Аравия до ислама

Аравия до ислама

Аравия до ислама

Ислам

Введение

Ислам – самая молодая и динамично развивающаяся мировая религия. Слово ислам означает «покорность (Богу)»; муслим (мусульманин) – «(тот), кто подчиняется (Богу)». Пророк Мухаммед, основатель ислама, провозгласил его как неискаженный монотеизм, обращенный к почитанию единого Бога Аллаха.

Ислам исходит из того, что каждый человек может исправить себя покорностью Богу, и если будет следовать мусульманским традициям и законам, исправит себя и станет «другом Божьим». Человек свободен или принять, или отвергнуть истинную веру, но, приняв ее, он обязан жить по законам шариата.

Нормы, необходимые для религиозной жизни, вживляются в ткань государства и становятся неотъемлемой частью повседневной жизни человека.

Ислам, возникнув в седьмом веке на Аравийском полуострове, к настоящему времени он распространился на все континенты. Он доминирует на Среднем Востоке, в кавказском регионе, в Малой и Южной Азии, в Северной и Восточной Африке. Количество последователей превышает 1,2 миллиарда человек.

Быстрый количественный рост обеспечивается не только естественным приростом населения в исламских странах, но и его распространением там, где ислам не являлся традиционной религией.

Очень сильна и политическая активность этой религии, что делает процесс исламизации одной из заметных тенденции современного мира.

В нашей стране ислам берет свое начало с десятого века и сейчас является второй после православия религией по числу последователей. Религиозная, социальная и политическая активность мусульман делает эту религию важнейшим явлением в современной России.

Аравия до ислама

Аравийский полуостров в V – VI веках в основном был населен бедуинами, ведущими кочевой образ жизни. Наименование «араб» можно перевести как «кочевник», «житель пустыни».

Согласно библейской и коранической традиции, и представлениям самих арабов, они происходят от первого сына Авраама – Исмаила. Арабские племена придерживались традиционных для язычества верований в большое количество мужских и женских богов. Почитались и природные явления: дождь, гром.

Все они носили подчиненный характер по отношению к верховному божеству, который обычно считался творцом мира и людей, покровителем племени, дарителем дождя. Богам отводилась священная территория, где находился бейт-эль (дом бога), считавшийся одновременно жилищем и земным воплощением божества.

Это были обычно скала, дерево или грубо обработанный камень. Иногда вокруг бейт-эля возводилось здание кубической формы – кааба (куб).

Особым почитанием пользовалось святилище, расположенное в городе Мекка. В Каабе города Мекки божество почиталось в виде «черного камня». Камень – оплавленный метеорит был вмурован в восточный угол здания.

Согласно мусульманскому преданию, он был принесен ангелом Джибраилом из рая Адаму, после его раскаяния, который и положил начало Каабе. Камень был вделан в стену – Ибрахимом (Авраамом), установителем хаджа, восстановившему со своим сыном Исмаилом (родоначальником арабов) святилище, разрушенное всемирным потопом.

Первоначально камень, как говорят мусульмане, был белого цвета и лишь со временем стал черным от прикосновений многочисленных грешников.

В доисламский период Кааба была окружена многочисленными изображениями местных божеств, центре помещался идол божества Хубала. Местные боги, по-видимому, не были объединены в единый общий пантеон.

У каждого племени был свой почитаемый бог-покровитель, но мекканская Кааба становилась всеарабским языческим центром поклонения. Мекка и ее окрестности являлись местом паломничества в великий годовой праздник хадж – время перемирия бедуинских племен, когда прекращались все набеги и стычки.

К середине V века племя курейшитов, которое вело практически оседлый образ жизни, полностью установило контроль над городом и святилищем.

В числе арабских божеств, почитаемых язычниками, был и Аллах. Это название произошло от слова ал-илах, то есть, «бог». Согласно упоминаниям Корана, арабы-язычники к помощи Аллаха прибегали преимущественно на море. Большую роль в религиозных представлениях арабов играли джинны и шайтаны, которые были посредниками между миром людей и миром богов.

С IV–V вв. в Аравии значительно распространился иудаизм, который исповедовали не только евреи, оказавшиеся в «рассеянии», но и ряд арабских племен. В этот же период происходит знакомство с христианством, по преимуществу монофизитского и несторианского толка.

Известно, что северное арабское письмо, которым был записан и Коран, было создано христианскими миссионерами за столетие до появления ислама. На знакомство арабов с христианской и иудейской проповедью указывают в дальнейшем и библейские параллели в исламе.

