Алтайская миссия. Преподобный Макарий (Глухарёв)

Особенности миссии прп. Макария (Глухарева)

Алтайская миссия. Преподобный Макарий (Глухарёв)

31 мая Православная Церковь отмечает день памяти прп. Макария (Глухарева), известного миссионера и просветителя Алтая.

Если заглянуть в сознание рядового церковного человека, то увидим, что вопросы миссионерства и проповеди Евангелия стоят у многих далеко не на первом месте.

Нередко, даже чисто психологически, активность в этой сфере мы связываем с деятелями Католической Церкви или каких-либо протестантских деноминаций.

Действительно, латиняне здесь преуспели значительно больше, чем восточные христиане, но это отнюдь не означает, что у них все получается идеально, а православные «пасут задних».

Мы не станем сейчас подробно разбирать особенности католических и протестантских миссий, но обратим внимание на замечательную и несправедливо забытую в церковной среде личность настоящего православного миссионера прп. Макария (Глухарева).

Архимандрит Макарий родился в городе Вязьме в 1792 году. Обладал он незаурядными способностями, блестяще окончил Санкт-Петербургскую духовную академию и занял профессорскую должность в Екатеринославской семинарии, а в возрасте 29 лет стал ректором уже семинарии Костромской.

Перспективы церковного карьерного роста сулили ему архиерейство, но благодаря знакомству с учениками прп. Паисия Величковского архимандрит Макарий выбирает созерцательную жизнь.

Он уходит в затвор, где, помимо молитвы и постов, занимается переводами восточных и западных святых отцов и мистиков.

В первой половине XIX века на востоке Российской империи поднялась волна вероотступничества – проповедь Евангелия в тех краях была сопряжена с попытками русификации коренных народов, которые при первой же возможности возвращались к своему родному язычеству.

Эти факторы в 1828 году побудили Священный Синод обратиться с призывом о помощи добровольцев, желающих отправиться в миссию для прекращения нарастающих процессов отхода от христианства.

Святой Макарий, вызвавшийся на миссионерское служение, к тому времени был типичным аскетом-интеллектуалом, совсем непохожим на человека, способного понести тяготы служения в далеком и неприветливом крае. При этом он выбрал один из наиболее суровых регионов – горный Алтай.

Здесь абсолютная годовая амплитуда температуры воздуха достигает 90-95°C, всего около 120 безморозных дней в году, а в зимние месяцы повсеместно воют сильные метели.

С прп. Макарием отправляются и два его товарища, при этом они договариваются об общем использовании имеющегося у них имущества. Вот здесь и обнаруживается первая особенность именно православной миссии святого Макария.

Дело в том, что общежитие понималось ими не столько как забота о соблюдении монашеских обетов (хотя это тоже важно), сколько как свидетельство любви и единодушия христианской общины. Как настоящий православный миссионер, прп. Макарий не стал навязывать кочевникам свой язык, но сделал упор на изучении языков местных племен.

Он пользовался любой возможностью для проповеди Евангелия, но его голос оставался практически неслышим. Почти все его усилия были напрасными, что привело бы любого миссионера к печали и постановке вопроса о закрытии миссии для народов, еще не готовых принять Христа, но у нас речь идет о незаурядном святом. Прп.

Макарий искренне верил, что среди кочевых дикарей все-таки найдутся люди, готовые услышать его слово о Спасителе. «Не существует народа, – говорил он, – из среды которого Господь не избрал бы Себе Своих людей; нет такой глубины неведения и тьмы, куда не смог бы проникнуть Господь».

Неудачи заставили прп. Макария поменять подход к миссионерству. Он фактически переходит к немой проповеди. Вместо того чтоб продолжать говорить, прп. Макарий становится слугой у окружавших его племен.

Самой своей жизнью он выражает основы веры, для кочевников старается быть примером в медицине и гигиене. Святой Макарий вводит в обиход профилактические меры, по мере своих способностей и возможностей осуществляет лечебную практику.

Будучи маленьким и хилым с виду, он приходит в жилища кочевников и убирает их.

Это еще одна отличительная черта алтайской миссии, о смысле которой писал французский исследователь, издатель и переводчик Никита Струве: «Это символическое действие фокусирует в себе то миссионерское богословие, которое осуществлялось св. Макарием на практике. Подметать пол, как это делал бы смиренный раб, значило уподобляться Христу, свидетельствовать о Нем способом более доходчивым, чем слова».

Образ жизни прп. Макария и его сподвижников становится богословием на практике.

Они не просто показали пример, но и «утвердили богословскую концепцию образа жизни, который должен быть свойственен христианской общине, – пишет известный миссионер Иаков Стамулис, – своей заботой о физической стороне человеческого существования св. Макарий не просто пытался привлечь внимание, но являл живой пример того, что образ человеческого существования не безразличен Богу».

Старания алтайского просветителя не остались напрасными, и язычники начали откликаться на евангельский призыв святого. Прп. Макарий не гнался за положительной динамикой крещеных, но много времени уделял катехизации. Для него крещение было не завершением образовательного процесса язычников, но вступлением на тропинку христианской жизни.

За четырнадцать лет своего служения он крестил 675 человек. Цифра эта кажется совсем незначительной, но, учитывая проделанный им труд, можно с уверенностью говорить, что качество здесь существенно превалирует над количеством. Нет смыла гнаться за массовостью крещений, если большинство таких людей в скором времени совершенно забывают о Христе.

Следуя засвидетельствованным им самим принципам жизни евангельской общины, прп. Марий селил свою паству в новообразованные христианские деревни, тем самым еще и ограждая их от влияния языческих соплеменников.

  Показывая пример жертвенного служения, а также учитывая ошибки предыдущих миссионеров, святой уделил немало времени строительству школ и больниц.

Именно в этом он видел возможность укрепления веры новообращенных, чего не замечали или не хотели замечать его предшественники.

Постепенно алтайская миссия из келейной монашеской общины вызвала интерес всей Церкви. За время интенсивной работы прп. Макарий осознает, что залогом успеха любой проповеди является перевод Священного Писания.

Составив план практических мероприятий и подготовив себе преемника, он стремится применить этот принцип к собственной Церкви. Так возник замысел перевода Ветхого Завета на русский язык. В 1843 году святого Макария назначают наместником Болховского Оптина монастыря в Орловской губернии.

  «С болью в сердце он осознал, – пишет Никита Струве, – что русские люди в массе своей христиане поверхностные, а потому не соответствуют великому апостольскому предназначению, возложенному на них Богом. Отложив все дела, он посвятил себя миссии у себя дома и открыл двери монастыря всем, кто нуждался в наставлении».

С момента возвращения из миссии прп. Макарий стремился попасть на Святую землю, но разрешение он получил лишь в 1846 году и, едва собравшись в паломничество, скончался 31 мая 1847 г.

Святой Макарий (Глухарев) был удивительным человеком, творчески подходившим к решению поставленных перед ним задач, а пример его жизни и миссионерские труды сохраняют свою актуальность и в наши дни.

Протоиерей Владимир Долгих

Источник: https://pravlife.org/ru/content/osobennosti-missii-prp-makariya-gluhareva

Архим. Макарий (Глухарев): в России необходимо создание целого «организма» миссионерского дела

Алтайская миссия. Преподобный Макарий (Глухарёв)

185 лет назад, 20 сентября 1830 года (7 сентября по ст.ст.), произошло знаковое событие. Преподобный архимандрит Макарий (Глухарев) – основатель и первый руководитель Алтайской духовной миссии – крестил первого алтайца по имени Элеска, назвав его во святом крещении Иоанном. Это событие стало началом деятельности Алтайской духовной миссии.

По мнению многих исследователей, XIX век был периодом расцвета миссионерской деятельности Русской православной церкви. Несмотря на отдельные примеры, XVIII век в целом мало являл плоды евангельского благовестия.

Причем накал миссионерской деятельности настолько ослабел, что Святейшему Синоду в 1764 году даже пришлось учредить специальные должности проповедников в епархиях с иноверческим населением[1].

А уже через сто лет было учреждено Российское миссионерское общество, которое стало объединяющим центром всех миссий и ставило перед собой задачу содействовать их деятельности. Одним из наиболее ярких миссионеров своего времени стал архимандрит Макарий (Глухарев).

Архимандрит Макарий, в миру Михаил Яковлевич Глухарев, родился 30 октября 1792 г. в городе Вязьме Смоленской губернии в семье священника. В Санкт-Петербургской духовной академии одним из его духовных учителей стал ректор архимандрит Филарет (Дроздов), близкие отношения с которым будущий просветитель Алтая сохранил на всю жизнь.

Окончив в 1817 г. академию со степенью магистра, Михаил вначале преподавал церковную историю и немецкий язык в Екатеринославской духовной семинарим, а вскоре после своего пострижения в 1818 г. стал ректором Костромской духовной семинарии.

Уже в эти годы будущий миссионер проявляет горячее рвение и желание найти свое призвание. Он много и бескорыстно трудится, и требует этого же от своих подчиненных. Но настоящих плодов его работа не принесла. В 1824 г.

он оставляет учебно-административную службу.

