73. Типологическая модель К. Юнга

Типы личности Юнга: модель типологии

73. Типологическая модель К. Юнга

Карл Юнг был швейцарским психологом и психотерапевтом, получившим известность за свои основы аналитической психологии и работу «Психологические типы».

Его работа была результатом двадцатилетних исследований в области практической психологии.

Это была попытка найти компромисс между двумя господствующими теориями, которые существовали в то время – одна из этих теорий принадлежала Зигмунду Фрейду, а другая принадлежала Альфреду Адлеру.

Карл Юнг первым представил понятия интроверсии и экстраверсии, хотя современное использование этих двух принципов отклонилось от его первоначальных определений. Он пришел к выводу, что теория Фрейда была экстравертированная по своей природе, в то время как теория Адлера была интровертированная.

Термины интроверсия и экстраверсия впервые ввел Карл Густав Юнг, однако их понимание и употребление в психологии отличаются от первоначального значения.

В своей книге «Психологические типы» Юнг попытался не только найти компромисс между двумя теориями, но и определить, как его собственный взгляд отличается от взгляда Фрейда и Адлера.

Индивидуальные типы Юнга (или типология) не является гороскопической системой анализа характера, это не система для обозначения людей, она была изобретена не для упрощения понимания людей и типов личности, а чтобы продемонстрировать сложность человеческой типологии и ее последствия.

Оригинальная типология Юнга построена на

  • две личностные установки: экстраверсия и интроверсия;
  • четыре функции (или способы ориентации): мышление, ощущение, интуиция и чувство.

Четыре функции разделены на то, что Юнг называл рациональными (или судящими) и иррациональными (или воспринимающими) функциями. Согласно Юнгу, мышление и ощущения рациональны, в то время как интуиция и чувства иррациональны.

Разделение функций

Важно понимать, что Карл Юнг имел в виду под интроверсией и экстраверсией. Юнг рассматривал интроверсию и экстраверсию как отношения. По его словам, интроверсия – это сосредоточение внимания на внутреннем мире, в то время как экстраверсия – это сосредоточение внимания на внешнем мире.

По мнению Юнга, невозможно продемонстрировать экстраверсию или интроверсию в изоляции. Чтобы стать очевидными, они должны быть связаны с одной из четырех функций — мышлением, ощущением, интуицией и чувством. В итоге получается восемь вариантов:

  1. экстравертное мышление;
  2. интровертное мышление;
  3. экстравертное ощущение
  4. интровертное ощущение;
  5. экстравертное интуиция;
  6. интровертное интуиция;
  7. экстравертное чувство;
  8. интровертное чувство.

Все четыре функции – мышление, ощущение, интуиция и чувство – используются в разное время в зависимости от обстоятельств, но, по словам Юнга, обычно предпочтение будет отдаваться одной преобладающей функции или «высшей функции». Эта тенденция может быть как врожденной, так и развитой в течение жизни.

Менее предпочтительная функция – четвертая функция – используется бессознательно; Юнг назвал ее «низшей функцией». Низшая функция всегда противоположна вашей основной функции.

Согласно Юнгу, ваша доминирующая функция представляет собой ваше сознательное поведение, а ваша низшая функция представляет собой ваше бессознательное или подавленное поведение.

Согласно теории типов личности Юнга противоположность мышления – это чувство, а противоположность ощущения – это интуиция.

Противоположные функции

Если ваша высшая функция (или первичная функция) – мышление, то ваши вторичные функции (или вспомогательные функции) – интуиция и ощущение, а ваша низшая функция (менее развитая, бессознательно используемая функция) – чувство.

Согласно теории психологических типов Юнга, если ваша основная функция – мышление, то чувство не может быть вашей вторичной функцией, потому что оно находится на противоположной стороне спектра.

Точно так же, если ваша основная функция – ощущение, ваши вспомогательные (вторичные) функции – это мышление и чувство, а ваша низшая функция – интуиция.

Та же логика применима и к личностным установкам – экстраверсии и интроверсии. Если ваш основной режим – экстравертное мышление, ваш менее используемый и менее сознательный режим будет интровертным чувством.

Как правило, людям трудно работать, используя наименее предпочтительную функцию, но это не значит, что вы не можете развить свою низшую функцию и поднять ее на более сознательный уровень.

Мари-Луиза фон Франц, швейцарский Юнговский психолог и ученый, написала в своей типологии Юнга:

В области низшей функции существует большая концентрация жизни, так что, как только высшая функция изнашивается – начинает греметь и терять масло, как старый изношенный автомобиль – если людям удастся обратиться к своей низшей функции, они вновь откроют для себя новый потенциал жизни. Все в области низшей функции становится захватывающим, драматичным, полным положительных и отрицательных возможностей. Существует огромная напряженность, и мир как бы заново открывается через низшую функцию.

Активация низшей функции не лишена побочных эффектов.

Во-первых, усиление низшей функции автоматически будет означать ослабление высшей функции.

Во-вторых, согласно теории Юнга, переключение на низшую функцию может привести к сильным эмоциональным реакциям от влюбленности до слепой ярости.

Если вы хотите активировать свою низшую функцию, вам нужно понять, что это занимает время, так как вы должны сначала пройти через одну из своих вспомогательных (вторичных функций).

Переключение функций

Существование личностного теста Юнга?

Вы можете быть разочарованы, услышав, что нет никакого теста личности Юнга. Хотя Карл Юнг не мог предсказать коммерческое использование своих психологических типов, он оставил несколько предупреждений:

В медицинских кругах было высказано мнение о том, что мойметод лечения заключается в подгонке пациентов к этой системеи предоставлении им соответствующих «рекомендаций».

, , Моя типология– скорее довольно важный инструмент, служащий для сортировки и упорядочиваниясумбура эмпирического материала, но ни в каком смысле недля наклеивания ярлыков на людей.

