АРАБО-МУСУЛЬМАНСКАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ НАУКА

История науки арабо-мусульманского мира

АРАБО-МУСУЛЬМАНСКАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ НАУКА

Франкфуртский институт истории арабской и исламской науки хранит в себе множество достижений средневекового исламского мира. Им руководит Фуад Сезгин, заслуженный профессор истории науки Университета Франкфурта. Им же был открыт подобный музей в 2008 году в Стамбуле.

Каждый экспонат музея был воссоздан благодаря усилиям Сезгина по описаниям, содержащимся в древних арабских рукописях. В тринадцати комнатах музея представлено около 800 в точности воспроизведенных средневековых инструментов – от украшенных декоративным орнаментом астролябий до водяных часов со сложным механизмом.

На протяжении своей долгой академической жизни Сезгин был беззаветно предан воссозданию истории арабо-мусульманской науки. Сейчас, когда ему исполнилось 80 лет, профессор решил представить людям плоды своего труда. Он говорит, что хочет напомнить Западу о его долге перед исламским миром и одновременно дать мусульманам повод гордиться своими историческими достижениями.

Западные историки науки очень хорошо знают, что именно арабский мир донес до их стран научные знания древних греков. Это позволило сделать огромный шаг вперед после темного периода Средневековья.

Однако ими также осознается тот факт, что производилось очень мало исследований, касающихся освоения и развития арабами научного наследия древних греков.

Мало изучен и сам процесс европейского Возрождения.

«Это похоже на темное пятно, – говорит Питер Дамеров из Института истории науки в Берлине имени Макса Планка, – в основном, из-за того, что в этой области требуется знание языка».

В молодости Сезгин учился у одного из самых строгих профессоров Стамбула – ориенталиста Хельмута Риттера, который требовал, чтобы его студенты за каждый год осваивали новый иностранный язык.

Благодаря такой системе обучения в настоящее время Сезгин является одним из немногочисленных экспертов, способных разобраться в рукописях, написанных не только на арабском, но также и на вавилонском, греческом, латинском или персидском языках.

К VI столетию нашей эры научные традиции Древней Греции во многом иссякли, однако сохранились важные научные и философские сочинения. На протяжении двух столетий – с 750 по 950 годы – халифы династии Аббасидов, центр империи которой находился в Багдаде, предпринимали колоссальные усилия по их переводу.

С древнегреческого на арабский были переведены труды по геометрии Евклида, по астрономии – Птолемея, по медицине – Галена и Гиппократа и по фармакопее – Диоскоридеса.

Халифы понимали значение науки для своей расширяющейся империи. В результате широкого распространения Ислама по планете – от Индии до Испании – мусульмане приобретали все новые и новые знания.

В Персии и Индии, в отличие от Греции, научная традиция в то время еще процветала. Поэтому персидские и индийские ученые сыграли большую роль в научной и лингвистической расшифровке древнегреческих рукописей.

Знания ученых были очень важны, поскольку они не только служили росту интеллектуального потенциала империи, но и приносили практическую пользу в различных областях: от монументальной архитектуры и городского планирования до медицинского обслуживания и транспорта. К счастью для Сезгина, это означало, что во многих текстах, составленных арабскими учеными, содержались подробные инженерные описания создания различных механических приспособлений, научных приборов и архитектурных сооружений.

В XV столетии исламский мир был потеснен Западной Европой. Последние отряды мусульман покинули Испанию в 1492 году – в том самом году, когда Колумб достиг берегов Америки.

К этому времени в Европе уже вовсю шел процесс Возрождения, и набиравшие силу державы, такие, как Испания и Франция, впитывали знания, полученные от мусульман, как дерево – влагу из плодородной почвы. Многие арабские работы были переведены на латинский язык, а сами преданы забвению.

Хотя арабские рукописи и сохранились в европейских библиотеках и музеях, их содержание на непонятном языке длительное время оставалось безвестным. Постепенно трофеи древнего Ислама переместились еще дальше – в Россию и Соединенные Штаты.

Долг европейского Возрождения перед исламской наукой никогда не был полностью забыт, однако системный анализ почти не проводился. Сезгин является одним из немногих энтузиастов в этой области. Он провел более трех десятилетий в путешествиях по всему миру, во время которых ученый искал «потерянные» рукописи, копировал и интерпретировал их.

Некоторые из таких рукописей ему удалось обнаружить в странах, находившихся в свое время под исламским правлением, в том числе, в Индии. Там Сезгин раздобыл около 50 тысяч трудов древних ученых.

В результате его одиссеи увидела свет академическая работа из 12 томов, озаглавленная «Geschichte des arabischen Schrifttums» («История арабской литературы»). Затем, спустя 30 лет, он решил заняться воссозданием тех инструментов, о которых прочитал. «К сожалению, лишь немногим удалось пережить столетия», – замечает Сезгин.

