65. Половая идентичность и сексуальное поведение у подростков

Психосексуальная идентификация и усвоение половой роли

65. Половая идентичность и сексуальное                поведение у подростков

Половое созревание — центральный, стержневой процесс переход- ного возраста. Но процесс этот не сводится к измене биологических

изменений. Человеческая сексуальность — сложное биосоциальное явление,

продукт совместного действия биологических и социальная сил [25].

Чтобы стать мужчиной или женщиной индивид должен осознать свою половую принадлежность и усвоить соответствующую роль. Половая идентичность личности предполагает осознание индивидом своей половой принадлежности, усвоение соответствующих навыков и стиля поведения, а так же психосексуальных установок и ориентации /интерес к противоположному полу/.

Хотя закономерности психологического развития личности еще недостаточно изучены, психологи не сомневаются в том, что половая идентификация — продукт социализации, воспитания и научения.

Социальное развитие мужчин и женщин, которые получают одинаковое образование и занимаются одной и той не деятельностью, неизбежно ослабляет поляризацию мужских и женских ролей, тем более, что индивидуальные различия мужчин и женщин никогда не укладывались в рамки этой поляризации. Это не означает, разумеется, полного устранения половых различий в поведении и психике во взаимоотношениях мужчин и женщин, но все чаще строятся не в соответствии со стереотипными предписаниями половых ролей, а на основе учета индивидуальных особенностей личности, это касается и сексуального поведения. Так называемый «двойной стандарт» утверждает разную половую мораль для мужчин и для женщин: мужчина может быть сексуально активным, женщина должна терпеливо ждать, пока ее выберут, и даже после этого проявить сдержанность.

Сегодня такое представление уже не является безраздельно господствующим; молодежь все больше ориентируется на принцип равенства прав и обязанностей [24].

Все это преломляется в юношеской психологии. Половое созревание заново актуализирует для подростка давно решенный, казалось бы, вопрос о его половой идентичности в том случае, что подросток начинает в ней

сомневаться, но в том. что усложняются измерения «маскулинности» и

«феминности», в которых все большую роль приобретают собственно сексуальные моменты /появление сексуальных интересов и т.д./ [31].Соответствие идеализированному стереотипу «маскулинности- феминности» служит главным критерием, по которому подросток оценивает свое тело.

Волнующее переживание вызывает и сам процесс полового созре- вания. Теперь это событие в большинстве случае» встречается с радостью.Тем не менее подобные переживания весьма тревожны. Подростки /да и юноши/ — настоящие рабы «нормы». Они с убеждением думают, что на все случаи жизни должны быть универсальные правила и боятся в чем те отстать от сверстников[15].

Половые стереотипы распространяются не только на внешность, но и на поведение и черты характера. Особенно сложно обстоит дело с «маскулинностью». Мужская роль в маскулинных качествах традиционно принята всеми. Такая девочка принимается как нечто вполне естественное, тогда как феминизированный, изнеженный мальчик вызывает отчуждение.

Кроме того процесс социализации мальчиков более противоречив. В раннем детстве мальчики, как и девочки, теснее связаны с матерью, чем с отцом. Во многих семьях отцы вообще отсутствуют.

Резкое обособление мальчиков-подростков от женщин, принятое во многих обществах, равно как и распространенные однополые мальчишеские компании, объективно служат противовесом этой феминизации, помогают мальчику утвердиться в мужской роли.

Но одностороннее влияние сверстников плюс внутренняя неуверенность мальчика подростка в том, насколько он соответствует завышенным требованиям «маскулинности», часто порождают компенсаторное «гиперсексуальное» поведение /подчеркнутая агрессивность, грубость, пренебрежение к женщине «женским» чертам Имеющееся само определение мужской роли противоречиво.

В юношеском возрасте все эти проблемы переплетаются.

Старшеклассники еще сохраняют подростковую удаль и стереотипность ролевых предписаний, стараясь доказать себе и другим, что он «соответствует» этим требованиям. В тоже время он уже чувствует, что его индивидуальность не вписывается в жесткие рамки, что мужские и женские качества не обязательно альтернативны и что сочетание их может быть разным [25].

Методы исследования агрессивного поведения.
Нынче лишь недавно сделали агрессию объектом эмпирического изучения. Попытка научно исследовать агрессию порождает ряд проблем, потому что интересующее нас поведение опасно. Поэтому во многих случаях применяются сравнительно «безопасные» …

Биография
Карл Густав Юнг родился 26 июля в 1875 году в Кенссвиле, городе стоящем на озере Констанца, в швейцарском кантоне Тюрго, вырос — в Базеле. Единственный сын пастора швейцарской реформаторской церкви, он был глубоко интровертированным реб …

Уровень эмоционального развития детей 6-7 лет
Источником переживаний малыша оказывается все, к чему он прикасается, все, что имеет для него интерес и значение. Во взаимоотношениях с другими людьми — взрослыми (сначала близкими) и детьми — остро чувствует ребенок и ласку, и несправед …

Источник: http://www.psaffect.ru/fspls-238-1.html

Особенности половой идентичности подростков

65. Половая идентичность и сексуальное                поведение у подростков

Современные исследования половой идентичности указывают на сложный характер этого личностного образования. Оно рассматривается прежде всего как осознание и переживание индивидом позиции Я по отношению к неким образамэталонам пола [3].

Показано, что низкая дифференцированность половых эталонов снижает влияние половой идентичности как механизма, влияющего на поведение, выбор ценностей и т.д. [4], [5].

Исследования по возрастной динамике половой идентичности свидетельствуют о наличии двух кризисов в ее развитии, один из которых приходится на 3 — 5 лет, а второй — на подростковый возраст [1]. Однако при анализе литературы обращают на себя внимания некоторые моменты, проработка которых явно недостаточна:

большинство работ посвящено процессу половой идентификации дошкольника и младшего школьника; подростковый возраст в этом отношении оказывается значительно менее изученным;

неявно предполагается, что специфика пола проявляется прежде всего в содержании его эталонов, и гораздо меньше внимания уделяется в этом отношений структурным и динамическим аспектам половой идентичности;

половая идентичность в подростковом возрасте, несмотря на признание кризисного характера ее развития на этом этапе, предстает в литературе как относительно стабильное образование;

сегодня практически отсутствуют комплексные психологопедагогические системы, в которых развитие половой идентичности рассматривалось бы в качестве основной цели.

В связи с этим нами было проведено исследование с целью изучения возрастных и индивидуальных особенностей становления половой идентичности и возрастной динамики ее развития у мальчиков и девочек на протяжении периода с 11 до 14 лет.

В основу работы легли представления о половой идентичности как об одном из видов личностной идентичности. Половая идентичность рассматривается как внутренняя динамичная структура, интегрирующая отдельные

40

стороны личности, связанные с осознанием и переживанием себя как представителя определенного пола, в единое целое без потери их своеобразия.

Операциональная модель половой идентичности строилась на основе психосемантической парадигмы. В ее рамках моделью сознания являются семантические (смысловые) пространства [2].

