницкой. М., 2009. С. 12.
[5] Ж. Табуи. 20 лет дипломатической борьбы (пер. с фр.). М., 1960. С. 213, 227.
[6] У. Черчилль. История Второй мировой войны (пер. с англ.). В 6 т. М., 1997. Т. 1. С. 152.
[7] Wojna obronna Polski 1939. Warszawa, 1979. S. 138.
[8] М. И. Мельтюхов. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние. М., 2001. С. 245.
[9] Там же.
[10] В. Н. Шунков. Оружие пехоты. 1939–1945. Минск, 1999. С. 397–399.

Ярослав Бутаков, кандидат исторических наук
«Файл-РФ», 15-16 июля 2011

Источник: https://eto-fake.livejournal.com/738393.html

Читать

3. Противники Германии в 1939 г.   Польша
sh: 1: –format=html: not found

Курт фон Типпельскирх

История Второй мировой войны

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Генерал Типпельскирх и его книга

По истории Второй мировой войны опубликовано большое количество исследований. Но особый интерес вызывают книги, написанные наиболее видными генералами и офицерами вермахта. И это не просто любопытство к тому, как пишут о войне проигравшие. Германская военная мысль всегда привлекала к себе большое внимание.

Теоретики военного дела Фридрих II, Клаузевиц, Мольтке, Шлифен, Людендорф, Гудериан, Гальдер, Манштейн и другие оказали влияние на развитие военной теории и практики во всем мире.

Наиболее известные работы германских и других специалистов по военной истории позволяют российскому читателю ознакомиться с зарубежной военной наукой и существующими концепциями истории Второй мировой войны.

К сожалению, в нашей стране мало издавалось иностранной военной литературы, доступной широкому читателю. А ведь сразу после войны появились исследования, авторами которых стали крупные военачальники армии Третьего рейха.

Некоторые из этих трудов все же были переведены и изданы незначительными тиражами в СССР, но затем подвергнуты острой критике, часто идеологизированной, но во многом обоснованной и справедливой, поскольку в них искажалась историческая правда.

Следует заметить, что в меньшей мере критике подверглась «История Второй мировой войны», написанная в 1951 году Куртом фон Типпельскирхом. Генерал пехоты (звание генерала пехоты в армии третьего рейха соответствовало званию генерал-полковника советских вооруженных сил – Прим. ред.

) в отставке Курт фон Типпельскирх (1891 – 1957) принадлежал к числу кадровых германских военных. Он поступил в кайзеровскую армию в 1910 году, затем в 1919 году перешел в рейхсвер. Начав в 1928 году службу в разведке в чине майора, через десять лет К.

Типпельскирх был произведен в генералы и к началу Второй мировой войны был уже начальником разведывательного управления (обер-квартирмейстер IY) генерального штаба сухопутных сил. Он отвечал за оценку состояния противника и поддерживал тесный контакт с ведущими военными руководителями Германии.

Успехи германской армии в Европе принесли К. Типпельскирху звание генерал-лейтенанта и Железный крест.

В январе 1942 года К. Типпельскирх был назначен на Восточный фронт командиром 30-й пехотной дивизии. Такое смещение с руководящей должности в генеральном штабе авторы некоторых публикаций о К. Типпельскирхе связывают с поражением немецких войск под Москвой и другими неудачами в кампании 1941 года.

Стали очевидны просчеты германских генералов в оценке сил и возможностей Красной Армии. Однако дальнейшая успешная карьера К. Типпельскирха – назначение в сентябре 1942 года советником при командовании 8-й итальянской армии на Дону и присвоение ему в том же году звания генерала пехоты – позволяет сомневаться в его опале и предполагать, что возможно назначение К.

Типпельскирха командиром дивизии было необходимой ступенью для продвижения по службе. Уже в декабре 1943 года он назначается командиром 12-го армейского корпуса в группе армий «Центр» на Восточном фронте, затем командующим 4-й армией. Летом 1944 года К.

