6. Психогенные неврозы.

Лекция 6. психогенные заболевания психогенные

6. Психогенные неврозы.

ЛЕКЦИЯ 6. ПСИХОГЕННЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

ПСИХОГЕННЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ Психогенные заболевания —различные расстройства психической деятельности, возникающее под влиянием психической травмы или в психотравмирующей ситуации.

ТРИАДА К.

ЯСПЕРСА (1910): Карл Теодор Ясперс — немецкий философ, психолог и психиатр. В 1910 г. сформулировал понятие об аномальном, или патологическом, развитии личности. Это понятие было необходимо, чтобы отдифференцировать изменения личности при шизофрении от изменений личности при других заболеваниях, в том числе и психогенных

ТРИАДА К.

ЯСПЕРСА (1910): — психогенное заболевание развивается непосредственно после воздействия психотравмы; психотравмы — проявления болезни непосредственно вытекают из содержания психотравмы , между ними имеются психологически понятные связи; понятные связи — течение заболевания тесно связано с выраженностью и актуальностью психотравмы ; разрешение психотравмы приводит к прекращению или значительному ослаблению проявления болезни.

ПСИХИЧЕСКАЯ ТРАВМА — это жизненное событие, затрагивающее значимые стороны существования человека и приводящие к глубоким психологическим переживаниям; — эмоционально значимое событие, связанное с негативными переживаниями.

ХАРАКТЕРИСТИКИ ПСИХИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ Интенсивность Смысл Значимость и актуальность Патогенность Острота проявления (внезапность) Продолжительность Повторяемость Связь с преморбидными личностными особенностями

ПО МНЕНИЮ Г. К.

УШАКОВА, ПО ИНТЕНСИВНОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ ТРАВМ ИХ НУЖНО ДЕЛИТЬ НА: 1) массивные (катастрофические), внезапные, острые, неожиданные: а) сверхактуальные для личности, б) неактуальные для личности (например, природные, общественные катастрофы); 2) ситуационные острые (подострые), неожиданные, многопланово вовлекающие личность (связанные с утратой социального престижа, с ущербом для самоутверждения); 3) пролонгированные ситуационные, трансформирующие условия многих лет жизни (ситуация лишения, ситуация изобилия — кумир семьи): а) осознаваемые и преодолимые, б) неосознаваемые и непреодолимые; 4) пролонгированные ситуационные, приводящие к осознанной необходимости стойкого психического перенапряжения (истощающие): а) вызываемые самим содержанием ситуации, б) вызываемые чрезмерным уровнем притязаний личности при отсутствии объективных возможностей для достижения в обычном ритме деятельности.

ТИПЫ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКОГО РАССТРОЙСТВА — психотического типа (реактивные психозы). — непсихотического типа (неврозы);

РЕАКТИВНЫЕ ПСИХОЗЫ — это временные и обратимые расстройства психической деятельности, возникающие вследствие психических травм.

ХАРАКТЕРИСТИКА: — наличие продуктивной психопатологической симптоматики — аффективно суженного состояния сознания — утрачивается способность адекватно оценивать ситуацию и свое состояние.

ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ РАЗВИТИЮ ПСИХОЗОВ — Нарастающее утомление, — Постоянное напряжение, — Сопутствующие соматические заболевания — Травмы головы, — Недостаток сна, — Интоксикации (в том числе алкоголизацию). — Преморбидные особенности личности, — Сложившаяся система жизненных ценностей.

ГРУППЫ РЕАКТИВНЫХ ПСИХОЗОВ • возникающие обычно при глобальной Аффективно- угрозе жизни большим контингентам людей (землетрясения, наводнения, шоковые реакции катастрофы и т. д.

); • возникают, как правило, в ситуациях, угрожающих свободе личности Истерические психозы Психогенные • обусловленные субъективно значимыми психотические психическими травмами, т. е.

психическими травмами, имеющими расстройства значение для определенной личности. (параноиды, депрессии)

АФФЕКТИВНО-ШОКОВЫЕ РЕАКЦИИ -это кратковременные психотические состояния, возникающие в ситуациях, остро угрожающих жизни. Субъект является непосредственным участником или свидетелем трагических событий (катастрофы, кораблекрушения, пожары, убийство, акты жестокого насилия и пр. ).

Аффективно-шоковые реакции Психомоторная Психогенное заторможенность двигательное с мутизмом возбуждение Проявляется полной Проявляется общим обездвиженностью больного и психомоторным возбуждением, неспособностью его к речевому когда больные быстро бегают контакту. порой в замкнутом пространстве.

ИСТЕРИЧЕСКИЕ ПСИХОЗЫ Сознание сужено под влиянием аффекта — аффективно-суженное или изменено в виде погружения в фантастические переживания. На период психоза наблюдается амнезия, что указывает на состояние измененного сознания.

Истерический психоз Бредоподобные фантазии Псевдодеменция Пуэрилизм (бредоподобные идеи)

Псевдодеменция Человек перестает правильно отвечать на вопросы, с нарочито расстроенным выражением лицам оглядывается по сторонам, таращит глаза, как бы изображая слабоумного и беспамятного. На простые вопросы дает нелепые ответы, но, как правило, по содержанию вопроса.

Пуэрилизм Речь больных становится детской, в движениях, гримасах также проявляется детскость. Больные суетливы, дотрагиваются до всех предметов, бегают мелкими детскими шажками. Аффективные реакции сопровождаются детской мимикой. Они надувают губы, хнычут, сосут пальцы, топают ногами

Бредоподобные фантазии (бредоподобные идеи) В отличие от бреда при бредоподобных фантазиях у больного отсутствует убежденность в этих идеях; они сопровождаются театральностью поведения В содержании высказываний прямо или косвенно звучит травмирующая ситуация. На период бредоподобных фантазий может наблюдаться полная или частичная амнезия.

ПСИХОГЕННЫЕ ПСИХОТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА (ПАРАНОИДЫ, ДЕПРЕССИИ) • Реактивная депрессия Возникает вследствие психических травм типа эмоционального лишения (неизлечимая болезнь или смерть близкого человека, измена, развод, разрыв личных отношений и др. ).

Реактивные (психогенные) параноиды Острым реактивным параноидам обычно предшествует период выраженной тревоги, беспокойства, «предчувствия несчастья» . Затем остро возникает бред отношения, преследования, особого значения, сопровождающийся галлюцинациями. Наблюдается более или менее выраженное изменение сознания по типу аффективно- суженного.

ЛЕЧЕНИЕ Медикаментозное лечение должно сочетаться с хорошо продуманной, индивидуализированной и поэтапной рациональной психотерапией. Она должна быть направлена на устранение психической травматизации, а также на ослабление фиксации больных на психотравмирующих мыслях и представлениях, на полное отвлечение от них и на формирование у больных других, «здоровых» доминант.

НЕВРОЗЫ — это психогенно возникающие невыраженные психические расстройства, которые не достигают степени грубых (психотических) нарушений отражения реальной действительности и не сопровождаются значительными изменениями поведения.

ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЮ НЕВРОЗОВ: Факторы биологической природы — наследственность и конституция, перенесенные заболевания, беременность и роды, пол и возраст, особенности телосложения и т. д.

Факторы психологической природы — преморбидные особенности личности, психические травмы детского возраста, ятрогении, психотравмирующие ситуации. Факторы социальной природы — родительская семья, сексуальное воспитание, образование, профессия и трудовая деятельность.

Общеистощающие вредности — длительное недосыпание, неправильное питание, физические и умственные нагрузки.

ВЫДЕЛЯЕТСЯ ЧЕТЫРЕ ЭТАПА НЕВРОЗОГЕНЕЗА (МЕНДЕЛЕВИЧ В. Д. , 1994) КОГНИТИВНЫЙ АФФЕКТИВНО-МОТИВАЦИОННЫЙ АНТИЦИПАЦИОННЫЙ ПОВЕДЕНЧЕСКИЙ

ТРИ ОСНОВНЫХ ТИПА НЕВРОТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ: (В. Н.

МЯСИЩЕВ) конфликтов (истерический) определяется чрезмерно завышенными претензиями личности, всегда сочетающимися с недооценкой или полным игнорированием объективных реальных условий или требований окружающих. Его отличает превышение требовательности к окружающим над требовательностью к себе и отсутствие критического отношения к своему поведению.

ВТОРОЙ (ОБСЕССИВНО- ПСИХАСТЕНИЧЕСКИЙ) тип невротического конфликта обусловлен противоречивыми собственными внутренними тенденциями и потребностями, борьбой между желанием и долгом, между моральными принципами и личными привязанностями.

КОНФЛИКТ ТРЕТЬЕГО ТИПА (НЕВРАСТЕНИЧЕСКИЙ) представляет собой противоречие между возможностями личности, с одной стороны, ее стремлениями и завышенными требованиями к себе — с другой. Особенности конфликта этого типа чаще всего формируются в условиях, когда постоянно стимулируется нездоровое стремление к личному успеху без реального учета сил и возможностей индивида.

ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ НЕВРОЗОВ ПО СИНДРОМАЛЬНОМУ ПРИНЦИПУ Неврастения Истерия Невроз навязчивых состояний

НЕВРАСТЕНИЯ Этот невроз проявляется повышенной возбудимостью и раздражительностью в сочетании с быстрой утомляемостью и истощаемостью.

КЛИНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ НЕВРАСТЕНИИ 1. Гиперстеническая форма Проявляется повышенной психической возбудимостью, выраженной раздражительностью. 2. Раздражительная слабость 3. Гипостеническая форма, Проявляется выраженной общей физической и психической слабостью, вялостью и пассивностью, которые приобретают уже устойчивый характер.

ИСТЕРИЧЕСКИЙ НЕВРОЗ этопсихогенное функциональное заболевание, основным проявлением которого бывают крайне разнообразные соматические, неврологические и психические расстройства, возникающие по механизму самовнушения.

К ИСТЕРИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВАМ СКЛОННЫ ЛИЦА С ПРИЗНАКАМИ психическогоинфантилизма с эмоциональной лабильностью, аффективной незрелостью, впечатлительностью и живостью. Истерические расстройства чаще наблюдаются у женщин.