«Бескорыстие и самоотвержение»

Решение стать миссионером на Алтае преподобный Макарий принял в 1829 г., а 7 (20) сентября 1830 г. – день крещения им первого инородца – он сам считал днем основания Алтайской духовной миссии.

Первого инородца, которого крестил архимандрит Макарий, звали Элеска. Отцу Макарию стало известно о намерении юноши креститься, и он поехал к нему в селение. Крещение совершилось в первый же день встречи после предварительной беседы – такая поспешность была вызвана опасностью противодействия со стороны отца Элески.

После крещения архим. Макарий взял новокрещеного с собой в Бийск, где наставлял его и помогал укрепляться в вере. Элеску, в крещении Иоанна, «учили молиться, рассказывали ему о жизни Иисуса Христа, разъясняли значение таинств, толковали о добрых делах и грехах, о вечной жизни и вечных мучениях»[2].

Через неделю Иоанн участвовал в Евхаристии и причастился. Он решил вернуться к себе на родину и заняться земледелием. Архимандрит Макарий выхлопотал для него бесплатный проезд и полагающиеся ему как новокрещеному льготы, освобождающие его от повинностей и податей на три года.

В Улале уже было сообщество христиан, и Иоанна поселили жить среди них.

На этом примере хорошо видна так называемая «система благовестничества», которая была заведена в Алтайской миссии – подготовка к Крещению и последующая забота о новокрещеных.

За четыре года отец Макарий крестил около ста алтайских язычников: «О действиях миссии скажу, что мы по силам, по случаям говорим полудиким здешним татарам о Боге истинном. Кого Господь приводит к Церкви Своей, тому мы отворяем дверь в Святом Крещении, и таковых доселе немного не сто.

Стараемся между тем не терять из виду новокрещеных, посещаем их, и поучая их познанию Иисуса Христа Распятого и обязанностей христианских, вкупе с ними и сами поучаемся тому же»[3]. Архим. Макарий считал, что в служении христианской проповеди делание без хранения оказывается тщетным и суетным.

Миссионеры продолжали утверждать новокрещенных алтайцев в вере, а также помогали осваивать оседлый образ жизни, чтобы у них была возможность жить при миссионерских станах отдельно от некрещеных родственников. Для этого миссионеры даже учили инородцев строить избы и вести хозяйство.

Внешне миссия строилась таким образом: миссионеры жили в стане, откуда ездили по аилам для проповеди христианства инородцам, а также посещали крещеных для утверждения их в вере и причащения Св. Таинств.

В зимнее время года такие поездки нередко были связаны с опасностью для жизни, а трудная дорога делала их очень продолжительными. Нужны были новые миссионерские станы, чтобы пастыри могли не разлучаться со своей паствой надолго. При жизни архим.

Макария в Алтайской миссии были построены только два стана.

Нужны были и храмы, чтобы таинства совершались регулярно. В одном из «алтайских преданий» сохранились такие слова архим.

Макария: «Не печальные ли виды представляет состояние тех, которые многие уже лета не вкушали, может быть, от Источника Бессмертия единственно за домашними нуждами и по отдаленности приходской церкви? Когда бы церковь являлась среди домов их, они были бы ей рады, с благодарностью бы принимали врачество своих недугов от сей Врачебницы и, укрепившиеся, привлекали бы к ней немощнейших своим примером и советами, и, таким образом, в душах их открывалась бы спасительная алчба к Хлебу жизни»[4].

Сам преподобный служил в походной церкви во все воскресные и праздничные дни, рано утром утреню, а потом литургию. Он завел обычай совместного пения во время богослужения всеми прихожанами, и вскоре они знали наизусть всю службу. «Верую» и «Отче наш» пелись на местном наречии. Архим. Макарий усердно следил за тем, чтобы новокрещеные регулярно посещали богослужение.

Отец Макарий горько сокрушался по поводу того, что некоторые русские, живущие на Алтае, не могут быть хорошими восприемниками при крещении инородцев, т. к.

сами плохо знают свою веру и не имеют должного отношения к богослужению: «Могут ли сообщить им усердие к церковному Богослужению и в особенности благоговение и любовь к таинству Тела и Крови Христовой, когда сами весьма редко появляются в церкви и немногие приступают к Божественному Причащению?»[5].

Кроме станов и храмов требовалось строительство больниц, т. к. из-за различных эпидемий могли вымирать целые деревни. Нужны были и школы, чтобы учить детей Закону Божию и грамоте.

Еще в начале службы архим. Макарий отказался от выплаты ему жалования, сказав, что будет просить пособия в той мере, в какой его собственные средства окажутся недостаточными. Вплоть до 1858 г. все сотрудники миссии не получали никакого жалования, а пользовались лишь «общим содержанием».

Один из сотрудников и «бытописатель» алтайской миссии прот. Василий Вербицкий писал: «Никому из служащих тогда оклада не было, но нужды каждого, по распоряжению начальника миссии, удовлетворялись самым скудным образом.

Для служащих в то искусительное время мало было бескорыстия, но требовалось еще самоотвержение. Кто не имел этого качества, необходимого для миссионера, тот выходил из миссии»[6]. Кроме стеснения в средствах миссионеров на Алтае ждали суровые погодные условия и многочисленные опасности для жизни.

Неудивительно, что хороших и верных сотрудников приходилось искать «по крупицам».

Епитимья за перевод

В 1839 г. архим. Макарий совершил поездку в Санкт-Петербург с целью ходатайствовать об издании его перевода на русский язык книг Иова и Исаии и вообще всей Библии. Вообще, издание Священного Писания на русском языке архим. Макарий считал краеугольным камнем в деле христианской миссии.

К тому времени Новый Завет тщанием Российского Библейского общества уже был переведен и издан на русском языке, а Ветхий Завет еще нет. Между тем, как пишет архим. Макарий, русский народ, в том числе и служители церкви, «не могут хорошо разуметь Ветхого Завета на славянском, уже мертвом у нас наречии»[7].

С закрытием Библейского общества был приостановлен и перевод Ветхого Завета, и вообще к идее издания Библии на русском языке светские и церковные власти относились очень холодно.

Архим. Макарий сам занимался переводами книг Ветхого Завета, вел переписку по поводу их издания и с митр. Филаретом, и со Св. Синодом. В письме к обер-прокурору Св. Синода С.Д.

Нечаеву он пишет следующее: «Болящие человеки не тою ли мерою должны принимать спасительное врачество слова Божия, какою преподает его Сам Господь…

? Не надлежит ли постоянно уничтожать препятствия, которые ослабляют в душах человеческих действия сего Божественного врачества или совсем отвращают болящих от принятия некоторых растворений целебных? Не поставляет ли для миллионов между россиянами множество таких препятствий буква славянская?»[8]. Однако эта поездка, а также другие попытки ходатайствовать об издании переводов оказались безуспешными, настойчивого миссионера даже наказали епитимьей. Но работу по переводу Библии на русский язык преподобный не оставлял до конца жизни.

https://www.youtube.com/watch?v=gEjyMVDQSpg

Для успеха проповеди миссионеры изучали местные наречия и переводили на них Священное Писание и огласительные поучения. Сам архим.

Макарий перевел на телеутское наречие почти все Евангелие от Матфея, все первое послание Иоанна Богослова, многие места из других апостольских посланий и книги Деяний Апостолов, избранные тексты из книг Ветхого Завета, многие церковные песнопения и псалмы, краткий катехизис с Символом веры, десять заповедей с толкованиями на них, краткую Священную историю, огласительные поучения, исповедь, вопросы при исповеди и крещении и другие тексты. Эти переводы положили начало плодотворным переводческим трудам Алтайской миссии9.

Диакониссы миссии: «Человеки! Умывайте и вы друг другу ноги»

Подготовка к Крещению и помощь инородцам требовала много усилий. А для этого нужны были помощники. В своей миссионерской практике архим. Макарий фактически обратился к опыту древней церкви, которая имела особых служительниц – диаконисс, помогавших катехизаторам в научении и крещении женщин.

Он предложил включать в штат миссии диаконисс, которые бы могли бы в походных церквях исполнять дела чтеца, звонаря, просфорни; они также помогали бы женам миссионеров содержать школу для девочек и посещать больных; миссионерам диакониссы помогали бы в приготовлении оглашаемых к крещению и в наставлении новокрещеных.

«Вообразим, что целое семейство какого-нибудь племени черновых татар пришло креститься; в нем кто здоров, а кто болен, кто стар, кто млад, дети обоих полов и разных лет, младенец на груди матери, другие на ногах у колен ее плачут, дрожат от стужи…

Что с ними будут делать диакониссы? Прежде всего введут всю семью в теплый покой и обогреют, потом и стариков и детей накормят, дадут поесть и прочим, потом отсылают мужчин к женатому миссионеру, а женщин с девочками ведут в баню, старуху моют, младшую мать учат мыться и мыть детей, очищают головы, расчесывают волосы, умывают всем ноги и говорят им тут же, что истинный Бог Иисус Христос ходил по земле в человеческом теле, что Он Святыми руками Своими умывал ноги тем, которым Слово Божие говорил, и сказал: Человеки! Умывайте и вы друг другу ноги. Будьте смиренны и любите друг друга (Ин 13:14, 34). При этом случае или старица, или младшая мать воскликнет: “Эй Кутай!” (т. е. “О Боже!”), и таким образом будет принят этот первый урок оглашения в бане. Не все дело крещением оканчивается, напротив, только еще начинается. Надобно этих новокрещенных женщин учить печь хлеб, делать квас… Надобно вместе с ними садить картофель и огурцы на грядах, огород летом и овощи убирать летом, а между тем и в бороздах между грядами искать путей для Слова Божия в эти по большей части открытые и непритворные души»[10].

