Африка в 1939 году

Война герцога Амадея

Африка в 1939 году

За несколько лет до начала Второй мировой войны Италия завоевала Эфиопию и объединила свои африканские колонии в Итальянскую Восточную Африку.

Управление этими землями Муссолини доверил герцогу Амадею Аостскому.

После начала мировой войны войскам герцога пришлось противостоять на африканском фронте не только Британской империи, но и эфиопским партизанам, не простившим Италии завоевание родной страны.

Крепкий орешек Африки

После Англо-бурской войны 1899–1902 годов в огромной Африке осталось всего два независимых государства. На западе континента, окружённая французскими и британскими колониальными владениями, находилась основанная освобождёнными американскими рабами Либерия, а на востоке располагалась древняя Эфиопская империя (известная также как Абиссиния).

Колониальный раздел Африки европейскими державами, разумеется, не прошёл мимо этой страны. В конце XIX века опоздавшие к дележу африканского пирога Германия и Италия активно занимали ещё не застолбленные Францией и Великобританией участки африканского побережья.

Разумеется, к этому моменту всё самое «вкусное» было уже разобрано. Италия заняла пустынный участок на южном берегу Красного моря (Эритрею) и южную часть такого же пустынного Сомали.

Однако между этими двумя итальянскими колониями, у основания Африканского Рога, находилась огромная территория, до сей поры не захваченная европейцами – Эфиопия.

Сражение второй итало-эфиопской войны в представлении эфиопского художника

Справедливо рассчитывая на военно-техническое превосходство, Италия вторглась в 1895 г. во владения Негуса Менелика II.

Однако эфиопы наголову разгромили агрессора, освободили занятые земли, «отодвинули» на север границу с итальянской Эритреей и принудили Италию к уплате контрибуции.

Сам этот факт был весьма болезненным для итальянского самолюбия, ведь впервые в новой истории европейская держава, претендующая на статус великой, платила дань АФРИКАНСКОМУ государству.

Поэтому совсем не удивительно, что независимая Эфиопия стала первой мишенью для взявшего курс на воссоздание Римской империи итальянского дуче Бенито Муссолини. Правда, Эфиопия (известная в античные времена как Аксумское царство) в число римских владений никогда не входила – но разве такие мелочи остановят уважающего себя диктатора?

Захватом Эфиопии Муссолини убивал целый выводок внешне- и внутриполитических зайцев. Во внешней политике Италия захватом крупного африканского владения приближалась по статусу к огромным колониальным империям Британии и Франции, тем самым утверждаясь как «великая держава».

Во внутренней политике Муссолини упрочнял своё положение у власти, «смывая позор» поражения в Первой итало-эфиопской войне. Впрочем, что такое «маленькая победоносная война» (в случае её удачного проведения) во внутриполитическом смысле, всем известно.

В практическом плане захват Эфиопии также позволял соединить разрозненные итальянские владения на Африканском Роге.

Несмотря на фактически увеличившийся технологический разрыв, Эфиопия оказала ожесточённое сопротивление и на этот раз.

Итальянцы активно использовали авиацию, бронетанковую технику (танкетки и бронеавтомобили) , а также запрещённые фосген и иприт (по оценкам экспертов, Италия ввезла в Эфиопию с 1935 по 1941 годы для ведения войны и борьбы против партизан около 80 тысяч тонн этих отравляющих веществ). В конечном итоге, Эфиопия была захвачена, а Италия значительно укрепилась на международной арене.

Попытки подвергнуть её санкциям в Лиге Наций по факту провалились, более того, в 1936–37 гг. большинство государств-членов Лиги Наций признали захват Эфиопии (исключение составили всего шесть стран, в том числе СССР, США и сам подвергшийся агрессии со стороны Японии Китай).

Дебют: Итальянский блицкриг, беспощадный и немного бессмысленный

Сегодня захват Эфиопии Италией, равно как и гражданскую войну в Испании 1936–39 гг., а также военные действия Японии в Китае, начавшиеся в 1937 году, справедливо считают прологом Второй мировой войны.

Захватив Эфиопию и практически не столкнувшись с противодействием Лиги Наций и великих держав, Муссолини, а на его примере и Гитлер, получили карт-бланш на агрессию против слабых соседей.

Уже совсем скоро дуче продолжил строить Великую Италию, присоединяя к Италии более слабых соседей (следующей была захвачена Албания), а фюрер заложил первые кирпичи в фундамент Великой Германии, введя войска в демилитаризованную Рейнскую область и аннексировав Австрию.

Пока весь мир под звуки песни Хорста Весселя упоённо и неудержимо маршировал навстречу новой мировой войне, итальянцы не сидели сложа руки, а активно взялись за обустройство своих новых владений.

Итальянская Восточная Африка в 1938–1941 годах

Для удобства управления весь итальянский территориальный массив в Восточной Африке (Эритрея, Итальянское Сомали и Эфиопия) был объединён в одно административное образование. Новое владение было названо «Итальянской Восточной Африкой» и разделено на шесть губернаторств.

Вице-королём и генерал-губернатором новообретённой жемчужины итальянской короны был назначен Амадей Умберто Изабелла Луиджи Филиппо Мария Джузеппе Джованни Савойский, герцог Аостский (титул герцога Аостского носили главы одной из младших ветвей правившей в Италии Савойской династии).

Этот выпускник Итона и Оксфорда, обладатель хороших британских манер и 198 сантиметров роста, возглавил итальянские войска в регионе.

В стратегическом плане в условиях начавшейся 1 сентября 1939 года мировой войны положение Итальянской Восточной Африки было незавидным. Главным минусом были сильная растянутость путей снабжения и тот факт, что Суэцкий канал находился в руках Великобритании.

Устойчивое снабжение через Гибралтар (с британской военно-морской базой) и далее вокруг Африки было практически невозможно, поэтому одной из важнейших задач для итальянцев было занятие Египта и установление контроля над Суэцким каналом.

Реализация этого замысла планировалась (и, пардон за спойлер, безуспешно реализовывалась) как из Ливии, так и из Эритреи через Судан.

Вторым минусом было то, что со всех сторон (как видно на вышеприведённой карте) Итальянская Восточная Африка была окружена британскими колониальными владениями, Англо-Египетским Суданом и Кенией. Усугублял картину расположенный в тылу в виде полуанклава Британский Сомалиленд.

Там же, западнее британской колонии, находилось небольшое французское владение Берег Сомали (нынешнее государство Джибути). Но администрация французской колонии до декабря 1942 года сохраняла верность режиму Виши.

Поэтому угрозы с этого направления для итальянцев до самого окончания кампании не было.

Общий ход военных действий в Восточной Африке в 1940–41 годах

Генерал-губернатор Амадей имел боевой опыт – в Первую мировую он сражался в артиллерии, а в 20-е годы участвовал в подавлении восстания бедуинов в Ливии под руководством Родольфо Грациани. Он много путешествовал по Африке, а с 1932 года служил в итальянской авиации.

Герцог был реалистом и понимал неминуемость войны с Британией, поэтому подготовка армии была одним из приоритетов в его деятельности.

В условиях близости большой войны в Европе и Средиземноморье Италия не могла отправить в Восточную Африку значительных контингентов, и вице-король вынужден был создавать практически с нуля значительные туземные подразделения.

С другой стороны, у Амадея были все основания полагать, что вся африканская кампания будет сражением туземцев, руководимых с одной стороны итальянцами, а с другой – британцами и (возможно) французами, так как у вероятных противников дела обстояли так же.

Пропагандистский итальянский плакат, демонстрирующий полное единение войск метрополии и колониальных солдат-аскари

10 июня 1940 года Италия на стороне Германии вступила во Вторую мировую войну. Уже утром следующего дня восемь британских бомбардировщиков «Уэллсли» подвергли бомбардировке итальянскую авиабазу Гуру в Восточной Африке.

К этому моменту у Италии в регионе находились впечатляющие по африканским меркам силы – 256 тысяч человек, в том числе 72 тысячи итальянцев и 184 тысячи африканцев.

Самыми боеспособными были две укомплектованные итальянцами дивизии – элитная «Гренадёры Савойи» из метрополии и «Африка», в которой служили белые итальянские колонисты.

Также итальянцами были укомплектованы 8 отдельных батальонов чернорубашечников, подразделения карабинёров, военно-морские силы (около 10 тыcяч человек) и ВВС (около 8 тысяч).

Туземцы были организованы в 25 колониальных бригад (или 29 по другим источникам), ещё 7 бригад находились в стадии формирования. Итальянские туземные подразделения очень отличались по качеству подготовки; как правило, набранные из эфиопов превосходили укомплектованные сомалийцами и эритрейцами.

Войска герцога Амадея имели на вооружении 62 танка (в основном – танкетки CV-33/35), 129 бронеавтомобилей и около 150 боевых самолётов.

Британцы к началу боевых действий имели в регионе совсем небольшие силы – как раз в это период Германия завершала разгром Франции, и защита метрополии была очевидным приоритетом для англичан.

В Судане насчитывалось 9000 британских солдат, в Кении – 5500, в Британском Сомали – всего 1475. Кроме того, 2500 человек насчитывал британский контингент в Адене, владении англичан на юге Йемена.

Танков здесь у британцев не было вообще, как и противотанковой артиллерии. ВВС Британии в Адене, Судане и Кении насчитывали 85 самолётов.

Такая совершенно не радужная для Великобритании картина отчасти сглаживалась активными действиями эфиопских партизан. Жестокие репрессии итальянцев по отношению к повстанцам так и не смогли за 4 года полностью подавить эфиопское сопротивление. В ряде эфиопских провинций итальянская колониальная администрация контролировала только крупные населённые пункты.