Первым его творением стала модель храпового колеса, приводимого в движение лошадьми и поднимавшего воду из колодца. Она была построена в мастерской Университета Франкфурта, где Сезгин получил профессорскую кафедру в 1966 году. Колесо было описано в книге, датированной приблизительно 1200 годом нашей эры, автором которой был Ибн ар-Разз аль-Джазар.

Энтузиазм Сезгина возрастал, и он стал искать ремесленников, которые могли бы помочь ему в воссоздании более сложных приспособлений. Так, он задумал воссоздать глобус звездного неба, изображения которого были сделаны в 1044 году в Бремене, а сопровождающий текст написан в Каире.

Некоторые предметы коллекции Сезгина чрезвычайно просты. К таким относятся, например, различные хирургические скальпели и инструменты для прижигания. Однако другие, включая астрономические инструменты, отличаются большой сложностью. Так, например, в музее представлены замысловатые водяные часы, сделанные по описанию аль-Джазара, датированному примерно 1200 годом.

С наибольшим энтузиазмом Сезгин рассказывает о древних арабских географах и мореплавателях. Однако предмет его гордости не ограничивается этим. Он может столь же увлеченно говорить о найденных рукописях с описанием астрономических инструментов, использовавшихся в исламских обсерваториях X столетия – за шесть веков до того, как подобные инструменты появились в Европе.

При этом ученый с некоторым юмором заверяет посетителей, вздрагивающих от ужаса при виде хирургических инструментов, что «в древнем арабском мире была известна основанная на морфии общая анестезия».

Сезгин с энтузиазмом описывает и свою коллекцию изощренных видов исламского оружия и не менее изощренные приспособления для очистки розовой воды. В музее также можно увидеть непревзойденную коллекцию оригинальных исламских музыкальных инструментов, собранную коллегой Сезгина Экхардом Неубауером.

«Было не очень трудно заниматься реконструкцией, не имея картинок. Однако при этом всегда требовалось читать много текста для того, чтобы убедиться: мы все поняли правильно», – говорит он.

Описание водяных часов сопровождалось подробными рисунками. Однако с другими предметами было не так просто. Например, сложный компас, который в свое время использовали в плаваниях по Индийскому океану португальские моряки, был воссоздан по описанию историка, жившего в XVII веке.

Сезгин работал, не взирая ни на какие трудности и не жалея ни времени, ни денег. В своих моделях он всегда применял именно те материалы, которые были использованы древними мусульманами, – твердую древесину, латунь, а иногда – золото.

Выйдя на пенсию, Сезгин создал фонд, чтобы собрать деньги на нужды музея. Он вложил туда и все свои собственные сбережения, утверждая: «У меня не так много личных потребностей». Всего же на создание коллекции было израсходовано свыше 2.7 миллионов долларов США, не считая транспортных расходов.

Сколько стоила бы его коллекция на рынке? «Возможно, 50 миллионов», – говорит Сезгин с легким смешком, понимая, что не продаст ее ни за какую цену.

Несмотря на свою обширность и многообразие, коллекция остается малоизвестной даже в кругах ученых. Сезгин длительное время был исследователем-одиночкой.

Лишь в этом году – в первый раз – он решился устроить первую небольшую выставку. Некоторые из его инструментов были представлены в музее Дворца Топкапи в Стамбуле, а также в Еврейском музее во Франкфурте. Существует и немецкий виртуальный музей, который можно посетить в Интернете.

Ученые, ни разу не видевшие этих экспонатов, заинтригованы. «Благодаря материальным предметам людям можно объяснить то, о чем они не могут прочитать из-за незнания языка», – говорит Джон Хейлброн, историк науки из колледжа Ворчестер (Оксфорд, Великобритания).

Даже тем, кто понимает арабские тексты, утверждает Дамеров, «трудно представить, насколько просты были инструменты в использовании и насколько точно можно было осуществлять с их помощью измерения». По его словам, чтобы осознать это, полезно подержать модели в руках.

Алисон Абботт

Источник: http://islam.ru/content/history/30969

4)Средневековая арабская наука

АРАБО-МУСУЛЬМАНСКАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ НАУКА

Наука стран арабского Востока (VII поXIII вв.), воспринявшая достижения античногомира, которая формируется в период правления Мухаммеда, объединившего территории Аравийскогополуострова, Ирана, Ирака, Египта, Сирии, части Закавказья, Средней Азии, СевернойАфрики, Пиринеев, и создавшего первоемусульманское теократическое государство.

Багдадские халифы покровительствовалинаукам. На арабскийязык были переведены сочинения Аристотеля, Птолемея, Архимеда. Активно развивались земледелиеи торговля, геодезия и географии,математика и военное дело астрономияи философия. Известным арабским астрономоми математикомбыл Ал-Батани (около 850-929гг.), который в своей «Книге по астрономии»(910 г.

