Дружина Гиль-Родионова

Загадка полковника Гиля. Герой или предатель ?

Дружина Гиль-Родионова

Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, — предатель или патриот? В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов.

За первые месяцы Великой Отечественной войны немцы захватили в плен более трёх миллионов русских военнопленных. Лагерь в Сувалках на территории оккупированной Польши представлял собой огромное поле, обнесённое колючей проволокой, где без крыши над головой теснились тысячи пленных.

Евреев и советских комиссаров ждала немедленная расправа. В то же время Абвер пытался вербовать советских граждан в ряды немецких вооружённых сил.

В Сувалках этим занимался штандартенфюрер Гофман, один из руководителей германской разведывательно-диверсионной организации «Цеппелин», созданной для работы в советском тылу.

Он сразу обратил внимание на Владимира Гиля, взятого в плен в июле 1941 года под Толочином в Витебской области. Немецкая разведка быстро узнала о его происхождении.

Владимир Владимирович Гиль родился 11 июня 1905(6) года по одним данным в г.Вилейка Польша ссылка,№16. (в карте пленного ОБД — с.Чаадаевка, Пензенской обл.), белорус, детство и юность прошли в деревне Дороганово Бобруйского уезда Могилевской губернии (сейчас Осиповичский район).

 Его отец, Вальдемар Энтони фон Лютенгаузен-Вольф, принадлежал к немецким баронам, а мать, Мария Казимировна Домбровская, была внучатой племянницей польского короля Станислава Августа Понятовского. Семья Лютенгаузен-Вольфов оказалась в России во времена Петра Первого, который пригласил немецкого барона преподавать математику.

А Екатерина II за верную службу подарила Лютенгаузен-Вольфу имение Дараганово. В 1914 году в связи с войной в России начались гонения на немцев, и отец был вынужден сменить фамилию и стал называться Гилем.

В 1923 году он окончил 9 классов школы ст. Дараган Слуцкой железнодорожной ветки, в октябре 1926 года призван в РККА.

После окончания Борисоглебско-Ленинградской кавалерийской школы 01.09.1929г. назначен командиром взвода в 32-м Белоглинском кавполку. В 1931 году вступил в ВКП(б). (Партбилет № 0268567).

С 3 февраля 1934г., согласно приказу № 4 штаба БВО, — командир эскадрона. 4 апреля 1935г., согласно приказу штаба БВО № 011, занял должность помощника начальника штаба 33-го Ставропольского кавалерийского полка. 19 сентября 1937г. приказом № 055 по Академии зачислен слушателем в Военную Академию РККА им. М.В.

Фрунзе, которую окончил на «отлично». В 1938г. присвоено воинское звание капитан приказом НКО СССР № 0918, в 1939г. — майор, приказом НКО СССР № 01785, 28 февраля 1940г. — подполковник, приказом НКО СССР № 05302. С 19 мая 1940г., согласно приказу НКО СССР N° 01949, — начальник 5-й части штаба 12-й кавалерийской дивизии.

28 ноября по приказу НКО СССР № 05301 принял должность начальника штаба 8-й моторизованной бригады. 5 марта 1941г.

приказом по КО ВО N° 00150 назначен начальником оперативного отдела штаба 12-го механизированного корпуса, по 22 марта приказом НКО СССР № 0030 переведен на должность начальника штаба 229-й стрелковой дивизии.

Владимир Гиль попал в плен в самом начале войны, на родине осталась его семья — жена и двое детей, сын Вадим и дочь Галина. Потомок знатного рода, Гиль в совершенстве владел немецким, французским и польским языками. Он согласился работать на немцев, и уже в декабре 1941 года Гиля назначили на должность коменданта в лагере Сувалки.

Известно, что среди самых первых соратников Гиля по БСРН были полковник Егоров, майор Калугин, капитаны Ивин и Блажевич.

Довоенные биографии этих людей, казалось бы, не предполагали того, что они окажутся в стане врага: едва ли кто-то из них мог быть «обижен» на советскую власть.

Вместе с тем нет серьезных оснований полагать, что сам Гиль или кто-то из его приближенных «с самого начала» были советскими провокаторами, как после войны утверждали некоторые бывшие власовцы.

Владимиру Гилю поручили отобрать русских военнопленных для создания националистического отряда. В марте 1942 года эту группу отправили сначала в спецлагерь под Бреслау, а позже — в поездку по Германии с посещением Берлина.

