4. СТРУКТУРА ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА

Лекции по современным проблемам психологии обучения

4. СТРУКТУРА ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА

Очевидно, что любое предметное действие, совер­шаемое человеком, складывается из определенных пред­метных движений, связанных в пространстве и времени. Так, например, действие — написание буквы «а» скла­дывается из зажимания ручки (карандаша) большим, указательным и средним пальцами, расположенными определенным образом по отношению к ручке и друг другу.

Далее — подъема ручки над бумагой и опускания на бумагу до соприкосновения с ней пера в определен­ном месте.

Затем — кругового движения пером слева — направо вверх и далее против часовой стрелки, останов­ки в исходной верхней точке, движения вниз по наклон­ной прямой, поворота направо при похождении до ниж­него уровня окружности и завершения дуговым движе­нием слева направо.

Анализ предметных движений человека показывает, что несмотря на внешнее многообразие, все они склады­ваются, как правило, из трех простых элементов — «взять», «переместить», «отпустить», плюс вспомога­тельные движения корпуса (наклоны, повороты) и ног (поднять, опустить, нажать, переместить).

В разных видах движений эти элементы отличаются своей траекторией, длительностью, силой, скоростью, темпом (числом повторений за определенное время) и тем, какими частями тела они выполняются. С точки зрения качества движения характеризуются точностью, меткостью, ловкостью и координированностью.

Кроме предметных движении, в деятельности чело­века участвуют движения, обеспечивающие установку и сохранение позы (стояние, сидение и т.д.), перемеще­ние (ходьба, бег и т. д.), коммуникацию. К средствам последней относятся выразительные движения (мимика и пантомимика), смысловые жесты, наконец, речевые движения.

В указанных типах движений, кроме рук и ног, уча­ствуют мышцы корпуса и лица, гортань, ые связ­ки и др.

Таким образом, освоение любого действия заключа­ется в овладении определенной системой движении.

Именно этот факт подчеркивают бихевиористы, ког­да утверждают, что любое научение можно свести к ус­воению определенных двигательных реакций.

Но мы не остановимся на этом общем факте, а поставим следующий вопрос:

Какой системой, каких движений? Анализ показывает, что это зависит от цели дейст­вия, свойств предмета, на который оно направлено, и условий действия.

Так, например, чтобы взять стакан, надо строить движения иначе, чем чтобы взять карандаш. Ходьба на лыжах требует иного построения движений, чем ходьба пешком. Перемещение тяжелого груза определяет иную работу мышц, чем перемещение легкого пакета. Забива­ние большого гвоздя к потолку, требует иной системы движений, чем прибивание его к полу.

Во всех этих примерах цель действия зачастую та же, но объекты его различны. И это различие объектов обуславливает разную структуру движений и мышечной деятельности. Исследования выдающихся советских фи­зиологов П. К. Анохина, Н. А. Бернштейна Э. А.

Астратьяна показали, что работа мышц управляется не только не­посредственной задачей движения, но всегда и условия­ми, в которых оно осуществляется. Мышцы «подстраи­вают» свою активность к величине поднимаемой тяже­сти, сопротивлению отталкиваемого предмета, силе от­дачи в рычагах суставов и т.д.

так, чтобы обеспечить заданное направление и скорость движений.

Вместе с тем, выполнение движения непрерывно контролируется и корректируется сопоставлением его результатов с конечной целью действия. Больные, у ко­торых нарушены такой контроль и корректировка, ока­зываются неспособны успешно выполнять даже самые простые действия.

Они все время «промахиваются» ми­мо стакана, когда пытаются взять его со стола. Пытаясь напиться, проносят стакан мимо рта и не могут поста­вить его на указанное место. Они садятся мимо стульев, режут ножом пальцы вместо хлеба, неспособны провес­ти черту, придерживаясь строчки и т.

д.

Каким же образом происходит этот контроль?

Здесь многое еще неясно. Бесспорно лишь одно — что это происходит с помощью органов чувств (зрения, слуха, мышечного чувства и т. д.).

Роль сенсорного контроля движений хорошо иллю­стрируется опытами, в которых испытуемый должен очертить контур геометрической фигуры — например, шестиконечной звезды, глядя на ее отражение в зерка­ле.

Как правило, это сначала никак не удается сделать безошибочно, потому что движения карандаша, кото­рые человек видит в зеркале, направлены в сторону, противоположную той, в которую движется его рука.

Только по мере тренировки испытуемый научается ис­пользовать данные зрения и правильно координировать их с движениями руки.

Еще интереснее с этой точки зрения опыты А. Хелда. В них испытуемому надевали призматические очки, ко­торые искажали положение предметов, их форму и тра­екторию движений руки по сравнению с действительно­стью.

Оказалось, что в этом случае человек совершенно теряет способность правильно управлять своими движе­ниями (брать предметы, касаться их, ставить на задан­ное место и т. д.). Лишь после длительной тренировки он научился корректировать эти искажения.

Если же зрительные сигналы еще запаздывали примерно на 0,27 секунды, то адаптации к искажениям не удавалось до­стичь уже никакой тренировкой.

Отсюда видно, что управление движениями осуще­ствляется по принципу обратной связи. Каналом этой связи служат органы чувств, а источниками информа­ции — определенные воспринимаемые признаки предметов и движений, которые играют роль ориентиров дей­ствия.

Такую форму обратной связи П. К. Анохин назвал обратной афферентацией.

Из сказанного уже видна главная ошибка бихевиористов. Освоение любого действия не ограничивает­ся овладением способами выполнения определенной си­стемы движений.

Оно необходимо включает в себя ос­воение способов сенсорного контроля и корректировки движений в соответствии с их текущими результатами и свойствами объектов действия.

Основой этого процес­са является усвоение чувственных ориентиров, инфор­мирующих мозг о состоянии внешней среды, протекании в ней движения и его результатах.

Так кузнец соразмеряет силу удара молота со сте­пенью нагрева поковки, определяя ее на глаз по цвету раскаленного металла. Плотник — силу нажима на ру­банок и скорость движения им соразмеряет с меняю­щимся мускульным ощущением сопротивления дерева.

Крановщик проводит груз по сложной и наиболее вы­годной траектории, координируя ее строго соразмерны­ми и беспрерывными движениями рук и ног под контро­лем зрения.

Шофер, тормозя машину, координирует силу нажатия на тормоз со скоростью движения, состоя­нием дороги, весом машины и т. д.

Отсюда становится ясно, почему ознакомление с чув­ственными ориентирами и сообщение информации о ре­зультатах улучшали освоение действия в опытах, кото­рые упоминались в § 2.

Все эти ориентиры, однако, определяют движения не сами по себе, а в соответствии с целью действия.

Так, например, использование циркуля для вычерчи­вания кругов и для измерения отрезков требуют разных систем движений. Движения карандашом при написа­нии буквы «а» иные, чем при написании буквы «о». Си­стема движений опоздавшего пассажира, который бе­жит за автобусом, никак не устроит бегуна, собирающе­гося побить рекорд.

Во всех этих случаях мы имеем те же объекты дей­ствий (циркуль, карандаш, бумагу) или даже те же дей­ствия (бег). Но цели этих действий различны и поэтому различны системы движений, из которых они склады­ваются,

Таким образом, структура движений, из которых со­стоит действие, в конечном счете управляется и регули­руется его целью. Именно с точки зрения цели оценива­ются результаты выполняемых движений и производит­ся их корректировка. Именно цель действия определяет, какие свойства и состояния вещей становятся ориенти­рами его выполнения, контроля и коррекции.