Ситуацию хорошо иллюстрирует высказывание итальянского фашистского партийного функционера в Африке Бонакорси: «Если в какой-либо точке нашей империи появится отряд англичан или французов с развёрнутым знаменем, им понадобится очень мало, а то и совсем не понадобится солдат, чтобы сражаться против итальянцев, так как к ним присоединится большая часть абиссинского населения».

Несмотря на это, общее превосходство в силах у итальянцев было подавляющим, и они не преминули этим воспользоваться. В июле итальянские силы начали наступление по нескольким направлениям.

Вторжения в Судан и Кению обернулись тактическими победами итальянцев и захватом нескольких приграничных городов. Однако в стратегическом плане распыление сил на огромном фронте привело к тому, что ни на одном из участков наступление не удалось значительно развить.

Совершенно непонятно, кстати, почему итальянцы не предприняли сильного удара в самом стратегически важном направлении – в сторону Порт-Судана, и далее – Египта, для соединения с ливийской группировкой.

Силы британцев на этом направлении состояли всего из трёх батальонов, (в Атбаре, Хартуме и Порт-Судане), и перспективы у итальянцев могли быть крайне радужными.

А вот в Сомали у итальянцев получился локальный блицкриг. Уже в августе 1940 года они выбили англичан из Британского Сомалиленда, устроив здесь африканскую версию Дюнкерка – остатки британского гарнизона Берберы вынуждены были спасаться бегством на другой берег Аденского залива, в Йемен.

Итальянские солдаты празднуют победу на захваченном военном посту в Британском Сомалиленде, август 1940 года

В результате этой победы контроль над выходом из Красного моря в Индийский океан оказался полностью в руках у итальянцев, чем они и не преминули воспользоваться.

Итальянская авиация успешно топила британские конвои, и британская группировка в Египте могла оказаться в крайне затруднительном положении.

Вступление в войну Италии поставило под угрозу английские коммуникации по Средиземному морю, а с захватом Сомалиленда сделало невозможным эффективное снабжение сражающихся в Египте войск теперь и по Красному морю.

С другой стороны, самого страшного не случилось – реальной возможностью захватить Суэцкий канал по непонятной причине итальянцы так и не воспользовались.

Британцы стали готовиться к решению этой проблемы.

Миттельшпиль: Британская империя наносит ответный удар

Ещё в июне 1940 года англичане обратились к находившемуся в эмиграции эфиопскому императору Хайле Селассие I (более известному в определённых кругах как Рас Тэфэри – одно из воплощений бога Джа на земле).

Император Хайле Селассие I с британским переводчиком, 5 мая 1941 года

Монарх Эфиопии прибыл в Судан и лично возглавил освободительное движение. С британской помощью была воссоздана эфиопская армия, которая стремительно увеличивалась, во многом за счёт перебежчиков из числа военнослужащих итальянских колониальных частей – жителей Эфиопии.

Воспользовавшись топтанием итальянцев в приграничных областях, англичане перебрасывали в Африку соединения из Австралии, Новой Зеландии, Англии и Индии. Кроме того, на территории самой Британской Африки были созданы военные округа, которые в ускоренном режиме формировали и обучали туземные части. Значительные силы прибывали и из Южно-Африканского Союза.

В результате к осени 1940 года баланс сил несколько изменился. Итальянцы по-прежнему имели численное превосходство, однако оно уже не было подавляющим.

В Кении британцы сосредоточили 77 тысяч человек (в том числе 42 тысячи африканцев), в Судане с прибытием двух индийских пехотных дивизий численность группировки достигла 28 тысяч человек.

К новому 1941 году итальянцы были выдворены из северо-западной Кении.

В январе 1941 года началось крупное наступление британцев и их союзников из Судана. В наступлении на Эритрею принимали участие подразделения «Свободной Франции», в центральную Эфиопию из Судана входили и части вновь созданной армии Эфиопии, а на юге британцев поддерживали колониальные войска Бельгии (из Конго).

Итальянская армия в Эритрее была измотана борьбой с партизанами и не смогла оказать значительного сопротивления на границе, отойдя на оборудованные позиции в районе города Керен.

Британцы осадили Керен, а эфиопские повстанцы перерезали южнее дорогу из Аддис-Абебы, по которой итальянцы осуществляли снабжение и перебрасывали подкрепления к Керену. Здесь, у Керена, в период с 3 февраля по 27 марта проходило самое крупное сражение Восточно-Африканской кампании.

Дивизия «Гренадёры Савойи», альпийские стрелки батальона «Уорк Амба» и туземные батальоны (всего около 30 тысяч человек) на протяжении почти двух месяцев упорно отбивали атаки двух индийских дивизий.

Исход сражения в пользу британцев во многом решили господство англичан в воздухе и «снарядный голод» итальянцев – результат действий эфиопских партизан. Итог сражения был печален для итальянских войск. Под Керемой погибло около 3000 итальянских солдат. Британцы потеряли здесь около 500 солдат убитыми.

В это же время эфиопская армия Хайле Селассие (которая насчитывала уже более 30 000 человек) освободила провинцию Годжам.

В феврале перешли в наступление и британские части в Кении. Здесь у итальянцев оборонялись войска Южного сектора, укомплектованные, в основном, африканцами. В течение двух недель (с 10 по 26 февраля) итальянские части удерживали хорошо укреплённый рубеж по реке Джуба, но в конце концов их оборона была прорвана, британцы заняли порт Кисмайо и устремились на Могадишо.

Британские солдаты в захваченном Кисмайо, 1941 год

10 марта англичане высадили морской десант в Бербере и двинулись на запад. К 17 марта они соединились с наступающими из Кении войсками уже на территории Эфиопии и продолжили наступление в сторону Аддис-Абебы.

Острая нехватка припасов и крайне слабое снабжение не позволяли итальянцам удерживать весь периметр обороны, и 5 апреля Аддис-Абеба была объявлена «открытым городом».

Итальянцы оставили её без боя, 6 апреля в неё вступили британские войска. 7 апреля пала столица Эритреи Асмэра, а 8 апреля – морской порт Массауа.

После фактического развала итальянского фронта герцог Амадей принял решение по организации обороны в разрозненных горных укрепрайонах.

Угроза для морских коммуникаций Британии в этом регионе была устранена, и англичане смогли начать перебрасывать свои высвободившиеся соединения в Египет, что было очень своевременным.

Однако война в Восточной Африке ещё не была окончена. Уцелевшие итальянские войска оборонялись на севере Эфиопии, в районе города Гондар, на юго-западе – в провинции Галло-Сидамо, и на северо-востоке – в Дессие и в районе Амба-Алаги.

Оборону крепости Амба-Алаги возглавил непосредственно сам вице-король. 7-тысячный гарнизон стойко сражался, но 17 мая принял почётные условия сдачи и капитулировал. Сам герцог Амадей покинул крепость последним и был взят в плен.

Герцог Амадей Аостский, вице-король и губернатор Итальянской Восточной Африки

Британцы с уважением отнеслись к своему пленнику.

В целом Восточно-Африканская кампания принципиально отличалась от более поздних сражений Второй мировой войны в плане соблюдения сторонами законов и обычаев ведения войны, и во многом это заслуга итальянского командующего.

Хорошо иллюстрирует вышесказанное такой его рыцарский поступок: при капитуляции в Амба-Алаги герцог настоял на том, чтобы перед отправлением в плен его войска сняли установленные ими же ранее минные поля.

С моента начала боевых действий до падения Амба-Алаги британцы захватили около 230 000 пленных, но около 80 000 человек, разделённых на две примерно равные группировки, всё ещё сражались. В юго-западной провинции Галло-Сидамо оборонялись войска генерала Гаццеры, а на севере, у Гондра – генерала Нази.

Бои в Галла-Сидамо закончились 21 июня, за день до нападения Германии на Советский Союз. А в Гондаре итальянские войска генерала Нази сложили оружие только 27 ноября, в разгар наступления немцев под Москвой.

В ходе кампании в плен к англичанам попало более 30 000 собственно итальянцев (без учёта туземцев).

Британцы предоставили им своеобразную «полусвободу» – они могли находиться в бывших итальянских колониях, но без оружия.

Часть из «условно освобождённых» (около 4000 человек) нарушила режим настолько, что ушла в эфиопские горы и леса и партизанила там до 1943 года, когда Италия перешла в лагерь союзников.

Командующий итальянскими войсками в Восточной Африке, вице-король герцог Амадей Аостский скончался 3 марта 1942 года в Найроби в лагере для пленных от туберкулеза и малярии.

Боевые действия на Африканском Роге завершились стратегической победой Великобритании и союзников.

Во многом это объясняется просчётами итальянского военного руководства, особенно малопонятным нежеланием продолжать наступление в направлении Египта.

У герцога Амадея, находившегося в Восточной Африке в крайне неблагоприятном стратегическом положении, был только один шанс радикально его изменить – попробовать захватить контроль над Суэцким каналом. Этим шансом он не воспользовался.

Источники:

  1. Adowa, Battle of // The New Encyclopedia Britannica. 15th edition.
  2. Г. В. Цыпкин. Эфиопия в антиколониальных войнах. М., «Наука», 1988
  3. U.S., Department of State, Publication 1983, Peace and War: United States Foreign Policy, 1931–1941 (Washington, D.C.: U.S., Government Printing Office, 1943), pp. 28–32
  4. http://afroforum.ru/showthread.php?p=5715
  5. http://rusplt.ru/world/italianci_v_afrikanskom_roge.html
  6. Чиано Галеаццо, Дневник фашиста. 1939–1943. М.: Издательство «Плацъ», Серия «Первоисточники новейшей истории»
  7. http://www.istorya.ru/book/ww2/101.php
  8. R. Greenfield. Ethiopia. A New Political History. London, 1965
  9. Италия // «Зарубежное военное обозрение», № 5–6 (650–651), 2001. стр.93
  10. http://www.nnre.ru/istorija/italjanskaja_armija_1940_1943_afrikanskii_teatr_voennyh_deistvii/p4.php

Источник: https://warspot.ru/3584-voyna-gertsoga-amadeya

Африка в 1939 году: К началу Второй мировой войны Африка оставалась колониальным

Африка в 1939 году

К началу Второй мировой войны Африка оставалась колониальным континентом. Независимыми странами был Южно-Африканский Союз, созданный переселенцами из Европы и подчиненный Британии как доминион.

