«Человек-нуждающийся» – антропологические традиции и эмпирические основания социальной работы.

Концепт «Человека страдающего» в социальной работе

«Человек-нуждающийся» – антропологические традиции и эмпирические  основания  социальной работы.

В статье анализируются социально-философские аспекты феномена человека страдающего. Тема страдания представлена через сопоставление с понятиями «человек нуждающийся» и «человек помогающий», которые составляют философскую основу теории социальной работы.

На сегодняшний день актуальным видится обращение ученых к проблеме страдания человека. В науке даже появился термин «социология страдания». Это достаточно узкоспециализированное направление, интерес к которому возникает, в первую очередь, в русле психологических, социологических, философских исследований.

В социальном аспекте страдание представляет собой результат отчуждения, непризнанности другими. Страдание – мучительные переживания физической или душевной боли, тревоги, неуверенности и беспокойства, тоски, смятения или угнетенного состояния духа, присущие человеческому бытию.

В чем смысл страдания? Какова его природа? Как преодолеть страдание? Как оказать помощь страдающему человеку?

Фундаментальный вопрос философии: «В чем смысл человеческого страдания?» является основополагающим и для теории социальной работы.

Социальная работа использует философские, социальные, психологические модели видения человека, что позволяет выстраивать технологию деятельности по решению конкретной проблемы. Специфика философского понимания человека страдающего с позиций социальной работы раскрывается в контексте двух моделей — «человек-нуждающийся» и «человек-помогающий».

С одной стороны, человек выступает как субъект, который не может самостоятельно решить жизненные проблемы, осуществить поступок, найти способ изменения ситуации.

Такого человека в социальной работе мы определяем как человека страдающего — клиента социальной работы.

С другой имеет место наличие другого субъекта — «человека-помогающего», чьи действия и поступки направлены на разрешение трудной жизненной ситуации клиента.

Для социальной работы характерны следующие структурные сценарии, где в полной мере раскрывается «человек-нуждающийся»: конфессиональный, социальный, медицинский, социально-психологический. В данных структурных сценариях нашли отражения традиционные, радикальные, марксистские, интеракциональные подходы к «человеку-нуждающемуся».

Для каждого сценария характерна определенная система осмысления «человека-нуждающегося», феноменология процессов, базовые понятия, система описания и формы предметного языка.

Для конфессионального структурного сценария доминирующими являются следующие базовые понятия: спасение, милосердие, призрение; социальный сценарий — справедливость, страхование, бедность, пауперизм (явление массовой бедности); медицинский сценарий — дезадаптация, девиация, лечение, диагноз, помощь, вмешательство;

Специалистам, которым в силу специфики профессиональной деятельности приходится иметь дело с людскими страданиями и проблемами, важно не «выгореть» в профессии, не стать черствым и безразличным к чужому горю, что нередко встречается в практике специалистов помогающих сфер.

Для социальной работы стало традицией рассматривать проблематику клиента на фоне общественных и социально-экономических проблем. В указанных же случаях проблемы, стоящие перед клиентом, выходят за рамки его существования в общности, будучи связаны с вопросами его существования как социобиологической формы жизни.

В этом отношении как проблематика, так и формы помощи носят не локальный социо-экономический или социо-психологический, а макроэкологический подход, где предметная рефлексия строится применительно к жизненному сценарию личности.

Вот почему жизненный сценарий становится базовым понятием социальной работы при таких подходах к теории и практике помощи и изменяет модус предметной рефлексии [1, с. 74-76].

В философской парадигме более уместно употребление понятия «человек страдающий», а сточки зрения социальной работы – «человек-нуждающийся».

Важнейшей специфической ценностью профессиональной социальной работы является ее гуманистический смысл.

Социальная работа, даже если рассматривать ее исключительно с точки зрения наиболее очевидного содержания как помощь человеку, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации, которую он не в состоянии преодолеть самостоятельно, предстает как деятельность, исполненная гуманистического смысла.

Однако очевидно, что помощь человека человеку может иметь и иные смыслы.

Например, можно оказывать помощь, рассчитывая что-либо получить взамен; в целях рекламы; в расчете на положительное общественное (или групповое) мнение; с целью быть принятым в определенную социальную группу; желая «замолить грехи»; с целью почувствовать зависимость от себя и своих действий; удовлетворить властные амбиции; реализовать самого себя посредством оказания помощи другому; обеспечить свое карьерное благополучие и продвижение и т.д. Видно, что в этих перечисленных случаях помощь человеку да и сам человек, нуждающийся в помощи, являются лишь средством, с помощью которого помогающий добивается определенной, важной для него цели и реализации иного смысла, лишь случайно приобретающего форму заботы о человеке. В итоге деятельности, предпринимаемой с подобными целями, одним из результатов будет человек, получивший помощь, но этот результат будет не главным, в то время как социальная работа рассматривает преодоление человеком трудной жизненной ситуации, его возвращение к нормальному социальному функционированию как важнейшую цель деятельности. Таким образом, при внешней схожести смысл деятельности будет различным: в одном случае – корыстным, в другом – гуманистическим. (Медведева Г.П.)