Но целью у человека чаще всего является то, что в данный момент отсутствует. Следовательно, она каким-то образом, представлена в мозгу моделью, нервными связями или иным способом. Именно с этой моделью желаемого будущего сопоставляются результаты дей­ствия. Она управляет рисунком движений и корректи­рует его.

Отсюда ясно, почему знание цели и влечение к ней способствует освоению действия. Но отсюда же следует и еще один, куда более важный, принципиальный вывод.

5. СОЗНАТЕЛЬНЫЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ДЕЙСТВИЯ НАВЫКИ У ЧЕЛОВЕКА

Мы видели, что цель действия каким-то образом представлена, по-видимому, и в психике животных. Но у животных эта цель совпадает с мотивом действия. Так, например, чтобы крыса начала нажимать педаль, она должна быть голодна. Ее действия — прямой способ удовлетворить свою потребность, получить пищу. Они представляют собой прямой ответ организма на опре­деленное его состояние.

Действия человека, как правило, непосредственно определяются не его биологическими потребностями, а определенными общественными требованиями, т.е. соци­альной целью.

Например, человек управляет станком не потому, что это удовлетворяет его голод, а потому, что это поз­воляет изготовить порученную ему деталь. Его дейст­вия уже не являются прямым ответом на состояние ор­ганизма, на потребность. Они отвечают цели — выпол­нению определенного трудового задания.

Следовательно, для человеческой психики недоста­точно способности отразить как-то состояние организма и среды и регулировать ими совершаемые Действия. Ей необходима ещё способность как-то отразить общест­венно-обусловленную цель трудового задания и регули­ровать действия этой целью.

А что представляет собой указанная цель? Это — будущий результат его деятельности. Но ведь будущий результат еще не существует. Как же может то, чего еще нет управлять поведением, диктовать человеку его действия?

Эго возможно только в том случае, если будущий ре­зультат как-то уже представлен в психике человека.

Таким образом, сама трудовая деятельность требует от человека способности представить себе идеально «в голове» вещь, которой перед ним нет, и руководство­ваться в своих действиях этим идеальным образом.

А что это означает, собственно, руководствоваться в своих действиях вещью, которую требуется создать? Это значит приспособлять свои действия к свойствам того объекта, с которым имеем дело, так, чтобы превра­тить его в предмет, являющийся целью деятельности.

Таким образом, действия человека отвечают на сами объективные свойства предмета, а не на сигнализируе­мые ими удовлетворение потребности.

Токарь подводит резец к детали, потому что он острый и обточит деталь, а не потому что в ответ из станка выпадает пирожное или билет на футбол.

Поэтому мало, чтобы предмет от­разился в голове в своих объективных свойствах. Нуж­на еще способность «увидеть» эти его объективные свой­ства.

Грубо говоря, человеку требуется способность «рас­сматривать» отражение предмета в своей голове, обна­ружить в нем объективные свойства отраженного пред­мета и учесть их в своих действиях. Надо уметь, так сказать, «отразить отражение», как бы «поставить его перед собой» или точнее — вынести из головы и реаги­ровать на него, как на вещь.

Такая способность объективировать психическое от­ражение, «видеть» его как объект, предстоящий психи­ке, короче, способность отражать отражение действи­тельности, происходящее в голове, называют сознанием.

Отсюда видно, что все продуктивные, общественно обусловленные действия человека (а не чисто импуль­сивные реакции) могут совершаться только на основе регулирования их сознанием. В человеческой среде невозможно целесообразно действовать без сознания. По­этому собственно человеческие действия — это всегда сознательные действия.

Значит, применительно к человеку возможен только один из следующих двух выводов: 1. Если навык — это автоматическое, т. е.

не контролируемое сознанием, дей­ствие, то у человека нет навыков (или по крайней мере, его ни в коем случае не следует обучать навыкам). 2. Если у человека все же есть навыки, то они не могут быть автоматическими действиями, т.

е. человеческие навыки — это нечто, принципиально иное, чем навыки у животных (или у младенцев).

Попробуем разобраться, какая из этих альтернатив отражает истинное положение вещей.

Рассмотренные в предыдущем параграфе три сторо­ны любого действия можно соответственно назвать его моторными (двигательными), сенсорными (чувственны­ми) и центральными компонентами. Соответственно, функции, которые они выполняют в осуществлении дей­ствия, могут быть определены как исполнение, контроль и регулирование.

Способы исполнения, контроля и регулирования дей­ствий, которыми пользуется человек в ходе деятельно­сти, называют приемами этой деятельности.

Исследование показывает, что каждая из этих функ­ций у человека может реализовываться сознательно и бессознательно. Так, например, система движений гор­тани, необходимая, чтобы произнести слово, совершенно не сознается человеком.

Не сознаются, как правило, вообще те сложные сочетания мышечных сокращений и растяжений, которые необходимы для выполнения лю­бого движения. Их моделирование мозгом происходит, по-видимому, где-то на чисто физиологическом уровне.

Но зато звучание слова, которое человек собирается произнести, всегда предвосхищается на уровне соз­нания. Всегда осознаются, как правило, конечные цели действий, а также общий их характер.

Например, чело­век, едущий на велосипеде, не может этого делать в совершенно бессознательном состоянии. Он должен пред­ставлять в целом куда едет, каким путем, с какой ско­ростью и т. д.

То же относится к любым трудовым, иг­ровым и прочим действиям.

Некоторые движения могут выполняться как на уровне сознательного, так и на уровне бессознательного регулирования.

Например, ходьба — типичный пример автоматизированной деятельности, большая часть дви­жении в которой осуществляется бессознательно.

Но при ходьбе по канату, исполнение этих движений, их сенсорный контроль и центральное регулирование ста­новятся (особенно у неумелого канатоходца) объектом самого напряженного сознавания.

Возможно и обратное явление, когда определенные стороны действия требуют сначала детальной сознательной регуляции, а затем начинают выполняться при все меньшем участии сознания — как говорят в таких случаях, автоматизируются.

Именно такую частичную автоматизированность ис­полнения и регуляции целесообразных движений у че­ловека называют навыком.

Таким образом, понятие человеческого навыка, по-существу, относительно, С одной стороны, фактически любое действие человека частично автоматизировано, поскольку человек никогда не сознает до конца всех элементов его регуляции, исполнения и контроля, — на­пример, необходимых мышечных сокращений. С другой стороны, никакое действие человека не бывает до конца автоматизированным, потому что как элемент деятель­ности в конечном счете оно вызывается и управляется сознательной целью.

Поэтому определение навыка у человека может быть дано лишь применительно к некоторой точке отсчета — так сказать, «в координатах научения». Если принять за начало отсчета соотношение сознательного и бессозна­тельного компонентов движений в начале научения, то увеличение удельного веса, бессознательного компонен­та в результате научения будет показателем формиро­вания навыка.

Мы говорим о объеме бессознательной регуляции именно движений. Потому что регуляция движений и регуляция действий это не то же самое. Возрастающая автоматизация движений может сопровождаться одно­временным расширением сознательной регуляции дей­ствий, в которые входят эти движения.

