Доктрина о Троице

Некоторые данные об историческом развитии учения о Троице

Доктрина о Троице

«Троица — это искажение, заимствованное из языческих религий и привитое на христианскую веру» («A Dictionary of Religious Knowledge»). 

«Слово «Троица» не встречается в Библии… Официально оно вошло в богословие церкви не раньше IV века» («The Illustrated Bible Dictionary»).

 

«В Новом Завете нет ни самого слова «Троица», ни ясно выраженного догмата о ней… В христианском каноне нет никаких конкретных утверждений, что Бог триедин» («Новая британская энциклопедия»). 

«Богословы соглашаются, что в Новом Завете нет ясно высказанного догмата о Троице» («The Encyclopedia of Religion»).

 

«Что касается Нового Завета, в нем не найти реального догмата о Троице» (Бернхард Лозе, «Epochen der Dogmengeschichte»). 

«В Библии нет ясно выраженного утверждения, что Отец, Сын и Святой Дух одинаковы по сущности» (Карл Барт, «The New International Dictionary of New Testament Theology»). 

«Иисус и Павел были, очевидно, не знакомы с догматом о троице…

они ничего не говорят о нем» (Вошберн Хопкинз, «Origin and Evolution of Religion»). 

«И иудаизм, и христианство, возникшее на его основе, были строго унитарными. Путь от Иерусалима до Никеи был долог и извилист.

Тринитаризм четвертого века не точно отражает раннее христианское вероучение относительно природы Бога; наоборот, он стал отклонением от этого вероучения» («The Encyclopedia Americana»).

 

«Если бы писатели Нового Завета считали, что верующим необходимо признавать Иисуса «Богом», то как объяснить практически полное отсутствие именно этой формы признания в Новом Завете?» («Бюллетень библиотеки Джона Райлендза»). 

«Учениям о Логосе и Троице придали форму греческие Отцы, на которых… прямо или косвенно очень сильно влияла философия Платона…

То, что ошибки и искажения прокрались в Церковь именно из этого источника, неопровержимо» («The New Schaff-Herzog Encyclopedia of Religious Knowledge»). 

«Сначала христианской вере не была присуща идея о Троице…

Как видно из Нового 3авета и других христианских писаний ранних времен, идеи о Троице не было ни в апостольские времена, ни сразу после них» («Encyclopaedia of Religion and Ethics»). 

«[Идея триединства] является прямым и непосредственным отступлением от концепции абсолютного единства Творца» (Й. Герц, «Пятикнижие и гафтарот»).

 

«С течением времени эти две фигуры [Бог и Христос] слились воедино так, что часто их уже нельзя было отличить друг от друга. Возможно, именно устранение тетраграмматона вызвало христологические и тринитарные споры, будоражившие церковь в первые века нашей эры.

Как бы то ни было, похоже, что удаление тетраграмматона породило религиозную атмосферу, резко отличавшуюся от той, которая царила в период Нового Завета в I веке» (Джордж Ховард, «Biblical Archaeology Review», 03/1978).

 

«Отцы [церкви] стали искать в запасниках философской лексики два нужных термина: один – для описания очевидного различия между тремя отдельными лицами Троицы, а другой – для описания их некоего связующего единства» (Гарри Вольфсон).

 

«[В церкви] шли споры о том, как соотносятся между собой «Слово» (то есть «Сын» Бога», воплощенное в Иисусе, и сам Бог (теперь уточняется – «Отец»), имя которого, Яхве, было в основном забыто» (Garraty J., Gay P., «The Columbia History of the World»).

 

«До арианских споров ни в Восточной, ни в Западной церкви не было ни одного богослова, который бы сомневался, что Сын в том или ином смысле стоит ниже Отца» (Hanson R., «The Search for the Christian Doctrine of God»). 

«Евреям не нужно было изменять своих взглядов на природу Бога. Все, что требовалось, это признать, что Иисус был Мессией и сыном живого Бога.

Ранние ученики легко усвоили эту мысль, что видно буквально из всех писаний первого и второго столетий… Языческие и платонические философии впервые дали о себе знать еще во времена апостолов. Первыми были взгляды гностиков, затем появился сибеллионизм, затем – доктрина о Троице, и т.д.» (Robert A. Wagoner, «The Great Debate Regarding The Father, Son, & Holy Spirit»).

 

«Мы можем проследить историю возникновения этого учения и найти его источник, но не в христианском откровении, а в философии Платона… Троица – это не учение Христа и его Апостолов, а вымысел школы более поздних последователей учения Платона» (Эндрю Нортон, «A Statement of Reasons»). 

«Внимание египетских богословов было практически полностью приковано к троице…

Трех богов объединяли и относились к ним как к одному существу, обращаясь к нему в единственном числе. В этом видна пря¬мая связь между духовной силой египетской религии и христианским богословием» (Зигфрид Моренц, «Agyptische Religion»). 

«Если язычество было побеждено христианством, то столь же правильно и то, что христианство было испорчено язычеством.

Чистый деизм первых христиан… был превращен Церковью Рима в непостижимую догму о троице. Многие языческие принципы, введенные египтянами и идеализированные Платоном, были сохранены как достойные веры» (Эдвард Гиббон, «History of Christianity»). 

«Учение о Троице формировалось постепенно, и это происходило сравнительно поздно…

Это учение берет начало из источника, не имеющего ничего общего с Иудейскими и Христианскими Писаниями… оно сформировалось и было внедрено в христианство усилиями Отцов, находившихся под влиянием философии Платона» (Алван Ламсон, «The Church of the First Three Centuries»). 

«Происхождение Троицы полностью языческое…

Иисус Христос никогда не упоминал о таком явлении, и нигде в Новом Завете не появляется слово „Троица». Эта идея была принята Церковью только через триста лет после смерти нашего Господа… Первые христиане, однако, сначала не думали применять идею о Троице к своей собственной вере. Они были преданы Богу Отцу и Иисусу Христу, Сыну Бога, а также призна¬вали…

Святой Дух; но не было представления о том, что эти три составляют реальную Троицу, будучи равносущими и едиными в Одном» (Артур Уайголл, «The Paganism in Our Christianity»). 

«Троица — это не… слово, сказанное прямо и непосредственно Богом… В Писании в действительности нет какого-то одного термина, который обозначал бы Три Божественных Лица вместе.

Слово «триас» (которое переводится на латинский как trinitas [тринитас]) впервые встречается в трудах Феофила Антиохийского приблизительно в 180 году н. э. Формулировка „один Бог в трех Лицах» прочно закрепилась и окончательно вошла в христианскую жизнь и вероисповедание лишь в конце IV века…

Среди учений Апостольских Отцов не было ничего, что хотя бы отдаленно напоминало подобное умонастроение или перспективу» («Новая католическая энциклопедия»). 

«Писатели Нового Завета… не сформулировали официальный догмат о Троице и не изложили ясное учение о том, что в одном Боге три равносущих божественных лица. …

Мы нигде не найдем никакого догмата о трех отдельных божественных лицах, существующих и действующих в одном Божестве… Ветхий Завет… ни прямо, ни косвенно не говорит о Триедином Боге, который есть и Отец, и Сын, и Святой Дух. … Нет никаких доказательств того, что кто-либо из святых писателей хотя бы подозревал о существовании Троицы в Божестве…

Увидеть в Ветхом Завете указания или намеки на троицу лиц или ее «завуалированные признаки» означает выходить за рамки слов и смысла святых писателей» (Эдмун Фортман, «Триединый Бог»).

 

«Пятое значение слова «пневма» [«дух»] легко выводится из четвертого [относящегося к «Третьему Лицу Троицы»]; здесь это не Личность Святой Дух, но влияние или воздействие: прибавка слова «агион» [«святой»] объясняется так, как указано выше. В этом смысле относительно артикля можно сделать следующее примечательное наблюдение.