В качестве элементов идентичности выступают образыэталоны, отражающие специфику пола и возраста: «большинство мужчин » (БР4), «большинство женщин » (БЖ), «большинство мальчиков » (БМч), «большинство девочек » (БД), «Я, каким(ой) хотел(а) быть » (Яидеальное — Яи), Я.

Содержательный аспект половой идентичности связан с качественными характеристиками этих образовэталонов, структурный — с их взаимоотношениями между собой (отражением которых является их расстояние в семантическом пространстве), а динамический — с изменением этих отношений с течением времени. В данной работе исследовались структурный и динамический аспекты половой идентичности.

Как в любом сложном психологическом образовании, в половой идентичности выделяются три компонента: когнитивный, эмоциональный и поведенческий. В нашу операциональную модель половой идентичности вошли два: когнитивный и эмоциональный.

Близость образовэталонов в смысловом пространстве расценивалась как идентичность их для испытуемого. Близость образа Я к другому образуэталону — как идентификация испытуемого с этим образом.

В рамках эмоционального компонента отражением близости образовэталонов выступала близость эмоционального отношения к ним у испытуемого; в рамках когнитивного — степень их похожести по субъективно значимым для испытуемого вербализованным критериям.

В нашей операциональной модели выделяются позитивная половая идентичность и отклонения от нее. Под позитивной половой идентичностью понимается такая конфигурация элементов идентичности, которая обеспечивает человеку эмоциональное благополучие, высокий уровень самопринятия и оценки со стороны общества.

МЕТОДИКИ И ИСПЫТУЕМЫЕ

Для исследования эмоционального компонента половой идентичности использовался цветовой тест отношений, когнитивного компонента — метод репертуарных решеток Дж.Келли.

В качестве метрики расстояния между элементами половой идентичности использовался коэффициент корреляции профилей оценок образовэталонов конкретного испытуемого.

В эмпирическом исследовании приняли участие учащиеся четырех общеобразовательных школ Воронежа. Исследованием охвачено 393 ученика VI-IX классов.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Анализ полученных результатов проводился в два этапа. Основной целью первого этапа было изучение структуры половой идентичности (Пи) в подростковом возрасте. Первичные данные подвергались факторному анализу по методу главных компонент.

Выделенные факторы представлены на рис.

1, где одинаковыми линиями обозначены расстояния между элементами идентичности, дающими значимые нагрузки на один фактор, числа рядом с линиями обозначают номер выделенного фактора (отдельно для мальчиков и девочек).

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ

КОГНИТИВНЫЙ КОМПОНЕНТ

Девочки

Мальчики

Рис. 1. Структура половой идентичности

В полученных результатах обращает на себя внимание следующее.

Вопервых, — отсутствие факторов, включающих в себя связи между элементами идентичности из разных компонентов (когнитивного и эмоционального). Это означает, что по структуре одного компонента половой идентичности нельзя сделать никаких выводов о структуре другого.

Полученных данных не достаточно для утверждения о том, что компоненты идентичности никак не связаны между собой, поскольку взаимное влияние может проявляться отсроченно и характер связи, таким образом, может быть диахроническим.

Вопрос о соотношении между этими компонентами половой идентичности — важная задача дальнейшего исследования.

Вовторых, обращает на себя внимание существенное отличие в организации факторов, отражающих идентификацию с эталонами пола

42

в рамках эмоционального компонента половой идентичности (фактор 6 у мальчиков и 5 у девочек).

У мальчиков идентификация с образами мужской области субъективного пространства возникает параллельно со сближением образов девочек и женщин.

Мальчик начинает чувствовать свою мужественность тогда (и тем сильнее), когда (и чем сильнее) он чувствует в окружающих его девочках женщин. У девочек же переживание женственности прямо не связана с интеграцией «мужских » образов.

И наконец, втретьих, в рамках когнитивного компонента самооценка личности (расстояние между образамиэталонами Я и Яи) имеет определенную специфику, связанную с полом испытуемых.

Самооценка мальчиков определяется «чувством взрослости «, которое можно операционализировать как близость реального и идеального Я к образуэталону взрослого мужчины (фактор 5).

У девочек к этому «треугольнику » присоединяются элементы, отражающие связи указанных образов с образом большинства женщин.

Таким образом, самооценка девочекподростков (близость элементов Я и Яи) связана с объединением элементов БМ и БЖ в единый мир взрослых и присоединением к этому миру (фактор 3). Это свидетельствует о том, что чувство взрослости у мальчиков и девочек имеет разный характер. У мальчиков оно связано с идентификацией с половозрастным эталоном взрослого мужчины, у девочек же — с присоединением к миру взрослых в целом.

Далее с помощью процедур факторного и регрессионного анализа были выделены пять основных типов половой идентичности, характеризующиеся спецификой отношений между ее структурными элементами.

Три из них (недифференцированный, адекватный и инвертированный) существуют в рамках обоих компонентов идентичности; возрастнодифференцированный тип — только в рамках когнитивного и инфантильный — только в рамках эмоционального компонента.

Охарактеризуем каждый из указанных типов.

В основе адекватного типа идентичности лежит дифференциация субъективного пространства по признаку пола и проекция собственного Я в ту область, которая соответствует биологическому полу индивида. Это соответствует объединению в психологическое «Мы » представителей своего пола и противопоставлению его психологическому «Они «, включающему представителей противоположного пола.

На уровне поведения это соответствует адекватной (иногда несколько утрированной) женственности или мужественности. Выбор того или иного варианта поведения определяется прежде всего его соответствием или несоответствием эмоциональным переживаниям или когнитивным эталонам, свойственным представителям данного пола.

В основе инвертированного типа идентичности лежат дифференциация субъективного пространства по признаку пола и проекция собственного Я в область, противоположную паспортному полу индивида.

Встречается этот тип в подавляющем большинстве случаев у мальчиков (часто наблюдаемое маскулинное поведение девочек обычно существует в рамках недифференцированного типа идентичности). Психологически он проявляется как повышенная мягкость, эмоциональность, тревожность, сензитивность и другие феминные характеристики у мальчиков.

Возрастнодифференцированный тип идентичности существует только в рамках когнитивного компонента идентичности. В основе лежат дифференциация

43

субъективного пространства по признаку возраста и проекция Я индивида в область взрослости. Психологическим коррелятом такого типа идентичности являются «чувство взрослости » и высокая самооценка личности. Это отражается в близости образов Я, Яи и образов взрослых мужчин и женщин — у девочек, БМ — у мальчиков.

В основе недифференцированного типа идентичности лежит отсутствие дифференцированности субъективного пространства индивида. Все образыэталоны настолько близки друг другу, что сливаются в некое единое целое. Такая организация пространства приводит к тому, что Я испытуемого также оказывается интегрированным в эту структуру.

В психологическом плане этот тип в какойто степени соответствует недифференцированной половой идентичности, при котором отсутствуют как маскулинные, так и феминные признаки. Однако он может проявляться и в маскулинном поведении девочки.