ТРИ ГРУППЫ СИМПТОМОВ: Вегетативные расстройства часто бывают в виде обмороков, вегетативных кризов с сердцебиением, головокружением, тошнотой, и т. д. Двигательные расстройства проявляются разнообразными гиперкинезами, иными двигательными актами, припадками и т. д Сенсорные нарушения в виде истерической глухоты, слепоты, потери вкуса и обоняния.

НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ — общее название неврозов, проявляющихся навязчивыми страхами, представлениями, воспоминаниями, сомнениями и т. д.

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ФОБИЧЕСКОГО НЕВРОЗА сначала навязчивый страх возникает лишь в непосредственной связи с травмирующей больного ситуацией, затем уже при ожидании соприкосновения с ней и, наконец, даже при одном представлении об этой ситуации

ПРОГНОЗ дальнейшая динамика навязчивого невроза может быть и неблагоприятной, когда происходит не только генерализация фобий, но и дальнейшее их усложнение и большая стабилизация патологических образований.

ЛЕЧЕНИЕ НЕВРОЗОВ Большое значение при лечении неврозов имеют различные методы психотерапии: разъяснительная, направленная как на объяснение сущности болезни, так и методов борьбы с ней; гипноз (используется при навязчивых страхах, опасениях и т.

п. ), аутогенная тренировка, полезная при обильных вегетативных проявлениях, тревоге. психоаналитическая терапия по вскрытию внутриличностных конфликтов и выявлению вытесненных в подсознание комплексов (например, при истерии, фобическом неврозе).

Источник: https://present5.com/lekciya-6-psixogennye-zabolevaniya-psixogennye/

Теория и терапия неврозов. Введение в логотерапию и экзистенциальный анализ

6. Психогенные неврозы.
. . .

Психогенез истинных неврозов никоим образом не означает, что соответствующие неврозы, как это довольно часто полагают, обусловлены психической травмой или психологическим конфликтом.

Всё это вряд ли когда-либо бывает конечной и подлинной причиной подобных заболеваний.

То, насколько велик вред, наносимый человеку душевными травмами и тягостными переживаниями и насколько они выбивают человека из колеи, целиком зависит от самого человека, от структуры его характера, а не от переживаний как таковых.

Ещё основатель индивидуальной психологии Альфред Адлер имел обыкновение говорить: «Опыт творит человека», — подразумевая, тем самым, что этот опыт зависит от самого человека, от того, позволяет ли он обстоятельствам влиять на себя и в какой мере.

Далеко не каждый конфликт обязательно бывает патогенным и приводит к психическому заболеванию. Вообще нужно ещё доказать, что вскрытый конфликт является патогенным, ибо только тогда можно считать соответствующее заболевание психогенным.

В нашем отделении имел место случай, который где-либо в другом месте (при проведении наркоанализа) потребовал бы многих месяцев обследования и лечения, и в итоге был бы сделан вывод о наличии психогенного заболевания вследствие конфликта между супругами. Ещё было бы непременно высказано утверждение, что конфликт этот неустраним.

В действительности речь шла, как у нас было вскоре установлено, не о психогенном, а просто о функциональном заболевании, а именно о том, что мы у себя называем псевдоневрозом.

После нескольких инъекций дигидроэрготамина пациентка почувствовала себя абсолютно нормально, так что она, в конце концов, после полного выздоровления сумела преодолеть и свой семейный конфликт во всех его аспектах.

Этот конфликт неоспоримо имел место, но он не был патогенным, и поэтому заболевание нашей пациентки нельзя считать психогенным. Если бы все семейные конфликты были патогенными сами по себе, то примерно 90 процентов состоящих в браке давно бы уже превратилось в невротиков.

Против патогенности большинства конфликтов свидетельствует и их распространённость. Относительно психических травм Клоос утверждает, что, «проявив некоторую находчивость и искусство толкования, их можно обнаружить в жизни каждого человека». Я считаю, что здесь даже не нужно особой находчивости.

Чтобы проверить это утверждение для самого себя, я провёл соответствующее исследование, поручив своей сотруднице проанализировать из картотеки нашего психотерапевтического амбулаторного отделения десять историй болезни на предмет того, какие конфликты, проблемы и психические травмы там зафиксированы в анамнезе. Получилось 20 конфликтов и т. п.

, затем они были разделены на категории, а затем был выбран также случайный ряд из 10 больных нашего неврологического стационара, у которых не было никаких жалоб, заслуживающих названия психологических Эти случаи подверглись такому же изучению, то есть у этих соматических больных были обнаружены те же самые проблемы и т. п. Причём численный результат равнялся 51.

Эти люди, не страдающие неврозами, пережили даже больше психических травм и т. п., но оказались способны, если воспользоваться выражением Шпеера (Speer), их «переработать». Учитывая всё это, не приходится удивляться, что каждое соматическое заболевание обязательно имеет своим следствием кучу проблем.

Подобные и не менее тяжёлые переживания в одной группе стали причиной душевных расстройств, а в другой — нет. Таким образом, эти расстройства обусловлены не переживаниями, не окружающей обстановкой, а каждым отдельным человеком и его отношением к тому, что приходится пережить.

Нет никакого смысла заниматься профилактикой неврозов, надеясь предохранить людей от этого душевного заболевания, избавив их от всех конфликтов и устранив с их пути все трудности. Напротив, было бы уместно и целесообразно людей заранее, так сказать, душевно закалить.

Особенно было бы неправильно переоценивать душевную нагрузку, обусловленную проблемами в их патогенном значении, ибо из практики давно известен тот факт, что ситуации крайней нужды и кризиса сопровождаются уменьшением количества невротических заболеваний, и в жизни многих людей достаточно часто бывает так, что нагрузка в виде серьёзных требований действует на душу оздоровляюще. Я обычно сравниваю это с тем фактом, что ветхое здание может держаться и опираться на то, чем оно забито. И наоборот, бывает так, что ситуации резкого избавления от напряжения, скажем, освобождения от длительного и тягостного психологического давления представляют опасность с точки зрения психогигиены. Вспомним, например, о ситуации освобождения из плена. Очень многие люди пережили подлинный душевный кризис сразу после освобождения, тогда как во время плена, вынужденно испытывая внешнее и внутреннее давление, они были в состоянии проявлять свои лучшие качества и выдерживать тяжелейшие физические и моральные нагрузки. Однако, как только давление ослабевает, особенно если это происходит внезапно, неожиданное исчезновение давления подвергает человека опасности. Это в какой-то степени напоминает кессонную болезнь, опасное для жизни заболевание, которое развивается вследствие резкого снижения внешнего давления, например, в случае, если водолаз слишком быстро поднялся с глубины.

Мы сами, и позже другие исследователи111 Шульте (W. Schulte) смогли показать, что, по крайней мере, внезапное исчезновение нагрузки может быть не менее патогенным, чем сама нагрузка, то есть стресс.

111 «Момент исчезновения нагрузки после предшествующей перегрузки является благоприятным для возникновения и манифестации вегетативных нарушений и не только их, причём при известных обстоятельствах, даже более богатым на такие события, чем период действия самой нагрузки». Пфланц (М.

Pflanz) и фон Юкскюль (Т. von Uexkul) «He только так называемые нагрузки, но и их прямая противоположность, то есть внезапное разрешение психологически тягостных и физически напряженных ситуаций, может привести к нарушениям, которые проявляются в соматическом.

Иногда исчезновение нагрузки бывает не менее значимым, чем избыточная нагрузка. Антипатогенное действие оказывает наличие цели, которая держит силы и желания человека в напряжении. Антипатогенное действие оказывает постановка цели, формулировка задачи. Энергетического подхода недостаточно.

Понятие бессмысленности лучше объясняет эти взаимосвязи».

Наследственная отягощённость в большей степени имеет отношение к этиологии невротических заболеваний, чем психологическая нагрузка, и представители школы Кречмеров не устают твердить, что все комплексы проявляют свою патогенность на соответствующей конституциональной почве.

С полным правом Эрнст Кречмер указывает на то, что именно конституция играет решающую роль в том, станет ли некоторый комплекс патогенным или нет, и что нередко сама конституция «создаёт собственные конфликты», причём не в последнюю очередь, как сумел показать Вольфганг Кречмер, в результате «потенцирующего влияния конституциональных взаимодействий внутри семьи». По мнению других авторов, неврозы развиваются на основе психопатической личности. Одним словом, оказывается, что даже подлинные, так называемые психогенные, неврозы не являются всецело психогенными.

Всё это должно бы удержать нас от слишком буквального признания психогенеза даже этой категории (не психосоматических, функциональных или реактивных) невротических в узком смысле слова, то есть психогенных, заболеваний.

Эту оговорку позиции по поводу этиологии не следует принимать как оскорбление или повод для возмущения, поскольку мы из неё не собираемся делать выводов о каких-то фатальных последствиях. Скорее, мы считаем, что всегда возможна своего рода психологическая ортопедия.

Ибо даже там, где мы сами склонны перед лицом «психогенного» заболевания, и в этом смысле перед лицом невроза констатировать психопатически-конституциональную основу, мы никогда не говорим, что там не остаётся места для нашего психотерапевтического вмешательства.

И даже более того.

Именно тогда, когда мы констатируем наличие судьбоносного ядра психопатической конституции, например, при ананкастической психопатии как таковой, как определяющей судьбу, именно тогда мы корригируем ошибочный настрой на эту судьбу и уже тем добиваемся терапевтического успеха, что сводим заболевание до неизбежного минимума. Однако в отношении неврозов навязчивых состояний мы знаем, в какой степени тщетная борьба пациента против симптома делает этот симптом ещё более мучительным, если не она-то и фиксирует этот симптом вообще.

Психопатически-конституциональная основа неврозов может быть компенсирована педагогическими и терапевтическими средствами. Поскольку сами неврозы, вероятно, являются ничем иным, как «проявлением декомпенсации» — декомпенсации «конституциональной недостаточности» (Эрнст Кречмер).

При известных обстоятельствах речь может идти о том, чтобы средствами логотерапии сформировать у больного ту прочную духовную опору, в которой обычный здоровый человек нуждается в меньшей степени, а психологически неустойчивый — в большей, как раз ввиду необходимости компенсации этой неустойчивости.

Один раз в жизни каждый психопат оказывается на распутье, когда он должен принять решение между предрасположенностью, с одной стороны, и её реализацией в собственно психопатию, с другой. До принятия этого решения его, собственно говоря, ещё нельзя назвать психопатом.