На концерте, посвящённом дню рождения Гитлера, Вальтер Шелленберг лично рекомендовал Гиля фюреру, сообщив, что тот может быть полезен Германии.

После этого Гитлер поручил Гилю особое задание — организовать из русских военнопленных «Боевой союз русских националистов» для борьбы с большевизмом.

Руководство союзом также доверили Гилю, он написал и идейную программу, в которой говорилось о роспуске колхозов и возвращении земель крестьянам. Таким образом Гиль рассчитывал привлечь военнопленных, недовольных политикой Сталина. Тогда же он поменял фамилию и взял псевдоним Родионов — по имени своего тестя.

В «Боевой союз» сразу записались 25 бывших советских командиров. При вступлении в союз новые члены давали клятву беспрекословно выполнять все поручения руководителя союза. Первоначально «Боевой союз» задумывался как политическая организация, но позже был переименован в боевую «Дружину по борьбе с Красной Армией».

К маю 1942 года был сформирован первый отряд из сотни человек. В Советской армии они носили звания от младшего лейтенанта до подполковника, здесь стали рядовыми.

Им выдали новое чешское обмундирование с отличительными знаками СС, но погоны были собственного образца, а на рукаве — свастика и черная лента с надписью «За Русь». К июню численность достигла пятисот человек, и отряд стал называться «Первый русский национальный отряд СС» или «Дружина № 1».

Первая рота состояла полностью из бывших офицеров Красной Армии, а другие две были укомплектованы немецкими офицерами и русскими националистами из числа эмигрантов.

Спустя три недели подготовительных занятий батальону было поручено первое боевое задание — охота на польских партизан в Томашевском, Замостском и Рава-Русском уездах.

Осенью 1942 года национальную бригаду перебросили в район Быхова, где они сначала охраняли железную дорогу, а потом участвовали в операциях против партизан в районе Бегомля. За выполнением приказов следила специальная служба СС при дружине.

С самого начала Гиль-Родионов установил правило: не допускать своеволия по отношению к мирному населению. Бойцы в расправах с населением не участвовали и старались не вступать в стычки с партизанами.

Одновременно с организацией группы Родионова (первой «Дружины») была организована вторая «Дружина», во главе которой стал майор Блажевич, латыш по происхождению и, как ходили слухи, в прошлом офицер войск НКВД, старый большевик и член партии. В группу эту вошли майор Алелеков (Алелеков Борис Георгиевич 

Источник: https://masterok.livejournal.com/1602952.html

Читать

Дружина Гиль-Родионова
sh: 1: –format=html: not found

Введение

Соединение полковника Владимира Владимировича Гиль-Родионова, известное как Русская национальная бригада СС «Дружина» и Первая Антифашистская бригада, представляет собой поистине уникальный феномен в истории Второй мировой войны.

Сформированное в первой половине 1942 г. из числа советских военнопленных и перебежчиков подразделение изначально создавалось для подготовки русских коллаборационистов к диверсионно-разведывательной и идеологически-подрывной работе в глубоком советском тылу.

Пройдя через горнило антипартизанских операций и акций по истреблению мирного населения на территории Генерал-губернаторства и оккупированной Белоруссии, подчиненные В.В. Гиля заслужили себе репутацию вполне надежных бойцов и… безжалостных карателей.

Недаром берлинское руководство СД, в ведении которого находилось это формирование, неоднократно санкционировало численное увеличение «Дружины»: офицерская сотня «Боевого союза русских националистов» последовательно была развернута в батальон, полк и, наконец, бригаду.

На основе выведенных из состава «Дружины» подразделений был также сформирован «Гвардейский батальон РОА», который многие исследователи считают прообразом Вооруженных сил Комитета освобождения народов России. Военнослужащие «Дружины» снабжались гораздо лучше подавляющего большинства частей и подразделений вермахта, щедро поощрялись чинами и наградами.

В августе 1943 г. произошел переход значительной части «родионовцев» во главе со своим командиром на сторону народных мстителей. В дальнейшем — вплоть до своего полного разгрома в ходе антипартизанской операции «Весенний праздник» — соединение Гиля именовалось Первой Антифашистской бригадой.

Такая метаморфоза не имеет даже отдаленных аналогов в летописи отечественного коллаборационизма.