Помимо указанных религиозных групп, в доисламской Аравии существовали также ханифы – арабские аскеты, искатели и почитатели единого истинного Бога, не принадлежащие ни к одному определенному вероисповеданию.

Какого-то единого течения с определенной идеологией они не представляли. Среди искателей и проповедников истины, были также лица, выдававшие себя за пророков – наби. По их словам, истина, которую они возвещали, внушалась им верховным Богом.

На этом фоне появление Мухаммеда и основные черты его проповеди не были чем-то уникальным.

Но мусульманские богословы оценивают этот период как время «джахилийа» (невежества, неверия), который заканчивается лишь приходом пророка.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/13_54582_araviya-do-islama.html

Что было в Аравии до ислама

Аравия до ислама

Глубокая древность

Аравия на карте – большое серое пятно, по краям которого жмутся зеленые прибрежные зоны. На огромной территории, почти три миллиона квадратных километров, только 5 процентов пригодно для жилья. Остальное – полупустыни, где можно жить только зимой, а летом все вымирает и люди уходят в другие  места, где есть зелень, вода и тень.

Великие цивилизации древности доходили до ее границ – и останавливались, не в силах справиться с пустыней.

Жизнь, история кипели снаружи, а на внутренних землях почти не менялась в течение тысячелетий. Здесь жили арабы. «Араба» на древнееврейском и значит –  пустыня. Сами арабы называли себя «ахль-аль-бадв» – люди пустошей. В Аравии никогда не было никого, кроме арабов: никто сюда не приходил, никому не были нужны эти земли.

Век за веком скотоводы и кочевники пасли здесь огромные стада овец, свиней и коз, которые давали им мясо и молоко, шерсть и кожу. До них доходили только отголоски истории.

Какая им была разница, с кем торговать шкурами и шерстью – римлянами или персами? Для арабов существовали лишь пастбища, шатры, колодцы и небо над головой.

Чужаков они пропускали через свою территорию за деньги, давая их караванам конвой и проводников. Без их помощи ни одни путешественник не добрался бы до цели живым.

Между тем Аравия находилась совсем не на задворках мира, а как раз наоборот – в самом центре истории.

Совсем рядом была колыбель цивилизации – Месопотамия. Пока арабы продолжали кочевать и пасти свой скот, там одно за другим появлялись и исчезали мощные государства – шумеры, аккадцы, Вавилон, Ассирия, Лидия, Мидия. В соседнем Египте сменялись великие династии, возводились пирамиды, расцветала великая культура.

Первыми властителями земного мира были аккадцы – царь Саргон и его наследники, объединившие всю Месопотамию и дошедшие до Армении и Средиземного моря. В Аравию они вторглись, чтобы добывать ценный материал – черный диорит, из которого изготавливали свои статуи. При фараоне Тутмосе Первом сюда раз или два наведались древние египтяне, а потом больше 1000 лет царствовала одна Ассирия.

Ассирийцы были одной из тех цивилизаций, которые ничего не создают, а только принуждают других отдавать плоды своих трудов. Они воют лучше всех, беспощадны и жестоки, разрушают и уничтожают все при малейшей попытке сопротивления.

Ассирийцы в чистом виде воплощали идеологию абсолютной власти – право сильного, не смягченное никакими моральными и общественными законами. Их цари запечатлевали себя рвущими губы и глаза у побежденных, гордо перечисляли свои подвиги: сколько городов сожжено, сколько людей убито.

«Я велел построить стену перед Большими воротами города, – хвалился ассирийский царь Ашшурбанипал, – я велел содрать кожу с вождей восстания и обил стену этой кожей. Некоторых из них я велел замуровать в стену; другие были распяты на кресте или посажены на кол вдоль стены.

Со многих из них я велел содрать кожу в моём присутствии и покрыл стену этой кожей. Я велел сделать венцы из их голов и гирлянды из их проколотых тел».

С той же неумолимой и последовательной жестокостью ассирийцы воевали с арабами. Их не пугала пустыня: они проникали везде и уничтожали врагов до тех пор, пока не подавляли всякое сопротивление. Царь Тиглатпаласар Третий в VIII веке до н.э.

победил бедуинов и взял в плен аравийскую царицу Забибу.  «Он наложил на царицу дань, – сообщал ассирийский летописец, – и она склонилась у его ног. Ее люди принесли ему золото, серебро, верблюдов и целовали ноги.