Говоря об относительной бесполости такого типа, необходимо подчеркнуть, что речь идет скорее о социальном, чем о сексуальном поведении.

Наблюдения показывают, что девочки с недифференцированным типом идентичности часто отличаются как раз повышенной сексуальной активностью, которая не тормозится переживанием эмоциональной отграниченности от мальчиков и становится, таким образом, одним из многих других видов совместной с ними деятельности[1].

Таким образом, основная характеристика недифференцированного типа идентичности заключается в отсутствии регуляторов поведения, связанных с осознанием и эмоциональным переживанием своей позиции по отношению к значимым другим.

Инфантильный тип идентичности существует только у мальчиков и только в рамках эмоционального компонента идентичности. В основе лежит объединение образовэталонов БЖ и БМ плюс интеграция Я индивида с этим образованием.

Наблюдения показывают, что мальчики с этим типом идентичности испытывают большую потребность в эмоциональном тепле, привязанности и чувстве принадлежности, чем большинство мальчиков их возраста.

Это позволяет высказать предположение о том, что данный тип идентичности в психологическом смысле является отражением наличия инфантильной симбиотической связи мать — ребенок.

Представленность разных типов идентичности в рамках эмоционального и когнитивного компонента (рис. 2) позволяет отметить следующее. В рамках эмоционального компонента большинство испытуемых (и мальчики, и девочки) имеют адекватный тип половой идентичности.

Это свидетельствует о том, что на эмоциональном уровне у большинства подростков значимые другие разделяются на две группы прежде всего по признаку пола (возраст при этом роли не играет).

Когнитивный же компонент половой идентичности позволяет дифференцировать значимых других не только по признаку пола, но и по признаку возраста, причем и у мальчиков, и у девочек возрастнодифференцированный тип идентичности в рамках этого компонента встречается наиболее часто.

Рис. 2. Типы идентичности

Представленность разных типов идентичности у мальчиков и девочек свидетельствует о том, что сама организация эмоционального компонента половой идентичности имеет существенную

44

половую специфику. Мальчики отличаются значительно более жесткой дифференциацией смыслового пространства по признаку пола, у них крайне редки случаи, когда эталоны женственности и мужественности оказываются слитыми между собой.

Это подтверждает имеющиеся в литературе данные о том, что для мальчиков дифференциация эталонов мужественности и женственности более важна, чем для девочек.

Подвижным у них оказывается только образ Я, который, проецируясь в «женскую » область смыслового пространства, может приводить к формированию

45

инвертированного типа идентичности. У девочек эталоны мужественности — женственности имеют тенденцию к слиянию, однако в случае их дифференцированности образ Я проецируется в свою область пространства.

Выделение указанных закономерностей позволяет нам охарактеризовать конфигурацию элементов, которая обеспечивала бы человеку эмоциональное благополучие, высокий уровень самопринятия и оценки со стороны общества, т.е. позитивную половую идентичность. Какая же структура будет в этом смысле наиболее конструктивной?

В рамках эмоционального компонента половой идентичности в качестве показателей личностного благополучия использовались:

1) связь элемента Я с предпочтением цвета (Пц -традиционный для практики использования цветового теста отношений показатель позитивной эмоциональной окраски этого образа Я для испытуемого);

2) связь предпочтения цвета с «аутогенной нормой » (эталонной последовательностью цветов, характеризующих психологическое благополучие личности).

В группе девочек первый показатель вошел в фактор, отражающий степень интеграции образовэталонов женской области смыслового пространства личности (фактор 5, рис. 1). Чем ближе между собой эти образы (включая образ Я девочкиподростка), тем позитивней они окрашены.

Второй показатель вошел в фактор, отражающий степень дифференцированности мужской и женской областей смыслового пространства (фактор 1, рис. 1). Чем больше в рамках эмоционального компонента половой идентичности расстояние между эталонами мужественности и женственности, тем выше уровень психологического благополучия девочки.

Таким образом, степень личностного благополучия девочкиподростка прямо пропорциональна дифференцированности ее эмоциональных эталонов мужественности — женственности и степени ее идентификации с женской областью смыслового пространства личности в рамках эмоционального компонента идентичности.

В группе мальчиков связи, отражающие эмоциональную окрашенность мужских образов (включая образ Я) выделились в отдельный фактор (фактор 4, рис. 1); для мальчика идентификация с мужской областью еще не является гарантией ее позитивной эмоциональной окраски.

Второй показатель (связь предпочтения цвета с аутогенной нормой) входит в этот же фактор, причем с отрицательным знаком: уровень эмоционального благополучия личности мальчикаподростка отрицательно коррелирует с выраженностью позитивной эмоциональной окраски мужских образов.

В качестве одного из возможных объяснений такого результата предлагается гипотеза о защитнокомпенсаторной природе данного феномена. Изоляция двух основных показателей требует дополнительных критериев выбора.

Такой выбор облегчается тем, что мальчики в рамках эмоционального компонента идентичности имеют всего три типа: адекватный, инвертированный и инфантильный. Два последних совершенно очевидно отпадают: инвертированный — по причине несоответствия биологическому полу, инфантильный — по критерию личностной зрелости подростка.

Таким образом, в рамках эмоционального компонента и для девочек, и для мальчиков наиболее конструктивным можно считать наличие адекватного типа половой идентичности.

В рамках когнитивного компонента в качестве критерия психологического благополучия рассматривался

46

уровень самооценки личности, отражением которого является расстояние между элементами Я и Яи. И у девочек, и у мальчиков максимальный уровень самооценки наблюдается при наличии возрастнодифференцированного типа идентичности (сочетаясь с выраженным чувством взрослости).

Исходя из сказанного, позитивную половую идентичность в подростковом возрасте обеспечивает сочетание адекватного типа в рамках эмоционального компонента и возрастнодифференцированного — в рамках когнитивного компонента идентичности.

Второй этап анализа результатов был посвящен изучению возрастной динамики развития половой идентичности. Установлено, что значимые изменения происходят в рамках эмоционального компонента половой идентичности (изменения показателей когнитивного компонента статистически не значимы).

С VI по VIII класс и у мальчиков, и у девочек показатели эмоционального компонента удаляются от эталона позитивной идентичности.

Направление этих изменений связано с описанной выше спецификой пола: у девочек снижается дифференцированность образовэталонов мужественности — женственности, у мальчиков же при сохранении дифференциации этих эталонов образ Я смещается к «женской » области, последовательно удаляясь от элементов «большинство сверстников одного со мной пола » (VIII класс) и БМ (VIII класс).

VIII класс характеризуется пиком этих изменений, представляя собой фактически негативную фазу возрастного кризиса половой идентичности, когда у большинства девочек наблюдается недифференцированный тип идентичности, а связь образа Я мальчиков с мужскими образамиэталонами значительно слабеет.

К IX классу наступает перелом, и конфигурация элементов эмоционального компонента вновь возвращается к эталону позитивной идентичности, однако уже с некоторыми изменениями. Так, у девочек исходное состояние характеризуется альтернативными отношениями мужских и женских образов, позитивной эмоциональной окраской женских образов и негативной — мужских.

