д)              Защитные механизмы эго

Защитные механизмы эго

д)              Защитные механизмы эго

По мнению Фрейда, эго человека использует специальные механизмы психики для защиты личности от открытого выражения импульсов ид и встречного давления со стороны супер-эго. Все защитные механизмы эго обладают следующими общими характеристиками:

  1. они действуют на неосознаваемом уровне;
  2. блокируют выражение импульсов ид в сознательном поведении или снижают их изначальную интенсивность;
  3. искажают, отрицают или фальсифицируют восприятие реальности, чтобы сделать тревогу менее угрожающей для индивида.

В психоанализе выделяется три типа тревоги: реалистический, невротический и моральный.

Первый вызывается реальными опасностями (например, со стороны врага, хищных животных), второй — опасностью того, что эго не справится с импульсами ид (например, с сексуальными или агрессивными желаниями), третий — угрозой наказания эго со стороны супер-эго (например, когда ид стремится к активному совершению безнравственных действий или выражению безнравственных мыслей). Защитные механизмы оберегают человека от избыточной тревоги.

Рассмотрим основные защитные механизмы, выделенные Фрейдом:

  1. вытеснение (или «мотивированное забывание») — проявляется в удалении из сознания мыслей и чувств, причиняющих страдания. В результате действия вытеснения человек не осознает своих конфликтов, вызывающих тревогу, а также не помнит неприятные подробности произошедших психотравмирующих событий. Вытесненные воспоминания, мысли и импульсы сохраняют свой энергетический потенциал в бессознательном, и для предотвращения их прорыва в сознание требуется постоянная трата психической энергии. Однако вытесненный материал прорывается в психическую деятельность в форме сновидений, оговорок, описок, неожиданном забывании какой-либо информации и т.д. Эти прорывы Фрейд назвал «психопатологией обыденной жизни». Вытесненное может также способствовать возникновению различных заболеваний (например, язвенной болезни, импотенции или фригидности);
  2. проекция — проявляется в том, что индивидуум приписывает собственные неприемлемые мысли, чувства и поведение другим людям или окружению. В результате проекции человек возлагает вину за свои недостатки или промахи на кого-нибудь или что-нибудь. Одной из форм проявления проекции является феномен «козла отпущения» в той или иной социальной общности (например, евреи, «черные» эмигранты);
  3. замещение — проявляется в переадресовке инстинктивного импульса (например, агрессивного или сексуального) от более угрожающего или запретного объекта к объекту менее угрожающему или запретному. Например, не имея возможности выразить свое возмущение начальнику, человек неосознанно возмущается поведением близких. В некоторых случаях замещение направляется человеком против самого себя: враждебные импульсы, адресованные другим, переадресуются себе, что вызывает ощущение подавленности или осуждение самого себя;
  4. рационализация — проявляется в том, что человек обеспечивает внутренний психологический комфорт, чувство собственного достоинства, самоуважение за счет сокрытия от осознания истинных мотивов своих действий, мыслей и чувств. Рационализация осуществляется благодаря ложной аргументации. Например, человек, едущий в автобусе без билета, будет убеждать себя в том, что глупо при низкой заработной плате покупать такие дорогие проездные билеты. При этом размер заработной платы по сравнению с заработной платой других пассажиров может быть достаточно высоким;
  5. реактивные образования — проявляются в том, что человек, защищаясь от запретных импульсов, демонстрирует в реальности противоположное поведение. Этот защитный механизм реализуется двуступенчато: во-первых, неприемлемый импульс подавляется; во-вторых, на уровне сознательного поведения проявляется поведение совершенно противоположное подавленному импульсу. Например, женщина, испытывающая тревогу в связи с собственным выраженным сексуальным влечением, может стать активным борцом с порнографией;
  6. регрессия — проявляется в том, что человек в трудных для него ситуациях возвращается к способам поведения, характерным для более ранних периодов его развития и способствовавшим достижению желаемых в прошлом целей. Например, взрослые, проникнувшие в чужую квартиру и застигнутые на месте преступления, могут по-детски просить их отпустить и обещать, что они больше не будут так делать;
  7. сублимация — проявляется в том, что человек выражает социально неприемлемые или нереализуемые в настоящий момент инстинктивные желания в формах поведения, которые более приемлемы для общества и него самого или возможны в сложившейся ситуации. Например, женщина с сильными неосознаваемыми садистическими наклонностями может стать хирургом; мужчина, обладающий большой либидозной энергией, может стать художником, изображающим на своих полотнах обнаженных женщин. По Фрейду именно сублимация способствовала великим достижениям в науке, искусстве и общественной жизни;
  8. отрицание — проявляется в том, что психотравмирующая для человека информация не допускается в сознание. Так, мать не допускает мысли о том, что ее сын погиб на войне, хотя об этом говорят свидетели гибели; больной не верит в скорую смерть от хронической болезни, несмотря на диагнозы врачей.
  9. интеллектуализация — проявляется в том, что человек вместо непосредственного переживания жизненно важного для него события хладнокровно рассуждает и обсуждает произошедшее (например, раковый больной хладнокровно рассуждает о степени вероятности выживания так, как будто речь идет не о нем самом, а о другом человек);
  10. идентификация — проявляется в том, что человек отождествляет себя с более сильной личностью (героем), в частности, имитируя агрессивную или дружелюбную манеру поведения в зависимости от ассоциируемых с этой личностью (героем) чувств страха или любви (например, дети неосознанно отождествляют себя с более успешным героем мультфильма и копируют его поведение в игре).