Либерия на западе Африки, созданная «репатриантами» из США. Египет — доминион Британии. Судан — совместное владение Британии и Египта.

Все! Вся остальная часть Аф- рики — даже не доминионы, а колонии Франции, Англии, Бельгии, Испании, Италии.

Была еще независимой Эфиопия. Но в 1936 году Италия включила ее в свою империю, изгнав императора Хайле Селассие. Распря европейцев принесла гражданские войны даже в Африку.

Британо-итальянская война

Еще 10 июня 1941 года Италия объявила войну Великобритании. Она воспользовалась поражением Франции и тяжелейшей обстановкой в Англии, с часу на час ожидавшей вражеского вторжения, захватила Британскую Восточную Африку.

К этому времени в распоряжении генерала Уэйвела в Египте находилось 50 тыс. человек. Итальянские колониальные войска насчитывали около 500 тыс. человек.

Началась переброска британских войск в Африку. 9 июля 1940 года на пути от Мальты до Александрии произошло первое столкновение английского и итальянского флотов. В целом итальянский флот очень мало мешал британцам сосредотачивать силы в Африке.

13 сентября 1940 года итальянские войска вторглись в Египет и стали продвигаться вдоль побережья Средиземного моря. Британские войска, не оказывая сопротивления, отошли к линии у Мерса-Матрух. Но уже 9 декабря 1940 года началось английское наступление в пустыне у Сиди-Баррани. Итальянские войска потерпели тяжелое поражение и были изгнаны из Египта,

Воевали итальянцы плохо — и вовсе не в силу отсутствия храбрости, а из-за нежелания умирать вдали от родины во имя честолюбивых желаний своего «дуче» превратить Средиземное море «во внутреннее итальянское озеро».

Потерпев полное поражение на всех фронтах, Муссолини вынужден был просить помощи у Гитлера. В феврале 1941 г, в Ливию прибывает немецкий экспедиционный корпус под командованием генерала Роммеля. 31 марта 1941 года итало-немецкие войска переходят в наступление, отбивают у англичан Киренаику и выходят к границам Египта. После чего фронт в Северной Африке стабилизировался до ноября 1941-го.

Но везде, где не было войск Третьего рейха, британцы обижали итальянцев.

3 августа 1940 года итальянские войска начали наступление с территории Эфиопии Итальянского Сомали в британские колонии в Восточной Африке. В британском Сомали им удалось вытеснить значительно уступавшие им по численности южноафриканские и британские колониальные войска через пролив в британскую колонию Аден. В Судане итальянцам удалось выйти на подступы к Хартуму.

Но ресурсы у британцев были куда побольше. В янва – ре 1941 года британские войска в Восточной Африке перешли в контрнаступление и изгнали итальянцев из Кении и Судана. К марту 1941 г. британцы захватили итальянское Сомали и вторглись в Эфиопию. Тут их численность стала быстро возрастать, главным образом благодаря притоку эфиопских партизан.

Вместе с партизанами возвратился и Хайле Селассие, свергнутый с престола итальянцами. Как видите, у эфиопов тоже шла гражданская война.

6 апреля 1941 года английские, южноафриканские и эфиопские войска вошли в Аддис-Абебу. Итальянцы были полностью разбиты. 19 мая 1941 г. итальянские войска окончательно капитулировали в Эфиопии.

Сдался и их главнокомандующий, герцог Аоста. Последние сопротивляющиеся итальянские войска сдались 27 ноябре 1941 г. Им помогали враги Хайле Селассие среди эфиопов.

Итальянская колониальная империя в Восточной Африке на этом прекратила свое существование.

Прибирание к рукам французских колоний

После создания «Сражающейся Франции» во французских колониях проходили сражения между виши- стскими и деголлевскими войсками. Деголлевцы выступа- ли вместе с британцами и могли только скрипеть зубами, глядя, как Британия прибирает к рукам контроль за их колониями. Но США платили Британии, а Британия платила де Голлю.

В сентябре 1940 года войска «Сражающейся Франции» вместе с британскими, голландскими и австралийскими частями потерпели поражение в Сенегале. Сенегальские солдаты не зря считались лучшими во Французской империи. Они были верны присяге. Вернее, чем генерал де Голль. Однако в ноябре Британии и их французским марионеткам удалось отвоевать Габон.

На Мадагаскаре вишисты пошли на соглашение с японцами: союзники рейха, они были и их союзниками. На Мадагаскаре вишисты создали базу снабжения японских подводных лодок.

5—7 мая 1942 года деголлевские и британские войска вторглись на Мадагаскар. К ноябрю 1942-го остров был освобожден от вишистских и японских войск. Причем мальгаши сражались и на стороне вишистов, и на стороне британцев.

https://www.youtube.com/watch?v=pQZEKY98dV8

Европейцы принесли в Африку войну? Да… В том числе войну гражданскую.

Источник: https://bookucheba.com/voennaya-istoriya/afrika-1939-godu-25929.html

Накануне Второй мировой политическая карта Азии и Африки была не похожа на сегодняшнюю

Африка в 1939 году
Если раскрыть политическую карту мира 1939 года, то ни Европа, за исключением Восточной, ни обе Америки нас не удивят. Каких-то разительных отличий в государствах и их границах мы не заметим. Почти все ныне существующие страны на месте, разве что уже нет Австрии, но еще есть Югославия.

Даже склонная к пертурбациям Восточная Европа, где госграницы — вспомним Крым — меняются и в наши дни, выглядит знакомой. Да, Львов и Вильнюс еще польские, Кенигсберг и Клайпеда немецкие, а вместо Молдавии спорная Бессарабия, но и все государства Прибалтики, и даже Украина с Белоруссией, пусть и в виде союзных республик, в наличии.Континент Австралия тоже на месте.

Лишь специалисты вспомнят, что родина кенгуру в тот период находилась в процессе юридического превращения из доминиона Британской империи в самостоятельное государство под формальным скипетром английской монархии. Так что для удивлений нам остаются лишь два континента — Африка и Азия.

Притом азиатские просторы образца 1939 года смогут удивить нашего современника даже на, казалось бы, знакомой территории современной России.

Континент шести колоний

Поразительное отличие 1939‑го от 2019‑го ждет нас в Африке, где к моменту начала Второй мировой войны нет ни одного независимого государства. Даже древняя Эфиопия, единственная африканская страна, остававшаяся суверенной на протяжении тысячелетий, к 1939 году уже несколько лет подчинена фашистам Муссолини.

Накануне Второй мировой войны Итальянскую Восточную Африку, Africa Orientale Italiana, признали в качестве составной части Итальянского королевства все крупные державы того времени, за исключением СССР.Последний король Египта Фарук, 1936 годSueddeutsche Zeitung Photo / Vostock PhotoФормально в 1939 году в Африке есть независимое Королевство Египет.

Англия с 1922‑го упразднила там режим протектората, но де-факто страна сфинкса и пирамид все еще британская вотчина, где располагаются и всем распоряжаются штаб британского Средиземноморского флота и созданное как раз летом 1939‑го британское Средневосточное командование.

Иначе говоря, 80 лет назад Африка представляла собой не полсотни стран, а колониальные территории всего лишь шести европейских государств — Британии, Франции, Италии, Испании, Бельгии и Португалии.

Маленькие даже по западноевропейским меркам Бельгия и Португалия владели огромными пространствами на африканском континенте, по площади в разы превышавшими метрополии. Впрочем, посреди колоний, протекторатов и доминионов даже в Африке восемь десятилетий назад можно сыскать одну независимую демократию, но совершенно африканскую во всех смыслах… Это Либерия.

Старейшая республика на Черном континенте, созданная еще в XIX веке бывшими рабами, вернувшимися из Америки.

Искусственная республика на западном побережье Африки, старательно копировавшая все демократические институты США, 80 лет назад официально обвинялась Лигой Наций (предшественницей ООН) в обширной работорговле и использовании рабского труда на плантациях каучука.

Кстати, большая часть этих плантаций — основы либерийской экономики — принадлежала частной компании Firestone из США, крупнейшему производителю автомобильных шин той эпохи.

За несколько лет до Второй мировой войны Харви Файрстоун, основатель и собственник фирмы Firestone, компаньон по бизнесу и приятель Генри Форда, открыто предлагал президенту Рузвельту оккупировать Либерию, задолжавшую американскому бизнесмену $5 млн, а почтенное международное сообщество той эпохи в Лиге Наций рассматривало вопрос о введении для Либерии мандата, то есть о юридической отмене либерийского суверенитета и передаче страны под управление одной из великих держав. Такая вот африканская независимость…

Британские аппетиты

За минувшее с 1939 года время политическая карта Африки сильно изменилась, однако реальная независимость большинства государств этого континента недалеко ушла от вышеописанной либерийской.

Да, и признаем, что даже постколониальная Африка в XXI веке все еще остается на обочине мировой политики.

Чего не скажешь об Азии, занимающей все более весомое положение в современном мире, а ведь 80 лет назад политическая карта азиатского континента несильно отличалась от африканской.

Взглянув на Азию образца 1939 года, мы не отыщем большинство ключевых игроков современного мира. Две внушительные по населению и экономическому потенциалу ядерные державы наших дней — Индия и Пакистан — отсутствуют.

