4. Происхождение зла

Происхождение зла

4. Происхождение зла

Интервью с темплтонским лауреатом Франциском Айалой вызвало большую дискуссию на просторах Интернета, в частности, заинтересовала читателей проблема происхождения зла. Мы опубликуем несколько материалов по этой теме и начнем со статьи митрополита Илариона (Алфеева).

На заре существования тварного бытия, еще до создания Богом видимого мира, однако уже после сотворения ангелов в духовном мире произошла грандиозная катастрофа, о которой мы знаем только по ее последствиям. Часть ангелов, воспротивившись Богу, отпала от Него и сделалась враждебной всему доброму и святому.

Во главе этого отпавшего воинства стоял Эосфор, или Люцифер, само имя которого (букв.

«светоносный») показывает, что первоначально он был добрым, но затем по своей собственной воле «и по самовластному произволению изменился из естественного в противоестественное, возгордился против сотворившего его Бога, захотел воспротивиться Ему, и первый, отпав от блага, очутился во зле» [1](Иоанн Дамаскин).

Люцифер, которого также называют диаволом и сатаной [2], принадлежал к одному из высших чинов ангельской иерархии. Вместе с ним отпали и другие ангелы, о чем иносказательно повествуется в Апокалипсисе: «…И упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику… и поражена была… третья часть звезд, так что затмилась третья часть их» (Апок. 8:10, 12). Некоторые толкователи видят в этих словах указание на то, что вместе с денницей отпала треть ангелов.

Диавол и демоны оказались во тьме по собственной свободной воле. Каждое разумное живое существо, будь то ангел или человек, наделено от Бога свободной волей, то есть правом выбора между добром и злом.

Свобода воли дана живому существу для того, чтобы оно, упражняясь в добре, могло онтологически приобщаться к этому добру, то есть чтобы добро не оставалось только чем-то, данным извне, но становилось его собственным достоянием.

Если бы благо было навязано Богом как необходимость и неизбежность, ни одно живое существо не могло бы стать полноценной свободной личностью. «Никто никогда не стал добрым по принуждению», — говорят Святые Отцы[3].

Через непрестанное возрастание в добре ангелы должны были восходить к полноте совершенства вплоть до всецелого уподобления сверхблагому Богу. Часть из них, однако, сделала выбор не в пользу Бога, тем самым предопределив и свою судьбу, и судьбу Вселенной, которая с этого момента превратилась в арену противоборства двух полярных (хотя и неравных между собой) начал: доброго, Божественного и злого, демонического.

Происхождение зла

Учение о добровольном отпадении диавола от Бога является ответом на извечный вопрос всякой философии о происхождении зла.

Вопрос о происхождении зла стоял весьма остро перед христианской богословской мыслью, так как ей постоянно приходилось сталкиваться с явными или скрытыми проявления дуализма, то есть такой философской доктрины, согласно которой в мире изначально действуют две равные силы — добрая и злая — управляющие миром и как бы раздирающие его на части. В конце III века на Востоке широко распространилось манихейство (названо так по имени своего основоположника Мани), просуществовавшее под разными именами (павликианство, богомильство, альбигойство) вплоть до позднего Средневековья: в этой ереси отдельные элементы христианства переплелись с элементами восточных дуалистических религий. По учению манихеев, вся совокупность бытия представляет собой два царства, которые всегда существовали вместе: царство света, наполненное многочисленными добрыми эонами (ангелами), и царство тьмы, наполненное злыми эонами (демонами). Богу света подчинена вся духовная реальность, а бог тьмы (сатана) безраздельно господствует над материальным миром. Сама материя является греховным и злым началом: человек должен всячески умерщвлять свое тело, чтобы, освободившись от материи, возвратиться в нематериальное царство добра.

Христианское богословие говорит о природе и происхождении зла иначе. Зло не есть некая изначальная сущность, совечная и равная Богу, оно есть отпадение от добра, противление добру. В этом смысле оно вообще не может быть названо «сущностью», потому что не существует само по себе.

Как тьма или тень не являются самостоятельным бытием, но лишь отсутствием света, так зло есть лишь отсутствие добра. «Зло, — пишет святитель Василий Великий, — не живая одушевленная сущность, но состояние души, противное добродетели и происходящее… через отпадение от добра.

Поэтому не ищи зла вовне, не представляй себе, что есть какая-то первородная злая природа, но каждый пусть признает самого себя виновником собственного злонравия»[4]. Бог не создал ничего злого: и ангелы, и люди, и материальный мир — все это по природе является добрым и прекрасным.

Но разумным личным существам (ангелам и людям) дана свободна воли, и они могут направить свою свободу против Бога и тем самым породить зло. Так и случилось: светоносец-денница, изначально созданный добрым, злоупотребил своей свободой, исказил собственное доброе естество и отпал от Источника добра.

Не будучи ни сущностью, ни бытием, зло, однако, становится активным разрушительным началом, оно ипостазируется, то есть становится реальностью в лице диавола и демонов.

По сравнению с Божественным бытием активность зла иллюзорная и мнимая: диавол не имеет никакой силы там, где Бог не позволяет ему действовать, или, иными словами, он действует только в тех границах, в которых ему допущено Богом.

Но, будучи клеветником и лжецом, диавол употребляет ложь как свое главное оружие: он обманывает свою жертву, показывая ей, будто в его руках сосредоточены могучая сила и власть, тогда как на самом деле у него нет этой силы. В.

Лосский отмечает, что в молитве «Отче наш» мы не просим «избави нас от зла», то есть от всякого зла вообще, но «избави нас от лукавого» — от конкретной личности, воплощающей в себе зло[5]. Этот «лукавый», не будучи изначально злым по своей природе, является носителем того мертвящего не-бытия, той не-жизни (ср. славянское слово «нежить»), которая ведет к смерти и его самого, и того, кто становится его жертвой.

Бог является абсолютно непричастным злу, однако зло находится под Его контролем, так как именно Бог определяет границы, в которых зло может действовать. Более того, по неисповедимым путям Своего Промысла, в педагогических или иных целях Бог иногда пользуется злом в качестве орудия.