Конечное состояние отличается меньшим противопоставлением мужественности и женственности (при их достаточной дифференциации) и снижением негативного отношения к мужской области. У мальчиков усиливается эмоциональное принятие образовэталонов противоположного пола при сохранении (и даже усилении) маскулинной идентификации. Таким образом, речь фактически идет о кризисном пути перехода от детской, инфантильной половой идентичности к взрослым, зрелым ее формам.

Гипотетически содержание описанных изменений может быть представлено следующим образом. Пробуждающийся в пубертатном возрасте интерес делает все, связанное с противоположным полом, эмоционально привлекательным для мальчика.

Однако при отсутствии социально приемлемых инструментальных средств реализации такого влечения и сохранения детской, позиции по отношению к большинству лиц, являющихся для подростка эталоном женственности, пробуждающееся влечение может бессознательно переживаться им как приближение к женской и удаление от мужской области субъективного пространства.

Феноменологически позиция «меня туда влечет, и я не знаю, что с этим делать » может переживаться подростком как идентификация с привлекательным для него объектом, что нашло свое отражение в сближении образов Я и БЖ.

47

Такое неосознанное «предательство » своего пола (при известной значимости для мальчика маскулинной идентификации) не может не вызвать у него защитнокомпенсаторного (в том числе агрессивного) поведения по отношению к девочкам и тщательной маскировки всех внешних признаков позитивно окрашенного интереса к женскому полу.

Но в результате мальчик попадает в порочный круг, ибо о чувствах своих сверстников, составляющих для него референтную группу, он судит только по их поведению, которое, в свою очередь, не менее «феминофобно «, чем у него.

Он остается «не таким, как все «, что в контексте данного исследования проявляется в зафиксированном явлении удаления образа Я от образа БМч, потом и БМ.

Перелом в сторону формирования позитивной половой идентичности происходит с VIII по IX класс. Именно здесь мы сталкиваемся с резким поворотом к маскулинной идентификации у мальчиков. Вряд ли случайно и то, что этот перелом происходит на фоне переживания феминизации своих сверстницдевочек.

Для понимания этого явления важной может оказаться закономерность, выявленная на образноэмоциональном уровне репрезентации половой идентичности: маскулинная идентификация мальчика прямо связана со степенью субъективной близости у него образов девочек и женщин (у девочек, кстати, подобная зависимость отсутствует).

Другими словами, мальчик начинает чувствовать свою мужественность тогда, когда рядом с ним появляется женщина одного с ним возраста.

Это значит, что долгие годы существовавшая гипотеза зависти к возрасту девочки как причины кризиса половой идентичности мальчика не подтверждается: эмоциональное отношение к девочке как к взрослой женщине появляется гораздо позже возникновения первых проблем и представляет собой скорее признак выхода из кризиса, чем его причину.

У девочек мы наблюдаем выраженное противоречие между структурой эмоционального и когнитивного компонентов половой идентичности. Эмоциональный компонент связан с четкой дифференциацией идентичности по полу, что служит основой глубинного эмоционального благополучия.

Самооценка же девочки в рамках когнитивного компонента связана преимущественно с идентификацией с недифференцированным по полу миром взрослых. В результате с VI по VII класс в рамках эмоционального компонента у девочек отмечается слияние женской и мужской областей.

С VIII по IX класс эта тенденция сменяется на противоположную.

В какойто степени это может объясняться тем, что для девочки актуальной становится область сексуальных отношений и это вновь обусловливает необходимость дифференциации мужской и женской областей субъективного пространства.

Кроме того, девочка вступает в новую систему социальных отношений, где «быть взрослой » отнюдь не значит быть «синим чулком » и где женственность и привлекательность для мужского пола становятся одними из важнейших атрибутов социального статуса.

1. Каган В.Е. Воспитателю о сексологии. М., 1991.

2. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику. М., 1989.

3. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983.

4. Юферева Т.И. Образы мужчина женщин в сознании подростков // Вопр. психол. 1985.№ 3. С. 84 — 90.

5. Юферева Т.И. Формирование психологического пола // Формирование личности в переходный период: От подросткового к юношескому возрасту / Под ред. И.В. Дубровиной. М., 1987. С. 130 — 146.

Поступила в редакцию 12.111997 г.

[1] Проблема соотношения полового самосознания и сексуального поведения требует специального тщательного исследования.

источник неизвестен

Источник: https://hr-portal.ru/article/osobennosti-polovoy-identichnosti-podrostkov

Половое воспитание

65. Половая идентичность и сексуальное                поведение у подростков

Сексуальное поведение подростков и юношей, впрочем, как и взрослых, связано с определенными социально-групповыми и индивидуальными особенностями.

Не удивительно, что раньше других в секс вовлекаются те ребята, кто любит риск и самопроверку, нуждается в самоутверждении, ведь для подростка это нечто запретное и рискованное.

Интересны результаты одного исследования, в котором сравнивались ответы сексуально искушенных и девственных 16-летних подростков.

Так, с утверждением «Я получаю настоящее удовольствие, совершая довольно-таки рискованные поступки» согласились 58% сексуально активных подростков и только 43% девственников. Суждение «Мне нравится постоянно испытывать себя, делая что-нибудь немного рискованное» применили к себе 65% первой и 44% второй группы.

Больше половины сексуально активных и менее трети девственных подростков сказали: «Я часто стараюсь проверить, насколько далеко я могу зайти». А 43% сексуально искушенных подростков сказали, что они «иногда делают что-то специально, чтобы шокировать родителей или других взрослых, просто для смеха». У девственников таких ответов на 12% меньше.

Согласно ряду исследований, действительно имеется связь уровня сексуальной активности (возраст сексуального дебюта и число партнеров) и общей эмоциональной раскованности, проявляющейся в любви к риску, необычным поступкам и новым переживаниям, которая особенно характерна для юношей.

Возможно, что это связано с индивидуальными различиями в уровне секреции мужского полового гормона – тестостерона.

Высокая сексуальная активность сочетается у подростков также с целым рядом других психологических черт. Наиболее активные из них более уверены в себе, порой слишком самоуверенны.

Интересно, что психологическая независимость от старших часто оборачивается у них повышенной рабской зависимостью от сверстников, особенно от группового мнения.

Как и на Западе, очень важную, решающую роль в формировании поведения подростков, особенно относительно сексуальности, играет общество сверстников, которое часто подталкивает подростков к раннему сексуальному дебюту.

Несмотря на то, что подавляющее большинство российских подростков отрицает давление со стороны сверстников к раннему началу сексуальной жизни, такое давление, особенно на мальчиков, реально существует и достаточно сильно, что подтверждают несколько исследований.

Отмечено, что учебная успеваемость и дисциплина у сексуально активных подростков несколько ниже, чем у девственников. Среди них в два с половиной раза больше второгодников и тех, кого учителям приходилось отстранять от занятий, а тех, кто планирует продолжить учебу в вузе, на 10% меньше.