Типпельскирх покидает Восточный фронт и некоторое время командует 1-й армией в Лотарингии, затем 14-й – в Италии, 21-й – в Мекленбурге, а с апреля 1945 года – группой армий «Висла».

Книга К. Типпельскирха «История второй мировой войны» написана на основании личного опыта и материалов, предоставленных ему рядом бывших генералов и офицеров армии третьего рейха. Автор также использовал многочисленные зарубежные источники.

Все это позволило дать подробное и последовательное хронологическое описание важнейших этапов борьбы.

В книге рассматриваются все проблемы Второй мировой войны, связанные с военным руководством, вооружением, войной в воздухе и на море, материально-техническим обеспечением, дается также описание важнеших операций в Европе, Африке, Азии, на Тихом океане и Средиземном море.

Очень интересна оценка К. Типпельскирха вооруженных сил Германии, ее союзников и противников.

Так, характеризуя немецкие сухопутные войска накануне войны, он указывает, что они были лучше организованы, вооружены и обучены, чем сухопутные войска других стран. К.

Типпельскирх замечает: сухопутная армия Германии извлекла из Первой мировой войны совершенно иные уроки, нежели ее бывшие противники. Она придавала большое значение подвижным действиям, для осуществления которых должны были служить самолет и танк.

Говоря о Красной Армии, К. Типпельскирх сообщает, что русские принципы ведения войны теоретически соответствовали германским. Но все зависело от того, как командование и войска использовали эти принципы на практике.

«Отборные командные кадры русских пали жертвой широкой политической чистки в 1937 г. – пишет автор. – Русско-финская война вскрыла недостаточную тактическую подготовку среднего и младшего командного звена».

Немцы полагали, что они значительно превосходили русских качеством командного состава.

https://www.youtube.com/watch?v=x9S1YhtFjoI

Вопреки выводам многих современных авторов публикаций о том, что СССР готовился к нападению на Германию, бывший начальник разведуправления генерального штаба германских сухопутных сил утверждает: «То, что Советский Союз в скором будущем будет сам стремиться к вооруженному конфликту с Германией, представлялось в высшей степени невероятным по политическим и военным соображениям; однако вполне обоснованным могло быть опасение, что впоследствии, при более благоприятных условиях Советский Союз может стать весьма неудобным и даже опасным соседом. Пока же у Советского Союза не было причин отказываться от политики, которая до сих пор позволяла ему почти без применения силы добиваться замечательных успехов».

В главе «Предыстория и начало войны» К. Типпельскирх значительное внимание уделяет советско-германскому пакту 1939 года.

Автор пишет, что если Франция и Англия нуждались в то время в активной помощи со стороны СССР, то для Гитлера было достаточно,«если Советский Союз останется нейтральным.

Он мог даже предложить Советскому Союзу за такую позицию существенное вознаграждение: предоставить ему часть Польши и не проявлять интереса к граничившим с Советским Союзом мелким восточно-европейским государствам.

Поэтому неудивительно, что переговоры западных держав, в ходе которых в августе стали обсуждаться военные вопросы, успеха не имели, и еще до их окончания Германия и Советский Союз 23 августа подписали в Москве пакт о ненападении». Эта версия в определенной мере проливает свет на скоротечность заключения договора, о котором так много дискуссий в последние годы.

В своей книге К. Типпельскирх широко освещает военную подготовку Германии к напдению на СССР: проработка на военной игре первого этапа войны, составление подробных инструкций, создание всевозможных политических и экономических учреждений и организайий, которые должны быть развернуты на захваченной территории.

Оценивая план «Барбаросса», автор замечает, что он «дышит оптимизмом, который следует объяснять впечатлением от побед над Польшей и Францией».

Германские генералы считали, что «русские войска не смогут отразить внезапных ударов армии, оснащенной современной техникой и превосходящей их по качеству командного состава», а также, что «после крупных военных неудач советское государство рассыплется». Но ожидания не оправдались.