Разумеется, единичные и групповые переходы участников «Русского освободительного движения» на сторону СССР были нередки, но чтобы в стан советских патриотов неожиданно устремилась целая бригада, непосредственно ответственная за безжалостное уничтожение многих тысяч мирных граждан, да потом еще и сражалась как отдельное партизанское соединение, — такого не было никогда!

Владимир Гиль. Фотография из личного дела

Столь причудливая судьба «Дружины» ставит многих идеологически мотивированных исследователей в неуютное положение. Владимир Гиль не может быть «героем» ни для просоветски настроенных авторов, ни для их оппонентов.

Несомненно одно: в незавидной карьере Гиля «шкурнический эффект», желание всеми правдами и неправдами сохранить свою жизнь и власть проявили себя даже в большей степени, чем у многих «коллег» комбрига по коллаборационистскому лагерю.

Целый ряд людей, служивших под началом Гиля или тесно общавшихся с ним, оставили воспоминания, представляющие, несмотря на субъективизм и спорность некоторых несомненную ценность для исследователя. Прежде всего, назовем книги бывшего пропагандиста «Дружины» Л.А. Самутина «Я был власовцем..»[1] и офицера «Гвардейского батальона РОА» К.Г. Кромиади — «За землю, за волю..»[2].

Подробности перехода русских эсэсовцев на сторону партизан и боевая деятельность Первой Антифашистской бригады нашли отражение в воспоминаниях бывших народных мстителей: командира партизанской бригады «Железняк» И.Ф. Титкова[3], командующего соединением Борисовско-Бегомльской партизанской зоны Р.Н. Мачульского[4], начальника Белорусского штаба партизанского движения (БШПД) П.З.

Калинина[5].

До настоящего времени в отечественной историографии не появилось ни одного подробного исследования, специально посвященного боевому пути формирования Гиль-Родионова. Пробел отчасти восполняют общие работы, рассматривающие проблемы коллаборационизма.

Ценные сведения содержатся в трудах историков K.M. Александрова[6], С.И. Дробязко[7], A.B. Окорокова[8], С.Г. Чуева[9] (последний также посвятил бригаде Гиль-Родионова и ее связям с операцией СД «Цеппелин» несколько весьма информативных статей[10]).

Истории «Дружины» посвящено и несколько работ зарубежных авторов, наиболее подробными из которых являются исследования А. Даллина и Р. Маврогордато[11], а также А. Муньоса[12] и Р. Михаэлиса[13].

К сожалению, для западных исследований характерно наличие значительного количества погрешностей и ошибок (особенно заметных при описании начала боевого пути «Дружины»), которые исправно дублируются в последующих изданиях.

Большую часть информации о соединении Гиль-Родионова зарубежные историки черпают из добротной статьи Даллина и Маврогордато, которая, однако, также не лишена неточностей (учитывая время написания и публикации — 1959 г.).

Довольно активно западными и отечественными авторами привлекается также работа бывшего сотрудника абвера Свена Стеенберга «Власов» (1970), несколько страниц которой посвящено «Дружине».

Увы, эта книга не является полноценным исследованием, и по числу изложенных мифов, ошибок и заблуждений автор, несомненно, бьет все рекорды жанра.

Ненадежность источника усугубляется некорректным переводом на русский язык (в российском издании 2005 г.)[14].

В ходе работы над книгой авторы поставили перед собой следующие задачи. Во-первых, показать роль СД — эсэсовской разведки — в деле оформления русского коллаборационизма.

Во-вторых, выявить подробности участия формирований («дружин») Боевого союза русских националистов в антипартизанских и карательных акциях на оккупированных территориях Польши и Советского Союза.

В-третьих, возможно подробно рассмотреть те операции немецких войск, в которых непосредственное участие принимало соединение Гиль-Родионова.

Кроме того, мы попытались прояснить действительные причины, толкнувшие Гиля на вторичное предательство, и, наконец, проследить судьбу бывших русских эсэсовцев в рядах партизанского движения в Белоруссии. Разумеется, многие документы и свидетельства пока еще остаются недоступными для исследователей, а потому наша работа не является исчерпывающей.

https://www.youtube.com/watch?v=qjCS2kJGaIA

Мы считаем своим долгом искренне поблагодарить за помощь в работе над книгой историков Константина Семенова, Романа Пономаренко, Ивана Грибкова, Сергея Чуева, сотрудницу фотоархива Агентства «Военинформ» Министерства обороны Российской Федерации Ольгу Балашову, а также Андрея Шестакова.