То, что ещё только будет его психопатией, из чего она может (но не обязательно) развиться, хорошо было бы назвать «психолабильностью» в противоположность психопатии.

После такой оговорки по поводу этиологии, по поводу reservatio mentalis в отношении психогенеза психогенных неврозов в данном узком смысле слова обратимся к случаям из клинической практики.

Мария… страдает ситуационно обусловленными тиками. Всякий раз, когда ей, как киноактрисе, приходится фотографироваться, она непроизвольно начинает качать головой. Она совершает эти движения, несмотря ни на что, сопротивляется этому и всё-таки двигается. Фактически её тики представляют собой — в смысле «символической репрезентации» (Е. Штраус) — жест несогласия.

Но кому она его адресует? Наркоанализ не дал никакого результата, но на следующий день во время приёма пациентка неожиданно вспомнила (безо всякого наркоанализа) о том, что впервые тик появился, когда во время фотографирования присутствовал коллега, с которым она в предшествующую ночь изменила своему супругу.

В конце концов, ей пришло в голову, что в самый первый раз тик, должно быть, появился, когда во время фотографирования напротив неё стояла мать; при последующем расспросе пациентка вспомнила: «Отец сказал: «Мария, иди ко мне на колени». Мать сказала: «Оставайся сидеть». Отец сказал: «Встань и поцелуй меня!» Мать сказала: «Нет, оставайся сидеть».

С разных сторон «оставайся сидеть» и «подойди сюда» — я слышу это всю свою жизнь, так было всегда. Уже ребёнком я так делала, в школе и дома, или топала ногой». Можно предположить, что не будь пациентка киноактрисой, а манекенщицей, которая должна демонстрировать нейлоновые чулки, у неё был бы тик в виде топания ногой.

В совокупности анализ дал следующее: фотограф, рядом с которым стояла мать, заместил мать в смысле образа матери, тогда как актёр, который во время фотографирования стоял рядом с пациенткой, в этом противопоставлении матери или образу матери занял место отца, то есть принял образ отца. В непринуждённом разговоре пациентка подтвердила, что коллега напомнил ей отца.

То, что фотограф репрезентирует мать или, по крайней мере, ту инстанцию, которая запрещает сесть на колени к отцу или будущему заместителю его образа, позволяет понять, почему реакцией именно на его функцию стал тик и почему впервые это случилось как раз в тот момент, когда рядом с пациенткой оказался образ отца, замкнув таким образом полярное силовое поле между образами отца и матери. Данное стечение обстоятельств оказалось патогенным, поскольку совпало с реальным конфликтным материалом из детства. На вопрос о супруге пациентка ответила, что он её безмерно тиранизирует.

Иго, которое тик был призван сбросить, — это ещё и брак. Однако, даже в этом случае страх ожидания сыграл свою роль, ибо, как добавляет пациентка, после того первого случая она не только с каждым разом всё сильнее ожидала возвращения тика, но и боялась его.

Терапия была направлена на то, чтобы вместо освобождения от скрытой злости, обиды и т. п. в виде тиков, сделать возможной разрядку при помощи терапевтической комбинации, состоящей из чего-то, похожего на просматривание диафильма и логотерапии, или, как это предложил Бетц (Betz), назвав «логотерапией в символах».

В этом смысле пациентке было рекомендовано в рамках релаксационных упражнений заместить свой неосознанный протест осознанным решением, которое нужно было сформулировать и принять его, на основе её личной ответственности и ответственности перед ребёнком, который для неё «превыше всего».

Само собой разумеется, релаксационные упражнения использовались и в том смысле, что они играют не последнюю роль при лечении тиков.

Мы использовали также классическое толкование снов на основании того метода свободных ассоциаций, который ввёл в науку Фрейд. Правда, при помощи этого метода мы поднимали до уровня осознания и ответственности не только неосознанные инстинкты, но и неосознанную духовность.

В снах, этих подлинных произведениях бессознательного, появляются как элементы инстинктивного бессознательного, так и элементы духовного бессознательного.

И если мы для того, чтобы их понять, используем тот же самый метод, при помощи которого Фрейд прослеживал только инстинктивное бессознательное, то мы сможем на этом пути прийти совсем к другой цели — к открытию духовного бессознательного — и сказать о психоанализе: мы шли вместе, но бились врозь.

В отношении эмпирического состава духовного бессознательного мы руководствуемся большим достижением психоанализа — целесообразностью, но требуем этой целесообразности не только со стороны анализируемого, но и со стороны аналитика.

Мы требуем не только безусловной честности (в том, что касается продуцируемых идей) от исследуемого объекта, но и той безусловной непредвзятости от исследующего субъекта, которая не позволит ему закрыть глаза при виде содержаний, обусловленных неосознанной духовностью.

Психоанализ прекрасно разглядел, что может дать конфликт отдельных стремлений в человеке. Освящённое психоанализом учение об объяснимости так называемых оговорок, описок и других ошибок показало, как могут проявляться конфликты стремлений в рамках так называемой «Психопатологии повседневности». По этому поводу хочется привести несколько казуистических примеров.

1. Коллега, говоря о психиатрических больницах, о которых однажды зашла речь в связи с эвтаназией, сказал: «Там пациентов убивают по-человечески — убирают в заведение…».

2. Один коллега, выступая за предупреждение беременности, многократно оговаривается и использует вместо этого слово, означающее предупреждение судьбы.

3. Коллега, настаивая на необходимости народной инициативы, которая была бы направлена против абортов, оговаривается и произносит: «Если даже это не подвигнет депутатов государственного совета к изменению позиции, мы организуем народные роды».

Случай с Марией… был истолкован психоаналитически, поскольку удалось выявить причину тиков. В следующих примерах можно в толковании соединить причины и следствия, поэтому к ним мы подошли с точки зрения индивидуальной психологии.

Лео X. утверждает, что является гомосексуалистом, но в действительности бисексуален. Причины: в 17-летнем возрасте его совратил солдат-гомосексуалист. С 17 лет юноша был влюблён в девочку и испытывал в её присутствии половое возбуждение, вёл себя в сексуальном отношении нормально, хотя имеет место eiaculatio praecox.

Впоследствии наблюдаются гомосексуальные реакции и фантазии, например, случайные поллюции.

Финал: как только пациента спросили прямо, испытывает ли он страх перед браком или принуждают ли его к браку, он ответил: «Да, я должен жениться на одной, которая нравится матери и годится для хозяйства, и не могу жениться на той, которая нравится мне».

Роза С., три года назад пациентка потеряла сознание (АД в тот момент было 110) и испытала сильное сердцебиение. Жалуется на головные боли, парестезии и ощущение, как будто сердце останавливается.

Как видно, складывается кардиоваскулярная и ангионевротическая или вазовегетативная картина, в которой к вегетативному компоненту присоединяется эндокринный: уже два года, как у пациентки начался климакс.

Оба компонента дают функциональную сторону невроза страха, которым пациентка страдает, и реактивная сторона которого проявляется в страхе ожидания, свойственном пациентке по поводу того, что она «может снова потерять сознание», то есть в коллапсофобии, которой пациентка реагировала на первичный страх, сконцентрировавшийся вокруг коллапса, как вокруг «центра конденсации».

Вследствие этого сформировался вторичный страх, представляющий собой, скорее, не собственно страх, а боязнь.

В ответ на возникновение фобии муж пациентки, с которым у неё прежде были конфликты, изменил свой образ жизни и стал «самым честным мужчиной»; и в этом заключается третья, психогенная сторона данного случая, то есть сторона, связанная с «вторичным мотивом болезни» (Фрейд), являющимся вторичным постольку, поскольку он лишь фиксирует первичное заболевание, тогда как «приспособление» (Адлер) в некотором первичном смысле было патогенным112. Представим себе область феноменологии психогенных неврозов, ограниченной эллипсом, тогда страх и навязчивость представляют собой как бы два фокуса этого эллипса. И являются, так сказать, двумя клиническими протофеноменами. И это неслучайно, ибо страху и навязчивости соответствуют две базовых возможности человеческого бытия -«страх» и «долг» (чувство долга играет в психологии неврозов навязчивых состояний очень большую роль). Но онтологические условия проявления этих двух возможностей, тех самых, из которых возникают страх и долг, суть свобода человека и его ответственность. Только то существо, которое свободно, может испытывать страх . Как сказал Кьеркегор: «Страх — это головокружение от свободы». И только то существо, которое несёт ответственность, может испытывать чувство долга. Отсюда следует, что существо, облагодетельствованное в своём бытии свободой и ответственностью, приговорено жить в страхе и обязанностях113. Само собой разумеется, страх и долг играют определенную роль и при психозах. Ну, например, если в случаях эндогенной депрессии, в настоящее время в противоположность прежнему чувству страха преобладает чувство долга, то можно сказать: долг принадлежит к роду, который не делает то, что должен, а страх принадлежит к роду, который не знает, что должен.

112 Наряду с уже отмеченным, можно найти указание на вероятно приспособительный характер страха перед улицей в Библии, а именно в «Притчах» (22,13): «Ленивец говорит: «лев на улице! посреди площади убьют меня!» При библейских условиях жизни Ленивец боится, оправдывая страх перед открытым пространством, само собой разумеется, не коллапса, инфаркта и инсульта, а львов, тигров и гиен.

113 «Ответственность в бытии» — это сущность человеческой экзистенции» (В. Франкл «Философия и психотерапия. Об основах экзистенциального анализа», Schweiz. med. Wschr. 69, 707, 1939).

И здесь логотерапию снова упрекают и обвиняют в том, что она утверждает и подчёркивает то же самое, что и индивидуальная психология, то есть ответственность человека, но это означает только двойную путаницу.

Во-первых, ответственность пациента-невротика за свой симптом (в смысле приспособления по Альфреду Адлеру), и, во-вторых, ответственность в бытии человека как такового, не больного и не за симптом, аза своё бытие в целом. Конечно, последнее предполагает также и ответственность больного человека, но не за свою болезнь, а за своё отношение к этой болезни.

Источник: https://bookap.info/genpsy/frankl/gl19.shtm

Невроз

6. Психогенные неврозы.

Невроз – это совокупность психогенных, функциональных обратимых расстройств, имеющих тенденцию к длительному течению. Для клинической картины невроза характерны навязчивые, астенические или истерические проявления, а также временное ослабление физической и умственной работоспособности. Также невроз называют психоневрозом или невротическим расстройством.