Замысел об учреждении на Алтае общины жен и девиц, живущих в безбрачии и посвятивших себя служению при миссии – помощи в оглашении женщин и девиц, обучению их домашнему хозяйству, а детей их грамоте; лечению и уходу за больными, шитью, приготовлению хлеба и т. д., – возник у архимандрита Макария еще в 1833 г.

Он писал тогда одной своей знакомой, приглашая ее в Алтайскую миссию: «…может быть, под сие знамя Креста Господня, если бы вы восприняли оное, собралась бы дружина единомысленных девиц и вдов… дружина…

мало помалу умножилась бы, получила бы полный вид правильного общежития к содействию миссии Церковной благопотребному»[11].

В 1836 г. архим. Макарий обратился к еп. Афанасию Тобольскому с просьбой о предоставлении официального статуса общине девиц и вдов при миссии. Но в связи с его отъездом с Алтая дело не было доведено до конца.

При жизни архим. Макария только две женщины помогали ему таким образом. С 1840 г. в миссии работала благородная девица София де Вальмон. Она устроила небольшую девичью школу, где учила девочек грамоте и основам христианской веры.

Она также лечила больных; приучала новокрещенных к молитве и труду. Кроме нее при миссии в это время служила пожилая вдова Прасковья Ландышева (мачеха сотрудника миссии Стефана Ландышева), которая пекла хлеб и заведовала богадельней.

После смерти архим. Макария служение безбрачных девиц и вдов при миссии не только не прекратилось, но даже приумножилось. В 1858 г. к тогдашнему начальнику миссии прот.

Стефану Ландышеву с просьбой посвятить их иноческой жизни обратились одиннадцать девиц и одна вдова, которые в то время обучались грамоте и Закону Божию при миссии.

Женская община тогда еще не была утверждена, но эти женщины, объединившись, жили в одном из домов Улалы, пребывая в посте, молитве и трудах. Официальный указ об открытии в селе Улала женской общины был утвержден Св. Синодом в 1863 г.

Зачем Русской церкви Миссионерское общество

Не ограничиваясь заботой только об Алтайской миссии, преподобный Макарий размышлял о миссионерском деле во всей России и путях его совершенствования. В своей работе «Мысли о способах к успешнейшему распространению христианской веры между евреями, магометанами и язычниками в Российской державе» фактически архимандрит Макарий предлагает проект реорганизации миссионерского дела в России.

https://www.youtube.com/watch?v=ahtb_ApcPks

В основе миссионерского служения архимандрит Макарий видит дух Христовой любви. Эта любовь руководила Христом во время Его земного служения.

Эта же любовь помогает не угасать светильнику в сердце христианина и дарует ему жалость ко всем, кто еще не знает своего Небесного Отца. Этот же дух архим. Макарий видит в основанной на Пятидесятницу Апостольской Церкви и миссии апостола Павла.

И этот же дух архим. Макарий жаждет увидеть в Русской церкви, как преемнице апостольского призвания.

Для того, чтобы русский народ исполнил свое призвание благовестия, христианство для него должно стать по-настоящему живой и деятельной силой.

Условием духовного просвещения русского народа является приобщение его к слову Божию – Библии, которую необходимо перевести на русский язык и сделать общедоступной.

А для того, чтобы Библию могли читать, надо заботиться об умножении грамотности в русском народе. Все это является основанием миссии.

По мнению архимандрита Макария, в России необходимо создание целого «организма» миссионерского дела.

Этот организм должен состоять из Миссионерского общества, образовательных заведений, готовящих миссионеров, и сословия самих миссионеров, включающих как иночествующих миссионеров и подвижниц, так и семейных.

Целью Миссионерского общества он считал «в духе любви ко Христу и усердия к истинной вере…

содействовать распространению христианства между евреями, магометанами и язычниками, доброму устроению миссионерских образовательных заведений, благосостоянию и успехам церковных миссий в России»[12]. Собственно, архимандрит Макарий впервые высказал мысль о необходимости создания в России Миссионерского общества. Позднее о необходимости такого общества говорили митр. Иннокентий (Вениаминов) и митр. Филарет (Дроздов).

Как уже было сказано, Миссионерское общество, по замыслу архим. Макария, призвано заниматься устроением миссионерских образовательных учреждений, сбором средств и общим руководством миссий. Другая важнейшая задача – издание Библии на славянском и русском языках, а также на языках других народов, находящихся в составе Российской державы.

Кроме Библии для успеха миссионерской деятельности необходимы издания на разных языках отдельно Псалтири, а также катехизиса и книг о священной истории; нужны переводы апологетических книг и трудов церковных учителей.

Миссионерское общество могло бы заниматься не только подготовкой сотрудников для миссии, но и их поиском в монастырях и учебных заведениях через распространение в них устава церковных миссий и вдохновение на служение. Во всяком сословии, по мнению архим. Макария, есть люди, которые могли бы разными дарами послужить делу благовестия.

«Ты не можешь быть проповедником? Будь до времени хлебником, водовозом для проповедников, будь чтецом, писцом, дровосеком, швецом, сапожником, учи азбуке молодых детей, ходи за огородом, составляй лекарства, служи больным»[13].

«Между тем, как одних посылают на проповедь, другие пекутся о воспитании, образовании проповедников, а другие собирают по всему пространству церковному, слагают воедино, сохраняют, приводят в движение многоразличные способы к поддержанию миссий и учреждению новых.

Верные, составляющие Российскую церковь, одни угождают Богу в благословенном супружестве, а другие приносят Ему девство и вдовство свое в благоприятную жертву. Одиночество также двух образов, мужеского пола и женского. Во всех сих разрядах Церковь имеет силы благопотребные для составления миссий»[14], – писал отец Макарий.

В своей книге он подробно рассматривает, как должны «функционировать» все члены этого миссионерского «организма».

Подготовка миссионеров должна осуществляться в образовательных миссионерских монастырях, при которых будут созданы миссионерские институты. Учебный период в монастыре состоял бы из 12 лет, а учебная программа включала бы обширный спектр богословских и научных дисциплин.

«Можно сказать, что идеал православного миссионера для преподобного Макария – это образованный, безупречно подготовленный и самоотверженный подвижник и богослов, хорошо знающий язык, верования, нравы и обычаи народа, которому он благовествует; при этом он должен быть врачом, агрономом и сельским учителем».

Предполагалось учреждение как мужского, так и женского монастырей.

https://www.youtube.com/watch?v=bdLQvFD_Hr4

При миссии предполагается создание нескольких частных станов, причем иноческие станы располагались бы по горам лесам и степям, а женатые миссионеры занимали бы станы в селениях оседлых инородцев или же в русских деревнях, которые сопредельны с кочевьями инородцев. Вместе с супружеской парой миссионеров труды по оглашению инородцев и дальнейшей заботе о новокрещенных разделили бы вдовы и девицы, так называемые диакониссы, посвятившие свою жизнь христианскому благовестию.

***

Архимандрит Макарий возглавлял Алтайскую миссию 14 лет, после чего удалился на покой в Болховский монастырь. За это время на Алтае приняли крещение 645 человек, были основаны два стана с храмами, пять православных поселений, три школы, богадельня и больница.

Видимые результаты миссионерской деятельности архим. Макария могут показаться не столь впечатляющими. При его жизни было обращено в православную веру не так уж много людей. Но последующая судьба Алтайской миссии свидетельствует о правильных основах, положенных архим.

Макарием в дело благовестничества.

Вокруг архимандрита Макария возник круг учеников, преданных делу миссии на Алтае[15], и в последующие годы, вплоть до начала XX века, Алтайская миссия сохраняла и приумножала свое духовное наследие. В 1910 г. на Иркутском миссионерском съезде Алтайская миссия была названа в качестве образца для других миссий. В 1915 г.

в Алтайской миссии было 30 отделений, 48 храмов и молитвенных домов, два миссионерских монастыря, 452 селения; численность православной паствы составляла 66 368 человек, из них алтайцев 30 456; при миссии действовали 83 школы с 3 235 учащимися, из которых алтайцев было 1 386.

В составе миссии трудились 162 человека, в том числе 39 священников-миссионеров[16].

Многие современники миссионера считали его проект создания целого «организма» миссионерского дела слишком оригинальным и радикальными, даже ненужным. Но сейчас мы видим, что многие идеи архим. Макария воплотились в жизнь. Так, Миссионерское общество в России было создано спустя тридцать лет после предложений отца Макария.

Оно «заботилось о приготовлении миссионеров, оказывало материальное пособие миссиям книгами, вещами и деньгами, которые расходовались на содержание миссионеров, миссионерских церквей, больниц, школ, на издание новых нужных книг и т. д.»[17].

В наши дни оглашение перед крещением постепенно становится нормой, а вопрос о возрождении служения диаконисс, связанный с возобновлением взрослого крещения, актуален до сих пор.