Первая глава. СД и Русский коллаборационизм. Предприятие «Цеппелин»

Организация эсэсовской разведки

Роль Службы безопасности (Sicherheitsdienst, СД) в деле организации и оформления коллаборационизма, в том числе на оккупированных территориях Советского Союза, до сих пор, к сожалению, не получила еще целостного освещения в литературе.

Практически все авторы работ, посвященных ведомству Гиммлера, рассматривают СД в основном через призму карательной практики этой эсэсовской структуры[15], что вполне объяснимо, — ведь Нюрнбергский трибунал назвал СД преступной организацией.

В соответствии с приговором, Служба безопасности, наряду с гестапо, использовалась «для целей, которые являлись согласно Уставу преступными и включали преследование и истребление евреев, зверства и убийства в концентрационных лагерях, эксцессы на оккупированных территориях, проведение программы рабского труда, жестокое обращение с военнопленными и убийство их»[16]. Разумеется, деятельность Службы безопасности не сводилась лишь к перечисленным выше преступлениям. Поэтому будет уместным хотя бы вкратце коснуться специфики работы и структуры СД в годы Второй мировой войны.

вернуться

Самутин Л.А. Я был власовцем… СПб., 2002. 320 с.

вернуться

Кромиади К.Г. За землю, за волю… На путях русской освободительной борьбы 1941–1947 гг. Сан-Франциско, 1980. 239 с.

вернуться

Титков И.Ф. Бригада «Железняк». Минск, 1982. 270 с.

вернуться

Мачульский Р.Н. Вечный огонь. Партизанские записки. Минск, 1978. 446 с.

вернуться

Калинин П.З. Партизанская республика. М., 1964. 336 с.

вернуться

Александров K.M. Восточные войска вермахта и Вооруженные силы Комитета освобождения народов России. К истории разведывательных и контрразведывательных служб / Против Сталина. Власовцы и восточные добровольцы во Второй мировой войне. Сборник статей и материалов. СПб., 2003. С. 89—142; Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта A.A. Власова 1944–1945. СПб., 2009. 1117 с.

вернуться

Дробязко С.И. Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил 1941–1945 гг. М., 2004. 608 с.

вернуться

Окороков A.B. Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны. М. 2000. 184 с.

вернуться

В первую очередь: Чуев С.Г. Спецслужбы Третьего рейха. СПб., 2003. Кн. 2. 447 с.

вернуться

Чуев С.Г. Бригада «Дружина» — единожды предав / «Военно-исторический архив» (Москва). 2002. № 6. С.

134–145; «Бригада Родионова, получившая наименование 1-й Антифашистской партизанской бригады» / «Военно-исторический журнал» (Москва). 2003. № 12. С. 20–23; «Предприятие Цеппелин» / «Военно-исторический архив». 2003.

№ 4. С. 146–160; «Предприятие Цеппелин», 1942–1945 гг. / «Военно-исторический архив». 2003. № 5. С. 89—105.

вернуться

Dallin A., Mavrogordato R.S. Rodionov: A Case-Study in Wartime Redefection / American Slavic and East European Review. 1959. Vol. 18. № 1. P. 25–33.

вернуться

Munoz A.J. The Druzhina SS Brigade: A History, 1941–1943. New-York, 2000. 98 p.

вернуться

Michaelis R. Russen in der Waffen-SS. 29. Waffen-Grenadier-Division der SS «RONA» (russische Nr. 1). 30. Waffen-Grenadier-Division der SS (russische Nr. 2). SS-Verband «Drushina». Dresden, 2006. 130 s.

вернуться

Штеенберг С. Генерал Власов. М., 2005. 320 с. Поскольку это исследование из-за вопиюще неточного перевода А. Колина совершенно непригодно для работы, мы пользовались другим изданием: Стеенберг С. Власов. Мельбурн, 1974. 256 с.

вернуться

Из опубликованных в России работ см., например: Батлер Р. Гестапо: история тайной полиции Гитлера. М., 2006. 192 с.; Деларю Ж. История гестапо. Смоленск, 1993. 480 с.; Кнопп Г.

СС: Черная инквизиция. М., 2005. 284 с. (глава «Правление Гейдриха», с. 101–147); Уильямсон Г. СС — инструмент террора. Смоленск, 1999. 416 с. (глава «Секретные службы Германии, с.