Это видно из тех мест Библии, где Бог представлен насылающим на людей зло: так, например, Бог ожесточил сердце фараона (Исх. 4:21; 7:3; 14:4); Бог послал злого духа на Саула (1 Цар. 16:14; 19:9); Бог дал народу «недобрые заповеди» (Иез.

20:25, по еврейскому тексту и переводу LXX); Бог предал людей «нечистоте», «постыдным страстям» и «превратному уму» (Рим. 1:24-32).

Во всех этих случаях речь идет не о том, чтобы Бог был источником зла, но о том, что, будучи всецело властен как над добром, так и над злом, Бог может использовать зло для достижения добра или для избавления людей от еще большего зла.

Естественно возникает вопрос: зачем вообще Бог позволяет злу и диаволу действовать? зачем Он допускает зло? Блаженный Августин признался, что он не в состоянии ответить на этот вопрос: «Я не могу проникнуть в глубину этого решения и признаюсь, что оно превышает мои силы», — написал он.6 Ответив на вопрос о происхождении зла, богословие не дает четкого ответа на вопрос о том, почему Бог, не будучи создателем зла, все же позволяет ему действовать. Говоря об этом, богословствующий ум в очередной раз замирает перед тайной, будучи не в силах проникнуть в глубину Божественных судеб. Как говорит Бог в книге пророка Исаии, «Мои мысли — не ваши мысли, и пути Мои — не ваши пути… Но как отстоит небо от земли, так отстоит путь Мой от путей ваших и помышления ваши от мысли Моей» (Ис. 55:8-9, по переводу LXX).

[1] Точное изложение православной веры 2, 4.

[2] Греч. diabolos буквально означает «клеветник».

[3] Гимн 43, 137 [SC 196, 66].

[4] Василий Великий. Беседа 2-я на Шестоднев [Творения. Т. 1. С. 18].

[5] В. Лосский. Очерк мистического богословия Восточной Церкви; Догматическое богословие. С. 250.
6 PL 34, 431.

Источник: https://www.pravmir.ru/proisxozhdenie-zla/

Об осмыслении зла и страданий в мире. Часть 1: Откуда появилось зло?

4. Происхождение зла

Христианство — религия, в которой вопрос о природе зла имеет принципиальное значение. В связи с тем, что Бог — благой Творец всего, то может возникнуть противоречие: откуда возникает зло как явление, обратное представлению о благом Боге? Разрешению данного противоречия и посвящена настоящая статья.

Понятие зла в Священном Писании

В Священном Писании, особенно в Ветхом Завете, явления, события, действия или переживания, которые противоречат признанным нормам или оцениваются негативно, называются злом. Тем же словом именуется все «плохое» или «дурное», приносящее вред или способное его причинить.

Например, во Второзаконии Моисей говорит: Если же не будешь слушать гласа Господа Бога твоего и не будешь стараться исполнять все заповеди Его… Поразит тебя Господь злою проказою… (Втор. 28:15;35).

Здесь видно, что Моисей определяет проказу «злой», имея в виду наносимый ею вред.

Кроме того, злом является и нравственная характеристика людей и их поступков (И увидел Господь, что велико развращение человеков… и что все… помышления сердца их были зло во всякое время(Быт. 6:5); или, например, прелюбодейство названо злом во Втор. 22:22).

Кроме того, злом называется страдание, боль, болезни, несчастье и все то, что приносит угрозу жизни (например, Пс. 90:10 или Притч 13:22). Такое зло (в т. ч. катаклизмы, смерть, бедность и т. д.

) святитель Василий Великий называл «злом мнимым», потому что оно не зависит от свободы человека.

А «зло действительное» полностью зависит от свободы человека — это человеческое несовершенство и грехи[1].

Добро и зло не существуют как самостоятельные силы, но становятся «реальностью только как результаты соответствующих действий человека.

Зло как грех, это, в первую очередь, состояние противления Богу, противоестественное благому бытию. И первоначально мир не имел в себе ничего злого, потому что Бог, Который его сотворил, — совершенен, и Его творения совершенны, а значит Бог зла не творил (из Священного Писания видно, что Бог сотворил весь мир весьма хорошо (Быт. 1:31), и Сам Господь есть Совершенство, Он без греха и без зла: Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5:47). Однако зло связано с употреблением в той или иной степени свободной воли против Бога.

Таким образом, добро и зло не существуют как самостоятельные силы, но становятся «реальностью только как результаты соответствующих действий человека, оставаясь вне человеческих поступков лишь абстрактными возможностями»[2].

Таким образом, беды и страдания, называемые злом, являются следствием преступления заповедей Божиих (об этом говорит пророк Моисей во Втор. 30:15-18).

Соответственно, единственно правильное и нормальное состояние человека — с Богом, а значит, без смерти, без непослушания, без проклятия, без служения иным богам и т. д.

Премудрый Соломон пишет: Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал все для бытия…, и нет пагубного яда… и лишь неправда причиняет смерть (Прем. 1:13-15).

Таким образом, «неправда, — пишет святой Дионисий Ареопагит, — что Бог был причиной зла, так как надо было бы отрицать Его любовь, чтобы не сказать, что Он творил, включая и сегодняшний день, только добрые дела»[3].

Премудрый СоломонСтало быть, нормальное состояние тварной личности — доброе, и потому добродетель — состояние естественное, а противоположное такому состоянию — зло, не естественное. Об этом говорит и святитель Василий Великий[4].

Однако, если посмотреть на начало Евангелия от Иоанна, то можно прочитать: В начале было Слово… Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть (Ин. 1:1-3). Может возникнуть противоречие, что всё, а значит и зло, через Него начало быть.

Однако святитель Василий Великий разрешает это так: «Зло не происходит от Бога, поскольку ничто не происходит от своей противоположности»[5].

Ориген в связи с этим говорит то же: зло не существует в собственном смысле и не имеет самостоятельного бытия, и в «этом смысле зло есть «ничто”, — этим словом… обозначается все то, что «получило мнимое существование…, притом не от Бога и не от Слова Божия”»[6].

Зло — это отсутствие добра, произошедшее через отрицание добра, и состояние, обратное состоянию добра.

Таким образом, важно отметить, что зло не имеет сущности, природы. Святитель Григорий Нисский говорит, что зло «не существует само по себе, но получает свое существование через лишение… добра»[7], путем некоторого устранения, отрицания добра; а добро имеет свое бытие, напротив, не через лишение, но само по себе, так как добро есть бытие, и Источник всякого добра — только Благой Бог (Мф. 19:17).

