Деятельность как философская категория

Деятельность как философская категория

Деятельность как философская категория

/Корнилова Т.В., Смирнов С.Д. Методологические основы психологии. С._Пб., Питер, 2006, с.170-175/.

Понятие или категория деятельности принадлежит к числу универсальных, предельных абстракций, которые «воплощают в себе некий «сквозной» смысл: они дают содержательное выражение одновременно и самым элементарным актам бытия, и его глубочайшим основаниям, проникновение в которые делает умопостигаемой подлинную целостность мира» [Юдин, 1978, с.271]. Многоплановость и многоаспектность понятия деятельности определяется тем, что сама родовая сущность человека находит в нем свое выражение. Собственно деятельность и создает самого человека, выступая в роли второй (надприродной) субстанции, породившей человеческую культуру и весь человеческий мир.

Наиболее общее определение деятельности – «специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которого составляет его целесообразное изменение и преобразование» [Огурцов, Юдин, 1972, с.180]. При этом изменение внешнего мира есть только предпосылка и условие для самоизменения человека.

«Производя некоторый предмет, человек изменяет и тем самым фактически производит бесчисленную совокупность новых отношений в окружающем его мире. Он, в частности, производит и само производство предметов и производственный опыт. Производит потребление и вместе с ним потребности и, стало быть, и цели. Изменяется и он сам, производя себя как производителя и потребителя.

Вместе с тем он производит и целую совокупность представлений об окружающем мире. Производя предмет, он производит мысли о самом этом предмете… и о себе как производителе. Понятия, с которыми он выходит из акта деятельности, необходимо отличаются от понятий, с которыми он вошел в этот акт» [Трубников, 1967, с.146].

Обобщая, можно сказать, что деятельность направлена на воспроизведение сверхприродных условий бытия человека – социальных отношений, культуры, наконец, его самого.

Отдельные характеристики деятельности, отличающие ее от поведения животных или взаимодействия неживых систем, настолько взаимосвязаны, что их нельзя рассматривать изолированно как некоторую сумму независимых качеств – исключение любой из них автоматически делает невозможным наличие всех других.

Предметность. Подлинная предметность деятельности состоит не в том, что она направлена на объекты внешнего мира. Такую направленность можно констатировать и в активности животных.

Но если животное относится к предмету как носитель чуждой этому предмету потребности, то человек относится к предмету адекватно его природе., он осваивает предмет, делая его мерой и сущностью своей активности. Иначе говоря, человеческая деятельность делает своей логикой имманентную логику предмета [Батищев, 1969].

«Деятельность человека только потому и может быть поистине предметной, а не «околопредметной», не просто взаимодействующей с предметами, что она сама себя обусловливает предметностью» [Там же, с.83].

То, что деятельность сама себя обусловливает предметностью, означает, что предметный характер деятельности проявляется еще до начала реального процесса действия с предметом, а не приобретается в ходе взаимодействия, начавшегося как «непредметная активность»; она не находится со своим предметом в отношении взаимности.

Где существует взаимность – там еще нет (или уже нет) подлинного человека и его деятельности. «Действительный человек в своей деятельности, чтобы не «портить» своего предмета, не взаимодействует с ним, а воссоздает его во всей особенности и конкретности, его собственной мере и сущности» [Там же, с.84-85].

Такое «не портящее» предмета воссоздание его в своей мере и сущности возможно лишь на основе включения в любую деятельность деятельности теоретической, познавательной, имеющей свои истоки в коллективной деятельности людей и актах коммуникации.

Предмет непосредственно через особенности своей материальной организации направляет деятельность человека и делает ее предметной (наделяет предметностью). Такая непосредственная модификация объектом направленной на него активности имеет место и у человека, и у животных.

Для человека предметность мира раскрывается в ходе освоения им общественно выработанных и закрепленных в культуре норм предметного отношения к миру.

Объективно существующий в культуре мир «идеальных форм» [Ильенков, 1979] и опосредствует взаимодействие человека с любым природным объектом, превращая это взаимодействие в подлинно предметную деятельность. Человек в предметной деятельности воссоздает и творчески преобразует природу, а не адаптируется к ней.

Принципиальное методологическое значение имеет признание двойной детерминации деятельности – со стороны предмета и со стороны ее собственной имманентной логики [Юдин, 1978]. Приоритет первого, предметного начала деятельности определяет и направление ее роста, развития, обогащения.