137–191).

вернуться

См.: Приговор Международного военного трибунала / Нюрнбергский процесс: Сборник материалов. В 8 т. Т. 8. М., 1999. С. 649.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=190947&p=1

1-я русская национальная бригада СС «Дружина», или как власовцы перешли на сторону красной армии

Дружина Гиль-Родионова
sh: 1: –format=html: not found

История Второй Мировой войны наполнена и перенасыщена многочисленными событиями и деталями. Сегодня мы затронем такую щепетильную тему, как коллаборационизм, но весьма неоднозначный. О случае перехода русской бригады СС «Дружина» на сторону партизан и формирования в 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду.

Многие слышали о том как из числа военнопленных красноармейцев формировали добровольческие отряды СС, роты, полки и т.д. Но мало кто знал, что эти же полки могли с полным боекомплектом перейти обратно на сторону красной армии.

Военнопленные и первые политические организации

Все началось с лагеря для военнопленных в Сувалках (Польша). Немцы для борьбы с партизанами и для совершения диверсионных акций активно подбирали более инициативных кадров из числа военнопленных. Одним из таких стал бывший советский полковник В.В.Гиль-Родионов (Псевдоним Родионов).

Он возглавил политическую организацию «Русский Национальный Союз» (В дальнейшем, в апреле 1942 г., была переименована в Боевой союз русских националистов). Немцы поддержали инициативу бывших советских офицеров и из их членов БСРН был сформирован 1-й Русский Национальный отряд СС «Дружина» (ок.

500 человек).

Небольшая биографическая справка Гиля-Родионова:

Родился 11 июля 1906 года в деревне Дороганово Бобруйского уезда Могилевской губернии (рес. Белоруссия). В 1923 году он окончил 9 классов школы, а в октябре 1926 года вступил в ряды РККА. После окончания Борисоглебско-Ленинградской кавалерийской школы Гиль был назначен командиром взвода в 32 -м Белоглинском кавполку. В 1931 году вступил в ВКП(б). С 1934 года Гиль командовал эскадроном, в апреле 1935 года стал помощником начальника штаба 33-го Ставропольского кавполка. Перед войной получил звание подполковника, с отличием окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, после чего служил на должностях начальника 5-й части штаба 12-й кавдивизии, начальника штаба 8-й моторизированной бригады, начальника оперативного отдела штаба 12-го механизированного корпуса. Войну подполковник Гиль встретил начальником штаба 229-й стрелковой дивизии. Он попал в плен на Витебщине в районе Сенно — Толочин, будучи раненым в бою. Вскоре Гиль стал русским комендантом лагеря для советских военнопленных в Сувалках.В.В. Гиль-Родионов, довоенное фото.

Очень примечательно пишет о Гиле-Родионове в своих мемуарах бывший власовский офицер Леонид Самутин:

Гилю было тогда, вероятно, что-то от 36 до 40 лет, не более. Он был чуть выше среднего роста, шатен с серыми холодными глазами. Он редко смеялся, но и при смехе выражение его глаз не менялось, они оставались такими же холодными, как и обычно. Его звали Владимир Владимирович. По военной профессии он был артиллерист, а по последней должности – начальник штаба 229-й стрелковой дивизии. В плену – с самых первых дней войны. Говорил он несколько странно – с каким-то акцентом, но правильно. Эти особенности его речи сразу обратили мое внимание, когда он после произнесенного приветствия приступил к изложению правил внутреннего распорядка, которых мы должны держаться, находясь в этом здании. Коренные русские не говорят так по-русски, как говорил Гиль. A.A. Самутин. Послевоенный снимок…Чаще, чем с другими, мне нравилось разговаривать с одним славным парнем. Он был еврей, в звании ротного политрука… Он-то и шепнул мне, что Гиль – белорусский еврей, отсюда и его странный акцент. Позже и от других, знавших Гиля по службе, я слышал то же самое……Сам Гиль очень редко выходил с территории оффицир-блока, раза два только приходил в лазарет-блок, беседовал с Евдокимовым. Тот сказал нам, что Гиль назначен немцами старшим русским офицером лагеря и что он ведет с немцами какие-то переговоры. «Если он действительно еврей, – подумалось мне тогда, – то по какому же острию ножа он ходит, находясь под постоянной угрозой разоблачения. Уж такому-то немцы устроят не просто казнь, но настоящую кровавую баню».Но суждено было случиться так, что немцы не устроили Гилю кровавую баню. Прошло полтора года, и Гиль сам устроил немцам кровавую баню…

Формирование и численность “Дружины”

В задачи «Дружины» входили охранная служба и борьба с партизанами, при особой необходимости – боевые действия на фронте.