Он взял в плен 1100 людей, 30 тысяч верблюдов, 20 тысяч голов скота, 5 тысяч связок всех сортов специй и кувшины богов».

Особенно жестоко и методично преследовал арабов другой великий царь –  Ашшурбанипал. Он начал кампанию летом, в самые жаркие месяцы, заранее составив подробную карту с указанием источников и запасов воды. Ассирийцы захватили все эти источники, оставив арабов без воды.

«Мы задержали воду, жизнь их душ, – поэтично рассказывал летописец, – и сделали ее питьем, дорогим для их уст». Большинство арабов погибли от голода и жажды, другие резали верблюдов и пили кровь и навозную жижу. После победоносного похода Ашшурбанипал впряг в свою триумфальную колесницу несколько царей, в том числе аравийского.

Он отобрал у арабов изображения богов, тем самым лишив их небесной поддержки.

Но власть ассирийцев со временем закончилась, как и всякая другая. Арабы на время получили передышку. Только египтяне время от времени делали вылазки в Аравию.

Фараон Мен¬тухотеп III однажды устроил большую экспедицию в глубь полуострова, послав три тысячи солдат, каждый из которых нес по два кувшина воды и 20 караваев хлеба, чтобы хватило на пятидневный переход.

Они прошли по пустыне полторы сотни миль, выкопали по пути несколько колодцев, взяли с арабов дань и ушли обратно.

Древние греки, несмотря на свою любознательность, арабов почти не заметили: Александр Македонский во время своих знаменитых походов предпочел обойти Аравию стороной, решив, что ему нечего там делать. Только македонский царь Антиох III, всюду тянувший свои руки, воевал в Аравии с купеческой и портовой Геррой, которая предпочитала откупаться от захватчиков благовониями и серебром.

Потом пришло время Рима.

Поход Галла

Римляне, стремившиеся подчинить себе всех и все, не сделали исключения и для Аравии. Самих арабов они при этом ценили невысоко. Страбон пренебрежительно говорил, что арабы – это скорее торгаши и купцы, чем воины. Рим интересовали только богатства южной Аравии, о которых у римлян были почти сказочные представления.  

Вот как Диодор Сицилийский описывал эту волшебную страну:

«В глубине ее стоят густые леса, в которых рядом произрастают большие ладаноносные и мирровые деревья, а также полоны, аир, киннамон и другие душистые растения, и совершенно невозможно распознать особенности и природу каждого из них, ибо число их велико, а ароматы смешаны в один общий аромат.

Он кажется необъяснимым и божественным и поражает обоняние и чувства каждого. И даже путешественники, проезжающие вдали от берега, становятся причастны этому наслаждению. Ибо летом, когда ветер дует со стороны материка, случается, что ароматы мирровых и других благоухающих деревьев разносятся ветром и распространяются на ближайшие морские пространства.

Тот, кто вдохнул от этих ароматов, поверил, что вкусил амброзию».

Эти благословенные земли римляне называли Arabia Felix – Счаст¬ливая Аравия. В ее оазисах и в лесистых районах вдоль береговой линии с давних времен жили оседлые арабы. На узкой полоске плодородной почвы, зеленым ожерельем обрамлявшей пустыню с севера и юга, на протяжении веков появлялись и исчезали блестящие царства. Самым знаменитым из них было Сабейское.

Диодор писал о нем так: «Что касается сабейского народа, то он превосходит не только все соседние аравийские народы, но и все народы вообще богатством и даже роскошью. Всевозможные чаши украшены золотой и серебряной резьбой, кровати и треножники у них стоят на серебряных ножках, а остальная мебель роскошна невероятно.

У сабейцев во дворцах высокие колонны, одни позолоченные, другие с серебряными фигурами на капителях». В Библии рассказано о том, как иудейскому царю Соломону приезжала царица Сабейского царства – царица Савская, привезя в подарок благовония, самоцветы и 120 талантов золота (талант – около 34 кг).

В наши дни от всего этого великолепия остались только руины плотин, обломки крепостей, горстка монет и несколько загадочных надписей.

Именно эту Счастливую Аравию, которую римляне считали чудесной страной благовоний и золота, император Октавиан Август поручил завоевать префекту Египта Эллию Галлу.

Римляне, как всегда, хорошо подготовились к походу. Армия Галла состояла из 10 тысяч человек пехоты и флотилии в 130 кораблей. К ним присоединились военные отряды, присланные царем Иродом и набатеями во главе с Силлеем, вызвавшимся быть проводником.