Так, например, автоматизация движений, с помощью которых велосипедист удерживает машину в равнове­сии, позволяет ему перенести внимание на окружающее уличное движение, профиль дороги и т. д.

и на этой ос­нове более сознательно регулировать свои действия.

Аналогично, автоматизированное движение пианиста при нахождении нужных клавиш позволяет резко повы­сить уровень сознательного управления выполнением действий в целом, нюансировать игру в соответствии с творческим смыслом произведения.

Вообще, по-видимому, о чистом навыке как меха­низме поведения можно говорить лишь у животных.

У человека же любая деятельность, кроме патологиче­ских случаев, в конечном счете управляется сознанием.

Автоматизация тех или иных компонентов действия лишь смещает объект сознательной регуляции, выдвигает в круг сознания общие цели, условия его выполнения, контроль и оценку его результатов.

6. ПЕРЕСТРОЙКА СТРУКТУРЫ ДЕЙСТВИЯ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ НАВЫКА

Многочисленные исследования показали, что измене­ния структуры действия, которые становятся возмож­ными благодаря его частичной автоматизации, сводятся к следующему.

1. Изменения приемов исполнения движений.

Ряд частных движений, которые до того совершались изоли­рованно, сливаются в единый акт, в одно сложное дви­жение, где нет «заминок» и перерывов между отдель­ными составляющими его простыми движениями. Так, например, переключение передачи, которое у ученика происходит как «ступенчатое действие», у опытного шо­фера выполняется одним плавным движением руки.

Устраняются лишние и ненужные движения. Так, на­пример, начиная учиться письму, ученик совершает при этой деятельности множество лишних движений: высо­вывает язык, раскачивает корпус, нагибает голову и т. д. По мере освоения действия все эти ненужные дви­жения исчезают.

Появляется совмещение, т. е. одновременное выпол­нение движений обеими руками (если нужно, ногами).

Так, например, начинающий токарь осуществляет под­вод резца, отдельно давая ему сначала продольное, а затем поперечное движение.

Опытный токарь сразу подводит резец к Детали кратчайшие путем по диагонали, одновременно вращая одной рукой маховик продоль­ной, а другой — поперечной подачи суппорта.

Ускоряется темп выполнения движений.

Таким образом, при освоении действия появляется возможность для изменения в сторону большей эконом­ности всех его двигательных сторон: состава движений (он упрощается), последовательности движений (она становится непрерывной) и сочетания движений (они осуществляются одновременно), а также их скорости. Именно эту перестройку движений имеют ввиду, когда говорят о моторных навыках.

2. Изменения приемов сенсорного контроля над дей­ствием. Зрительный контроль над выполнением движе­ний в значительной мере заменяется мускульным (кине­стетическим). Примеры: печатание вслепую машинист­кой; нанесение слесарем ударов молотком по зубилу без зрительного контроля (слесарь смотрит при ударе не на шляпку, а на лезвие зубила) и т.п.

Вырабатываются специальные сенсорные синтезы, которые позволяют определять соотношение различных ориентиров, определяющих характер движений.

Напри­мер, глазомер и чувство скорости — у шофера, чувство материала — у плотника, тонкое различение размеров — у токаря и шлифовщика, чувство положения в прост­ранстве — у летчика.

(Сюда же, наверное, следует доба­вить чувство меры — у автора!).

Развивается способность быстро различать и выде­лять ориентиры, важные для контроля результатов дей­ствия, Так у шофера развивается способность выделять в шуме мотора признаки, характеризующие его нагруз­ку; у сталевара — оттенки цвета, характеризующие со­став металла и температуру сводов печи и т. п.

Таким образом, по мере освоения действия появляет­ся возможность для более точного и быстрого непосред­ственного качественного контроля его результатов и ус­ловий выполнения. Нетрудно заметить, что именно эту перестройку структуры сенсорного контроля называют сенсорными навыками.

3. Изменения приемов центрального регулирования действий. Внимание освобождается от восприятия спо­собов действия и переносится главным образом на об­становку и результаты действий.

Некоторые расчеты, решения и другие интеллекту­альные операции начинают осуществляться быстро и слитно («интуитивно»).

Так, например, восприняв на слух перегрузку двигателя, шофер, не обдумывая, сра­зу понимает, какую передачу надо включить; аппарат­чик, прочитав показания приборов, сразу «видит», какие нарушения возникли в работе оборудования и что сле­дует предпринять, чтобы их устранить.

Появляются все шире антиципации. Благодаря это­му внутренняя подготовка к следующим движениям происходит уже во время предшествующих, что резко сокращает время реакции.

Так, например, начиная по­садку, летчик внутренне уже готов ко всей стандартной серии приемов, из которых складывается выполнение данного типа посадки в данных условиях. Поэтому пе­реход от данного приема к следующему происходит без специального планирования.

Планируется только то, какой способ посадки надо избрать. Такого рода изме­нения в структуре центральной регуляции и имеют вви­ду, говоря об интеллектуальных навыках.

Описанные изменения структуры действия в ходе его освоения схематично представлены в таблице на стр. 162.

Итак, то, что мы называем навыками, везде относит­ся к приемам выполнения действий, а не к их цели и ус­ловиям. Автоматизация освобождает сознание от конт­роля над самим осуществлением моторных, сенсорных и интеллектуальных операций, из которых складывается действие.

В этом смысле исполнение действия становит­ся автоматическим. Но в поле сознания остаются и вы­двигаются на передний план цели, ради которых выпол­няется действие, и условия, в которых оно протекает, а также его результаты.

С этой точки зрения, исполнение действия становится более сознательным.

Таким образом, деятельность не включается, благо­даря обучению, в структуру навыков человека.

Наобо­рот, обучение приводит к тому, что навыки человека включаются в структуру его сознательной целенаправ­ленной деятельности.

Изменения, происходящие в структуре действий, благодаря автоматизации приемов их исполнения, не делают эти действия бессознательны­ми, а, наоборот, повышают сознательность действий в целом.

Компоненты действия
Состав действияДвигательное исполнениеСенсорный контрольЦентральное регулирование
Элементы действияУстранение ошибочных и лишних движенийРазвитие способности к выделению чувствен­ных ориентиров.Перемещение оценки на ре­зультаты и условия действия.
Сочетание элементовСовмещение одновре­менных движений.Формирование сенсор­ных синтезов — «профес­сиональных чувств».Слияние интеллектуальных операций в синтетические ак­ты — «интуиции».
Последовательность элементовОбъединение последо­вательных движений.Замена зрительного контроля — мускуль­ным — кинестетиче­ским.Предвосхищение следующих, элементов действия.

Теперь нам понятно, где кроется главная ошибка бихевиористов. Говоря о действии, они имеют ввиду толь­ко это действие само по себе, изолировано. Но сами дей­ствия являются способами осуществления деятельности.

При образовании навыка выполнение действия как си­стемы операций становится все менее сознательным. Зато выполнение действия как способа деятельности становится все более сознательным.

Меньшая созна­тельность действия означает одновременно большую его сознательность. Такова диалектика!

Источник: https://refdb.ru/look/1313949-p13.html

§4. Структура волевого действия

4. СТРУКТУРА ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА

Волевые действия по своей природе причинно обусловлены, возникают в процессе активного взаимодействия со средой – природной и социальной. Воля проявляется в действиях и поступках человека. Однако не все действия могут быть охарактеризованы как волевые. Со стороны активности многообразные действия человека можно разделить на импульсивные, привычные и волевые.