Более раннее начало половой жизни статистически связано с совершением поступков, которые противоречат нормам социального поведения в обществе. Так, курящих и пьющих среди сексуально активных шестнадцатилетних втрое больше, чем среди девственников, высока доля тех, кто «пробовал» травку или «сел на иглу».

Заметим, что многие подростки, особенно мальчики, склонны преувеличивать сексуальную «продвинутость» своих друзей и однокашников, что толкает их к рискованным сексуальным и прочим экспериментам: не могу же я отставать от других?! Неудивительно, что в подобных случаях мальчики часто забывают о необходимости использования презервативов.

И все-таки, чем вызвана так называемая сексуальная революция? На этот вопрос уже давно дан ответ. На Западе этот процесс начался значительно раньше, поэтому первые исследования провели американские и европейские ученые. Мы не станем оперировать научными понятиями, а остановимся на фактах.

Известно, что во второй половине ХХ столетия была зафиксирована тенденция к акселерации физического и полового развития детей и подростков, приводящая к более раннему по сравнению с предыдущими поколениями формированию вторичных половых признаков, снижению возраста наступления менструальной функции и т. д.

Особенностью этого периода является то, что в психосексуальном развитии акселерация проявляется увеличением разрыва между формированием половой способности и наступлением психологической и социальной зрелости. Социальный статус нынешних подростков 15-16 лет, соответствующих по физическому и половому развитию 18-19-летним в 20-30-х гг., остается, в лучшем случае, неизменным.

Вместе с тем, в последние годы произошло определенное изменение образа жизни подростков, связанное со снижением внимания государства и общества к проблемам общественного здоровья, с неконтролируемой пропагандой СМИ таких атрибутов «нездорового» образа жизни, как табачные изделия, алкоголь и продукция сексуального характера.

Результатом этого можно считать определенную деформацию социального портрета современного подростка, для которого стала характерно широкое распространение курения, употребления алкоголя, наркотиков, ранняя сексуальная активность.

Как известно, подростковая сексуальность отличается от зрелой сексуальности, т. к. она находится на стадии формирования, когда внутренние гормональные процессы настойчиво ищут своей реализации. Несколько позже мы подробно остановимся на этом. Важно, чтобы развитие этой пробуждающейся сексуальности проходило в соответствии с требованиями общества.

Источник: https://bookap.info/book/kruglyak_polovoe_vospitanie/gl10.shtm

3.2.2. Половая идентификация юношей и девушек

65. Половая идентичность и сексуальное                поведение у подростков

Юношеский возраст- важная фаза приобретения мужской илиженской идентичности. Осознание себякак личности определенного полапроисходит в процессе взаимодействиясо сверстниками как своего, так ипротивоположного пола.

Хотя гормональныеизменения в период созреванияподготавливают ролевое поведение, егоспецифически мужская или женская формыни в коем случае не являются простымследствием этих физиологическихпреобразований.

Гораздо важнее влияниевоспитания и принятое в данном обществепредставление о половой роли мужчиныи женщины.

Социальные нормы,определяющие дифференциацию деятельности,статуса, прав и обязанностей мужчин иженщин, называются социальнымиполовыми ролями,а поведение, реализующее эти нормативныеожидания или ориентированное на них, -полоролевым поведением.

Автономнымаспектом дифференциации половых ролейявляются соционормативные представления(чем отличаются или должны отличатьсядруг от друга мужчины и женщины по своимфизическим, социальным и психическимкачествам) — социально-психологическиестереотипы маскулинности и фемининности.

Такие стереотипы существуют как навысших уровнях культуры, в рамкахрелигиозных или философских систем,осмысливающих природу половых различий(половой символизм), так и в повседневномобыденном сознании (стереотипы обыденногосознания).

В нашей стране,как отмечают многие исследователи, содной стороны, половые роли несколькосдвинуты в сторону феминизации мужчин,с другой — происходит некоторое стираниеразличий между полами, обусловленноеодним видом одежды, равными возможностямив профессиональном образовании и пр.Однако конкретный результат половойидентификации прежде всего зависит отнепосредственной социальной ситуацииразвития. В неполных семьях этот процесспротекает сложнее, чем в гармоничныхсемьях.

Полоролевоеповедение формируется в результатетесного взаимодействия биологических,психологических и психосоциальныхфакторов.

Физическая и гормональнаязрелость закладывает его основы,психосоциальные обстоятельства задаютобразцы и условия сексуального созревания,когнитивное и эмоциональное развитиеопределяет ритм процесса, обеспечиваямеханизмы переработки информации.

Специфическое для данного пола поведениескладывается уже с самого раннегодетства, когда важными его моделямислужат родители и другие референтныеличности.

Юноши и девушкиокончательно осознают и начинаютсознательно регулировать проявлениясвоей половой роли. Как отмечают Д.П.Аузубель, Д. Кирк (D.P.Ausubel, D.Kirk), дляюношеского возраста характерны повышениевосприимчивости к социальной обстановкеи отношениям между людьми и усилениесубъективной значимости полоролевыхстереотипов социальных ролей.

\ Полоролевое поведение в период юности отличается следующими признаками:

1) рост интересак другому полу;

2) все большееиспользование форм поведения, прямоили косвенносвязанных с половойролью. Непосредственно связаны с нейразличныевиды психосексуальнойдеятельности, а косвенно — вторичныеролевыеатрибуты;

3) опережающееустойчивое и более персонифицированноеусвоение половой роли девушками. Этосвязывают, как правило, с более сильными непрерывным влиянием на них матерейпо сравнению с отцовским влиянием наюношей.

На освоениеполовой роли сильно влияют социальноепроисхождение и семейное положение.Семья важна как источник родительскогопримера для подражания и влияния состороны братьев и сестер. Открытость исогласованность поведения родителейрешающим образом сказываются на усвоениидетьми половой роли.

Более сложной всовременном индустриальном миресчитается половая идентификация девушек.Половаяидентичность— единство поведения и самосознанияиндивида, причисляющего себя копределенному полу и ориентирующегосяна требования соответствующей половойроли. Представление о «природной»сущности фемининности покоится на трехкажущихся универсальными предпосылках:

1) биологическойзависимости женского организма отосуществленияфизиологических функций, связанных с продолжением рода(беременность,рождение и выкармливаниедетей);

2) социальной зависимости женщин от а) их вынужденнойсвязи сдетьми в период кормлениягрудью и б) связанной с этимпреимущественнойлокализации женскойдеятельности в домашнем хозяйстве;

3) психологическойзависимости, возникающей вследствиеидентификациидевушек с конкретнымиженщинами, за деятельностью которыхони наблюдают.

Определениеюности как периода, во время которогодается «психосоциальный мораторий»,ориентируется прежде всего на типичные(профессионально направленные) мужскиебиографии: юность рассматривается каквремя подготовки к квалифицированнойработе, которая в дальнейшем позволитсоздать собственную семью. Специфическийженский ход взросления обычно нерассматривается.

Во всех культурахроли мужчины и женщины неодинаковы (чтовытекает из особенностей их функциипри продолжении рода) и в основномсоответствуют сложившимся полоролевымстереотипам.