, , , Это не физиогномика, и ненеикая антропологическая система, а критическая психология, связанная сорганизацией и разграничением психических процессов, которые могут

показаться типичными.

Источник: https://krok8.com/jung-personality-types-the-model-of-typology/

Психология и психоанализ характера

73. Типологическая модель К. Юнга

Когда чья-либо сознательная ориентация определяется объективной реальностью, фактами, получаемыми из внешнего мира, мы говорим об экстравертной установке. Если такое положение вещей является привычным, обыденным, перед нами — экстравертный тип.[52]

«Экстраверсия характеризуется интересом к внешнему объекту, отзывчивостью и готовностью к принятию внешних событий и ситуаций, желанием влиять на них и находиться под их влиянием, потребностью присоединяться и быть „в“, способностью терпеть суматоху и шум любого рода и даже находить в этом радость; постоянным вниманием к окружающему миру, стремлением иметь друзей и знакомых, не очень тщательно их выбирая, и, в конечном итоге, сильной привязанностью к выделенной для себя фигуре, и, следовательно, мощной тенденцией демонстрировать самого себя. Соответственно, философия жизни экстраверта и его этика имеют, как правило, в высокой степени коллективную природу с сильной альтруистической чертой, и его нравственное начало, категория совести являются в значительной мере зависимыми от общественного мнения…

Его религиозные убеждения определяются, так сказать, большинством [53].

В общем, экстраверт полагается на получаемое из внешнего мира и также не склонен подчинять личные мотивы критической проверке.

«Реальный субъект[54] является, насколько это возможно, погруженным в темноту. Он прячет свою личность от самого себя под покровами бессознательного… У него нет секретов, он не хранит их долго, поскольку делится ими с другими.

Если, тем не менее случается что-то не могущее быть упомянуто, он предпочтет это забыть. Избегается все, что может сделать тусклым парад оптимизма и позитивизма.

Все, о чем он думает, к чему намерен и что делает, производит впечатление уверенности и теплоты».

Согласно Юнгу, психическая жизнь данного типа разыгрывается снаружи, непосредственно, как реакция на окружающую среду:

«Он живет в других и через других; любое самообщение приводит его в содрогание. Опасности гнездящихся во внутреннем диалоге лучше всего топятся шумом. Если у него даже и есть какой-то „комплекс“, он находит убежище всоциальном кружении и разрешает себе быть уверяемым по несколько раз в день, что все в порядке».

Юнг заканчивает свое описание экстравертного типа благожелательным пониманием и высокой оценкой: «В том случае, если он не слишком хлопотун, не слишком суется в чужие дела, если он не сверхинициативен и не слишком поверхностен, то такой[55] может с лихвой быть полезным членом сообщества».

Юнг полагал, что типовая дифференциация начинается очень рано, «столь рано, что в некоторых случаях можно говорить о ней, как о врожденной»:

«Самым ранним признаком экстраверсии у ребенка является его быстрое приспособление к окружающей среде и его необычное внимание, которое он уделяет объектам, в особенности, тем результатам, которые он от них получает.

Страх перед предметами минимален; он живет и перемещается среди них с уверенностью… и может, поэтому, свободно играть с ними и учиться, благодаря им. Ему нравится доводить свои начинания до крайности и подвергать себя риску.

Все неизвестное его манит».

Хотя любой человек неизбежно подвержен воздействию объективных условий, у экстраверта мысли, решения, стереотипы поведения реально определяются этими условиями, а не просто оказываются под их влиянием, то есть объективные условия доминируют над субъективными взглядами.

Естественно, экстраверт имеет и свои собственные взгляды, но в текущей жизни они неизменно ставятся в зависимость от условий, обнаруживаемых во внешнем мире. Внутренняя жизнь всегда занимает второе место после внешней необходимости.

Сознание человека, как целое, ориентировано наружу, потому что оттуда исходят существенные и решающие детерминанты. Интерес и внимание сфокусированы на объективных событиях, на предметах, и других людях, обычно сосредоточенных в непосредственном окружении.

Юнг дает несколько примеров этого типа:

«Святой Августин: „Я не смог бы поверить в Евангелие, если бы авторитет Католической Церкви не заставил это сделать“.

Покорная дочь: «Я не могу позволить себе думать о чем-либо, что могло бы не понравиться моему отцу».

Некто, считающий произведение современной музыки прекрасным лишь потому, что все вокруг думают, что эта музыка замечательная. Мужчина женился с намерением доставить удовольствие своим родителям, сам совершенно того не желая.

Есть люди, которые ищут способа выглядеть посмешищем, для того, чтобы развлечь других людей… Не так уж мало найдется таких, кто во всем, что они делают или не делают, живут единственным побуждением: что о них подумают другие?»

Преобладание моральных стандартов диктует экстраверту его личную точку зрения, его личностную позицию. Если сами нравы изменяются, экстраверт подстраивает свои взгляды и стереотипы поведения под новые образцы.

Его способность и склонность к подстраиванию, к подгонке в соответствии с существующими внешними условиями выступает одновременно и как его сила, и как ограничение.

Тенденция экстраверта столь мощно ориентирована вовне, что, в общем, он не обращает заметного внимания даже на собственное тело — до тех пор, пока с ним не случится чего-то серьезного.

В данном случае, тело, как таковое, недостаточно «объективно», оно не «внешне», чтобы обращать на него внимание, следовательно, экстраверт смотрит сквозь пальцы на удовлетворение элементарных потребностей, необходимых для нормального самочувствия.

Страдает не только тело, но в равной степени и психика. В конце концов, тело «выдает» физические симптомы, которые даже экстраверт не может игнорировать; что же касается психики, то отклоняющиеся от нормы настроение и поведенческие стереотипы могут быть заметны только другим людям.