Импульсивные — действия, совершаемые непроизвольно и недостаточно контролируемые сознанием, и возникающие под влиянием непосредственно возникшей потребности, без ясной постановки цели, протекающие без осознанного волевого напряжения, без достаточного продумывания и осознания их последствий. Могут выражаться, например, в выкриках ученика на уроках, аффективных реакциях несдержанности и грубости по отношению к товарищам и старшим.

Привычные – действия, осуществляемые без напряжения и усилий, на основе сложившихся стереотипов, хорошо заученные, в которых сознательный контроль ослаблен, действия по шаблону, по инерции. Это, например, действия по выполнению письменных или устных домашних заданий, решению известной учебной задачи, действия по поддержанию определенного заведенного порядка.

Волевые действия характеризуются следующими особенностями: а) имеют целенаправленный характер; б) поставленная цель осознается (отражается во второй сигнальной системе, т.е. обозначается конкретными словами); в) на пути к цели преодолеваются внешние (внутренние) трудности.

Например, волевые действия школьника при подготовке домашних заданий, когда поставленная цель (выучить уроки), несмотря на внешние трудности (сложность материала, большое задание) и внутренние трудности (недомогание, нежелание готовить уроки и пр.

), доводится до конца, реализуется на практике.

Волевая активность человека имеет сложную психологическую структуру и включает отношение к внешним воздействия, мотивацию, сознательную саморегуляцию. В сложном волевом действии можно выделить несколько этапов.

I. Цель и стремление к ее достижению

Первоначальный момент всякого волевого действия — постановка цели. Цель – это желаемый, ожидаемый или предполагаемый результат действия человека. По выражению К. Маркса, она, «как закон, определяет способ и характер его действий» и ей «он должен подчинять свою волю» [См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. С. 189,1. 23.].

Цели личности формируются на основе целей общества и в соответствии со своим отношением к ним.

Волевая активность в значительной степени зависит от значимости цели (общественной и личной) для человека, ее ясности и доступности. Значимые, ясные и доступные цели стимулируют его к преодолению больших трудностей, помогают лучше наметить пути для ее достижения.

При трудных и далеких целях человек нередко ставит промежуточные задачи, которые помогают достигнуть главную. Каждая цель достигается им для удовлетворения какой-нибудь потребности. Осознанная потребность становится мотивом его действия, поэтому цели тесно связаны с мотивами, т.е.

с тем, ради чего достигается поставленная цель. Мотивы волевых действий человека – это внутренние причины, побуждающие его к деятельности. Чем большая близость между целью и мотивом или их совпадение, тем меньше волевых усилий требуется от личности.

Например, искупаться в реке (цель) в жаркий летний день, чтобы освежиться (мотив) не требует особых волевых усилий, так как мотив и цель совпадают.

Гораздо чаще в волевых действиях наблюдается несовпадение мотивов с целями деятельности и поэтому требуется больших волевых усилий для достижения цели.

Например, получение высшего образования как жизненная цель может обосновываться мотивами различной значимости (повысить образовательный и интеллектуальный уровень, получить профессию и улучшить материальное положение, повысить социальный статус, просто получить диплом о высшем образовании).

Выдвижение и принятие цели нередко протекает в процессе борьбы разных мотивов, которые могут быть либо равноценными, либо различными по силе. Происходит это по причине многообразия потребностей человека, возникающих одновременно.

Борьба между мотивами одинаковойсилы будет иметь место, когда хочется пойти в кино, театр и на прогулку. Примером борьбы различных по силе мотивов, где требуются большие волевые усилия, может служить выбор между подготовкой студента к занятиям и желанием пойти в кино.

Борьба мотивов на первом этапе волевого действия заканчивается принятием решения и постановкой определенной цели.

II этап. Осознание ряда возможностей и выборсредств (способов, путей) для достижения поставленной цели. Это существенный момент в волевом действии.

Он способствует отысканию наиболее рациональных способов выполнения разных по характеру и значимости целей при постоянно меняющихся условиях деятельности.

Выбор средств для достижения поставленной цели также сопровождается значительными волевыми усилиями, внутренним напряжением и борьбой мотивов, так как происходит с учетом нравственных факторов и не всегда согласуется с желаниями человека.

Поэтому в процессе этого этапа обязательно наличие трех подэтапов: 1) появление мотивов, подкрепляющих или опровергающих возможности (средства, способы) для достижения поставленной цели; 2) борьба мотивов и выбор способов деятельности на пути к цели; 3) принятие одной из возможностей в качестве версии.

III. Осуществление принятого решения. Постановка цели и выбор способов ее осуществления, при всей их важности, в волевом действии подготовительные этапы. Завершающим этапом является исполнение. Характерная черта этого этапа — наличие волевого усилия.

О воле человека судят именно по третьему этапу, так как без исполнения нет волевого действия. Исполнение дается ему в большинстве случаев труднее по сравнению с постановкой цели и выбором путей ее осуществления.

Одним нелегко начать исполнение, и они откладывают практическую реализацию принятых решений, другим трудно довести начатое до конца, третьи не могут ни на шаг отступить от принятых решений, несмотря на то, что при изменившейся ситуации выполнять их без коррекции уже неразумно, т.е.

не умеют регулировать свое поведение. В процессе исполнения человек с развитой саморегуляцией поведения может изменять не только намеченный план действий, но и первоначально принятую цель.

При оценке волевых действий людей и воли в целом исходят из двух их сторон: динамической и содержательной (мотивационной).

Люди с сильной волей характеризуются следующими особенностями: четкое осознание цели, стремление к ее достижению; возможности и мотивы, достаточные для осуществления цели; борьба мотивов и выбор обоснованный; выбор осуществляется быстро, решение интенсивное, осуществление – стойкое.

Проявление слабой воли является противоположным: неясность цели и слабое стремление к ее достижению, возможности и мотивы действий либо недостаточные, либо их мало. Борьба мотивов длительная и часто незавершенная. Человек находится в постоянном сомнении. Осуществление решения – нестойкое.

Мотив всегда выступает в качестве побудителя в деятельности. Важно учитывать, на что направлена активность человека, ради чего выбрано такое, а не иное поведение. Мотивация есть средство саморегуляции, самостимуляции, самоободрения.

Волевая активность в целом оценивается по следующим параметрам: направленность, сила, устойчивость, широта (см. табл.).

Источник: https://studfile.net/preview/1741834/page:68/

Структура действий человека

4. СТРУКТУРА ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА

Очевидно, что любое предметное действие, совер­шаемое человеком, складывается из определенных пред­метных движений, связанных в пространстве и времени. Так, например, действие — написание буквы «а» скла­дывается из зажимания ручки (карандаша) большим, указательным и средним пальцами, расположенными определенным образом по отношению к ручке и друг другу.

Далее — подъема ручки над бумагой и опускания на бумагу до соприкосновения с ней пера в определен­ном месте.

Затем — кругового движения пером слева — направо вверх и далее против часовой стрелки, останов­ки в исходной верхней точке, движения вниз по наклон­ной прямой, поворота направо при похождении до ниж­него уровня окружности и завершения дуговым движе­нием слева направо.

Анализ предметных движений человека показывает, что несмотря на внешнее многообразие, все они склады­ваются, как правило, из трех простых элементов — «взять», «переместить», «отпустить», плюс вспомога­тельные движения корпуса (наклоны, повороты) и ног (поднять, опустить, нажать, переместить).