По требованию В.В. Гиля-Родионова всему личному составу было выдано новое чешское обмундирование и вооружение, включая 150 автоматов, 50 ручных и станковых пулеметов и 20 минометов. После того как «Дружина» доказала свою надежность в боях против польских партизан в районе Люблина, она была отправлена на оккупированную советскую территорию.

Один из создателей БСРН М.А. Калугин (слева) вместе с генерал-майором РОА В.Ф. Малышкиным и генерал-лейтенантом РОА A.A. Власовым. Берлин, 1943 г.

С декабря 1942 года по март 1943 года «Дружина» пополнялась за счет военнопленных и насчитывала 1500 человек (в т. ч.

126 офицеров и 146 унтер-офицеров) и состоял из 3 стрелковых и 1 учебного батальонов, артиллерийского дивизиона, рот – штурмовой, боепитания, учебной, транспортной и связи, взводов – двух кавалерийских, саперного, комендантского и полевой жандармерии, санитарной и хозяйственной части, а также, по некоторым данным, авиаотряда.

В мае 1943 r. германское командование закрепило за полком особую зону для самостоятельных действий против партизан – на территории Белоруссии с центром в местечке Лужки.

Здесь была проведена дополнительная мобилизация населения и набор военнопленных, что дало возможность приступить к развертыванию полка в l-ю Русскую национальную бригаду ее трехполкового состава общей численностью 8000 солдат и офицеров.

В июле соединение насчитывало 3000 человек, причем военнопленных среди них теперь было не более 20%, а остальную часть составляли полицейские и мобилизованное население.

Солдаты “Дружны” в минуты отдыха.

На вооружении бригады имелось: 5 орудий калибра 76,2 мм, 10 противотанковых пушек калибра 45 мм, 8 батальонных и 32 ротных миномета, 164 пулемет. При штабе бригады действовал немецкий штаб связи в составе 12 человек во главе со штурмбанфюрером ее Аппелем.

Предполагалось, что полк Гиля станет первой частью РОА, непосредственно подчиненной власовскому центру, о чем была достигнута договоренность с руководством СД. Однако переговоры власовских генералов с.Н. Иванова и г.н. Жиленкова с командиром полка зашли в тупик.

Полк нуждался в реорганизации и кадровых перестановках, поскольку его личный состав был основательно деморализован в ходе карательных операций на территории Белоруссии, а многие офицеры не удовлетворяли предъявляемым к ним требованиям.

В то же самое время Гиль-Родионов и его офицеры желали, чтобы полк был включен в состав РОА целиком и в неизменном виде.

В конце концов выход был найден: полк оставили в покое, выделив из его состава учебную и пропагандистскую команды, а также сформированный недавно в Бреслау в качестве маршевого пополнения Особый русский батальон СС и сформировали на их основе Гвардейскую бригаду РОА.

Из их личного состава и двух небольших пополнений удалось сформировать стрелковый батальон, хозяйственную роту, запасную офицерскую роту и команду пропагандистов – всего 650 человек. В течение лета стрелковый батальон три раза привлекался к участию в антипартизанских операциях, а 22 июня 1943 г. на военном параде в Пскове под бело-сине-красным флагом промаршировала сводная рота бригады.

Парад РОА в Пскове, 22 июня 1943 г.

Переход на сторону партизан

Между тем неудачи в боях с партизанами негативно сказывались на настроениях солдат и офицеров бригады Гиль-Родионова, в результате чего многие из них стали всерьез думать о переходе на сторону партизан. Последние незамедлительно воспользовались ситуацией.