Все огромное пространство от Сингапура до границ Ирана, от гор Гиндукуша в центре Азии до Мальдивских и Сейшельских островов в центре Индийского океана — все это в ту пору было колониальной вотчиной Британии.

Надо сказать, что, как и сегодня, в 1939‑м там жила четверть населения всей нашей планеты! Британская Индия — лишь за два года до Второй мировой войны Лондон выделил из нее Британскую Бирму, современную Мьянму, — это десятки туземных княжеств, все еще по-настоящему феодальные владения, подчиненные английским колониальным властям. Там внутри под бдительным присмотром британцев правили многочисленные раджи, махараджи, низамы и прочие навабы с набобами.

Богатейшая территория управлялась горсткой колонизаторов — по статистике на каждого англичанина в British Raj, Британской Индии, включая женщин и младенцев, приходилось 2 тыс. аборигенов. Обслуживала это британское правление целая армия из 3 млн туземных чиновников. Впрочем, имелась здесь и настоящая армия — накануне 1939‑го в Британской Индии располагались 53% личного состава вооруженных сил всей Британской империи.

Восемь десятилетий назад крупнейшей наемной армией мира по праву считалась именно Британская индийская армия, формировавшаяся наемными солдатами из местных воинских каст. В основном это были сикхи, маратхи и гуркхи — этносы с древними воинскими традициями. За звонкую монету они вполне лояльно и эффективно служили английским колонизаторам.

В августе 1939‑го Британская индийская армия (в нее не входили собственно английские части, расквартированные в этой колонии) насчитывала почти 200 тыс. профессиональных солдат.

Однако на всем огромном пространстве Индийского субконтинента располагалось лишь восемь зенитных орудий и не имелось ни одной противотанковой пушки! Генералы в Лондоне уповали на то, что ближайшие самолеты и танки потенциальных противников Британской империи отделены тысячами километров от границ «Британского раджа».

Не пройдет и трех лет, как эти обоснованные расчеты лондонских стратегов опрокинет единственная азиатская сверхдержава, существовавшая 80 лет назад, — Япония.

Японские военнослужащие слушают указ императора о выходе их страны из Лиги Наций, 1933 годUnderwood Archives / Interfoto / Vostock Photo

Японский Китай и американские Филиппины

Японские границы 1939 года удивят многих наших современников, неискушенных в мелких деталях истории. Во‑первых, тогда Корейский полуостров и остров Тайвань — это Япония, точнее, Японская империя. Во‑вторых, половина ныне российского Сахалина и все Курильские острова — тоже Япония.

Не только спорные острова на юге Курильской гряды, а весь этот архипелаг принадлежал японцам, так что северные границы империи самураев проходили буквально в 10 км от Камчатки.

Притом южные границы имперской Японии касались экватора — под властью Токио тогда находились Каролинские острова, более близкие к Австралии, чем к Стране восходящего солнца.

Японское государство и восемь десятилетий назад располагало развитой экономикой. Но в 1939‑м к ней добавлялись очень внушительная армия и гигантский военно-морской флот, один из сильнейших в ту эпоху.

И ко всему этому прилагалась агрессивная экспансия в континентальную Азию. Если сегодня Россия имеет с Японией только морскую границу, то 80 лет назад СССР делил с ней более 4 тыс.

км сухопутной границы!

Токио тогда владел не только всей Кореей, но и с 1932 года фактически всем севером современного Китая, между нашим Приморьем и Монголией.

Там под протекторатом Токио силами самурайских штыков возникло не только достаточно известное Маньчжоу-го, но и прояпонское государство монголов Мэнцзян во главе с князем из рода Чингисхана.

Более того, именно в 1939‑м японцы стали активно создавать свой собственный Китай, тем более что Пекин и Шанхай уже несколько лет были оккупированы японскими войсками. В Нанкине, где буквально вчера японцы устроили страшную резню, они же создали Реформированное правительство Китайской республики.

Этот карманный Китай, полностью подчиненный Токио, между прочим, превосходил СССР по численности населения почти на четверть. Соединение высокотехнологичной японской агрессии с неисчислимыми ресурсами Китая вообще было страшным сном советского руководства.

У нас сегодня принято связывать репрессии 1937 года с будущей мировой войной в Европе, однако толчком к лихорадочному закручиванию гаек внутри СССР послужил именно захват японцами Пекина, когда всему миру стали очевидны намерения Японии полностью поглотить Китай.

Тогда же к столкновению с Японией стали готовиться США — переход Китая под власть Токио слишком радикально менял расклад сил в Тихоокеанском регионе.

Тем более что 80 лет назад Тихий океан для США — это не только Аляска с Калифорнией, но и Филиппины.

Внушительный архипелаг на крайнем западе Тихого океана, отвоеванный американцами у испанцев в самом начале XX века, тогда был автономной территорией США, даже с одним депутатом-конгрессменом в вашингтонском Капитолии.

Американцы тогда как раз были в процессе перехода от прямого колониального правления Филиппинами к более эффективному косвенному — допустили избрание местного президента, а своего генерал-губернатора демократично переименовали в верховного комиссара. Фельдмаршалом филиппинской армии назначили американского генерала Макартура, будущего героя Второй мировой войны на Тихом океане.

Цепкая метрополия

Южный сосед Китая, Вьетнам, 80 лет назад тоже напрочь отсутствовал на политической карте мира. В 1939‑м здесь существовали колония Кохинхина и протектораты Аннам и Тонкин, вместе с Лаосом и Камбоджей составлявшие Французский Индокитай.

Всем управлял назначаемый из Парижа генерал-губернатор, однако формально сохранялись и местные монархии — в этой части Азии счастливо и богато правили, но ничем не управляли вьетнамский император Бао-дай-де, лаосский король Сисаванг и кхмерский король Сисоват.

Вероятно, эти монархи завидовали коллеге из соседнего Таиланда — там в 1939 году король Рама VIII тоже ничем не правил, но подчинялся хотя бы не парижскому губернатору, а местному уроженцу, фельдмаршалу Пибунгсонгкраму. Этот внук китайского эмигранта на пляжах Сиамского залива в меру сил копировал фашистский режим Муссолини.

Таиланд был единственным независимым государством в Юго-Восточной Азии. Помимо Франции с ее Индокитаем регион делили Британия и маленькая Голландия.

Лондон управлял Малайзией, Сингапуром и Брунеем, а вся огромная Индонезия принадлежала голландской королеве Вильгельмине.

Нидерландская Индия, как тогда именовали Индонезию, превосходила свою метрополию по населению в семь раз, а по площади — почти в 60!

Нет нужды объяснять, как такие обширные колонии щедро обогащали своих западноевропейских хозяев. На долю голландской Индонезии в ту эпоху приходились треть мирового экспорта каучука, пятая часть чая и 70% всего продававшегося на планете перца. Немалую долю занимала индонезийская нефть, по объемам добычи тогда уступавшая в Азии только Ирану и СССР.

Голландцы в деле колониальной эксплуатации были даже более эффективны, чем французы и англичане. Это подтверждают выкладки экономистов тех лет — если накануне Второй мировой войны англичанам доставалась примерно четверть доходов Британской Индии, то из Нидерландской Индии ее маленькая, но цепкая метрополия выкачивала не менее 60%.

«Красная черта» для черного золота

Нефтяное сердце планеты в наши дни бьется на Ближнем Востоке, именно в его азиатской части. Однако накануне Второй мировой войны Саудовская Аравия, сегодня лидирующая по объемам добычи черного золота, в списке ближневосточных добытчиков нефти стояла на последнем месте: Королевство Неджда и Хиджаза — все еще нищая и пустынная периферия арабского мира.

Саудовская монархия, выросшая на обломках Османской империи, тогда находилась под плотным контролем Лондона. Еще не преображенные нефтью аборигены аравийских песков слишком сильно зависели от поставок продовольствия из Британской Индии.

Но Лондон контролировал и крупнейшего производителя ближневосточной нефти — Иран. В 1939‑м во главе этого древнейшего государства региона находился шах Реза Пехлеви, по происхождению скорее азербайджанец.

Полиглот, не умевший писать, но владевший русским языком (благо начинал военную карьеру с учебы у царских офицеров в Персидской казачьей бригаде), он еще в 1920‑е сверг прежнюю шахскую династию, правившую Ираном с XVIII в.

Новоявленный шахиншах правил как типичный восточный деспот, однако почти в полном согласии с «Англо-персидской нефтяной компанией», ныне известной как British Petroleum. Эта старейшая нефтяная фирма из работающих на Ближнем Востоке, оставаясь формально частной, управлялась правительством Британской империи и снабжала нефтепродуктами английский военный флот, тогда крупнейший в мире.

Накануне Второй мировой войны шах продлил монопольные права «Англо-персидской нефтяной компании» аж до 1993 года. Впрочем, у шаха Пехлеви нашлось еще одно историческое достижение — 80 лет назад он как раз начал кампанию по переименованию своей страны из Персии в Иран…

Соседний Ирак, древняя Месопотамия, к началу Второй мировой войны был молодым государством как в плане политической истории, так и в смысле нефтедобычи.

Этот осколок Османской империи стал формально независимым королевством по воле Британии в 1932 году.

Впрочем, когда весной 1939‑го молодой иракский король Гази I ибн Фейсал заявил права Ирака на британский протекторат Кувейт, то быстро умер — его автомобиль врезался в столб. Иракцы считали это королевское ДТП результатом английского заговора.

Добыча нефти в Ираке, 1932 годGranger Historical Picture Archive / Vostock Photo

Зато нефтедобыча в Ираке была куда успешнее местной политической истории. Начавшись в промышленных масштабах в 1928‑м, за следующее десятилетие она выросла в 34 раза! Именно тогда нефть Ирака стала явлением планетарного масштаба. Однако управляли этим явлением не монархи и министры Багдада, а международный консорциум «Ирак петролеум компани» — его образовали те транснациональные нефтяные фирмы, которые и сегодня хорошо известны: английская «Бритиш петролеум», англо-голландская «Ройял Датч Шелл», американские «Эксон» и «Мобил», французская «Тоталь».