) развивает учение Птолемея и вводитпонятие «синус». Другой астрономомУлугбек (1394 1449) составил «Новыеастрономические таблицы», гдезаложилтеоретические основы астрономии(указал положение 1018 звезд, привелтаблицы движения планет, отличающиесябольшой точностью) и построил в 1429 г.астрономическую обсерваторию, которую оборудовал уникальными приборами.

ВXII веке арабы создали особую цифровую систему (отсюда «цифра» по-арабскиозначало«нуль»). Видным математиком был Ал-Хорезми(787 850), который создал трактат «Краткая книга об исчислении ал-джебры и ал-мукабалы» (от термина «ал-джебр»возникло название «алгебры», а от имениАл-Хорезми «algorithmus» появился термин«алгоритм»).

Крупным математиком,известным поэтом был Омар Хайям (1040-1123)., который в своих математических сочинениях изложил решения алгебраическихуравнений до 3-й степени включительно,расширил понятие числа и на положительныеиррациональные числа. Хайям возглавляластрономическую обсерваторию, разработалпроект весьма точного календаря,отличающегося от григорианского.

Крупнейшим естествоиспытателембылученый-энциклопедист Ал-Бируни (973 ок.1050), написавший около 150 трудов по истории,геодезии, лингвистике, математике,утверждал возможность движения планетвокруг Солнца, указывал на причинулунных фаз и сконструировал множествоэкспериментальных приборов, призываяприбегать к опыту и проверять результатыисследований опытным путем.

Его ученик– Абу Али Ибн Сина (латинизированноеимя v Авиценна) (ок.980 1037) – ученый, поэт,философ, врач создал энциклопедиютеоретической и клинической медицины«Канон врачебной науки» (в 5 частях), гдебыл систематизирован опыт греческих,римских, индийских и среднеазиатскихврачей.

Труды арабских алхимиков,которые пытались отыскать способизготовления золота и эликсир жизни имолодости, описывали свойства рядахимических соединений, необходимых длямедицины (производили спирт какантисептик). Наибольшую известностьполучили алхимики Джабир Ибн-Хаян(ок.721-ок.

815) (латинизированное имя Гебер)и Ар-Рази (865-925), которыми изобретены иописаны важнейшие для проведенияхимических экспериментов приспособленияи оборудование: мензурки, колбы, тигли,горелки, шпатели и многое другое. Арабами разработаны географические представленияоб Азии и Северной Африке, которыеобобщены в многотомном «Словаре стран»,(1224 г.).

Арабская алхимия

В VII веке началось победоносное шествиеновой мировой религии – ислама – чтопривело к созданию огромного Халифата,включившего в себя Малую и Среднюю Азию,Северную Африку (включая, разумеется,и Египет) и юг Пиренейского полуостровав Европе. Арабские халифы, подражаяАлександру Македонскому, покровительствовалинаукам.

На Ближнем Востоке – в Дамаске,Багдаде, Кордове, Каире – были созданыуниверситеты, на несколько столетийставшие главными научными центрами идавшие человечеству целую плеядувыдающихся учёных. Слово khemeia преобразовалосьв арабском языке в al-khimiya, давшее названиеописываемому этапу.

Влияние ислама варабских университетах было сравнительнослабым; кроме того, изучение трудовантичных авторов не противоречило трёмобязательным исламским догматам – верев Аллаха, в его пророков и загробныйсуд.

Благодаря этому на Арабском Востокемогли свободно развиваться научныепредставления, в основе которых лежалонаучное наследие античности, в том числеи александрийская khemeia.

Теоретической основой арабской алхимиистало учение Аристотеля и его идея овзаимопревращаемости элементов. Однакодля интерпретации опытных данных,касающихся свойств металлов, теорияАристотеля оказалась не слишком удобной,поскольку описывала, прежде всего,физические свойства вещества.

Арабскийалхимик Айюб ал Рухави (769-835) давалследующее весьма громоздкое и туманноеобъяснение свойств металлов, основанноена аристотелевом учении: “Золотосодержит больше влажности, чем серебро,поэтому оно более ковко. Золото жёлтое,а серебро белое, т.к. первое содержитбольше тепла, а второе – больше холода.Медь суше, чем серебро или золото, и еёцвет более красен, т.к. она теплее.

Оловоболее влажно, чем серебро или золото,так же обстоит дело и со свинцом. Этообъясняет, почему они так легко плавятсяна огне. Больше всего влажности в ртути,поэтому она, подобно воде, испаряетсяна огне.

Что касается железа, то оноземлистее и суше, чем все остальные, …и оно с трудом поддаётся действию огняи не плавится, подобно другим, еслитолько плавящая сила не приведена втесное соприкосновение с ним”. Развитие алхимической практикипотребовало создания новой теории,основанной на химических свойствахвеществ.

Абу Муса Джабир ибн Хайан (721-815), вевропейской литературе известный подименем Гебер, разработал ртутно-сернуютеорию происхождения металлов, котораясоставила теоретическую основу алхимиина несколько последующих столетий.