Мужчины, как правило,пользуются большей властью и уважением,их сексуальное поведение считаетсяболее активным и менее регламентированным.Важнейший аспект женской роли -привязанность к семье и домашнемухозяйству.

Проявления этих особенностейсильно различаются в зависимости отсоциального слоя и могут подчеркиваться,усиливаться и дополняться общественнымивзглядами на социальные роли.

Сталкиваясь страдиционными моделями половойстратификации, где мужчинам отводитсяведущая, главенствующая роль, а женщинывыглядят зависимыми, подчиненными, людиподчас не замечают стоящей за этим болеетонкой дифференциации публичной идомашней сфер.

В патриархальных обществахпубличная сфера, как правило, составляетпривилегию мужчин, участие женщин в нейстрого ограничивается, что создаетвпечатление их полного бесправия.

Нотакое впечатление иной раз ошибочно,поскольку в другой, домашней сфере бытияправо принятия решений столь же монопольнопринадлежит женщинам, и мужчины не могутв них вторгаться.

В последниедесятилетия центральное значение семьии домашнего хозяйства в развитых странахдля женщины утратило абсолютный характер.

Работа ради заработка, по крайней мерев какой-то определенный период, сталасчитаться естественной составляющейв жизни женщины, в то время как ее»семейная фаза» сократилась, в томчисле и вследствие уменьшения числадетей.

Однако, хотя девушки и планируютпрофессиональную деятельность какобязательный этап своей жизни, их шансына получение

образования иработы ниже, чем у юношей. Кроме того,двойственная ориентация (на профессиюи на семью) требует уравновешиванияобеих тенденций в повседневной жизнии в планах на будущее.

Психологическиэто ведет к колебаниям между двумяпротивоположностями, чреватыми внешнимии внутренними конфликтами: эмоциональность,готовность помочь, способность ксопереживанию и т.д. сталкиваются состремлением к успеху, конкуренцией ит.п.

Часто девушки недостаточноподготовлены к разрешению этогоконфликта.

В современнойситуации половая идентификация частиюношей также затруднена из-за дискредитациимужской роли.

Большое количество мужчинв нашей стране не способны из-за сложнойсоциальной ситуации материальнообеспечить свою семью, что приводит котрицательной идентификации с половойролью своих отцов, и юноши вынужденыобращаться к культурным образцам,представленным прежде всего телевидением.Такой процесс ведет к изменениюполоролевых стереотипов общества.

Отношения половявляются взаимосвязанными. Пока властьженщин невелика, мужчины меньше боятсяженской сексуальности; по мере ростаженского влияния их озабоченностьвозрастает. Именно эмансипация женщинвызывает у современных мужчин, воспитанныхв духе традиционной идеологии мужскоговерховенства («machismo»), чувстводемаскулинизации.

В исследованииИ.К.Кузнецовой было показано, что юношии девушки по-разному представляют себе,какими должны быть современные девушкаи юноша. Большие различия в оценкахнаблюдаются по личностным качествам,которые образуют и конкретизируютпонятие «женственность»: доверчивость,заботливость, ласковость, милосердность,нежность, уступчивость.

Для юношей вцелом характерна тенденция к высокойоценке в девушках традиционно женскихкачеств. Современные девушки, неакцентируя этих качеств в своем облике,обнаруживают тенденцию к нивелировкеполоролевых и общечеловеческих качеств.Юноши выше, чем девушки, оценивают текачества личности, которые традиционносчитаются мужскими.

Из полоролевыхкачеств юноши самые высокие баллы далитаким качествам, как воля, смелость,сила характера, самообладание. Девушкивыше ценили великодушие, надежность,ответственнность, т.е. именно те качества,которые проявляются прежде всего поотношению к другим людям, в частности,по отношению к девушке.

В целом, девушкив большей степени ориентированы наобщечеловеческие качества.

Источник: https://studfile.net/preview/2899163/page:8/

Половая идентичность и сексуальное поведение

65. Половая идентичность и сексуальное                поведение у подростков

В подростковом возрасте изменяются отношения меж­ду мальчиками и девочками: они начинают проявлять ин­терес друг к другу как к представителю другого пола. В этой связи подростку становится особенно важно, как относятся к нему другие. С этим прежде всего связывает­ся собственная внешность: в какой мере лицо, прическа, фигура, манера держать себя и др.

соответствуют поло­вой идентификации: «Я как мужчина», «Я как женщина». Вначале интерес к другому полу проявляется в неадекват­ных формах: «задирание», приставание, игнорирование. Позднее отношения усложняются. Исчезает непосред­ственность в общении: проявляется демонстрация без­различия или стеснительность.

Наступает этап, когда ин­терес к другому полу еще более усиливается, однако внешне возникает еще большая изолированность.

У старших подростков общение между мальчиками и девочками становится более открытым: в круг общения включаются подростки обоего пола. Романтические отно­шения могут возникать при совместном проведении вре­мени.

Они побуждают к мечте, фантазиям, где осуществ­ляются самые невероятные замыслы и сбываются надежды.

Отрок учится действовать в своих фантазиях, но отрабатывает свои действия и поступки по-настояще­му, переживая их и рефлексируя на все возможные си­туации.

В отрочестве начинают формироваться сексуальные влечения, которые характеризуются определенной недифференцированностью и повышенной возбудимостью.

Естественно, при этом возникает внутренний конфликт между стремлением подростка освоить новые для себя формы поведения, например физические контакты, и запретами, как внешними — со стороны родителей, так и собственными внутренними табу. Социально приемле­мой формой таких контактов считаются танцы.

Подростки с большим любопытством относятся к сек­суальным отношениям. Там, где слабы внутренние тор­моза, где слабо развито чувство ответственности за себя и другого, прорывается готовность к сексуальным контак­там с представителями противоположного, а иногда и своего пола.

Высокая степень напряжения до и после сек­суального общения ложится сильнейшим испытанием на психику. Первые сексуальные впечатления могут оказать влияние на сферу сексуальной жизни взрослого челове­ка.

Поэтому важно, чтобы эти впечатления отражали до­стойные формы взаимодействия юных сексуальных парт­неров.

16. Развитие речи в переходном возрасте.

В подростковом возрасте развитие речи идет, с одной стороны, за счет расширения богатства словаря, с другой — за счет усвоения множества значений, которые способен закодировать словарь родного языка.

Подросток интуитивно подходит к открытию того, что язык, будучи знаковой системой, позволяет, во-первых, отражать окружающую действительность и, во-вторых, фиксировать определенный взгляд на мир (В.С.

Мухина).

Подросток легко улавливает неправильные или нестандартные формы и обороты речи у своих учителей, родителей, находит нарушение несомненных правил речи в книгах, газетах, в выступлениях дикторов радио и телевидения. Нормально развивающиеся подростки обращаются к словарям и справочникам, чтобы уточнить значение слова.

Подросток в силу возрастных особенностей (ориентировка на сверстника, конформизм и др.) способен варьировать свою речь в зависимости от стиля общения и личности собеседника.