Источник: https://psmb.ru/a/arhim-makariy-gluharev-v-rossii-neobhodimo-sozdanie-celogo-organizma-missionerskogo-dela.html

Апостол Алтая — архимандрит Макарий Глухарев 165 лет со дня преставления

Алтайская миссия. Преподобный Макарий (Глухарёв)
anna_saharova

31 мая исполняется 165 лет со дня преставления миссионера и переводчика Священного Писания прп. Макария (Глухарева)

«Макарий Глухарев, один из самых замечательных людей той эпохи»

Прот. Георгий Флоровский

«Макарий был истинный слуга Христа Бога»

Митр. Филарет Московский.

«Осуществленное, живое Евангелие»

архиепископ Орловский Смарагд (Крыжановский)

Есть люди, чей путь настолько яркий, что сквозь века легко может состояться встреча с ними.

Таким выдающимся человеком был архимандрит Макарий (в миру Михаил Глухарев), причисленный в 2000 году к лику святых.

В историю он вошел как основатель алтайской миссии, которая была, по множествам свидетельствам, образцовой, и как автор первого полного перевода Библии с древнееврейского на русский язык.

Преп. Макария с ранних лет отличала глубокая вера и преданность Божьей воле. Он сделал Христа центром всей своей жизни и целью упований.

Он не считал Христову истину заключенной в рамки православного учения и мечтал об объединении всех христиан в одно религиозное общество.

Он молился в Екатеринославле с квакерами и мечтал об устройстве в Москве храма с тремя приделами — для православных, католиков и лютеран. О. Макарий был сторонник частого причащения,   литургию он служил, когда можно было, ежедневно, также он ежедневно читал Писание.

Детство. Образование 1792-1817

Родился Михаил Глухарев 8 ноября 1792 года в  г. Вязьмы Смоленской губернии в семье священника Иакова, широко известного в округе своей ревностной проповеднической деятельностью.  Руководимый отцом и имея яркие способности, мальчик уже в семь лет мог свободно делать переводы с русского языка на латинский.

Поступил сразу в третий класс Вяземской духовной школы, где   получил серьезную простуду, осложнением которой на всю жизнь осталась слабость голоса и легких.

После его перевели в Смоленскую духовную семинарию, а через год , как лучшего воспитанника семинарии, направили в только что открывшуюся Санкт-Петербургскую духовную академию, ректором которой был архимандрит Филарет (Дроздов), будущий митрополит Московский.

https://www.youtube.com/watch?v=lmrTZeGcobc

Михаила Глухарев приняли сразу на второй курс академии.

Его глубокие знания по богословию, истории, географии, владение латинским, немецким, французским, древнегреческим, и древнееврейским языками,  отличали его среди сокурсников, и он был замечен  ректором академии архимандритом Филаретом, который так полюбил талантливого воспитанника, что на всю жизнь стал его духовным наставником и покровителем. В свою очередь Михаил  «отдал свою волю ректору Филарету, ничего не делал и не начинал без его совета и благословения, и почти ежедневно исповедовал ему свои помыслы».

Екатеринославль (Днепропетровск) и ректорство в Костромской Семинарии (1817-1825)

По окончании академии в 1817 году Михаил  Глухарев был назначен инспектором и профессором церковной истории и немецкого языка в духовную семинарию Екатеринославля. Епископскую кафедру тогда занимал Иов Потемкик, человек старого закала и строгий до несправедливости. Михаил решил подать прошение о пострижении в монашество.

А у добрых иноков, по убеждению Иова, должно быть только два слова: прости, благослови.  На 27 году жизни — 24 июня 1818 г. Михаил Глухарев был пострижен в монашество, получив имя Макария, на следующий день  в иеродиаконы, а еще через три дня — 28 июня — в иеромонахи.  После пострижения, Иов  «смирял» Макария настолько сильно,  что тот «поспешил послать (в начале мая 1820 г.

) прошение об увольнении от службы — «для подкрепления своих сил».

В то время ближе всех ему был старец Ливерий, человек святой жизни,  племянник и ученик знаменитого Паисия Величковского. В своих записях о. Макарий вспоминал, что кротость любвеобильного Ливерия вместе с палящей строгостью святителя оказали на него сильное влияние.

«Что бы во мне произвел преосвящ. Иов без о. Ливерия? — вопрошал архим. Макарий. Может быть я пришел бы в ожесточение и отчаяние. Но что бы сделал со мною о. Ливерий без преосвящ. Иова? Младенческая рука его была бы слишком легка для гордости ученой».

Но это он оценил только после. А так, придавленный воспитательной системой писал митр. Филарету о переводе  в другое место, и его в 1821 г. определили ректором Костромской семинарии и настоятелем Костромского Богоявленского монастыря.

Он был возведен в сан игумена, затем архимандрита.

Со стороны корпорации семинарии новый ректор вызвал неодинаковое отношение к себе.   Один раз в него из окна был брошен камень кем-то из семинаристов, потом от них же была жалоба к архиерею. Ко всему этому прибавился и недуг телесный. Архим. Макарий решил оставить службу в семинарии и удалиться в какой-нибудь монастырь в положении рядового монаха.

Просьба архим. Макария об увольнении от «ректорской, профессорской и настоятельской должностей «мотивировалась слабостью сил духовных и расстройством телесных».  24 июня Макарий уволен в Киево-Печерскую лавру с магистерским окладом.

Поиск воли Божьей. Глинская пустынь

По дороге в монастырь он посещает многих своих знакомых, а также знакомится с новыми людьми. В частности заезжает в Саров к старцу Серафиму, который предсказал ему тяжелый жизненный крест.

Киево-Печерский монастырь «показался ему слишком шумной» и он в скоре переходит в Китаевскую пустынь. Но и в Китаевской пустыни он не долго оставался.  В 1826 г.

он переводится в Глинскую общежительную пустынь курской губернии.

Попав в удаленную от мирского шума обитель, архим. Макарий сразу почувствовал успокоение и умиротворение. Этому способствовал и настоятель пустыни иером. Филарет, человек строгой жизни, неутомимый подвижник и опытный руководитель в духовном делании.

Схиархимандрит Иоанн Маслов пишет о Макарии (Глухареве) в «Глинском патерике: «Отец Макарий, неустанно читая и проникаясь глаголами жизни вечной, изобильно вселяя в себя слово Христово, старался им мыслить, чувствовать, говорить».

В Глинской пустыне о. Макарий принялся за переводы на русский язык святых отцов (Лествица, беседы св. Григория Двоеслова, «Исповедь» блаженного Августина и др., за описание самой пустыни). Тогда же он написад несколько псалмов и песен, которые в дальнейшем были изданы под названием «Лепта».

Апостол Алтая 1829 -1844

На дело миссии архим. Макария вдохновил бывший келейник, иером. Израиль, который вместе с другими монахами отправился в иркутскую епархию, для проповеди христианства среди бурят. 

Архим. Макарий 17 февраля 1829 г. подал епископу курскому Владимиру прошении  перейти в иркутскую епархию для службы братьям общежительных монастырей, отправившихся туда в 1825 г., для проповеди Евангелия народам языческим. Нужно отметить, что он просился по смирению не в миссионеры, а в прислужники миссионерам.

Еп. Владимир представил прошения Макария в синод. Между тем отпадение крещеных иноверцев и разных епархиях, обнаружив недочеты в постановке миссионерского дела в России, поставили на очередь вопрос о его преобразовании. Больше всего страдали казанская и тобольская епархии.

В виду этого, м. Филарет обратился к архим. Макарию с письмом от 28 марта 1829 г.: «Преосвящ. Владимир сказывает, что вы проситесь в Иркутск. Я предложил ему помедлить представлением о сем, пока я вас спрошу, не лучше ли в Тобольск. …Вы его знаете. И так мне кажется.

Вам бы лучше к нему…».

Архим. Макарий послушался воли Божьей.  Митр. Филарет называл архим. Макария «романтическим миссионером». История Алтайской миссии требует отдельной статьи, поэтому в этой работе мы коснемся ее совсем коротко. 

30 сент. 1929 г. архим. Макарий Прибыл в Тобольск, где архиеп. Евгений принял его по отечески и поместил в своем доме.  Там же он нашел себе и двух сотрудников.

https://www.youtube.com/watch?v=KcfTJpkxoWg

С общего согласия у них было образовано братство, один из пунктов которого гласил: «Желаем, да будет у нас все общее: деньги, пища, одеяние, книги и прочие вещи, и сия мера да будет для нас удобной в стремлении к единодушию».

До прибытия прп. Макария от приходских священников ближайших рус. поселений за 70 лет приняли Крещение ок. 300 коренных жителей Горного Алтая, однако большинство из них не были утверждены в вере. (По ревизии 1857 г.

в Бийском и Кузнецком округах насчитывалось 39 тыс. коренных жителей Горного Алтая и Горной Шории.)
Алтайская миссия за 14 лет управления ею архим. Макария присоединила к церкви Христовой 675 инородцев, на считая 1047 крещенных ею же детей. .

Оглашенных евангельской проповедью о. Макарий допускал ко крещению с большой осторожностью и никогда не гнался за числом новокрещеных.