Эти монстры нефтедобычи еще 90 лет назад подписали так называемое соглашение о «красной черте» — красным карандашом был обведен огромный кусок на карте Ближнего Востока, включавший Ирак, Турцию, весь Аравийский полуостров, Сирию и Палестину. На этих землях подписанты обязались согласованно добывать нефть и совместно давить конкурентов.

Ближний Восток под мандатом

Средиземноморское побережье Азии на политической карте 1939 года также выглядело иначе. На месте Сирии, Ливана, Израиля, Палестинского государства и Иордании находились две подмандатные территории — французская и британская. Предыдущие четыре столетия эти земли были частью Османской империи, а после Первой мировой войны оказались под управлением главных победителей.

Оккупация была оформлена юридическим документом от имени международного сообщества той эпохи — мандатом Лиги Наций. Французы управляли современными Сирией и Ливаном. Все остальное, включая Иерусалим, досталось англичанам. Победители, конечно, торжественно обещали провести демократические реформы и дать своим «подмандатным» независимость, но когда-нибудь потом…

До 1939‑го Сирией и Ливаном много лет управлял Верховный комиссар Леванта, французский дипломат Дэмиен де Мартель. После Первой мировой он, поучаствовавший и в разделе Российской империи, стал первым послом Франции в Латвии, диктуя волю Антанты этому новоявленному прибалтийскому государству.

80 лет назад французы поступили с подмандатной Сирией, как те джентльмены из анекдота про хозяев своего слова: хотят — дадут, а захотят — заберут обратно… В январе 1939‑го Париж официально отказался ратифицировать договор о предоставлении независимости Сирии, который сам же инициировал тремя годами ранее. Тогда же часть сирийской территории французы передали Турции — Дамаск не признавал эту передачу вплоть до XXI века. Тот пограничный спор и сегодня дает о себе знать.

Англичане со своими подмандатными поступали тоньше. Еще в начале Первой мировой войны они обещали арабам единое государство в обмен на их восстание против турок.

Лондонские джентльмены слово сдержали, но своеобразно — рассадили на престолы Иордании, Ирака и будущей Саудовской Аравии родных братьев, детей шерифа Мекки.

Формально обещание выполнили, но с гарантированным появлением на карте Азии не единого арабского государства, а череды разрозненных монархий.

Акционерная Камчатка

Российская Азия образца 1939‑го тоже удивит нашего современника. Всего три года как Казахстан перестал быть частью РСФСР, именно сталинская Конституция превратила его в отдельную союзную республику.

Вообще, Россия к востоку от Урала 80 лет назад была несколько меньше современной. И не только потому, что южная половина Сахалина принадлежала японцам.

Отдельным государством числилась Тува — никем, кроме СССР, не признанная Тувинская Народная Республика, небольшой анклав, зажатый между советской границей и Монголией.

Впрочем, сама Монгольская Народная Республика той эпохи также была признана лишь Советским Союзом. Для всего остального мира статус Тувы и Монголии, ТНР и МНР, ничем не отличался от современного статуса непризнанных республик ДНР и ЛНР.

Тувинские горы и монгольские степи в 1939‑м весь цивилизованный мир считал неотъемлемой частью Китая, даже несмотря на то, что бессильную Китайскую республику той эпохи расчленяли и раздергивали в се кому не лень и зачастую было неясно, какой из ее кусков признавать официальным.

Последнее открытие ждет нас на Камчатке — в 1939 году ею и прилегающими землями управляла не советская власть, а изначально коммерческая организация, притом с нехарактерным для социализма акционерным статусом. Учрежденное в сталинском СССР на излете нэпа «Акционерное камчатское общество» ведало территорией, превышавшей по площади всю Западную Европу.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42731369-nakanune-vtoroy-mirovoy-politicheskaya-karta-azii-i-afriki-byla-ne-pohozha-na-segodnyashnyuyu/

Государства Тропической и Южной Африки в 1918-1939 г

Африка в 1939 году

Под Тропической Африкой понимается территория материка между ее севером и югом. В течение XVII—XIX веков эта территория была завоевана странами Европы. Например, страны Дагомея, Камерун, Сенегал, Мали, Руанда, Сомали, Того, Централыю-Африканская Республика, Гвинея, Габон, Чад, Конго, Нигер были колониями Франции.

Великобритания же обладала Ганой, Малавией, Ньюсайлендом, Угандой, Суданом, Кенией, Нигерией, Сьерра-Леоне, Гамбией. Не было даже маленького развитого государства Европы, не имевшего колонии. Так, например, Бельгия владела Заиром (Бельгийское Конго); Португалия — Анголой, Мозамбиком, Гвинеей- Бисау.

Италия владела Эритреей и частью Сомали, а Испания — экваториальной Гвинеей и Испанской Сахарой.

К странам Южной Африки относятся такие государства, как сегодняшняя Южно-Африканская Республика, Зимбабве, Замбия, Намибия, Ботсвана, Лесого, Свазиленд. Большинством из них владеет Великобритания. Официально в Африке осталось только два не завоеванных государства.

Это Эфиопия и Либерия. После войны колонии Германии были распределены между Великобританией, Францией, Португалией и Бельгией. Многие из них были под мандатным контролем Великобритании и Франции.

В соответствии с решениями Парижской мирной конференции территории, подпадающие под мандатный контроль Лиги Наций, подразделялись на три категории: А, В, С. Автором этого разделения был премьер-министр Южно- Африканского Союза Ян Смете.

В категорию «А» входили относительно развитые страны — Сирия, Ливан, Палестина, Иордания, Ирак и др. Ни одна из стран Африки в эту категорию не вошла.

В категорию «В» вошли бывшие колонии Германии (кроме Юго- Западной Африки). Перед государствами, обладающими мандатом управления этими территориями, был поставлен ряд условий. Например, не допускать торговлю рабами, оружием и спиртными напитками, обеспечить свободу совести и вероисповедания, сохранять общественный порядок.

В категорию «С» вошли самые отсталые территории. Государства, обладающие мандатами на их управление, могли управлять ими на основании законов своих государств. Таким образом, Африка фактически оставалась колонией.

Это была нищая страна — 90% национального дохода приходилось на сельскохозяйственное производство, использующее самые примитивные орудия труда. Уровень жизни там был самый низкий в мире. Ежедневной участью африканцев были голод, нищета и болезни. Африканское население во всех отношениях было бесправным.

А их несметные богатства служили интересам государств-колонизаторов. К этому времени сбылась мечта «отца британской империи» Сесила Родса об обладании землями от Каира до Кейптауна.

Борьба африканских народов за свои права

Борьба африканских народов за свои права привела к созданию движения под названием Панафриканское движение. Инициатором этого движения был адвокат Сильвестр Вильям. Движение было создано с целью защиты прав африканского населения (негров).

В подготовке и проведении конференций огромное мужество продемонстрировал доктор Вильям Дюбуа. Он был известен в мире своими произведениями по истории негритянской Африки. Первый Конгресс Движения был созван в Париже в 1919 году. В нем принимали участие представители 15 государств (в том числе 9 африканских).

На Конгрессе рассматривался проект создания африканских государств.

Конгресс призывал парижскую конференцию разработать международный кодекс защиты интересов африканцев.

Предложения конгресса заключались в следующем: земля и ее богатства должны служить интересам африканцев, недопущение разорения Африки за счет зарубежных инвестиций, отмена рабства, насильственного труда и телесных наказаний, обучение за счет средств общества детей колоний, создание условий для получения местным населением среднего и высшего образования и др. Также Конгресс просил передать немецкие колонии не отдельным государствам, а под контроль международной организации.

В то же время активизации Панафриканского движения способствовал также гарвизм. Американский неф Маркус Гарви в 1920 году выступил с лозунгом «Назад в Африку» и объявил себя первым африканским императором.

До начала Второй мировой войны было проведено еще три Конгресса. Выдвинутые Конгрессом идеи оказали впоследствии положительное влияние на усиление национально-освободительного движения. С течением времени в Африке сформировалась своя национальная буржуазия и интеллигенция.

Народы Африки стали бороться за свою свободу. До создания политических партий они пользовались свойственной им формой борьбы с колонизаторами, а именно: идеями христианской религии о национальном патриотизме. Они призывали колонизаторов следовать этим идеям.

Периодическая печать служила для интеллигенции рупором в доведении своих идей до своих сограждан.

В некоторых странах население создало маленькие союзы местного значения. Они защищали права своих граждан перед администрацией метрополии. Среди африканских политических партий наиболее крупная была создана в 1912 году в Южно-Африканском Союзе под названием Африканский Национальный Конгресс.

В 20-е годы колонии стали сырьевыми базами развитых государств. Государства Тропической и Южной Африки добывали 97% мировых запасов алмазов, 92% кобальта, 40% золота, 33% платины. Грабительская политика достигла наивысшей точки. В колониях усилился процесс ассимиляции. Положение коренного населения ухудшалось, усиливались апартеид и сегрегация.

Особенно отчетливо это видно на примере Южно-Африканского союза. Территория для содержания африканцев (резервация) составляла 12% территории страны. Эти земли были очень неудобными для выращивания сельскохозяйственной продукции.

Из-за скученности населения в резервациях и недостатка земли люди были вынуждены уезжать на работу в другие места. Кроме того, существовал «налог на дом», средства для оплаты которого можно было заработать только в «европейском» хозяйстве.

Африканец мог жить только в том случае, если отработал на полях белого фермера не менее 90 дней в году.