Причиной невроза у взрослых в большинстве случаях выступают конфликты (внутренние или внешние), стрессы, действие обстоятельств, вызывающих психологическую травму, долговременное перенапряжение эмоциональной или интеллектуальной сфер психики.

И. П. Павлов определял невроз, как затянувшееся, хроническое нарушение высшей нервной деятельности, спровоцированное в коре больших полушарий головного мозга перенапряжением нервных процессов и воздействием неадекватных по длительности и силе внешних раздражителей.

В начале XX века применение клинического термина «невроз» относительно не только человека, но и животных привело к множеству споров среди ученых.

В основном психоаналитические теории представляют невроз и его симптоматику, как следствие психологического, скрытого конфликта.

Причины невроза

Возникновение данного состояния зависит от множества физических и психологических факторов. Наиболее часто специалистам в клинической практике приходится сталкиваться с такими этиопатогенетическими воздействиями:

— длительные душевные переживания либо умственные перегрузки. Например, высокая учебная нагрузка способна привести к развитию неврозов у детей, а у людей молодого и зрелого возраста этими факторами выступают потеря работы, развод, неудовлетворенность своей жизнью;

— невозможность решить личные проблемы. Например, ситуация с просроченной задолженностью по кредиту. Психологическое длительное давление со стороны банка вполне может привести к невротическим расстройствам;

— рассеянность, которая привела к негативному последствию. Например, человек оставил включенным электроприбор, и случилось возгорание. В подобных случаях может развиться невроз навязчивых состояний, при котором человек пребывает постоянно в сомнениях по поводу того, что он забыл сделать нечто значимое;

— интоксикация и болезни, приводящие к истощению организма. Например, неврозы могут возникать вследствие не проходящих длительно инфекционных болезней (грипп, туберкулез). Также неврозы зачастую развиваются у лиц, которые зависимы от употребления спиртных напитков или табака;

— патология развития центральной нервной системы, которая сопровождается неспособностью к длительному физическому и умственному труду (врожденная астения);

— расстройства невротического характера способны развиваться без видимых на то причин, выступая следствием болезненности внутреннего мира и самовнушаемости пациента. Такая форма заболевания зачастую встречается у женщин с истероидным типом характера.

Симптомы невроза

Клиническую картину неврозов условно разделяют на две большие группы: симптомы соматического и психического характера. И те, и другие встречаются при всех разновидностях невропатических расстройств, но каждый из видов невроза обладает своими собственными признаками, позволяющими провести дифференциальную диагностику.

Симптомы невроза психопатического характера включают следующие проявления:

— неуверенность в своих силах, хроническую тревогу, нерешительность, усталость. Пациент, пребывая в таком состоянии, не ставит перед собой жизненных целей, не верит в себя, уверен в отсутствии успеха. Нередко у больных создаются комплексы неполноценности, касающиеся отсутствия способностей к общению и недовольство собственной внешностью;

— пациент, испытывая постоянную усталость, не желает делать какие-либо активные действия в учебе и для продвижения по работе, у него существенно снижается работоспособность, а также отмечаются частые нарушения сна (сонливость или бессонница).

Помимо сказанного, к признакам невроза относят неадекватную самооценку, которая может быть как завышенной, так и заниженной.

Симптомы невроза соматического характера включают следующие проявления:

— эпизодическую боль в сердце, возникающую в состоянии покоя или при физической нагрузке;

— признаки вегето-сосудистой дистонии, потливость, тремор конечностей, выраженное беспокойство, которые сопровождаются гипотоническим синдромом.

В моменты критического снижения артериального давления больной может потерять сознание, упасть в обморок.

Признаки невроза у взрослых способны проявляться в появлении психалгий, для которых характерно выражение болевых ощущений без органической патологии.

Боли в таких случаях выступают панической реакцией психики на ожидание этого пациентом. Зачастую у человека складывается такая ситуация, когда с ним происходит именно то, что он подсознательно не выпускает из мыслей и чего он боится.

Признаки невроза

О наличии данного расстройства у человека могут говорить следующие признаки:

— эмоциональное неблагополучие без видимых причин;

— проблемы в общении;

— частое переживание чувства страха, тревоги, тревожного ожидания чего-то;

— нерешительность;

— возможны паническое расстройство или панические атаки, фобии;

— нестабильность настроения, резкая или частая его изменчивость;

— противоречивость и неопределенность системы ценностей, жизненных предпочтений и желаний, цинизм;

— раздражительность;

— неадекватная самооценка: завышение или занижение;

— плаксивость;

— высокая чувствительность к стрессам в виде отчаяния или агрессии;

— тревожность, ранимость, обидчивость;

— зацикленность на психотравмирующей ситуации;

— попытки быстро работать заканчиваются утомлением, снижением внимания и мыслительной способности;

— отмечается у человека возникновение повышенной чувствительности к перепадам температур, яркому свету, громким звукам;

— расстройства сна: сон тревожный, поверхностный, не приносящий облегчения, по утрам отмечается сонливость;

— сердечные и головные боли;

— повышенная утомляемость, чувство усталости, общее снижение работоспособности;

— потемнения в глазах от перепадов давления, головокружения;

— боли в области живота;

— сложность держать равновесие, нарушения вестибулярного аппарата;

— нарушение аппетита (недоедание, чувство голода, переедание, при приеме пищи быстрая насыщаемость);

— нарушения сна (бессонница), раннее пробуждение, плохое засыпание, отсутствие полноценного чувства отдыха после сна, ночные пробуждения, кошмарные сновидения;

— психологический страх физической боли, повышенная забота о своем здоровье;

— вегетативные нарушения: повышенная потливость, сердцебиение, нарушение работы желудка, скачки артериального давления, учащенные позывы к мочеиспусканию, кашель, жидкий стул;

— снижение потенции и либидо.

Формы невроза

В настоящее время получили распространение следующие формы невроза:

— неврастения, для которой характерны, следующие симптомы — постоянные головные боли, повышенная утомляемость, повышенная ранимость, сложности при концентрации внимания. Выделяют три стадии данной формы невроза.

Первый этап развития расстройства отмечается выраженной раздражительностью без соматических признаков, при этом физическая и умственная работоспособность сохраняется.

https://www.youtube.com/watch?v=qG6NuBFeKyc

На втором этапе больной ощущает снижение работоспособности, что усугубляет его состояние. Заключительная стадия заболевания отмечается выраженной вялостью, слабостью, апатией. Развивается астенический синдром;

— истерический невроз, который включает истерические судорожные припадки, парезы, параличи, гиперкинезы. Возможны также боли в разных частях тела, истерическая артралгия, рвота, «комок» в горле и пр.

Пациенты, страдающие данной формой невроза, в спокойной обстановке также проявляют раздражительность и нервозность. Их реакции зачастую бывают непредсказуемыми, а поведение неадекватным.

Соматически истерический невроз проявляется в вегетативных и двигательных расстройствах, возникают навязчивые движения, гипотония.

Как правило, приступы истерии, проявляют себя в форме аффективного, психического припадка, в ходе которого больной катается по полу, кричит, пытается воздействовать физически на окружающих или пытается покончить с собой. В некоторых случаях такое поведение является не истинной истероидностью, а скрытым симптомом другой формы болезни;

— депрессивный невроз. Данное состояние является результатом как невротической, так и психогенной депрессии. Для данного расстройства свойственно нарушение режима сна, плохое настроение, тягостные ощущения, утрата способности радоваться.

Возможны также нарушения сердцебиения, головокружения, повышенная чувствительность, дисфункции желудочно-кишечного тракта, слезливость. Часто у больного отмечается лишь незначительное снижение работоспособности.

При наличии психогенного депрессивного невроза человек ощущает себя не нужным, брошенным, жалуется на уныние, тоскливость, у него возникают комплексы неполноценности. Соматически отмечается гипотония, половая дисфункция, заторможенность.

— невроз навязчивых состояний. Для этого расстройства характерны действия и мысли, которые воспринимаются как чуждые, но не исчезающие и не поддающиеся контролю;

— ипохондрический невроз. Данное расстройство выступает следствием болезненного страха очутиться в ситуации, представляющейся человеку безвыходной, или проявляется беспокойной возможностью заболеть какой-нибудь тяжелой болезнью.

Данная форма расстройства очень часто проявляется в виде истерии или в форме невроза навязчивых состояний. Как правило, у больного отмечается большинство психических симптомов из приведенного выше списка.

При этом пациент регулярно проходит медицинские обследования, читает медицинскую литературу, но продолжает у себя подозревать неизлечимое заболевание.

Подобные явления нередко отмечаются среди студентов-медиков или людей,  работающих в хосписе.

Эти проявления и симптомы психических расстройств могут быть, как кажется на первый взгляд не такими очевидными.

Вся диагностика и лечение неврастении, навязчивого невроза, истерического невроза и других заболеваний должны проходить только под контролем специалиста.

Лечение невроза

Существует множество теорий и методов лечения неврозов у взрослых. Терапия проходит по двум основным направлениям – фармакологическому и психотерапевтическому. Применение средств фармакологической терапии осуществляется лишь при крайне тяжелых формах болезни. Во многих случаях бывает достаточно квалифицированно проведенной психотерапии.

Психотерапия при неврозах. Основной задачей психотерапии при неврозах выступает нормализация взглядов больного на окружающий мир, выявление причин, вызвавших расстройство, расширение круга интересов пациента.

Выздоровление, как правило, наступает, если больному удается с помощью врача-психотерапевта осознать причину своих беспокойств и страхов. После этого все то, что не давало пациенту нормально жить, уже не будет казаться столь значимым и важным.

Психиатры и современные психологи в терапии невротических состояний применяют три основных метода воздействия: беседа, когнитивная психотерапия и гипноз.

Термин «когнитивная терапия» означает воспроизведение ситуации, которая у пациента вызвала беспокойство и тревожность в безопасных для него условиях. Это позволяет пациентам разумно оценить случившееся и сделать необходимые выводы. Когнитивная терапия зачастую проводится в ходе гипнотического транса.

После выведения пациента из невротического состояния, с ним осуществляется беседа относительно дальнейшего образа жизни, поиска в окружающем мире своего места и нормализации самочувствия.

Пациенту рекомендуют отвлечься и найти способы отдыха от окружающей действительности, обрести любое увлечение или хобби.

