4. ЗАПАДНОЕ ЧЖОУ: ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО

Конспект

4. ЗАПАДНОЕ ЧЖОУ: ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО

Ключевые слова конспекта: Государство Западного Чжоу, чжухоу, Государство Восточного Чжоу, Пин-ван, хуася.

Государство Западного Чжоу — в соответствии с китайской исторической традицией древнекитайское государство (1122— 770 г. до н. э,).

             Государство Шан было окружено враждебными племенами, с которыми оно вело постоянные войны. Затяжные войны ослабили шанцев и стали в конечном счете одной из причин их гибели.

Согласно ортодоксальной письменной традиции, в конце XII в. до н, э. шанцы были покорены уже давно угрожавшими им с запада племенем Чжоу.

Их считают пришельцами из районов, сопредельных с Тибетом, но затем они влились в общекитайский этнос.

Столицей завоевателей стал г. Хао в нижнем течении р. Вэйхэ, притока Хуанхэ. В отличие от войн Шан-Иньской эпохи, носивших характер вооруженных набегов, походы чжоусцев с самого начала имели целью захват новых территорий, перекачивание из них рабочей силы.

             Западное Чжоу по структуре представляло собой весьма рыхлое и этнически пестрое государственное образование, в котором местные владетели были обязаны данью и военной помощью верховному чжоускому правителю, но автономно управляли выделенными им областями. Титул ван был унаследован верховными царями Чжоу от шанцев.

Местные владетели (чжухоу) обладали собственным аппаратом власти, осуществляли административное управление подвластным населением, но на их владения распространялась ванская юрисдикция и уполномоченные вана следили за изъятием части их доходов (особенно зерна) в пользу казны. Неугодных чжухоу ван сменял.

Хотя предоставление земли ван называл «дарением», пожалованная земля не становилась собственностью этого лица. Передавались лишь права на доходы с этих земель, а при вступлении на трон нового правителя эти акты должны были возобновляться.

Лишь со временем должностные земли становились наследственными, но в любом случае их передача требовала формального утверждения ваном.

Существовали и царско-храмовые хозяйства, к работе в этих хозяйствах привлекалось и свободное общинное население в порядке несения повинности, и рабы. Вообще армия как орудие насилия государства выполняла еще и функцию принуждения к труду порабощенных военнопленных.

В Западном Чжоу прекращаются регулярные массовые жертвоприношения и ритуальные погребения рабов, столь характерные для шанской эпохи.

Борьба против человеческих жертвоприношений еще долго и с переменным успехом будет вестись в древнем Китае, но показательно, что первый протест против этого кровавого обычая история связывает с покорителем шанцев и основателем чжоуской государственности Чжоугуном, дух которого, как передает традиция, «не принимал человеческих жертвоприношений». Но гуманизм здесь отсутствует, а есть экономическая целесообразность.

Несмотря на то, что ученые совместили в некоторых деталях археологические находки и исторические хроники, некоторые исследователи считают, что единственный достоверно датируемый исторический факт периода Западного Чжоу относится к его падению в 771 г. до н. э.

 Государство Восточного Чжоу

Государство Восточного Чжоу — древнекитайское государство-наследник Западного Чжоу (770~25б гг, до н. э.). В VIII в. до н. э.

под напором непрекращающихся вторжений кочевых племен из Центральной Азии чжоусцы стали покидать свои исконные земли в бассейне р. Вэйхэ, В 771 г. до н. э.

войско царя Ю было разбито кочевниками, сам он попал в плен, после чего его сын Пин перенес столицу на восток. Этим событием традиционная китайская историография начинает эпоху Восточного Чжоу.

Закрепившись на востоке страны, Пин-ван образовал здесь небольшое государство со столицей в г. Лои. К этому времени, согласно традиционной историографии, на территории Китая существовало около 200 царств, которые ряд исследователей, не без основания, относят к категории городов-государств.

Среди царств, рассеянных в это время в бассейне среднего и нижнего течения Хуанхэ на Великой Китайской равнине, одни относили себя к потомкам чжоусцев, другие — шанцев.

Но все они признавали над собой верховную власть чжоуского вана, провозглашаемого Сыном Неба, и считали себя «срединными царствами» (чжунго) мира — средоточием Вселенной.

Распространившаяся в это время ритуально-магическая концепция чжоуского вана как Сына Неба была связана с культом Неба — верховного божества, зародившимся в Китае вместе с чжоуской государственностью.

Хотя Восточно-Чжоуское царство в это время было отнюдь не самым крупным и далеко не самым сильным в военном отношении, но именно оно являлось своего рода связующим единством «чжоуского мира» в силу освященного традицией представления о сакральном характере власти его правителей.

Чжоуская цивилизация восприняла и развила важные достижения шаниньской культуры (прежде всего иероглифическое письмо и технику бронзолитейного производства). Появляются новые типы наступательного оружия, прежде всего стрелкового.

Так, в царстве Чу изобретается мощный арбалет с бронзовым спусковым механизмом, конструкция которого требовала использования для его изготовления бронзы высшего качества.

Эта эпоха была апогеем мощи колесничного войска, вождение колесницы входит в число шести высших видов искусства чжоуской аристократии.

Правители царств широко практикуют раздачу земли за службу, что, в частности, означало переуступку прав на получение поступлений от общин. В связи с разложением общинной собственности во многих царствах прекратились общинные переделы земли, которая наследственно закреплялась за отдельными семьями.

Это вызвало изменение всей системы изъятия государством прибавочного продукта у основной массы производителей. Система коллективной обработки общиной части ее полей в пользу царя была заменена зерновым налогом (обычно в одну десятую урожая) с поля каждой семьи.

По сути это и было началом регулярного налогообложения земледельцев, что повлияло на характер общинных органов самоуправления.

На территории «срединных царств» шел процесс формирования этнокультурной общности хуася, в ходе которого возникает представление об исключительности и культурном превосходстве хуася над всей остальной мировой периферией. Причем в этой этноцентрической модели ойкумены на первый план выдвигаются не этноразличительные, а культурно-различительные признаки.