Бригада начала стремительно разлагаться. Г.В. Клименко свидетельствует:

«Моральное состояние бригады ухудшилось. Началось с того, что Родионов и его ближайшее окружение, в частности, майор Блажевич, набросились на обильно поставляемую немцами водку. Началось пьянство, кутежи, в которых принимали участие женщины, выписываемые даже из Польши. Руководили этим „делом“ тот же Родионов и Блажевич. Конечно, это заставило кое-кого задуматься над этим, тем более что в последние месяцы, еще во время пребывания в Лужках, Родионов стал вести себя в полном несоответствии с должностью руководителя национальной боевой группы. Такое положение не нравилось и немцам, которые вначале просили прекратить безобразие, а потом, когда уже начались случаи грабежа и насилия, исходящие из ближайшего окружения Родионова и Блажевича, приказали прекратить и пригрозили, что они сами займутся наведением порядка и что виновные, несмотря на их положение, будут посажены в лагерь военнопленных» Белорусские партизаны во время боевой операции

В июле 1943 г. партизанская бригада имени Железняка Полоцко-Лепельского района установила контакт с Гилем. Ему и его людям была обещана амнистия, в том случае если они с оружием в руках перейдут на сторону партизан, а также выдадут советским властям бывшего генерал-майора РККА П.В.

Богданова, возглавлявшего контрразведку бригады, и гауптштурмфюрера СС эмигранта князя Л.С Святополк-Мирского. Гиль-Родионов принял эти условия и 16 августа, истребив немецкий штаб связи и ненадежных офицеров, атаковал немецкие гарнизоны в Докшицах и Крулевщизне.

В тот день к партизанам перешло 2200 человек с 10 орудиями, 23 минометами, 77 пулеметами, 12 радиостанциями и другим военным снаряжением.

Соединение было переименовано в 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду. 16 сентября 1943 года В.В. Гиль был награжден орденом Красной Звезды и восстановлен в РККА с присвоением очередного воинского звания полковника. Он погиб при прорыве немецкой блокады в мае 1944 года.

Г.В.Клименко приводит такую версию гибели Гиля:

«Сам Родионов был тяжело ранен, и тогда один из офицеров, бывших его подчиненных, подошел к нему и, произнеся „Собаке собачья смерть“, тут же, на месте, застрелил его»

Из вышесказанного можно сделать вывод что переходы советских граждан на сторону немцев были, но также были и обратные случаи. Да, возможно Гиль-Родионов из сложившихся ситуаций всегда искал себе выгоду.

В Сувалках, лагере для военнопленных были невыносимые условия существования и одним из выходом из этой ситуации было сотрудничество с немцами.

В дальнейшем все обострялось из за неудач “Дружины” в боях и моральным упадком, впоследствии Гиль-Родионов с полком образовал 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду. Ее личный состав сражался с немцами вплоть до полного освобождения Белоруссии.

Последняя точка в истории «Дружины» была символически поставлена следопытами витебского поискового отряда «Пошук» в сентябре 1992 года. В районе хутора Накол Глубокского района были найдены останки полковника Гиля. Спустя несколько дней истлевшие кости бывшего русского эсэсовца и советского партизана были перезахоронены в городе Ушачи в центре братской партизанской могилы.

Литература:
1) Русские эсэсовцы / Дмитрий Жуков, Иван Ковтун. (1418 дней Великой войны)
2) Иностранные формирования Третьего рейха / Дробязко Сергей, Романько Олег, Семенов Константин. М.: АСТ, Астрель, 2011.
3) Я был власовцем / Леонид Самутин – M.:Яуза-пресс, 2013

(с) Bremen

Источник: https://zen.yandex.com/media/vestnikistorii/1ia-russkaia-nacionalnaia-brigada-ss-drujina-ili-kak-vlasovcy-pereshli-na-storonu-krasnoi-armii-5d74496e98930900ae482b63?feed_exp=ordinary_feed&from=channel&rid=557829803.633.1578702644395.62821&integration=publishers_platform_yandex

Какой подвиг совершил советский предатель Гиль-Родионов

Дружина Гиль-Родионова

Советский подполковник Владимир Гиль – одна из наиболее интересных и неоднозначных личностей в истории Великой Отечественной войны.

В разгар летних боёв 1941 года офицер попадает в плен, соглашается на сотрудничество с нацистами и руководит русской дружиной СС, которая воюет против партизан.

Через некоторое время переходит на сторону СССР, геройски сражается против немцев и получает орден Красной Звезды.

Командир дружины СС

Согласно сохранившейся в архиве карточке военнопленного, начальник штаба 229-й стрелковой дивизии подполковник Гиль попал в плен 16 июля 1941 года и был направлен в лагерь для советских офицеров в городе Сувалки.