«Деятельность есть такой процесс, который никогда не остается самодовлеющим, автаркичным, замкнутым, но, напротив, всегда «занят» предметным миром, стремится глубже погрузиться в него и продолжить обогащение им себя. …Человеческая деятельность настолько активна, насколько она развита как предметная, насколько она обогащена предметностью» [Батищев, 1969, с.83].

Но эта объективная сторона обогащения деятельности предметностью, освоения деятельностью логики предметного мира не может развиваться без противоположного процесса – навязывания деятельностью миру своей логики, преобразования действительности сообразно целям действующего человека или уничтожения ее определенности.

Подчинение мира субъективным целям человека ведет к развитию и субъективного начала деятельности, выделению и становлению человека как субъекта деятельности.

Субъективный характер. Деятельность нельзя понять только как объективный процесс.

При этом логика предмета и логика человеческих целей противостоят друг другу и даже находятся в противоречии, которое постоянно снимается в актах реальной деятельности и ею же создается уже на новом уровне.

За этим противопоставлением стоит противоречие социально обусловленной необходимости и необходимости природной.

Целенаправленность (целесообразность). Цель – это сознательный образ планируемого результата деятельности. Она всегда субъективна по форме и объективна по содержанию.

Именно в целеполагающей деятельности обеспечивается единство субъективного и объективного начал, субъективной и объективной детерминации, в то время как предметность деятельности подчеркивает примат объективной детерминации. «Формой этого единства является, в частности, нераздельность позитивного (т. е.

прямого) результата деятельности и негативного (включающего в себя элемент отрицания, критического отношения) отражения действительности. Именно негативное «отражение» выражает отношение человека к действительности, оценку этой действительности и побуждает к ее преобразованию [Юдин, 1978, с.269].

Не только развитие, но и само зарождение человека как субъекта (человеческой субъективности) происходит благодаря зарождению и развитию предметной деятельности, ибо человек выделяется («выдифференцировывается») как один из полюсов предметной деятельности; в генетическом плане деятельность первична по отношению к человеку. В результате разделения структурных составляющих деятельности человек стал не просто одной стороной, одним ее полюсом, но он стал такой стороной, в которой воплотилось целое, он соединил в себе субъективные и объективные моменты деятельности.

Реально процесс любой деятельности осуществляется в форме двух противоположно направленных и взаимодополняющих акций – опредмечивания и распредмечивания. Опредмечивание – это переход процесса деятельности в покоящееся свойство предмета, умирание деятельности в предмете. Распредмечивание – обратный переход предметности в живой процесс деятельности, в действующую способность.

Распредмечивание не есть утрата предметности, а лишь перевод ее из спокойствия в процесс, где она существует в качестве ее момента. В результате опредмечивания обогащается объективный полюс деятельности, появляется все более богатый предметный мир – мир человеческой культуры (материальной и идеальной).

Распредмечивание есть воспроизведение заложенных в предмете норм деятельности с ним[37]. В результате распредмечивания обогащается субъективный полюс деятельности, у человека появляются новые знания, умения, способности. Именно через распредмечивание мира культуры развиваются человеческий интеллект и личность.

Особо следует отметить, что любое распредмечивание (основной его формой является обучение) невозможно без прямого или косвенного участия другого человека.

Сознательный характер деятельности прямо вытекает из ее целесообразности, целеподчиненности, поскольку цель по определению (см. выше) обладает свойством сознательности.

Это не значит, что все компоненты деятельности должны или даже могут осознаваться, но цели осознаются обязательно, и понятие «бессознательная цель» при строгом употреблении этого термина лишено всякого смысла.

Опосредованный характер любой деятельности вытекает из двойной опосредованности отношения человека к предмету труда, являющемуся исходной формой деятельности.

Во-первых, это социальная опосредствованность (отношением к другим людям) и, во-вторых, опосредствованность орудийная. Отношение человека к другим людям, в свою очередь, начинает все более опосредствоваться материальными орудиями, знаками и другими средствами общения.

Овладение человеком средствами деятельности и общения, выработанными человечеством в ходе исторического развития и зафиксированными в орудиях труда, предметах культуры, языке, традициях, обрядах, нормах и эталонах способов действования и познания, является материальной основой таких идеальных характеристик человеческой деятельности, как сознательность и целесообразность.

Социальный характер человеческой деятельности определяется ее социально-культурным генезом. Человек, находящийся вне общества (феномен Маугли или Гаспара Хаузера), не способен самостоятельно прийти к каким-либо формам деятельности или освоить их без участия других людей даже при наличии предметов материальной и духовной культуры.