В середине I тыс. до н. э.

политическая карта древнего Китая кардинальным образом меняется: от двухсот государственных образований остается менее тридцати, среди которых выделяются семь сильнейших — Цинь, Янь и Чу, относящиеся к числу периферийных, а также Вэй, Чжао, Хань и Ци — крупнейшие из срединных царств. Непримиримая борьба между ними за преобладание и господство в Поднебесной становится определяющим фактором политической истории древнего Китая в последующий период — V—III вв. до н. э., — вошедший в традицию под названием «Сражающиеся царства», который завершается в 221 г. до н. э.

сражающиеся царства

Это конспект по теме «Государства Чжоу». Выберите дальнейшие действия:

Источник: https://uchitel.pro/%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D1%87%D0%B6%D0%BE%D1%83/

Китай. Период Западного Чжоу

4. ЗАПАДНОЕ ЧЖОУ: ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО

Союз “городов” Шан был окружен враждебными племенами, с которыми он вел постоянные войны. Агрессивность шанцев вызывала ответные действия племен. Затяжные войны с ними ослабили шанцев и стали в конечном счете одной из причин их гибели.

Согласно ортодоксальной письменной традиции, в конце XII в. до х.э. (1122 г. до х.э.

) шанцы были покорены уже давно угрожавшими им с запада, вероятно родственными им, чжоусцами, у которых интенсивно шел процесс государствообразования – очевидно, не без воздействия со стороны иньской цивилизации.

Ранняя история чжоусцев, по традиции, связана с землями в бассейне р. Вэйхэ (приток Хуанхэ), хотя, по-видимому, чжоуские племена пришли сюда из более западных районов. Здесь они в первой половине II тысячелетия до х.э.

занимались скотоводством и ранними формами земледелия. По некоторым данным можно полагать, что во второй половине II тысячелетия до х.э.

чжоусцы были знакомы с литьем бронзы, а возможно, и с письменностью местного происхождения.

Процесс формирования этнического состава чжоусцев был весьма сложным. Хотя впоследствии они влились в общекитайский этнос, некоторые полагают, что они первоначально относились по языку к тибето-бирманцам.

По-видимому, с середины II тысячелетия до х.э. имело место медленное просачивание чжоусцев на восток, в частности на территорию, подвластную шанцам.

Чжоусцы находились то в дружественных, то во враждебных отношениях с шанцами, от которых откупались “зданью” людьми.

Возглавив антишанский военный союз, чжоусцы наголову разбили в знаменитой битве при Муе (в Хэнани) войска иньской коалиции и вскоре подчинили своей власти обширную территорию в бассейне верхнего и среднего течения Хуанхэ. Столицей завоевателей стал город Хао в нижнем течении р. Вэйхэ (в Шэньси).

Период с 1122 по 770 г. до х.э. китайская историческая традиция относит ко времени древнекитайского государства Западное Чжоу.

В отличие от войн Шан-Иньской эпохи, носивших характер вооруженных набегов, походы чжоусцев с самого начала имели целью захват новых территорий, перекачивание из них рабочей силы.

Показательно обращение к войскам перед битвой в Муе чжоуского предводителя, ставшего затем первым западночжоуским монархом под именем У-вана (“Воинственного царя”): “Вперед, бравые воины! Не убивайте тех, кто сдастся, пусть потрудятся на наших западных полях!” (“Шуцзин”).

Пафос великодержавности звучит в строфах раннечжоуской оды из “Книги песен” (“Шицзина”): “Широко кругом простирается небо вдали, но нету под небом ни пяди нецарской земли.

На всем берегу, что кругом омывают моря, повсюду на этой земле только слуги царя!” После разгрома шан-иньского объединения чжоусцы отправили часть “строптивых иньцев” на сооружение своей второй столицы г. Чэнчхоу (около Лояна, в Хэнани), где потом, видимо, использовали в качестве подневольных работников на городском строительстве и в царском хозяйстве. Тринадцать самых знатных иньских родов были порабощены и пожалованы ближайшим родичам У-вана.

Западное Чжоу по структуре представляло собой весьма рыхлое и этнически пестрое государственное образование, в котором местные владетели были обязаны данью и военной помощью верховному чжоускому правителю, но автономно управляли выделенными им областями.

Территории, захваченные чжоусцами, либо отдавались в управление (го) членам правящего чжоуского дома, либо оставлялись в подчинении прежних правителей, поставленных под надзор “наблюдателей” чжоуского вана.

Титул вон был унаследован верховными царями Чжоу от шанцев.

Подвластных западному дому Чжоу местных владетелей (чжухоу) традиция исчисляет десятками и сотнями (есть даже версия Ван Чуна о 1973), 71 из их владений (го) было закреплено за членами Чжоуского царского рода. Участие каждого из хоу в завоевательных походах против шанцев документировалось специальной записью на отлитом в честь этого события ритуальном сосуде.

Чжухоу обладали собственным аппаратом власти, осуществляли административное управление подвластным населением, но на их владения распространялась ванская юрисдикция и уполномоченные вана следили за изъятием части их доходов (особенно зерна) в пользу казны.

Судя по эпиграфическим данным, чжоуский ван нередко сменял чжухоу, очевидно рассматривая их как представителей царской административной власти. Для разбора их дел и тяжб и применения к ним карательных мер назначалось специальное должностное лицо. Такое поручение также оформлялось надписью на бронзовом сосуде.

Однако постепенно, с переходом владения по наследству, чжухоу превратились в фактических обладателей высшей территориальной власти на местах.

Земельные пожалования чжоуского вана не были связаны с правом верховной собственности правителя на землю, но являлись реализацией им права государственного суверенитета на территории страны.

Вместе с тем из собственно царского земельного фонда ван раздавал частным лицам, относившимся к управленческому аппарату, земли, считавшиеся принадлежностью их должностей. Акты о передаче им земельных угодий оформлялись как “дарения”.