Вместе с тем появилась конкуренция между европейскими и африканскими рабочими, так как африканцы были дешевой рабочей силой. Это явилось причиной вооруженного восстания в 1922 году в Витватерсранде.

Премьер-министр Ян Смете бросил против шахтеров 18-тысячную армию артиллерийских и авиационных частей. В течение 5-дневных жестких боев погибло и было ранено около 500 человек.

6000 шахтеров посажены в тюрьму, двоих из них приговорили к смертной казни.

В период мирового экономического кризиса 1929—1933 гг. положение африканского народа еще более усложнилось. Из-за засухи в Африке население резерваций стало умирать от голода и болезней. Помимо этого, цены на алмазы на мировом рынке снизились, а потому множество алмазных копей были закрыты, тысячи шахтеров остались без работы.

В 1933 году в Южно-Африканском Союзе было сформировано коалиционное правительство. Генерал М. Герцог был назначен премьер- министром, его заместителем — Ян Смете. Дискриминация усилилась.

В годы Второй мировой войны на территориях Эфиопии, итальянского Сомали и Эритреи происходили военные действия. В 1941 году эти земли завоевала Англия. В войну было вовлечено много африканцев, в том числе, например, сенегальские охотники.

Гитлеровская Германия возлагала надежды на фашистские организации в Африке, на буровских националистов и проживающих там десятков тысяч немцев. Действующая в стране фашистская организация «Желтые рубашки» управлялась из Берлина. Министр обороны, сторонник фашистов Пироу, довел армию до такого состояния, что она не могла принимать участия в серьезных сражениях.

Южноафриканские фашисты усилили свою деятельность особенно в 1941—1942 тт. Так как в это время на севере Африки начал свое наступление немецкий «Африканский корпус». В стране работала разветвленная шпионская сеть, взрывались шахты, железные дороги, электростанции.

Национальная же партия поставила в парламенте вопрос о выходе из войны, так как считала, что союзники не победят Германию.

Вновь занявший в это время должность премьер-министра Ян Смете издал указ об отказе от расовой сегрегации, что означало вооружить африканских солдат огнестрельным оружием, так как ему нужна была опора среди африканцев. Раньше африканских солдат не вооружали огнестрельным оружием.

Их вооружали только пиками и палицами. В армии насчитывалось 70 тысяч африканских и 40 тысяч солдат-метисов, которые принимали участие в военных действиях в Северной Африке и в Европе.

Во время войны выросло производство. Начали производить бронемашины и крупнокалиберные минометы. Потребность в рабочей силе возрастала.

Таким образом, страны Южной и Тропической Африки были зависимы от европейских государств и впереди у них была полная тягот дорога национально-освободительного движения.

  • Здравствуйте Господа! Пожалуйста, поддержите проект! На содержание сайта каждый месяц уходит деньги ($) и горы энтузиазма.

    Источник: http://vek-noviy.ru/stranyi-azii-i-afriki-v-1918-1939-g/gosudarstva-tropicheskoy-i-yuzhnoy-afriki-v-1918-1939-g.html

    Глава 10 Война в Африке

    Африка в 1939 году

    Я кричал, что Моро и Монтгомери — враги зверолюдей, что их надо убить…Эти мысли я внушал зверолюдям себе на горе.

    Африка в 1939 году

    К началу Второй мировой войны Африка оставалась колониальным континентом. Независимыми странами был Южно-Африканский Союз, созданный переселенцами из Европы и подчиненный Британии как доминион.

    Либерия на западе Африки, созданная «репатриантами» из США. Египет — доминион Британии. Судан — совместное владение Британии и Египта.

    Все! Вся остальная часть Африки — даже не доминионы, а колонии Франции, Англии, Бельгии, Испании, Италии.

    Была еще независимой Эфиопия. Но в 1936 году Италия включила ее в свою империю, изгнав императора Хайле Селассие. Распря европейцев принесла гражданские войны даже в Африку.

    Британо-итальянская война

    Еще 10 июня 1941 года Италия объявила войну Великобритании. Она воспользовалась поражением Франции и тяжелейшей обстановкой в Англии, с часу на час ожидавшей вражеского вторжения, захватила Британскую Восточную Африку.

    К этому времени в распоряжении генерала Уэйвела в Египте находилось 50 тыс. человек. Итальянские колониальные войска насчитывали около 500 тыс. человек.

    Началась переброска британских войск в Африку. 9 июля 1940 года на пути от Мальты до Александрии произошло первое столкновение английского и итальянского флотов. В целом итальянский флот очень мало мешал британцам сосредотачивать силы в Африке.

    13 сентября 1940 года итальянские войска вторглись в Египет и стали продвигаться вдоль побережья Средиземного моря. Британские войска, не оказывая сопротивления, отошли к линии у Мерса-Матрух. Но уже 9 декабря 1940 года началось английское наступление в пустыне у Сиди-Баррани. Итальянские войска потерпели тяжелое поражение и были изгнаны из Египта.

    https://www.youtube.com/watch?v=KAGDvLqT0A8

    Воевали итальянцы плохо — и вовсе не в силу отсутствия храбрости, а из-за нежелания умирать вдали от родины во имя честолюбивых желаний своего «дуче» превратить Средиземное море «во внутреннее итальянское озеро».

    Потерпев полное поражение на всех фронтах, Муссолини вынужден был просить помощи у Гитлера. В феврале 1941 г. в Ливию прибывает немецкий экспедиционный корпус под командованием генерала Роммеля. 31 марта 1941 года итало-немецкие войска переходят в наступление, отбивают у англичан Киренаику и выходят к границам Египта. После чего фронт в Северной Африке стабилизировался до ноября 1941-го.

    Но везде, где не было войск Третьего рейха, британцы обижали итальянцев.

    3 августа 1940 года итальянские войска начали наступление с территории Эфиопии Итальянского Сомали в британские колонии в Восточной Африке. В британском Сомали им удалось вытеснить значительно уступавшие им по численности южноафриканские и британские колониальные войска через пролив в британскую колонию Аден. В Судане итальянцам удалось выйти на подступы к Хартуму.

    Но ресурсы у британцев были куда побольше. В январе 1941 года британские войска в Восточной Африке перешли в контрнаступление и изгнали итальянцев из Кении и Судана. К марту 1941 г. британцы захватили итальянское Сомали и вторглись в Эфиопию. Тут их численность стала быстро возрастать, главным образом благодаря притоку эфиопских партизан.

    Вместе с партизанами возвратился и Хайле Селассие, свергнутый с престола итальянцами. Как видите, у эфиопов тоже шла гражданская война.

    6 апреля 1941 года английские, южноафриканские и эфиопские войска вошли в Аддис-Абебу. Итальянцы были полностью разбиты. 19 мая 1941 г. итальянские войска окончательно капитулировали в Эфиопии.

    Сдался и их главнокомандующий, герцог Аоста. Последние сопротивляющиеся итальянские войска сдались 27 ноябре 1941 г. Им помогали враги Хайле Селассие среди эфиопов.

    Итальянская колониальная империя в Восточной Африке на этом прекратила свое существование.

    Прибирание к рукам французских колоний

    После создания «Сражающейся Франции» во французских колониях проходили сражения между вишистскими и деголлевскими войсками. Деголлевцы выступали вместе с британцами и могли только скрипеть зубами, глядя, как Британия прибирает к рукам контроль за их колониями. Но США платили Британии, а Британия платила де Голлю.

    В сентябре 1940 года войска «Сражающейся Франции» вместе с британскими, голландскими и австралийскими частями потерпели поражение в Сенегале. Сенегальские солдаты не зря считались лучшими во Французской империи. Они были верны присяге. Вернее, чем генерал де Голль. Однако в ноябре Британии и их французским марионеткам удалось отвоевать Габон.

    На Мадагаскаре вишисты пошли на соглашение с японцами: союзники рейха, они были и их союзниками. На Мадагаскаре вишисты создали базу снабжения японских подводных лодок.

    5—7 мая 1942 года деголлевские и британские войска вторглись на Мадагаскар. К ноябрю 1942-го остров был освобожден от вишистских и японских войск. Причем мальгаши сражались и на стороне вишистов, и на стороне британцев.

    https://www.youtube.com/watch?v=pQZEKY98dV8

    Европейцы принесли в Африку войну? Да… В том числе войну гражданскую.

    Эль-Аламейн

    Западная историография считает, что Сталинградская битва и сражение при Эль-Аламейне стали коренными поворотными пунктами Второй мировой войны. В одинаковой степени.

    В СССР полагалось считать, что если эти битвы разного масштаба, то и их роль и последствия разные. События в Северной Африке преподносились как сугубо третьестепенные, незначительные, не оказавшие сколько-нибудь заметного влияния на результаты Второй мировой войны.

    Конечно, масштабы сражения в Северной Африке не могут идти ни в какое сравнение с тем, что происходило на советско-нацистском фронте.

    Когда советские руководители пришли в себя после страшных поражений начального периода войны, то даже позволяли себе иронизировать по поводу успехов англичан в Северной Африке.

    У.

    Черчилль в своих мемуарах вспоминает о том, что после окончания битвы на Волге он получил из Москвы фильм об этом сражении и, в свою очередь, послал фильм «Победа в пустыне», на который получил от Сталина довольно язвительный ответ: «Фильм прекрасно изображает, как Англия ведет бои и метко разоблачает тех подлецов — они имеются и в нашей стране, которые утверждают, что Англия будто бы не воюет, а только наблюдает за войной со стороны». И конечно же, в советских исследованиях по Второй мировой войне нет ни слова о мужестве английских, индийских, новозеландских, южноафриканских, французских (из «Свободной Франции» генерала де Голля) солдат и офицеров, о героях-летчиках и моряках, о защитниках Мальты, Тобрука и Эль-Аламейны, о командующих Александере и Монтгомери, Уэйвелле и Каннинг-хэйме, успешно противостоявших Роммелю, Кессельрингу и другим нацистским генералам…

    Но тут два важных обстоятельства: владение колониальными империями — это вопрос права выкачивать ресурсы. В том числе и те, которые потом шли в СССР по ленд-лизу. Это вопрос доступа к сырью и энергоносителям.