Но поход оказался неудачным. Высадившись на северо-западе Аравийского полуострова, римское войско несколько месяцев ничего не предпринимало, пытаясь сориентироваться в незнакомой местности.

Когда армия, наконец, двинулась в глубь Аравии, то еще раньше, чем столкнуться с врагом, потеряла большую часть людей от голода, жажды и болезней. Эллий Галл без труда захватил несколько оазисов, дошел до Сабейского царства, но при этом остался почти без армии и был вынужден повернуть назад.

Всю вину за неудачу римляне свалили на Силлея, которого обвинили в измене и казнили. Но эта бесславная экспедиция навсегда отбила у Рима желание покорять южную Аравию.

Дион Кассий о походе Галла. «Пустыня, жара и плохая вода доставляли войску такие мучения, что большинство погибло. Кроме того, на них напал мор, который был иным, чем обычный. Вначале он поражал голову, которая совершенно высыхала, отчего большинство тотчас же погибало.

У выживших болезнь затем поражала остальное тело и охватывала ноги, которые приводила в ужасное состояние. Ничего не помогало, только если пить вино, смешанное с маслом, а также натирать им кожу.

Но это могли делать лишь немногие, ибо ни вина, ни масла страна не производит и запасы их у войска были невелики. Вследствие мора враги не только отняли у римлян все, но и изгнали остатки их войска из страны.

Это были первые, а может быть, и единственные римляне, которые в качестве врагов так далеко вторглись в эту часть Аравии, ибо они достигли крупного города Атулия».

Общее мнение римлян об арабах подытожил историк Аммиан Марцеллин: «Нам не следовало бы желать иметь сарацинов ни друзьями, ни врагами, так как они блуждают или ездят туда и сюда и в кратчайшее время опустошают все, до чего могут добраться.

Они подобны хищникам коршунам, которые хватают добычу, высматривая ее с высоты, и тотчас улетают, если им не удалось нанести удар. Никогда и никто из них не берется за рукоять сохи, не сажает деревьев, не ищет пропитания, обрабатывая землю. Они вечно блуждают, передвигаются вдоль и поперек, без дома, без определенного места жительства, без законов.

Они не могут длительно оставаться под одним и тем же небом, и им не нравится одно и то же место на земле, их жизнь постоянно в движении».

Аммиан Марцеллин служил в армии императора Юлиана Отступника, который погиб от стрелы, выпущенной арабом.

Набатея и Пальмира

Счастливой Аравии римляне противопоставляли ее бедные районы, населенные бедуинами: Пустынную Аравию, расположенную в центре полуострова, и Ка¬менистую Аравию, на севере. Здесь во времена Рима существовало два сильных государства, сыгравших важную роль в истории Римской империи и соседних стран, – Набатея и Пальмира.

Набатейское царство возникло на самой северной границе аравийской пустыни. Его столицей была знаменитая Петра – город в скалах. Укрытая среди гор в долине, к которой вела одно только узкое ущелье, она могла без труда выдержать любую осаду.

С помощью прочных терракотовых труб жители собирали воду со всех источников в округе и благодаря этому никогда не испытывали недостатка в воде.

В городе имелись водопровод, бани, несколько жилых кварталов, множество роскошных усыпальниц и греческий театр.

Набатеи держали сильную армию, состоявшую из пехоты и конницы, которая двигалась верхом на верблюдах. В отличие от других кочевников, набатейские солдаты ставили жесткие седла прямо на горб, а не позади него, что позволяло верблюду бежать быстрее.

Правители Набатеи были искусными стратегами и строили на вершинах холмах крепости, откуда наносили врагам быстрые и внезапные удары.

Они окружали пограничные города крепостными стенами, восстанавливали старые сторожевые башни, создавали в самых глухих и безлюдных местах дозорные посты.

С помощью крепостей, дорог, сети колодцев и караван-сараев – промежуточных пунктов для караванов и войск –  набатейские цари распространяли свою власть далеко вглубь пустыни. Благодаря этому они были хорошими союзниками римлян, которые ценили их организацию и боеспособность.

В это же время посреди сирийской пустыни расцвела и знаменитая Пальмира. По-арамейски ее называли Тадмор, то есть «чудо». В III веке это было мощное государство, грозившее самому Риму и претендовавшее на императорскую власть.