«Русские держались с неожиданной твердостью и упорством, даже когда их обходили и окружали – пишет К. Типпельскирх. – Этим они выигрывали время и стягивали для контрударов из глубины страны все новые резервы, которые к тому же были сильнее, чем это предполагалось».

Война Германии с Советским Союзом занимает в книге важное место. Описывая основные операции на Восточном фронте, К. Типпельскирх с позиции немецкогогенерала называет причины неудачного похода гитлеровской армии на Советский Союз.

Летом и осенью 1941 года, несмотря на все усилия, немцам не удалось сломить сопротивления советских войск и «победить Советский Союз путем быстротечной военной операции».

Автор, высоко оценивавший сухопутную германскую армию 1939 года, характеризует ее осенью 1941 года как «не подготовленную морально и материально к ведению войны в зимних условиях» и признает, что контрнаступление советских войск зимой 1941 – 1942 гг. поколебало фронт на значительном протяжении и едва не привело к непоправимой катастрофе немецкую армию.

Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.Генерал Типпельскирх и его u0004″,”word_count”:1120,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=27586&p=7

01.09.39 – вторжение Германии в Польшу

3. Противники Германии в 1939 г.   Польша

Польское государство было восстановлено после Первой мировой войны на территориях, входивших в предшествовавшие полтора века в состав России, Германии и Австро-Венгрии.

Граница с Германией была определена Версальским договором, по которому Польша получала Западную Пруссию, часть Силезии и район Познани, а преимущественно немецкий Данциг был объявлен вольным городом.

На востоке, по решению конференции, польская граница должна была пройти по так называемой линии Керзона, проведённой примерно по линии этнического разделения районов с польским большинством и районов с белорусским или украинским большинством.

Однако в результате советско-польской войны граница с СССР была передвинута на восток от предполагавшихся этнических границ. Таким образом, и Германия, и СССР имели к Польше обоснованные территориальные претензии.

После прихода Гитлера к власти немецко-польские отношения были нормализованы путем подписания  26 января 1934 года между Германией и Польшей  «Декларация о неприменении силы».

Вплоть до 1938 года немецкое правительство демонстрировало подчёркнуто тёплые отношения с Варшавой, а антипольская риторика в германской прессе была приглушена, несмотря на притязания Польской Колониальной Лиги на бывшие германские колонии Того и Камерун.

11-19 марта 1938 года на фоне подготовки и совершения Германией аншлюса Австрии, Польша оказывала давление на Литву с целью добиться от неё установления дипломатических отношений и признания Виленского края польской территорией. Эти ультимативные требования поддерживала Германия, заинтересованная в возвращении этнически немецкого Мемеля.

В тот период дипломатическое вмешательство СССР и отказ Франции поддержать действия Польши ограничили польские требования установлением дипотношений. Однако ситуация в германо-польских отношениях резко изменилась в конце 1938 года, после аннексии Германией Судетской области, входившей в состав Чехословакии.

Польша, помимо решительного отказа в военном сотрудничестве и Франции, и СССР, что лишило Чехословакию всяких возможностей получить военную помощь от этих государств, решила воспользоваться безвыходным положением чехословацкого правительства и потребовала от Чехословакии передать ей Тешинскую область — спорную территорию, которую она рассматривала как незаконно оккупированную с 1919 года. Германия снова поддержала требование Польши, и Прага была вынуждена согласиться.

Польский коридор 1919-1939 годы

Одной из главных проблем в германо-польских отношениях являлось существование на территории Восточного Поморья,  так называемого «Польского коридора» — польского выхода к Балтийскому морю, отделившего основную часть Германии от Восточной Пруссии.

Помимо сугубо политических вопросов, Поморье вобрало в себя целый комплекс нерешённых экономических проблем, в частности касающихся транзита немецких грузов из Германии в Восточную Пруссию и его оплаты. В феврале 1936 года Польша наложила ограничение на транзит.