Существуют и другие защитные механизмы эго (например, изоляция, конверсия и др.), на которых мы не будем останавливаться. Описанные выше механизмы защиты используются психикой для защиты от внутренней и внешней угрозы.

Все люди в какой-то степени используют защитные механизмы, несмотря на то, что последние в различной степени искажают отражение объективной и субъективной реальности, уводят нас от удовлетворения реальных потребностей.

Таким образом, психоанализ — это одно из наиболее влиятельных направлений в психологии, внесшее огромный вклад в познание бессознательных механизмов поведения человека. В то же время ортодоксальный психоанализ преувеличивает роль биологических факторов в формировании и развитии психики человека.

Источник: https://psyera.ru/4419/zashchitnye-mehanizmy-ego

Анна Фрейд (1895-1982). Защитные механизмы «Я» в психоанализе

д)              Защитные механизмы эго

Продолжение. Начало см. здесь

Анна Фрейд попыталась классифицировать различные защитные механизмы в связи с конкретными ситуациями, которые провоцируют тревожность. Она была убеждена в существовании связи между защитными действиями «Я» против внешней и внутренней опасности.

Перечислим эти механизмы, чтобы потом привести их к логико-психологическим началам. Это регрессия, вытеснение, формирование реакции, изоляция, уничтожение, проекция, интроекция, борьба «Я» с самим собой, преобразование, сублимация.

Общий смысл регрессии заключается в возвращении человека к предыдущим психических состояниям или способу действия. Субъект пытается избежать тревоги через возвращение на самую раннюю стадию либидозного и эго-развития. Возможность такого акта объясняется тем, что более ранние паттерны поведения остаются альтернативными способами функционирования.

В то же время регрессия не является жизнеспособным и эффективным защитным процессом, поскольку она заставляет индивида переживать тревогу, свойственную той стадии, в которой он совершил регрессию. Поэтому регрессия вызывает дальнейшие защитные средства, которые должны сохранить «Я» от ее последствий.

Рисование превращается в загрязнение материала, любознательность — в вуайеризм или жадность.

Вытеснение — это переход нежелательного импульса к сфере бессознательного, что иногда приводит к галлюцинаторному исполнению желаний. Вытеснение напоминает дамбу, которая сдерживает поток реки.

Формирование реакции является таким защитным процессом, с помощью которого неприемлемый импульс преодолевается путем усиления (гипертонии) противоположной тенденции. Формирование реакции является основой сублимации, когда инфантильный импульс не вытеснен, а трансформирован.

Изоляция предстает в совокупности действий, когда субъект изолирует определенное неприятное событие, чтобы оно не стало частью его опыта. Изоляция связана с расщеплением и диссоциацией.

Человек осуществляет временную паузу, в течение которой ничего не воспринимает и не делает.

Тогда ассоциативные связи подавляются или прерываются, а переживание лишается своей силы и не воспроизводится в обычных процессах мышления.

Уничтожение — защитный механизм, который позволяет субъекту делать так, как будто предыдущей мысли или действия не было. Уничтожение обычно имеет место в навязчивых ритуалах.

Проекция (буквально — бросание от себя) — термин, который в психиатрии и психоанализ означает восприятие психического образа как объективной реальности. Происходит локализация в воображении внутреннего во внешнем объекте.

Перед проекцией осуществляется отрицание, то есть индивид не признает, что у него есть определенные чувства, желания, и утверждает, что есть они у кого-то другого. Проекция внутренних объектов состоит в приписывании чувств к себе кому-то из окружения.

Например, параноидный больной проецирует свои гомосексуальные чувства на другого и отрицает, что любит человека мужского пола, утверждая, что тот ненавидит его и т.д. При этом, например, М. Клайн толкует проекцию как нормальный способ развития.

Интроекция — процесс, при посредничестве которого функция внешнего объекта берет на себя его психическое представление, в результате чего отношение с объектом «снаружи» заменяются отношениями с воображаемым объектом «внутри себя». Соответствующую психическую структуру называют по-разному: интроект, интроэцированный объект.

Интроекции предшествует интернализация, которая может сопровождаться (или нет) фантазией информации.

За ней может идти вторичная идентификация «сверх-Я», образуя интроекцию родительских фигур, и объект можно разложить на составляющие интроекты: хороший (плохой), внутренний отец (мать).

Интроекция является и защитой, и нормальным прогрессом развития: защита — поскольку уменьшает сепарационную тревогу, прогресс развития — поскольку способствует автономизации субъекта.

Борьба «Я» с самим собой выступает как процесс, в котором наблюдаются противостояние и определенное противодействие на внешнем и внутреннем уровнях функционирования «Я» .

На внешнем уровне (имеется в виду уровень, внешний относительно самой структуры «Я», однако охватывающий субъективный психологический пласт бытия человека) происходит противостояние между мотивировкой и действиями, ожиданиями и достигнутым и т.п.

На внутреннем уровне имеет место противодействие (активное и пассивное, актуальное и потенциальное т.д.) между структурами самого «Я», «ид», «эго» и «суперэго».