Определение зла в творениях святых отцов

Итак, зло — лишь противоестественная реальность бытия. Об этом говорят, например, святители Григорий Богослов[8]и Афанасий Великий[9].

Святитель Григорий Нисский также размышляет: «Зло, вне произволения взятое, само по себе не существует»[10]. Блаженный Августин, к тому же, добавляет еще, что «зло — это недостаток или порча добра.

Если добро может быть без зла, то зло без добра… существовать не может»[11]. Эта же мысль есть и у святителя Василия Великого[12].

В качестве иллюстрации к сказанному выше можно привести пример, который использовал святитель Григорий Нисский. Он называет порок не чем-то самим по себе существующим, но отсутствием существующего, и проводит пример слепоты, что она противоположна зрению, и сама по себе не существует и потому является описанием бывшей прежде способности видеть[13].

Зло можно понимать как состояние воли, ложной по отношению к Богу, и вне свободной воли нет никакого самостоятельного зла.

Итак, можно подытожить, что зло — это отсутствие добра, произошедшее через отрицание добра, и состояние, обратное состоянию добра, однако все же имеющее конкретные реальные качества[14], по опыту известные человеку. И здесь важно подчеркнуть, что, согласно Клименту Александрийскому, зло проявляется через грех личности (т. е. в действии, но не в сущности)[15]. А значит, зло активно в своих носителях и потому реально, хотя и не имеет своего бытия. Или, по словам В. Н. Лосского, зло — это болезнь личности, сродная паразиту, который живет лишь за счет среды, которую он паразитирует[16].

Если говорить о зле как о нравственной характеристике личности и ее поступков, то, в таком случае, зло можно понимать как состояние воли, ложной по отношению к Богу, и вне свободной воли нет никакого самостоятельного зла (святитель Григорий Нисский)[17]. И, так как апостол Иоанн Богослов говорит, что мир во зле лежит (1 Ин. 5:19), то, таким образом, «зло — это состояние, в котором пребывает природа личных существ, отвернувшихся от Бога»[18].

Фрагмент иконы Дионисия Гринкова «Воскресение Христово», с клеймами земной жизни Христа и праздников. 1567/1568. Средник.Также не нужно считать, что, сотворив человека со свободной волей, Бог косвенно стал Творцом зла, потому что, по мысли святителя Григория, «свобода воли дана нам для того, чтобы мы имели возможность сами стремиться к своему Первообразу и чтобы таким образом мы могли сделаться достойными высоких благ». И далее он приводит сравнение, что если при ясном свете человек добровольно закроет глаза и в связи с этим упадет в ров, «то, конечно, странно было бы винить здесь солнце»[19], имея в виду под «солнцем» Бога и Его отношение к возникновению зла.

К тезису о том, что зло — это состояние, обратное добродетели, наводят размышления преподобный Иоанна Дамаскина: «Зло — это… своевольное отвращение от естественного к противоестественному»[20].

Продолжая мысль преподобного Иоанна, следует привести размышление святителя Василия Великого, который говорит, что зло — это «не живая и одушевленная сущность, но состояние души, противоположное добродетели, происходящее… вследствие отпадения от добра».

И потому святитель Василий советует не доискиваться зла вовне, не представлять себе, «что есть какая-то первородная злая природа», но каждому признать себя виновником своего злонравия[21]. Святителю Василию вторит и святитель Афанасий Великий: «Зло не от Бога и не в Боге, его не было в начале и нет у него какой-либо сущности»[22].

Первое проявление зла — это небесный бунт против Бога.

Зло возникает в отстранении от Блага, от неверия[23]. По мысли Климента Александрийского, Господь отвращает Свое лицо от человека в тех случаях, когда он сам не желает с Ним взаимодействовать, видеть Его, жить в соответствии с Его заповедями. И Господь, создав человека свободным, не нарушает этой свободы и удаляется; соответственно, человек начинает существовать в условиях отсутствия добра, добровольно выбрав такой путь. В связи с этим русский богослов Н. А. Бердяев говорил: «Зло есть отпадение от абсолютного бытия, совершенное актом свобод. Зло есть творение, обоготворившее себя»[24].

Итак, чтобы обозначить то, как впервые произошел акт отсоединения от Бога, с какого момента появилось собственно понятие «зло», необходимо снова обратиться к Священному Писанию.

Появление зла в мире

Первое проявление зла — это небесный бунт против Бога. Господь Иисус Христос говорит в Евангелии: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию (Лк. 10:18). Это произошло с Люцифером и с теми, кто пошел вместе с ним[25].

По слову апостола Иуды, некоторые ангелы воспротивились Богу, не сохранив своего достоинства, и оставили свое жилище. И Бог их, таким образом, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня (Иуд. 6).

Падение с неба Люцифера. Поль Гюстав ДореАнгелы, впоследствии падшие, были сотворены благими. И, согласно фундаментальному догматическому труду митр. Макария (Булгакова), падение ангелов обусловлено несколькими пунктами.

Во-первых, причина падения ангелов — гордость[26]:ибо начало греха гордость, и обладаемый ею изрыгает мерзость(Сир. 10:15). Об этом же рассуждает апостол Павел в 1 Тим. 3:2-6.

Об том же свидетельствует и пророк Исаия, сравнивая гордость вавилонского царя-тирана с гордостью диавола: Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы.

А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» (Ис. 14:12-14).

Во-вторых, у диавола могло быть две причины возгордиться: с одной стороны, исходя из слов пророка Исаии, он «возомнил быть равным Богу по своему естеству…, или даже возмечтал быть выше Бога, отчего и сделался противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею (2 Фес. 2:4)»[27].

С другой стороны, причиной гордого падения могло быть и то, что в какой-то момент Денница не захотел поклониться второй Ипостаси Троицы — Сыну Божию, позавидовав Его преимуществам, или же, увидев по откровению, что «некогда сей Сын Божий пострадает, усомнился в Его Божестве и не хотел признать Его Богом»[28].

В русле богословия митрополита Макария размышляет митрополит Антоний Сурожский, говоря, что, вероятно, ангелам «дано было увидеть, как Сын Божий распинается на кресте и умирает. И это так их потрясло, что… они это отбросили со всем своим пылом».