В случаях, когда методики психотерапии в лечении неврозов, не приносят ожидаемого результата, то возникает необходимость проводить медикаментозную терапию.

Для этого используют несколько групп лекарственных препаратов:

— транквилизаторы;

— нейролептики;

— антидепрессанты;

— ноотропные препараты и психостимуляторы.

Транквилизаторы по своему фармакологическому эффекту сходны с нейролептиками, однако обладают другим механизмом воздействия, стимулируя выброс гамма-аминомасляной кислоты. Имеют выраженное седативное и релаксирующее действие. Назначаются короткими курсами при неврозах навязчивых состояний.

Транквилизаторы уменьшают чувства страха, тревоги, эмоциональную напряженность. Тем самым делают пациента более доступным психотерапии.

Транквилизаторы в больших дозах первое время могут вызывать чувство вялости, сонливости, легкой тошноты, разбитости. В дальнейшем эти явления проходят, и трудоспособности данные препараты не нарушают.

В виду того, что транквилизаторы замедляют время реакции и снижают активность внимания, то назначать их водителям транспорта необходимо с большой осторожностью.

В медицинской практике чаще назначают транквилизаторы — производные бензодиазепина — хлордиазепоксид (Либриум, Элениум), Диазепам (Валиум, Седуксен), Тазепам (Оксазепам), Эуноктин (Нитразепам, Радедорм). Они обладают противо-судорожным, противотревожным, вегетонормализующим и легким снотворным действием.

Также широко применяются такие транквилизаторы, как Андаксин (Мепротан, Мепробамат), и Триоксазин. Каждый из препаратов имеет свои психофармакологические особенности.

При выборе транквилизаторов психотерапевт учитывает не только симптомы расстройства, но и индивидуальную реакцию на него пациента.

Так, например, одни пациенты хорошо переносят Триоксазин и плохо Седуксен (Диазепам), другие — наоборот.
Дозы препарата подбирают индивидуально, начиная с одной таблетки Седуксена (5 мг) или Либриума (10 мг).

Ежедневно дозу лекарства повышают на 1-2 таблетки и дают в среднем 10-30 мг Седуксена или 20-60 мг Либриума.

Нейролептики (Аминазин и пр.) имеют антипсихотическое действие, оказывают снотворное и успокаивающее воздействие, устраняют галлюцинации, но при длительной терапии могут вызвать депрессию. Назначаются при истероидной форме невроза.

Антидепрессанты (Амитриптиллин и пр.) обладают выраженным седативным действием. Применяются при неврозах, сопровождающихся страхом и тревогой. Могут применяться парентерально или в таблетированной форме.

Ноотропные препараты (Ноотропил и пр.) и психостимуляторы имеют возбуждающее воздействие, улучшают эмоциональное состояние, повышают умственную работоспособность, уменьшают чувство утомления, вызывают ощущение прилива сил и бодрости, временно, препятствуют наступлению сна. Назначаются при депрессивных формах невроза.

Назначать эти препараты следует с осторожностью, поскольку они включают «резервные» возможности организма, не устраняя потребности в нормальном сне и отдыхе. У неустойчивых психопатических личностей может наступить привыкание.

Физиологическое действие психостимуляторов во многом сходно отчасти с действием адреналина и кофеина, также обладающих стимулирующими свойствами.

Из стимуляторов чаще других применяются Бензедрин (Фенамин, Амфетамин) по 5-10 мг 1-2 р. в день, Сиднокарб по 5-10 мг 1-2 р. в первую половину дня.

Помимо общеукрепляющих средств, при астенических состояниях, специалисты назначают следующие тонизирующие препараты:

— корень женьшеня по 0,15 г по 1 т. 3 р. В день или по 25 капель 3 р. в день за 1 ч. до еды;

— настойка лимонника по 20 капель 2 р. в день;

— экстракт элеутерококка по полчайной ложки 3 р. в день за полчаса до еды;

— экстракт левзеи по 20 капель 2 р. в день до еды;

— настойка стеркулии по 20 капель 2-3 р. в день;

— настойка заманихи по 30 капель 2-3 р. в день;

— настойка аралии по 30 капель 2-3 р. в день;

— Сапарал 0,05 г по 1 т. 3 р. в день после еды;

— Пантокрин по 30 капель 2-3 р. в день до еды.

Для улучшения качества сна и уменьшения эффективной напряженности больным неврозами назначаются небольшие дозы снотворных.

В лечении невроза очень хорошо зарекомендовал себя гипноз и аутотренинг.

Как лечить невроз

При неврозах очень эффективна в лечении успокаивающая музыка, которая влияет на психоэмоциональное состояние индивида.

Уже доказано учеными, что правильно подобранная музыка способна влиять на важнейшие физиологические реакции: ритм сердечных сокращений, процессы газообмена, артериальное давление, глубину дыхания, активность нервной системы.

С точки зрения биоэнергетики, музыка может изменять энергию внутри тела индивида, достигая гармонии на всех уровнях – эмоциональном, физическом, духовном.

Музыкальные произведения могут противоположно менять настроение человека. В связи с этим, все музыкальные композиции подразделяют на активизирующие и успокаивающие.

Психотерапевты используют музыку, в качестве метода, способствующего выработке эндорфинов и позволяющего больному испытать наиболее для него желаемые эмоции, помогая в преодолении депрессивных состояний.
Официально музыкотерапия получила признание в странах Европы еще в XIX веке.

В настоящее время музыку используют при заикании, а также психических, невротических, психосоматических заболеваниях. Музыкальные ритмы и звуки избирательно действует на человека. Классические этюды способны снимать тревожность и напряжение, выравнивать дыхание, расслаблять мышцы.

Внутренние конфликты и стрессы заставляют людей находить успокоение, обращаясь к специалистам, осваивая эффективные методы релаксации, для восстановления нервной системы. Подобные техники сопровождают особые мелодии, служащие фоном для них и оказывающие расслабляющее воздействие.

В музыке появилось новое направление «медитативная музыка», включающая этнонапевы и фолк-музыку. Построение такой мелодии происходит на повторяющихся элементах, сочетании тягучих обволакивающих ритмов и этнических рисунков.

Профилактика неврозов

Как правило, прогноз при неврозах благоприятный, но для того, чтобы их вылечить полностью, необходимо немало сил, времени, а порой и финансовых затрат. Поэтому большое значение имеет профилактика неврозов.

Очень важно в предотвращении состояний неврозов нормализовать режим труда и отдыха, иметь в наличии какое-либо хобби, совершать регулярные пешие прогулки на свежем воздухе.

Для сброса психической нагрузки необходимо найти подходящую возможность, в роли которой может выступить ведение дневника.

Требуется точно отслеживать личное состояние человеку, и при возникновении первых симптомов психологической перегрузки следует обращаться к профильному специалисту.

Если состояние невроза было вызвано сезонной депрессией, то для его профилактики и лечения используют светотерапию или прогулки в солнечные дни.

Первичная профилактика неврозов включает:

— предотвращение психотравмирующих ситуаций в быту и на работе;

— сглаживание семейных конфликтов.

Вторичная профилактика состояния неврозов включает:

— предотвращение рецидивов;

— изменение отношения пациентов путем бесед к психотравмирующим ситуациям (лечение убеждением), внушения и самовнушения; при их выявлении своевременное лечение;

— способствование увеличению яркости в помещении;

— диетотерапия (сбалансированное питание, отказ от алкогольных напитков и кофе);

— витаминотерапия, достаточный сон;

— адекватное и своевременное лечение других заболеваний: сердечно-сосудистых, эндокринных, атеросклероза сосудов мозга, железо- и витамин B12-дефицитной анемии;

— исключение токсикомании, наркомании, алкоголизма.

Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии невроза обязательно проконсультируйтесь с врачом!

Источник: https://psihomed.com/nevroz/

6. Психогенные неврозы.: Психогенез истинных неврозов никоим образом не означает, что

6. Психогенные неврозы.
Психогенез истинных неврозов никоим образом не означает, что соответствующие неврозы, как это довольно часто полагают, обусловлены психической травмой или психологическим конфликтом. Всё это вряд ли когда-либо бывает конечной и подлинной причиной подобных заболеваний.

То, насколько велик вред, наносимый человеку душевными травмами и тягостными переживаниями и насколько они выбивают человека из колеи, целиком зависит от самого человека, от структуры его характера, а не от переживаний как таковых.

Ещё основатель индивидуальной психологии Альфред Адлер имел обыкновение говорить: «Опыт творит человека», — подразумевая, тем самым, что этот опыт зависит от самого человека, от того, позволяет ли он обстоятельствам влиять на себя и в какой мере.

Далеко не каждый конфликт обязательно бывает патогенным и приводит к психическому заболеванию. Вообще нужно ещё доказать, что вскрытый конфликт является патогенным, ибо только тогда можно считать соответствующее заболевание психогенным.

В нашем отделении имел место случай, который где-либо в другом месте (при проведении наркоанализа) потребовал бы многих месяцев обследования и лечения, и в итоге был бы сделан вывод о наличии психогенного заболевания вследствие конфликта между супругами. Ещё было бы непременно высказано утверждение, что конфликт этот неустраним.

В действительности речь шла, как у нас было вскоре установлено, не о психогенном, а просто о функциональном заболевании, а именно о том, что мы у себя называем псевдоневрозом.

После нескольких инъекций дигидроэрготамина пациентка почувствовала себя абсолютно нормально, так что она, в конце концов, после полного выздоровления сумела преодолеть и свой семейный конфликт во всех его аспектах.

Этот конфликт неоспоримо имел место, но он не был патогенным, и поэтому заболевание нашей пациентки нельзя считать психогенным. Если бы все семейные конфликты были патогенными сами по себе, то примерно 90 процентов состоящих в браке давно бы уже превратилось в невротиков.

Против патогенности большинства конфликтов свидетельствует и их распространённость. Относительно психических травм Клоос утверждает, что, «проявив некоторую находчивость и искусство толкования, их можно обнаружить в жизни каждого человека». Я считаю, что здесь даже не нужно особой находчивости.

Чтобы проверить это утверждение для самого себя, я провёл соответствующее исследование, поручив своей сотруднице проанализировать из картотеки нашего психотерапевтического амбулаторного отделения десять историй болезни на предмет того, какие конфликты, проблемы и психические травмы там зафиксированы в анамнезе. Получилось 20 конфликтов и т. п.