Джабир ибн Хайан создал теорию, призваннуюболее конкретно объяснять свойстваметаллов (в частности, такие, как блеск,ковкость, горючесть) и обосновыватьвозможность трансмутации.

Следует особоотметить, что ртутно-серная теорияпредставляла собой попытку теоретическогообобщения опытных данных в достаточночастном вопросе, не претендуя навсеобщность объяснения. Это в корнеотличает её от классических натурфилософскихучений. Суть ртутно-серной теории состоитв следующем.

В основе всех металлов лежат два принципа– Ртуть (философская Ртуть) и Сера(философская Сера). Ртуть являетсяпринципом металличности, Сера – принципомгорючести.

Принципы новой теории, такимобразом, выступают как носителиопределённых свойств металлов,установленных в результате экспериментальногоизучения действия высоких температурна металлы.

Важно отметить, что напротяжении многих веков принималось,будто действие высоких температур(метод огня) есть наилучший метод дляупрощения состава тела. Следуетподчеркнуть, что философская Ртуть ифилософская Сера не тождественны ртутии сере как конкретным веществам.

Обычныертуть и сера представляют собой своегорода свидетельства существованияфилософских Ртути и Серы как принципов,причём принципов скорее духовных, нежелиматериальных. Металл ртуть, по мнениюДжабира ибн Хайана, представляет собойпочти чистый принцип металличности(философская Ртуть), содержащий, тем неменее, некоторое количество принципагорючести (философской Серы).

Согласно учению Джабира, сухие испарения,конденсируясь в недрах Земли, дают Серу,мокрые – Ртуть. Затем под действиемтеплоты два принципа соединяются,образуя семь известных металлов –золото, серебро, ртуть, свинец, медь,олово и железо.

Золото – совершенныйметалл – образуется, только если вполнечистые Сера и Ртуть взяты в наиболееблагоприятных соотношениях.

В земле,согласно Джабиру, образование золотаи других металлов происходит постепеннои медленно; “созревание” золотаможно ускорить с помощью некоего”медикамента” или “эликсира”(al-iksir, от греческого ξεριον, т.е.

“сухой”),который приводит к изменению соотношенияРтути и Серы в металлах и к превращениюпоследних в золото и серебро. Посколькуплотность золота больше плотностиртути, считалось, что эликсир долженбыть очень плотной субстанцией. Позднеев Европе эликсир получил название”философский камень” (LapisPhilosophorum).

Проблема трансмутации, таким образом,в рамках ртутно-серной теории сводиласьк задаче выделения эликсира, обозначаемогоалхимиками астрологическим символомЗемли.

По мнению алхимиков, процесс превращения”несовершенных металлов” в”совершенный металл” – золото –может быть отождествлён с “излечением”металлов. Поэтому эликсир, согласнопредставлениям последователей Гебера,должен был обладать ещё многимимагическими свойствами – исцелять всеболезни, и, возможно, давать бессмертие.

Именно эти “побочные функции”эликсира и закрепились в современномзначении этого слова в русском языке.

Вообще следует отметить, что арабскаяалхимия всегда самым тесным образомбыла связана с медициной, которая варабском мире была развита весьма высоко(в частности, в Багдаде ещё в VIII векепоявилась первая государственнаяаптека), и практически все арабскиеалхимики были известны ещё и как врачи.

Среди арабских учёных выделяетсязнаменитый бухарский врач Абу Али альХусейн ибн Абдаллах ибн Сина, или Авиценна(980-1037), явившийся первым критиком идеитрансмутации металлов, каковую он считалневозможной, и считавший основнойзадачей алхимии приготовлениелекарственных средств.

Абу Бакр Мухаммед ибн Закарийа Ар-Рази(864-925), в европейской литературе известныйкак Разес, внёс в ртутно-серную теориюнекоторые изменения.

Поскольку свойстватаких веществ, как соли металлов, довольносложно объяснить с использованием двухпринципов, Ар-Рази добавил к ним третийпринцип, принцип растворимости (хрупкости)– философскую Соль.

Ртуть и Сера, по егомнению, образуют твёрдые вещества лишьв присутствии этого третьего принципа.В таком виде теория трёх принциповприобрела логическую завершённость ипросуществовала в неизменном виденесколько веков.

Ар-Рази предпринял также попыткуобъединить учение Аристотеля – главнуютеоретическую основу алхимии – сатомистической идеей. Четыре стихииАристотеля, по мнению Ар-Рази, это четыревида атомов, движущихся в пустоте иразличающихся формой и размером.

Средимногочисленных заслуг Ар-Рази следуеттакже отметить предложенную имклассификацию веществ на три царства– минеральные, растительные и животные.Ар-Рази в своих сочинениях подробнейшимобразом описывал химическую посуду,оборудование, весы и лабораторныеприёмы.

Вообще для арабских алхимиковбыло характерно тщательное отношениек описанию эксперимента; весы илабораторная техника уже к XI векудостигли высокой степени совершенства.