Преобразование связано прежде всего с содержательным или структурным изменением психической энергии, которая актуально переживается субъектом и имеет отрицательный знак, на тот вид психической энергии, который признается субъектом как более гармоничный и привлекательный. Процесс преобразования может осуществляться как вполне неосознаваемый, а также как специально организованный и «технологически» (через определенную систему средств и приемов) обеспеченный субъектом.

Сублимация — связанный с развитием процесс, с помощью которого инстинктивные энергии получают разрядку в неинстинктивних формах поведения. Сублимация включает в себя:

а) перемещение энергии из действий и объектов первичного (биологического) значения на действия и объекты меньшего инстинктивного значения;

б) преобразование качества эмоции, сопровождающей деятельность, при котором она становится «десексуализированной» и «деагрессифицированной»;

в) освобождение деятельности от диктата инстинктивной напряженности.

Некоторые определения сублимации содержат элемент социального, а именно: настоящие сублимации являются социально приемлемыми. Так, интеллектуальная любознательность рассматривается как сублимация сексуальных инстинктов, поскольку:

а) она обращена на несексуальные предметы;

б) удовлетворение, которое ее сопровождает, имеет несексуальный характер;

в) изменение ее интенсивности не зависит от инстинктивной напряженности.

Понятие сублимации направлено на объяснение развития высших функций из низших, и за основу берется два вида доказательства:

1) возникновение новых интересов и способностей во время курса психоаналитического лечения;

2) возникновение регрессивных симптомов у лиц с невротическими расстройствами.

В случае интеллектуальной любознательности сублимация означает или увеличение этой любознательности, что связано с угнетением в детстве, или рецидив тенденций вуайеризма, или, скажем, переедание у пациента, который до невротического срыва проявлял исследовательский склад ума.

Исходными понятиями для понимания защиты является понятие агрессии, нападения, сложных ситуаций и тому подобное. Агрессией иногда называют гипотетическую силу инстинктивного характера, которая является причиной тех или иных действий и чувств.

Еще агрессию рассматривают как антитезу либидо и в этом смысле расценивают ее как разрушительное влечение. Есть определение агрессии как реакции на фрустрацию. У аналитиков есть тенденция приравнивать агрессию к ненависти, деструктивности и садизму.

Известно также и традиционное ее понимание как динамизма, самоуверенности, экспансивности, влечения. В поздних работах З. Фрейда агрессия уже берется как производная инстинкта смерти.

Эгопсихология использует термины агрессификации и деагрессификации сообразно либидизации и делибидизации. Биологию агрессивного поведения подробно изучал К. Лоренц .

Защитный механизм (или, более точно, защитные формы поведения) является результатом невозможности обычного ответа организма человека на требования и обстоятельства среды — как природной, так и социальной.

Термин «защита» выражает своеобразную оборону живого существа и имеет различные формы своего проявления. Речь должна идти о том, чтобы подать защитные механизмы в их логической последовательности, что Анна Фрейд в свое время считала невозможным. Однако феноменологическая логика дает в руки исследователя надлежащее руководство для решения данного вопроса.

Первая форма ответа — это попытка активного противодействия со стороны человека неблагоприятным раздражителям среды, чтобы сохранить достоинство своего существования (что-то вроде «общего адаптивного синдрома» в толковании Г. Селье). Аналогично этому можно говорить о «защитном синдроме», который объединял бы в себе все феномены защиты как своеобразные формы поведения.

Поскольку субъект психической жизни воспринимает от окружающей среды ее угрожающие феномены и акты, он наполняется решимостью категорически преодолеть их, что выступает идеальной формой такого преодоления.

Угрозу следует уничтожить целиком, в какой бы форме она выступала. Речь идет о сокрушительном отпоре агрессивным намерениям среды, об их ликвидации — бескомпромиссной и окончательной.

Это становится возможным из-за решительных тотальных действий, которые формируются как:

1) агрессия, или превентивное нападение, имеющее своей целью полное уничтожение противника, а также использование его потенциала в своих намерениях. Поскольку полное уничтожение противника избавит исходный субъект его жизненной опоры, агрессия отступает в своей решимости и стремится к

2) регрессии в мотивационной и действующей форме, а также в оценке ситуаций и последействий.

Достоинству личности нанесен серьезный удар. Она обращается к проявлению ранних форм поведения. Это и есть определенная форма отступления — отступления несчастного индивида с его несчастным сознанием. Облегчение этого состояния возможно благодаря его определенному непониманию или метаморфозе индивида до уровня шута. Речь идет о ликвидации любой претензии на доминирование в мире.

Достоинство личности может быть сохранено именно из-за

3) вытеснения жизненных претензий и намерений доминирования в бессознательное. Однако, согласно магистральной концепции фрейдизма, вытеснение продолжает делать свое коварное дело и приводит к неврозу как результату сдерживания, блокирования влечений. Вытеснение не остается равнодушным к проявлениям активности и вносит в нее определенную дезорганизацию. Поэтому

4) формирование реакции осуществляется под давлением двух сторон: потребности проявлять свои влечения и блокировки прямого и откровенного их проявления.

Тогда возникают, по З. Фрейду, ошибочные действия. Ошибочность — это только их внешний признак. Следует говорить о поведенческом равновесии, связанным с определенными уступками, компромиссами и т.п.

Неудачи жизненных проявлений, блокирование активности в выражении неповторимости индивида приводят к его вынужденной

5) изоляции, ведь индивид не имеет возможности продуктивного общения с другими.