Экстраверсия, вне сомнения, ценное качество в общественных ситуациях и в реагировании на требования внешней среды. Но экстравертная установка в крайнем своем проявлении может непостижимым образом пожертвовать самим субъектом для того, чтобы осуществить то, что рассматривается как объективное требование — например, потребности других, или многочисленные требования расширяющегося бизнеса…

«В этом кроется опасность для экстраверта», — поясняет Юнг. — «Он засасывается объектами и совершенно в них теряется. Получающиеся в результате функциональные расстройства, нервные или телесные, обладают компенсаторной ценностью, как если бы они вынуждали его к невольному самоограничению».

Самая частая форма невроза у экстравертного типа — истерия. Это обычно проявляется в преувеличенном отношении к людям из окружающей среды; другим характерным признаком данного расстройства служит приямо-таки подражательная приноровленность к внешним обстоятельствам.

Основное качество истерика — это постоянное стремление делать себя интересным и производить хорошее впечатление на окружающих. Его внушаемость весьма заметна, истерик очень восприимчив к влияниям, идущим от других. Зачастую он прекрасный рассказчик, доходящий в своей сообщительности до весьма фантастических элементов (истерическая ложь).

Истерический невроз начинается с преувеличения всех обычных характеристик экстраверсии, а затем он усложняется компенсаторными реакциями из бессознательного.

Эти реакции в противовес преувеличенной экстраверсии при помощи физических симптомов принуждают индивида к интроверсии.

Это, в свою очередь, констеллирует подчиненную интроверсию экстраверта и создает другую категорию симптомов, наиболее типичными из которых является болезненно повышенная деятельность фантазии и страх остаться одному.

Экстраверт склонен жертвовать внутренней реальностью во имя внешних обстоятельств. Это не является проблемой до тех пор, пока экстраверсия не доходит до крайностей. Но в той степени, в какой это необходимо для компенсации односторонности, в бессознательном будет возникать нарастание субъективного фактора, а именно, заметная тенденция к самоцентрированию.

Все те потребности или желания, которые оказались заглушёнными или подавленными сознательной установкой, возвращаются, так сказать, через заднюю дверь в форме примитивных и инфантильных мыслей и эмоций, центрируемых на себе.

Приспособление экстраверта к объективной реальности приводит к тому, что мешает слабоэнергизированным субъективным импульсам достичь сознания.

Однако, подавленные импульсы своей энергии не утрачивают; но поскольку они бессознательны, то могут проявлять себя в примитивном и архаическом виде.

По мере того, как субъективные потребности подавляются или игнорируются все больше и больше, постепенно набирающая силу бессознательная энергия работает на подрыв сознательной установки.

Опасность здесь заключается в том, что экстраверт, столь пристрастно — и по-видимому самоотверженно — настроенный на внешний мир и на потребности других людей, может, фактически, стать совершенно индифферентным. Юнг пишет:

«Чем более полной делается сознательная установка экстраверсии, тем более инфантильной и архаичной будет установка бессознательная. Эгоизм, характеризующий бессознательную установку экстраверта, идет гораздо дальше детского эгоизма; он граничит с безжалостностью и жестокостью».

В тот момент, когда бессознательное делается сверхактивным, оно выходит на свет в симптоматической форме. Эгоизм, инфантилизм и примитивизм, обычно скомпенсированные и относительно безвредные, теряют свой компенсаторный характер и начинают подстрекать сознание к абсурдному преувеличению, нацеленному на дальнейшее подавление бессознательного.

Конечная драма может принять объективную форму, когда внешняя деятельность экстраверта станет неблагоприятной или искаженной субъективными соображениями.

Юнг рассказывает о типографе, который после двадцатилетнего упорного труда достиг положения владельца крупного дела. Дело расширялось и дальше, типограф все глубже и глубже в него втягивался, постепенно растворяя в нем все остальные жизненные интересы. Дело кончилось полным поглощением и катастрофой.

Как же это случилось? В виде компенсации его исключительно деловых интересов, в нем бессознательно оживились некоторые воспоминания из детства, а именно: в юные годы ему доставляло большое удовольствие писать красками и рисовать.

И тут, вместо того, чтобы принять эту способность, как таковую, и использовать ее в виде уравновешивающего побочного занятия, он сделал ее частью своего дела и начал фантазировать о придании своим продуктам внешнего «художественного» вида.

К несчастью, фантазии стали действительностью: поскольку его вкус был примитивным и неразвитым, то бизнес вскорости захирел и дело окончательно лопнуло. Типограф зашел слишком далеко и подпал под власть субъективных инфантильных притязаний.

Результат может также носить и субъективную природу — нервный срыв. Вероятней всего это может случиться, когда влияние бессознательного, в конечном итоге, парализует сознательное действие:

«В этом случае притязания бессознательного навязываются сознанию категорически и тем самым производят пагубный разлад, проявляющийся в большинстве случаев в том, что люди или не знают больше, чего они, собственно говоря, желают, а от этого и не имеют ни к чему больше охоты; или же в том, что они сразу же хотят слишком многого и имеют слишком много желания к вещам невозможным. Подавление инфантильных и примитивных притязаний, необходимое часто по культурным основаниям, легко приводит к неврозу или к злоупотреблению наркотиками, такими, как алкоголь, морфий, кокаин и др. В еще более тяжелых случаях внутренний душевный разлад приводит к самоубийству».

В общем, компенсирующая установка бессознательного работает на поддержание психического равновесия. Следовательно, даже в норме экстравертный индивид временами действует интровертным путем. Пока экстравертная установка доминирует, наиболее развитая функция будет проявляться экстравертным образом, в то время как подчиненная функция оказывается более или менее интровертной.

«Ведущая функция всегда является выражением сознательной личности, ее целей, воли, достижений, в то время как менее дифференцированные функции принадлежат той категории, в которой события с человеком „просто случаются“.