Это не означало, что пожалованная территория становилась их собственностью. Она не считалась выбывшей из царского (государственного, правительского) фонда.

Передавались лишь права на доходы с этих земель, а при вступлении на трон нового правителя эти акты должны были возобновляться.

Должностные земли постепенно становились наследственными, но в любом случае их передача требовала формального утверждения ваном. Юридическим документом служили бронзовые сосуды с отлитым на них текстом жалованных грамот. Причем земельные дарения одному лицу могли быть территориально разбросанными.

И с землей (одновременно, но не совместно с ней), и без земли могли дариться “царские люди”. Надписи на бронзовых сосудах свидетельствуют о “пожалованиях” людей ваном и его супругой, как сотнями семей, так и по одиночке – до тысячи и более человек одновременно.

Эти подневольные люди, несомненно, использовались в 'производстве, так как дарственные перечисляют различные категории рабочего персонала. Так в надписи на сосуде Даюйдин заявляется о пожаловании ваном 569 работников: “от конюхов до земледельцев”.

Все они являлись принадлежностью дома вана и не обладали собственными средствами производства. Однако далеко не все “царские люди” являлись рабами.

В частности, в их числе могли быть и высокопоставленные должностные лица, но все они в глазах современников находились по отношению к вану в одинаково подчиненном положении, а потому не являлись людьми, распоряжавшимися собой по своей воле. Известны факты дарения рабов из осужденных.

“Двести босоногих семей в рыжих рубищах (символ позорного наказания)” упоминаются в дарственной на , одном из сосудов. Этот вид государственного рабства появляется впервые, но сразу получает распространение. Однако основным источником рабства оставался захват военнопленных. Подневольными людьми из военнопленных распоряжался сам ван, распределяя их между участниками военных походов.

В пределах земель государственно-царского фонда (вне собственно общинных земель) получали распространение крупные комплексные царские хозяйства – полеводческие, скотоводческие, ремесленные, управлявшиеся особыми должностными лицами: “надзирателями земель”, “надзирателями ремесленников” и др.

Существовали и царско-храмовые хозяйства, где ван возглавлял культ Хоуцзи и совершал священный обряд проведения “первой борозды”. Хотя к работе в этих хозяйствах привлекалось и свободное общинное население в порядке несения повинности цзу в пользу храма, но постоянный контингент рабочей силы этих хозяйств составляли партии подневольного люда.

Среди них были осужденные на рабство за преступления.

Косвенно об этом могут говорить данные “Шуцзина”, отраженные в речи, приписываемой мифическому правителю Ци, но, по всей вероятности, относящиеся к раннечжоускому времени: “Кто выполнит [мои] приказы, будет вознагражден [в храме] предков, кто не выполнит, будет казнен у алтаря духа Земли, жен и детей ваших я обращу в рабство…

” Но особенно много было рабов из военнопленных. Их захватывали тысячами, учитывали с точностью до одного человека. Ужасом порабощения проникнуты раннечжоуские песни “Шицзина”: “О весь народ наш! Без вины в рабов он будет превращен”. Военнопленными ведали ши (“воинские начальники”, “командиры”).

Вообще армия, как орудие насилия государства, выполняла еще и функцию принуждения к труду порабощенных военнопленных. Поэтому “военные чины” имели и особые производственные обязанности, связанные с организацией труда подневольных работников огромных царских хозяйств; они же ведали и поставкой – военным захватом – этой рабочей силы. Ван имел собственное колесничное и вспомогательное пешее войско, которое снаряжалось и содержалось за счет комплексного царского хозяйства.

В это время климат в Северном Китае становится значительно холоднее и суше. Для расширения пашни вместо дренажных работ по осушке болот стало требоваться искусственное орошение. Сократилось значение скотоводства. Важным показателем развития производительных сил является усовершенствование в первой половине I тысячелетия до х.э. технологии бронзового литья.

Вырубка и корчевка лесов и кустарников с целью поднятия новины стала менее трудоемким процессом благодаря более широкому применению в производственной сфере бронзовых орудий, прежде всего такого универсального инструмента, как кельт, служивший и топором и землеройным орудием.

Если в эпоху Шан-Инь бронза использовалась в основном в непроизводственной сфере (даже при присущей тому времени высокой технологии бронзового литья), то начиная с эпохи Западного Чжоу бронза начинает все шире применяться для изготовления орудий труда довольно широкого профиля, так что о действительно развитом бронзовом веке на территории Китая мы можем говорить именно применительно к эпохе Чжоу. Поселения городского типа распространились по широкой зоне Восточного Китая – от северных степей до бассейна Янцзы. Они создавались вдоль рек и обносились стенами из утрамбованной земли (традиционная техника древнекитайского крепостного строительства со времени неолита), защищавшими от набегов окружающих племен и от наводнений. Периметр стен не превышал 1000 м, обычно в плане они представляли квадрат или прямоугольник, ориентированный по сторонам света, с воротами посреди каждой из четырех крепостных стен.

Судя по “Книге песен”, сохранялась территориальная большесемейная община, согласно позднейшим данным – с коллективными органами самоуправления, земли которой разделялись на обрабатывавшиеся в пользу государства (гунтянь) и частные (сытянь), т.е., видимо, обрабатывавшиеся общинами в свою пользу.

Термин сытянь здесь нельзя понимать как индивидуальные земли. Свободные члены территориальных общин составляли основную массу населения, обязанную натуральными поставками и физическим трудом в пользу государства.

Собственно чжоуское население байсин (“сто родов”) находилось в привилегированном положении по сравнению с остальными свободными, обладая, в частности, правом на даровые раздачи продуктов питания, в частности регулярные выдачи свинины, и на сокращение повинностей и поставок.

Длительному сохранению обычая внутриобщинных переделов земли в известной мере способствовало то, что постоянная ирригационная система, при которой эти переделы затруднены, не получила еще распространения в полеводстве.