Поскольку человек не может проявлять себя в изоляции от других, речь может идти об

6) уничтожении его индивидуальности как потере самобытного выражения в собственных поступках. То, что индивид может еще делать, — это осуществлять

7) проекцию своих нереализованных сил на других людей.

Речь должна идти также о проекции в человеке злого начала любых существ. Эти тенденции выталкиваются из субъективности исходного субъекта, чтобы потом увидеть их в других. Осознание существования самой проекции может привести человека к самонегативизации, к всеобщей враждебности.

Обратным явлением будет

8) интроспекция, когда отношение с внешним объектом замещаются объектом мнимым, что может способствовать увеличению ощущения автономности субъекта.

Феноменологически это означает, что человек строит свой автономный внутренний мир, давая ему преимущество над миром внешним, убегает, в частности, в мир своих грез, надежд и т.д.

Уже в границах проекции выступают моменты

9) сублимации: перенаправленность действий из одной сферы в другую.

Сублимация позволяет человеку на почве естественных влечений создавать вокруг себя культурный ореол, то есть превращать естественную энергию в культурную.

Такова внутренняя связь защитных механизмов между собой. Их феноменология заключается в том, чтобы осуществлять переход от естественного к культурному, но при этом устанавливается связь между самыми культурными феноменами.

Речь может идти не просто о защитных феноменах, когда сила внешнего мира преобладает над силами внутреннего, а о механизмах преобразования внешнего мира на почве механизмов внутренних так, чтобы этот внешний мир соответствовал потребностям субъекта.

Источники:

  1. Фрейд А. Психология «я» и защитные механизмы. — М., 1993
  2. Роменець В.А., Маноха И.П. История психологии XX века. — Киев, 2003.

Источник: https://psyfactor.org/hist/anna-freud-2.htm

Механизмы защиты Эго

д)              Защитные механизмы эго
Механизмы защиты Эго. Психологические защиты являются функциональными элементами нормальной пси¬хики. Для нормальной успешной адаптации они должны быть гибкими, разнообразными и эффективными. Преобладание тех или иных видов защит обусловливает характероло¬гические особенности личности.

Гипертрофия с резким преобладанием одних защит над другими, их ригидность – способствует социальной дезадаптации и психическим нарушениям разного уровня – от неврозов до психозов.

Личность, чье поведение носит защитный характер, бессозна¬тельно стремится выполнить одну или обе из следующих задач:

 овладеть неким мощным угрожающим чувством, дезадаптирующим психическую деятельность (трево¬гой, страхом, горем), или избежать его;  сохранить самоуважение и позитивную само¬оценку. Существует более 50-ти видов защиты. В них выделяют два уровня: так называемые первичные, примитивные защиты, и вторичные защиты, защиты высшего порядка. Примитивные защиты (первичные) развиваются в довербальный период развития ребенка и характеризуются тем, что действуют общим, недифференцированным обра¬зом во всем сенсорном пространстве индивида, сплавляя между собой когнитивные, аффективные и поведенческие параметры. Считается, что они имеют дело с границей между собственным Я и внешним миром. Им присущи два основных качества, связан¬ные с довербальной стадией развития: 1) они имеют недостаточную связь с принципом реальности (по Фрейду развитие ребенка происходит от руководства принципом удо¬вольствия – «хочу удовлетворения всех моих желаний, даже взаимоисключающих», требует всегда другую игрушку, а если дать, то требует снова прежнюю и т.д….) к руководству принци¬пом реальности (удовлетворение некоторых желаний проблематично, исполнение же наилучшего стоит того, чтобы подождать); 2) недоучет отделенности и константности объектов, находящихся вне собственного Я – ребенок в первые недели и месяцы жизни воспринимает мать не как обособленное существо, а как своё продолжение. В общем про примитивные защиты можно сказать, что это просто способы, с помо¬щью которых ребенок познаёт мир, причем эти способы обретения опыта присутствуют в каждом из нас, независимо от того, имеем ли мы сколько-нибудь заметную патологию или нет. Защиты второго порядка – высшие, более зрелые, работают с внутренними грани¬цами. (т.е. между Эго, Суперэго и Ид) или между наблюдающей и переживающей ча¬стью Эго. Поскольку клиническая практика имеет дело с относительно тяжелыми пси¬хическими нарушениями (психозы и пограничные состояния – в понимании DSM-(III) -IV, кото¬рые характеризуются отсутствием зрелых защит, а не наличием примитивных), рассмотрим только некоторые основные защиты первого порядка, или примитивные. К ним относятся: примитивная изоляция, отрицание, всемогущий контроль, прими¬тивная идеализация и обесценивание, проекция, интроекция и проективная идентифи¬кация, расщепление Эго и диссоциация.

Примитивная изоляция. Младенец, если он перевозбужден или расстроен, иногда просто засыпает. Особенно это свойственно детям с повышенной чувствительностью к стрессовым факторам. В патологических случаях это синдром детского аутизма.

У взрослых проявляется в виде склонности замещать напряжение от социальных и меж¬личностных ситуаций изоляцией от них фантазиями внутреннего мира. Этот способ защиты преобладает у шизоидных личностей, ограничивая их возможности в решении межличностных проблем.