В частности, Абу-ар-Райхан Мухаммед ибнАхмед Аль-Бируни и Абд ар-Рахман АлХазини приводили в своих трудах величиныплотностей металлов, отличающиеся отсовременных значений менее чем на одинпроцент.

В целом именно во время арабского этапабыли созданы основные теории алхимии,разработан понятийный аппарат,лабораторная техника и методикаэксперимента.

Арабские алхимики добилисьнесомненных практических успехов –ими выделены сурьма, мышьяк и, по-видимому,фосфор, получены уксусная кислота ирастворы сильных минеральных кислот.

Арабская алхимия, в отличие оталександрийской, была вполне рациональна;мистические элементы в ней представлялисобой скорее дань традиции. Важнейшейзаслугой арабских алхимиков сталосоздание рациональной фармации, развившейтрадиции античной медицины.

После XII века по ряду причин (каквнутренних, так и внешних) арабскаяалхимия начала приходить в упадок.Последним крупным арабским алхимикомстал Ал Джилдаки (первая половина XIVв.), написавший ряд сочинений, оченьполно суммирующих труды его предшественников.Центр научной мысли переместился вЕвропу.

Арабская астрономия.В течениемногих столетий прекрасное звездноеночное небо и вселенная вдохновлялипоэтов, музыкантов, философов и ученыхразличных народов, мусульмане – неисключение.

Но все же мусульманскиеученые занимают особое место в развитииастрономии, вернее, в развитии наук вцелом, что связано у них с особымотношением к науке вообще и пониманиемБога. Средневековый мусульманскийученый, мудрец, мобед – это не ученыйевропейского средневековья, это ученыйширокого понимания, занимающийся наукойв целом, без деления по областям.

Не одноважное решение не могло быть принятоправителем без совета мудреца – ученого– астронома. Астрономия того времени– наиважнейшая из наук, необходимейшая.Ведь астрономические знания нужны быликаждый день не только ученым, правителям,но всем мусульманам, что связано скультом и практическими потребностями.

В результате мировая астрономия получилаглобальное развитие. Открывалисьобсерватории, многие наблюдения, записии таблицы которых до сих пор используютсясовременными учеными. Совершенствовалисьмногие астрономические инструменты,появлялись новые.

Чего только стоитастролябия, или как ее иногда сегодняназывают – «средневековый компьютер»!Греческие звездные календари уточнялись,изменялись; звезды получали новыеарабские имена, основанные на интереснейшихдревних легендах. Вот обо всем этом свеликим восхищением и удовольствиеммы с Вами и будем говорить на нашейлекции.

Механика

Арабские мудрецы превратили разрозненныеуспехи древних греков и египтян всерьёзную научную практику, однаковолей судеб сложилось так, что монголы,захватившие Багдад разорили научныйцентр «Дом Мудрости» утопив в водахТигра богатейшую библиотеку…

Шесть месяцев воды реки были окрашеныв цвета книжных чернил…

Хочу познакомить Вас с выдающимсяизобретателем, механиком, математикоми астрономом известным как да ВинчиИсламского Возрождения, хоть жил итворил он задолго до рождения самогоЛеонардо.

Кстати не все изобретения гениальногоинженера эпохи возрождения таковымиявляются, например изобретение парашютаи вертолёта приписываемые Леонардо даВинчи, тоже придумал арабский мудрецАббас ибн Фирнас, причем парашют им жебыл относительно благополучно испытанв 852 году с минарета в Кордове, а в возрасте65 лет (в 875 году) он спустился с небольшогохолма на сконструированном им же«дельтаплане» планировав около 10 минут…приземление было жестким и Аббас повредилсебе спину. Первый контролируемый полетс благополучным приземлением осуществилопять же арабский изобретатель АхметЧелеби Хезафрен в 1638 году ПЕРЕЛЕТЕВчерез Босфор.

Многие арабские мудрецы прославившиесяна поприще иных наук справедливозаслуживают не кратковременногоупоминания а отдельной публикации, носегодня речь лишь об одном из них:

Аль-Джазари жил и творил в золотой векислама в Диярбекире (Турции).

Круг егоинтересов в механике достаточно широк— это проектирование механизмов,подающих воду (именно он применилклапанный двухтактный насос для подачиводы), изготовлением часов, программируемыхмузыкальных устройств, он отразилпринцип работы кодового замка и описалработу иных хитроумных механическихустройств. Результаты своей деятельностион описал в 1206 году в «Книге знаний обостроумных механических устройствах».(Сдаётся мне, что Леонардо да Винчипочитывал эту книжку:))

Эта книга в XIII веке в Европе не имелааналогов и считалась очень важнымтехническим трудом о теоретической ипрактической механике. И хотя оригинальнаярукопись книги до сих пор не найдена,из известных 15 ее копий 10 хранятся вразличных музеях Европы, 5 – в библиотекахТопкапы и Сулеймании в Турции.