Хотя Святой Дух сам по себе один, его влияний и воздействий может быть много; вот почему в этом смысле «пневма» и «пневма агион» всегда без артикля, за исключением, конечно же, случаев повторного упоминания и других подобных. Такие выражения, как «наполниться Святым Духом», «получить Святой дух», «Святой Дух на ком-либо» подтверждают это наблюдение» (T. F.

Middleton, «The Doctrine of the Greek Article Applied to the Criticism and Illustration of the Greek New Testament»). 

«Все богословы — от апологетов типа Иустина и Татиана до Тертуллиана и Оригена – находятся в рамках «монархианской» концепции. Суть ее заключается в приведении Второго и Третьего Лиц Троицы к абсолютной зависимости от Отца.

«Горизонтальное» распределение функций между ними, привычное для современного христианина, в то время фактически отсутствовало. Превалировали «вертикальные» иерархии большей или меньшей степени жесткости, где Второе и Третье Лица ставились значительно ниже Первого Лица, приобретавшего характер не только Единого, но и Единственного Абсолюта.

Столь строгое «единобожие» вызывалось вполне понятным историческим запросом: доказательства тождества Создателя Ветхого Завета и Отца Нового самым естественным образом распространялись на вопрос о взаимоотношениях между Лицами Троицы. Действительно, признание трех совершенно раздельных Божеств воспроизвело бы ту же проблему, только в еще более усложненном варианте.

Такой ключевой для будущего никейского определения термин, как единосущность, пользовался в среде ортодоксальных христиан дурной славой (как принадлежащий школе Валентина и обозначающий взаимосвязь между эонами)…

Мы помним, что многие гностики имели высокое, завидное даже для тех веков образование, что платоно-пифагорейский язык присущ и им, что они выдвигают целый ряд концепций (именно концепций — например, Плеромы и Кеномы, единосущия, домостроительства и т. д.),— которые потом ассимилирует христианское богословие… Несмотря на веру в Христа Распятого, на догмат креации и т. д.

, христианские апологеты и богословы мыслили в тех же самых конструкциях, что и представители остальных религиозно-философских течений» (Светлов Р. В., «Гнозис и экзегетика»). 

«Последняя, и притом величайшая, многовековая школа неоплатонизма свелась в основном к учению о трех ипостасях.

И удивительным образом эти три ипостаси целиком перешли в христианство и даже составили его основной догмат. Большей зависимости христианства от античной философии даже трудно себе представить…

Хотя и несколько позже, из-за сложности и первостепенности взаимоотношений между Отцом и Сыном, христианские мыслители обратились и к Святому Духу, так как без установления статуса третьей ипостаси нельзя было обосновать единство божественной Троицы. Задача эта была необыкновенно трудна, любое ее решение требовало применения тончайшего философского аппарата.

И такой философский аппарат предоставила христианству античность. Античность не только уже обладала диалектикой целого и частей; более того, античность, в лице неоплатонизма, разработала и тончайшую триадную логику сверхъединого, ума и мировой души, логику, которая и оказала в конце концов серьезнейшее влияние на становление христианского тринитарного догмата» (Лосев А.Ф.

, «История античной эстетики»). 

«Церковное учение прочно укоренилось в почве эллинизма. Так оно стало тайной для подавляющего большинства христиан. Церковь заявила, что ее новые учения основаны на Библии. В действительности она узаконила в своей среде эллинское умозрение, суеверные взгляды и обычаи языческого поклонения-таинства…

До какой степени гностицизм предвосхитил католицизм, мы видим особенно ясно на его христологии… Многочисленные termini technici позднейшей католической догматики встречаются уже у гностиков, — так, напр., «единосущный» для обозначения отношений эонов к перво-Богу…

Следствием ортодоксального учения, поскольку оно понимает божество в Христе как его физическую природу, является введение резких противоречий и утрата исторического Христа с его наиболее ценными чертами… Никейский символ формулирует веру в Святого Духа без всяких дополнений и разъяснений. Афанасий в первые десятилетия ни разу не упоминает его.

Все те, кто считали его божественным в полном смысле, обычно считали его силой… Однако с 362-го года Запад неутомимо стремился заставить наполовину уже убежденных восточных братьев признать Духа единосущным Богом, и в союзе с каппадокийцами это удалось…

Учение о Троице в своей непрерывающейся научной разработке осталось органом передачи античной философии славянам и германцам: в нем своеобразным образом сочетаются христианская идея божественного откровения в Иисусе и заветы античной философии…

Парадоксальные формулы августиновского учения о Троице, отрицающие всякую связь между откровением и разумом и имеющие свои raison d''''''''''''''''etre в стремлении сохранить чистый монотеизм и полную божественность Христа, распространились на Западе и нашли себе выражение в так называемом афанасьевском символе, который постепенно разрабатывался в Южной Галлии в период с 450-го по 600-й годы» (А. Гарнак, «История догматов»). 

«Можно вести речь о классе или категории объектов под общим названием «бог» [в английском тексте с неопределенным артиклем — «a god»]. В грамматике Смита «бог» дается в качестве примера того, как существительное без артикля может использоваться в значении класса понятий (раздел 1129: «Когда слова, относящиеся к личностям, выступают в значении класса, они могут использоваться без артикля»). Это разные виды «богов» — например, бог живых противопоставляется богу мертвых. Можно говорить, что кто-либо выступает в роли «бога» по отношению к кому-либо. В Иоанна 10:34 Иисус даже цитирует фрагмент из Ветхого Завета, в котором Бог обращается к исполнителям своих заповедей со следующей фразой: «Вы — боги» (теои есте). Очевидно, что данный термин используется в расширительном значении и включает как «истинных» богов, так и «ложных» богов, а также просто тех, кому приписываются характеристики, соответствующие общепринятому понятию о «боге», — хотя и вовсе не обязательно, чтобы эти лица обладали полной «божественностью» в узком понимании этого слова. 
И в греческом, и в английском языках слово «бог» употребляется в двух значениях — либо как неопределенное нарицательное существительное, либо как определенное собственное существительное. В то время как грекоговорящие авторы Нового Завета очень аккуратно использовали это смысловое различие, английские переводчики Библии полностью устранили его игнорированием неопределенного артикля и неуемным употреблением заглавной буквы «G» [для слова «God», «Бог»]. Эти христианские переводчики, подобно своим иудейским и мусульманским коллегам, привыкли думать только об одном члене категории «бог», в результате чего понятия «Бог» и «бог» стали для них взаимозаменяемыми в большинстве контекстов. Однако библейские авторы, не предполагая в своих читателях подобное мышление, говорили либо об общей категории — «бог», либо о конкретном существе — «Бог». Цель состояла в том, чтобы донести до читателей важные стороны вероучения. Одним из наиболее примечательных примеров подобного словоупотребления является стих Иоанна 1:1 (в), в котором объясняется важнейший вопрос — до какой степени следует считать Христа центральной фигурой христианства, чтобы это не нарушило принцип христианского монотеизма (Д. Бидан, «Точность и предвзятость в английских переводах Нового Завета»).

В энциклопедии Британика The New «Encyclopedia Britannica», 1985 года издания, в 11 томе, на стр. 928, где разбирается тема о Троице, сказано: «Ни слова Троица, ни учения о ней в Новом Завете не встречаются. Ни Иисус, ни его последователи не ставили себе целью противоречить представлению Израиля в Ветхом Завете, где говорится: «Слушай Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть» (Втор. 6:4). Далее в энциклопедии повествуется следующее: «Это учение развивалось постепенно на протяжении целого ряда столетий и породило множество контроверсий […] Никейский собор, имевший место в 325 г. н.э., положил исходную основу дословному тексту этого учения, сформулировав символ, по которому Сын равносущен […] Отцу. В то же время этот собор очень мало говорил о Святом Духе […] К концу 4-го столетия учение о Троице приобрело по существу ту форму, которую оно сохранило и поныне». 