При этом большое достоинство этой защиты в том, что, по¬зволяя психологическое бегство от реальности, она почти не требует ее искажения. Анекдот про английского мальчика, молчавшего до пяти лет. «Каша подгорела,»– а до этого нечего было сказать.

Отрицание. Это еще один ранний способ справляться с неприятностями путем от¬каза принять их существование. Всем нам свойственно в той или иной мере реагировать отрицанием на какие-то катастрофические события в жизни. На смерть близкого чело¬века – «Нет!» Раковые больные отрицают рак, хотя могли до этого страдать канцерофо¬бией. Эта способность помогает нам переживать житейские трудности, совершать героические поступки, рисковать… Человек, у которого отрицание является фундамен¬тальной защитой, склонен всегда настаивать, что все прекрасно, всё идет к лучшему. В патологических случаях формируется гипоманиакальный характер или, при истощении энергетических ресурсов, это выступает в виде циклотимии. Всемогущий контроль. Для новорожденного мир и собственное Я составляют еди¬ное целое (теория первичного эгоцентризма Пиаже или первичного нарциссизма по Фрейду). Это означает, что ребенок воспринимает себя как источник всех внешних со¬бытий (дискомфорт – крик – реакция матери). Этим закладывается основа самоуважения, дееспособности, успешности и компе¬тентности человека. Патологическая гипертрофия этой защиты часто является основой психопатических антисоциальных личностей. Личность организуется вокруг поиска и переживания удовольствия от ощущения, что она может эффективно проявлять и ис¬пользовать собственное всемогущество, в связи с чем все этические и практические соображения отходят на второй план. Перешагивать через других — их основное заня¬тие. Эти люди часто проявляют себя в тех сферах, где необходима хитрость, любовь к возбуждению, опасности, готовность подчинить все интересы главной цели – проявить своё влияние. Бизнес, политика, армия, спецслужбы, тоталитарные секты, реклама, развлекательная индустрия – все сферы, где много власти в чистом виде. Примитивная идеализация. Представление о всемогуществе у ребенка постепенно замещается примитивной фантазией о всемогуществе заботящегося лица. Малыш хо¬чет верить, что его родители могут всё. Реальность пугающа, и ребенку необходимо защититься от страха верой в то, что кто-то всемогущий обеспечит ему защиту. Мы все склонны в большей или меньшей мере к идеализации, потребности приписывать особые достоинства и власть людям, от которых эмоционально зависим. Нормальная идеализация является существенным компонентом любви. Томление по идеалу свой¬ственно религиозным верованиям. Более проблематичным оно выглядит в идолопо¬клонстве, особенно в молодежной среде.

Клиническим выражением гипертрофирован¬ной примитивной идеализации является так называемая нарциссическая личность. Ей свойст¬венно ранжировать все аспекты человеческого бытия согласно ценности в сравнении с несовершенными альтернативами.

Она мотивирована поисками совершенства – как через слияние с идеализированными объектами, так и через совершенствование соб¬ственного Я. Она движима потребностью заново убеждаться в своей привлекательно¬сти, силе известности и значимости для других, в своем совершенстве.

Самооценка людей, личность которых построена на примитивной идеализации, искажается идеей, что любить себя самого можно лишь совершенствуясь.

Другая неизбежная сторона идеализации – примитивное обесценивание. Так как в чело-веческой жизни нет ничего совершенного, то архаическая идеализация неизбежно приводит к разочарованию, тем большему, чем большей была первоначальная идеали¬зация. Психотерапия нарциссических личностей чревата постоянной угрозой разруше¬ния рабочего альянса, когда пациент разочаровывается в психотерапевте. Нередко нарциссические пациенты своей склонностью идеализировать психотерапевта подтал¬кивают его к отрицанию своего неведения, к стремлению ориентироваться на наивысший результат, отвергая более скромные цели. В результате как правило следует неудача и обесценивание психотерапевта. Проекция, интроекция и проективная идентификация. Проекция и интроекция, две наиболее примитивные защиты, являются противоположными друг другу, но в их основе единый механизм недостаточного психологического разграничения окружающего мира и собственной личности. Ребенок на ранних этапах психического развития неспособен отделять себя от окружающего мира, не может отделить внешних источников диском¬форта от внутренних (боль в животе и боль от тесных подгузников воспринимаются одинаково). К этому периоду приписывают развитие психологических защит проекции и интроекции. Проекция это психическийй процесс, в результате которого внутреннее бессознательно воспринимается как приходящее извне. Интроекция, наоборот, харак¬теризует процесс восприятия внешнего как внутреннего. Нормальная проекция лежит в основе человеческого взаимопонимания, эмпатии; пытаясь понять другого человека, мы приписываем ему мысли и чувства, основанные на нашем собственном опыте, поэтому в среде психически здоровых людей проекция выполняет важную роль, обеспечивая невербальное интуитивное понимание людьми друг друга. Пример: игра в шахматы с просчитыванием ходов соперника.

В патологических случаях проекция способствует, скорее, осложнению человеческих отношений и в наиболее выраженной форме у па¬раноидных личностей, у которых механизм примитивной проекции является домини¬рующим.

Бессознательно отвергая у себя такие негативные черты, как агрессивность, предубежденность, подозрительность, зависть и т.д., они приписывают их оружающим, создавая основу для бредовых идей отношения, преследования.