Для подростков важен авторитет культурного носителя языка. Персональное постижение языка, его значений и смыслов индивидуализирует самосознание подростка. Именно в индивидуализации самосознания через язык состоит высший смысл развития.

Особый смысл для подростковой субкультуры имеет сленг.

Сленг в подростковых объединениях — языковая игра, маска, «вторая жизнь», которая выражает потребность и возможность уйти от социального контроля, обособиться, придав особый смысл своему объединению.

Здесь вырабатываются особые формы сленговой речи, которые не только стирают индивидуальные дистанции между общающимися, но и в краткой форме выражают философию жизни.

Процесс созревания влияет и на развитие речи, особенно у мальчиков. Их речь становится более лаконичной и стереотипной, что проявляется в специфической «глагольной речи» многих мальчиков-подростков. С этим связаны также определенные трудности письменной речи.

Известно, что в отрочестве девочки, как правило, лучше выражают свои мысли в письменной форме, чем мальчики. Однако в дальнейшем, после 14 – 15 лет, мальчики не только догоняют, но и часто опережают их в этом умении. В связи с особенностями речевой сферы подростки часто замедленно реагируют на то. Что им говорят.

Очевидными следствиями этого являются нередкие жалобы на непонимание подростками объяснений учителя, на то, что «им надо двести раз все повторять».

Следует помнить, что подростки очень переживают собственную неуклюжесть и косноязычие, повышенно чувствительны как к насмешкам по этому поводу, так и к оказываемой помощи. Поэтому необходимы специальные занятия по развитию моторики, устной и письменной речи подростка.

17. Развитие высших психических функций подростка.

Особое, приоритетное место в подростковом возрасте занимает восприятие музыки.

Здесь следует сразу отдиффе-ренцировать современную музыку больших частот, современную му­зыку типа «Битлз» (уровень мощности 500-600 ватт), «Дорз» (до 100 ватт), позднее «Дип Перпл», «Эмерсон Лейк энд Палмер», а ныне «Эй Си/Ди Си» (до 70000 ватт) и др. и классическую музыку. Оба слоя музыкальной культуры имеют свою представленность в подростковой и молодежной субкультуре.

Музыка больших частот пользуется массовым спросом подрост­ков. Благодаря экспрессивности, призывающей своим ритмом к дви­жению, эта музыка позволяет подростку включиться в задаваемый ритм и через телесные движения выразить свои смутные переживания.

https://www.youtube.com/watch?v=ZtdzjvdTZns

Именно подростки и юношество наиболее сензитивны к воздействию музыки. Именно эта категория людей стремится воспринимать музыку на пределе возможного. Поэтому молодая ау­дитория так стремится к поп- и рок-музыке.

Как ритм, так и частота ведут к зависимости от них — появляется потребность во все более высоких частотах, приближающихся к ультразвуку.

При всем внешне демонстрируемом стремлении к самостоятель­ности подросток, по существу, проявляет себя как негативист и кон­формист. Именно в зависимости от сверстников он утверждает свою «самость». Музыка как нельзя лучше погружает подростков в зави­симость от ритмов, высоты, силы и др.

, объединяет всех метаболиче­скими ощущениями темных телесных функций и создает сложную гамму слуховых, телесных и социальных переживаний.

При этом чем более мощное психофизиологическое воздействие оказывает музы­ка, тем больший «кайф» получает погруженная в музыку масса под­ростков, тем в большей мере каждый подросток отрешается от само­го себя.

Развитие мышления. Для подростка все большее значение начинает приобретать теоретическое мышление, способность устанавливать максимальное количество смысловых связей в окружающем мире- в системе исторически обусловленной реальности человеческого существования.

Он психологически погру­жен в реальности предметного мира, образно-знаковых систем, при­роды и социального пространства. Изучаемый в школе и специальных заведениях материал становится для подростка условием для построе­ния и проверки своих гипотез.

Конечно, такое погружение в реалии человеческого бытия происходит постепенно, наращиваясь к концу подросткового — началу юношеского возраста.

Подросток, погружаясь в социальную среду, непрестанно транс­формирует свои высшие психические функции и присваиваемую сис­тему знаков. Это обстоятельство изменяет мышление. Именно по это­му поводу Ж.

Пиаже писал, что «социальная жизнь трансформирует интеллект через воздействие трех посредников: языка (знаки), содер­жания взаимодействия субъекта с объектами (интеллектуальные цен­ности) и правил, предписанных мышлению (коллективные логические или дологические нормы)21.

В этом случае присваиваемые социальные отношения вырабатывают новые возможности мышления.

В подростковом возрасте, с 11-12 лет, вырабатывается формаль­ное мышление. Подросток уже может рассуждать, не связывая себя с конкретной ситуацией; он может, чувствуя себя легко, ориентиро­ваться на одни лишь общие посылы независимо от воспринимаемой реальности. Иными словами, подросток может действовать в логике рассуждения.

Подросток может совершить гигантский по своему качеству ска­чок — он начинает ориентироваться на потенциально возможное, а не на обязательно очевидное. Благодаря своей новой ориентации он получает возможность вообразить все, что может случиться, — и оче­видные, и недоступные восприятию события. Тем самым повышается вероятность того, что он разберется в действительно происходящем.

Развитие внимания, памяти, воображения.

В подростковом возрас­те внимание, память, воображение уже приобрели самостоятель­ность — подросток настолько овладел этими функциями, что теперь в состоянии управлять ими по своей воле.

В этот период начинает вы­являться индивидуально доминирующая ведущая функция: каждый подросток может сам отрефлексировать, какая из функций является для него наиболее значимой.

Рассмотрим особенности развития обсуждаемых функций.

Внимание. Если у младшего школьника преобладает непроизволь­ное внимание и это определяет работу учителя с классом, то подрос­ток вполне может управлять своим вниманием. Нарушения дисципли­ны в классе носят скорее социальный характер, а не определяются особенностями внимания.

Подросток может хорошо концентрировать внимание в значимой для него деятельности: в спорте, где он может добиться высоких резуль­татов, в трудовой деятельности, где он зачастую проявляет чудо в уме­нии сосредоточиться и выполнить тонкую работу, в общении, где его наблюдательность может соревноваться с наблюдательностью взрос­лых, у которых она является профессиональным качеством. Внимание подростка становится хорошо управляемым, контролируемым процес­сом и увлекательной деятельностью.

В школе на уроках внимание подростков нуждается в поддержке со стороны учителя — долгая, долгая учебная деятельность вдохновляет подростка на поддержание произвольного внимания.

В педагогиче­ском процессе отработаны приемы поддержания непроизвольного внимания и организации произвольного.

Учитель может использо­вать эмоциональные факторы, познавательные интересы, а также постоянную готовность подростка воспользоваться случаем и утвер­дить себя среди сверстников в удобной для этого ситуации.

Память. Подросток уже способен управлять своим произвольным запоминанием. Способность к запоминанию (заучиванию) постоянно, но медленно возрастает до 13 лет. С 13 до 15-16 лет наблюдается бо­лее быстрый рост памяти. В подростковом возрасте память пере­страивается, переходя от доминирования механического запоминания к смысловому.