Община продолжала оставаться коллективным собственником земли, представляя общинно-частный сектор, существовавший параллельно с государственным.

С бытованием в раннечжоуском Китае общинного землевладения и практикой земельных переделов связывают так называемую систему “колодезных полей” (цзинтянь), зафиксированную в трактате философа Мэнцзы (372- 289 гг. до х.э.).

По идеальной схеме Мэнцзы, в каждой общине (нормативно состоящей из восьми семей) вся пахотная земля делилась на девять равновеликих квадратов (один – в центре, восемь – по краям); их внутренние межевые границы как бы образовывали рельефный рисунок, сходный с иероглифом “цзин” (“колодец”). Внутренний квадрат этого комплекса обрабатывался общинниками сообща, восемь крайних – отдельно каждой из восьмерки семей. При несомненной заданности и утопичности схемы Мэнцзы в ней, по мнению ученых, нашли отражение пережитки представлений об общинной земельной собственности и равновеликости семейных наделов в общине, что могло быть достижимо только при периодическом переделе полей.

К концу периода, по-видимому, начинают появляться земельные хозяйства, не входящие в общины. Среди единичных сведений о сделках с землей – купчая, зафиксированная на сосуде рубежа Х-IX вв., об обмене конной упряжки на 30 полей.

Основную рабочую силу в таких хозяйствах могли составлять работники различных категорий и наименований, находившиеся в рабском положении или близком к нему и не во всех случаях полностью лишенные личностных прав, что было отражением ранней стадии развития рабовладения.

О частном рабстве свидетельствуют раскопки могильников этого периода с сопутствующим захоронением нескольких рабов в каждом из них. Государство заботилось о возвращении беглых рабов их хозяевам, обладая необходимым для этого аппаратом принуждения в виде войска вана. Такой случай отражен в надписи на сосуде Юйгуй начала IX в.

Постепенно укреплялось право частной собственности на рабов. Уполномоченные вана разбирали по суду имущественные тяжбы между частными лицами, в том числе и по поводу рабов. Так, например, на сосуде Худин излагается как подведомственное юрисдикции вана дело об обмене-продаже пяти рабов на лошадь и моток шелка.

Рабы становятся немаловажным объектом меновой торговли в условиях господства в западночжоуском обществе домонетной формы обращения. Обычно раб оценивался в 20 мотков шелка. Учитывая ежемесячные выдачи шелком царским служащим (от 5 до 30 мотков-рулонов), можно предположить, что кто-то из них мог владеть рабами.

Сделки с рабами, как и с другим имуществом, оформлялись отливкой соответствующего документа на ритуальном бронзовом сосуде; это придавало юридическому акту одновременно и сакральный смысл, что свидетельствует об относительной неразвитости института частной собственности в западночжоуском обществе.

В Западном Чжоу прекращаются регулярные массовые жертвоприношения и ритуальные погребения рабов, столь характерные для шанской да эпохи.

Борьба против человеческих жертвоприношений еще долго и с и переменным успехом будет вестись в древнем Китае, но показательно, что первый протест против этого кровавого обычая история связывает с покорителем шанцев и основателем чжоуской государственности Чжоугуном, дух которого – как передает традиция – “не принимал человеческих жертвоприношений”.

Действительно аутентичными письменными источниками по эпохе Западного Чжоу являются эпиграфические памятники, прежде всего надписи на бронзе. Только ко времени Чэн-вана относят 30 таких текстов.

Среди них есть касающиеся непосредственно завоевания шанцев: “[Чэн-ван] овладел [страной] Шан и укрепился в Чэнчжоу”; “Чэн-ван покарал город Шан и пожаловал Кан-хоу [брату У-вана по имени] Фэн шанцев и земли в Вэй”.

Что касается последнего пожалования, то из летописи “Цзочжуань” известно, что одновременно Чэн-ван передал Кан-хоу “семь знатных иньских родов”.

Но подобного рода памятники, содержащие фактические данные, – исключение; как правило, они не дают сведений по политической истории Западного Чжоу, так что она (так же как и политическая история предшествующего, шан-иньского периода) пока не может быть прослежена по надежным источникам. Некоторые исследователи даже считают, что единственный достоверно датируемый исторический факт периода Западного Чжоу относится к его падению в 771 г. до х.э.

Источники:

1. История Востока; Издательская фирма “Восточная литература” РАН, Москва, 1997

См. также:

Источник: http://www.world-history.ru/countries_about/1203.html

Династия Чжоу в Китае: культура и правление

4. ЗАПАДНОЕ ЧЖОУ: ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО

Эпоха династии Чжоу, длившаяся более 800 лет, является одним из периодов древней истории Китая. Она также носит название Третьей цивилизации. Началом ее принято считать 1045 год до н.э., закат приходится на 249 год до н.э. Это важнейшая эпоха, сыгравшая значительную роль в истории. Основателем династии стал Вень-ван.

Предпосылки образования цивилизации Чжоу

Племена Чжоу в XII веке до н.э. проживали на территории Юго-Восточной и Восточной Азии в бассейне реки Хуанхе. Они занимались скотоводством и земледелием. Как повествует история Китая, правящая династия Шан в результате ослабления была побеждена племенами Чжоу, занявшими ее территорию, на которой было образованно раннефеодальное государство.

Основателем династии Чжоу в Китае принято считать Вень-вана, который реформировал систему племенных отношений, создав на границе Шанского государства мощное княжество.

Этому способствовало превращение большой части племен Чжоу из кочевников-скотоводов в оседлых земледельцев, длившееся в течение нескольких предыдущих поколений.

Они получали высокие урожаи с использованием ирригационных систем орошения.

Образование государства

Продолжателем дела отца и первым царем Чжоу становится У-ван, который строит государство по подобию Шанского. Он перенес столицу в город Хао, находившийся в районе современного Сианя.