«New Catholic Enciclopedia», 1967 года издания, в 14 томе, на стр.299 приводит следующие факты: «Формулировка «Один Бог в трёх лицах» утвердилась лишь к концу 4-го века и к тому времени ещё не вполне вписалась в христианскую жизнь и христианское учение […] Апостольским отцам такое понимание и представление было совершенно чуждо. 

Таким образом, учение о Троице не построено на основании Библии, а официально введено лишь на Константинопольском Соборе в 381 г. н.э. Этим учением было перенято языческое представление, имеющее своё начало в древнем Вавилоне и Египте, и бывшее знакомым с древних времён в других странах. 

Историк Уиил Дьюрант в своём труде «История культуры человечества» замечает: «Христианство не разрушило язычество: оно вместило в себя язычество […] Из Египта проистекают представления о некоей божественной троице» (Die Geschichte der Menschheit, Sudwestverlag Munchen, 1977, Т.5, стр. 161). 

В труде «An Encyclopedia of Religion», изданном Виргилисом Фермом в 1964 г., на стр. 793-794 под заголовком «Триада» наряду с Триадами богов вавилонян, буддистов, индусов северных стран, таоистов и последователей других религий перечисляется и Троица христианского мира. При этом упоминается, например, что в Индии «великая Триада включает в себя Брахму-творца, Вишну-сохранителя и Шиву-разорителя. Они представляют цикл Бытия, подобно тому, как вавилонская Триада – Эну, Энил и Эа – представляет собой такие необходимые для жизни элементы как воздух, воду и землю». 

В Британском музее в Лондоне хранятся артефакты с изображениями Триад из древности – Изиса, Гарпократа и Нефтиса. 

Зигфрид Моренц в книге «Agyptische Religion» пишет: «Внимание египетских богословов было практически приковано к Троице […] Трёх богов объединяли и относились к ним как к одному существу, обращаясь к ним в единственном числе. В этом видна прямая связь между духовной силой, египетской религией и христианским богословием». 

«В Библии нет ясно выраженного утверждения, что Отец, Сын и Святой Дух одинаковы по сущности», – отметил протестанский богослов Карл Барт в своём nруде «The New International Dictionary of New Testament Theology».

  «Спор о Троице, проявившийся в борьбе между Арием и Афанасием, имеет свои корни в прошлом. Ранние Отцы Церкви, как мы видели, не имели ясного представления о Троичности Божества.

Некоторые из них представляли себе Логос как безличный разум, ставший лич­ностным во время сотворения мира, а другие рассмат­ривали Его как Личность, столь же вечную, как Отец, разделяющую Божественную сущность, но в то же вре­мя они видели Его в известном подчинении Отцу.

Дух Святой в их рассуждениях вовсе не имел важного зна­чения. Они говорили о Нем преимущественно в связи с трудом искупления, совершаемым в сердцах и жизни верующих. Некоторые считали Его подчиненным не только Отцу, но и Сыну.

Тертуллиан был первым бого­словом, ясно утверждавшим трехличностность Бога и сущностное единство трех Личностей. Но даже ему не удалось ясно сформулировать учение о Троице» (Луис Беркхоф «История христианских доктрин»).

«Нигде в Ветхом Завете мы не найдем четкого указания на Третье Лицо» (» Католическая энциклопедия» ).

  «Иудеи никогда не считали дух личностью; нет никаких веских доказательств и того, что так считал хотя бы кто-нибудь из писателей Ветхого Завета. […] Обычно Святой Дух представляется в Евангелиях и в Деяниях как Божья сила или мощь» (католический богослов Э. Фортман).

  «В В[етхом] 3[авете] не дается представления о духе Бога как о личности… Дух Бога — это просто сила Бога. Если иногда он и описывается как отдельный от Бога, так это потому, что дыхание Яхве действует как внешняя сила». «В большинстве стихов Щового] Завета] дух Бога изображается как нечто, а не как некто; это особенно очевидно в параллелизме духа и силы Бога» («Новая католическая энциклопедия»).

  «В целом в Новом Завете, так же как и в Ветхом, о духе говорится как о Божьей энергии или силе» («Католический словарь»).

  Как отмечается в «Католическом словаре», «третье Лицо было утверждено на Александрийском соборе в 362 году… а окончательно принято на Константинопольском соборе в 381 году», то есть через три с половиной века после того, как в Пятидесятницу ученики исполнились духа святого!

    В «Новой британской энциклопедии» говорится: «В Новом Завете нет ни самого слова „Троица“, ни ясно выраженного догмата о ней; Иисус и его последователи не собирались отрицать „Шма“ — отрывок из Ветхого Завета, гласящий: „Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть“ (Втор. 6:4). […] Этот догмат складывался на протяжении нескольких веков и был предметом горячих споров. […] К концу IV века… догмат о Троице в целом обрел ту форму, в которой он существует до сих пор» (The New Encyclopædia Britannica. Micropædia. 1976. Т. 10. С. 126).

     В «Российском энциклопедическом словаре» сказано: «Термин [Троица] появился в кон[це] 2 в., учение о Т[роице] развито в 3 в. (Ориген), вызвало острую дискуссию в христ[ианской] церкви (т[ак] н[азываемые] тринитарные споры), догмат о Т[роице] закреплен на 1-м (325) и 2-м (381) Вселенских соборах» (М., 2001. Кн. 2. С. 1605).

  В «Православной энциклопедии» признается: «В Н[овом] З[авете] нет учения о Св[ятой] Троице» (М., 2002. Т. 5. С. 414).

  В «Католической энциклопедии» отмечается: «Сам термин Троица не присутствует в Св[ященном] Писании.» (М., 2002. Т. 1. Стб. 623).

     В «Американской энциклопедии» говорится: «Христианство развилось на основе иудаизма, а иудаизм строго монотеистическая религия [признает существование одного единственного Бога].

Путь из Иерусалима в Никею был далеко не прямым.

Тринитарные взгляды IV века не отражали в точности первоначальное христианское учение о природе Бога; более того, они были отклонением от этого учения» (The Encyclopedia Americana. 1956. Т. 27. С. 294L).

     В одном французском словаре отмечается: «Триада Платона представляет собой комбинацию из элементов более ранних триад, восходящих к верованиям более древних народов.

По-видимому, она является той рациональной философской триадой, составляющие которой дали начало трем ипостасям, или божественным лицам, проповедуемым христианскими церквями. […] Концепция божественной триады, принадлежащая этому греческому философу [Платону, IV век до н. э.]…

встречается во всех древних [языческих] религиях» (Nouveau Dictionnaire Universel. Париж, 1865—1870. Т. 2. С. 1467).

     В одном библейском словаре говорится: «Троичность лиц, имеющих единую природу, описывается греческими философскими терминами „лицо“ и „природа“, которые на самом деле в Библии не встречаются.

Тринитарные понятия возникли в результате долгих споров, во время которых эти и другие термины, такие, как „сущность“ и „субстанция“, были ошибочно использованы некоторыми богословами применительно к Богу» (McKenzie J. L.

Dictionary of the Bible. Нью-Йорк, 1965. С. 899).

«Само по себе учение о том, что на божественном уровне бытия троичность и единичность оказываются в каком-то смысле тождественными, не специфично для христианства; это устойчивый мотив самых различных религиозно-мифологических систем (ср. Тримурти – триединство Брахмы, Шивы и Вишну – в индуистской мифологии; многочисленные группировки божеств по 3 или по 9=3X3 – в египетских мифах и культах; образы 3 мойр, 3 или 9 муз, трёхликой Гекаты – в греческой мифологии; «семейные» триады Юпитер – Юнона – Минерва и Церера – Либера – Либер – в римском культе и т. п.)» (Энциклопедия «Мифы народов мира»).