Другой острой проблемой был статус Вольного города Данцига (Гданьска). 24 октября 1938 года Германия предложила Польше урегулировать проблемы Данцига и «Польского коридора» на основе сотрудничества в рамках Антикоминтерновского пакта.

Затянув ответ, Польша в январе 1939 года отказалась от немецких предложений, однако согласилась на возможность военного союза Польши и Германии против СССР, объявив о своей заинтересованности в получении части территорий советской Украины и получении выхода к Чёрному морю.

Гитлер пригрозил силой, и Польша приступила к разработке оперативного плана «Запад» на случай германской агрессии. 31 марта Великобритания в одностороннем порядке предложила Польше военную помощь в случае нападения и выступила гарантом её независимости, а 19 мая к ней присоединилась и Франция.

Диспозиция сил противников на 31 августа 1939 года и польская кампания 1939 года

В апреле штаб Верховного Главнокомандования Вермахта (ОКВ) подготовил проект «Директивы о единой подготовке вооружённых сил к войне на 1939-1940 гг.» и предварительный вариант плана войны с Польшей (план «Вайс»).

15 июня 1939 года «план Вайс» — был утвержден ОКХ и предполагал завершить подготовку к войне  до 1 сентября. Для сосредоточения войск на исходных позициях для нападения, Вермахту было необходимо не более одной недели.

В это же время СССР, Франция и Великобритания начали переговоры о заключении тройственного договора о взаимопомощи, призванного остановить экспансию Германии.

Однако на завершающем этапе главным камнем преткновения стал вопрос о проходе советских войск через территорию Польши в случае конфликта с Германией, на что польская сторона категорически отказалась давать своё согласие. Переговоры зашли в тупик.

18-20 августа Польша, категорически отвергавшая сотрудничество с СССР, была готова к переговорам с Германией для обсуждения германских условий территориального урегулирования, но Берлин, взявший курс на войну, уже не интересовало мирное решение вопроса. Германо-польские переговоры так и не состоялись.

А Германия с целью обеспечения себя сырьем и «прикрытием спины» в случае войны с Польшей, 19 августа 1939 года заключает торговое соглашение с СССР, а  23 августа – договор о ненападении и разделении сфер влияния, так называемый  «пакт Молотова-Риббентропа».

Палаточный лагерь немецких войск на границе c Польшей. 31.08.1939 г

В первой половине дня 23 августа, когда Риббентроп ещё находился на пути в Москву, Гитлер отдал приказ о нападении на Польшу в 4.30 утра 26 августа. Однако в тот же день он получил послание от Чемберлена, о поддержке Польши в случае войны.

Великобритания 25 августа подписала с Польшей договор о взаимопомощи, о чем стало известно в Берлине. Кроме того, Италия, которая и ранее высказывала опасения в связи с угрозой новой мировой войны, известила об отказе участвовать в ней.

Всё это привело к тому, что примерно в 8 часов вечера был отдан приказ об отмене нападения на Польшу.

Директива  Гитлера  № 1 о ведении войны от 31.08.1939 г

 28 августа Великобритания рекомендовала Берлину начать прямые переговоры с Варшавой и обещала повлиять на поляков в пользу переговоров с Германией.

Германия дала согласие на прямые переговоры с Польшей на условиях передачи Данцига, плебисцита в «Польском коридоре» и гарантии новых границ Польши Германией, Италией, Англией, Францией и СССР. Прибытие польских представителей на переговоры ожидалось 30 августа, но Польша оказалась не готовой к прямым переговорам.

Рано утром 31 августа Гитлер подписал директиву №1 о нападении в 4-45 утра 1 сентября 1939 года. Поздним вечером того же дня радиостанция «Deutschlandsender» передала текст германского ультиматума, состоящего из 16 пунктов и объявила о том, что польская сторона их не приняла.

Перед вторжением в Польшу, Германия провела операцию «Гиммлер», которая путем ряда провокаций (нападение на радиостанцию в Глейвице, на лесничество в Бычине и таможенный пункт в Рыбнике-Стодолах), должна была дать формальный повод к войне. 1 сентября Германия вторглась в Польшу.