Иными словами, про¬екция – это тенденция сделать среду ответственной за то, что исходит от самого человека.

Интроекция – в этом смысле обратная тенденция принять на себя ответственность за то, что в действительности является частью среды. В норме интроекция является ос¬новой воспитания, социализации ребенка. До того как он научится понимать причины и мотивы поведения окружающих, он заимствует эти стереотипы у значимых близких, идентифицируясь с ними. Как выразился один американский писатель:»Сначала мы проглатываем своих родителей, а затем тратим большую часть жизни, чтобы их пере¬варить». Один из вариантов патологической интроекции – так называемая «идентифи¬кация с агрессором». В ситуациях переживания сильного страха, насилия, плохого об¬ращения люди пытаются овладеть этим страхом, перенимая бессознательно качества своих мучителей, следуя бессознательной логике «я не беспомощная жертва, я сам мо¬гущественен». Это проявляется в садистических, эксплозивных наклонностях (уличные хулиганы). Бруно Беттельгейм описал ее на примерах заключенных концлаге¬рей. Дру¬гой вариант патологической интроекции связан с переживанием горя и его свя¬зью с депрессией. Глубокая привязанность, любовь сопровождается интроекцией объекта любви, и его репрезентация внутри нас становится частью нашей идентично-сти («я сын такого-то»). Уход этого близкого, интериоризованного человека сопровожда¬ется не только обеднением окружающего мира, но и чувством уменьшения нашего Я, ощущением пустоты в нашем внутреннем мире. В ряде случаев, стремясь воссоздать присутствие любимого человека вместо того, чтобы его «отпустить», люди становятся поглощены вопросом о том, в результате какой их ошибки или греха они потеряли лю¬бимого. При этом за счет актуализации другой примитивной защиты, всемогущего кон¬троля, возникает иллюзия, что поняв свою ошибку, человека можно вернуть. Таким об¬разом, пытаясь избежать горя, человек бессознательно ввергает себя в иррациональ¬ные самообвинения и самоупрёки. Люди, систематически использующие интроекцию для уменьшения тревоги и сохранения целостности собственного Я путем удержания психологических связей с неудовлетворительными объектами ранних лет жизни, обычно характеризуются как депрессивные.

Совместные действия примитивной проекции и интроекции порождают особый за¬щитный процесс, называемый проективной идентификацией.

Ее суть сводится к тому, что пациент не только проецирует свои внутренние объекты на окружающих, но и вы¬нуждает окружающих вести себя подобно этим объектам, как если бы у них были бы те же самые интроекты.

Говоря простыми словами, человек ведет себя таким образом, что окружающие невольно в своем поведении воспроизводят проецируемые на них его представления.

К примеру, пациент ведет себя в агрессивной провокационной манере с врачом и персоналом, чтобы бессознательно подтвердить своё субъективное воспри¬ятие реальности как жестокого репрессивного мира, подавляющего свободу, индивиду¬альность. Важность действия этого механизма трудно переоценить в психотерапевти¬ческих отношениях. Врач, реагируя спонтанно (а по сути индуцированно) на агрессию пациента собственной агрессией, фактически усугубляет ситуацию.

Источник: https://www.SunHome.ru/psychology/12570

Эго-защитные механизмы

д)              Защитные механизмы эго

Функционирование личности всегда базируется на переживании ею своего внутреннего конфликта. Без наличия этого конфликта нет невроза как такового. Неразрешённый личностью внутренний конфликт ведет к возникновению невротической тревоги.

Невротическая тревога возникает там, где нет личностной зрелости для разрешения внутреннего конфликта. Основная проблема невротической личности состоит в том, как ей справиться с тревожностью. Ситуации, порождающие тревожность, разнообразны.

1.Потеря желаемого объекта (ребёнок, лишённый родителей, близкого друга, любимого животного и т.д.).

2.Потеря любви (потеря контакта с любимым человеком, невозможность вновь завоевать любовь).

3.Потеря себя самого, своей личности (потеря «лица», публичное осмеяние).

4.Потеря любви к себе (аутоагрессия, депрессия, ненависть к себе)

Угроза подобных событий порождает тревожность. Как её уменьшить?

Есть два пути:

1.Непосредственно обратиться к ситуации, вступить во взаимодействие с проблемой, стремясь уменьшить её воздействие.

2.Можно внутренне исказить представление о тревожащей ситуации, исказить суть угрозы. Существует множество способов такого искажения. Все они получили название «Эго-защитных механизмов». Эго-защита проявляется там, где Эго чувствует себя слабым, т.е.

оно, как писал Фрейд, «испытывает тревожность – реалистическую перед лицом внешнего мира, моральную – по отношению к Супер-Эго, невротическую – по отношению к силе страстей Ид».

Искажения, которые производят Эго-защиты, носят не вполне осознаваемый характер, и имеют своей целью сохранение ощущения цельности собственной личности в ситуации напряжённости, порождающей тревожность.

В результате происходит предохранение личности от стыда и потери самоуважения, не падает самооценка, появляется возможность сохранять привычно высокое мнение о себе, отторгая или искажая информацию, которая расценивается как неблагоприятная для представлений о себе и окружающих.

Все Эго-защиты имеют две общие черты:

1. Они действуют из подсознания, т.е. человек не осознаёт, что с ним происходит, хотя и может осознать.