Царь Оденат и его жена Зенобия сумели разбить войска персидского шахиншаха Шапура Первого и римские легионы, завоевав весь Ближний Восток и Египет. Ударную силу пальмирской армии составляла тяжелая конница, закованная в кольчуги и доспехи из металлических пластин.

Даже кони были целиком покрыты броней, а всадники устойчиво сидели в высоких четырехрогих седлах. Не менее сильны были лучники с крепкими дальнобойными луками – их делали композитными, то есть составленными из разных материалов, что увеличивало пробивную силу.

Патрульные отряды пальмирцев стремительно перемещались по пустыне на верблюдах и конях.

По культуре Пальмира была греко-римской, с эллинистической архитектурой и укладом жизни. Почти через весь город тянулась широкая улица – продолжение караванной дороги –  с триумфальными арками и четырьмя рядами двухъярусных колонн.

С обеих сторон ее окружала сплошная застройка из огромных храмов, дворцов, акведуков и римских терм, среди которых выделялись здание амфитеатра и местного Сената.

Имперская грандиозность соединялась здесь с восточной утонченностью, а варварская роскошь – с безупречным вкусом.

Но пышному расцвету Пальмиры положил конец римский император Аврелиан. Для разгрома государства он использовал соседние арабские племена, которые римляне называли сарацинами. Сейчас на месте этой «невесты пустыни», как называли ее в древности, – сирийская деревня.

Лахмиды против Гассандидов

Что происходило в это время в самой Аравии, почти не известно. От ранней бедуинской истории остались только отдельные имена местных царей, воевавших с византийцами и заключавших с ними непрочные союзы.

Существует легенда, что аравийская царица Мавия послала ромеям помощь против готов, осаждавших Константинополь. В решающий момент один из арабов бросился на врага с ножом, перерезал ему горло и стал пить его кровь.

Это привело готов в такой ужас, что они обратились в бегство.

Унаследовавшие власть византийцы переняли у римлян их богатый опыт общения с арабами.

Для христианских императоров северные арабы играли ту же роль, что казаки в России: они охраняли южные границы, делали набеги на соседей и получали за это льготы и деньги.

Этим «ромейским арабам» (их назвали Гассанидами, по племени гассан) противостояли «персидские» арабы из племени лахм, которые, наоборот, воевали с Византией на стороне персов и создали династию Лахмидов.

Византийцы и персы поделили Аравию на зоны влияния и в мирных договорах всегда указывали необходимость придерживаться этого деления, то есть не переманивать ромейских арабов на сторону Персии и наоборот.

Но существование мелких арабских княжеств среди таких крупных «акул», как Византия и Персия, всегда было шатким и недолгим. Большим империям в конце концов надоели их игры в независимость, и они прибирали их в рукам.

К VII веку персы захватили лахмидское и химьяристкое царства, а Византия – гассанидское.

Независимыми остались только кочевые племена в центре Аравии, до сих пор почти не участвовавшие в истории. Главным городом здесь была торговая Мекка. 

Источник: https://sell-off.livejournal.com/35558153.html

Доисламская история арабов. Какую религию они исповедовали до мусульманства

Аравия до ислама

Ислам возник среди арабов в северо-западной области Аравийского полуострова в начале VII века. На рубеже VI—VII веков большинство населения Аравии составляли кочующие скотоводческие племена арабов.

В древнеперсидских источниках слово «араб» означало «пустыня», в еврейском священном писании — «кочевник». Аравийский полуостров омывается теплыми морями и водами Индийского океана, поверхность его неровная: горы, пустыни, небольшие равнины и оазисы. Климат — очень сухой и жаркий.

Просторы почти безводных земель со скудной растительностью стали местом проживания вольных арабов-бедуинов.

Бедуины разводили и пасли верблюдов, которые были для них в те времена и транспортом, и пищей, и сырьем для одежды и обуви. Использовались верблюды и в военном деле как верховые животные. Разводили арабы также и лошадей, мулл, овец, коз.

Племена вольных бедуинов кочевали по северной части полуострова, а те, кто занимался земледелием, выращивали ячмень и пшеницу, гранаты, финики, виноград, бананы. Арабы, живущие на побережье, занимались рыбной ловлей, добывали коралл, жемчуг.

Они вели также оживленную торговлю с соседними странами, используя в качестве денег древнегреческие дирхемы и римские динары. Богатые женщины наряжались в атлас и парчу, носили ожерелья, браслеты на руках и ногах.