Встреча немецких и советских военнослужащих во время раздела Польши. Сентябрь 1939 г

3 сентября в ответ на нападение Германии на Польшу Великобритания и Франция, в соответствии с договором о взаимопомощи с Польшей, объявили войну Германии. 17 сентября польское правительство бежало на территорию Румынии.

В тот же день в Польшу вошли советские войска с целью присоединения к СССР Западной Белоруссии и Западной Украины. 6 октября 1939 года капитулировали последние части польских войск. Территория Польши после её капитуляции была разделена между Германией и Советским Союзом. Некоторые территории были переданы Литве и Словакии.

А 1 сентября 1939 года — день вторжения в Польшу —  официальная историография считает началом Второй мировой войны.

Источник: http://wwii.space/01-09-39-%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D1%83/

Как Польша воевала. Война

3. Противники Германии в 1939 г.   Польша

1 сентября 1939 года в 4 часа 45 минут немецкий крейсер «Шлезвиг-Гольштейн», находившийся в порту Данцинга, сделал первые выстрелы Второй мировой войны.

В это же время немецкая армия, на всей протяженности границы с Польшей (в том числе и с территории Чехии), начала наступление. Поддержку им оказывали 50000 солдат (две словацкие дивизии), которые выступили с территории Словакии. Пунктуальные немцы в 4.

45 подняли в воздух свои боевые самолеты, которые направлялись для уничтожения аэродромов и авиации противника.

Боевые действия с Германией

С момента образования польского государства в 1919 году и вплоть до марта 1939 года поляки готовились к войне исключительно на Востоке – с Россией. И хотя Ю.

Пилсудский еще в 1930 году угрожал Германии войной, план военной кампании составлен не был.

План с говорящим названием «Запад» (план обороны в случае нападения СССР носил такое же говорящее название – «Восток»), официально начал разрабатываться 4 марта 1939 года. Уже 22 марта план был представлен для ознакомления маршалу Рыдз-Смиглы.

Самоуверенный маршал утвердил базовые положения и стал готовиться к войне с Германией – позировал для портрета, на котором он въезжает в поверженный Берлин. Рыдз-Смиглы, как и все остальные поляки, был очень высокого мнения о своих войсках.

В первую очередь немецкая авиация ударили по аэродромам Польши. Несмотря на то, что большая часть самолетов уцелела, хватило польской авиации только на несколько дней. Хотя тут тоже много вопросов.

Скажем, из 210 бомбардировщиков «Карась», которые были в авиации Польши, участие в боевых действиях приняло лишь 120. И все 120 самолетов совершили… 130 боевых вылетов. А основные самолеты, которые стояли на вооружении польской армии – самолеты-разведчики.

Их насчитывалось на начало войны 342 единицы.

Согласно плана «Запад» основная часть войск Польши была растянута по всей границе с Германией. При этом резервов командование не предусмотрело. То есть, они, конечно, были, но ими заткнули дыры в обороне.

По традиции тех времен, война не в коем случае не должна была вестись на своей территории (так что, про войну на территории противника придумали никак не советские военачальники).

Польские войска должны были на всей протяженности границы отражать атаки немцев, а затем контратаковать и переносить боевые действия на территорию Германии.

Вермахт в польской впервые применил тактику блицкрига. Такое поведение немцев не укладывалось в головах у польских генералов, ведь они рассчитывали на традиционное ведение войны – с позиционными пограничными боями, хождением в атаку по линии соприкосновения войск. Танковые клинья немецких дивизий вспарывали оборону поляков и прорывались вглубь страны, оставляя позади оборонительные пункты.

Стремясь прикрыть территорию страны от вторжения и расположив войска вдоль границ, польский главный штаб отказался от идеи создания обороны на естественных рубежах – реках.