В разных видах движений эти элементы отличаются своей траекторией, длительностью, силой, скоростью, темпом (числом повторений за определенное время) и тем, какими частями тела они выполняются. С точки зрения качества движения характеризуются точностью, меткостью, ловкостью и координированностью.

Кроме предметных движении, в деятельности чело­века участвуют движения, обеспечивающие установку и сохранение позы (стояние, сидение и т.д.),перемеще­ние (ходьба, бег и т. д.

),коммуникацию. К средствам последней относятсявыразительные движения (мимика и пантомимика), смысловыежесты, наконец,речевые движения.

В указанных типах движений, кроме рук и ног, уча­ствуют мышцы корпуса и лица, гортань, ые связ­ки и др.

Таким образом, освоение любого действия заключа­ется вовладении определенной системой движении.

Именно этот факт подчеркивают бихевиористы, ког­да утверждают, что любое научение можно свести к ус­воению определенных двигательных реакций.

Но мы не остановимся на этом общем факте, а поставим следующий вопрос:

Какой системой, каких движений? Анализ показывает, что это зависит отцели дейст­вия,свойств предмета, на который оно направлено, и условий действия.

Так, например, чтобы взять стакан, надо строить движения иначе, чем чтобы взять карандаш. Ходьба на лыжах требует иного построения движений, чем ходьба пешком. Перемещение тяжелого груза определяет иную работу мышц, чем перемещение легкого пакета. Забива­ние большого гвоздя к потолку, требует иной системы движений, чем прибивание его к полу.

Во всех этих примерах цель действия зачастую та же, нообъекты его различны. И это различие объектов обуславливает разную структуру движений и мышечной деятельности. Исследования выдающихся советских фи­зиологов П. К. Анохина, Н. А. Бернштейна Э. А.

Астратьяна показали, что работа мышцуправляется не только не­посредственной задачей движения, но всегда иусловия­ми, в которых оно осуществляется. Мышцы «подстраи­вают» свою активность к величине поднимаемой тяже­сти, сопротивлению отталкиваемого предмета, силе от­дачи в рычагах суставов и т.д.

так, чтобы обеспечить заданное направление и скорость движений.

Вместе с тем, выполнение движения непрерывно контролируется и корректируется сопоставлением его результатов с конечной целью действия. Больные, у ко­торых нарушены такой контроль и корректировка, ока­зываются неспособны успешно выполнять даже самые простые действия.

Они все время «промахиваются» ми­мо стакана, когда пытаются взять его со стола. Пытаясь напиться, проносят стакан мимо рта и не могут поста­вить его на указанное место. Они садятся мимо стульев, режут ножом пальцы вместо хлеба, неспособны провес­ти черту, придерживаясь строчки и т. д.

Каким же образом происходит этот контроль?

Здесь многое еще неясно. Бесспорно лишь одно — что это происходит с помощью органов чувств (зрения, слуха, мышечного чувства и т. д.).

Роль сенсорного контроля движений хорошо иллю­стрируется опытами, в которых испытуемый должен очертить контур геометрической фигуры — например, шестиконечной звезды, глядя на ее отражение в зерка­ле.

Как правило, это сначала никак не удается сделать безошибочно, потому что движения карандаша, кото­рые человек видит в зеркале, направлены в сторону, противоположную той, в которую движется его рука.

Только по мере тренировки испытуемый научается ис­пользовать данные зрения и правильно координировать их с движениями руки.

Еще интереснее с этой точки зрения опыты А. Хелда. В них испытуемому надевали призматические очки, ко­торые искажали положение предметов, их форму и тра­екторию движений руки по сравнению с действительно­стью.

Оказалось, что в этом случае человек совершенно теряет способность правильно управлять своими движе­ниями (брать предметы, касаться их, ставить на задан­ноеместо и т. д.). Лишь после длительной тренировки он научился корректировать эти искажения.

Если же зрительные сигналы еще запаздывали примерно на 0,27 секунды, то адаптации к искажениям не удавалось до­стичь уже никакой тренировкой.

Отсюда видно, что управление движениями осуще­ствляется по принципуобратной связи. Каналом этой связи служат органы чувств, а источниками информа­ции — определенные воспринимаемые признаки предметов и движений, которые играют рольориентиров дей­ствия.

Такую форму обратной связи П. К. Анохин назвал обратной афферентацией.

Из сказанного уже видна главная ошибка бихевиористов. Освоение любого действия не ограничивает­ся овладением способами выполнения определенной си­стемы движений.

Оно необходимо включает в себяос­воение способов сенсорного контроля и корректировки движений в соответствии с их текущими результатами и свойствами объектов действия.

Основой этого процес­са являетсяусвоение чувственных ориентиров, инфор­мирующих мозг о состоянии внешней среды, протекании в ней движения и его результатах.

Так кузнец соразмеряет силу удара молота со сте­пенью нагрева поковки, определяя ее на глаз по цвету раскаленного металла. Плотник — силу нажима на ру­банок и скорость движения им соразмеряет с меняю­щимся мускульным ощущением сопротивления дерева.

Крановщик проводит груз по сложной и наиболее вы­годной траектории, координируя ее строго соразмерны­ми и беспрерывными движениями рук и ног под контро­лем зрения.

Шофер, тормозя машину, координирует силу нажатия на тормоз со скоростью движения, состоя­нием дороги, весом машины и т. д.

Отсюда становится ясно, почемуознакомление с чув­ственными ориентирами исообщение информации о ре­зультатах улучшали освоение действия в опытах, кото­рые упоминались в § 2.

Все эти ориентиры, однако, определяют движения не сами по себе, а в соответствии сцелью действия.

Так, например, использование циркуля для вычерчи­вания кругов и для измерения отрезков требуют разных систем движений. Движения карандашом при написа­нии буквы «а» иные, чем при написании буквы «о». Си­стема движений опоздавшего пассажира, который бе­жит за автобусом, никак не устроит бегуна, собирающе­гося побить рекорд.

Во всех этих случаях мы имеем те же объекты дей­ствий (циркуль, карандаш, бумагу) или даже те же дей­ствия (бег). Но цели этих действий различны и поэтому различны системы движений, из которых они склады­ваются,

Таким образом, структура движений, из которых со­стоит действие, в конечном счетеуправляется и регули­руется его целью. Именно с точки зрения цели оценива­ются результаты выполняемых движений и производит­ся их корректировка. Именноцель действия определяет, какие свойства и состояния вещей становятся ориенти­рами его выполнения, контроля и коррекции.

Но целью у человека чаще всего является то, что в данный момент отсутствует. Следовательно, она каким-то образом, представлена в мозгу моделью, нервными связями или иным способом. Именно с этой моделью желаемого будущего сопоставляются результаты дей­ствия. Она управляет рисунком движений и корректи­рует его.

Отсюда ясно, почему знание цели и влечение к ней способствует освоению действия. Но отсюда же следует и еще один, куда более важный, принципиальный вывод.

Источник: https://studopedia.org/4-27446.html

4. СТРУКТУРА ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА : Очевидно, что любое предметное действие, совершаемое человеком,

4. СТРУКТУРА ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА

Очевидно, что любое предметное действие, совершаемое человеком, складывается из определенных предметных движений, связанных в пространстве и времени. Так, например, действие — написание буквы «а» складывается из зажимания ручки (карандаша) большим, указательным и средним пальцами, расположенными определенным образом по отношению к ручке и друг другу.