Знали арабы и религии соседних народов: иудаизм, христианство. У самих арабов не было ни единого государства, ни организованной политической власти. Частые межплеменные войны, раздоры, разногласия сказывались на социально-экономическом развитии.

Арабы по своим религиозным убеждениям были язычниками, сторонниками многобожия. Распространенным явлением было идолопоклонство. У каждого племени был свой бог в виде какого-то животного или изваяния из камня, дерева.

Такие фигурки можно было встретить в горах, у источников воды.

Вот в такой непростой социально-экономической обстановке начинает выделяться племя курайшитов, проживающее в городе Мекке. По преданию, это племя возникло в результате объединения десяти родов, кочевавших недалеко от города.

Вначале все они были бедуинами, разводили верблюдов, сдавали их в наем торговцам, купцам, совершали набеги на другие племена. В первых веках нашей эры в Центральной Аравии возник город Мекка, расположенный в 70 километрах от Красного моря. Место, где была построена Мекка, было крайне засушливым, непригодным для земледелия и скотоводства.

Однако город располагался на торговом пути, который соединял караваны, идущие из Аравии в Иран, Сирию и другие страны. Мекка вытянулась вдоль гор почти на 3 километра и занимала маленькую долину, была очень пыльным, шумным городом. Иногда, во время проливных дождей, с гор текли сильные потоки воды и нижняя часть города оказывалась затопленной.

Здания в Мекке в основном были одно и двухэтажные, с маленькими окнами. Постепенно город становится крупным центром Северной Аравии.

Кроме экономического центра, Мекка играла важную роль в религиозной жизни арабов. В ней находился древний храм Кааба, особо почитаемый арабами. В восточный угол храма был вделан «черный камень». Это и придавало храму особую святость.

В знак почитания храма многие племена ставили в нем своих каменных богов — идолов. Всего их насчитывалось около 360. Каждый год в одно и то же время все племена совершали паломничество в Мекку, чтобы поклониться «черному камню» и своим богам.

В это время между племенами прекращались все войны и распри, приостанавливался обычай кровной мести. Хранителями Каабы были курайшиты, у них находились ключи от храма, они предоставляли паломникам пищу, воду, одежду.

В это же время в Мекке проводились ярмарки, где купцы совершали всякие торговые сделки, получая от них большие финансовые доходы.

Храм Кааба был из серого камня высотою около 12—15 метров. В центре Каабы стоял Хубал — главный идол храма, по словам самих арабов, он обладал способностью вызывать дождь. Были в храме и идолы в виде женщин, животных, птиц. Каабе приносили дары, его украшали. В дни религиозных праздников был распространен обряд жертвоприношения животных.

В Мекку стекались множество паломников, которые в течение трех дней совершали обряд очищения, молились. В центре города, в богатых кварталах жили состоятельные люди племени курайшитов, на окраинах селились приезжие и менее состоятельные. Город после паломников и торговцев становился грязным, часто вспыхивали всякие болезни и эпидемии.

Вот в таком городе в VII веке родился Мухаммед — основатель ислама.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a6d5a7c9b403cbda9803c3d/5a9e1356868b9d01706aa979

Аравия до ислама (стр. 1 из 3)

Аравия до ислама

Ислам возник в среде арабов, коренных жителей Аравии. Доисламские арабы – один из многих семитских народов, обитавших в этом районе Ближнего Востока с незапамятных времен.

Более поздняя традиция, зафиксированная в Коране, исходит из того, что легендарный библейский первопредок евреев – Авраам был праотцом не только иудеев, но и арабов: оба народа произошли соответственно от его сыновей, Исаака и Исмаила, рожденных разными его женами.

В первые века нашей эры арабы – земледельцы и кочевники-бедуины – уже довольно широко расселились не только по всей Аравии, но и на соседних с ней землях: в Месопотамии, Сирии, Палестине. Они были уже знакомы с ранними государственными образованиями, часть которых находилась в сфере политического и культурного влияния Византии или Ирана.

Небольшие протогосударства южной Аравии (Йемен, Мекка, Ятриб и др.) в IV–VI вв. были объектом пристального внимания со стороны соперничавших друг с другом в этом районе Азии Византии и сасанидского Ирана.

Расположенные на побережье вдоль активно функционировавшего торгового пути, эти города-государства жили в основном за счет торговли, отчасти также ремесла и ростовщичества.