Объясняяв рисунках разнообразные устройства,Аль-Джазари оставил весьма ценное дляистории машиностроения произведение.В книге описано проектирование,изготовление и сборка более 50 машин.

Аль-Джазари удачно применил столь важнуюмеханическую деталь как коленчатый вали ему приписывают введение новыхтехнологий, таких как притирка движущихсячастей с помощью корунда, ламинированиедревесины и масштабное моделирование.

Математика

Развитие арабской математики началось в VII в. нашей эры, как раз в эпохувозникновения религии ислама. Онавыросла из многочисленных задач,поставленных торговлей, архитектурой,астрономией, географией, оптикой, иглубоко сочетала в себе стремлениерешить эти практические задачи инапряженную теоретическую работу.

Арабские математики добились решающих достижений и сделали ряд неоспоримых открытий в области разработки алгебраического исчисления, как абстрактного, так и практического, становления теории уравнений, алгоритмических методов на стыке алгебры и арифметики.

В развитии арабской математики можно различить два периода: прежде всего усвоение в VII и VIII вв. греческого ивосточного наследия.

Багдад был первымкрупным научным центром в правления ал-Мансура (754-775) и Гарун ал-Рашида(786-809). Там было большое количество библиотек, и изготовлялось много копийнаучных трудов.

Переводились трудыантичной Греции (Евклид, Архимед, Аполлоний, Герон, Птолемей, Диофант),изучались также труды из Индии, Персиии Месопотамии.

Но к IX в. сформировалась настоящая собственная математическая культура,и новые работы вышли за рамки, определенныеэллинским математическим наследием.

Первым знаменитым ученым багдадской школы был Мухаммед ал-Хорезми, деятельностькоторого протекала в первой половинеIX в.

Он входил в группу математиков иастрономов, которые работали в Домемудрости, своего рода академии, основаннойв Багдаде в правление ал-Маммуна(813-833).

Сохранились пять работ ал-Хорезми,частично переработанные, из которыхдва трактата об арифметике и алгебреоказали решающее воздействие надальнейшее развитие математики.

Его трактат об арифметике известен только в латинском варианте XIII в.,который, без сомнения, не является точным переводом. Его можно было быозаглавить «Книга о сложении и вычитаниина основе индийского исчисления».

Это,во всяком случае, первая книга, в которойизложены десятичная система счисленияи операции, выполняемые в этой системе, включая умножение и деление. В частности,там использовался маленький кружочек,выполнявший функции нуля.

Ал-Хорезмиобъяснял, как произносить числа, используяпонятия единицы, десятка, сотни, тысячи,тысячи тысяч…, которые он определил.Но форма использованных ал-Хорезми цифрнеизвестна, возможно, это были арабскиебуквы или арабские цифры Востока.

О происхождении арабских цифр стоитсказать отдельно. Арабские цифры —традиционное название десятиматематических знаков: 0, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8,9, с помощью которых по десятичнойсистеме счисления записываются любыечисла. Эти цифры возникли в Индии (не позднее V в.), в Европе стали известны вХ-ХIII вв. по арабским сочинениям (отсюданазвание).

Интересные факты: Ряд интересныхматематических задач, стимулировавшихразвитие сферической геометрии иастрономии, поставила перед математикойи сама религия ислама. Это задача орасчёте лунного календаря, об определенииточного времени для совершения намаза,а также об определении киблы — точногонаправления на Мекку.

Медицина

В самом начале Средних Веков старыеклассические греко-римские медицинскиетрадиции были почти полностью утраченыв странах Западной Европы. Лишь в Византииеще были остатки классической греческоймедицины, поддерживаемые кое-как весьмапосредственными компиляторами.

Средневековая Европа познакомилась сблестящими творениями классическойкультуры Древней Эллады, в том числе ис ее медицинским наследием, лишь благодаряарабам, когда те, вступив на путь мировыхзавоеваний, стали основательно изучатькультуру покоренных ими народов ибуквально впитывать все наиболее ценное.

В начале Средневековья греческаямедицина, блеснув на закате своей былойславы появлением нескольких большихталантов: Аэций, Александр Траллийскийи Павел Эгинский, пошла к своей полнойгибели. На смену греческой медициневыдвинулась рожденная под ее же влияниеми во многих отношениях составлявшая ееестественное продолжение медицинаарабов.

Экспансия арабов привела их на востокев Индию, а на западе – к берегамАтлантического океана. При этом в течениесравнительно короткого времени в составнеобозримой империи они включили Персию,Сирию, Армению, всю Северную Африку (отЕгипта до Марокко) и Испанию.

В отличие от других крупных завоевателейнародов арабы в своей империи не тольконе стремились уничтожить культурныеценности завоеванных государств, нодаже бросились изучать эту культуру скакой-то лихорадочной энергией. Поэтомугреки, персы, сирийцы-несторианепервоначально были учителями арабов вобласти различных усваиваемых ими наук,в том числе и медицины.