Далее — подъема ручки над бумагой и опускания на бумагу до соприкосновения с ней пера в определенном месте.

Затем — кругового движения пером слева — направо вверх и далее против часовой стрелки, остановки в исходной верхней точке, движения вниз по наклонной прямой, поворота направо при похождении до нижнего уровня окружности и завершения дуговым движением слева направо.

Анализ предметных движений человека показывает, что несмотря на внешнее многообразие, все они складываются, как правило, из трех простых элементов — «взять», «переместить», «отпустить», плюс вспомогательные движения корпуса (наклоны, повороты) и ног (поднять, опустить, нажать, переместить).

В разных видах движений эти элементы отличаются своей траекторией, длительностью, силой, скоростью, темпом (числом повторений за определенное время) и тем, какими частями тела они выполняются. С точки зрения качества движения характеризуются точностью, меткостью, ловкостью и координированностью.

Кроме предметных движении, в деятельности человека участвуют движения, обеспечивающие установку и сохранение позы (стояние, сидение и т.д.), перемещение (ходьба, бег и т. д.), коммуникацию. К средствам последней относятся выразительные движения (мимика и пантомимика), смысловые жесты, наконец, речевые движения.

В указанных типах движений, кроме рук и ног, участвуют мышцы корпуса и лица, гортань, ые связки и др. Таким образом, освоение любого действия заключается в овладении определенной системой движении. Именно этот факт подчеркивают бихевиористы, когда утверждают, что любое научение можно свести к усвоению определенных двигательных реакций.

Но мы не остановимся на этом общем факте, а поставим следующий вопрос: Какой системой, каких движений? Анализ показывает, что это зависит от цели действия, свойств предмета, на который оно направлено, и условий действия. Так, например, чтобы взять стакан, надо строить движения иначе, чем чтобы взять карандаш.

Ходьба на лыжах требует иного построения движений, чем ходьба пешком. Перемещение тяжелого груза определяет иную работу мышц, чем перемещение легкого пакета. Забивание большого гвоздя к потолку, требует иной системы движений, чем прибивание его к полу. Во всех этих примерах цель действия зачастую та же, но объекты его различны.

И это различие объектов обуславливает разную структуру движений и мышечной деятельности. Исследования выдающихся советских физиологов П. К. Анохина, Н. А. Бернштейна Э. А. Астратьяна показали, что работа мышц управляется не только непосредственной задачей движения, но всегда и условиями, в которых оно осуществляется. Мышцы «подстраивают» свою активность к величине поднимаемой тяжести, сопротивлению отталкиваемого предмета, силе отдачи в рычагах суставов и т.д. так, чтобы обеспечить заданное направление и скорость движений.

Вместе с тем, выполнение движения непрерывно контролируется и корректируется сопоставлением его результатов с конечной целью действия.

Больные, у которых нарушены такой контроль и корректировка, оказываются неспособны успешно выполнять даже самые простые действия. Они все время «промахиваются» мимо стакана, когда пытаются взять его со стола. Пытаясь напиться, проносят стакан мимо рта и не могут поставить его на указанное место. Они садятся мимо стульев, режут ножом пальцы вместо хлеба, неспособны провести черту, придерживаясь строчки и т. д. Каким же образом происходит этот контроль? Здесь многое еще неясно. Бесспорно лишь одно — что это происходит с помощью органов чувств (зрения, слуха, мышечного чувства и т. д.). Роль сенсорного контроля движений хорошо иллюстрируется опытами, в которых испытуемый должен очертить контур геометрической фигуры — например, шестиконечной звезды, глядя на ее отражение в зеркале. Как правило, это сначала никак не удается сделать безошибочно, потому что движения карандаша, которые человек видит в зеркале, направлены в сторону, противоположную той, в которую движется его рука. Только по мере тренировки испытуемый научается использовать данные зрения и правильно координировать их с движениями руки. Еще интереснее с этой точки зрения опыты А. Хелда. В них испытуемому надевали призматические очки, которые искажали положение предметов, их форму и траекторию движений руки по сравнению с действительностью. Оказалось, что в этом случае человек совершенно теряет способность правильно управлять своими движениями (брать предметы, касаться их, ставить на заданное место и т. д.). Лишь после длительной тренировки он научился корректировать эти искажения. Если же зрительные сигналы еще запаздывали примерно на 0,27 секунды, то адаптации к искажениям не удавалось достичь уже никакой тренировкой. Отсюда видно, что управление движениями осуществляется по принципу обратной связи. Каналом этой связи служат органы чувств, а источниками информации — определенные воспринимаемые признаки предметов и движений, которые играют роль ориентиров действия. Такую форму обратной связи П. К. Анохин назвал обратной афферентацией. Из сказанного уже видна главная ошибка бихевиористов. Освоение любого действия не ограничивается овладением способами выполнения определенной системы движений. Оно необходимо включает в себя освоение способов сенсорного контроля и корректировки движений в соответствии с их текущими результатами и свойствами объектов действия. Основой этого процесса является усвоение чувственных ориентиров, информирующих мозг о состоянии внешней среды, протекании в ней движения и его результатах. Так кузнец соразмеряет силу удара молота со степенью нагрева поковки, определяя ее на глаз по цвету раскаленного металла. Плотник — силу нажима на рубанок и скорость движения им соразмеряет с меняющимся мускульным ощущением сопротивления дерева. Крановщик проводит груз по сложной и наиболее выгодной траектории, координируя ее строго соразмерными и беспрерывными движениями рук и ног под контролем зрения. Шофер, тормозя машину, координирует силу нажатия на тормоз со скоростью движения, состоянием дороги, весом машины и т. д. Отсюда становится ясно, почему ознакомление с чувственными ориентирами и сообщение информации о результатах улучшали освоение действия в опытах, которые упоминались в § 2. Все эти ориентиры, однако, определяют движения не сами по себе, а в соответствии с целью действия. Так, например, использование циркуля для вычерчивания кругов и для измерения отрезков требуют разных систем движений. Движения карандашом при написании буквы «а» иные, чем при написании буквы «о». Система движений опоздавшего пассажира, который бежит за автобусом, никак не устроит бегуна, собирающегося побить рекорд. Во всех этих случаях мы имеем те же объекты действий (циркуль, карандаш, бумагу) или даже те же действия (бег). Но цели этих действий различны и поэтому различны системы движений, из которых они складываются, Таким образом, структура движений, из которых состоит действие, в конечном счете управляется и регулируется его целью. Именно с точки зрения цели оцениваются результаты выполняемых движений и производится их корректировка. Именно цель действия определяет, какие свойства и состояния вещей становятся ориентирами его выполнения, контроля и коррекции. Но целью у человека чаще всего является то, что в данный момент отсутствует. Следовательно, она каким-то образом, представлена в мозгу моделью, нервными связями или иным способом. Именно с этой моделью желаемого будущего сопоставляются результаты действия. Она управляет рисунком движений и корректирует его.

Отсюда ясно, почему знание цели и влечение к ней способствует освоению действия. Но отсюда же следует и еще один, куда более важный, принципиальный вывод.  