Через Мекку и другие торговые центры шли караваны с индийскими пряностями, изысканными фруктами и винами, драгоценными одеждами и камнями, товарами дальнего экспорта, включая китайский шелк. Правда, торговые пути пересекали и северную Аравию, но там они находились под контролем сильных соперничавших держав.

Южная дорога, менее зависимая от политической конъюнктуры, была спокойнее и надежнее и потому процветала. На караванной торговле наживались и городские арабы (торговцы и ремесленники), и кочевые племена бедуинов, шейхи которых взимали свою долю за беспрепятственный проход караванов.

В IV в. расширившееся южноаравийское государство Химьяритов объединило весь Йемен. В начале VI в. это государство было завоевано эфиопским царством Аксум, а в 570 г. эфиопы были изгнаны иранцами. С захватом Йемена и превращением его в свою сатрапию Иран практически взял в свои руки всю транзитную торговлю и направил ее по северному пути.

Южноаравийская торговля захирела, ее торговые центры оказались в состоянии серьезного кризиса, задевшего также и интересы кочевых арабских племен, в среде которых уже выделилась привыкшая к роскоши племенная верхушка.

Напряженность кризисной ситуации нашла свое выражение, как это нередко случалось в истории, в сфере духовной, в идеологических спорах, что и послужило непосредственным толчком к возникновению новой религии.

Большинство арабов, особенно кочевники, были язычниками. Следуя древним семитским традициям, восходившим к вавилонской и даже довавилонской Месопотамии, они поклонялись солнцу и луне, различным божествам и духам, силам природы, мертвым предкам. На юге Аравии процветал фетишизм, нашедший свое отражение в культе больших поставленных на ребро камней.

Крупнейшим из них был знаменитый черный камень в святилище Кааба в Мекке. Окруженный многими меньшими каменными фетишами, символизировавшими других племенных божеств и духов, этот черный камень воспринимался всеми арабами как высший божественный символ.

Возможно, что это уже в какой-то мере отражало складывавшееся среди арабских племен представление о существовании Высшего Верховного Божества.

Такого рода представления в Аравии были распространены довольно давно. С ними были знакомы арабы и в Мекке, и в Ятрибе (будущая Медина), и в городах Йемена. Источник их известен – это монотеистические религии, иудаизм и христианство. Иудаизм существовал в Аравии уже на протяжении ряда веков, особенно в городах.

Крупные иудейские общины живших там евреев, прежде всего еврейских торговцев, активно функционировали в южноаравийских торговых центрах и довольно охотно распространяли свое учение, особенно в Ятрибе-Медине и в Йемене, где на рубеже V–VI вв. иудаизм на короткое время стал официальной государственной религией.

Завоевание Йемена эфиопами (христианами) резко уменьшило влияние иудаизма, но зато усилило роль христианства.

Христианство, в том числе несторианского толка, широко распространилось в это время среди арабов Сирии, Палестины, Месопотамии, не говоря уже о том, что территориально Аравия была буквально окружена христианскими государствами (Византией, Египтом, Аксумом), а в южноаравийских городах существовали христианские общины и храмы.

Кроме монотеизма иудео-христианского типа, на южноаравийских арабов оказывал определенное влияние и проникавший сюда из Ирана зороастризм, а также поздние его модификации, сложившиеся под влиянием христианства (манихейство-маздакизм).

Вся эта сложная картина взаимно переплетавшихся верований и религий с их ощутимыми монотеистическими тенденциями не могла не оказать серьезного воздействия на арабские племена, жившие на стыке нескольких мощных религиозных потоков.

В условиях более спокойного и долговременного усвоения чуждого культурного влияния выработка на его основе собственного религиозно-культурного потенциала (или просто присоединение к одной из перечисленных систем) могла бы произойти без особых потрясений.

Однако в обстановке резкого спада в торговле и вынужденного пересмотра структуры экономики, ломки традиционного жизненного уклада все сложилось иначе.

Южноаравийские арабы, потерявшие привычные источники доходов, остро ощутили свою слабость, разобщенность, неспособность противостоять свалившимся на них ударам. История полна примерами упадка и даже гибели многих народов, оказавшихся в аналогичном положении. Но арабы нашли в себе силы создать мощный интегрирующий импульс, причем генератором этого импульса оказалась новая религия.

В отличие от христианства, ислам рождался в условиях борьбы многих экономических укладов. С одной стороны, в арабских племенах велась жестокая борьба между могущественной родовой аристократией племени корейшитов, а со второго – массой свободных бедняков – простых ремесленников, земледельцев, кочевников-пастухов.