Организация обороны на этих рубежах позволила надолго задержать продвижение немецких войск и превратить быструю войну в затяжную, что никак не входило в немецкие планы.

Немецкие войска не располагали значительным количеством боеприпасов для ведения длительной войны, хотя бы более нескольких месяцев. Лучше всего обстояло дело со снарядами для тяжелых полевых гаубиц – их единственных было 55% от необходимого, то есть, на 2 месяца и 6 дней войны.

Мин для легких минометов было на 14 дней войны, для тяжелых – на 12. 20-мм снарядов к пушкам немецких танков Т-2 было на 6 дней войны, а эти танки составляли треть тогдашнего танкового парка Германии. Винтовочных патронов было всего на 48 дней войны.

Немцы атаковали с трёх направлений: Силезия/Словакия, Западная Померания и Восточная Пруссия. Группа армий “ЮГ”, состояла из 8-й, 10-й и 14-й армий (18 пехотных, 1 горная, 2 моторизованные, 4 легко-моторизованные и 4 танковые дивизии) и атаковала с направления Силезия/Словакия.

4-я армия, входящая в состав группы армий “Север” (8 пехотных, 2 моторизованные и 1 танковая дивизии), атаковала из Западной Померании. 3-я армия, также входящая в состав группы армий “Север”, (11 пехотных и 1 танковая дивизии), атаковала из Восточной Пруссии.

Все три направления атаки были нацелены на столицу Польши – Варшаву.

Основную силу немецких войск представляли легкие танки с пулеметным вооружением или пушками до 37 мм, но собранные в отдельные дивизии. В отличие от польских войск, в которых танки были приданы кавалерийским и пехотным частям по принципу «каждому по чуть-чуть».

Танковые дивизии немцев расчищали проход для пехотных и инженерных войск, которые быстро закреплялись на захваченном плацдарме.

Немецкие войска двигались очень быстро, к 8 сентября отдельные части уже вышли к Варшаве. И хотя обыкновенные польские солдаты сражались с отчаянной храбростью обреченных, польская шляхта очень быстро начала поднимать руки, несмотря на возможность и дальше сопротивляться противнику.

Капитулировали не только отдельные подразделения, но и целые города, с хорошо укрепленными позициями – 13 сентября капитулировала Гдыня, 15 сентября – Львов, 28 сентября – Варшава, 29 сентября – крепость Модлин, 2 октября капитулировали защитники города Хель.

17 сентября был взят немцами Брест (для справедливости стоит сказать, что крепость не капитулировала, а оборонявшие ее ополченцы, отступавшие разрозненные части и небольшой гарнизон, после 5 дней боев ушли из крепости).

2 октября сдались последние части польской армии. Она потеряла 66,3 тысячи убитыми, 133,7 тысячи ранеными, около 420 тысяч попали в плен (это статистика только по войне с немцами).

Боевые действия с СССР

17 сентября 1939 года в 3.00 в Москве послу Польши была вручена нота советского правительства в которой говорилось о распаде польского государства, бегстве польского правительства и следующей из этого необходимости защитить жизнь и имущество украинцев и белорусов, живущих в восточных частях нашей страны. Гжибовский (польский посол) отказался ее принять.

В 5 часов 40 минут 17 сентября 1939 года войска РККА, численностью около 600 тыс человек, перешли советско-польскую границу. Части Красной Армии продвигались по территории Западных Белоруссии и Украины в походных колоннах, лишь изредка вступая в бои.

В боевых действиях наиболее активное участие приняли подразделения КОП, жандармерии, осадников и военизированных организаций. Солдаты польской армии, которых на восточных границах было порядка 340 тыс человек, предпочитали сдаваться в плен.

Тем более, что 30% личного состава Войска Польского (если не больше) состояли из уроженцев Западной Белоруссии и Западной Украины, с которыми поляки в мирное время, мягко говоря, не очень церемонились.