Расцвету арабской культурыпокровительствовали просвещенныеарабские халифы, приглашавшие к себена службу врачей-иностранцев, поощрявшиеих всевозможными почестями и наградами,поручавшие им обучать врачебномуискусству арабов и переводить на арабскийязык многочисленные греческие медицинские,философские и естественнонаучныепроизведения.

Заслуги арабов в медицине были весьмазначительны. В то время, как в Европенаблюдался полнейший застой в областиискусств и наук, арабы буквально покрылизавоеванные ими страны огромнымколичеством академий и университетов.

Арабами была, помимо греческой, вавилонскойи древнеегипетской, усвоена такжеперсидская и даже индийская медицина.Крупнейшая по тем временам медицинскаяшкола в Гондешапуре в 7-8 вв. н.э. служиласвоего рода передатчиком знаний Индиии Китая арабам.

Именно в этой школе многопозже с учениями индусов и китайцев вобласти медицины познакомился знаменитыйарабский врачеватель Авиценна.

К концу 9 в. н.э., переведя практическивсе труды греческих медиков, арабы вмедицине вступили на путь самостоятельноготворчества.

Первоначально явноподражательный характер арабскоймедицины не помешал им построить нафундаменте эллинизма своеобразное,вполне оригинальное направлениемедицинской мысли.

В течение девятогои последующих веков в медицине арабовпоявился ряд выдающихся талантов,каковыми в истории мировой медициныединодушно признаны Аль-Рази, Абульказис,Аверроэс и, разумеется, Абу Али ибн Сина,известный больше под именем Авиценна.

Арабские медики в своих посылках,теоретических построениях и основанияхклинического и медико-теоретическогомышления и лечебной практики исходилииз стройного и вполне законченного, наих взгляд, учения Галена – прямогопоследователя Гиппократа, практическиполностью перенявшего идеи и взглядысвоего учителя.

Наряду с этим арабы широко воспринялиучения центрально-азиатских медицинскихтрадиционных систем, причем лечебнаяпрактика многих веков существованияарабской медицины не заставила ихотказаться от “вненаучных”, как мысейчас считаем, теоретических положенийо природе болезней и механизмахжизнедеятельности, перенятых ими отпредшественников-коллег.

Более того,арабы сумели углубить и значительнообосновать учения древних. Они приблизилиучение о Первоэлементах – Первоначалахжизнедеятельности (“стихиях”,”соках”, “корнях”) – к нуждампрактического лечения.

В частности,Авиценна на протяжении всей своей жизниразрабатывал учение Гиппократа о “соках”и уточнил многие вопросы этой концепции,углубив понимание процессов, происходящихсо Стихиями как в здоровом, так и вбольном организме.

По словам историков медицины Мейер-Штейнегои Зудгофа, никто не мог оспоритьспособность арабских ученых”…

систематически отливать весьобширный накопленный материал в ясноизложенные, наглядные и хорошо продуманныеучебники и руководства, в которых всеотделы логически связаны, в которыходно строго вытекает из другого, и всепроникнуто высшей степенью наглядности”.

Заметим, что о “здании” теориисовременной медицины такие оценки можнопривести лишь с очень большой натяжкой.Современная медицинская наука полнапрямо противоречащих друг другуконцепций.

При этом многообразиепротиворечивых взглядов часто выдаетсяза свидетельство бурного развитиянауки. Скорее всего, хаос в теорияхозначает элементарную методологическуюнеразбериху, потерю теоретиками медициныкорней, основ, фундаментальных критериевоценки состояния организма.

Итак, на основании тщательного изучениянаследия Эллады и Египта, с одной стороны,и Индии и Китая, с другой, арабские врачисумели найти, точнее, восстановить,синтез этих теоретических систем, вполнепри этом согласовывая сами теории сживой лечебной практикой на протяжениимногих веков. Затем наследие древнихбыло передано арабами Европе позднегоСредневековья, где по прошествии вековучения эти стали искажаться и ложноистолковываться. В настоящее время онии вовсе признаны “вненаучными” ипрактически забыты.

Источник: https://studfile.net/preview/2618613/

АРАБО-МУСУЛЬМАНСКАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ НАУКА: Со второй половины 8 в. научное лидерство перемещается на Ближний

АРАБО-МУСУЛЬМАНСКАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ НАУКА

Со второй половины 8 в. научное лидерство перемещается на Ближний Восток, в арабский халифат. В 8 в. на Аравийском полуострове возникает новая религия – ислам. Вскоре после этого начались арабские завоевания. Подчинив себе многие страны Ближнего Востока и Средней Азии, арабы овладели Египтом и Северной Африкой и, наконец, завоевали Испанию. Возникла огромная

Арабская империя (халифат) с центром в Дамаске, а затем в Багдаде. В начале завоевательных войн арабы не интересовались культурными и научными ценностями в покоренных странах. Но вскоре халифы, подражая древним властителям, завели себе роскошные дворы и стали покровительствовать наукам.