Хорошим примером этого является экстравертный чувствующий тип, который в норме получает удовольствие от близкого контакта с людьми, однако, временами, выражает мнения или делает замечания, которые шокируют своей бестактностью.

Он может предложить тост за упокой на свадьбе и принести свои поздравления на похоронах.

Такие «ляпы» исходят из подчиненного мышления, четвертой функции, которая у данного типа находится вне сознательного контроля и поэтому не слишком хорошо связана с другими.

Бессознательное обычно проявляется через менее дифференцированные функции, которые у экстраверта имеют субъективную окраску и эгоцентрический уклон.

Кроме того, как уже упоминалось во введении, постоянный наплыв бессознательных содержаний в сознательный психологический процесс оказывается таким, что наблюдателю часто трудно сказать, какие функции здесь принадлежат сознанию, а какие бессознательной личности.

Как указывает Юнг, в дальнейшем это приводит к еще большей путанице, вносимой собственной психологией наблюдателя:

«Понятно, что это сильно зависит от установки наблюдателя, — постигает ли он больше сознательный или бессознательный характер личности.

В общем, можно сказать, что наблюдатель, установленный на суждение[56], скорее всего будет постигать сознательный характер, тогда как наблюдатель, установленный на восприятие[57] будет больше поддаваться влиянию бессознательного характера, так как суждение интересуется, главным образом, сознательной мотивацией психического процесса, тогда как восприятие больше регистрирует сам процесс».

Поэтому, решая, какой установке принадлежит ведущая функция, необходимо внимательно смотреть, какая функция в большей степени находитея под сознательным контролем, а какие — имеют бессистемный случайный характер.

Ведущая функция — если таковая вообще имеется — всегда более высоко развита, нежели другие, которые неизбежно несут в себе инфантильные и примитивные черты.

Кроме того, необходимо всегда помнить о своей собственной типологической предрасположенности, которая неизбежно искажает все наблюдения.

Источник: https://bookap.info/psyanaliz/raygorodskiy_psihologiya_i_psihoanaliz_haraktera/gl20.shtm

73. Типологическая модель к. Юнга

73. Типологическая модель К. Юнга

К.Юнг выделил дватипа людей: экстраверты и интроверты.

Экстравертныйтип. Экстраверсия характеризуется интересомк внешнему миру и событиям, стремлениемиметь друзей и знакомых, не оченьтщательно их выбирая, тенденциейдемонстрировать самого себя: вся егопсихическая жизнь разыгрывается снаружи,непосредственно, как реакция на окружающуюсреду.

Самым ранним признаком экстраверсииу ребенка является его быстроеприспособление к окружающей среде,повышенный интерес к предметам, всенеизвестное и рискованное его манит.Мысли, стереотипы поведения экстравертареально определяются внешними объективнымиусловиями, а внутренняя жизнь занимаетвторое место после внешней необходимости.

Самая частая форма невроза у экст-равертноготипа – истерия – это постоянноестремление делать себя интересным иобращать внимание на себя, добиваясьсвоего любой ценой.

Экстравертныймыслительный тип любое суждение строит на критерии,получаемом из внешних условий: объективныеданные и традиции образования.

Экстравертныйчувствующий тип склонен находиться под влияниемобщепринятых ценностей. Экстравертныечувствующие типы обычно добродушны илегко приобретают друзей, способныжертвовать собой для других.

Экстравертныйощущающий тип ориентируется на свои ощущения,выискивает те объекты, которые возбуждаютсамые сильные ощущения. Он замечает ипомнит все детали, пунктуален, обращаетвнимание на внешнюю сторону жизни,ориентирован на конкретное наслаждениереальной жизнью.

Экстравертныйинтуитивный тип – у него интуиция ориентирована внаправлении вещей и других людей, онпостигает те аспекты мира, которые непонимаются, не ухватываются другимифункциями, интуитивно прозревает душудругих людей.

Интровертныйтип. Отличительной чертой интроверсииявляется ориентация на внутренниеличностные факторы, на внутренний мир.Все основывается на собственных решениях,собственных мыслях и чувствах, и этоважнее для интроверта, чем другие людии внешние обстоятельства.

Такой человекпредпочитает держаться в стороне отвнешних событий, не любит скоплениялюдей, общается по мере необходимости.Интроверсия так же нормальна, как иэкстраверсия, хотя обе являютсяотносительной нормой.

Если экстравертвидит интроверта асоциальным, эгоистичным,не способным адаптироваться к реальномумиру, то интроверт осуждает экстравертакак пустого, лишенного внутреннейглубины.

Ранними признаками интроверсииу ребенка являются задумчивость,застенчивость, страх перед незнакомымиобъектами, ребенок все стремится делатьпо-своему, обесценивает вещи и другихлюдей.

74. Психогеометрическая типология характера

Психогеометриякак система сложилась в США (СьюзенДеллингер). Она представляет собойсистему анализа типологии личности наоснове наблюдения за поведением человекаи предпочитаемого выбора человекомкакой-либо геометрической фигуры.Расположив фигуры в порядке ихпредпочтительности, по фигуре, помещеннойна первое место, можно определитьосновные, доминирующие особенностиличности и поведения.

Квадрат:организованность пунктуальность,строгое соблюдение правил, инструкций,аналитичность мышления, внимательностьк деталям, ориентация на факты, пристрастиек письменной речи, аккуратность,чистоплотность, рациональность,осторожность, сухость, практичность,упорство, настойчивость, твердость врешениях, терпеливость, трудолюбие,профессиональная эрудиция, слабыйполитик, узкий круг друзей и знакомых.