«,»author»:»»,»date_published»:»2017-01-17T00:00:00.000Z»,»lead_image_url»:»https://3.bp.blogspot.com/-i-Dx8BEsfR8/WR0s7oaOU2I/AAAAAAAAJtU/-BXmgKozS9sFv6_3lDEYj5rF4-s6v3ayQCLcB/w1200-h630-p-k-no-nu/50162214_1256137054_troiza.jpg»,»dek»:null,»next_page_url»:null,»url»:»http://jwapologetica.blogspot.com/2017/05/blog-post.html»,»domain»:»jwapologetica.blogspot.com»,»excerpt»:»»,»word_count»:3277,»direction»:»ltr»,»total_pages»:1,»rendered_pages»:1}

Источник: https://jwapologetica.blogspot.com/2017/05/blog-post.html

Как внедрялась доктрина о троице в умы людей?

Доктрина о Троице

В свое время в истории церкви, Никейский и Халкидонский соборы, собрались люди, для того чтобы разрешить некоторые проблемы и выработали там какие-то определенные положения или символы веры.

Насколько они умело и успешно манипулировали текстами Священного Писания, для того чтобы убедить тогдашний христианский мир, что, например, Бог не один, а в божестве есть множество. И это «большая игра», в которой задействовано очень много людей.

Они что-то цитируют, указывают на места в Священном Писании такие как 1-е Иоанна 5:7 или Матфея 28:19, 2-е Коринфянам 13:13. «Вот же, — говорят, — видите! Значит есть троица».

Или берут книгу пророка Исаии, где написано: Свят! Свят! Свят, Господь Саваоф! «Ну вот же, три раза написано слово Свят, кому это говорится?» И делают вывод — значит Бога три.

Т.е. берут тексты что-то цитируют, выдвигают какие-то концепции или воззрения, указывают на места Священного Писания, доказывают, прибегают ко всевозможным уловкам, типа таких. Цитата из проповеди «Сокровенный Бог», написанная в день так называемой святой троицы.

Как справедливо сказал кто-то из святых в древности:   Если попытаешься понять троицу — потеряешь рассудок. Если отвергнешь ее — потеряешь жизнь.  Это очень сильное утверждение. Разве не так? Понять троицу мы не можем, и отвергнуть ее мы тоже не можем, потому что потеряем жизнь.

Вот это и есть манипуляция сознанием человека. «Не задавай вопросов, просто верь!»

Продолжим цитирование: Это, конечно не значит, что все рассуждения о триединстве бога плод нашей фантазии, напротив, христианское учение о троице навеки записанное в афанасьевском символе веры имеет под собой твердое библейское основание. Однако Бог неизмеримо выше всего, что мы способны вообразить или понять своим рассудком. И потому единственный способ для нас познать Его, принять верой данное нам в Писании откровение. Конец цитаты.

С последним предложением, что единственный способ для нас познать Бога — это принять верой данное нам в Писании откровение,
трудно не согласиться. Но вот где в Библии мы найдем откровение, что Бог един в трех лицах? Найдем ли мы хоть один конкретный текст? Будут ли поддерживаться всем Священным Писанием приведенные тексты? Или они будут скорей опровергаться им?

Сейчас, когда вы ведете развернутый диалог о том, что доктрина о троице не имеет библейского основания, могут последовать и санкции, исключение из членов организации, вплоть до гонений. Сколько людей уже было уничтожено за веру в одного единого Бога, откроет только вечность.

Говорит ли само Священное Писание о Боге, как об одной уникальной личности? Или же все же божество состоит из двух или трех равных друг другу лиц или партнеров. Нам так же нужно будет проследить историю возникновения этой идеи в христианстве.

Идеи, — так расположить, истолковать тексты Библии, или вытащить такой смысл из них, что идея о Боге и Его Сыне, а так же о Божьем духе, будут иметь то, что имеют сегодня в христианстве. Доктрина о троице увела многих людей от чистой и простой христианской жизни.

А именно развитие учения о том, что Иисус Христос — это равностатусная личность некоего божества троицы.

Речь не идет о том, что христиане, которые веруют в троицу не живут чистой христианской жизнью, но они задавлены авторитетом богословия. И вот этой толщей в течение 17 веков христианской мысли о том, что божество это троица, так, что они ни в лево, ни в право не могут даже посмотреть, — они продолжают не понимать Бога.

Они знают некоторые идеи о Боге, но вот познать Небесного Отца, как предлагает это сделать Иисус Христос в Евангелии от Иоанна 17:3, они не могут. Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа. Это один из многих текстов, который говорит, что Бог — это Бог, а Сын — это Сын.

Не во всяком тексте Библии Бог обязательно подразумевает троицу, это же так очевидно.

Что было в начале IV века?

Т.е. в течение почти трехсот лет об этой доктрине вообще ничего не говорилось. Еще одна цитата: И еще одну цитату хотелось бы привести:

Троица истина, поскольку на этом настаивает церковь. Простой вопрос: А из кого состоит церковь? Из людей.

Да, люди могут быть с разным образованием, разным положением в обществе, живущие в разных городах, занимающиеся разной работой, имеющие разное познание, но всё же люди откуда-то черпают своё понимание или взгляды. Читают разную литературу.

Откуда люди в церкви черпают духовные знания? Хотелось бы, чтобы в основном черпали из Библии, но зачастую черпают их от служителей церкви — пасторов, работников, проповедников, пресвитеров, богословов и прочее.

Любая организация руководствуется определенными уставами, церковными порядками, рабочими курсами, доктринами и т.д. У любой организации есть аргументированные позиции на те или иные вопросы церковного учения или порядка.

Бывает так, что если с наведением порядка, например, поддержание церковной дисциплины, не справляется местный служитель, то как правило вызывают тяжелую артиллерию — руководителей более высшего звена — богословов, ученых и проч.

И вот их авторитетом устанавливается статус кво.

Большинство людей теряют свой рассудок при виде авторитетов. Человек же отстаивающий свою позицию вопреки большинству всегда будет в порицании этого большинства.

Пусть для нас авторитетом будет лишь Священное Писание и больше никто и ничто. Доктрина о троице была принята на Никейском (325 г.) и Халкидонском (451 г.) соборах. Принятый тогда символ веры, сегодня принимают в том или ином виде практически все христианские деноминации мира.

Каким образом получается так, что мы взяли и приняли все эти положения Никейского и Халкидонского символа веры? Все очень просто. На этом усиленно настаивают ученые, богословы. И мы с вами, как простые люди, без соответствующего богословского образования, зачастую принимаем это как за авторитет и ставим на этом точку.

Смотрите с 25:39 минуты более полный материал данной темы.

Ответы на вопросы 24.05.2017 «Библейский Монотеизм. часть 6 «История одного самообмана»

Скачать видео
Скачать аудио версию

Не забудьте поделиться с другими:

  • Четвертая заповедь. «Помни день субботний, чтобы святить его»
  • Что важного мы можем узнать о Божьем суде из книги Даниила?
  • Как познать Бога, возможно ли это?

Источник: http://vosstanovitelrazvalin.ru/kak-vnedryalas-doktrina-o-troitse-v-umy-lyudej/

Святая Троица

Доктрина о Троице

Свята́я Тро́ица (греч. Αγία Τριάδα, лат. Trinitas) – Бог, единый по существу и троичный в Лицах (Ипостасях); Отец, Сын и Святой Дух.

Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой – Единый и единственный Бог, познаваемый в трех равнославных, равновеликих, не сливающихся между Собою, но и нераздельных в едином Существе, Лицах, или Ипостасях.

Образы Святой Троицы в материальном мире

Как же Господь Бог может быть одновременно Один и Троица? Не надо забывать, что к Богу неприложимы привычные для нас земные измерения, в том числе категория числа. Ведь исчислять можно только предметы, разделённые пространством, временем и силами.