При дворе багдад- ско го ха ли фа аль-Ма муна соз да вались биб лио те ки и шко лы, на арабский язык были переведены сочинения Аристотеля, Галена, Евклида, Птолемея и Гиппократа, произведения персидской и индийской литературы. Мусульманской теологии удалось овладеть философией и наукой только в 13—14 вв.

, после чего на науку укоренилось воззрение как на суету сует. То же самое еще раньше было сделано в Индии распространением буддизма.

https://www.youtube.com/watch?v=xJkUxSO_oI0

С деятельностью арабов связана алхимия – изыскания по превращению простых металлов в драгоценные с помощью особого вещества – философского камня. (Алхимия возникла в Египте в 4 в.).

К другим алхимическим проблемам относятся возвращение молодо сти и за да ча ис кусст вен но го из го тов ления че ло ве ка (го мун ку- люса). Обретение власти над веществом алхимия не связывала с познанием объективных законов природы.

Однако, в процессе прак тиче ских ал химиче ских по исков был от крыт ряд ве ществ, ис- поль зо ван ных впо след ст вии хи мией. Осо бое вни мание уде ля лось получению и очистке металлов. Химические и алхимические сведения обобщены Джабир ибн-Гайяном (Гебером) (721—825).

Он, в частности, описал нашатырный спирт, приготовление свинцовых бе лил, по луче ние ук сус ной ки сло ты пе ре гонкой ук суса. Пы тал ся раз рабо тать тео ре тиче ские ос но вы трансму та ция ме тал лов.

По его пред став ле ниям семь ос нов ных ме таллов (зо ло то, се реб ро, медь, железо, свинец, олово, ртуть) образуются из смеси ртути и серы. Один металл превращается в другой под действием эликсира (философского камня). Труднее всего образуется золото. Разделил вещества на органические и неорганические.

В 8—15 вв. в арабских странах появились так назывемые зид- жи – справочники для астрономов и географов с описанием кален- да рей, ука за ни ем ис то риче ских дат, три го но мет ри че ски ми и астрономическими таблицами.

Мухамед бен Муса аль-Хорезми (787—ок. 850) ввел в арабский мир ин дий скую по зи ци он ную сис те му и циф ровую сим во ли ку с нулем, воспринятую впоследствии европейской математикой.

Употребил термин «ал-джебр» – «алгебра» для обозначения всей науки о решении уравнений.

ибн-Закария ар-Рази (864—925) – жил в Иране, был атомистом, алхимиком. Описывал химическую посуду, которой пользовались сначала арабские, а затем западноевропейские алхимики: колбы, стаканы, воронки, ступки, бани, фильтры, печи.

Абу Наср аль-Фараби (870—950) создал арабскую энциклопедию наук того времени, являлся последователем Аристотеля.

Абу-р-Рейхан аль-Бируни (973—ок. 1050), хорезмийский ученый-энциклопедист. Вычислил угол наклона эклиптики к экватору. Определил радиус Земли.

В 961 г. в Кордове учреждена высшая арабская школа с преподаванием философии, математики, астрономии с астрологией, медицины, алхимии. Подобные школы стали вскоре работать в Гранаде, Саламанке, Севилье, Толедо, Палермо.

Крупнейший среднеазиатский философ-естествоиспытатель и врач Абу-Али ибн-Сина (Авиценна, 980—1037) переработал предписания Галена и объединил их с медицинскими сведениями своего времени в «Каноне медицины» – сочинении энциклопедиче- ско го ха рак те ра. Дру гое его со чине ние – «Ка нон ис целяю щих средств». Авиценна выступал против попыток алхимиков превращать металлы в золото.

Омар Хайям (ок. 1040—1123) – математик, астроном, поэт, жил на территории Ирана, утверждал, что Вселенная бесконечна и существует вечно. Потерпев неудачу в прямом поиске корней произвольного кубического уравнения, Омар Хайям открыл несколько способов приближенного вычисления этих корней.

Абу аль-Валид Мухаммед Ибн Рушд, известный в Европе под именем Аверроэса (1126—1198), работал в Марокко, Севилье и Кордове. Выдвигал мысль, что бытие бога «совечно» материальному миру. Источник движения материи лежит в самой материи.

Улугбек (1394—1449), внук Тимура, правил в Самарканде в 1409—1449, построил грандиозную обсерваторию; был убит своими по ли ти че ски ми противниками.

Достижения арабских ученых следует рассматривать как важное зве но ме жду ан тичной и за пад но ев ро пей ской наукой.

ЕВРОПЕЙСКАЯ НАУКА РАННЕГО И РАЗВИТОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (V-XIV вв.)

Источник: https://bookucheba.com/istoriya-nauki/arabo-musulmanskaya-srednevekovaya.html

Book for ucheba
Добавить комментарий