На территориях, отвоеванных у династии Шан, новыми правителями строилась социальная структура, которую историками принято называть чжоуский феодализм.

Постепенное завоевание территорий и увеличение численности населения приводили к усложнению социальной и административной структуры.

В зависимости от военного и политического влияния чжоуская эпоха делится на два периода, которые принято называть:

1. Западная Чжоу. Именно с этого периода начинается образование нового мощного государства. Занимает период с 1045 по 770 годы до н.э. Это расцвет эпохи, время владения территориями в бассейне средней Хуанхе династией Чжоу. Кратко его можно охарактеризовать как становление и подъем мощного государства. В конце его столица перенесена в Лои (современный Лоян).

2. Восточная Чжоу. Поздний период с 770 по 256 годы до н.э. Время постепенного умаления гегемонии Чжоу и распада единого государства на отдельные царства. Его принято делить на подпериоды:

  • Чуньцю (Весны и осени). Этот период, как гласит предание, был отредактирован самим Конфуцием. Длился в 770-480 годы до н. э. Его можно охарактеризовать следующим образом. Территория Китая была разделена на много мелких царств, которые населяли, как народности Чжоу, так и другие народы. Все они находились под властью правителей династии Чжоу. Постепенно реальная власть дома Чжоу становилась номинальной.
  • Чжаньго (Сражающиеся царства). Длился в 480-256 годы до н.э. Все царства находились как бы в движении. Территории постоянно изменялись, так как шли междоусобные войны, что вело к ослаблению государства и к печальному итогу распада на мелкие царства.

Чжоуский феодализм

Общественная система страны периода династии Чжоу имела ряд отличительных особенностей. Царь (ван) назначал в завоеванные земли (уделы) правителей, которых называли чжухоу. Им даровались титулы хоу и гуна.

Зачастую такие должности занимали представители низших линий династии.

В случае если царства признавали гегемонию Чжоу, то их правители признавались удельными с обязательными условиями уплаты дани и участия в военных действиях на стороне династии.

Правители постоянно воевали друг с другом, захватывали земли соседей. Правление во многих провинция так же устанавливалось подобным Чжоуским. Это повлекло за сбой то, что многие из них провозглашали себя ваннами, что привело к подрыву стабильности в государстве. Через определенное время с центральной властью уже не считались.

Западное Чжоу

Государственное образование было пестрым по этническому состоянию, разнородным и несовершенным. При захвате территорий в результате военных действий они отдавались в управление чжоуским феодалам либо сохраняли местных правителей, признавших их правление. Для надзора оставлялись наблюдатели от Чжоуского вана. Крепкий контроль за провинциями сохранялся до 772 года до н.э.

В это время произошло событие, когда чжоуский царь Ю-ван выгнал свою жену. Вместо нее была взята наложница. Отец опальной супруги пошел на Ю-вана войной, предварительно заключив союз с кочевыми племенами.

После его свержения новым царем был объявлен сын царицы Пин-ван, которого признали ряд уездных авторитетных правителей. Столицей государства стал город Лоян.

Именно эти события китайские историки связывают с началом заката династии Чжоу в древнем Китае.

Социально-политическое устройство государства

Большое значение правления династии Чжоу заметно в процессе становления раннефеодального государства. Его признаки можно наблюдать уже на начальных стадиях его формирования. При ранней династии строго соблюдалась иерархическая система рангов.

Самый высший ранг – «ван» – мог иметь только один человек. Он передавался старшему сыну по наследству. Остальные дети опускались на ранг ниже и получали наследственные владения. Они также оставляли старшему сыну свой чин, остальные спускались еще ниже.

Следующими по рангу были главы крупных семейных кланов. Замыкали эту систему простые люди.

Принадлежность к тому или иному рангу определяла строго регламентированный образ жизни.

Это касалось быта, одежды, питания, формы и размера дома, его убранства, церемониала отношений между старшими и младшими рангами. Определенным было даже число деревьев на могилах.

Это делалось для того, чтобы можно было определить занимаемое место на иерархической лестнице, которое в династии Чжоу определялось исключительно по происхождению.

Наследники высоких рангов могли стать простолюдинами. Таким образом, все государство было как одна патриархальная община. Ремесла и торговля были уделом простолюдинов. Здесь богатство не могло изменить расположения на иерархической лестнице. Даже очень богатый торговец все равно оставался простолюдином.

Восточное Чжоу

Этот период длился более пятисот лет, и начало его связывают с перенесением столицы. Сделать это вынудил ряд обстоятельств, в частности, защита от племени Жунов, обитающих на севере и северо-западе государства Чжоу. У государства не было возможности противостоять ему, что подорвало его авторитет.

Это негативным образом сказалось на влиянии династии Чжоу. Постепенно от нее стали отходить самостоятельные провинции. В скором времени сохранилась только территория, на которую распространялось влияние домена Чжоу. Он остался в одиночестве, что практически приравняло его к удельным княжествам.

Весна и осень

Это временной отрезок протяженностью с 722 по 480 годы до н.э. в истории Китая нашел свое отражение в сборнике хронологических комментариев «Цзочжуань» и «Чуньцю». Власть Чжоу была еще достаточно крепкой. 15 вассальных провинций признавали главенствующую роль династии Чжоу.

В то же время царства Ци, Цинь, Чу, Цзинь, Чжен были окрепшими и самостоятельными. Они вмешивались во все дела царского двора, диктовали политические условия.

Большинство их правителей получили звание ванов, что еще более укрепило позиции.

Именно в это время произошли значительные изменения в расстановке сил и изменения в сферах влияния, что в итоге привело к распаду некогда великого государства.

Продолжительность этого периода – с 480 по 221 годы до н.э. По хроникам, он продолжался еще 34 года после распада династии Чжоу. Это были сражения за главенствующую власть. Некогда могущественное государство распалось на три крупных царства – Вэй, Чжао и Хань.