А между Лицами Святой Троицы нет никакого промежутка, ничего вставного, никакого сечения или разделения. Божественная Троица есть абсолютное единство. Тайна троичности Бога недоступна человеческому разуму (см. подробнее).

Некоторыми видимыми примерами, грубыми аналогиями Её могут служить:

  • солнце – его круг, свет и тепло;
  • ум, рождающий неизреченное слово (мысль), выражаемое дыханием;
  • сокрытый в земле источник воды, ключ и поток;
  • присущие богообразной человеческой душе ум, слово и дух.

Единая природа и три самосознания

Будучи едиными по природе, Лица Святой Троицы различаются лишь личными свойствами: нерождённость у Отца, рождение – у Сына, исхождение у Св. Духа.

Отец – безначален, не сотворен, не создан, не рожден; Сын – предвечно (вневременно) рождён от Отца; Святой Дух – вечно исходит от Отца.
Личные свойства Сына и Св. Духа указаны в Символе веры: «от Отца рожденного прежде всех век», «от Отца исходящего».

«Рождение» и «исхождение» невозможно мыслить ни как однократный акт, ни как некоторый протяженный во времени процесс, поскольку Божество существует вне времени.

Сами термины: «рождение», «исхождение», которые открывает нам Священное Писание, являются лишь указанием на таинственное общение Божественных Лиц, это лишь несовершенные образы их неизреченного общения. Как говорит св. Иоанн Дамаскин, «образ рождения и образ исхождения для нас непостижим».

В Боге три Личности, три «Я». Но аналогия человеческих лиц здесь не применима, Лица соединяются не сливаясь, но взаимно проникая так, что не существуют один вне другого. Лица Пресвятой Троицы находятся в постоянном взаимном общении между Собою: Отец пребывает в Сыне и Св. Духе; Сын во Отце и Св. Духе; Дух Святый во Отце и Сыне (Ин. 14:10).

Три Лица, имеют:– одну волю (желание и волеизъявление),– одну силу,

– одно действие: любое действие Бога едино: от Отца через Сына в Духе Святом. Единство действия в отношении Бога следует понимать не как некую сумму трех взаимо-солидарных действий Лиц, а как буквальное, строгое единство. Это действие всегда правосудно, милосердно, свято…

Отец – источник бытия Сына и Св. Духа

Отец (будучи безначальным) является единым началом, источником в Святой Троице: Он вечно рождает Сына и вечно изводит Святого Духа. Сын и Святой Дух одновременно восходят к Отцу как к одной причине, при этом происхождение Сына и Духа не зависит от воли Отца.

Слово и Дух, по образному выражению святого Иринея Лионского, суть «две руки» Отца. Бог един не только потому, что Его природа едина, но и потому, что к единственному лицу восходят те Лица, что из Него.

Отец не обладает большей властью и честью, чем Сын и Святой Дух.

Истинное знание о Боге-Троице невозможно без внутреннего преображения человека

Опытное познание Троичности Бога возможно лишь в мистическом откровении по действию Божественной благодати, человеку, чьё сердце очищено от страстей.

Святые отцы опытно созерцали Единую Троицу, среди них можно особо выделить Великих Каппадокийцев (Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского), свт. Григория Паламу, прп. Симеона Нового Богослова, прп.

Серафима Саровского, прп. Александра Свирского, прп. Силуана Афонского.

Святитель Григорий Богослов:
«Я еще не начал думать об Единице, как Троица озаряет меня Своим сиянием. Едва я начал думать о Троице, как Единица снова охватывает меня».

Как понять слова «Бог есть Любовь»

Согласно определению, данному Апостолом и евангелистом Иоанном Богословом, Бог есть любовь.

Но Бог есть любовь не потому, что Он любит мир и человечество, то есть свое творение, – тогда Бог не был бы вполне Собой вне и помимо акта творения, не имел бы совершенного бытия в Себе, и акт творения был бы не свободным, но вынужденным самой «природой» Бога.

Согласно христианскому пониманию, Бог есть любовь Сам в Себе, потому что бытие Единого Бога – это со-бытие́ Божественных Ипостасей, пребывающих между собой в «вечном движении любви», по слову богослова VII века преподобного Максима Исповедника.

Каждое из Лиц Троицы живет не для Себя Самого, но без остатка отдает Себя другим Ипостасям, оставаясь при этом полностью открытым для их ответного действия, так что все три сопребывают в любви друг с другом.

Жизнь Божественных Лиц есть взаимопроникновение, так что жизнь одного становится жизнью другого.

Таким образом, бытие Бога Троицы осуществляется как любовь, в которой собственное существование личности отождествляется с самоотдачей.

Учение о Святой Троице – основа христианства

По слову св. Григория Богослова, догмат о Святой Троице есть важнейший из всех христианских догматов. Св. Афанасий Александрийский определяет саму христианскую веру как веру «в неизменную, совершенную и блаженную Троицу».

Все догматы христианства покоятся на учении о Боге едином по существу и троичном в Лицах, Троице Единосущной и Нераздельной. Учение о Пресвятой Троице есть высшая цель богословия, поскольку познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте – значит войти в Божественную жизнь.

Для разъяснения тайны Святой Троицы святые отцы указывали на человеческую душу, являющуюся Образом Божьим. «Ум наш – образ Отца; слово наше (непроизнесенное слово мы обыкновенно называем мыслью) – образ Сына; дух – образ Святого Духа», – учит святитель Игнатий Брянчанинов.

– Как в Троице-Боге три Лица неслитно и нераздельно составляют одно Божественное Существо, так в троице-человеке три лица составляют одно существо, не смешиваясь между собой, не сливаясь в одно лицо, не разделяясь на три существа.

Ум наш родил и не перестает рождать мысль, мысль, родившись, не перестает снова рождаться и вместе с тем пребывает рожденной, сокровенной в уме. Ум без мысли существовать не может, и мысль – без ума. Начало одного непременно есть и начало другой; существование ума есть непременно и существование мысли. Точно также дух наш исходит от ума и содействует мысли.

Потому-то всякая мысль имеет свой дух, всякий образ мыслей имеет свой отдельный дух, всякая книга имеет свой собственный дух. Не может мысль быть без духа, существование одной непременно сопутствуется существованием другого. В существовании того и другого является существование ума».

Само учение о Святой Троице есть учение «Ума, Слова и Духа – единой соприродности и божественности», как сказал о Ней св. Григорий Богослов. «Первый Ум Сущий, Бог единосущное в Себе имеет Слово с Духом соприсносущным, без Слова и Духа никогда не бывая» – учит св. Никита Студийский.

Христианское учение о Святой Троице есть учение о Божественном Уме (Отце), Божественном Слове (Сыне) и Божественном Духе (Святом Духе) – Трех Божественных Лицах, обладающих единым и нераздельным Божественным Существом.
Бог обладает всесовершеным Умом (Разумом).

Божественный Ум безначален и бесконечен, беспределен и неограничен, всеведущ, знает прошлое, настоящее и будущее, знает не существующее как уже существующее, знает все творения прежде их бытия. В Божественном Уме присутствуют идеи всего мироздания, присутствуют замыслы о всех тварных существах.

«Все от Бога имеет свое бытие и существование, и все прежде бытия находится в Его творческом Уме», – говорит св. Симеон Новый Богослов.
Божественный Ум предвечно порождает Божественное Слово, Которым Он творит мир. Божественное Слово есть «Слово Великого Ума, превосходящее всякое слово, так что не было, нет и не будет слова, которое выше этого Слова», – учит св. Св. Максим Исповедник.

Божественное Слово Всесовершенно, невещественно, беззвучно, не требует человеческого языка и символов, безначально и бесконечно, вечно. Оно всегда присуще Божественному Уму, рождается от Него извечно, почему Ум называется Отцом, а Слово – Единородным Сыном.
Божественный Ум и Божественное Слово духовны, ведь Бог нематериален, бестелесен, невещественен. Он есть Всесовершенный Дух.