Он сначала узнавал о поведении желающих принять крещение, учил послушанию будущих восприемникам, требовал знания основ православного вероучения и кратких молитв и тогда решался крестить оглашаемого.

Тогда же архим. Макарий создал алтайскую письменность и словарь (букварь) отдельных фраз объемом в 3000 слов. Грамоте и письму алтайцы обучались в миссионерской школе в селе Улала при главном стане миссии.  

Свои общие мысли о миссионерском деле архим. Макарий изложил в особой записке: «Мысли о способах к успешнейшему распространению христианской веры между евреями, магометанами и язычниками в Российской державе» (1839).

К 1905 г. выросла целая алтайская церковь.  Паства миссии состояла из 40 524 ч., православных, в том числе 25868 инородцев и 14 657 русских. В районе миссии жило сверх того 20 311 язычников.

Перевод библии 

Дело последних десяти лет жизни архим. Макария — перевод Ветхого Завета с еврейского языка на русский и это тоже тема отдельной статьи.

О необходимости перевода библии он написал 23 марта 1834 г. митр. Филарету пространное письмо. Исходя из мысли, что церкви русской предназначено Провидением привести ко Христу «многие и разнородные племена, спокойно сидящие под покровом державной России, однако во тьме и тени смерти», архим. Макарий находил, что эта задача может быть исполнена.

Когда сам народ русский возродится путем знакомства с первоисточником христианского учения — Библией, изданной на русском языке в переводе с оригинальных. Распространение среди русского народа всей Библии на родном его языке сделало бы его более христианским и оживило бы в нем миссионерский дух.

Русская Библия познакомила бы, наконец, с христианством и русских евреев и магометян и тем сделала бы их ближе к истинной вере.

Митрополит Филарет, сторониик перевода на русский язык,  ответил на письмо только через 3 года.  Увы, 1830 по 1840 гг. самое неблагоприятное время для перевода библии.

Только закрылось библейское общество, а готовый перевод практически уничтожен полностью.  За дело переводов архим. Макарий получил епетемью. Несмотря на то, что она была крайне легкой и было скорее в радость арим.

Макарию (40 дней ежедневно служить Литургию), он воспринял это наказание болезненно.

Архим. Макарий не оставил дело перевода до конца жизни. Поняв, что в России издать перевод неудастся он захотел напечатать его за границей.  Он подал прошение об увольнении его от звания начальника алтайской миссии и о разрешении ему отправиться на богомолье в Иерусалим. К этому времени он вырастил себе приемника — С.В. Ландышева.

Но на богомолье в Иерусалим его отпустили не сразу. Определением Синода он был назначен настоятелем Болховского Троицкого Оптина монастыря Орловской епархии.

Последние годы жызни. Болховский Троицкий монастырь Орловской епрахии

Очутившись вместо Палестины в орловской епархии, Макарий нашел, что и тут – широка нива для миссионерства, ибо, по словам м. Филерате, «не излишне быть миссионером и среди православных».

Оказалось, что даже городской голова не знал символа веры, а знал только «Отче наш». Тогда  удивленный и возмущенный этим, о. Архимандрит велел взрослым приходить в монастырь и детей присылать. К нему постоянно приходили люди. Днем он их принимал, по ночам продолжал переводы. Так же он не оставлял заботы о миссии, собирал средства в   и приобретал для нее новых сотрудников.

Архим. Макарию удалось добиться разрешения о выезде в Иерусалим, в этом ему помогал архиеп. Орловский Смарагд (Крыжанковский), который очень хорошо относился к архим.

Макарию, зная его еще со времен Петербургской академии.  За границей архим. Макарий собирался напечатать сделанные переводы. Предполагая выехать из Болохова в мае, архим.

Макарий сделал все необходимые приготовления, но накануне путешествия сильно заболел.

О. Макарий искал содействия врачей, но вполне понимал серьезность положения и устремился душой в другой мир. Это стремление нашло выражение в написанных им пред самой смертью стихах:

Мой Бог, мой Царь-Отец! Спаситель дорогой!

Пришел желанный день! Паду перед Тобой!

Еще я на земле, но дух Тобой трепещет!

Зрю, светит горний луч! Заря бессмертия блещет!

Скончался он 18 мая 1847 г. со словами: «Свет Христов просвещает всех!»

В 2000 г. на юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви архимандрит Макарий причислен к лику святых.

https://www.youtube.com/watch?v=crMRw5qiuf0

май 2012 г.

            Литература:

1.      К.В. Харлампович.Архимандрит Макарий Глухарев: по поводу 75-летия алтайской миссии // Христианское чтение. 1905. № 9. С. 295-315. http://www.spbpda.ru/#menu2.      К.В. Харлампович. Архимандрит Макарий Глухарев: поводу 75-летия алтайской миссии //Христианское чтение. 1905. № 10. С. 478-530. http://www.spbpda.ru/#menu3.      К.В. Харлампович Архимандрит Макарий Глухарев: поводу 75-летия алтайской мисси //Христианские чтения 1905. №11 С. 644-675. http://www.spbpda.ru/#menu4.      К.В. Харлампович. Учено-литературные труды архимандрита Макария Глухарева  //Христианские чтения 1905. №11 С. 780-803. http://www.spbpda.ru/#menu5.      Г. Фроловский. Пути русского богословияhttp://krotov.info/library/21_f/lo/rovsky_016.htm6.      Макарий Глухарев. http://ru.wikipedia.org/7.      Преп. Макарий (Глухарев) http://www.clir.ru/blogs/zhizn-svjatyh/31-maja-18-maja-st-st-prp-makarija-altaiskogo-1847.html8.      Прот. Борис Пивоваров. Алтайская духовная миссия http://www.pravenc.ru/text/115104.html#part_39.      Письмо покойнаго миссіонера архимандрита Макарія, бывшаго начальникомъ Алтайской Духовной Миссіи къ Синодальному члену, высокопреосвященнѣйшему Филарету митрополиту Московскому, отъ 23 дня марта 1834 года, о потребности для Россійской Церкви преложенія всей Библіи съ оригинальныхъ языковъ на современный русскій языкъ. // Журналъ «Прибавленiя къ изданію твореній Святыхъ Отцевъ, въ русскомъ переводѣ». — М.: Типографiя В. Готье, 1861. — Часть XX. — С. 292-326. http://biblia.russportal.ru/index.php?id=history.makari0110. Источникъ: Отрывки изъ письма архим. Макарiя о переводѣ Библiи на русскiй языкъ. // Журналъ «Православное обозрѣнiе». М.: Типографiя Катковъ и К°. — 1861 г. — Томъ VI. — С. 273-279.  http://biblia.russportal.ru/index.php?id=history.makari0210.  прп. Макарий (ГЛУХАРЕВ), основатель Алтайской Духовной Миссии. Мысли о способах к успешному распространению христианской веры…11.  Б. Тихомиров Архимандрит Макарий (Глухарев): Жизненный путь и переводческая деятельность http://www.portal-slovo.ru/rus/theology/9742/11203/12. Священникъ Алексій Лавровъ. Архимандритъ Макарій, начальникъ Алтайской церковной миссіи. // «Странникъ», духовный учено-литературный журналъ, издаваемый священникомъ, магистромъ Василіемъ Гречулевичемъ. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1860. — Томъ III. — С. 57-67.  http://biblia.russportal.ru/index.php?id=biogr.pers_m1013. Архимандрит Макарий Глухарев http://www.reshma.nov.ru/texts/arhim_makarii_gluharev_altai.htm14. Главные принципы миссии в сочинениях и практике алтайских миссионеров XIX — начала XX века (до 1918 г.) 30.06.2010. Солдатова Ирина, КИФА №7(81) май 2008 годаю http://www.psmb.ru/vera_bez_del_mertva/missija_i_katekhizacija/biblioteka_missionera_i_katekhizatora/istorija_missii_i_katekhizacii/statja/glavnye-principy-missii-v-sochinenijakh-i-praktike-altai/15. Свет Христов просвещает всех. Материалы Орловской областной научно-практической конференции, посвященной памяти преподобного Макария Алтайского (Глухарева) (1792-1847). 2007 г. (гор. Орел, Болхов, 19-20 сентября 2007 г.) http://zeninasvet.ru/pdf/1-063.pdf ?

|

anna_saharova1 июня в Свято-Филаретовском институте состоялся научный семинар кафедры религиоведения с докладом к.и.н. А.В. Журавского «Магомет кардинал: к истории одного образа Мухаммада в Средневековой Европе». В семинаре приняли участие преподаватели факультета религиоведения к.ф.н. А.А. Игнатьев, к.м.н. Б.А. Воскресенский, к.филол.н. Д.М. Гзгзян, О.А. Гринцевич, декан факультета к.филос.н. М.В. Шилкина, а также студенты и преподаватели СФИ. Гостем семинара стала д.и.н. С.И. Лучицкая, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