Эта борьба, которая развернулась в условиях первобытнообщинного строя, расшатывала его и приближала переход к классовому обществу.

Раздробленность арабских племен, их экономическая отсталость, переход к классовому обществу с сильной централизованной государственной властью – все это вызвало потребность в общественной силе, которая способная была бы осуществить эту историческую задачу. Такой силой стал родившийся феодальный строй.

Ему необходимо было объединить все арабские племена для защиты от вражеских соседей – Византи и Ирана. Одной из препятствий на пути к осуществлению этой задачи были старые племенные культы, которые поддерживали отжившие традиции первобытнообщинного строя.

Зарождение и легенда возникновения Ислама

Ислам зародился в Аравии в VII веке н.э. Происхождение его яснее, чем происхождение христианства и буддизма, ибо оно почти с самого начала освещается письменными источниками. Но и здесь много легендарного.

По мусульманской традиции, основателем ислама был пророк божий Мухаммед, араб, живший в Мекке; он якобы получил от бога ряд «откровений», записанных в священной книге Коране, и передал их людям.

Коран – основная священная книга мусульман, как Пятикнижие Моисеево для евреев, Евангелие для христиан.

Сам Мухаммед ничего не писал: он был, видимо, неграмотен. После него остались разрозненные записи его изречений и поучений, сделанные в разное время. Мухаммеду приписываются тексты и более раннего времени и более поздние.

Около 650 года (при третьем преемнике Мухаммеда – Османе) из этих записей был сделан свод, получивший название Коран («чтение»).

Книга эта была объявлена священной, продиктованной самому пророку Архангелом Джебраилом; не вошедшие в нее записи были уничтожены.

На основе Корана и хадисов мусульманские богословы пытались восстановить биографию Мухаммеда. Самая ранняя из сохранившихся биографий составлена мединцем Ибн Исхаком (VIII век) и дошла до нас в редакции IX века.

Можно считать установленным, что Мухаммед действительно жил около 570–632 гг.

и проповедовал новое учение сначала в Мекке, где нашел мало последователей, потом в Медине, где ему удалось собрать много приверженцев; опираясь на них, он подчинил себе Мекку, а вскоре объединил и большую часть Аравии под знаменем новой религии.

Биография Мухаммеда лишена особой фантастики (в отличие от евангельской биографии Иисуса). Но истоки мусульманской религии нужно искать, конечно, не в биографии отдельных лиц, а в социально-экономических и идеологических условиях, сложившихся в ту эпоху в Аравии.

Аравия была издавна населена семитическими племенами, предками теперешних арабов. Часть их жила оседло в оазисах и городах, занимаясь земледелием, ремеслами и торговлей, часть кочевала в степях и пустынях, разводя верблюдов, лошадей, овец и коз. Аравия была экономически и культурно связана с соседними странами – Месопотамией, Сирией, Палестиной, Египтом, Эфиопией.

Торговые пути между этими странами шли через Аравию. Один из важных узлов пересечения торговых дорог находился в Мекканском оазисе, близ побережья Красного моря. Родоплеменная знать обитавшего здесь племени корейш (курейш) извлекала для себя много выгод из торговли.

В Мекке образовался религиозный центр всех арабов: в особом святилище Кааба были собраны священные изображения и культовые предметы разных арабских племен.

Были в Аравии и поселения иноземцев, в частности иудейские и христианские общины. Люди разных языков и религий общались между собой, верования их влияли друг на друга. В IV веке в Аравии начался упадок караванной торговли, так как торговые дороги переместились на восток в Сасанидский Иран.

Это нарушило экономическое равновесие, державшееся веками. Кочевники, потерявшие доход от караванного движения, стали склоняться к оседлому образу жизни, переходить к земледелию. Возросла нужда в земле, усилились столкновения между племенами. Стала чувствоваться нужда в объединении.

Это не замедлило отразиться и в идеологии: возникло движение за слияние племенных культов, за почитание единого верховного бога Аллаха; тем более что евреи и отчасти христиане подавали арабам пример единобожия. Среди арабов возникла секта ханифов, чтивших единого бога.

В такой обстановке и развернулась проповедническая деятельность Мухаммеда, вполне отвечавшая общественной потребности.

Источник: https://mirznanii.com/a/318784/araviya-do-islama

Book for ucheba
Добавить комментарий