, затем они были разделены на категории, а затем был выбран также случайный ряд из 10 больных нашего неврологического стационара, у которых не было никаких жалоб, заслуживающих названия психологических. Эти случаи подверглись такому же изучению, то есть у этих соматических больных были обнаружены те же самые проблемы и т. п. Причём численный результат равнялся 51.

Эти люди, не страдающие неврозами, пережили даже больше психических травм и т. п., но оказались способны, если воспользоваться выражением Шпеера (Speer), их «переработать». Учитывая всё это, не приходится удивляться, что каждое соматическое заболевание обязательно имеет своим следствием кучу проблем.

Подобные и не менее тяжёлые переживания в одной группе стали причиной душевных расстройств, а в другой — нет. Таким образом, эти расстройства обусловлены не переживаниями, не окружающей обстановкой, а каждым отдельным человеком и его отношением к тому, что приходится пережить.

Нет никакого смысла заниматься профилактикой неврозов, надеясь предохранить людей от этого душевного заболевания, избавив их от всех конфликтов и устранив с их пути все трудности. Напротив, было бы уместно и целесообразно людей заранее, так сказать, душевно закалить.

Особенно было бы неправильно переоценивать душевную нагрузку, обусловленную проблемами в их патогенном значении, ибо из практики давно известен тот факт, что ситуации крайней нужды и кризиса сопровождаются уменьшением количества невротических заболеваний, и в жизни многих людей достаточно часто бывает так, что нагрузка в виде серьёзных требований действует на душу оздоровляюще. Я обычно сравниваю это с тем фактом, что ветхое здание может держаться и опираться на то, чем оно забито. И наоборот, бывает так, что ситуации резкого избавления от напряжения, скажем, освобождения от длительного и тягостного психологического давления представляют опасность с точки зрения психогигиены. Вспомним, например, о ситуации освобождения из плена. Очень многие люди пережили подлинный душевный кризис сразу после освобождения, тогда как во время плена, вынужденно испытывая внешнее и внутреннее давление, они были в состоянии проявлять свои лучшие качества и выдерживать тяжелейшие физические и моральные нагрузки. Однако, как только давление ослабевает, особенно если это происходит внезапно, неожиданное исчезновение давления подвергает человека опасности. Это в какой-то степени напоминает кессонную болезнь, опасное для жизни заболевание, которое развивается вследствие резкого снижения внешнего давления, например, в случае, если водолаз слишком быстро поднялся с глубины.

Мы сами, и позже другие исследователи111 Шульте (W. Schulte) смогли показать, что, по крайней мере, внезапное исчезновение нагрузки может быть не менее патогенным, чем сама нагрузка, то есть стресс.

Наследственная отягощённость в большей степени имеет отношение к этиологии невротических заболеваний, чем психологическая нагрузка, и представители школы Кречмеров не устают твердить, что все комплексы проявляют свою патогенность на соответствующей конституциональной почве.

С полным правом Эрнст Кречмер указывает на то, что именно конституция играет решающую роль в том, станет ли некоторый комплекс патогенным или нет, и что нередко сама конституция «создаёт собственные конфликты», причём не в последнюю очередь, как сумел показать Вольфганг Кречмер, в результате «потенцирующего влияния конституциональных взаимодействий внутри семьи». По мнению других авторов, неврозы развиваются на основе психопатической личности. Одним словом, оказывается, что даже подлинные, так называемые психогенные, неврозы не являются всецело психогенными.

Всё это должно бы удержать нас от слишком буквального признания психогенеза даже этой категории (не психосоматических, функциональных или реактивных) невротических в узком смысле слова, то есть психогенных, заболеваний.

Эту оговорку позиции по поводу этиологии не следует принимать как оскорбление или повод для возмущения, поскольку мы из неё не собираемся делать выводов о каких-то фатальных последствиях. Скорее, мы считаем, что всегда возможна своего рода психологическая ортопедия.

Ибо даже там, где мы сами склонны перед лицом «психогенного» заболевания, и в этом смысле перед лицом невроза констатировать психопатически-конституциональную основу, мы никогда не говорим, что там не остаётся места для нашего психотерапевтического вмешательства.

И даже более того.

Именно тогда, когда мы констатируем наличие судьбоносного ядра психопатической конституции, например, при ананкастической психопатии как таковой, как определяющей судьбу, именно тогда мы корригируем ошибочный настрой на эту судьбу и уже тем добиваемся терапевтического успеха, что сводим заболевание до неизбежного минимума. Однако в отношении неврозов навязчивых состояний мы знаем, в какой степени тщетная борьба пациента против симптома делает этот симптом ещё более мучительным, если не она-то и фиксирует этот симптом вообще.

Психопатически-конституциональная основа неврозов может быть компенсирована педагогическими и терапевтическими средствами. Поскольку сами неврозы, вероятно, являются ничем иным, как «проявлением декомпенсации» — декомпенсации «конституциональной недостаточности» (Эрнст Кречмер).

При известных обстоятельствах речь может идти о том, чтобы средствами логотерапии сформировать у больного ту прочную духовную опору, в которой обычный здоровый человек нуждается в меньшей степени, а психологически неустойчивый — в большей, как раз ввиду необходимости компенсации этой неустойчивости.

Один раз в жизни каждый психопат оказывается на распутье, когда он должен принять решение между предрасположенностью, с одной стороны, и её реализацией в собственно психопатию, с другой. До принятия этого решения его, собственно говоря, ещё нельзя назвать психопатом.

То, что ещё только будет его психопатией, из чего она может (но не обязательно) развиться, хорошо было бы назвать «психолабильностью» в противоположность психопатии.

После такой оговорки по поводу этиологии, по поводу reservatio mentalis в отношении психогенеза психогенных неврозов в данном узком смысле слова обратимся к случаям из клинической практики.

Мария… страдает ситуационно обусловленными тиками. Всякий раз, когда ей, как киноактрисе, приходится фотографироваться, она непроизвольно начинает качать головой. Она совершает эти движения, несмотря ни на что, сопротивляется этому и всё-таки двигается. Фактически её тики представляют собой — в смысле «символической репрезентации» (Е. Штраус) — жест несогласия.

Но кому она его адресует? Наркоанализ не дал никакого результата, но на следующий день во время приёма пациентка неожиданно вспомнила (безо всякого наркоанализа) о том, что впервые тик появился, когда во время фотографирования присутствовал коллега, с которым она в предшествующую ночь изменила своему супругу.

В конце концов, ей пришло в голову, что в самый первый раз тик, должно быть, появился, когда во время фотографирования напротив неё стояла мать; при последующем расспросе пациентка вспомнила: «Отец сказал: «Мария, иди ко мне на колени». Мать сказала: «Оставайся сидеть». Отец сказал: «Встань и поцелуй меня!» Мать сказала: «Нет, оставайся сидеть».

С разных сторон «оставайся сидеть» и «подойди сюда» — я слышу это всю свою жизнь, так было всегда. Уже ребёнком я так делала, в школе и дома, или топала ногой». Можно предположить, что не будь пациентка киноактрисой, а манекенщицей, которая должна демонстрировать нейлоновые чулки, у неё был бы тик в виде топания ногой.

В совокупности анализ дал следующее: фотограф, рядом с которым стояла мать, заместил мать в смысле образа матери, тогда как актёр, который во время фотографирования стоял рядом с пациенткой, в этом противопоставлении матери или образу матери занял место отца, то есть принял образ отца. В непринуждённом разговоре пациентка подтвердила, что коллега напомнил ей отца.

То, что фотограф репрезентирует мать или, по крайней мере, ту инстанцию, которая запрещает сесть на колени к отцу или будущему заместителю его образа, позволяет понять, почему реакцией именно на его функцию стал тик и почему впервые это случилось как раз в тот момент, когда рядом с пациенткой оказался образ отца, замкнув таким образом полярное силовое поле между образами отца и матери. Данное стечение обстоятельств оказалось патогенным, поскольку совпало с реальным конфликтным материалом из детства. На вопрос о супруге пациентка ответила, что он её безмерно тиранизирует.

Иго, которое тик был призван сбросить, — это ещё и брак. Однако, даже в этом случае страх ожидания сыграл свою роль, ибо, как добавляет пациентка, после того первого случая она не только с каждым разом всё сильнее ожидала возвращения тика, но и боялась его.

Терапия была направлена на то, чтобы вместо освобождения от скрытой злости, обиды и т. п. в виде тиков, сделать возможной разрядку при помощи терапевтической комбинации, состоящей из чего-то, похожего на просматривание диафильма и логотерапии, или, как это предложил Бетц (Betz), назвав «логотерапией в символах».

В этом смысле пациентке было рекомендовано в рамках релаксационных упражнений заместить свой неосознанный протест осознанным решением, которое нужно было сформулировать и принять его, на основе её личной ответственности и ответственности перед ребёнком, который для неё «превыше всего».

Само собой разумеется, релаксационные упражнения использовались и в том смысле, что они играют не последнюю роль при лечении тиков.

Мы использовали также классическое толкование снов на основании того метода свободных ассоциаций, который ввёл в науку Фрейд. Правда, при помощи этого метода мы поднимали до уровня осознания и ответственности не только неосознанные инстинкты, но и неосознанную духовность.

В снах, этих подлинных произведениях бессознательного, появляются как элементы инстинктивного бессознательного, так и элементы духовного бессознательного.

И если мы для того, чтобы их понять, используем тот же самый метод, при помощи которого Фрейд прослеживал только инстинктивное бессознательное, то мы сможем на этом пути прийти совсем к другой цели — к открытию духовного бессознательного — и сказать о психоанализе: мы шли вместе, но бились врозь.

В отношении эмпирического состава духовного бессознательного мы руководствуемся большим достижением психоанализа — целесообразностью, но требуем этой целесообразности не только со стороны анализируемого, но и со стороны аналитика.

Мы требуем не только безусловной честности (в том, что касается продуцируемых идей) от исследуемого объекта, но и той безусловной непредвзятости от исследующего субъекта, которая не позволит ему закрыть глаза при виде содержаний, обусловленных неосознанной духовностью.

Психоанализ прекрасно разглядел, что может дать конфликт отдельных стремлений в человеке. Освящённое психоанализом учение об объяснимости так называемых оговорок, описок и других ошибок показало, как могут проявляться конфликты стремлений в рамках так называемой «Психопатологии повседневности». По этому поводу хочется привести несколько казуистических примеров.