Основное противодействие проходило между 9 царствами, властители которых получили звание вана. Говоря кратко, династия Чжоу уже не имела влияния. В итоге тяжелой и многолетней войны победила династия Ин и наступила эпоха Цинь.

Культурное наследие

Несмотря на постоянные военные конфликты, эпоха Чжоу стала временем культурного и экономического подъема. Значительное развитие получила торговля. Важнейшую роль в этом сыграли построенные каналы.

Торгово-экономические связи с другими цивилизациями оказали определенное влияние на развитие государства. Переоценить значение династии Чжоу и ее вклад в китайское культурно-экономическое наследие невозможно.

Именно в эту эпоху повсеместное распространение в Китае получили круглые деньги. Было создано первое образовательное учреждение, которое носило название «Академия Цзися». Предметы декоративно-прикладного искусства, такие как зеркала из бронзы и серебра, различные предметы обихода покрытые лаком, поделки и украшения из нефрита, появились именно в эту эпоху.

Особенное место в культуре династии Чжоу занимало развитие философии, которую представляли различные течения. Это получило в истории название «сто философских школ».

Самыми известными ее представителями был Кун-Фу-Цзы, которого мы знаем как Конфуция. Он является основоположником течения конфуцианства. Основоположником еще одного течения даосизма является Лао-Цзы.

Основателем моизма был Мо-Цзы.

Следует отметить, что культура эпохи Чжоу зародилась не на пустом месте. Она возникла из шанской культуры, которую мудрые правители не уничтожили, как это нередко бывает в истории, а взяли за основу. Экономическое развитие и особенности социального строя Чжоу дали толчок в формировании многих направлений в культуре нового государства, которая занимает особое место в великом наследии Китая.

Источник: https://FB.ru/article/426864/dinastiya-chjou-v-kitae-kultura-i-pravlenie

История Западного Чжоу

4. ЗАПАДНОЕ ЧЖОУ: ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО

После захвата иньских земель перед чжоускими властями встала задача управления покорённым населением. Контролировать огромную территорию помогло создание системы укреплённых пунктов.

В них находились войска, которые возглавляли родственники царя, преданные ему сановники и вожди союзных народностей. К созданию системы приступил уже У-ван. Он стал раздавать земельные пожалования с правом передачи их по наследству.

Учитывая предназначение пожалований, для их обозначения лучше всего подходит определение «гарнизонные владения».

Параллельно была создана система из пяти аристократических титулов — гун (условный перевод «герцог»), хоу («князь»), бо («граф»), цзы («виконт») и нань («барон»). В соответствии с ними определялись размеры уделов.

Чжоусцы заимствовали систему из социально-политического устройства Инь. Однако они придали ей качественно новый характер. Теперь аристократический титул, как и в средневековой Европе, был неразрывно связан с земельным владением.

Кроме того, главы «гарнизонных владений» выполняли в первую очередь военные функции и следили за порядком — опять-таки как европейские феодалы в Средние века. Наконец, они обладали всей полнотой юридической и экономической власти на подвластной им территории.

Об обязанностях и повседневных заботах чжоуских «владетельных особ» можно составить себе представление по песням «Шицзина».

Бронзовый сосуд ю. Западное Чжоу

Главы «гарнизонных владений» — князья Чжухоу — составили высший после царствующего дома слой в иерархии общества. Как правило, они находились в родстве с домом царя. Таким образом, раннечжоуская социальная элита представляла собой семейно-клановое объединение, в котором на первый план вновь вышли принципы патронимии.

Хотя княжеские владения передавались по наследству, каждый новый князь обязан был явиться к царю, дабы подтвердить присягу вассала, данную его родом царскому дому, и получить от государя право на княжение.

О том, как это происходило, повествует «Книга песен» («Шицзин»): Ханьский наш князь на великом пути, Должен к царю за указом идти. Княжеский жезл царь вручает и званье: «Дабы продолжил ты предков деянья. Долг не нарушив пред нами, о князь, Денно и нощно трудись, не ленясь.

Если ты долг свой исполнишь исправно, Мы не изменим указ наш державный. Дань ко двору не несущих смиряя, Будешь помощником верным царя». Перевод А. Штукина.

В отличие от иньского «клана царей» при Чжоу установилось жёсткое право первородства (от отца к старшему сыну). Иногда во главе «гарнизонного владения» оказывалось по каким-то причинам семейство, не состоявшее в родстве с царским домом. Тогда, как правило, создавались родословные, доказывавшие родство. Считалось, что правители Китая должны стать одной большой семьёй, кланом.

В высшее сословие входили и люди, выполнявшие государственные административные функции — «министры» (цин). Однако «министры» назначались царём из его ближайших родственников или из тех же «владетельных особ».

Царь руководствовался не столько способностями человека, сколько его семейно-клановым статусом. Пост «министра» повышал политический авторитет, открывал доступ к руководству страной и влиянию на царя.

Поэтому 4Й для членов царствующего дома и «владетельных особ» солидные должности в скором времени превратились в «яблоко раздора».

Социально-политическое устройство «гарнизонных владений» повторяло устройство «государственного клана». Княжеская семья копировала царствующий дом. Её члены наделялись собственными владениями, теперь уже больше похожими на уделы. Эту ступеньку занимали сановники (дафу) — главы крупных семейно-клановых групп. Все они состояли в родстве с княжеской семьёй и возглавляли собственные уделы.

При дворах князей тоже были «министры» — на эти посты назначались дафу. Нижнее звено местной элиты составляли ши — главы больших семей, входивших в клан дафу. Как отпрыскам боковых ветвей (младшие дети младших сыновей), им уже не доставалось никаких уделов.

Вынужденные добывать себе средства собственным трудом, ши поступали на военную службу, становились мелкими чиновниками, занимались интеллектуальной деятельностью. До поры до времени они осознавали своё дальнее родство с «владетельными особами» и княжескими домами и подчинялись устоям патронимии. Но постепенно их родственные связи становились всё более призрачными.