Продуктивность как характеристика деятельности фиксирует тот факт, что после совершения акта деятельности мир изменяется, становится другим по сравнению с тем, каким он был до акта деятельности. Это не значит, что результат полностью соответствует запланированному, более того, обязательно имеют место и побочные результаты деятельности, непредвиденные субъектом последствия.

Специальный интерес для психологов представляют предлагаемые философами классификации видов и типов деятельности. М. С.

Каган [Каган, 1974] выделяет четыре базисных вида деятельности: преобразовательную (основной результат – изменения в мире, создание или разрушение чего-то); познавательную (добывание или усвоение знаний, развитие способностей и др.

); коммуникативную (передача информации, общение); ценностно-ориентационную (например, воспитание).

В каждом виде деятельности есть элементы и преобразования, и познания, и коммуникации, и установления новых ценностей, но выделены они на основе большего удельного веса, доминирования одного из названных компонентов. Но есть один вид деятельности, который содержит все эти компоненты примерно в равных пропорциях и в нерасчленимом (синкретическом) единстве – это, по мнению автора, художественная деятельность.

В заключение можно указать на главную причину, по которой деятельность стала одним из центральных объектов анализа в психологии. Это связано с тем, что именно деятельность является способом объективации субъективного и дает возможность проникнуть во внутренний мир человека, открывает пути для применения объективного метода в психологии.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_174679_deyatelnost-kak-filosofskaya-kategoriya.html

Деятельность — новая философская энциклопедия

Деятельность как философская категория

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ – специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование.

Деятельность человека предполагает определенное противопоставление субъекта и объекта деятельности: человек противополагает себе объект деятельности как материал, который должен получить новую форму и свойства, превратившись из материала в продукт деятельности.

Всякая деятельность включает в себя цель, средства, результат и сам процесс деятельности; неотъемлемой характеристикой деятельности является ее осознанность. Деятельность – реальная движущая сила как индивидуальной, так и общественной жизни и условие существования человека и общества.

Вместе с тем деятельность как таковая не может считаться исчерпывающим основанием человеческого существования.

Если основанием деятельности является сознательно формулируемая цель, то основание самой цели лежит вне деятельности, в сфере человеческих мотивов, идеалов и ценностей, которые хотя в определенной мере и детерминируются деятельностью, но тем не менее и сами выступают в качестве ее рамок.

Современное научно-техническое развитие с очевидностью демонстрирует, что не только деятельность в сфере нравственности или искусства, но и научно-познавательная деятельность получает свой смысл в конечном счете в зависимости от ее нравственной ориентированности, от ее влияния на человеческое существование.

В свою очередь зависимость самой деятельности от других социальных и культурных факторов выражается в том, что в разных типах культуры она занимает существенно различное место, осознаваясь то в роли носителя высшего смысла человеческого бытия, то на правах необходимого, но отнюдь не почитаемого условия жизни.

Существуют многообразные классификации форм деятельности – разделение деятельности на духовную и материальную, индивидуальную и коллективную, трудовую и нетрудовую и т.д.

С точки зрения творческой роли деятельности особое значение имеет ее деление на репродуктивную (направленную на получение уже известного результата известными же средствами) и продуктивную деятельность, или творчество, связанное с выработкой новых целей и соответствующих им средств или с достижением известных целей с помощью новых средств.

В истории познания понятие деятельности играло и играет двоякую роль: во-первых, мировоззренческого, объяснительного принципа, во-вторых, методологического основания ряда социальных наук, где деятельность человека становится предметом изучения.

В качестве мировоззренческого принципа понятие деятельности утвердилось, начиная с немецкой классической философии, когда в европейской культуре восторжествовала новая концепция личности, характеризуемой рациональностью, многообразными направлениями активности и инициативы, и были созданы предпосылки для рассмотрения деятельности как основания и принципа всей культуры. Первые шаги в этом направлении сделал Кант. В ранг всеобщего основания культуры деятельность впервые возвел Фихте, рассматривая субъект («Я») как чистую самодеятельность, как свободную активность, которая созидает мир («не-Я»), ориентируясь при этом на этический идеал. Но поскольку Фихте ввел в качестве решающих критериев деятельности ряд внедеятельностных факторов (созерцание, совесть и др.), он тем самым подорвал единство своей концепции. Наиболее развитую рационалистическую концепцию деятельности построил Гегель. С позиций объективного идеализма он толкует деятельность как всепроникающую характеристику абсолютного духа, порождаемую имманентной потребностью последнего в самоизменении. Главную роль он отводит духовной деятельности и ее высшей форме – рефлексии, т.е. самосознанию. Такой подход позволил Гегелю построить цельную концепцию деятельности, в рамках которой центральное место занимает проясняющая и тационализирующая работа духа. В концепции Гегеля обстоятельному анализу подвергнута диалектика структуры деятельности (в частности, глубокая взаимоопределяемость цели и средства), дана характеристика социально-исторической обусловленности деятельности и ее форм.