Подразделения Красной Армии не стремились вступать в бои с польской армией, наоборот, демонстрировали дружелюбие. О таком отношении свидетельствует начальник Генштаба польской армии Вацлав Стахевич:

«дезориентированы [польские части] поведением большевиков, потому что те в основном избегают открывать огонь, а их командиры утверждают, что они пришли на помощь Польше против немцев. Советские солдаты в массе своей не стреляют, к нашим относятся с демонстративной симпатией, делятся папиросами и т. д., всюду повторяют, что идут на помощь Польше»

Сразу после перехода границы частями Красной армии в польском тылу начали стихийно создаваться партизанские отряды, которые поднимали восстания против поляков.

На территории Белоруссии самым известным стало Скидельское восстание, которое деморализовало польские части, расположенные в г. Гродно, и принудило без боя сдаться в плен. На территории Украины восстания поднимались в основном членами ОУН.

Польская жандармерия предпринимала попытки подавить восстания, но в большинстве своем не успевала это сделать.

Побег

Польша в межвоенный период, особенно в 30-х годах, была ярко выраженной президентской республикой с признаками авторитаризма. После смерти в 1935 году «отца нации» Ю. Пилсудского, диктаторские полномочия были предоставлены президенту Игнатию Мостицкому, но на деле Мостицкий являлся лишь «пешкой». Реальную власть получил маршал Польши Эльвард Рыдз-Смиглы.

Сразу же после начала войны, И. Мостицкий обратился к народу с призывом сражаться «за Речь Посполитую». А сам, спустя несколько часов, оставил столицу, переехав в деревню Блота около Варшавы. 8 сентября Мостицкий переехал на Волынь. К этому времени польскими дипломатами уже прорабатывался вопрос о переезде правительства во Францию.

3 сентября главнокомандующий польской армией Рыдз-Смиглы издает директиву:

«В связи со сложившейся обстановкой и комплексом проблем, которые поставил ход событий в порядок дня, следует ориентировать ось отхода наших вооруженных сил не просто на восток, в сторону России, связанной пактом с немцами, а на юго-восток, в сторону союзной Румынии и благоприятно относящейся к Польше Венгрии…».

6 сентября французский посол в Польше Л. Ноэль предложил перевезти правительство Польши во Францию. Воодушевленные этими словами члены кабинета министров Польши в ночь с 6 на 7 сентября в срочном порядке оставили Варшаву и перебрались в Брест, а 11 сентября в местечко Куты, на румынской границе. Спустя несколько дней сюда же прибыл и Мосцицкий.

7 сентября Варшаву покинул верховный главнокомандующий со своим штабом. Рыдз-Смилы переехал в Брест. Причем сделал это в таком темпе, что не удосужился обеспечить войска связью со штабом.

Телефонная связь была налажена только спустя 12 часов и то лишь с одной армией («Люблин») и 3 кавалерийским корпусом, дислоцировавшимся в г. Гродно. Радиостанцию, которую взяли с собой штабисты нельзя было использовать, так как шифры были направлены поездом.

А через некоторое время радиостанцию разбомбили немцы и она смогла работать лишь на прием. Оставшись без связи штаб верховного главнокомандующего стал неработоспособным.

10 сентября ставка переехала во Владимир-Волынский, 13 сентября во Млынов, а 15 сентября в Коломыю и наконец в Куты.

Польская армия, оставшись без управления, практически бежала от своего противника.

Задачей же президента Польши Мостицкого, польского правительства и Верховного Главнокомандующего Рыдз-Смиглы стало скорейшее пересечение границы Польши с Румынией.  Что и было сделано 17 сентября. В 5.

40 Красная Армия перешла границу, а в 21.45 президент, правительство и ставка главнокомандующего тоже перешла границу, сбежав из страны.

Подписывайтесь на наш канал, заходите на сайт“Заметки на манжетах”, делитесь в социальных сетях, узнавайте все самое новое и интересное

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/59ddfe76fd96b1a4d0aefd36/5cf386ed3068d500b057f51c

Book for ucheba
Добавить комментарий