2. Отражая реальность, они фальсифицируют представления о реальности.

Эти механизмы ослабляют интенсивность эмоционального переживания и снижают уровень фрустрации, реакции досады при неисполнении желаний. Особенно активно проявляются эти защитные механизмы при страхе перед собственными чувствами, потому что эти чувства совсем не те которые позволены социумом, которые могут быть уместными в социальной реальности.

Механизмы Эго-защиты начинают свое действие, когда достижение цели адекватным путем невозможно, или, когда человек считает, что это невозможно. Люди по-разному реагируют на свои трудности.

Можно подавлять свои склонности, которые доставляют какие-то неудобства; можно отвергать какие-то свои склонности и желания, как нереальные и невозможные; можно преодолеть конфликт, пытаясь манипулировать беспокоящими объектами, скажем, из страха быть подавленным окружающими, стать пугалом для окружающих.

Можно найти выход в самооправдании или снисхождении к своим побуждениям, скажем, свою агрессивность оправдать борьбой со злом. Можно применять различные способы самообмана. Слабую потенцию мужчина может прикрыть любовью к науке.

Фрейд определил Эго-защиту, как общее обозначение всех приемов, которыми Эго пользуется в ситуации конфликтов, ведущих к неврозу. Невротик подсознательно формирует Эго-защиту, чтобы избавиться от осознания своего конфликта.

Все мы, в той или иной мере, пользуемся Эго-защитами, но опасность Эго-защиты возникает тогда, когда ею начинают пользоваться постоянно и попадают в полную зависимость от неё, когда в ней видят единственный способ приспособления к жизни.

Когда этот процесс адаптации приобретает императивный характер, тогда начинает перестраиваться вся внутренняя, вегетативная регуляция организма с целью соответствия этим Эго-защитным установкам.

Такая защита создаёт состояние крайней психологической и ситуативной несвободы, но невротик практически ничего не хочет менять в своей жизни, он всецело зависим от своих излюбленных Эго-защит.

Его Эго личностно незрело для того, чтобы знать подлинную правду своей жизни, а потому невротик не желает самостоятельно осознавать себя, т.к. в этом осознавании могут рухнуть его Эго-защиты, и все внутренние конфликты, как-то нейтрализованные им, но по-настоящему не разрешённые, могут вновь обрушиться на его инфантильное Эго.

Эго-защиты могут быть конструктивными и не конструктивными. Все зависит от конкретной ситуации и самой личности, оказавшейся в этой ситуации. Примерами неконструктивных Эго-защит могут быть пьянство, алчность, иллюзия переживания чужих жизней, антисоциальные поступки и т.д.

При пьянстве человек хочет расслабиться, почувствовать себя раскрепощенным, ощутить душевный комфорт. Если душевные проблемы сильные, гнетущие, то человеку кажется, что чем больше он выпьет, тем лучше. В результате нет жесткого осознания того, что с тобой происходит, человеку как-будто легче, он смягчается.

Но велика вероятность, что потом может возникнуть зависимость от алкогольных возлияний. Нередко алкоголем пытаются затушить депрессию.

При алчности личность оказывается как бы замурованной в своем материальном облачении, ставка делается только на материальную сторону жизни, а это в значительной степени препятствует развитию душевных и духовных аспектов личности. Алчность всегда чревата личностной деградацией. Главное, чтобы не собственность владела человеком, а человек собственностью.

При иллюзии переживания чужых жизней человек живёт всякого рода мыльными операми, телесериалами и т.д., он чрезмерно отдаляется от реальности собственного существования, живёт в нереальном мире, с лёгкостью попадает под увлечение компьютерными играми.

Подобные Эго-защиты не столько защищают, сколько делают личность более уязвимой и проблемной.

Рассмотрим некоторые виды Эго-защит, которыми наиболее часто пользуется невротик.

Вытеснение. Удаление из сознания переживания, идеи, восприятия, события, которые потенциально вызывают тревожность. В результате то, что неприемлемо для сознания, им не осознаётся.

Вытесненный психический материал не навсегда покидает сознание, он, можно сказать, ждёт своего момента, чтобы вновь вернуться в сознание, более тог, он не весь уходит в бессознательное.

Скажем, неприятная эмоция может быть вытеснена, но её вегетативные компоненты сохраняются и могут участвовать в формировании психо-вегетативного синдрома.

Отрицание. Это неосознаваемое стремление избежать какой-то новой информации, которая не совместима со сложившимися представлениями о самом себе, т.е. это такой механизм защиты, посредством которого отрицается некоторый причиняющий страдания опыт.

Информация, которая тревожит, которая может привести к конфликту, угрожает престижу, чувству самодостаточности и т.д. просто не пускается в сознание. За счет отрицания происходит заметное искажение восприятия реальности и человек действует без восприятия тех обстоятельств, которые в значительной степени могли бы усложнить его жизнь.

Использование механизма отрицания создает ложный оптимизм и на каком-то этапе срабатывает, как некая достаточно конструктивная защита.

Рационализация. Это приписывание логических резонов или нахождение каких-то благовидных оснований для поведения, мотивы которого неприемлемы.

Это попытка доказать, обычно с целью самооправдания, что поведение является оправданно рациональным, а поэтому социально допустимым. При этом подыскиваются убедительные доводы для не сомнительных действий и поступков.

(Я не жадный, я бережливый; я не развратник, я жизнелюб).