к.ф.н. М.В. Шилкина, декан факультета религиоведения СФИ, к.и.н. А.В. ЖуравскийА.В. Журавский показал на разных источниках, как отрок Мухаммад из мусульманской легенды о монахе-провидце* превратился в кардинала Магомета**. Исследование данной легенды показывает, как складывалось представление о Мухаммаде в Средневековой Европе.
Бык, в представлении христиан, ложно прирученный Магометом приносит на своих рогах лжеписание – Коран. И голубь, также ложно прирученный, нашептывает Магомету на ухо лжеписание. (Иллюстрация первой четверти XV в. к французскому изданию Дж. Боккаччо «De Casibus Verorum Illusrum»). В средневековых текстах Магомет имеет много имен (Махоммека (Mahommeque), Муамед (Μουαμὲδ), Матомус (Mathomus) и др.), которые несли разные смысловые функции. Так, Магомет может выступать кардиналом, николаитом***, волхвом, симонитом****, и даже антихристом. Например, у Лютера Магомет выступает главным оппонентом истинной церкви. Образ Магомета кардинала более других доказывает, что Средневековая Европа признавала генетическую связь ислама со своей культурой.
Фреска в церкви Gothem на шведском острове Готланд (XVI в.). Христофор с Младенцем Иисусом, как истинная Церковь, противопоставлен двум врагам Церкви Папе и Магомету.
Подобные семинары кафедра факультета религиоведения проводит регулярно. Так, на предыдущем семинаре обсуждали доклад к.ф.н. А.А. Игнатьева «Феномен гетто», а в ближайшем будущем планируется выступление А.В. Журавского «»Небесный межрелигиозный собор» Николая Кузанского».http://www.sfi.ru/statja/byl-li-magomet-kardinalom/______________________* Ибн Исхак — ал-Бакка'и — Ибн Хишам. Жизнеописание пророка (760-830). السِّيرَةُ النَّبَوِيَّةُ لِابْنِ هِشَامٍ** La le'gente de Mahomet. Version championuse. Изданны Проспером Тарбе в 1863 г.*** Николаиты — еретическое течение в христианстве.

**** Симониты — одна из первых гностических сект, существовавших в II-III вв. Названа по имени Симона Волхва.

Источник: https://anna-saharova.livejournal.com/68273.html

Преподобный Макарий (Глухарев), Алтайский, архимандрит

Алтайская миссия. Преподобный Макарий (Глухарёв)

Ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий (в ми­ру Ми­ха­ил Яко­вле­вич Глу­ха­рев) был пер­вым мис­си­о­не­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в Гор­ном Ал­тае (ныне Рес­пуб­ли­ка Ал­тай).Ми­ха­ил Глу­ха­рев ро­дил­ся 8 но­яб­ря 1792 го­да в се­мье свя­щен­ни­ка со­бор­ной церк­ви Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы г. Вязь­мы Смо­лен­ской гу­бер­нии.

Пер­во­на­чаль­ное очень хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние Ми­ха­ил по­лу­чил от от­ца, окон­чив­ше­го пол­ный курс ду­хов­ной се­ми­на­рии, что в те вре­ме­на бы­ло ред­ко­стью. Отец Иа­ков на­столь­ко хо­ро­шо при­го­то­вил сво­е­го сы­на по ла­ты­ни, что в се­ми­лет­нем воз­расте маль­чик мог за­ни­мать­ся пе­ре­во­дом с рус­ско­го язы­ка на ла­тин­ский.

При та­кой под­го­тов­ке его сра­зу опре­де­ли­ли в тре­тий класс ду­хов­но­го учи­ли­ща при Пред­те­чен­ском мо­на­сты­ре г. Вязь­мы.

За от­лич­ные успе­хи Ми­ха­ил Глу­ха­рев из Вя­зем­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща был пе­ре­ве­ден в Смо­лен­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, по­сле успеш­но­го окон­ча­ния ко­то­рой в 1813 г.

опре­де­лен учи­те­лем в Смо­лен­ское ду­хов­ное учи­ли­ще.

Через год его как луч­ше­го вос­пи­тан­ни­ка се­ми­на­рии на­пра­ви­ли в толь­ко что от­крыв­шу­ю­ся Санкт-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную ака­де­мию, рек­то­ром ко­то­рой был свя­ти­тель Фила­рет (Дроз­дов), впо­след­ствии мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, мно­го и пло­до­твор­но по­тру­див­ший­ся во сла­ву Церк­ви Бо­жи­ей (в 1994 го­ду при­чис­лен к ли­ку свя­тых).

Ми­ха­ил Глу­ха­рев по­сле ис­пы­та­ний был при­нят сра­зу на вто­рой курс ака­де­мии. Его глу­бо­кие зна­ния по бо­го­сло­вию, ис­то­рии, гео­гра­фии, вла­де­ние ла­тин­ским, немец­ким, фран­цуз­ским, древ­не­гре­че­ским и древ­не­ев­рей­ским язы­ка­ми рез­ко от­ли­ча­ли его сре­ди со­курс­ни­ков.

Был он за­ме­чен и рек­то­ром ака­де­мии ар­хи­манд­ри­том Фила­ре­том (Дроз­до­вым), ко­то­рый так по­лю­бил та­лант­ли­во­го вос­пи­тан­ни­ка за его бла­го­че­стие, вы­со­кую и доб­рую нрав­ствен­ность, что всю жизнь был ду­хов­ным на­став­ни­ком и по­кро­ви­те­лем о. Ма­ка­рия.

Пре­по­доб­ный Ма­ка­рий так­же до кон­ца сво­ей жиз­ни со­хра­нил пре­дан­ность сво­е­му учи­те­лю.

На 27 го­ду жиз­ни – 24 июня 1818 г. у Ми­ха­и­ла Глу­ха­ре­ва про­изо­шло со­бы­тие, ко­то­рое рез­ко из­ме­ни­ло всю его даль­ней­шую жизнь.

Он был по­стри­жен в мо­на­ше­ство в до­мо­вой ар­хи­ерей­ской церк­ви, по­лу­чив имя Ма­ка­рия, 25 июня 1818 го­да он был ру­ко­по­ло­жен в иеро­ди­а­ко­ны, а еще через три дня – 28 июня – в иеро­мо­на­хи. В 1821 г.

отец Ма­ка­рий был воз­ве­ден в сан игу­ме­на, за­тем ар­хи­манд­ри­та и по­лу­чил в управ­ле­ние Ко­стром­ской Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь. Но уже в кон­це 1825 г. был уво­лен на по­кой в Ки­ев­скую Лав­ру с ма­ги­стер­ским окла­дом.

К это­му вре­ме­ни здо­ро­вье от­ца ар­хи­манд­ри­та бы­ло так по­до­рва­но, что он не мог про­дол­жать де­я­тель­ность на сво­ем преж­нем по­при­ще. В 1826 г. он пе­ре­во­дит­ся в Глин­скую Бо­го­ро­диц­кую пу­стынь, что в Кур­ской епар­хии. Это бы­ло же­ла­ние са­мо­го ар­хи­манд­ри­та Ма­ка­рия, ко­то­рый, про­слы­шав о ду­хов­ных по­дви­гах на­сто­я­те­ля пу­сты­ни игу­ме­на Фила­ре­та (Да­нилев­ско­го), по­же­лал стать ее уче­ни­ком.

«Неуди­ви­тель­но, – го­во­рит­ся в Глин­ском па­те­ри­ке, – учить­ся неопыт­но­му у опыт­но­го, неуче­но­му – у уче­но­го, но уди­ви­тель­но, ко­гда опыт­ный и уче­ный че­ло­век идет под на­ча­ло учить­ся у неуче­но­го и млад­ше­го се­бя са­ном. Это слу­чи­лось с от­цом Ма­ка­ри­ем. Он, бли­ста­тель­но окон­чив­ший Ду­хов­ную ака­де­мию, хо­ро­шо изу­чив­ший язы­ки, ма­гистр бо­го­сло­вия, быв­ший рек­тор Ко­стром­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии и на­сто­я­тель Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря, про­фес­сор бо­го­слов­ских на­ук, в сане ар­хи­манд­ри­та пе­ре­хо­дит в бед­ную глухую Глин­скую пу­стынь, под ру­ко­вод­ство неуче­но­го, но опыт­но­го в ду­хов­ной жиз­ни от­ца Фила­ре­та, воз­об­но­ви­те­ля Глин­ской об­ще­жи­тель­ной пу­сты­ни Кур­ской епар­хии. Ка­кая ве­ли­кая ред­кость не толь­ко в на­сто­я­щее, но и в ре­ли­ги­оз­ное вре­мя! Не имей отец Ма­ка­рий ра­нее на­став­ни­ков на путь спа­се­ния, та­кой по­двиг его не вы­хо­дил бы из ря­да обык­но­вен­ных. Но уче­ный ар­хи­манд­рит с мо­ло­до­сти и до по­след­не­го вре­ме­ни по­сто­ян­но был под ру­ко­вод­ством: сна­ча­ла у сво­е­го бла­го­че­сти­во­го род­но­го от­ца – свя­щен­ни­ка, по­том, в Санкт-Пе­тер­бург­ской ду­хов­ной ака­де­мии – у от­ца рек­то­ра, ар­хи­манд­ри­та Фила­ре­та (Дроз­до­ва), впо­след­ствии неза­бвен­но­го мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, ко­то­ро­му «от­кры­вал свои по­мыс­лы и без во­ли его ни­че­го не на­чи­нал».