И тогда ши начали превращаться в самостоятельное сословие. Они готовы были служить любому, кто больше платит.

Возможно, слабость Чжоуского государства была связана с преобладанием в «гарнизонных владениях» натурального, самообеспечивавшегося хозяйства. Владения были слабо связаны между собой экономически.

«Гарнизонные владения» на первых порах имели небольшие размеры. Они строго распадались на две иерархически неравные части — столицу, называемую «го», этот термин впоследствии был перенесён на царства и государства; и сельскую местность — поля (е).

Городское население («столичные люди» — го жэнь) состояло из местной знати, солдат и их домочадцев. Вокруг столицы группировались и ремесленные центры, обслуживавшие княжеский двор и дворы «владетельных особ».

Сельские жители («люди полей» — е жэнь) были в основном коренным (ещё иньским) населением, жившим по нормам прежней сельской общины.

Западночжоуское государство являло собой гигантский клан, пронизанный на всех уровнях семейно-родственными отношениями, подчинявшимися к тому же патриархальным устоям. Большинство современных учёных предлагают характеризовать Западночжоуское государство как феодальное, оговаривая его специфические китайские особенности.

Но упования на действенность семейных устоев и родственных чувств были иллюзией. Это подтвердили первые же серьёзные события начала чжоуской эпохи.

Политическая история западного чжоу

После неожиданной смерти У-вана на трон вступил его наследник — Чэн-ван (1042—1021 гг.до н.э.), в то время ребёнок или подросток. У руля государства встал брат У-вана и один из младших сыновей Вэнь-вана, известный как чжоуский князь — Чжоу-гун. Он занял пост регента (временного правителя) при малолетнем племяннике-царе.

И сразу вспыхнул мятеж его старших братьев, объединившихся с иньскими принцами крови. Разразилась настоящая гражданская война, в которую с обеих сторон были втянуты «владетельные особы». Чжоуский князь вышел из неё победителем.

Он жестоко расправился с зачинщиками мятежа, не пощадив и старших братьев — чудовищное преступление по устоям китайского общества.

Эти события, видимо, заставили его задуматься над необходимостью срочной реорганизации социально-политического устройства страны.

Захваченные после подавления мятежа северо-восточные, восточные и юго-восточные (левобережная часть нижнего течения Янцзы) земли князь раздал уже преимущественно полководцам — людям, не состоявшим в родственных связях с царским кланом. А основную территорию страны разделил на три части.

Одну из них составил домен — личные владения — чжоуского правящего дома (юго-западный район провинции Шэньси). Две другие были своего рода царскими протекторатами. Они по-прежнему состояли из «гарнизонных владений».

Но их общее руководство осуществлялось принцами крови, которые одновременно должны были надзирать и за деятельностью князей. Параллельно чжоуский князь попытался создать административные органы, способные централизованно руководить страной.

В их штате состояли даже шаманы и колдуны.

Реформы в какой-то степени помогли стабилизировать ситуацию в стране и создали Чжоу-гуну славу спасителя отечества. Последующие поколения признавали его самым выдающимся государственным деятелем своего времени — начала чжоуской эпохи. Ему же приписали идею «небесного мандата» и разработку государственной идеологии, которая предшествовала конфуцианскому учению.

После того как чжоуский князь сложил с себя полномочия регента и отошёл от политической жизни (неизвестно, когда и как он умер), государство стало разрушаться. По мере расширения территории и новых пожалований на ещё свободных землях в регионе Хуанхэ число «гарнизонных владений» возрастало.

Некоторые, в первую очередь находившиеся на периферии, увеличивали свои размеры за счёт захвата близлежащих территорий, укрепляясь тем самым в экономическом и военном отношении. Они обретали всё большую политическую независимость. Чжоуские власти (царь Муван; 976—922 гг. до н. э.

) предприняли новую попытку масштабной военной, социально-политической и судебной (упорядочивание системы наказаний) реформ. Но и эти преобразования не принесли результатов.

Страна неуклонно втягивалась в бесконечные междоусобные конфликты. Царствующий дом раздирали распри. Цари низлагались и возводились на трон, невзирая ни на какие принципы престолонаследия. Подобные события происходили и в княжеских семьях.

Соответственно падал авторитет самого правящего дома. Люди с тревогой смотрели на небо, ожидая знаков, указывавших на утрату династией «небесного мандата». И такие знаки, конечно, появились. В апреле 899 г. до н. э. произошло солнечное затмение, после чего все конфликты и раздоры разгорелись с ещё большей силой.

О стремительном падении авторитета чжоуского правящего дома свидетельствует множество восстаний.

Хозяйственный уклад

Пахота. Фрагмент рельефа

По хозяйственно-экономическому укладу Западночжоуское государство внешне мало чем отличалось от Иньского. Главным богатством по-прежнему являлись земля и рабочие руки. Крестьянские семьи так и остались на положении арендаторов, плативших дань за пользование землёй.

Перераспределение продукции происходило по государственным каналам и в форме обмена данью, подношениями и дарами. Возможно, чжоусцы попытались закрепить земельный участок за каждой семьёй.

О такой системе — «колодезных полей» — идеализированно рассказывается в сочинении прославленного конфуцианского мыслителя Мэн-цзы (около 372—289 до н. э.). Система «колодезных полей» представляла собой аграрные комплексы из девяти наделов. Их расположение напоминало иероглиф «колодец».

Восемь наделов обрабатывались отдельными семьями, а центральный — всеми вместе в пользу господина. Но такие попытки регулирования аграрного сектора, если они действительно имели место, не могли стимулировать его развитие. Дело в том, что по сравнению с иньской эпохой число потребителей дани намного увеличилось.

Прежде чем дойти до государственной казны, дань проходила через руки «владетельных особ» и удельных князей. Каждому из них нужно было обеспечивать собственную семью и штат ши, а князю ещё и содержать войско. Чжоуские крестьяне платили намного большую дань, чем их предки.