Замещениеили смещение. Эта защита состоит в разрядке подавляемых чувств, как правило, чувства враждебности, и переносе действий на объект менее опасный. Есть выражение «сорвать злость» — это, по сути, и есть замещение. Замещение только снимает напряжение, но не приводит к желаемой цели.

Ненависть, которая обращена к человеку, представляющему опасность, может быть смещена на ненависть к человеку менее опасному. Первое попавшееся, порой бессмысленное движение, которое дает какую-то элементарную разрядку накопившегося напряжения, являются, по сути, замещением.

Нередко невротик пытается разрядить свой внутренний конфликт через создание конфликтных ситуаций вокруг себя, он таким образом пытается смягчить своё внутреннее напряжение.

Проекция. Это процесс неосознаваемого переноса чувств желаний, стремлений на другое лицо. Проекция проявляется в тех случаях, когда человек, столкнувшись с собственным неблаговидным поведением или поступком, не допускает к осознанию то, что это его поступок.

Скажем, агрессивный человек видит агрессивность у окружающих. Термин «проекции» ввел Фрейд. Он понимал под ним приписывание другим людям того, в чем человек не склонен сам себе сознаться. Причем, Фрейд рассматривал проекцию, как конструктивную защиту.

Он говорил о том, что проекция – это процесс уподобления окружающих людей самому себе, а потому именно за счет проекции мы способны понять мотивы другого человека. Понятно, почему человек, который помог другому, имеет к этому другому лучшее отношение, чем человек, который этого не сделал.

Как говорил Толстой: «я люблю человека за то добро, которое я ему сделал и не люблю за то зло, которое ему сделал».

Регрессия это защитный механизм, посредством которого субъект избегает или стремится избежать гнетущей тревоги, путем возвращения к более ранней стадии развития собственного Я.

Поведение становится более инфантильным, перестраивается эмоциональная сфера личности; серьёзные проблемы, требующие зрелых решений, воспринимаются по-детски беспечно. Подавление. Это ограничение мыслей или действий для того, чтобы избежать тех из них, которые вызывают тревогу.

При подавлении субъект обычно подавляет либо свою сексуальность, либо агрессивность. Он не дает хода проявлению своего влечения и пытается организовать свою жизнь на рациональной основе.

Идентификация. Это неосознаваемое отождествление себя с каким-то значимым образом или с какими-то значимыми качествами, которые присущи другому человеку.

Идентифицируя себя с какой-то значимой личностью, субъект, тем самым, повышает чувство собственного достоинства, может даже чувствовать себя принадлежащим к какому-то избранному кругу. Этот механизм часто используются богемными людьми.

Идентификация как-будто повышает личностный уровень и, в определенном смысле, помогает. Человек пользуется готовым примером для своей жизни, полагая себя носителем тех же свойств.

Интроекция это механизм, противоположный проекции. Это включение в структуру своего Я каких-то внешних ценностей, стандартов, дабы они перестали действовать как внешняя угроза. Скажем, перед страхом быть репрессированным стал стукачом.

Аскетизм или подавление аффекта. Это ограничение или отказ себе в каком-то удовольствии, потому что есть стремление сознательно отслеживать свое поведение, а эмоции делают такое отслеживание сомнительным, не гарантированным.

Аскетизм как эго-защита связан с гиперсоциальной позицией невротика. Проявлять «аскетизм» — значит заявлять о своём праве на моральные предписания людям. Тем самым снимается тревога перед социумом – самая большая тревога невротической личности.

Компенсация. При компенсации человек заменяет какие-то нестерпимые для себя чувства каким-то другими. Скажем, чувство вины заменяет чувством превосходства, или, не умея играть в футбол, начинает активно заниматься шахматами.

Очень часто в поведении подростков чувство неполноценности, чувство стыда, инфантильность прикрывается внешней бравадой. Множество немотивированных преступлений, особенно групповых, вызвано глубоко подавленным чувством неполноценности, низкой самооценкой, которая всегда подвигает человека ее превозмочь.

Иначе – это прикрытие собственных слабостей, подчеркиванием желательных свойств.

Гиперкомпенсация (реактивное образование). Это механизм защиты, посредством которого поведение или чувство заменяется прямо противоположным.

Если при компенсации любое другое, то здесь всегда прямо противоположное.

Заботливость может быть реакцией на бессердечие, жестокость прикрываться сентиментальностью, застенчивость, внешне демонстрируемая, может указывать на скрытый эксгибиционизм.

Сублимация. Считается зрелым механизмом защиты. По Фрейду сублимация имеет большее отношение к учению о норме, чем к учению о неврозе. Сублимация – это связанный с развитием процесс, посредством которого инстинктивные энергии разряжаются в неинстинктивные, социально-приемлимые формы поведения.

В результате сублимации происходит либо деагрессификация поведения, либо его десексуализация. Другими словами сублимация состоит в том, что влечению, которое осуждается в обществе, придается цель, которая делает его реализацию социально-приемлемой. Скажем, агрессивный человек может превратить свою агрессивность в политическую борьбу.

Или сравните поведение убийцы и хирурга: и тот, и другой использует нож, но первый для убийства, а второй для пользы больного.

Источник: https://studopedia.su/9_38885_ego-zashchitnie-mehanizmi.html

Book for ucheba
Добавить комментарий