    Во-вторых, после появления в Северной Африке Роммеля возникла серьезная опасность для Египта и Суэцкого канала. В случае захвата нацистами Египта перед ними открывался путь на Ближний Восток и далее в Азию… Вплоть до Индии. Это прекрасно понимал У.Черчилль, уделявший Северо-Африканскому театру военных действий исключительное внимание.

    Ряд американских историков видят счастливую случайность в том, что Гитлер упорно добивался победы над СССР и упустил счастливый шанс в Северной Африке. Ведь прорваться в Индию фактически значило выиграть Вторую мировую войну. Не в меньшей степени, чем победа над СССР.

    Для Британии фронт в Северной Африке был приоритетным. К осени 1941 г. было достигнуто двукратное превосходство британских войск над германо-итальянскими в живой силе и технике; из них была сформирована 8-я армия.

    Тем не менее в январе — июле 1942 года немецко-итальянские войска предприняли мощное наступление.

    Какова была репутация у Роммеля, видно из потрясающего приказа британского главнокомандующего сил Среднего Востока генерала Окинлека летом 1941 года:

    «Всем командирам и начальникам штабов

    От Главнокомандующего

    Существует реальная опасность, что наш друг Роммель станет для наших солдат колдуном или пугалом.

    О нем и так уже говорят слишком много. Он ни в коем случае не сверхчеловек, хотя он очень энергичен и обладает способностями. Даже если бы он был сверхчеловеком, было бы крайне нежелательно, чтобы наши солдаты уверовали в его сверхъестественную мощь.

    Я хочу, чтобы вы всеми возможными способами развеяли представление, что Роммель является чем-то большим, чем обычный германский генерал. Для этого представляется важным не называть имя Роммеля, когда мы говорим о противнике в Ливии. Мы должны упоминать „немцев“, или „страны Оси“, или „противника“, но ни в коем случае не заострять внимание на Роммеле.

    Пожалуйста, примите меры к немедленному исполнению данного приказа и доведите до сведения всех командиров, что с психологической точки зрения это дело высочайшей важности»[102].

    21 июня 1942 года нацисты и итальянцы овладели Тобруком, захватив при этом свыше 20 тыс. пленных, продовольствие и снаряжение для осажденных, заготовленное на три месяца, и много горючего для танков и автомашин.

    Эрвин Роммель

    23 июня войска Роммеля достигли египетской границы, 26 июня нанесли поражение 8-й армии у Мерса-Матруха и 30 июня подошли к английскому оборонительному рубежу у Эль-Аламейна, в 60 км от Александрии.

    В Каире началась паника. Британский флот ушел из Александрии в Красное море, в Каире начали жечь военные архивы. Для английских войск это был один из самых драматичных моментов за все время войны.

    Но все же нацисты не сумели достигнуть своей главной стратегической цели — захвата Суэцкого канала.

    Неудачи в Северной Африке побудили правительство Черчилля произвести перемены в командовании. 8-ю армию возглавил генерал-лейтенант Б.Монтгомери.

    30 августа сражение под Аль-Аламейном возобновилось: Э.Роммель попытался прорвать английскую оборону у Алам-Хальфы, но потерпел полную неудачу. Это стало поворотным пунктом всей кампании. К середине осени англичанам удалось обеспечить значительное превосходство над противником в живой силе (в 3 раза), самолетах (в 4 раза) и танках (в 6 раз).

    Италия оказалась крайне слабым и ненадежным союзником. Не говоря ни о чем другом, ее флот был в состоянии перевозить только 35 тысяч тонн военных грузов и продовольствия в месяц при потребности нацистов в 85 тысячах тонн.

    23—24 октября 1942 года 7-я армия генерала Б. Монтгомери, усиленная до 200 000 чел., с 1100 танками и обладавшая превосходством в воздухе, открыла заградительный огонь из 800 орудий.

    Тем не менее Роммель контратаковал.

    После пятидневных ожесточенных боев 8-я армия, потеряв 10 000 чел., так и не смогла прорвать вражескую оборону.

    30–31 октября, не считаясь с потерями, Монтгомери приказал начать второе наступление, в ходе которого, при массированной поддержке Королевских ВВС, неприятельская оборона была прорвана и противник был атакован с обоих флангов.

    3 ноября Роммель, начавший выходить из боя, на 36 часов был задержан решительным приказом фюрера: не отступать!

    Но сил не было. Нацисты и итальянцы начали 1500-мильный отход, преследуемые 8-й армией. В ночь на 13 ноября была отвоевана крепость Тобрук. Нацисты готовили ее к обороне год, сдали за сутки. 20 ноября захвачена столица Киренаики — Бенгази. За 14 дней англичане прошли 850 км, захватив при этом большие трофеи.

    Бернард Лоу Монтгомери, виконт Монтгомери Аламейнский (1887–1976) фельдмаршал с 1944 г. Истинный сын империи, дитя сельского священника. Детство провел на острове Тасмания, службу начал в Индии. Участвовал в подавлении арабского восстания 1936–1939 гг. в Палестине.

    Эль-Аламейнская операция явилась одним из решающих сражений Второй мировой войны. «Поэтому битва за Эль-Аламейн, — писал Черчилль, — навсегда останется славной страницей в анналах Великобритании.

    Она сохранится в истории еще и по другой причине. Она фактически знаменовала собой „поворот судьбы…“ Можно сказать что до Эль-Аламейна мы не одержали ни одной победы. После Эль-Аламейна мы не понесли ни одного поражения».

    Операция «Торч» («Факел»)

    Союзники хотели одним ударом захватить «заморскую территорию» вишистов — Алжир и Марокко. Там у вишистов было около 60 тысяч солдат, несколько десятков танков и самолетов, порядка 10 надводных кораблей и 11 подлодок.

    Союзники планировали провести одновременный захват всех ключевых портов и аэропортов Марокко и Алжира, атаковав города Касабланку, Оран и Алжир.

    Американский консул в Алжире проделал огромную работу! Он склонял к измене вишистского генерала Анри Жиро, предложив ему должность главнокомандующего французских вооруженных сил в Северной Африке после вторжения. Жиро, однако, был согласен только на должность главнокомандующего всех войск вторжения, то есть на место Эйзенхауэра. Получив отказ, Жиро решил остаться «в роли зрителя». Но и не мешал.

    Вишисты, с одной стороны, готовы были перейти на сторону де Голля… С другой — хорошо помнили потопление британцами французского флота и у Мерс-эль-Кебира в 1940 году…

    Западная операционная группа высадилась перед рассветом 8 ноября 1942 г. в трех местах. Артподготовка не проводилась, так как предполагалось, что французы не окажут сопротивления.

    В Касабланке за ночь до высадки союзников французским генералом Бетуаром была совершена попытка переворота. Он окружил виллу провишистски настроенного генерала Огюста Нога. Однако Ног отстрелялся и ушел. Действия Бетуара навели Нога на мысль о готовящейся высадке союзников, в связи с чем он привел в боевую готовность силы береговой обороны.

    Касабланка была окружена к 10 ноября и сдалась союзникам за час до планировавшегося финального штурма. Войска Паттона вошли в город, не встретив сопротивления.

    Многие корабли флота Виши были потеряны, оставшиеся же присоединились к союзникам. Подводные лодки вишистов… сбежали из Северной Африки и внезапно всплыли среди кораблей союзников. «Мы — французская субмарина, мы пришли из Тулона»[103].

    В Оране береговые войска вишистов оборонялись весьма упрямо, однако были вынуждены сдаться под непрекращающимися обстрелами со стороны британских линкоров 9-го числа.

    В Алжире ночью 8 ноября группа из 400 членов французского Сопротивления под командованием Анри Д’Астира и Жозе Абулькера произвела военный переворот в городе Алжире.

    Они заняли ключевые цели в городе, включая телефонную станцию, радиостанцию, дом губернатора и штаб 19-го корпуса. Союзники подошли с опозданием. Вишисты потратили много времени на то, чтобы отбить позиции, потерянные во время переворота.

    Это позволило союзникам окружить город почти без сопротивления. Их войска практически не встречали никакого сопротивления. Батареи береговой артиллерии были заранее выведены из строя восставшими.

    Многие офицеры открыто поприветствовали союзников.

    Союзники готовы были оставить на своих постах вишистов: они ведь перешли на их сторону.

    Поэтому Эйзенхауэр, при поддержке Рузвельта и Черчилля, предложил находившемуся в Алжире адмиралу Ф. Дарлану контроль над Северной Африкой в случае его перехода на сторону союзников, фактически оставляя вишистский режим нетронутым.

    Де Голль очень обижался, когда американцы и англичане его не брали в расчет. Когда союзники высадились в Алжире, генерал был в бешенстве, что его не поставили в известность, а управление Алжиром отдали не ему — герою Сопротивления, а предателю, одному из членов правительства Виши, адмиралу Дарлану.

    24 декабря 1942 года сторонник де Голля, Бонье де ла Шапель, убил адмирала Дарлана. Трудно было поверить, что генерал де Голль ничего об этом не знал. Во всяком случае, он в своих мемуарах прокомментировал это убийство так: «Если трагическое убийство Дарлана осуждалось многими, то самый факт его исчезновения со сцены отвечал железной логике событий!»

    Молодого убийцу быстренько расстреляли, хотя он до самого последнего момента был уверен, что за него вступятся какие-то очень влиятельные люди.

    После убийства Дарлана на его место был поставлен Жиро, в скором времени арестовавший лидеров восстания 8 ноября при полном попустительстве союзников.

    Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (1890–1969) государственный и военный деятель США, генерал, президент в 1953–1961 гг. Происходит из немецких переселенцев. Верховный главнокомандующий экспедиционных сил в Европе. Руководил высадкой британцев и США в Нормандии 6 июня 1944 г.

    Узнав о сотрудничестве Дарлана и Жиро с союзниками, Гитлер приказал оккупировать вишистскую Францию. После оккупации вишистской Франции нацистами и их неудавшейся попытки захвата французского флота в Тулоне французские силы в Африке приняли сторону союзников.

    Как всегда бывает в гражданских войнах, большинство принимает сторону победителей. После измены Петену Дарлана и Жиро началось массовое бегство функционеров Виши на сторону свободной Франции.

    В конце концов, несмотря на бешеное сопротивление де Голля, удалось из них и членов Французского национального комитета в Лондоне сформировать единое, признанное США и Великобританией правительство Франции.

    События и вокруг них

    Высадка англо-американского десанта в Алжире 8 ноября 1942 года стала для немцев неожиданностью. Теперь итало-немецкие войска в Северной Африке были обречены. 12 мая 1943 года их сопротивление в Тунисе было прекращено: в плен попало 250 тыс. солдат, из которых половина немцев.

    Генерал Эйзенхауэр, командовавший объединенными союзными силами, отказал немецкому генералу фон Арниму, который сменил Роммеля, в приеме, заметив, что немецкими генералами интересуется только его разведка.

    Британцы относились к немецким генералам иначе: им устраивали общие ужины, на которых приветствовали сильного врага овацией.

    [102]Митчем С.У. Величайшая победа Роммеля. М., 2003.

    [103]Пилар Л. Подводная война. М., 2003.

    Источник: http://indbooks.in/mirror7.ru/?p=302666

    Вторая мировая война в Африке: как это помогло СССР

    Африка в 1939 году

    Об африканских кампаниях Второй мировой войны говорят нечасто, но именно боевые действия на «черном континенте» предопределили задержку открытия Второго фронта. Пока союзники сражались за Африку, Красная армия уже пошла в контрнаступление.

    Лакомый кусок

    К концу XIX века в раздел «африканского пирога» включились практически все европейские страны. Даже маленькая Бельгия, которая получила независимость от Нидерландов только в 1830 году, уже через 40 лет решила, что вполне способна поучаствовать в колонизации заветных территорий. В итоге на карте появилось Бельгийское Конго.

    Интенсивная колониальная политика того времени получила название «Гонка за Африку». Свои «куски» в той колониальной лихорадке к Первой мировой войне расхватали: Италия, Великобритания, Германия, уже упоминавшаяся Бельгия. Также свои колонии укрепили и расширили Португалия и Испания.

    В ходе Первой мировой Германия утратила свои позиции, а её территории перешли странам-победителям по мандатам Лиги наций.

    Ко Второй мировой войне Африка (особенно её Северовосточная часть) стала не просто лакомым куском территории, но и стратегическим местом, за которое на протяжении трех лет велась ожесточенная схватка.

    Восточно-африканская кампания

    Восточно-африканская кампания официально длилась меньше полутора лет – с 10 июня 1940 по 27 ноября 1941 года, однако итальянские солдаты продолжали воевать в Эфиопии, Сомали и Эритрее до конца 1943 года, пока до них не дошел приказ о капитуляции.

    Кампания складывалась для сил союзников самым благоприятным образом. Несмотря на численное превосходство, итальянские войска во многом состояли из местных войск аскари, запти и дубатов, которые были, однако, хорошо вооружены и обучены. Однако в плен итальянцев брали тысячами. При взятии Массауа британцы взяли в плен 40 тысяч итальянцев.

    К середине мая 1941 года в количество пленных итальянцев достигло 230 000 человек. Между тем, во время 1700-километрового марша на Аддис-Абебу 12-я африканская дивизия практически не встречала сопротивления и потеряла всего 500 человек. Точных цифр о количестве погибших в этой кампании нет.
    Восточно-африканская кампания дала миру своего героя.

    Им, как ни странно, стал главнокомандующий итальянскими войсками Итальянской Восточно-африканской империи герцог Аоста. Он лично руководил войсками во время морской битвы при Амба-Алаги. Аоста получил уважение за свой экстраординарный для войны поступок.

    После капитуляции он настоял на том, чтобы его войска, перед тем как отправятся в плен, сняли установленные ими минные поля.

    Кровь войны

    По большему счету, африканские кампании были битвой за «кровь войны» – нефть. Именно за нефтью шли немцы в Палестину и Суэцкому каналу, однако они не могли идти через Аравию, поскольку тогда бы войска лишились снабжения из средиземноморских портов. К ним были привязаны и войска коалиции.

    И немцы, и союзники шли к ближневосточной нефти, поскольку без нее любая армия была бы обесточена.
    Великобритания получала нефть из Венесуэллы, с Ближнего Востока, США и Юго-Восточной Азии (в 1942 году Япония азиатскую нефть «перехватили» Японцы).

    Германия же «воевала» румынской нефтью Плоешти и небольшими объемами венгерской и галицкой нефти. Им нефть была нужна не меньше, чем Британии.

    Хитрый лис войны

    Уинстон Черчилль называл Эрвина Роммеля опытным и храбрым противником, и даже гениальным полководцем. Во время африканских кампаний он получил свое прозвище «хитрый лис войны».

    Первый этап кампании увенчался успехом, но ближе к 1942 году у Африканского корпуса начались перебои со снабжением, поскольку все усилия германской военной машины были переброшены на Восток.

    Несмотря на это, Роммель продолжил воевать, используя трофейные орудия и снаряды, находясь в ситуации подавляющего численного превосходства Союзников, проигрывая в качестве и новизне боевой техники и испытывая крайне острый дефицит горючего.

    Хитрость, а порой и откровенная наглость генерал-фельдмаршала, вынуждала войска союзников действовать нерешительно и позволяла Роммелю продержаться, периодически тесня противника, вплоть до ноября 1942 года.

    Одним из наиболее знаменитых трюков «лиса пустыни», превосходно умевшего строить хорошую мину при плохой игре, заключался в том, чтобы прикрепить ко всем вспомогательным машинам и к некоторым лёгким танкам с помощью длинных тросов связки деревьев и кустарника, поднимавшие тучи пыли.

    Английские части, видя это и пребывая в полной уверенности в атаке многочисленного германского соединения, не только были вынуждены отступать, но и перегруппировывать силы для обороны. Настоящие же тяжелые танковые соединения в это время наносили удар совершенно с другого направления, что создавало панику, дезорганизацию в рядах англичан, и, как следствие, разгром.

    В начале ноября 1942 года Роммель отдает приказ об отступлении, который прерывается истерической депешей Гитлера «стоять твердо, не сдавать ни пяди земли и задействовать в сражении всех и все, до последнего солдата и последней винтовки» – в условиях четырехкратного перевеса союзников в живой силе и пятикратного – в количестве танков и орудий.

    Потеряв около половины танков, Роммель все же увел остатки корпуса в Тунис. Последнее наступление в Северной Африке он начал 19 февраля 1943 года, но спустя три дня оно было остановлено Союзниками.

    В марте фельдмаршал уехал в Берлин с целью обосновать верховному командованию бессмысленность дальнейшего пребывания вооруженных сил рейха на африканском континенте.

    Ему было приказано остаться в Германии «на лечении», которое продолжалось вплоть до июля.

    Роммель остался одним из немногих участников войны, который не был вовлечен ни в одно военное преступление.

    Касабланкская конференция

    В разгар Сталинградской битвы, когда Красная армия и народ проявляли недюжинный героизм, и «били немца» под Сталинградом, в Касабланке, в отеле Анфа собрались: Рузвельт, Черчилль и членами Объединенного комитета начальников штабов США и Великобритании. Был приглашен туда и Иосиф Сталин, но он приехать не смог, поскольку не мог покидать страну до победного завершения Сталинградской битвы.

    Собравшиеся обсуждали военно-стратегические планы. В частности – вопрос о сроках открытия Второго фронта.

    Черчилль предложил сначала освободить плацдарм для проведения наступательной операции с юга, для чего необходимо было освободить африканское побережье.

    Также Черчилль говорил, что Турции необходимо вступить в войну, чтобы обеспечить доступ к нефтяным полям Румынии и, через Черное море, к СССР.

    В итоге было принято решение о завершении африканской операции, захвате летом 1943 года Туниса, чтобы использовать освободившиеся войска для высадки в Сицилию. США настаивали на приоритете Тихоокеанской операции, но не отрицали своего участия в высадке в Европе при успехах Красной армии.

    По итогам конференции «Таймс» написал: «Тень пустующего кресла падала на все эти переговоры».

    Значение кампании

    Африканскую кампанию Второй мировой войны нельзя недооценивать, но нужно признать, что нерешительность союзников в вопросе открытия Второго фронта ясно показывала, что Африка представляла интерес для Британии и США не только как плацдарм для операции и «нефтяная бочка».

    На той же Касабланкской конференции генерал Джордж Маршалл не исключал скорой капитуляции Германии. План же по высадке войск союзников в Номандии был снабжен таким количеством оговорок, что было очевидно, что стремление завершить войну силами СССР было у англичан весьма сильно.

    По документам конйеренции и по плану «Оверлорд» высадка могла произойти только тогда если ветер не будет слишком сильным, если Луна будет в нужной фазе, если погода будет хорошая, если у немцев к тому времени окажется в Северо-Западной Европе не более 12 подвижных дивизий резерва, а также при при условии, что немцы не смогут перебросить с русского фронта более 15 первоклассных дивизий.

    Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/592d370bd7d0a6f37914f684/5ba73cfa25dbcd00aaf7c8c0

Book for ucheba
Добавить комментарий