Треугольник:лидер, стремление к власти, честолюбие,установка на победу, прагматизм,ориентация на суть проблемы, уверенностьв себе, решительность, импульсивность,сила чувств, смелость, неукротимаяэнергия, склонность к риску, высокаяработоспособность, буйные развлечения,нетерпеливость, великолепный политик,остроумие, широкий круг общения, узкийкруг близких и друзей.

Прямоугольник:изменчивость, непоследовательность,неопределенность, возбужденность,любознательность, смелость, низкаясамооценка, неуверенность в себе,доверчивость, нервозность, быстрыерезкие колебания настроения, избеганиеконфликтов, забывчивость, склонностьтерять вещи, непунктуальность, новыедрузья, имитация поведения других людей(«примеривание ролей»), тенденция кпростудным заболеваниям, травмам,дорожно-транспортным происшествиям.

Круг:высокая потребность в общении,контактность, доброжелательность,забота о другом, щедрость, способностьк сопереживанию, хорошая интуиция,спокойствие, склонность к самообвинениюи меланхолии, доверчивость, ориентацияна мнение окружающих, нерешительность,слабый политик, болтливость, способностьуговаривать, убеждать других,сентиментальность, тяга к прошлому,склонность к общественной работе, гибкийраспорядок дня, широкий круг друзей изнакомых.

Зигзаг:жажда изменений, креативность, жаждазнаний, великолепная интуиция,мечтательность, устремленность вбудущее, позитивная установка ко всемуновому, восторженность, энтузиазм,непосредственность, непрактичность,импульсивность, непостоянство настроения,поведения, стремление работать водиночку, отвращение к бумажной работе,душа компании, остроумие, безалаберностьв финансовых вопросах.

Источник: https://studfile.net/preview/3963539/page:37/

Читать

73. Типологическая модель К. Юнга
sh: 1: —format=html: not found

Д.Я. Райгородский

ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХОАНАЛИЗ ХАРАКТЕРА

Фрагменты истории характерологии

Предлагаемая книга является логическим продолжением «Теорий личности в западно-европейской и американской психологии», вышедшей в 1996 году[1]. Эти две книги и составляют попытку раскрытия психологии личности и психологии характера в хрестоматийном варианте, представляющем точки зрения авторов различных школ и направлений.

Но если теории личности, при всей противоречивости точек зрения их авторов, являются более или менее общепринятыми, то с теорией характеров, с классификацией характеров дело обстоит значительно сложнее.

Первая по времени попытка классификации характеров принадлежит Платону, который создал типологию характеров основанную на этических принципах.

После Платона в древнегреческой литературе проблемой характеров занимался ученик Аристотеля Теофраст. Его классификация типов, распространенных тогда в афинском обществе, многие годы считалась образцом типологии характеров.

И лишь в XVII в. переводчик Теофраста — Ла-Брюйер издал книгу сатирических очерков о характерах.

Первая попытка классификации характеров с научной целью была предпринята создателем френологии Галлем. Именно первая половина XIX в. считается началом возникновения науки о характерах. В теории Галля перечисляется 27 элементарных психических способностей из которых слагается человеческий характер.

Несмотря на критику перечня 27 способностей Галля, несмотря на то, что сама френология, которую создал Галль, просуществовала недолго, любопытно отметить первые пять из этого перечня: 1) инстинкт размножения; 2) любовь к потомству; 3) привязанность, дружба; 4) наклонность к борьбе и самозащите; 5) разрушительный инстинкт.

Пройдет 100 лет, и некоторые «способности» из перечня Галля получат не только теоретическое обоснование, но и эмпирическое подтверждение в работах великих психологов XX в. В начале XX в. А.Ф.

Лазурский пишет: «Ближайшей целью систематического изучения индивидуальных характеров является… составление естественной и общепринятой классификации, которая, с одной стороны, давала бы возможность причислить любое изучаемое лицо к известной определенной группе, а с другой стороны — представляла бы достаточный исходный пункт для дальнейшего изучения людских разновидностей».

В 1896 г. в Англии вышла книга Ф.Джордано «Характер с точки зрения тела и генеалогии человека». Эта небольшая книга в 126 страниц может быть осталась бы незамеченной, если бы не несколько обстоятельств. Впервые в конце XIX в. появился новый, принципиально отличный, взгляд на характер, неизвестный психологии до того времени.

Ф.

Джордано пишет: «Существует два характера, фундаментально отличные друг от друга, два ясно выраженных типа характеров (с третьим промежуточным): у одного типа тенденция к активности сильна, а тенденция к рефлексии слаба; у другого же склонность к рефлексии преобладает, тогда как влечение к деятельности оказывается более слабым». По меткому замечанию К.Юнга: «Джордан описывает в общих чертах только экстравертный и интровертный типы».[2]

Но этим не ограничивается значение работы Ф.Джордано в истории типологии характеров. Он впервые затрагивает проблему «психологических типов в биографике», продолженную В.Оствальдом, написавшим в 1910 г. «Знаменитые мужчины» и Э.Кречмером, в его работе «Строение тела и характер», где типологии в «биографике» уделено значительное место.

В какой-то мере на вопросы, поставленные А.Ф. Лазурским, пытался ответить Ф.Полан. Изданная им книга «Психология характера» давала впервые интересную классификацию характеров.

По его мнению наша душевная жизнь состоит из ряда стремлений, которые, комбинируясь друг с другом и воздействуя друг на друга, образуют всю сложность человеческой личности. Эти стремления, комбинируясь между собой по строгим законам, и определяют строение нашего характера.

Но каковы эти законы? Их несколько. Закон систематической задержки заключается в способности одних стремлений подавлять другие, прямо противоположные.

Закон систематической ассоциации состоит в том, что отдельные элементы душевной жизни обладают способностью вызывать к деятельности другие элементы, находящиеся с ними в зависимости. Он указывает и на другие законы: ассоциации по противоположности, смежности и другие.