И, хотя пыл их был благороден, но он не был «откорректирован безграничной верой, то есть доверием Богу и Его Премудрости»[29].

По какой действительно причине произошло падение ангелов, не известно, кроме сказанного в Священном Писании, что диавол пал по гордости.

Преподобный Макарий Великий сказал, что Бог сотворил всех разумных личностей чистыми и простыми, а то, «что некоторые из них совратились во зло, это произошло с ними от самопроизвола: потому что по собственной своей воле уклонились они от достодолжного помысла»[30].

Каждое свободное творение может направлять свою свободу против Бога и тем самым порождать зло.

Отпав от Бога, сатана проявил свой свободный выбор. Ведь свобода воли дана каждому разумному существу для того, «чтобы оно, упражняясь в добре, могло онтологически приобщиться к этому добру…, чтобы добро… становилось его собственным достоянием», потому что «никто никогда не стал добрым по принуждению»[31].

В то же время каждое свободное творение может направлять свою свободу против Бога и тем самым порождать зло. Не будучи отдельной сущностью, зло, становясь качеством отпавшего, действует как активное разрушительное начало, «ипостазируется… в лице диавола и демонов».

Однако «диавол не имеет никакой силы там, где Бог не позволяет ему действовать». И, таким образом, Бог, будучи абсолютно непричастным злу, в педагогических целях может пользоваться злом в качестве орудия (Исх. 4:21; 1 Цар. 16:14 и т.д.).

Однако в таких случаях Бог «может использовать зло для достижения добра или для избавления людей от еще бо́льшего зла»[32].

И потому, хотя Бог и попускает удаление от добра и, таким образом, реализацию свободного выбора сотворенного существа в сторону зла, однако, как пишет святитель Филарет Московский в Пространном Катехизисе, направляет это зло к благим последствиям[33]. Иллюстрацией к этим словам может быть речь ветхозаветного патриарха Иосифа к своим братьям: вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей (Быт. 50:30).

Архангельский собор

Святой Дионисий Ареопагит пишет, что «демоны по природе не злы», иначе вина падала бы на Создателя природы[34]. Митрополит Антоний Сурожский в связи с этим рассуждает, что демоны исказили принцип любви, перенеся ее с Бога на себя[35]. В связи с этим представляется немаловажным обозначить особый взгляд митрополита Антония на проблему возникновения зла.

Как уже было сказано, изначально все существа созданы были без примеси зла, все были призваны к еще большему совершенству: и перед ангелами, и перед людьми «открывалась возможность возрастания от великолепия к большей красоте, от славы к славе, от полноты общения к бо́льшей приобщенности, но на каждом этапе, чтобы достичь следующего, тварь должна была отказаться от уже достигнутой, уже имеющейся полноты и красоты»[36]. И чтобы двинуться дальше, нужно было расстаться с тем, что уже казалось и таким прекрасным. Нужно было, по мысли митрополита Антония, доверяясь Богу, переступать в новое, неведомое. И, таким образом, «некоторые из ангелов достигли… такого уровня красоты, гармонии, что почувствовали: как можно расстаться с этим и идти далее в неведомое? Что если я потеряю всю эту великолепную красоту, и окажусь лишенным ее, и не приобрету ничего взамен?» И в тот момент, когда они обратили внимание на себя, «вместо того, чтобы перенести взор на Бога…, они отпали от полноты приобщенности, того уровня полноты, которого уже достигли»[37].

Святой Григорий Палама говорит, что ангелов можно сравнить с прозрачными драгоценными камнями, через которые льется свет Божий, только лишь за счет которого эти самые камни приобретают необычайную красоту и льют свет во все стороны, отдают это Божественное сияние всей твари[38]. Отсюда следует, что все творения Божии Бог создал не для того, чтобы лишь «воспевать величие Бога, Его красоту, а для того, чтобы быть выражением всей красоты и всего сияния и всей святости Божественной»[39]. И один из ангелов настолько был лучезарен, что в Священном Писании говорится о нем как о сыне зари (Ис. 14:12), как о помазанном херувиме: Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней. Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего (Иез. 28:14-15).

Зло — не сущность, оно не было создано Богом, и Он никак не причастен к Его появлению.

Этот ангел света, достойный наибольшего совершенства и наивысшей красоты, оглядываясь вокруг, не видел никого, кроме Бога, и, как пишет об этом митрополит Антоний, «застыл в плену собственной красоты и, подобно Нарциссу из греческой мифологии, умер в самосозерцании»[40]:От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою (Иез. 28:27). Можно предположить, что в тот момент Люцифер мог подумать: «Я же так совершен, я так прекрасен, во мне живет все Божественное…, почему я не подобен Богу, почему я ниже Его, когда я весь пронизан Божеством и весь сияю этим светом Божества?», так что хотел поставить престол на высоте, выше звезд Божиих и быть подобным Всевышнему(Ис. 14:13-14).

И в момент попытки увидеть в себе не Божественный свет, но что-то свое, обособленное, «свет, который в нем был, потух, потому что этот свет был не его свет, это было Божие присутствие. И когда он выбрал себя вместо Бога», то по определению «стал из ангела света ангелом тьмы»[41].

Итак, исходя из размышлений митрополита Антония, нужно сказать, что они хотя и специфичны, однако имеют место быть, так как частично проливают свет на возможный сценарий событий, при которых, как известно из Писания, Денница возгордился и пал.

Подытоживая настоящую статью, следует сказать, что зло — не сущность, оно не было создано Богом, и Он никак не причастен к Его появлению.

Зло — это понятие, характеризующее личность, потому что злом нужно называть состояние личности, через свою свободную волю воспротивившейся Богу, Его благому замыслу, Его заповедям.

И, хотя зло — не сущность сама по себе, однако имеет определенные качества, известные по опыту, и может описываться как добровольно утраченная способность к благу, к добру, к бытию с Богом и, соответственно, состояние, противоположное состоянию с Богом.

Наконец, происхождение зла, согласно Священному Писанию, связано с гордостью, самолюбованием и самолюбием. В связи с этим можно обратиться к высказыванию русского философа и психолога С. Л.