1. Коллега, говоря о психиатрических больницах, о которых однажды зашла речь в связи с эвтаназией, сказал: «Там пациентов убивают по-человечески — убирают в заведение…».

2. Один коллега, выступая за предупреждение беременности, многократно оговаривается и использует вместо этого слово, означающее предупреждение судьбы.

3. Коллега, настаивая на необходимости народной инициативы, которая была бы направлена против абортов, оговаривается и произносит: «Если даже это не подвигнет депутатов государственного совета к изменению позиции, мы организуем народные роды».

Случай с Марией… был истолкован психоаналитически, поскольку удалось выявить причину тиков. В следующих примерах можно в толковании соединить причины и следствия, поэтому к ним мы подошли с точки зрения индивидуальной психологии.

Лео X. утверждает, что является гомосексуалистом, но в действительности бисексуален. Причины: в 17-летнем возрасте его совратил солдат-гомосексуалист. С 17 лет юноша был влюблён в девочку и испытывал в её присутствии половое возбуждение, вёл себя в сексуальном отношении нормально, хотя имеет место eiaculatio praecox.

Впоследствии наблюдаются гомосексуальные реакции и фантазии, например, случайные поллюции.

Финал: как только пациента спросили прямо, испытывает ли он страх перед браком или принуждают ли его к браку, он ответил: «Да, я должен жениться на одной, которая нравится матери и годится для хозяйства, и не могу жениться на той, которая нравится мне».

Роза С., три года назад пациентка потеряла сознание (АД в тот момент было 110) и испытала сильное сердцебиение. Жалуется на головные боли, парестезии и ощущение, как будто сердце останавливается.

Как видно, складывается кардиоваскулярная и ангионевротическая или вазовегетативная картина, в которой к вегетативному компоненту присоединяется эндокринный: уже два года, как у пациентки начался климакс.

Оба компонента дают функциональную сторону невроза страха, которым пациентка страдает, и реактивная сторона которого проявляется в страхе ожидания, свойственном пациентке по поводу того, что она «может снова потерять сознание», то есть в коллапсофобии, которой пациентка реагировала на первичный страх, сконцентрировавшийся вокруг коллапса, как вокруг «центра конденсации».

Вследствие этого сформировался вторичный страх, представляющий собой, скорее, не собственно страх, а боязнь.

В ответ на возникновение фобии муж пациентки, с которым у неё прежде были конфликты, изменил свой образ жизни и стал «самым честным мужчиной»; и в этом заключается третья, психогенная сторона данного случая, то есть сторона, связанная с «вторичным мотивом болезни» (Фрейд), являющимся вторичным постольку, поскольку он лишь фиксирует первичное заболевание, тогда как «приспособление» (Адлер) в некотором первичном смысле было патогенным112. Представим себе область феноменологии психогенных неврозов, ограниченной эллипсом, тогда страх и навязчивость представляют собой как бы два фокуса этого эллипса. И являются, так сказать, двумя клиническими протофеноменами. И это неслучайно, ибо страху и навязчивости соответствуют две базовых возможности человеческого бытия -«страх» и «долг» (чувство долга играет в психологии неврозов навязчивых состояний очень большую роль). Но онтологические условия проявления этих двух возможностей, тех самых, из которых возникают страх и долг, суть свобода человека и его ответственность. Только то существо, которое свободно, может испытывать страх . Как сказал Кьеркегор: «Страх — это головокружение от свободы». И только то существо, которое несёт ответственность, может испытывать чувство долга. Отсюда следует, что существо, облагодетельствованное в своём бытии свободой и ответственностью, приговорено жить в страхе и обязанностях113. Само собой разумеется, страх и долг играют определенную роль и при психозах. Ну, например, если в случаях эндогенной депрессии, в настоящее время в противоположность прежнему чувству страха преобладает чувство долга, то можно сказать: долг принадлежит к роду, который не делает то, что должен, а страх принадлежит к роду, который не знает, что должен.

Источник: https://bookucheba.com/klinicheskaya-psihologiya-knigi/psihogennyie-nevrozyi-20096.html

Невроз: виды, симптомы и причины. Как победить невроз?

6. Психогенные неврозы.

В повседневной жизни мы сталкиваемся со множеством трудностей, и, как правило, умеем справляться с ними. Кто никогда не оказывался в стрессовой ситуации? Тем не менее, есть люди, которые чувствуют себя загнанными в ловушку из-за постоянного страха и тревоги, что с ними может случится что-то плохое. Зачастую они даже не знают причину своего беспокойства.

Это состояние значительно ухудшает качество их жизни. Невроз — это синоним страдания. В этой статье психолог CogniFit (“КогниФит”)Беатрис Лопес расскажет вам о том, что такое невроз, какие бывают виды неврозов и каковы их симптомы.

Как справиться с неврозом?

Что такое невроз и каковы его симптомы и причины?

Что такое невроз?

Невроз (психоневроз, невротическое расстройство) — общее название для функциональных психогенных обратимых расстройств, имеющих тенденцию к затяжному течению. Характеризуется долговременным негативным эмоциональным состоянием.

Это означает, что отрицательные чувства или эмоции страдающие неврозом люди переживают интенсивнее и чаще, чем остальные. Тревога, вина, гнев, агрессивность, зависть, отчаяние — только некоторые примеры подобных разрушающих чувств и эмоций.

Такое состояние провоцирует повышенный уровень стресса, в результате чего угрозы и негативные ситуации воспринимаются острее и серьёзнее, чем они есть на самом деле.

Не следует путать невроз с невротизмом. Невротизм (нейротизм) — это черта личности, характеризующаяся эмоциональной нестабильностью, тревожностью, низкой самооценкой. Невротические симптомы могут проявлять и здоровые люди.

В настоящее время термин “невроз” не используется профессиональным психиатрическим сообществом.

Раздел “неврозы” был упразднён в американском Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам ещё в третьем издании DSM-III 1980 года.

В частности, обсессивно-компульсивный невроз заменён на обсессивно-компульсивное расстройство, депрессивный невроз теперь называется дистимическое расстройство и т.д.

Вы подозреваете у себя или близкого вам человека депрессию? Узнайте с помощью инновационного нейропсихологического теста CogniFit на депрессию, присутствуют ли тревожные когнитивные признаки и симптомы, которые могут указывать на наличие этого расстройства. Получите подробный отчёт с рекомендациями менее, чем за 30-40 минут. 

Инновационный нейропсихологический тест CogniFit на депрессиюНесмотря на упразднение официального термина, понятие “невроз” до сих пор применяется как собирательное, обобщающее название различных психических расстройств, связанных с тревожностью.

В основе невроза всегда лежит конфликт (внешний или внутренний), обстоятельства, вызывающие психологическую травму, стресс или длительное эмоциональное и интеллектуальное перенапряжение. Страдающие неврозом людям характеризуются отрицанием различных аспектов их собственной внутренней реальности.

Они стараются дистанцироваться от своих чувств, мыслей и желаний, основываясь на собственных строгих правилах. Речь идёт о психологических стратегиях, которые такие люди бессознательно используют “на автомате”. Подобные стратегии затрудняют контроль и управление эмоциями.

В результате возникает внутренний конфликт, который, как и любая конфронтация, влечёт за собой тяжёлые страдания.

“Невротик сам себе закрывает путь к своим истинным возможностям, он сам себе является преградой на пути к собственному совершенству.” — говорил известный австрийский психиатр Виктор Эмиль Франкл.

Таким образом, можно сказать, что в современной клинической психологии невроз рассматривается как расстройство, деформирующее рациональное мышление, а также адекватное функционирование человека в семейной, социальной и трудовой сфере.

В основе невроза всегда лежит внутренний или внешний конфликт

Симптомы невроза

Как распознать невроз? Существуют ряд симптомов, которые могут указывать на то, что с человеком не всё в порядке.

  • Физические симптомы тревожности: чрезмерное потоотделение, учащённое сердцебиение, сухость во рту, боль в груди и т.д.
  • Психологические симптомы тревожности: ощущение потери контроля, ощущение человека, что он «сходит с ума», страх внезапной смерти и т.д.
  • Низкая эмоциональная стабильность.
  • Чрезмерное беспокойство или руминации.
  • Ангедония (снижение или утрата способности получать удовольствие) или отсутствие интереса к деятельности, которая ранее приносила удовольствие.
  • Апатия и постоянная усталость.
  • Постоянное чувство печали и беспомощности.
  • Раздражительность.
  • Высокая восприимчивость и чувствительность, повышенная ранимость.
  • Фрустрация при решении обычных повседневных проблем.
  • Ригидность, трудность принятия изменений в окружающей среде.
  • Межличностные проблемы (с семьёй, друзьями, на работе) из-за отсутствия толерантности по отношению к другим людям. Обычно порождает проблемы сосуществования. В наиболее серьёзных случаях это может привести к психологическому насилию.
  • Тенденция к социальной изоляции.
  • Человек склонен держать проблемы “в себе”.
  • Склонность к стеснительности.
  • Тенденция к развитию фобий.
  • Трудности с принятием решений.
  • Трудности с выходом из дома.

Наличие какого-то из этих симптомов необязательно свидетельствует о неврозе, однако если наблюдаются сразу несколько — стоит обратиться за профессиональной помощью к психологу.

Невроз и бессонница

Вызванное неврозом состояние тревоги может спровоцировать бессонницу. Таким образом, проблемы с засыпанием и/или поддержанием сна ночью не позволяют полноценно отдохнуть. Это способствует повышению раздражительности и усиливает предыдущие симптомы. Это ещё один аспект, тесно связанный с депрессией.

Вы подозреваете у себя или близкого вам человека признаки бессонницы? Пройдите инновационный нейропсихологический тест CogniFit (“КогниФит”) на бессонницу и менее, чем за 30-40 минут узнайте, присутствуют ли когнитивные симптомы, которые могут указывать на наличие расстройства сна. Получите подробный отчёт в формате pdf с персональными рекомендациями!

Когнитивный тест CogniFit («КогниФит») на бессонницу

Полезные рекомендации при бессоннице

  • Соблюдение режима дня. Старайтесь ложиться и вставать в одно и то же время, избегайте изменения цикла сна-бодрствования.
  • Занятия спортом. Качество сна улучшается при занятиях умеренной продолжительности и интенсивности. Избегайте интенсивных физических упражнений за несколько часов до сна.