Но классификация Ф.Полана представляла собой не столько группировку важнейших характеров, сколько перечень важнейших качеств и особенностей, относящихся к душевной жизни и содержанию чувствований.[3]

Классификация Н.

Лосского близка к полановской, но основным первичным свойством душевной деятельности Лосский считает волю, характеризующуюся особым типом активности, благодаря которому все переживаемое нами окрашивается чувством нашего «Я». Различная роль «Я» в психической деятельности человека послужила основой классификации Н.Лосского; он делит всех людей на типы: чувственный эгоцентрический и сверхличный.

Сверхличный тип отличается преобладанием сверхличных стремлений.

Эти стремления являются как бы данными извне, и источник их находится не в физических потребностях организма, а в факторах высшего порядка: высших, религиозных, научных и эстетических запросах.

Эти люди действуют как бы не от себя, а от лица высшей воли, которую они признают руководительницей своих поступков. Так за полвека до А.Маслоу появилось несформулированное представление о «самоактуализации».[4]

Этот взгляд на историю проблемы был бы неполным, если не сказать о В.Штерне. Именно он в 1900 г. заявил, что совершенно отрицает возможность составления классификации характеров при современном состоянии знаний. Он считал, что вся психология индивидуальных различий (так он называл характерологию) сводится только к разбору и анализу отдельных сторон личности.

Очевидно, что книга В.Штерна «Психология индивидуальных различий», вышедшая в Лейпциге в 1900 г., и различные неудачные попытки других авторов классифицировать характеры, позволили А.Ф.

Лазурскому заметить: «Мы видим, что составление естественной классификации характеров, которая, с одной стороны, охватывала бы всю сложность человеческого характера, каким он наблюдается в жизни, а с другой — давала бы возможность распределять по группам эти сложные характеры, представляется делом далеко не легким».[5]

Справедливости ради, надо сказать, что еще до А.Ф. Лазурского в России была создана типология детских характеров. Речь идет о работе П.Лесгафта «Семейное воспитание ребенка и его значение». Об этой работе А.Ф.Лазурский писал, что «то, что П.Лесгафт называет школьными типами… можно рассматривать как классификацию детских характеров». Работа П.

Лесгафта имеет особое значение для отечественной психологии не столько точностью наблюдений и содержательностью типологии, сколько своей основополагающей тенденцией.

Начиная с этой работы, весь XX век в отечественной детской и возрастной психологии пройдет под углом зрения «семья-ребенок», исключив альтернативную, важнейшую точку зрения — «ребенок-семья».

Вообще с «проблемой характера» отечественной психологии не повезло. Единственная «фундаментальная работа» «Вопросы психологии характера» Н.Д.Левитова, вышедшая в 1956 г., а затем переиздававшаяся несколькими изданиями до 1969 г.

под названием «Психология характера», имела как многочисленных предшественников, которые в той или иной мере занимались проблемой характера, так и последователей. В их числе Б.Г.Ананьев, А.Г.Асмолов, Е.А.Климов, К.К.Платонов, С.Л.

Рубинштейн и другие.

Н.Д.Левитов, излагая концепцию книги, которая в основном посвящена исследованию характеров старшеклассников, пишет: «В книге профилирует психология характера советского человека, концепция характера раскрыта как содержательный и общественно значимый компонент личности».[6]

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=22810&p=73

Типологическая модель К.Г. Юнга

73. Типологическая модель К. Юнга
⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 5Следующая ⇒

Ярким примером подхода, основанного на выделении типов личности, является модель Карла Густава Юнга (1875–1961), которая была разработана на основании собственной теоретической концепции автора (1921–1961). В этой модели тип личности определяется исходя из сочетания интровертной либо экстравертной установки с одной из четырех психических функций («мышле­ние», «ощущение», «интуиция» или «чувство»).

Особенность модели состоит в том, что она является более сложной и более структурированной, чем, например, модели темперамента, разработанные в рамках типологического подхода. В частности, модель К. Юнга позволяет получить представление не только о типе личности, но и о механизмах взаимодействия тех свойств, которые этот тип определяют.

Психологические установки

Экстравертную и интровертную установки К. Юнг рассматривал как два различных способа адаптации, сходных по своей природе со способами адаптации, существующими у любых живых организмов.

Первый способ заключается в высокой скорости воспроизводства, при относительной низкой защитной способности и короткой продолжительности жизни отдельного индивида. Второй – состоит в обеспечении самого индивида многообразными средствами самосохранения при низкой относительной плодовитости.

Сходным образом специфическая природа экстраверта постоянно побуждает его «растрачиваться, размножать себя любым способом и внедряться во все».

Интроверт проявляет обратную тенденцию – обороняет себя от любых внешних требований, воздерживается от всякой затраты энергии, направленной прямо на объект, но при этом создает для себя самого «максимально возможное консолидированное и могущественное положение» [32].

К. Юнг подчеркивал универсальный характер экстраверсии/интроверсии, подтверждая свою позицию следующими аргументами: 1) обе установки обнаруживаются как у мужчин, так и у женщин, а также на всех социальных уровнях; 2) они не являются результатом сознательного выбора или образования; 3) их появление – общее явление, имеющее, по-видимому, случайное распределение.

В определении установки решающим фактором является не то, что и насколько активно человек делает, а, скорее, мотивация к деланию – само направление, по которому естественным и привычным образом перемещается энергия: чаще всего, для экстраверта таким направлением являются внешние объекты, для экстраверта – его собственная субъективная реальность.

Согласно К.Юнгу, никто не является интровертом или экстравертом в чистом виде. То есть, обе установки присутствуют у каждого человека, только одна из них «питается» энергией, идущей от сознания, другая – является бессознательной и выполняет по отношению к первой компенсаторную функцию. Интроверт не осознает свою экстравертную сторону, а экстраверт – интровертную.