Франка: «Объяснить зло значило бы обосновать и тем самым оправдать зло… Единственно правомерная установка в отношении зла есть — отвергать, устранять его, а никак не объяснять и тем самым узаконивать и оправдывать»[42].

чтец Никита Якубов

Ключевые слова: зло, добро, происхождение, скорби, Денница, свободная воля.

[1] Зло // Православная энциклопедия. Том XX. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2009. — С. 213.

[2] Там же. С. 207.

[3] Цит. по: Ларше Ж.-К. Бог не хочет страдания людей // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Zhan_Klod_Larshe/bog-ne-hochet-stradanija-lyudej/#0_5(дата обращения: 10.10.2016 года).

[4] Зло // Православная энциклопедия. Том XX. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2009. — С. 213.

[5] Там же.

[6] Там же. С. 212.

[7] Тихомиров Д. И. Св. Григорий Нисский, как моралист: Этико-ист. исслед. —Могилев на Днепре: скоропечатня и лит. Ш. Фридланда, 1886. — С. 158.

[8] Григорий Богослов, свт.

Источник: http://www.orthedu.ru/news/obzor-smi/17810-ob-osmyslenii-zla-i-stradaniy-v-mire-chast-1-otkuda-poyavilos-zlo.html

Глава IV. Православие / Православие

4. Происхождение зла

  • 1. История жизни Иисуса Христа
  • 2. История Христианства – история Европы
  • 3. Православное исповедание Бога
  • 4. Происхождение зла
  • 5. Христианская Церковь
  • 6. Творение мира и человека
  • 7. Второе пришествие Иисуса Христа
  • 8.

     Таинство Покаяния и Причащения

  • 9. Нравственная сторона жизни православного христианина
  • 10. Впервые в храме
  • 11. Язык и музыкальная культура Православия
  • 12. Православное богослужение
  • 13. Обычаи и обряды
  • 14. Христианство, суеверия, магия и оккультизм
  • 15.

     Культура Православия

  • В традиционной, даже ортодоксальной семье обеспеченного и знатного Иосифа, который был не плотником, а как бы сегодня сказали, архитектором, родился мальчик, которого можно было признать незаконнорожденным, но этого не произошло.

    А мальчик оставил столь значительный след в истории, практически начал новую страницу в ней.

    Последствия каждого его слова и поступка через тысячу лет напоминают о нем. Он принес в мир идею, которая объединила миллионы и выдержала испытание тысячелетиями.

    Имена, которые он давал своим ученикам, стали именами миллионов, заповеди, которые Он оставил, стали основным нравственным законом. Вера в Него давала и дает силу многим и многим. Две истины, совершенно, казалось бы, неуместные в то жестокое время, осветили жизнь многим поколениям людей.

    Главное, что он сделал при жизни – это сказал людям две вещи.

    ЕСТЬ КТО-ТО, КТО ЛЮБИТ ВСЕХ, И ЗНАЕТ, И СОПЕРЕЖИВАЕТ КАЖДОМУ.

    ЕДИНСТВЕННАЯ НАСТОЯЩАЯ ЦЕННОСТЬ В ЖИЗНИ – ЭТО ЛЮБОВЬ, И ОНА СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ.

    Но дело не просто в том, что Иисус учил этому. Он так жил и умер. Описание жизни и смерти Иисуса изложено в четырех книгах Библии, открывающие Новый Завет – Евангелия о Матфея, Марка, Луки и Иоанна.

    Подлинность Евангелий, в переводе с греческого «Благих вестей», или современным языком «Радостных известий», проверена сотнями тысяч исследователей, живших задолго до нас и нашими современниками. Они являются основные источники информации о Христе.

    Авторитетность книг подтверждена многими поколениями предков, это надежные, но не единственные источники сведений об Иисусе. Есть и устное Предание, достоверность которого нельзя проверить, но оно не противоречит Евангелиям.

    Немало и апокрифической (авторство или достоверность, которой не установлено) литературы, но в ней сложно отделить авторский вымысел от подлинных фактов.

    Мать Иисуса, Мария, была из священнической семьи, в которой воспитывалась в духе благочестия и религиозности.

    В детстве ее, как и многих девочек из знатных семей, привели в древнееврейский Иерусалимский храм, где она жила и исполняла работы по храму. Это служение продолжалось до совершеннолетия послушниц, после чего их выдавали замуж.

    Мария, находясь в Иерусалиме, дала обет (обещание Богу) безбрачия и девственности, целиком посвятив себя молитвам и служению Богу.

    Хотя это решение не совсем соответствовало древнееврейским нормам жизни. Как и все послушницы при храме, Мария, по достижении совершеннолетия, обязана была создать семью. Но, в силу своего обета, она вступила не в брачный союз, а стала вечной невестой.

    В Палестине обряд бракосочетания состоял из двух фаз – обручения и венчания. При обручении, молодой человек и девушка обменивались кольцами, становясь при этом женихом и невестой, но не мужем и женой.

    Очень часто обручались мальчик и девочка, еще в раннем детстве, по инициативе родителей обеих сторон.

    Это было необходимо в династических браках, в случае, когда родители желали сохранить имущество и социальный статус и еще по ряду причин.

    У евреев обручение практиковалось в целях сохранения земельного надела, принадлежащего семье из одного рода. Мария обручилась с Иосифом, пожилым на тот момент человеком. Более того, они были родственниками.

    И Мария, и Иосиф происходили из царского рода Давида, из разных его ветвей. Иосиф был только обручником, или женихом Марии, а она, оставаясь всю свою жизнь невестой, соблюдала обет девственности и служения Богу, который дала в молодости.

    По иудейским законам, обрученные могли сколько угодно времени не вступать в брак и быть связанными узами взаимных обязательств, так, что никто уже не мог посвататься к чужой невесте, а жених был обязан хранить верность.

    Только следующий этап брачных отношений – венчание, делал жениха и невесту мужем и женой.

    Таким образом, в наше время такие отношения можно было бы назвать фиктивной помолвкой. То есть, будучи невестой Иосифа, Мария могла не вступать в брак и следовать своему стремлению служить Богу.

    А Иосиф, человек достойный и родственник, зная и уважая обет своей невесты Марии, всю жизнь был ее женихом. Иосиф и Мария не вступали во второй этап брака – венчание.