    Узнайте, как начать заниматься спортом.

  • Не спите днём! Это очень не рекомендуется при бессоннице. Если вас сильно клонит ко сну, вы можете немного вздремнуть, но лучше — не более 20 минут и не позднее 16:00.
  • Избегайте стимулирующих веществ. Старайтесь не употреблять напитки, содержащие кофеин, теин и т.п.

    за 4-6 часов до сна. То же самое с табаком и алкоголем!

  • Лёгкие ужины. Они помогают избежать дискомфорт в желудке и способствуют лучшему пищеварению.
  • Умеренное употребление жидкости перед сном. Если вы выпили слишком много жидкости, вы можете проснуться от необходимости посетить туалет.

    Если же наоборот, вы выпили слишком мало, можно проснуться посреди ночи от жажды. Нужно найти “золотую середину”.

  • Релаксация перед сном. Тёплый душ, расслабляющая музыка, приятная книга, немного упражнений на релаксацию.
  • Ложитесь спать, только если вы действительно хотите спать.

    В противном случае вы можете начать ассоциировать кровать с невозможностью заснуть. Поэтому рекомендуется вставать, если вы не заснули в течение 20 минут после того, как легли. Вернитесь в постель, когда вас снова будет клонить ко сну.

  • Благоустройте спальню.

    В комнате, в которой вы спите, должен быть тусклый свет (если вы не можете спать в темноте) и приятная температура. Избегайте использования электронных устройств и других стимулов, которые могут активировать ваше тело и/или разум. Также помните о том, что если вы будете постоянно проверять время на вашем телефоне — это не поможет вам уснуть.

  • Воздействие естественного освещения. Дневной свет способствует поддержанию баланса уровней мелатонина — гормона, вырабатываемого при отсутствии освещения и влияющего на правильный цикл сна-бодрствования.

Невроз и проблемы с вниманием и памятью

Как мы уже с вами увидели, невроз связан с тревожностью, которая, в свою очередь, тесно связана с проблемами с памятью и вниманием, поскольку чрезмерное беспокойство приводит к снижению концентрации.

Используйте календари, ежедневники, заметки, списки и другие подобные средства — это поможет противодействовать тревожности.

Также очень полезны тренировки памяти и различные хобби, а также витаминные добавки (желательно природного происхождения, такие как женьшень или гуарана).

Вы хотите улучшить память, внимание и другие когнитивные функции у себя и у вашего ребёнка? Тренируйте основные способности мозга с помощью персональной когнитивной тренировки CogniFit! Программа автоматически определяет наиболее ослабленные когнитивные функции и предлагает режим тренировок, который подходит именно вам! Тренируйтесь регулярно 2-3 раза в неделю в течение 15-20 минут, и уже через несколько месяцев вы сможете заметить улучшения. Программа рекомендуется детям старше 7 лет и взрослым.

Улучшите память, внимание и другие способности с помощью персональной тренировки

Как улучшить память и внимание. Полезные советы

  • Физическая нагрузка. Мы уже упоминали об этом выше, но хотим выделить ещё раз. Упражнения очень хорошо помогают справиться с беспокойством и стрессом.
  • Отвлекающие факторы — прочь! Один из самых отвлекающих факторов — мобильный телефон. При выполнении какого-либо задания или работы желательно выключить его или оставить вне досягаемости.

    Одновременное выполнение нескольких действий (многозадачность) вредно для внимания.

  • Делайте перерывы. Периодические перерывы в учёбе или работе помогают нашему мозгу отдохнуть. После небольшого перерыва задача будет выполнена более эффективно. Осторожно! Слишком большие перерывы не принесут пользы.
  • Смена деятельности.

    Скука снижает работоспособность, поэтому желательно избегать рутины.

  • Классическая музыка. Было подтверждено, что прослушивание подобной музыки полезно для внимания и концентрации.

  • Тренируйте мозг! Используйте, например, онлайн тренировки для памяти, игры из серии “найдите различия между картинками”, поиск определённой буквы или объекта среди множества других и т.п.

Виды неврозов

Тревожный невроз

Тревожный невроз (невроз страха, невроз тревоги) — устаревший психиатрический диагноз, который обозначает психическое расстройство, при котором человек испытывает повышенную тревожность и страх, порождающие указанные выше физиологические и психологические симптомы. Может варьироваться от умеренного возбуждения до приступов паники.

Депрессивный невроз

Характеризуется постоянно печальным настроением, чувством отчаяния и беспомощности. Для него характерны ангедония, низкая самооценка, чувство вины, ощущение бесполезности, фрустрация и т.д. Характеристики данной формы невроза соответствуют депрессии или дистимии (последняя является лёгкой и хронической формой депрессии).

Неврастенический невроз

Неврастения (астено-невротический синдром) проявляется в усталости, слабости, депрессивных симптомах и самоуничижении, с тенденцией к возрастанию этих симптомов. Неврастения часто появляется в позднем подростковом возрасте.

Обсессивно-компульсивный невроз

Характеризуется присутствием обсессий (постоянных навязчивых мыслей или образов). Зачастую эти мысли носят катастрофический характер и не имеют под собой никакой рациональной основы.

Чтобы противостоять беспокойству, человек выполняет действия (компульсии), представляющие собой навязчивые повторяющиеся ритуалы.

Подробнее об обсессивно-компульсивном расстройстве (неврозе навязчивых состояний).

Какие виды неврозов существуют?

Военный невроз

Он больше известен как Посттравматическоестрессовое расстройство и проявляется при очень шокирующих обстоятельствах, таких как серьёзные травмы или смерть. Связано с очень сильным стрессом, ведущим к инвалидности, включая функциональную инвалидность, негативно влияющую на повседневную жизнь.

Истерический невроз (истерия)

В настоящее время он известен как “конверсионное расстройство” — изменение или утрата моторной или сенсорной функции, указывающее на физическое нарушение, которое не обнаруживается.

Как правило, конверсионное расстройство возникает, если человек пережил сильный стресс или травмирующее событие.

Например, после серьёзной аварии у человека может развиться паралич, слепота, онемение, головокружения или наблюдаться отсутствие речи, хотя в действительности органы не были повреждены.

При данном расстройстве энергия, вызывающая внутренний конфликт, преобразуется и выделяется в организм, чтобы снизить тревожность и разрешить этот внутренний конфликт. Это и порождает вышеперечисленные симптомы при отсутствии органических повреждений. За этими симптомами скрывается более глубокий эмоциональный стресс.

Также известна “диссоциативная истерия”, при которой некоторые черты личности отделены и изолированы от остальной психики человека. Речь идёт о внезапных временных изменения сознания, самоидентификации, сопровождающихся психомоторным возбуждением.

Репетиционный невроз

Человеком в настоящее время предпринимаются попытки решить вопрос, который в прошлом остался незавершённым. Он переносит конфликтные отношения из прошлого в настоящее, что подтверждает мысль о том, что данная реальность существует и сегодня.

Это явление называется “Самоисполняющееся пророчество”(например: “Я никогда никому не нравлюсь”, “Все надо мной смеются”, “Люди относятся ко мне с презрением” и т.д.).

Таким образом, это приводит человека в замкнутый круг — человек начинает вести себя в соответствии с тем, как, по его мнению, к нему относятся, и в результате окружающие начинают именно так к нему и относиться.

Ипохондрический невроз

Человек убеждён и чрезмерно обеспокоен тем, что страдает от болезней, которых на самом деле у него нет, неправильно истолковывая симптомы. Несмотря на подтверждающие здоровье анализы и заверения врачей эти убеждения, как правило, сохраняются.

Деперсонализационный невроз

При данном неврозе человек может “отключаться” от собственного тела и мыслей, у него создаётся ощущение, что он как бы “живёт во сне”. Кроме того, эти симптомы проявляются одновременно со страхом, паникой или тревогой.

Как и большинство вышеперечисленных видов неврозов, он отрицательно сказывается на восприятии, внимании, концентрации и памяти.

Различие между неврозом и психозом

Несмотря на то, что многие люди путают эти термины, между ними существует принципиальная разница.

Невроз: Человек сохраняет чувство реальности и ищет новые способы приспособиться к ней, поскольку ему трудно справляться с этим. Он осознаёт, что страдает от расстройства, и что эти страдания являются продуктом психической нестабильности.

Психоз: Человек по-новому интерпретирует реальность и адаптирует её к своему личному и/или бредовому восприятию мира, испытывая заблуждения и галлюцинации. Он не осознаёт свои проблемы.

В чём различие между неврозом и психозом?

Лечение невроза

Как вы уже заметили в этой статье, я предпочитаю использовать термин “человек, страдающий неврозом” вместо “невротика”, так как считаю важным разделять человека и его расстройство.

Не будем навешивать ярлыки и сосредоточимся на оказании помощи человеку, оказавшемуся во власти этого недуга.

Не будем забывать, что восстановить эмоциональное равновесие и приемлемое качество жизни можно!

Правильный диагноз облегчает выбор правильного лечения, поэтому мы подчеркиваем важность посещения специалиста. Это лечение будет во многом зависеть от симптомов, их интенсивности и степени влияния на жизнь пациента.

В зависимости от специализации психолога или психиатра с психозом можно справиться с помощью психотерапии, упражнений по контролю активации, техник релаксации, самокритики, групповой динамики, психофармацевтики или других альтернативных методов.

Что делает психотерапия?

Специалист собирает необходимую информацию для разработки гипотезы. Он попытается выяснить причины, которые привели пациента к данному состоянию, и изучить используемые пациентом стратегии. Эти стратегии представляют собой попытку защитить себя, но они не позволяют пациенту двигаться вперед.

Специалист изучает личную историю, внутренний мир человека, его “застрявшие” эмоции, отвергнутые потребности и желания, а также другие аспекты, способствующие этим блокам и постоянно негативному эмоциональному состоянию.

Ведь симптомы невроза несут ту же функцию, что и симптомы любого другого физического заболевания: привлечь внимание к более глубокой проблеме, требующей решения.

Существует несколько форм психотерапии, применимых к лечению невроза, таких как когнитивно-поведенческая терапия и гештальт-терапия.

Перевела с испанского Анна Иноземцева

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/59b8f61648c85eb43c0062f6/5c9382108a95d700b3598b35

Book for ucheba
Добавить комментарий