Божественный Дух пребывает вне пространства и времени, не имеет образа и вида, выше всякого ограничения. Его Всесовершенное Бытие беспредельно, «бестелесное, и не имеющее формы, и невидимое, и неописуемое» (св. Иоанн Дамаскин).

Божественный Ум, Слово и Дух всецело Личны, поэтому Они и названы Лицами (Ипостасями). Ипостась или Лицо есть личный способ бытия Божественной сущности, которая в равной мере принадлежит Отцу, Сыну и Святому Духу.

Отец, Сын и Святой Дух едины по Своей Божественной природе или сущности, единоприродны и единосущны. Отец есть Бог, и Сын есть Бог, и Святой Дух есть Бог. Они совершенно равны по Своему Божественному достоинству.

Каждое Лицо обладает всемогуществом, вездеприсутствием, совершенной святостью, высочайшей свободой, несоздано и независимо от чего-либо тварного, нетварно, вечно. Каждое Лицо несет в Себе все свойства Божества. Учение о трех Лицах в Боге означает, что отношения Божественных Лиц для каждого Лица тройственны.

Невозможно представить себе одно из Божественных Лиц без того, чтобы сразу не существовали два Других.
Отец есть Отец только в соотношении с Сыном и Духом. Что же до рождения Сына и исхождения Духа, то одно предполагает другое.

Бог есть «Ум, Бездна Разума, Родитель Слова и чрез Слово Изводитель Духа, Который Его открывает», – учит св. Иоанн Дамаскин.

Отец, Сын и Святой Дух – это три полноценные Личности-персоны, каждая из Которых обладает не только полнотой бытия, но и является всецелым Богом. Одна Ипостась не есть треть общей сущности, но вмещает в Себя всю полноту Божественной сущности.

Отец есть Бог, а не треть Бога, Сын также есть Бог и Святой Дух – тоже Бог. Но и все Три вместе не есть три Бога, а один Бог. Мы исповедуем «Отца и Сына и Святого Духа – Троицу единосущную и нераздельную» (из Литургии святителя Иоанна Златоуста).

То есть три Ипостаси не делят единую сущность на три сущности, но и единая сущность не сливает и не смешивает три Ипостаси в одну.

Может ли христианин обращаться к каждому из
трёх Лиц Святой Троицы?

Несомненно: в молитве «Отче наш» мы обращаемся к Отцу, в иисусовой молитве к Сыну, в молитве «Царю Небесный, Утешителю» – к Святому Духу. Кем же каждое из Божественных Лиц осознаёт Себя и как нам правильно осознавать наше обращение, чтобы не впасть в языческое исповедание трёх богов? Божественные Лица не осознают Себя, как обособленные Личности.

  • Мы обращаемся к Отцу, вечно рождающему Сына, выразителем Которого является вечно исходящий от Отца Святой Дух.
  • Мы обращаемся к Сыну, вечно рождающемуся от Отца, чьим выразителем является вечно исходящий от Отца Святой Дух.
  • Мы обращаемся к Святому Духу, как выразителю Сына, который вечно рождается от Отца.

Таким образом наши молитвы не противоречат учению о единстве (в т.ч. воли и действия) и нераздельности Лиц Святой Троицы.

Для чего необходимо знать учение о Святой Троице

В первую очередь постижение учения о Пресвятой Троице необходимо во исполнение Божественного указания, данного через апостола; ради единения с Богом и наследования вечной блаженной жизни в Царстве Небесном: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин.17:3).

Православный христианин всякий раз исповедует истину о Пресвятой Троице, осеняя себя крестным знамением через перстосложение.

В более частной перспективе это знание необходимо:

1. Для правильного, осмысленного понимания Святого Евангелия и апостольских посланий.

Без знания основ учения о Троице невозможно не только уразуметь проповедь Христа — невозможно даже понять, Кто в действительности является этим Благовестником и Проповедником, Кто есть Христос, чей Он Сын, Кто Его Отец.

2. Для правильного уразумения содержания Книг Ветхого Завета. Ведь несмотря на то, что Писание Ветхого Завета главным образом сообщает о Боге как о Едином Владыке, оно, всё же, содержит места, которые могут быть исчерпывающе истолкованы лишь в свете учения о Нём как о Троичном в Лицах.

К таким местам относится, например:

а) повествование о явлении Бога Аврааму в образе трёх странников (Быт.18:1-16);

б) стих псалмопевца: «Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их» (Пс.32:6).

В действительности Священные Книги Ветхого Завета содержат не два и не три, а множество таких мест.

(Достойно замечания, что понятие «Дух» далеко не всегда обозначает третье Лицо Пресвятой Троицы. Иногда под таким обозначением подразумевается единое Божественное действие).

3. Для понимания смысла и значения Крестной Жертвы. Без знания учения об Отце и Сыне и Святом Духе нельзя понять, Кем и Кому принесена эта Жертва, каково достоинство этой Жертвы, какова цена нашего Искупления).

Если бы знание христианина было ограничено знанием о Боге как о Едином Владыке, он встал бы перед неразрешимым вопросом: зачем Бог Сам Себя принёс в Жертву Себе?

4. Без знания о Божественном Триединстве нельзя полноценно понять и многих других положений христианства; например, истины о том, что «Бог есть любовь» (1Ин.4:8).

Если бы мы, по неведению учения о Троице, знали о Боге только как Едином, то мы бы не ведали, на Кого, вне отношения к миру распространяется Его бесконечная Любовь, на Кого она изливалась до Творения мира, в вечности.

Если бы мы полагали, что Любовь Бога распространяется только на Его творение, в частности на человека, легко было бы соскользнуть к мысли, что Он — Любящий, а не (Сам в Себе бесконечная) Любовь.

Учение же о Троице сообщает, что Бог всегда пребывал и пребывает во внутритроичной Любви. Отец вечно любит Сына и Духа; Сын — Отца и Духа; Дух — Отца и Сына. При этом Каждая Божественная Ипостась любит и Себя. Стало быть, Бог не только Тот, Кто изливает Божественную Любовь, но и Тот, на Кого изливается Божественная Любовь.

5. Незнание учения о Троице служит почвой для возникновения заблуждений. Слабое, поверхностное знание учения об Отце и Сыне и Святом Духе тоже не является гарантией от уклонения в ересь. История Церкви содержит массу тому подтверждений.

6.Не зная учения о Пресвятой Троице, невозможно заниматься миссионерской работой, во исполнение заповеди Христа: «идите, научите все народы…» (Мф.28:19).

Как объяснить учение о Св. Троице не-христианину?

Для лучшего объяснения догмата о Пресвятой Троице святые отцы использовали ряд общедоступных аналогий. В рамках одной из них Бог, как Высочайший, Верховный Ум, сопоставляется с человеческим умом (см. подробно: Догмат о Пресвятой Троице).

Примечательно: с утверждением, что в устройстве мира усматривается разумность, могут согласиться даже язычники и атеисты. В этом отношении
данная аналогия может служить хорошим апологетическим средством.

Суть аналогии состоит в следующем. Человеческий ум выражает себя через мысль.

Обычно человеческая мысль бывает сформулирована в словесном выражении. Имея это в виду, мы можем сказать: человеческая мысль-слово рождается умом (от ума) по подобию того, как Божественное Слово (Бог-Слово, Сын Божий) рождается Отцом, от Отца.

Когда мы хотим выразить нашу мысль (озвучить её, произнести), мы используем голос. В данном случае голос может быть назван выразителем мысли. В этом можно видеть подобие со Святым Духом, Который является Выразителем Слова Отца (Выразителем Бога-Слово, Сына Божьего).