Помимо человека страдающего человек разумный предстаёт в следующих ипостасях:

  • homo faber — человек созидающий, который видит смысл своей жизни в труде;
  • homo amans — человек любящий, который раскрывает смысл жизни в любви.

Человек созидающий оперирует двумя категориями – «успех» и «неудача», между которыми существует собственно жизнь, нацеленная на достижение цели.

Человек страдающий, напротив, существует в категориях «внутренняя гармония» и «отчаяние».

В научных исследованиях можно также встретить анализ феномена homo patiens через категории «терпение», «ненасилие», «самоограничение».

Одним их показателей здорового общества является высокий индекс терпения, который рассматривается как обобщенная характеристика состояния массового сознания.

Чем выше индекс терпения, те благоприятнее социальные условия и психологическая обстановка в обществе [2, с. 119-120].

По существу, способность переносить страдания и принимать страдания других людей зависит от внутреннего настроя и степени социальной зрелости личности.

Феномен зрелости человека – стержневая проблема акмеологии. Проблема зрелости рассматривается на уровнях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности.

Ответственность – то, что отличает социально незрелую личность от обычного человека.

Источник: https://novainfo.ru/article/4172

Человек-нуждающийся» — антропологические традиции и эмпирические основания социальной работы

«Человек-нуждающийся» – антропологические традиции и эмпирические  основания  социальной работы.

Философская антропология рассматривает человека и его бытийность под углом зрения «действия» и «происшествия», которые выражаются в терминах «активность» и «пассивность».

«Человек-нуждающийся» при этом выступает как пассивный субъект, не имея возможности в силу разных причин принимать активное участие в жизнедеятельности. Эта ситуация может быть обусловлена различными обстоятельствами как личностными и групповыми, так и средовыми, т.е. окружением человека.

Личностное бытие субъекта ориентировано на то, что он находит смысл своей жизни в самоопределении и самоосуществлении.

Однако в реализации самоопределения и самоосуществления задействованы различные проявления субъектности человека: человек как homo rationale, человек как природное явление, человек как психосоматическое существо, человек как homo sociale.

Каждое проявление субъектности имеет свои диалектические противоречия, что ведет к осложнению жизненных стратегий человека.

Человек-рациональный сталкивается с противоречиями поведения. Его аутентичные решения, соответствующие его нормативным представлениям и стереотипам, могут входить в противоречие с представлениями окружающих, их ценностными нормами, поведенческими стереотипами.

Как субъект своего бытия и поведения, человек не может действительно располагать собой9. В этой связи когнитивные процессы могут выступать в качестве стресса.

В социальной работе такое поведенческое противоречие связывают с адаптивными кризисами и кризисами развития, когда природа расстройства ограничивает адекватное социальное функционирование клиента.

Человек как природное существо имеет другой модус проблем. В своей личностной конкретности и определенности он осмысляется через материю, физическое тело. Самовыражение, самоосуществление, постижение и самопостижение выражаются посредством тела и его строго индивидуального состояния.

«Тело в целостной структуре человека как личности образует фундамент или же подструктуру того, что, по сути, составляет структуру личности»10. Однако тело как средство выражения личности может быть фактором идентичности и групповой принадлежности.

При определенных условиях тело выступает разграничительным дискриминационном признаком, например в подходе общественного концепта социальной полезности. Именно этот подход разделил людей на здоровых и инвалидов.

Тело выражает определенную норму, позволяющую одним и не дающую другим индивидам интегрироваться и функционировать в обществе. Отсюда общественный концепт инвалидизма включает в себя следующие положения:

• человечество разделено на здоровых людей и людей с ограниченными возможностями;

• здоровые люди способнее людей с ограниченными возможностями;

• здоровые люди должны контролировать ресурсы и жизнь людей с ограниченными возможностями11.

Способность — неспособность превращать тело в предмет обмена, использовать его для равноправного участия в общественной и производительной деятельности является одним из оснований, определяющих активность или пассивность личности.

Гуманистический смысл социальной работы в том и заключен, чтобы даже в ситуации неравных условий дать возможность каждому человеку для реализации его планов, интегрировать лиц с ограниченными возможностями в основные процессы трудовой и общественной жизнедеятельности.

Человек может быть рассмотрен и как психосоматическое существо. Проблемы телесности, чувственности, духовности в философской антропологии и антропологической психологии рассматриваются, как правило, раздельно. Однако в социальной работе они имеют единый модус основания, связанный с холистическим, т. е. целостным, подходом к личности клиента.