    Мария жила в доме Иосифа, на правах его невесты, что в Израиле того времени было вполне нормальным и общественно приемлемым.

    Рождение первенца, состоялась при необычайных обстоятельствах.

    Находясь в молитвенном состоянии, Мария увидела Архангела Гавриила, представившегося перед ней в человеческом образе, который сообщил ей, что у нее родится ребенок, и она при этом не нарушит данный обет.

    Архангел просил Марию назвать младенца Иисусом, сказав, что он спасет весь еврейский народ. И Мария почувствовала себя беременной, без участия мужчины.

    Этот факт подвергался сомнениям и насмешкам, однако, достижения современной медицины показали, что это возможно. Генетическая информация, заложенная в яйцеклетке женщины, может изменяться под действием внутренних факторов, что само по себе достаточно для появления зародыша. Правда, это бывает крайне редко, но это возможно.

    Спустя некоторое время, Иосиф услышал во сне голос Бога, Яхве, Который сообщил ему о беременности Марии и приказывал, не разводится с ней, а признать ребенка и дать ему имя Иисус. По законам Палестины того времени, невеста, которая не соблюдала правил обручения, жестоко наказывалась, ее ребенок объявлялся незаконнорожденным и лишался всех прав, а обручение расторгалось.

    Иосиф же поверил. Мария и Иосиф скрывали беременность. Как раз в это время в Римской империи проходила перепись населения, для более точного взимания налогов. Перепись проходила и в Палестине.

    Каждый еврей, независимо от места проживания, должен был зарегистрироваться по месту своего родового земельного участка. А поскольку Иосиф и Мария были из рода Давида, то они отправились в Вифлеем, город, принадлежавший царской семье. Путешествие заняло некоторое время.

    Иосиф и Мария остановились на ночлег в предместье Вифлеема, в одной из пещер, куда на ночь загоняли скот.

    Там состоялось рождение Иисуса. Обстоятельства рождения были необычны. Пастухам, находившимся рядом с пещерой явились ангелы и сообщили, что родился Тот, Кого все ожидали. Пастухи отправились поклониться младенцу как великому царю, спасителю евреев.

    Нужно полагать, что Мария и Иосиф прожили некоторое время в Вифлееме, быть может, этого требовала перепись, а может еще по каким-либо причинам. Зная древнее пророчество о рождении царя, в Палестину прибыли волхвы с Востока (мудрецы-астрономы), путь которым указывала комета, движущаяся по небу. Они обратились к Ироду, правителю Иудеи, с просьбой о поклонении царственному младенцу.

    Ирод не имел прямых прав на престол, поэтому искал популярности в народе, реставрировал древнееврейский храм. Он тщательно уничтожал всех претендентов на престол и их родственников. Жажда власти этого человека была столь велика, что он не щадил членов своей семьи, отправляя их на казнь при малейшем подозрении. Узнав от волхвов о рождении в Иудее царя, Ирод сильно обеспокоился.

    Волхвы же, отправились в Вифлеем, отыскать младенца и воздать Ему царские почести. Они принесли Христу – золото, ладан и смирну (благовония), которые преподносились только царю, как символ его монаршего достоинства. Момент поклонения волхвов младенцу Иисусу в Вифлееме отображен в мозаике, украшавший пол пещеры, где был построен христианский храм.

    Персидское нашествие VII века в Палестину, разрушившее христианские храмы, не тронуло церковь Рождества Христова в Вифлееме. Мозаика, изображавшая волхвов в древнеперсидских одеждах, настолько поразила завоевателей, что церковь не тронули. Древняя мозаика и до настоящего времени украшает храм Рождества Христова в Вифлееме, являясь старейшим в Палестине.

    Пророчество волхвов так напугало царя, что, Ирод приказал воинам истребить всех младенцев Вифлеема, от двух лет и младше, надо полагать, что приблизительно столько, а точнее меньше этого, Мария и Иосиф прожили в городе.

    Но дальше рисковать было нельзя, и, следуя видениям и советам свыше, Мария с Иосифом бежали в Египет. В земле фараонов, тогдашней римской провинцией, семья находилась несколько лет, до тех пор, пока не умер Ирод.

    После его смерти Мария с Иосифом приехали в маленький городок Назарет. Там проходило детство и юность Иисуса, о котором известно немного.

    Однажды Иисус, будучи двенадцатилетним ребенком, отправился с родителями в Святой город. Потерявшись в толпе, Он пристал к беседующим старцам, учителям еврейского народа.

    Когда мать с отцом Его отыскали, то увидели отрока, окруженного внимательно слушающего его учеными мужами.

    До тридцати лет Иисус жил дома с родителями, а по истечении этого возраста выступил на проповедь.

    Почему же до тридцати лет Иисус не совершал ничего и не излагал учения? Все дело в том, что по еврейским законам юноша достигал совершеннолетия в тридцать лет и только с этого момента имел право читать и публично толковать Тору (Пятикнижие Моисея). До тридцати лет он не имел права публично рассуждать на религиозные темы, и иметь последователей и учеников.

    О личности Иисуса Христа было сказано и написано чрезвычайно много. Сведения об Его жизни, учении, смерти и воскрешении порой очень противоречивы. Некоторые авторы современности писали о Нем как об обыкновенном человеке, а кое-кто вообще сомневался в Его существовании. Отрицание личности Иисуса Христа было государственной идеологией СССР в течение всего времени существования Союза.

    Представление Иисуса просто человеком, философом и целителем, красной нитью проходит через всю советскую литературу. Особенно ловким ходом было привлечение к этой цели талантливого и религиозно образованного Михаила Булгакова.

    Но Мастер просто рассказал читателю историю о том, как его заставили это сделать. Разумным было понятно. Собственно, фактов, подтверждающих Его жизнь, гораздо больше, чем отрицающих это обстоятельство. Могла ли просуществовать Его Церковь и учение, если бы Он был мифической личностью? Маловероятно.

    Христос существовал точно так же, как и существовали Будда, Магомет и Моисей.

    Сохранились и вещи, принадлежавшие Иисусу – это знаменитая Туринская плащаница, подлинность которой ни у кого не вызывает сомнений, наконечник копья, которым на кресте был пронзен Иисус (он находится в Грузии), часть ризы (нижней одежды), находящейся в России, перекладина креста в Иерусалиме, на котором был распят Христос.