При этом качество пахотных земель продолжало ухудшаться, а население — расти. Достоверных статистических данных о количестве земли, приходившемся в чжоускую эпоху в среднем на душу населения, нет. По расчётам, сделанным на основании различных источников, это число составляло приблизительно 0,7 га.

В силу произошедших климатических и почвенных изменений обязательным элементом аграрной деятельности стало искусственное орошение пахотных земель. Но регионы бассейна Хуанхэ отличаются разнообразием природных зон и ландшафтов, неодинаковыми гидрологическими условиями. Отсюда существование разобщённых и обладающих собственными водными режимами экосистем.

Потому водохозяйственная деятельность должна была вестись комплексно. Для регулирования стока вод и защиты пахотных земель от паводков и наводнений требовалось сооружать дамбы, плотины разных типов, водохранилища, а также искусственные водные артерии.

В условиях относительно небольших «гарнизонных владений» создать подобные водохозяйственные системы и поднять с их помощью плодородие почв, было невозможно.

Итак, крестьяне трудились на крохотных клочках истощённой земли, получая мизерные урожаи. Стимула искать средства повышения культуры земледелия у них тоже не было: всё равно большую часть урожая придётся отдать.

Остававшейся продукции еле-еле хватало, чтобы прокормиться. Делать запасы на случай неурожая или природных бедствий аграриям не удавалось, и они всё время находились под угрозой голодной смерти. Ни о каком товарообмене не могло быть и речи.

Даже повседневную одежду землепашцы получали как подарок.

У крестьянских семей не было никакого имущества, и они не считались владельцами даже собственного жилья. Об этом свидетельствует обычай массового ухода от плохого «господина».

Об этом также сообщается в песнях «Шицзина»: Ты, большая мышь, жадна, Моего не ешь пшена… Кинем мы твои поля — Есть счастливая земля, Да, счастливая земля.

В той земле, в краю чужом, Мы найдём свой новый дом. Перевод А. Штукина.

Немногим лучше было положение служилых и солдат. Массовая нищета сковывала ремесленные отрасли, препятствовала развитию торговли. Страна оказалась по сути дела на той стадии натурального хозяйствования, из которой уже начало выходить иньское общество.

Народы Западного Чжоу

Западночжоуское государство, состоявшее из огромного числа владений и княжеств, фактически не имело единой границы. На его территории, рядом с собственно чжоускими владениями и в промежутках между ними, обитали другие народности. Чжоусцы отличали их по этническому и культурному признакам.

Самих себя, а также прямых потомков иньского населения они называли «хуася», всех прочих обитателей Китая — «варварами». Происхождение и этнокультурные характеристики чжоуских «варваров» точно не известны. Некоторые из них могли иметь центральноазиатские корни.

Другие могли быть коренным населением, происходящим от «варварских» народностей ещё иньского времени.

Бронзовая статуэтка ритуального характера. Западное Чжоу

Если в бассейне реки Хуанхэ шло этническое слияние чжоусцев и нечжоуских народностей и объединялись их культурные традиции, то в бассейне Янцзы взрастало самостоятельное «варварское» государство — царство Чу (XI в. — 223 г. до н. э.). С VIII в. до н. э.

Чу, поглотив близлежащие владения, развернуло наступление на север. Одно за другим оно завоёвывало южные чжоуские владения. В 706 г. до н. э. правитель Чу провозгласил себя ваном, т. е. государем, равным чжоускому царю и полностью независимым от него.

Есть все основания предполагать, что царство Чу было представителем иного этнокультурного комплекса, чем сами чжоусцы и складывавшееся объединение хуася. Начавшееся противостояние Чу и Западночжоуского государства носило не просто военно-политический характер. Оно сулило вырасти в противоборство между различными народами и их культурными ценностями.

Конец Западного Чжоу

Провинция Шэньси

В китайской историографии деградация чжоуского правящего дома традиционно объясняется неправедными поступками и личными дурными качествами государей. Именно под таким углом зрения подаются события правления последнего западночжоуского царя — Ю-вана (781—771 гг. до н. а). В 770 г. до н. э. царский домен в очередной раз подвергся нападению западных «варваров» (жунов).

Правительственные войска оказались не в состоянии дать им отпор, а удельные князья не пришли царю на помощь. Сыма Цянь повествует о царствовании Ю-вана и об этих событиях так: «На третьем году правления Ю-ван страстно полюбил Бао-сы… Бао-сы родила сына Бо-фу. В конце концов он устранил старшую жену и старшего сына — наследника, сделав Бао-сы государыней, а Бо-фу — наследником…

Бао-сы не любила смеяться. Ю-ван всеми способами старался её рассмешить, но она не смеялась. Ю-ван соорудил сигнальные вышки и установил большие барабаны. Когда приближался противник, на сигнальных вышках зажигали огни. Владетельные князья все прибывали на помощь. Однажды все прибыли, но увидели, что неприятеля нет, вот тогда-то Бао-сы громко рассмеялась.

Ю-ван обрадовался этому и много раз зажигал сигнальные огни. После этого сигналам перестали верить, и владетельные князья один за другим перестали являться на помощь». К сказанному Сыма Цянем остаётся только добавить, что история любви Ю-вана к Бао-сы превратилась в самый известный в Китае пример пагубности влияния женщины на государственное правление.

А образ Бао-сы стал воплощением «красавицы злодейки», способной погубить страну.

Не менее показательный штрих — зловещие небесные знамения и природные катаклизмы — в картину злосчастного правления Ю-вана привносит «Книга песен»: Лишь началась десятая луна, Ив первый день луны, синь-мао день, Затмилось солнце. Горе и беду Великие сулит затменья тень!… Перевод А. Штукина.

Кончилось тем, что жуны разграбили столицу и убили Ю-вана. Так завершился западночжоуский период.

ссылкой

Источник: https://SiteKid.ru/istoriya/drevnij_kitaj/istoriya_zapadnogo_chzhou.html

Book for ucheba
Добавить комментарий