* * *

По преданию, когда Блаженный Августин прогуливался по берегу моря, размышляя о тайне Святой Троицы, он увидел мальчика, который вырыл ямку в песке и переливал туда воду, которую зачерпывал ракушкой из моря.

Блаженный Августин спросил, зачем он это делает. Мальчик ему ответил:– Я хочу вычерпать всё море в эту ямку!Августин усмехнулся и сказал, что это невозможно.

На что мальчик ему сказал:– А как же ты своим умом пытаешься исчерпать неисчерпаемую тайну Господню?

И тут же мальчик исчез.

См. ИПОСТАСНЫЕ СВОЙСТВА, ЕДИНОСУЩИЕ, ЛЮБОВЬ, МОНОТЕИЗМ, МОНАРХИЯ (ЕДИНОНАЧАЛИЕ) БОГА ОТЦА, БОГОВОПЛОЩЕНИЕ, ПЕРИХОРЕЗИС

Источник: https://azbyka.ru/svyataya-troica

Святая Троица в Православной Церкви

Доктрина о Троице

Святая Троица — богословский термин, отражающий христианское учение о Триипостасности Бога. Это одно из важнейших понятий православия.

Святая Троица

Из лекций по догматическому богословию в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте

Догмат о Пресвятой Троице – основание христианской религии

Бог есть един по существу, но троичен в лицах: Отец, Сын и Святый Дух, Троица единосущная и нераздельная.

Само слово «Троица» небиблейского происхождения, в христианский лексикон введено во второй половине II века святителем Феофилом Антиохийским. Учение о Пресвятой Троице дано в христианском Откровении.

Догмат о Пресвятой Троице непостижим, это таинственный догмат, непостижимый на уровне рассудка. Для человеческого рассудка учение о Пресвятой Троице противоречиво, потому что это тайна, которая не может быть выражена рационально.

Не случайно о. Павел Флоренский называл догмат о Святой Троице «крестом для человеческой мысли». Для того, чтобы принять догмат о Пресвятой Троице греховный человеческий рассудок должен отвергнуть свои претензии на способность все познавать и рационально объяснять, т. е. для уразумения тайны Пресвятой Троицы необходимо отвергнуться своего разумения.

Тайна Пресвятой Троицы постигается, причем только отчасти, в опыте духовной жизни. Это постижение всегда сопряжено с аскетическим подвигом. В.Н.Лосский говорит: «Апофа- тическое восхождение есть восхождение на Голгофу, поэтому никакая спекулятивная философия никогда не могла подняться до тайны Пресвятой Троицы».

Вера в Троицу отличает христианство от всех других монотеистических религий: иудаизма, ислама.

Учение о Троице есть основание всего христианского веро- и нравоучения, например, учения о Боге Спасителе, о Боге Освятителе и т. д. В.Н.

Лосский говорил, что Учение о Троице «не только основа, но и высшая цель богословия, ибо… познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте – значит войти в Божественную жизнь, в саму жизнь Пресвятой Троицы.»

Учение о Триедином Боге сводится к трем положениям:
1) Бог троичен и троичность состоит в том, что в Боге Три Лица (ипостаси): Отец, Сын, Святой Дух.

2) Каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог, но Они суть не три Бога, а суть единое Божественное существо.

3) Все три Лица отличаются личными, или ипостасными свойствами.

Аналогии Пресвятой Троицы в мире

Святые отцы, для того, чтобы как-то приблизить учение о Пресвятой Троице к восприятию человека, пользовались различного рода аналогиями, заимствованными из мира тварного.Например, солнце и исходящие от него свет и тепло. Источник воды, происходящий из него ключ, и, собственно, поток или река.

Некоторые усматривают аналогию в устроении человеческого ума (святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты): «Наш ум, слово и дух, по единовременности своего начала и по своим взаимным отношениям, служат образом Отца, Сына и Святого Духа».Однако все эти аналогии являются весьма несовершенными.

Если возьмем первую аналогию – солнце, исходящие лучи и тепло, – то эта аналогия предполагает некоторый временный процесс. Если мы возьмем вторую аналогию – источник воды, ключ и поток, то они различаются лишь в нашем представлении, а в действительности это единая водная стихия.

Что касается аналогии, связанной со способностями человеческого ума, то она может быть аналогией лишь образа Откровения Пресвятой Троицы в мире, но никак не внутритроичного бытия. К тому же все эти аналогии ставят единство выше троичности.

Святитель Василий Великий самой совершенной из аналогий, заимствованных из тварного мира, считал радугу, потому что «один и тот же свет и непрерывен в самом себе и многоцветен». «И в многоцветности открывается единый лик – нет середины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. Ясно видим различие, но не можем измерить расстояний.

И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Единая сущность открывается во многоцветном сиянии».Недостатком этой аналогии является то, что цвета спектра не есть самостоятельные личности. В целом для святоотеческого богословия характерно весьма настороженное отношение к аналогиям.

Примером такого отношения может служить 31-е Слово святителя Григория Богослова: «Наконец, заключил я, что всего лучше отступиться от всех образов и теней, как обманчивых и далеко не достигающих до истины, держаться же образа мыслей более благочестивого, остановившись на немногих речениях».

Иначе говоря, нет образов для представления в нашем уме этого догмата; все образы, заимствованные из тварного мира, являются весьма несовершенными.

Краткая история догмата о Пресвятой Троице

В то, что Бог есть един по существу, но троичен в лицах, христиане верили всегда, но само догматическое учение о Пресвятой Троице создавалось постепенно, обычно в связи с возникновением различного рода еретических заблуждений. Учение о Троице в христианстве всегда было связано с учением о Христе, с учением о Боговоплощении. Тринитарные ереси, тринитарные споры имели под собой христологическое основание.

В самом деле, учение о Троице стало возможным благодаря Боговоплощению. Как говорится в тропаре Богоявления, во Христе «Троическое явися поклонение». Учение о Христе «для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1, 23). Также и учение о Троице есть камень преткновения и для «строгого» иудейского монотеизма и для эллинского политеизма.

Поэтому все попытки рассудочно осмыслить тайну Пресвятой Троицы приводили к заблуждениям либо иудейского, либо эллинского характера. Первые растворяли Лица Троицы в единой природе, например, савеллиане, а другие сводили Троицу к трем неравным существам (ариане).Осуждение арианства произошло в 325 году на Первом Вселенском Соборе с Никее.

Основным деянием этого Собора было составление Никейского Символа Веры, в который были внесены небиблейские термины, среди которых особую роль в тринитарных спорах IV столетия сыграл термин «омоусиос» — «единосущный».

Чтобы раскрыть подлинный смысл термина «омоусиос» понадобились огромные усилия великих Каппадокийцев: Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского.Великие Каппадокийцы, в первую очередь, Василий Великий, строго разграничили понятия «сущности» и «ипостаси». Василий Великий определил различие между «сущностью» и, «ипостасью» как между общим и частным.

Согласно учению Каппадокийцев сущность Божества и отличительные ее свойства, т. е. неначинаемость бытия и Божеское достоинство принадлежат одинаково всем трем ипостасям. Отец, Сын и Святой Дух суть проявления ее в Лицах, из которых каждое обладает всей полнотой божественной сущности и находится в неразрывном единстве с ней.

Отличаются же Ипостаси между собой только личными (ипостасными) свойствами.Кроме того, Каппадокийцы фактически отождествили (прежде всего два Григория: Назианзин и Нисский) понятие «ипостась» и «лицо». «Лицо» в богословии и философии того времени являлось термином, принадлежавшим не к онтологическому, а к описательному плану, т. е.

лицом могли называть маску актера или юридическую роль, которую выполнял человек.Отождествив «лицо» и «ипостась» в троичном богословии, Каппадокийцы тем самым перенесли этот термин из плана описательного в план онтологический.

Следствием этого отождествления явилось, по существу, возникновение нового понятия, которого не знал античный мир: этот термин — «личность». Каппадокийцам удалось примирить абстрактность греческой философской мысли с библейской идеей личного Божества.