    В Иерусалиме находится гробница, где Он был похоронен и откуда воскрес (восстал). Один раз в году, на Пасху, в гробнице Христа, появляется Небесный огонь. Кстати, этот факт обсуждается редко – слишком он очевиден.

    Греческий православный патриарх спускается в гробницу с пучками свечей в руках, молится и, вдруг, свечи загораются сами собой. Патриарха накануне проверяют государственные чиновники на наличие горючих веществ, так что возможность фальсификации исключается. Это явление повторяется из года в год почти две тысячи лет.

    Событие рождения Христа было настолько значительным и не вызывало сомнений, что было положено в основу европейского летоисчисления. С момента явления Иисуса прошло более двух тысячелетий, но весь мир помнит об этом событии.

    Кем же был, от рождения до смерти Иисус? Каждый человек рано или поздно задает себе этот вопрос. И ответ на него одновременно очень прост и сложен. Он был и есть Богочеловек.

    Простое слово, несложное понятие, вызывающее у непосвященного в эту тайну, массу вопросов.

    Обожествленных людей в истории человечества было немало – это и фараоны, и Римские императоры дохристианской эпохи, и Александр Македонский, как его почитали в Азии, и прочие великие личности древности.

    В чем проявлялась богочеловеческая сущность Иисуса? В жизни и смерти, а также в том, что последовало после смерти. После смерти и погребения, Иисус воскрес, чего не удавалось сделать до Него никому.

    Это произошло на третий день после смерти. Об этом много говорилось, однако, стоит повторить известные факты. После казни на кресте, Христос умер, как и все люди.

    Его похоронили в гробнице, высеченной в скале.

    В то время у евреев существовал обычай хоронить умерших в искусственно высеченных пещерах, в которые полагали тело, завернутое в специальное покрывало. Тело умащивали по восточной традиции драгоценными маслами и благовониями, заворачивали и клали в пещеру. Вход надежно закрывали большим камнем, который один человек, сдвинуть был не в силах. Христос был похоронен согласно этим традициям.

    Ученики ожидали его воскресения, а те, кто его казнил, инициаторы казни – еврейский первосвященник, фарисеи и книжники (блюстители сохранности Священных текстов), приставили специальную стражу охранять пещеру.

    Камень, который закрывал вход в пещеру, упал, воины увидели свет и в ужасе разбежались.

    Это увидели многие воины и некоторые из случайных свидетелей (известен некий врач, наблюдавший событие и оставивший об этом записки).

    Еврейские вожди и старейшины уплатили воинам деньги, чтобы те молчали о происшедшем. Воинам было предложено сказать, что они уснули, а ученики в это время украли тело. Этот слух был распространен среди евреев, и ему поверили многие.

    По преданиям, в этот же день жители Иерусалима видели умерших древних святых, которые, воскреснув, прошли по улицам города. Эти события всколыхнули всю Палестину. Многие евреи поняли, что умерший был не обыкновенный человек.

    После своего воскресения, в течение сорока дней, Иисус являлся очень многим своим ученикам, последователям и простым людям. Его видели сразу более двух тысяч человек.

    Он разговаривал, к Нему прикасались, Он двигался и принимал пищу, как и все живые люди, чтобы доказать, что Он не призрак и не видение. По прошествии этого времени, Христос вознесся на небо, благословляя правой рукой присутствующих.

    Свидетелей этого происшествия было слишком много, чтобы утверждать о массовой галлюцинации.

    Христос оставил людям Духа истины, Утешителя, который ныне действует в мире. Поэтому, все решения Церковных соборов начинаются словами: «Изволилось Духу Святому и нам…», подтверждая тем самым присутствие среди нас Третей ипостаси Божества. Факт воскресения Иисуса породил христианство.

    Первым чудом, которое совершил Иисус, назвавшийся Христом (Помазанником), было превращение воды в вино. Иисуса и Его мать. Марию, пригласили на свадьбу в селение Кана Галилейская, где Он силой Божества изменил воду в вино.

    Вскоре вокруг Иисуса начали собраться слушатели и ученики, которые ходили с Ним из города в город и слушали его проповеди. В сопровождении двенадцати учеников Христос проходил по Иудее и окрестностям.

    Всюду к Нему приносили больных, и Он прикосновением рук исцелял их.

    Вести об Иисусе распространились по Палестине, многие желали слушать, что говорит Учитель и видеть Его лицо.

    В Евангелии говориться о том, что у Иисуса Христа были братья и сестры. На основании этого некоторые толкователи сделали вывод, что Иосиф и Мария имели еще детей.

    Это неверно, просто у евреев в то время не было разделения в роду на братьев и сестер родных, двоюродных, троюродных и так далее. Все они назывались братьями и сестрами, независимо от степени родства.

    Поэтому, слова Евангелия о братьях и сестрах Иисуса подразумевают не родных, а троюродных. Согласно Священному Преданию, один из двенадцати апостолов, Иаков Зведеев, был троюродным братом Христа.

    Ученики и последователи Иисуса, считали, что Он – Мессия, обещанный Израилю. Люди ожидали от Него проявления царской власти и надеялись, что вот-вот начнется антиримская война, из которой евреи выйдут победителями, а весь мир падет к их ногам. Апостолы полагали, что после того, как Христос воцарится, им достанутся придворные титулы, и они станут приближенными нового царя.

    Народ следовал за Иисусом повсюду, ожидая только слова, чтобы провозгласить Его царем. Христа несколько раз против его желания хотели короновать (помазать на царство).

    Помазание совершалось только над царями и пророками и означало их особое положение, избранность среди прочих.

    Это был особый обряд, во время которого на голову посвящаемого выливалось драгоценное благоухающее масло, что символизировало собой особую благосклонность и любовь Божества к этому человеку.

    Царь, посвященный на престол подобным образом, действовал и управлял народом от имени Бога Яхве, он имел власть в силу передачи ее непосредственно через помазанье. Пророк получал пророческий дар также по средствам данного обряда.

    Помазанный пророк говорил от имени Бога, а само помазание совершалось другим пророком. Любые сверхъестественные действия, совершаемые пророком, воспринимались как результат помазания. О человеке, совершавшем чудеса, говорили – «он Помазанник».