Источник: https://bookucheba.com/pedagogicheskaya-psihologiya-knigi/struktura-deystviy-cheloveka-22593.html

Виды действий и их психологическая структура

4. СТРУКТУРА ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА

⇐ ПредыдущаяСтр 8 из 28Следующая ⇒

В психологии выделяют четыре разновидности действия. Действия — это единицы деятельности, своеобразные шаги деятельности.

1. Рефлекторное действие.

Рефлекторное действие — это движение, которое совершается в ответ на изменение внешней среды. Есть некоторое внешнее воздействие, на которое индивид отвечает изменением состояния мышц.

Например, если перед лицом человека случайно взмахнуть рукой, он моргнёт. Это — рефлекторное действие, здесь нет цели, нет программы. Процесс осуществляется автоматически, машинообразно.

По этому же принципу строятся и инстинктивные действия. Фактически, это один вид действия.

2. Аффективное действие.

Аффективное действие — от слова аффект, под которым в данном случае понимается высшая степень эмоционального проявления. Аффективное действие возникает в результате изменения внутренней среды организма в результате нужды в каких-то условиях жизни.

Это внутреннее состояние разряжается во внешних движениях, которые ни на что не направлены. Значительная часть двигательной активности младенца до года соответствует именно этой категории действий.

В период переживания острых эмоциональных переживаний также имеют место аффективные действия, которые не осознаются и не имеют цели. Они совершаются автоматически, машинообразно. Строго говоря ни рефлекторное, ни аффективное действие действиями, как таковыми не являются.

Поэтому в психологии часто используют другие понятия: понятие рефлекс и аффект. Условно говоря, настоящее действие называется в психологии произвольным.

3. Произвольное действие.

Произвольное действие начинается с потребности в каких-то условиях жизни, которая выступает как разность потенциалов или внутреннее напряжение. Они выражают нужду человека в каких-то условиях жизни, как физических или биологических, так и социальных.

Потребности определяются в конкретных ситуациях. Этот процесс называется опредмечивание потребности. Нужда находит свой предмет и преобразуется в новое образование, которое в психологии называют мотив.

Согласно определению, мотив — это причина действия, это то, ради чего действие совершается.

Мотив в свою очередь приводит к постановке цели, под которой понимают ожидаемый и прогнозируемый результат действия. Его пока ещё нет, но он виртуально присутствует и не только присутствует, но и направляет взаимодействие человека с окружающей действительностью. Вектор мотив — цель является центральным образованием произвольного действия.

Это как бы ядро действия. Цель в свою очередь актуализирует программу выполнения действия. В этой программе зафиксированы конкретные шаги: что необходимо сделать, чтобы достичь цели. Реализация же программы осуществляется с помощью средств и способов выполнения действия. Средства — это инструменты действия или орудия действия.

Способы — это конкретные операции или процедуры изменения наличной ситуации. Обратите внимание, что и средства и способы выполнения действия могут быть как внешними, так и внутренними. В качестве средства может выступить топор или молоток, а может и таблица умножения или правило грамматики. То же самое относится к способам.

Способы могут быть внешними, требующими мышечных усилий, но могут быть ми внутренними: манипулирование с образами, виртуальное изменение ситуации и многое другое. Применение средств и способов приводит к результату действия. Результат действия — это всегда реальные преобразования самой ситуации.

В психологии различают основной и побочный результат действия. Основной результат — это тот, который так или иначе представлен в цели человека. Побочный результат в цели не представлен и не осознаётся. Он возникает в силу того, что всё в окружающей нас действительности тесно связано друг с другом.

Благодаря этой взаимосвязи достаточно что-то поменять в действительности, чтобы вызвать целую цепочку изменений: R1, R2, R3 и т.д. Эти изменения, как правило, не осознаются. Известный вам знаток русской словесности Виктор Степанович Черномырдин сказал в своё время гениальную фразу: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Хотели — достигнуть поставленной цели, которая соотносилась с основным результатом, но последствия основного результата не просчитываются, поэтому и получается «как всегда». Получается хуже, чем хотелось первоначально.

В психологии соотношение основного и побочных результатов играет очень большую роль. то, что называют творческим процессом или открытием оказывается обнаружением человеком побочных продуктов своей деятельности. То, что раньше не осознавалось, в какой-то момент становится осознаваемым и знаемым.

В процессе реализации действия человек получает информацию о самом процессе реализации. Эта информация называется обычно обратной связью. Благодаря этой информации человек имеет возможность корректировать средства и способы своего действия, а также программу выполнения действия.

Если в силу каких-то обстоятельств основной результат не достигается или достигается не полностью, человек меняет средства и способы достижения цели. Если это не помогает, он изменяет программу достижения цели. Если при изменении программы цель всё равно не достигается, то возможно изменение самой цели.

В крайнем случае может измениться мотив, но потребность изменить невозможно. Потребность всё равно заставит вас так или иначе выстраивать соответствующее действие. Обратите внимание на оборот речи, который я использовал: выстроить действие.

Человек действительно выстраивает и каждый раз по-новому соответствующие цепочки процессов. Действие строится.

Произвольное действие считается осознанным и критерий здесь один: осознание цели. Достаточно осознать цель, чтобы признать всё действие осознаваемым, хотя в действительности многие компоненты действия могут не осознаваться. Потребность, как правило, не осознаётся, мотивы — 50 на 50, не всегда осознаётся программа, часто не осознаются средства и способы выполнения действия.

4. Волевое действие.

Волевое действие по своей структуре напоминает произвольное, но имеет ещё более сложный вид. Также как и произвольное действие, оно начинается с потребности, которая развёртывается в определённой ситуации.

Потребность как бы встречается с ситуацией, опредмечивается, а вот здесь самое существенное: в результате этой встречи возникает не один мотив, а по крайней мере два.

Они носят альтернативный или конкурентный характер: M1 и M2.

Вам необходимо сохранить деньги от инфляции. Вы можете понести эти деньги в Сбербанк и получить маленький процент, но высокую надёжность. Вы можете отнести деньги в незнакомый коммерческий банк, получить высокий процент и небольшую уверенность, что деньги свои вы вернёте. Это — альтернативные мотивы.

Куда вложить деньги, как сохранить? Как правило, совершается либо выбор одного из мотивов, либо мотивы объединяются в некоторое более сложное целое и управляют развёртыванием действия. Выбор мотива получил название: процесс принятия решения. Выбрав мотив, мы получаем вектор в виде цели и здесь соотношение мотива и цели оказывается главным, определяющим в структуре действия, т.е.

приводят к формированию программы, а программа актуализирует средства и способы выполнения действия.

Здесь мы встречаемся с ещё одним новым элементом. Это препятствие на пути к достижению цели. Преодоление или попытка преодоления препятствия является второй характерной особенностью совершения волевого действия.

Очевидно, что наряду с основным результатом здесь также имеют место побочные результаты R1, R2, R3.

Также, как и в случае с произвольным действием существует обратная связь, которая позволяет контролировать процесс осуществления действия.

Ещё раз: в волевом действии появляются два новых принципиальных момента:

Во-первых — борьба мотивов, которая заканчивается принятием решения.

Во-вторых — преодоление препятствия или тенденция к преодолению препятствия. Препятствие может быть физическим, внешним. Например, кто-то закроет дверь аудитории и мы не сможем выйти отсюда. Попытка выйти будет расцениваться, как проявление волевого действия. Препятствие может быть и внутренним или идеальным. Это, например, нравственные нормы, через которые мы не можем переступить.