Чем больше выражена сознательная установка, тем более примитивной и инфантильной является бессознательная. В крайних вариантах такое соотношение может привести к снижению адаптивности поведения вплоть до невротических расстройств.

Например, в случае преувеличенной сознательной экстравертной установки может развиться истерия – преувеличенное отношение к людям из окружающей среды и, как следствие, постоянное стремление делать себя интересным и производить хорошее впечатление.

При этом эгоизм, идущий от бессознательной интровертной установки, будет проявляться в безжалостном и даже жестком отношении к окружающим.

Причиной невроза может стать также выбор неестественной для природы человека установки, который, как правило, происходит еще в раннем возрасте под влиянием обстоятельств семейного окружения. В любом случае, основным способом лечения невроза является развитие той установки, которая слишком сильно подавляется и активно вытесняется из сознания.

Различия, характеризующие особенности людей с сознательной интровертной, либо экстравертной установкой, приведены в таблице 1.

Таблица 1

Особенности людей с выраженностью

Интровертной, либо экстраверной сознательной установки

Особенность Интроверсия Экстраверсия
Отношение к объекту Движение «от», удаление, обесценивание Движение «к», ориентация на внешнюю реальность, факты
Отношение к субъекту Связь с внутренней реальностью Потеря себя (в объекте), игнорирование собственного тела
Адаптация к внешнему миру Адаптация затруднена Легкость приспособления
Общительность Стремление к уединению Широкий круг общения
Отношение к жизни Пессимизм Оптимизм
Риск Осторожность, недоверчивость Склонность к риску
Способ принятия решений Предварительное продумывание своих действий Импульсивность (действует активно, без колебаний)
Локус контроля Внутренний Внешний
Бессознательные проявления Зависимость от объекта, страх влияния объекта Эгоизм, безжалостность
Клинические проявления Психастения (сенситивность, утомляемость) Истерия (преувеличенное отношение к людям, демонстративность)

Изначально модель К.Юнга была основана на выделении только двух типов установки, однако со временем он пришел к выводу, что с помощью интроверсии/
экстраверсии невозможно достаточно полно объяснить все различия в отношении людей к миру. Поэтому он расширил типологию, включив в нее психологические функции [31].

Психологические функции

Функции К.Юнг разделяет а) на рациональные и иррациональные, а также б) на ведущие (доминирующие), вспомогательные и подчиненные.

Рациональные функции.Мышление и чувство Юнг относит к рациональным функциям, т.е. функциям, которые базируются на процессах различения и формирования суждения.

Так, при доминирующем влиянии мышления жизнь человека управляется главным образом рефлексией, а действия строятся на основе интеллектуального осмысления мотивов.

Чувство есть функция субъективного суждения или оценки, оно строго информирует о ценности вещей, определяет, что тот или иной предмет стоит для данного субъекта.

При рассмотрении чувства Юнг подчеркивает, что эта функция отличается от эмоции, которая в равной степени может быть названа «аффектом».

Аффектимеет свойство «заражать» или искажать каждую из функций, под его влиянием теряется возможность правильно мыслить, способность соответствующим образом оценить другого человека, предмет или событие, интуитивные возможности тоже иссекают.

Чувство отличается от аффекта тем, что оно «не производит ощутимых физических иннерваций», т.е. оказывается обычным мыслительным про­цессом.

Иррациональные функцииЮнг трактует как воспринимающие. Интуицияотносится к вос­приятию с помощью бессознательных процессов, ощущениеесть восприятие с помощью органов чувств.

Ощущениесхватывает, сообщает чело­веку, что нечто есть во внешнем для него мире, интуицияпостигает («подхватывает», «подбирает») то, что находится в мире внутреннем. Способ постижения здесь выходит за рамки рассудочного, лежащего в узких пределах здравого смысла.

Иррациональные типы осно­вываются исключительно на переживании – «настолько исключи­тельно, что, как правило, их суждения не могут поспеть за их пере­живаниями».

Рассматривая рациональные и иррациональные функции, Юнг подчеркивает, что выраженность какой-то одной из них не является достаточным условием для упорядочивания опыта человека и его адаптации к окружающей действительности – для полной ориентации все четыре функции должны внести свой специфический вклад.

Мышление обязано облегчить опознание и осмысление. Чувство расскажет нам о том, в какой сте­пени те или иные вещи оказываются важными или неважными для нас. Ощущение сообщает о конкретной реальности посредством зре­ния, вкуса, слуха и т.д.

Интуиция делает нас способными к преду­гадыванию скрытых возможностей, гнездящихся в подоплеке явле­ний, на их «заднем плане».

Выделение ведущих, вспомогательных и подчиненных функций связано с их иерархическими взаимоотношениями, которые в итоге и определяют тип личности.

Ведущей (доминирующей) функциейявляется та из четырех, котораяиспользуется чаще других.

Согласно Юнгу, эта функция в наибольшей степени осознается человеком, «ее осуществле­ние находится под контролем воли и, в то же самое время, ее управ­ляющий принцип является решающим для ориентации сознания».

Ведущая роль функции определяется с одной стороны, врожденными предпосылками, а с другой – социальными условиями: «Требования общества вынуждают человека, прежде все­го (и по большей части), прилагать себя к выделению той из функ­ций, которой он наилучшим образом наделен от природы, или кото­рая обеспечит ему наилучший социальный успех. Очень часто чело­век отождествляет себя более или менее полно с наиболее предпоч­тительной для него и, следовательно, наиболее развитой функцией» [27].

Вспомогательные функции не имеют единственной и абсолютной достоверности и решающего значения, но учитываются как дополнительные. Природа вспомогательных функций отличается от природы доминирующей, но в этих отношениях нет антагонизма: либо иррациональные функции могут быть вспомогательными для одной из рациональных, либо наоборот.