Главное в этом учении то, что личность не является частью природы и не может мыслиться в категориях природы.

Каппадокийцы и их непосредственный ученик свт. Амфилохий Ико- нийский называли Божественные ипостаси «способами бытия» Божественной природы. Согласно их учению, личность есть ипостась бытия, которая свободно ипостазирует свою природу.

Таким образом, личностное существо в своих конкретных проявлениях не предопределено сущностью, которая придана ему извне, поэтому Бог не есть сущность, которая предшествовала бы Лицам. Когда мы называем Бога абсолютной Личностью, мы тем самым хотим выразить ту мысль, что Бог не определяется никакой ни внешней, ни внутренней необходимостью, что Он абсолютно свободен по отношению к Своему собственному бытию, всегда является таким, каким желает быть и всегда действует так, как того хочет, т. е. свободно ипостазирует Свою триединую природу.

Указания на троичность (множественность) Лиц в Боге в Ветхом и Новом Завете

В Ветхом Завете имеется достаточное количество указаний на троичность Лиц, а также прикровенные указания на множественность лиц в Боге без указания конкретного числа.Об этой множественности говорится уже в первом стихе Библии (Быт. 1, 1): «Вначале сотворил Бог небо и землю».

Глагол «бара» (сотворил) стоит в единственном числе, а существительное «элогим» – во множественном, что буквально означает «боги».Быт. 1, 26: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему». Слово «сотворим» стоит во множественном числе. То же самое Быт. 3, 22: «И сказал Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло».

«Из Нас» – тоже множественное число.Быт. 11, 6 – 7, где речь о Вавилонском столпотворении: «И сказал Господь: …сойдем же и смешаем там язык их», слово «сойдем» – во множественном числе.

Святитель Василий Великий в Шестодневе (Беседа 9), следующим образом комментирует эти слова: «Подлинно странное пустословие – утверждать, что кто-нибудь сидит и сам себе, приказывает, сам над собою надзирает, сам себя понуждает властительно и настоятельно. Второе – это указание собственно на три Лица, но без наименования лиц и без их различения».

XVIII глава книги «Бытия», явление трех Ангелов Аврааму. В начале главы говорится, что Аврааму явился Бог, в еврейском тексте стоит «Иегова». Авраам, вышедши навстречу трем странникам, кланяется Им и обращается к Ним со словом «Адонаи», буквально «Господь», в единственном числе.В святоотеческой эгзегезе встречается два толкования этого места.

Первое: явился Сын Божий, Второе Лицо Пресвятой Троицы, в сопровождении двух ангелов. Такое толкование мы встречаем у мч. Иустина Философа, у святителя Илария Пиктавийского, у святителя Иоанна Златоустого, у блаженного Феодорита Киррского.

Однако большинство отцов – святители Афанасий Александрийский, Василий Великий, Амвросий Медиоланский, блаженный Августин, – считают, что это явление Пресвятой Троицы, первое откровение человеку о Триединстве Божества.

Именно второе мнение было принято православным Преданием и нашло свое воплощение, во-первых, в гимнографии, где говорится об этом событии именно как о явлении Триединого Бога, и в иконографии (известная икона «Троица ветхозаветная»).Блаженный Августин («О граде Божием», кн. 26) пишет: «Авраам встречает трех, поклоняется единому.

Узрев трех он уразумел таинство Троицы, а поклонившись как бы единому – исповедал Единого Бога в Трех лицах».Указание на троичность Бога в Новом Завете — это прежде всего Крещение Господа Иисуса Христа в Иордане от Иоанна, которое получило в Церковном Предании наименование Богоявления. Это событие явилось первым явным Откровением человечеству о Троичности Божества.

Далее, заповедь о крещении, которую дает Господь Своим ученикам по Воскресении (Мф. 28, 19): «Идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Здесь слово «имя» стоит в единственном числе, хотя относится оно не только к Отцу, но и к Отцу, и Сыну, и Святому Духу вместе.

Святитель Амвросий Медиоланский следующим образом комментирует этот стих: «Сказал Господь «во имя», а не «во имена», потому что один Бог, не многие имена, потому что не два Бога и не три Бога».2 Кор. 13, 13: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами».

Этим выражением апостол Павел подчеркивает личностность Сына и Духа, которые подают дарования наравне с Отцом.1, Ин. 5, 7: «Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино». Это место из послания апостола и евангелиста Иоанна является спорным, поскольку в древнегреческих рукописях этот стих отсутствует.Пролог Евангелия от Иоанна (Ин. 1, 1): «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Под Богом здесь понимается Отец, а Словом именуется Сын, т. е. Сын был вечно с Отцом и вечно был Богом.

Преображение Господне есть также Откровение о Пресвятой Троице. Вот как комментирует это событие евангельской истории В.Н.Лосский: «Поэтому и празднуется так торжественно Богоявление и Преображение. Мы празднуем Откровение Пресвятой Троицы, ибо слышен был голос Отца и присутствовал Святый Дух. В первом случае под видом голубя, во втором – как сияющее облако, осенившее апостолов».

Различие Божественных Лиц по ипостасным свойствам

Согласно церковному учению, Ипостаси суть Личности, а не безличные силы. При этом Ипостаси обладают единой природой. Естественно встает вопрос, каким образом их различать?Все божественные свойства относятся к общей природе, они свойственны всем трем Ипостасям и поэтому сами по себе различия Божественных Лиц выразить не могут.

Невозможно дать абсолютное определение каждой Ипостаси, воспользовавшись одним из Божественных имен.Одна из особенностей личностного бытия состоит в том, что личность уникальна и неповторима, а следовательно, она не поддается определению, ее нельзя подвести под некое понятие, поскольку понятие всегда обобщает; невозможно привести к общему знаменателю.

Поэтому личность может быть воспринята только через свое отношение к другим личностям.Именно это мы видим в Священном Писании, где представление о Божественных Лицах основано на отношениях, которые между ними существуют.

Примерно начиная с конца IV века можно говорить об общепринятой терминологии, согласно которой ипостасные свойства выражаются следующими терминами: у Отца – нерожденность, у Сына – рожденность (от Отца), и исхождение (от Отца) у Святого Духа.

Личные свойства суть свойства несообщимые, вечно остающиеся неизменными, исключительно принадлежащие тому или другому из Божественных Лиц. Благодаря этим свойствам Лица различаются друг от друга, и мы познаем их как особые Ипостаси.

При этом, различая в Боге три Ипостаси, мы исповедуем Троицу единосущной и нераздельной.

Единосущие означает, что Отец, Сын и Святой Дух суть три самостоятельных Божественных Лица, обладающие всеми божественными совершенствами, но это не три особые отдельные существа, не три Бога, а Единый Бог. Они имеют единое и нераздельное Божеское естество. Каждое из Лиц Троицы обладает божественным естеством в совершенстве и всецело.

Источник: www.bogoslov.ru

Вы прочитали статью Святая Троица — учение Православной Церкви, обратите внимание на другие материалы:

Владимирская икона Божией Матери

Казанская икона Божией Матери

Икона Богоматери «О тебе радуется»

Иерусалимская икона Божией Матери

Тихвинская икона Божией Матери

Икона Божьей Матери «Нечаянная радость»

Иверская икона Божией Матери

Икона Божией Матери «Неопалимая купина»

Что такое молитва?

Молитвы от пьянства и наркомании

Молитвы от сглаза и порчи: существуют ли они?

Молитвы к Богородице

Акафист преподобному Серафиму Саровскому

Молитва Спиридону Тримифунтскому

Словарь Правмира — Святая Троица

Источник: https://www.pravmir.ru/uchenie-pravoslavnoj-cerkvi-o-presvyatoj-troice/

Book for ucheba
Добавить комментарий