Чувственность человека, его соматические реакции, его переживания связаны в практике социальной работы с такими экзистенциальными понятиями, как совесть, вина, ответственность, добро, зло и т.п. Эмотивные реакции человека изменяют не только его концепты коммуникаций, но и жизненные стратегии, нарушают психическое здоровье.

Чувства с позитивным или негативным оттенком могут особым образом менять ритм обыденной жизни, вносить в нее не только спокойствие и радость, но и подавленность, и угрызения совести, что ведет к личностному и общественному расстройству.

Человек как психосоматическое существо предстает как реальность, которую невозможно понять только рациональными методами. Субъективность, индивидуальность как ценностные факторы, обусловленные человеческим выбором и уникальным опытом в его неповторимости, — таковы философские исходные положения индивидуального подхода в социальной работе.

Именно на этих основаниях в практике социальной работы развиваются комплексные подходы к личности клиента как сложному биопсихосоциальному существу.

Человек как существо социальное реализует свою индивидуальность через принадлежность к различным группам. Они представлены различными социальными институтами, в которых разворачивается жизненный сценарий человека. Наличие или отсутствие в нем тех или иных социальных институтов определяет статус человека, его социальное положение.

Социальные институты вносят дифференциацию в групповую стратификацию общества, разделяя его на благополучные и неблагополучные (уязвимые) группы населения, по отношению к последним нарушаются общепринятые нормы жизнедеятельности.

В этом ключе дихотомия концептуальных построений в социальной работе связана со следующими проблемами:

потребности — желания;

удовлетворение — лишение права;

права — свобода выбора;

справедливость — несправедливость;

солидарность — индивидуализм;

доступ к власти — отсутствие доступа к власти;

ответственность — безответственность;

конфликт — урегулирование конфликта;

автономность — контроль. Эти аспекты выступают в качестве точек континуума, в одной из которых проявляется тема человека-социального в контексте проблемы человек и общество.

Социальное бытие человека, возможность — невозможность реализации социальной жизни, феномены и механизмы отчуждения человека от социальной жизни — все это составляет философскую проблематику теории социальной работы.

Человек-социальный в концептах социальной работы понимается как уязвимый субъект, представитель определенной уязвимой группы. Проблемное поле данного субъекта осмысляется на макроуровне, в контексте превентивных, оперативных и долгосрочных стратегий профессиональной деятельности.

Для каждой группы общая тема, как, например, нищета, имеет самостоятельное значение, несмотря на то, что ее общие аспекты — качество жизни, питание, занятость, жилищные условия, доступ к здравоохранению и медицине — характерны для всех уязвимых групп.

Основное проблемное поле человека-социального в контексте общих тем и групповых проявлений обосновывается в следующем континууме (см. табл. 6).

Таким образом, тема «человека-нуждающегося» предстает в социальной работе в различных проявлениях и понятийном многообразии, отражая различные уровни ее осмысления, от микро- и мезо-, до макро- и мего- уровней.

Это лишний раз показывает сложность научного осмысления человека, который предстает и как реальный индивид со своими конкретными социальными запросами, и как уникальное явление индивидуальных проявлений и типологических особенностей, и как представитель определенного исторического времени и конкретной культуры, и как субъект со специфическими эмотивными проявлениями, отношениями и связями.

Однако на каких бы уровнях не был бы сформулирован запрос клиента, теория социальной работы определяет — его положение в системе бытия и общественного мира как «человека-нуждающегося».

Таблица 6

Общие темы Уязвимые группы
Нищета Дети
Дискриминация по признаку пола Женщины
Расизм Лица пожилого возраста
Религия Инвалиды
Окружающая среда и развитие Заключенные, в том числе лица, лишенные свободы передвижения
Беженцы
Мигранты

Из этого концепта выстраиваются все техники поддержки, все методы помощи, а также методологические схемы осмысления теорий социальной работы. Основные концепции практических моделей социальной работы в их соотношении с паттернами человека-нуждающегося можно представить в виде таблицы 7.

Таблица 7

Паттерны «человека-нуждающегося» Теоретические модели социальной работы
Человек как homo rationale Кризисное вмешательство (Л.Раппопорт, Г.Парад); гештальт—терапия (Ф.Перлз); метод решения проблем (Х.Перлман) и т.д.
Человек как «природное» существо Психосоциальное лечение; телесная терапия; танцевальная терапия и т.д.
Человек как психосоматическое существо Экзистенциальный метод; интегративный метод; кризисно-ориентированный краткосрочный метод; жизненная модель (К.Гермен) и т.д.
Человек как homo sociale Развивающая модель (Бостон); развивающий метод( Э.Тропп); функциональный метод (Р.Смолет); коммъюните метод (М.Фоллет) и т.д.

Дата добавления: 2018-09-24; просмотров: 94; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/9-51576.html

Book for ucheba
Добавить комментарий