Подчиненная функцияявляется наименее развитой. Она пребывает в более или менее примитивном состоянии и зачастую осознается лишь наполовину или совсем не осознается.Специфическая особенность подчиненной функции состоит в том, что она может «самовольно» активизироваться в тех случаях, когда человек вкладывает слишком много энергии в реализацию ведущей функции.

Как писал К. Юнг, подчиненная функция «независима, она на­падает, очаровывает, пленяет и так раскручивает нас, что мы уже перестаем быть хозяевами самих себя и не можем больше правильно различать между собой и другими».

Это то, что регулярно происходит в так называемом кризисе середины жизни, когда человек пренебрегает некоторыми аспекта­ми своей личности столь долго, что они, в конце концов, требуют своего признания.

Сверхчувствительные и сильные эмоциональные реакции любого рода – от страстной влюбленности до сле­пого гнева – являются ясным признаком того, что подчиненная функция, наряду с одним или более комплексами, стала активной.

Когда необходимо развить подчиненную функцию, это делается постепенно и, прежде всего, путем прохождения через одну из вспомогательных функций. Например, для того, чтобы «утихомирить» воздействие бессознательного, иррациональный тип нуждается в более сильном развитии рациональной вспомогательной функции, присутствующей в сознании.

Типы личности.В зависимости от сочетания установки и ведущей функции психики К.Юнг выделял 8 типов личности, краткое описание которых представлено ниже. При знакомстве с этими описаниями стоит обратить внимание на то, что в них делается акцент на отрицательные характеристики. Это связано с тем, что источником типологии был клинический опыт автора [15].

1. Экстравертный мыслительный тип характерен для людей, которые принимают важные решения рассудочно, создают схемы объективной реальности и руководствуются ими в своем поведении, требуя того же от окружающих. Если эти схемы являются результатом глубокого понимания реальности, то такие люди могут быть реформаторами и новаторами.

Однако чем более узкой является схема, тем больше шансов, что представитель этого типа превратится в брюзгу, а служение идеалу не остановит его ни перед какими нравственными законами: цель оправдывает средства.

Люди этого типа в крайнем варианте отличаются эмоциональной тупостью: они редко сочувствуют другим и не ценят дружбы, им чужды эстетические переживания, и поэтому они не интересуются искусством.

2. Экстравертный чувствующий тип. Люди этого типа склонны к «правильной» эмоциональной оценке всего того, что их окружает.

Они предпочитают партнеров, соответствующих определенным критериям (например, занимающих высокое социальное положение). Они ходят в театр и испытывают там те эмоции, которые надо испытывать в театре.

От чувств таких людей всегда веет холодом, поэтому их поведение часто воспринимается окружающими как притворство.

3. Экстравертный сенсорный тип. Такие люди определяют ценность объектов по силе ощущения: чем оно сильнее, тем больше ценность объекта. Представители этого типа ищут наслаждения и удовольствия. Если ощущения не очень сильно доминируют над остальными функциями, они производят впечатление людей, радующихся жизни, эстетов; в противном случае – становятся неприятными для окружающих.

4. Экстравертный интуитивный тип. Люди этого типа обладают необычайно развитой чувствительностью ко всему новому и необычному. Они легко увлекаются новым объектом и могут «заразить» своим энтузиазмом окружающих.

Однако как только объект привязанности и восхищения исчерпывает свои возможности к развитию, интуитивные экстраверты без сожаления забывают о нем и переключаются на другой, более интересный. Поскольку нравственные устои не являются решающими для таких людей, их часто относят к разряду легкомысленных и авантюристичных.

По мнению К. Юнга, люди этого типа «распространяют» вокруг себя полноту жизни, но в реальности живут не они, а другие.

5. Интровертный мыслительный тип. Люди этого типа характеризуются мышлением, которое не воссоздает реальную действительность, а доводит ее неясный образ до понятной и четко сформулированной идеи. Из-за этого они склонны подстраивать факты под идею или вообще их игнорировать. Они создают теории ради теорий.

В отличие от мыслительных экстравертов, они стремятся не к расширению знаний о мире, а к их углублению, а также не стремятся увлечь окружающих своими идеями и завоевать их поддержку. На фоне убежденности в правоте своих идей мыслительные интроверты негодуют на общество, которое отказывается их воспринимать.

Окружающие характеризуют представителей этого типа как высокомерных и властных. Близкие люди считают их наивными и неприспособленными к жизни.

6. Интровертный чувствующий тип. Представители данного типа выглядят внешне спокойным. Их эмоции часто незаметны для окружающих, хотя внутри у них может «все кипеть». Эмоциональная сдержанность таких людей воспринимается окружающими негативно, как проявление холодности.

7. Интровертный сенсорный тип, в отличие от экстравертного сенсорного, ориентируется не на объекты, вызывающие интенсивные ощущения, а на интенсивность ощущений, вызванных объектами. Поэтому, как только ощущение пропадает, объект для такого человека теряет ценность. Представители этого типа непонятны и непривлекательны для окружающих.

8. Интровертный интуитивный тип порождает, согласно К.Юнгу, фантастов и художников, а при отклонении от нормы – мистиков. Это люди, которые сосредоточены на реальности своего внутреннего мира, держатся в стороне от окружающих и индифферентны к ним. Продукты их творчества для других, как правило, непонятны.

Как утверждают Л. Хьел и Д. Зиглер, большинство основных концепций К. Юнга, в том числе и его типология, не подвергались эмпирической проверке. Тем не менее, в настоящее время существует два личностных опросника, известных по фамилиям их авторов (И. Майерс – К. Бриггс и Д. Кейрси), которые опираются на рассмотренную выше модель [23, 31].

Теория черт

⇐ Предыдущая12345Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/3x212a.html

Book for ucheba
Добавить комментарий