В Ека­те­ри­но­сла­ве в долж­но­сти ин­спек­то­ра ду­хов­ной се­ми­на­рии отец Ма­ка­рий имел стар­ца Ли­ве­рия, «че­ло­ве­ка свя­той жиз­ни, уче­ни­ка зна­ме­ни­то­го Па­и­сия (Ве­лич­ков­ско­го)». В ти­шине этой «шко­лы Хри­сто­вой» о.

Ма­ка­рий, из­ну­ряя те­ло свое воз­дер­жа­ни­ем и по­стом, «глуб­же всмат­ри­вал­ся в тай­ни­ки сво­ей ду­ши, бес­при­страст­но раз­уз­на­вал свои недо­стат­ки, обо­зре­вал еще неумерщ­влен­ные гнез­дя­щи­е­ся стра­сти и, «ни­что­же сум­ня­ше­ся», ис­по­ве­до­вал их опыт­но­му на­сто­я­те­лю.

Ему пре­дал се­бя, дабы со­кру­шить преж­де все­го свое­во­лие, – «эту мед­ную сте­ну, от­лу­ча­ю­щую ду­шу от ис­тин­но­го про­све­ще­ния», и на­вык­нуть Хри­сто­ву по­слу­ша­нию, ко­то­рое он на­зы­вал «вра­чеб­ным кро­во­пус­ка­ни­ем, в ко­то­ром ду­ша очи­ща­ет­ся от чер­ных, нечи­стых и гни­лых кро­вей свое­во­лия и глу­по­сти».

С со­кру­шен­ным чув­ством соб­ствен­но­го бес­си­лия, с на­деж­дой на ми­ло­сер­дие Бо­жие стал схо­дить он в «слез­ную юдоль сми­ре­ния».