Во многих направлениях послегегелевской философии концепция деятельности, развитая немецким классическим идеализмом, подвергается резкой критике; при этом акцент перемещается с анализа рациональных компонентов целеполагания на более глубокие слои сознания, обнаруживающиеся в жизни человека.

Так, Кьеркегор противопоставляет разумному началу в человеке волю, а деятельности, в которой он видит отрешенное от подлинного бытия функционирование, противополагает жизнь, человеческое существование. Волюнтаристская и иррационалистическая линия (Шопенгауэр, Ницше, Э.Гартман и т.д.

), рассматривающая волю как основу мирового и индивидуального существования, на место разумного целеполагания (т.е. деятельности) ставит порыв и переживание. Эта тенденция получает продолжение в экзистенциализме. Вместе с тем в кон. 19 в.

реализуется и другая философская линия, делающая акцент на межличностных общечеловеческих компонентах культуры, которые выступают как регулятивы деятельности и ее направленности (баденская школа неокантианства с ее учением о ценностях, Кассирер и его концепция роли знаковых структур).

Феноменология Гуссерля отказала в самодостаточности формам деятельности, сложившимся в новоевропейской культуре, и поставила эти формы в более широкий контекст (выраженный, в частности, в понятии «жизненного мира»).

Тенденция к отказу от рассмотрения деятельности как сущности человека и единственного основания культуры усиливается в западной философии на рубеже 19–20 вв. Это связано с переоценкой восходящего к Просвещению прогрессистского оптимизма и с критикой техницистского актиаизма, осуществляемой некоторыми направлениями философии. Во 2-й пол. 20 в.

, особенно в связи с многочисленными проявлениями негативных сторон научно-технического прогресса и с осознанием растущего экологического неблагополучия на планете, эта критика усиливается, в частности, как в рамках движения контркультуры, так и в тех философских течениях, которые вообще ставят под сомнение западную цивилизацию и характерную для нее систему ценностей.

Принцип деятельности источника происхождения многообразных продуктов культуры и форм социальной жизни сыграл важную методологическую роль в становлении и развитии ряда социальных наук и наук о человеке. Напр.

, в культурно-исторической теории Л.С.Выготского мышление было рассмотрено как результат интериоризации практических действий и свойственной им логики.

Концепция деятельности сыграла важную роль в развитии языкознания, психологии, этнографии и др.

Вместе с тем принцип деятельности при его развертывании в конкретных исследованиях потребовал углубленного анализа механизмов деятельности и формирующих ее факторов. Это привело к вычленению иных компонентов, лежащих за пределами собственно деятельности, хотя и связанных с нею и влияющих на нее.

Теория социального действия (М.Вебер, Ф.Знанецкий, Т.Парсонс) наряду с анализом рациональных компонентов целеполагающей деятельности подчеркивает значение ценностных установок и ориентаций, мотивов деятельности, ожиданий, притязаний и т.д., что, однако, приводит к психологизации понятия деятельности.

Литература:

1. Трубников H.H. О категориях «цель», «средство», «результат». М., 1968;

2. Батищев Г.С. Деятельная сущность человека как философский принцип. – В кн.: Проблема человека в современной философии. М., 1969;

3. Он же. Введение в диалектику творчества. СПб., 1997;

4. Эргономика. Методологические проблемы исследования деятельности, вып. 10. М., 1976;

5. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М., 1977;

6. Юдин Э.Г. Методология науки. Системность. Деятельность. М., 1997.

А.П.Огурцов, Э.Г.Юдин

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me

Источник: https://gufo.me/dict/philosophy_encyclopedia/%D0%94%D0%95%D0%AF%D0%A2%D0%95%D0%9B%D0%AC%D0%9D%D0%9E%D0%A1%D0%A2%D0%AC

Book for ucheba
Добавить комментарий