При этом перестраивается сама смысловая память -она приобретает опосредованный, логический характер, обязательно включается мышление. Заодно с формой изменяется и содержание запоминаемого; становится более доступным запоминание абстракт­ного материала. Память работает на опосредованиях уже присвоен­ных знаковых систем, прежде всего речи.

Воображение. В подростковом возрасте воображение может пре­вратиться в самостоятельную внутреннюю деятельность.

Подросток может проигрывать мыслительные задачи с математическими знака­ми, может оперировать значениями и смыслами языка, соединяя две высшие психические функции: воображение и мышление.

В то же вре­мя подросток может строить свой воображаемый мир особых отно­шений с людьми, мир, в котором он проигрывает одни и те же сюжеты и переживает одни и те же чувства до тех пор, пока не изживет свои внутренние проблемы.

Реальность воображаемо­го мира субъективна — это только его реальность. События, проис­ходящие здесь, опосредованы образами и знаками из реальности общечеловеческой культуры. Конечно, они воздействуют на лич­ность подростка со всей определенностью.

Но подросток субъектив­но по своей воле управляет обустройством своего внутреннего мира. Мир воображения — особый мир.

Подросток уже владеет действиями воображения, которые приносят ему удовлетворение: он властвует над временем, имеет свободную обратимость в пространстве, свобо­ден от причинно-следственных связей существующих в реальном пространстве социальных отношений людей.

Свобода проживания во внутреннем, психологическом пространстве продвигает подрост ка в развитии. Свободное сочетание образов и знаков, построение новых образно-знаковых систем с новыми значениями и смыслами развивает творческие способности, дарит неповторимые высшие чувства, которые сопутствуют творческой деятельности.

Свободное построение сюжетной линии и свободный выбор желаемого места, где развертываются события воображаемой жизни, позволяют не только планировать и проживать замыслы, повторяя их снова и снова, перестраивая сюжеты и чувства по своему хотению, но и дают возможность пережить напряжение действительных социальных отношений и испытать чувство релаксации.

Воображение подростков может оказывать таким образом влияние на познавательную деятельность, эмоционально-волевую сферу и саму личность.

Дата добавления: 2017-02-11; просмотров: 705 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/14-37124.html

Половая идентичность и сексуальное поведение у подростков

65. Половая идентичность и сексуальное                поведение у подростков

Изменения в физическом развитии подростка.

Основной особенностью подросткового возраста явля­ются резкие, качественные изменения, затрагивающие все стороны развития. Процесс анатомо-физиологической перестройки является фоном, на котором протекает психологический кризис.

Активизация и сложное взаимодействие гормонов рос­та и поповых гормонов вызывают интенсивное физиче­ское и физиологическое развитие. Увеличиваются рост и вес ребенка, причем у мальчиков в среднем пик «скачка роста» приходится на 13 лет, а заканчивается после 15 пет, иногда продолжаясь до 17. У девочек «скачок рос­та» обычно начинается и кончается на два года раньше.

Изменение роста и веса сопровождается изменением пропорций тела. Сначала до «взрослых» размеров дорас­тают голова, кисти рук и ступни, затем конечности -удлиняются руки и ноги — и в последнюю очередь тулови­ще.

Интенсивный рост скелета, достигающий 4-7 см в год, опережает развитие мускулатуры. Все это приво­дит к некоторой непропорциональности тела, подростко­вой угловатости.

Дети часто ощущают себя в это время неуклюжими, неловкими.

https://www.youtube.com/watch?v=VzZtm9jonGQ

В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении го­ловного мозга. Поэтому для подростков характерны из­менение АД (артериального давления), повышенная утомляемость, перепады настроения; гормональная буря => неуравновешенность. Эмоциональную нестабиль­ность усиливает сексуальное возбуждение, сопровож­дающее процесс полового созревания.

Половое созревание — центральный психофизиологи­ческий процесс подросткового возраста.

Его специфическими функциональными признаками являются менархе (начало регулярных менструаций) у девочек и эякулярхе (начало эякуляций, первое семяизвержение) у мальчи­ков.

В основе полового созревания лежат гормональные изменения, влекущие за собой сдвиги в телосложении (появление вторичных половых признаков), изменяющие физический облик подростка.

В этот период у мальчиков происходит заметное увели­чение и изменение формы гортани. Особенно значитель­но изменяется щитовидный хрящ, образуя гортанный вы­ступ — кадык, адамово яблоко. В результате у мальчиков изменяется тембр голоса, он понижается примерно на одну октаву — происходит мутация голоса.

На психическое состояние подростков оказывает за­метное влияние разница в темпах индивидуального фи­зического роста и физиологического развития.

В подростковом возрасте изменяются отношения меж­ду мальчиками и девочками: они начинают проявлять ин­терес друг к другу как к представителю другого пола. В этой связи подростку становится особенно важно, как относятся к нему другие. С этим прежде всего связывает­ся собственная внешность: в какой мере лицо, прическа, фигура, манера держать себя и др.

соответствуют поло­вой идентификации: «Я как мужчина», «Я как женщина». Вначале интерес к другому полу проявляется в неадекват­ных формах: «задирание», приставание, игнорирование. Позднее отношения усложняются. Исчезает непосред­ственность в общении: проявляется демонстрация без­различия или стеснительность.

Наступает этап, когда ин­терес к другому полу еще более усиливается, однако внешне возникает еще большая изолированность.

У старших подростков общение между мальчиками и девочками становится более открытым: в круг общения включаются подростки обоего пола. Романтические отно­шения могут возникать при совместном проведении вре­мени.

Они побуждают к мечте, фантазиям, где осуществ­ляются самые невероятные замыслы и сбываются надежды.

Отрок учится действовать в своих фантазиях, но отрабатывает свои действия и поступки по-настояще­му, переживая их и рефлексируя на все возможные си­туации.

В отрочестве начинают формироваться сексуальные влечения, которые характеризуются определенной недифференцированностью и повышенной возбудимостью.

Естественно, при этом возникает внутренний конфликт между стремлением подростка освоить новые для себя формы поведения, например физические контакты, и запретами, как внешними — со стороны родителей, так и собственными внутренними табу. Социально приемле­мой формой таких контактов считаются танцы.

Подростки с большим любопытством относятся к сек­суальным отношениям. Там, где слабы внутренние тор­моза, где слабо развито чувство ответственности за себя и другого, прорывается готовность к сексуальным контак­там с представителями противоположного, а иногда и своего пола.

Высокая степень напряжения до и после сек­суального общения ложится сильнейшим испытанием на психику. Первые сексуальные впечатления могут оказать влияние на сферу сексуальной жизни взрослого челове­ка.

Поэтому важно, чтобы эти впечатления отражали до­стойные формы взаимодействия юных сексуальных парт­неров.

Источник: https://studopedia.su/14_132996_polovaya-identichnost-i-seksualnoe-povedenie-u-podrostkov.html

Book for ucheba
Добавить комментарий