Кро­ме по­дви­гов мо­на­ше­ских, отец Ма­ка­рий в Глин­ской пу­сты­ни, пре­иму­ще­ствен­но по празд­ни­кам, об­ще­по­нят­но и убе­ди­тель­но го­во­рил в хра­ме по­уче­ния, а в ке­ллии пе­ре­во­дил Биб­лию с ев­рей­ско­го язы­ка на рус­ский. Оп­тин­ский ста­рец иеро­мо­нах Ма­ка­рий (Ива­нов) пи­сал свя­ти­те­лю Иг­на­тию (Брян­ча­ни­но­ву), то­гда еще ар­хи­манд­ри­ту, что, на­хо­дясь «в Глин­ской пу­сты­ни на уеди­не­нии, ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий (Глу­ха­рев) пе­ре­во­дил «Ле­стви­цу» на рус­ский язык: на­ме­ре­ние его бы­ло из­дать оную». Од­новре­мен­но он срав­ни­вал уже су­ще­ству­ю­щие пе­ре­во­ды «Ле­стви­цы». Луч­шим о. Ма­ка­рий при­знал пе­ре­вод стар­ца Па­и­сия. В Глин­ской пу­сты­ни ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий пе­ре­вел на рус­ский язык так­же бе­се­ды св. Гри­го­рия Двое­сло­ва и «Ис­по­ведь» бла­жен­но­го Ав­гу­сти­на. По бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Фила­ре­та ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий по­дал про­ше­ние в Св. Си­нод о же­ла­нии быть мис­си­о­не­ром на Ал­тае, об­ра­щать в пра­во­сла­вие жи­ву­щие там тюрк­ские на­ро­ды. Как Си­нод, так и свет­ские вла­сти удо­вле­тво­ри­ли эту прось­бу и 27 мая 1829 г. пред­пи­са­ли о. Ма­ка­рию ехать мис­си­о­не­ром в Си­бирь.В То­боль­ске о. Ма­ка­рий и два его по­мощ­ни­ка в мис­си­о­нер­ской служ­бе (вос­пи­тан­ни­ки мест­ной ду­хов­ной се­ми­на­рии Алек­сей Вол­ков и Ва­си­лий По­пов) по­лу­чи­ли мис­си­о­нер­ские пас­пор­та. С об­ще­го со­гла­сия у них бы­ло об­ра­зо­ва­но брат­ство, один из пунк­тов ко­то­ро­го гла­сил: «Же­ла­ем, да бу­дет у нас все об­щее: день­ги, пи­ща, оде­я­ние, кни­ги и про­чие ве­щи, и сия ме­ра да бу­дет для нас удоб­ной в стрем­ле­нии к еди­но­ду­шию». Для уча­стия в мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти тре­бо­ва­ния к по­движ­ни­кам бы­ли очень вы­со­кие: они долж­ны бы­ли вла­деть глу­бо­ки­ми зна­ни­я­ми ос­нов хри­сти­ан­ско­го ве­ро­уче­ния, сво­бод­но го­во­рить на ино­род­че­ском язы­ке, быть зна­ко­мы­ми с ме­ди­ци­ной, пе­да­го­ги­кой, раз­би­рать­ся в есте­ствен­ных и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных на­у­ках. Для под­го­тов­ки та­ких спе­ци­а­ли­стов су­ще­ство­ва­ли со­от­вет­ству­ю­щие учеб­ные за­ве­де­ния, та­кие, как Санкт-Пе­тер­бург­ская, Ки­ев­ская, Ка­зан­ская ду­хов­ные ака­де­мии; Ир­кут­ская, То­боль­ская цер­ков­но-учи­тель­ские се­ми­на­рии и дру­гие.Ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий был на­зна­чен в Бий­ский округ, на­се­лен­ный языч­ни­ка­ми те­ле­ута­ми. 3 ав­гу­ста 1830 г. прео­свя­щен­ный Ев­ге­ний от­слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в То­боль­ском Со­бо­ре пе­ред от­прав­ле­ни­ем мис­си­о­не­ра к ме­сту его тру­дов. По­лу­чив по­ход­ную цер­ковь, 990 руб­лей ас­сиг­на­ци­я­ми на про­езд и со­дер­жа­ние, с дву­мя се­ми­на­ри­ста­ми о. Ма­ка­рий от­пра­вил­ся из То­боль­ска в Бийск, где оста­но­вил­ся в до­ме бий­ско­го свя­щен­ни­ка о. Пет­ра Син­ки­на. До при­бы­тия пре­по­доб­но­го на Ал­тай при­ход­ски­ми свя­щен­ни­ка­ми бы­ло кре­ще­но не бо­лее 300 языч­ни­ков, по­это­му по­чти все жи­те­ли Бий­ско­го и Куз­нец­ко­го окру­гов бы­ли языч­ни­ка­ми.Вот как опи­сы­ва­ет ос­но­ва­ние Ал­тай­ской Ду­хов­ной Мис­сии про­то­и­е­рей Ва­си­лий Вер­биц­кий, один из са­мых за­ме­ча­тель­ных про­дол­жа­те­лей апо­столь­ско­го слу­же­ния пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия на Ал­тае: «Пер­вый вы­езд о. Ма­ка­рия из Бий­ска был 4 сен­тяб­ря 1830 г. в улуз Ула­лу, во 100 верст к юго-за­па­ду от Бий­ска, меж­ду гор Ал­тай­ских, ку­да он при­был 6 чис­ла, по при­гла­ше­нию од­но­го кре­щено­го ино­род­ца, ула­лин­ско­го жи­те­ля, и кре­стил здесь жи­ву­ще­го у него, ино­род­ца, ко­че­во­го та­та­ри­на Елес­ку, 17 лет, ко­то­рый на­звал во Свя­том Кре­ще­нии Иоан­ном. Об­ра­ще­ние се­го пер­вен­ца бла­го­да­ти Бо­жи­ей, ко­ей име­нем он за­пе­чат­лен, пре­ис­пол­ни­ло прео­свя­щен­ней­ше­го Ев­ге­ния жи­вей­шею ра­до­стию. При­вет­ствуя о. Ма­ка­рия от всей ду­ши, прео­свя­щен­ней­ший мо­лил Гос­по­да, да от­верзнет и дру­гим мно­гим дверь сво­е­го ми­ло­сер­дия сло­вом и мо­лит­вою от­ца ар­хи­манд­ри­та.О. ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий по всем со­об­ра­же­ни­ям ви­дел, что Ула­ла есть са­мое удоб­ное ме­сто для учре­жде­ния ста­на мис­сии, и осо­бен­но по­то­му, что по ле­вую сто­ро­ну се­го се­ле­ния не в даль­нем рас­сто­я­нии на­хо­дит­ся об­ласть чер­не­вых та­тар, а по пра­вую – ал­тай­ских кал­мы­ков; но не мог на зи­му пе­ре­се­лить­ся сю­да, хоть и же­лал, по­то­му что не бы­ло воз­мож­но­сти иметь здесь квар­ти­ру. В то вре­мя здесь жи­ли три рус­ских пче­ло­во­да и се­мьи че­ты­ре кре­щен­ых ино­род­цев из ко­че­вых та­тар, и некре­ще­ных те­ле­утов се­мейств до пят­на­дца­ти, быв­ших то­гда в ко­че­вом со­сто­я­нии.По от­кры­тии зи­мы отец Ма­ка­рий пред­по­ла­гал от­пра­вить­ся с ис­прав­ни­ком в те се­ле­ния, в ко­то­рые та­та­ры бу­дут со­би­рать­ся для от­да­чи яса­ка. И до по­ло­ви­ны этой пер­вой зи­мы имел при­ста­ни­ще в Бий­ске. Осталь­ную часть зи­мы про­вел он с Алек­се­ем Вол­ко­вым в Сай­дып­ском ка­за­чьем фор­по­сте. Вес­ною, в мае 1831 го­да, о. Ма­ка­рий пе­ре­ехал в Ула­лу, ку­пив здесь из­бу у рус­ско­го пче­ло­во­да Аще­уло­ва. Но вско­ре, узнав, что ула­лин­цы, опа­са­ясь быть кре­ще­ны­ми, хо­тят от­ко­че­вать от­сю­да в Куз­нец­кий округ, уда­лил­ся от них, пе­ре­се­лясь в Май­му (в вось­ми вер­стах), где пред­став­ля­лось бо­лее удобств, ко­их в Ула­ле мис­сия то­гда не мог­ла иметь.Сна­ча­ла ди­кие ино­род­цы не хо­те­ли иметь сно­ше­ний с от­цом Ма­ка­ри­ем и из­бе­га­ли хри­сти­ан­ства. Но по­том при­гля­де­лись, и о. Ма­ка­рий из Май­мы на­чал зна­ко­мить­ся с ула­лин­ски­ми те­ле­ута­ми и при­об­ре­тать честь Хри­сто­вой Церк­ви из чер­но­вых та­тар и ал­тай­ских кал­мы­ков, по­се­ляя их осед­ло в Май­ме и дру­гих де­рев­нях. Меж­ду тем ула­лин­цы бо­лее и бо­лее вду­мы­ва­лись, все дей­ствия о. Ма­ка­рия, ис­пол­нен­ные люб­ви, ми­ло­сер­дия и со­стра­да­тель­но­сти к бед­ным ино­род­цам, убе­ди­ли их в том, что он – че­ло­век во­все не опас­ный, но до­стой­ный вся­ко­го ува­же­ния и люб­ви, пол­но­го до­ве­рия и по­кор­но­сти, и боль­шая часть их, бу­дучи про­ник­ну­ты мно­го­крат­но слы­ши­мым от него сло­вом ис­ти­ны, при­ня­ли Св. Кре­ще­ние (1834 г.) и пре­да­лись ему, как де­ти от­цу. То­гда о. Ма­ка­рий об­рат­но пе­ре­се­лил­ся к ним в Ула­лу; впро­чем, по вре­ме­нам жил и в Май­ме. В это вре­мя он имел два сна­ря­да по­ход­ной церк­ви, один в Ула­ле, а дру­гой в Май­ме; и, упо­треб­ляя один св. ан­ти­минс, дан­ный для церк­ви Все­ми­ло­сти­вей­ше­го Спа­са, от­прав­лял бо­го­слу­же­ния по­пе­ре­мен­но в обо­их ста­нах до при­бы­тия к нему со­труд­ни­ков (в 1836 г.) и по­лу­че­ния вто­ро­го св. слу­жи­те­ля для церк­ви в честь Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри (в 1840 г.). Вско­ре кре­сти­лись и осталь­ные ула­лин­цы (1835 и 1836 гг.), а по­том воз­вра­ти­лись и те, ко­то­рые сна­ча­ла, убо­яв­шись быть кре­ще­ны­ми, от­ко­че­ва­ли от­сю­да и так­же при­ня­ли Св. Кре­ще­ние. С то­го вре­ме­ни, имея глав­ное ме­сто­пре­бы­ва­ние в Ула­ле, о. Ма­ка­рий по­се­щал от­сю­да ко­че­вых та­тар и кал­мы­ков и те­ле­утов Куз­нец­ко­го окру­га в про­дол­же­нии 13 лет и 8 ме­ся­цев. Все­го пре­по­доб­ный окре­стил око­ло 700 взрос­лых и столь­ко же де­тей».Уди­ви­тель­но, как стра­да­ю­щий те­лес­ны­ми неду­га­ми отец Ма­ка­рий пе­ре­но­сил дли­тель­ные пе­ре­хо­ды и пе­ре­пра­вы через гор­ные ре­ки, как он пе­ре­но­сил ли­ше­ния стран­ни­че­ской жиз­ни, ис­пол­няя свой пас­тыр­ский долг: огла­шая, кре­стя, на­ве­щая ду­хов­ных чад. В это вре­мя он на­чи­на­ет ду­мать об обу­че­нии гра­мо­те ко­рен­ных на­ро­дов. Ведь ина­че они не мог­ли вник­нуть в смысл его про­по­ве­дей, участ­во­вать в бо­го­слу­же­ни­ях. Так бы­ла на­ча­та огром­ная ис­сле­до­ва­тель­ская ра­бо­та по со­зда­нию ал­тай­ской пись­мен­но­сти и сло­ва­ря (бук­ва­ря) от­дель­ных фраз и слов объ­е­мом в 3000 слов. Ос­но­вой этой пись­мен­но­сти был рус­ский ал­фа­вит. Гра­мо­те и пись­му ал­тай­цы обу­ча­лись в мис­си­о­нер­ской шко­ле в се­ле Ула­ла при глав­ном стане мис­сии.Пер­вый пе­ри­од мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти о. Ма­ка­рия был са­мым труд­ным, несмот­ря на это, бы­ли до­стиг­ну­ты и неко­то­рые по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты: об­ра­ще­но, хо­тя и неболь­шое, ко­ли­че­ство языч­ни­ков в пра­во­сла­вие, со­зда­ны пер­вые по­се­ле­ния но­во­кре­ще­ных ино­род­цев, от­кры­ты пер­вые мис­си­о­нер­ские шко­лы. Отец Ма­ка­рий по­ни­мал, что в пер­вые го­ды жиз­ни но­во­кре­ще­ные нуж­да­ют­ся во все­сто­рон­ней по­мо­щи и не мо­гут быть предо­став­ле­ны са­мим се­бе. Эту идею он впер­вые и стал про­во­дить в жизнь в мис­сии.Он стро­ил для но­во­кре­ще­ных до­ма, при­об­ре­тал скот, зем­ле­дель­че­ские ору­дия тру­да, се­ме­на зер­но­вых куль­тур для по­се­ва, – сло­вом, все, что необ­хо­ди­мо бы­ло для осед­ло­го об­ра­за жиз­ни. На эти нуж­ды он рас­хо­до­вал свой ма­ги­стер­ский оклад, кро­ме то­го, пре­по­доб­ный пер­вым из си­бир­ских мис­си­о­не­ров стал при­ме­нять По­ло­же­ние Го­судар­ствен­но­го Со­ве­та от 17 июня 1836 г. «О льго­тах ино­род­цам, при­ни­ма­ю­щим Свя­тое Кре­ще­ние». Со­глас­но ему вновь окре­щен­ные осво­бож­да­лись от вся­ких по­да­тей и по­вин­но­стей, вклю­чая ясак и ре­крут­чи­ну, на три го­да по­сле Кре­ще­ния. Он так­же до­бил­ся то­го, что, на­чи­ная с 1836 г., мис­сия финан­си­ро­ва­лась учре­жде­ни­ем по хри­сти­а­ни­за­ции ко­рен­ных на­ро­дов. А сам про­дол­жал зна­ко­мить сво­их па­со­мых с ос­но­ва­ми куль­тур­но­го зем­ле­де­лия, ого­род­ни­че­ства, аг­ро­тех­ни­ки, для че­го вы­пи­сы­вал из Санкт-Пе­тер­бур­га зем­ле­дель­че­ские жур­на­лы, се­ме­на ово­щей, ле­кар­ствен­ных трав, кни­ги об ов­це­вод­стве и зем­ле­дель­че­ской хи­мии.При Ула­лин­ском стане учре­жде­на жен­ская об­щи­на, впо­след­ствии пре­об­ра­зо­вав­ша­я­ся в жен­ский мо­на­стырь.Та­ким об­ра­зом, за го­ды слу­же­ния на Ал­тае – со дня ос­но­ва­ния Ал­тай­ской Ду­хов­ной Мис­сии по 4 июля 1844 г. – бы­ли за­ло­же­ны ос­но­вы де­я­тель­но­сти мис­сии на полсто­ле­тия впе­ред.В 1844 г. ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий был уво­лен из мис­сии и опре­де­лен на­сто­я­те­лем Бол­хов­ско­го Тро­иц­ко­го Оп­ти­на мо­на­сты­ря, ку­да и от­был 4 июля. Скон­чал­ся пре­по­доб­ный 18 мая (по ст. сти­лю) 1847 го­да в Бол­хов­ском мо­на­сты­ре. Был по­хо­ро­нен в мо­на­стыр­ском со­бор­ном хра­ме по пра­вую сто­ро­ну ал­та­ря. На ме­сте его по­гре­бе­ния бы­ли уста­нов­ле­ны два при­де­ла — Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и Вос­кре­се­ния Пра­вед­но­го Ла­за­ря.

В 1983 го­ду пре­по­доб­ный Ма­ка­рий при­чис­лен к ли­ку свя­тых, и его имя вне­се­но в Со­бор Си­бир­ских свя­тых.

Источник: https://azbyka.ru/days/sv-makarij-gluharev-altajskij

Book for ucheba
Добавить комментарий