Волевое действие осознаётся, для этого достаточно осознания цели, однако в целом уровень осознания волевого действия выше, чем произвольного. Во всяком случае, в волевом действии, как правило, осознаются мотивы, процесс принятия решения, средства и способы достижения цели.

Исходя из такого понимания волевого действия строится и само определение воли. Волю определяют как состояние человека, которое позволяет ему выполнить намеченное действие вопреки мешающим обстоятельствам.

Обратите внимание, что здесь воля попадает в разряд состояний, но воля очень часто оказывается личностной характеристикой, образует стержень характера человека. Если состояния связаны с ситуацией, то личностные характеристики всегда надситуативны, т.е.

они проявляются в самых различных ситуациях. С волевым действием связаны известные черты характера: решительность, упрямство, целенаправленность и др.

Выготский, описывая борьбу мотивов, показывал, что животные при альтернативных мотивах не могут принять решения (притча о буридановом осле). Осёл не может выполнить волевой акт. Волевой акт — прерогатива только человека.

Выготский показывает, что в тех случаях, когда человек оказывается в затруднении и самостоятельно не может выбрать мотив, он либо обращается к другим людям, либо — и это в духе Выготского — бросает монетку: орёл или решка? — и в зависимости от расклада монеты строит волевое действие.

Как вы думаете, что случится, если человек в силу каких-то обстоятельств не может принять решение? Или опять же в силу каких-то обстоятельств не может преодолеть препятствие? В этом случае волевое действие, начавшись как волевое, превращается в аффективное действие.

Человек начинает материться, напряжение-то есть! Ситуации его удовлетворения нет, мотив не сформирован, напряжение мощнейшее, всё готово для того, чтобы запустить, выстроить действие — и вот из него выливается всё, что он знает! Либо он начинает крушить всё вокруг, бить посуду, совершать неосознаваемые аффективные действия.

Аффективные действия ни на что не направлены. Это, в вульгарной форме, размахивание руками или шевеление воздуха — больше ничего!

⇐ Предыдущая3456789101112Следующая ⇒

Date: 2015-07-17; view: 476; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/2-113374.html

Тема 4. Деятельность человека, ее основные формы — Обществознание

4. СТРУКТУРА ДЕЙСТВИЙ ЧЕЛОВЕКА

Деятельность – способ отношения человека к внешнему миру, состоящий в преобразовании и подчинении его целям человека.

Деятельность человека имеет определенное сходство с активностью животного, но отличается творческо-преобразующим отношением к окружающему миру.

Мотив – совокупность внешних и внутренних условий, вызывающих активность субъекта и определяющих направленность деятельности. В качестве мотивов могут выступать: потребности; социальные установки; убеждения; интересы; влечения и эмоции; идеалы.

Цель деятельности – это осознанный образ того результата, на достижение которого направлено действие человека. Деятельность состоит из цепи действий. Действие – это процесс, направленный на реализацию поставленной цели.

Деятельность людей развертывается в различных сферах жизни общества, ее направленность, содержание, средства бесконечно разнообразны.

Виды деятельности, в которые неизбежно включается каждый человек в процессе своего индивидуального развития: игра, общение, учение, труд.

Игра – это особый вид деятельности, целью которого не является производство какого-нибудь материального продукта, а сам процесс – развлечение, отдых.

Характерные черты игры: происходит в условной ситуации, которая, как правило, быстро меняется; в ее процессе используются так называемые замещающие предметы; нацелена на удовлетворение интереса ее участников; способствует развитию личности, обогащает ее, вооружает необходимыми навыками.

Общение – это вид деятельности, при котором происходит обмен идеями и эмоциями. Часто его расширяют, включая обмен иматериальными предметами. Этот более широкий обмен представляет собой коммуникацию [материальную или духовную (информационную)].

Существует несколько классификаций общения.

В современной науке существует несколько подходов по вопросу связи между деятельностью и общением:

– общение – это элемент любой деятельности, а деятельность – необходимое условие общения, между ними можно поставить знак равенства;

– общение – один из видов деятельности человека наряду с игрой, трудом и т. д.;

– общение и деятельность – это разные категории, две стороны социального бытия человека: трудовая деятельность может протекать и без общения, а общение может существовать без деятельности.

Учение – это вид деятельности, целью которого является приобретение человеком знаний, умений и навыков.

Учение может быть организованным (осуществляется в образовательных учреждениях) и неорганизованным (осуществляется в других видах деятельности как их побочный, дополнительный результат).

Учение может приобрести характерсамообразования.

По вопросу, что такое труд, существует несколько точек зрения:

– труд – это любая сознательная деятельность человека. Там, где есть взаимодействие человека с окружающим миром, можно говорить о труде;

– труд – один из видов деятельности, но далеко не единственный.

Труд – это вид деятельности, которая направлена на достижение практически полезного результата.

Характерные черты труда: целесообразность; нацеленность на достижение запрограммированных, ожидаемых результатов; наличие мастерства, умений, знаний; практическая полезность; получение результата; развитие личности; преобразование внешней среды обитания человека.

В каждом виде деятельности ставятся специфические цели, задачи, используется особый арсенал средств, операций и методов для достижения поставленных целей. Вместе с тем ни один из видов деятельности не существует вне взаимодействия друг с другом, что обусловливает системный характер всех сфер общественной жизни.

Основные классификации деятельности

По объектам и результатам (продуктам) деятельности – создание материальных благ или культурных ценностей.

Творчество – это вид деятельности, порождающей нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее (например, новая цель, новый результат или новые средства, новые способы их достижения).

Творчество – это компонент какой-либо деятельности человека и самостоятельная деятельность (например, деятельность ученых, изобретателей, писателей и т. д.).

Современная наука признает, что любой человек в той или иной мере обладает способностями к творческой деятельности. Однако способности могут развиваться или пропасть. Поэтому необходимо овладевать культурой, языком, знаниями, осваивать способы творческой деятельности, ее важнейшие механизмы.

Важнейшие механизмы творческой деятельности

– Комбинирование, варьирование уже имеющихся знаний.

– Воображение – способность создавать новые чувственные или мыслительные образы в сознании.

– Фантазия (гр. phantasia – психический образ, плод воображения) – характеризуется особой силой, яркостью и необычностью создаваемых представлений и образов.

– Интуиция (лат. intueri – пристально смотреть) – знание, условия получения которого не осознаются.

Таким образом, деятельность является способом существования людей и характеризуется следующими чертами:

– сознательный характер – человек сознательно выдвигает цели деятельности и предвидит ее результаты;

– продуктивный характер – направлена на получение результата (продукта);

– преобразующий характер – человек изменяет окружающий мир и самого себя;

– общественный характер – человек в процессе деятельности, как правило, вступает в разнообразные отношения с другими людьми.

Образец задания

B3. Установите соответствие между видами деятельности и их проявлениями: к каждой позиции, данной в первом столбце, подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Запишите в таблицу выбранные цифры, а затем получившуюся последовательность цифр перенесите в бланк ответов (без пробелов и каких-либо символов).

Ответ: 22121.

Источник: https://www.sites.google.com/site/obsestvoznaniesch88omsk/home/ucebn/celovek/tema-4-deatelnost-celoveka-ee-osnovnye-formy

Book for ucheba
Добавить комментарий