    Однако проявление пророческого дара не было механическим, в зависимости от обряда помазания. Нередко, пророки получали свой дар от самого Бога, и люди, видя проявление в них пророческого дара и возможности совершать чудеса, говорили «он – Помазанник Божий».

    Христос как раз и был Помазанником Бога, поскольку то, что совершал, превосходило все чудеса, живших прежде пророков.

    Он воскресил из мертвых сына вдовы из Наина, оживил своего друга Лазаря, который был уже похоронен несколько дней, и от которого уже начал исходит трупный запах, исцелял слепых и хромых от рождения.

    Все это, и многое другое, указывало народу, что Иегошуа из Назарета и есть Помазанник (Христос по-гречески). Слово «Христос» не было ни фамилией, ни прозвищем, это было второе имя, имя, которое мог носить только Богочеловек, Месссия.

    Евреи неверно представляли себе Мессию, Того, Кто должен прийти к ним, но до самой Его смерти верили, что это Христос, Помазанник Божий.

    Совершая чудо насыщения пяти тысяч народа пятью хлебами и двумя рыбами, Христос произнес Заповеди Блаженства, которые дополняли десять Заповедей Моисея. Своей проповедью Он произвел такое впечатление на людей, что они готовы был провозгласить Его царем Иудеи, против желания.

    Чтобы всеобщий энтузиазм не захватил и учеников, Иисус, отправил их на лодке к противоположному берегу Галилейского озера. Вечером начался шторм, и лодку стали захлестывать волны. Христос пошел к ученикам по воде и достиг их в тот момент, когда лодку настигла буря. Он велел стихнуть волнению и тогда ветер утих, и улеглись волны. Видя пришедшее, ученики поняли, что перед ними Бог.

    Этим Христос дал понять апостолам, что Он носитель божественной природы, но не такой, каким Его ждут иудеи. Так бывает – люди ждут и верят в спасение, а когда оно приходит в виде простом, близком и понятном, не верят, что этого достойны.

    Христос неоднократно убеждал учеников и последователей, в том, что он Мессия, но не тот, каким Его ожидают видеть евреи. Он Сын Божий, но не названный, как о себе говорили пророки, а Сын, настоящий, плоть от плоти Бога (если такое сравнение уместно).

    Постичь данный факт правоверному еврею было необычайно трудно. В их представлении, Божество не имело с миром ничего общего, и Бог не мог стать человеком.

    И, хотя это и было многократно предсказано древними пророками, евреи не верили в то, что Иегошуа, Который жил с ними – и есть грозный Яхве.

    Евангелие от Матфея начинается родословием Иисуса, что было выражено словами: «Иисус, как все думали, был сын Иосифа…». Для того чтобы рассеять эти и подобные мысли, Христос и совершал чудеса, недоступные пророкам, даже Моисею.

    Когда Он с учениками находился на священной для евреев горе Фавор, Он преобразился – одежды Христа стали белыми, а лицо излучало свет. Это было недоступно никому, и ученики были в смущении, перед ними был Бог в человеческом обличии.

    Во время начала общественной деятельности Христа, в Палестине проповедовал Иоанн Креститель. Согласно древним пророчествам, Он был предшествующим Спасителю. Иоанн крестил во имя грядущего Мессии. Когда Иисус пришел к нему с просьбой о крещении, Иоанн со страхом отказал, признав в Нем Помазанника Божия, и желал сам креститься от Него.

    Крещение произошло в водах реки Иордан, во время которого раскрылись небеса и на Христа, в виде белого голубя, снизошел Дух Божий. Одновременно, с небес раздался голос: «Это Мой возлюбленный Сын, Его слушайте». Это потрясло всех присутствующих. Кто же Тот, Кому поклоняется сам Иоанн, величайший, по убеждению иудеев пророк еврейского народа. Он не мог быть ни кем иным, кроме Бога Яхве.

    Религиозная ситуация в Палестине I века находилась в крайне запутанном состоянии. Древнееврейское вероисповедание Бога Яхве делилось на две противоборствующие секты – фарисеев, ревнителей буквы Закона и саддукеев, модного среди верхов еврейского общества религиозного течения, отрицающего одну из традиционных доктрин иудаизма – воскресение мертвых.

    В религиозной среде Палестины существовал институт книжников, специальных людей, вся деятельность которых заключалась в сохранении древних текстов в первоначальном состоянии Торы и Писаний Пророков. Переписывание свитков священных книг происходило вручную. Это был длительный и кропотливый процесс.

    На переписывание свитка Пятикнижия Моисея уходили годы. После этого новый свиток сверяли со старым. Этим занималась специальная комиссия компетентных людей. Существовали особые методы проверок текста.

    Было подсчитано, сколько тех или иных букв содержит каждая книга, поэтому можно было пересчитать в новом свитке все буквы и сравнить число с эталоном. Определялся буквенный центр каждой книги, на середине текста должна встретиться определенная буква, если встречалась другая буква, новый свиток уничтожали.

    Книжникам было известно, сколько букв в каждой строке текста и в каждом слове. Текст сверяли одновременно до семидесяти человек.

    Помимо буквального соответствия текста нового старому, книжники передавали друг другу и правила чтения слов и выражений. В древнееврейском алфавите было только двадцать две согласных, гласных не было вообще. Писались только согласные, а гласные между ними запоминались на память.

    Не зная правильного чтения слова, можно было прочесть его как угодно, подставив произвольно любые гласные. В этом и состоит основная мысль тех, кто изучает Каббалу – тот, кто без вдохновения и просветления, то есть научной или божественной интуиции изучает эти тексты, мало что поймет в них – смысл останется скрытым, а знание – мертвым.

    Евреи заучивали тексты на память и передавали друг другу. Устно передавалось в древности немало информации, а записывалось лишь исключительное.

    Книжники, посвятившие всю жизнь переписыванию Священных книг, и относились к их содержанию исключительно буквально, отрицая образность, эмоциональность и порой смысл книг Ветхого Завета.

    Каждой букве книжники придавали особое мистическое значение, неприкосновенность текстов сохранялось евреями, а смысл содержимого тускнел и терялся.

    Источник: http://www.k2x2.info/religiovedenie/pravoslavie/p6.php

    Book for ucheba
    Добавить комментарий