С декабря 1941 года он был назначен комендантом лагеря, а в январе 1942 года, по предложению нацистов, возглавил коллаборационистскую организацию «Боевой союз русских националистов».

Гиль взял псевдоним Родионов, а его работу курировала  разведывательно-диверсионная организация «Цеппелин».

В мае 1942 года при помощи кураторов он организовал из сотни бывших советских офицеров дружину СС, которую планировалось использовать против партизан. К лету Родионов командовал батальоном в 500 бойцов.

Для укрепления боеспособности к подразделению прикрепили немецких офицеров и русских националистов из эмигрантов.

Осенью 1942 года коллаборационисты вместе с немцами зачищали минские леса от советских партизан.

В марте 1943 года дружину численностью 1 200 бойцов перевели в село Глубокое, где под контроль Родионова попал целый район. В мае 1943 года полк пополнился пленными красноармейцами, партизанами и местной молодёжью, после чего превратился в 1-ю Русскую национальную бригаду со штабом в деревне Лужки. По сведениям историков Жукова и Ковтуна, количество бойцов доходило до 5000.

Переход на сторону партизан

Летом 1943 года родионовцы участвовали в боях против партизан. В перерыве между сражениями произошёл эпизод, определивший судьбу бригады. Комиссар Иван Семчук вспоминал: «8 августа в деревне Азарцы немцы обнаружили мину, установленную партизанами. Подвезли полицейский полк.

Командир отдал приказ: расстрелять всех жителей, деревню сжечь. Против немцев выступили солдаты Гиля-Родионова. Один из них ударил немецкого офицера по лицу. Две группы стали стенка на стенку: русские против немцев. Немцы струсили…

Гиль в ультимативной форме потребовал, чтобы немцы покинули район».

На следующий день Родионов вступил в переписку с командиром партизанской бригады Железняка майором Иваном Титковым. 16 августа они встретились лично.

Военный историк Анатолий Шарков считает, что Гиль давно искал способа перейти на сторону Красной армии и по этой причине в мае 1943 года ответил отказом на предложение генерала Власова влиться в его армию.

Титков сказал, что бригада может перейти на советскую сторону, однако Гиль потребовал гарантии сохранения жизни его бойцам и возвращения ему воинского звания. После согласования с Москвой Титков согласился.

1-я Антифашистская партизанская бригада

16 августа Родионов выстроил свою бригаду и сказал: «Приказываю с сего числа бригаду именовать 1-й Антифашистской партизанской бригадой. Вменяю каждому бойцу беспощадно истреблять фрицев до последнего их изгнания с русской земли».

Всех немецких офицеров убили, а 40 непримиримых антисоветчиков, среди которых были бывший генерал-майор РККА Богданов и группа белоэмигрантов, передали в НКВД.

Всего на сторону партизан перешло 106 офицеров, 151 человек младшего командного состава, 1 175 рядовых.

17 августа бригада получила первый приказ. Бойцам предстояло атаковать укреплённый немецкий гарнизон в Докшицах и узловую железнодорожную станцию Крулевщина. По воспоминаниям участников, бой был сильный, и в ходе одной из контратак партизаны чуть не оказались окружены. Однако Гиль-Родионов взял Крулевщину, уничтожив 600 солдат противника, захватив 10 машин с боеприпасами и 20 орудий.

В этот же день в Москву доложили о переходе дружины СС на сторону СССР. 17 сентября 1943 года Родионову дали звание подполковника и за проявленное мужество и организацию возвращения советских военнопленных в ряды РККА наградили орденом Красной Звезды. Этим шагом Ставка сделала мощный пропагандистский ход. Коллаборационистам было показано, что возвращение в СССР возможно.

«Весенний праздник»

1-я Антифашистская бригада дралась мужественно, нанося немцам большой урон. В Борисовско-Бегомльской и Полоцко-Лепельской партизанских зонах родионовцы сражались на самых трудных направлениях, а их действия отличались дерзостью. Весной 1944 года вермахт начал самую крупную за всю историю войны антипартизанскую операцию, названную «Весенний праздник».

К маю 16 партизанских бригад, среди них и родионовцы, оказались окружены 60 000 немцев. 5 мая у деревни Плино полковник Родионов повёл бригаду на прорыв.

По разным оценкам, в живых осталось от нескольких десятков до 250 партизан. В ходе боя командир оказался ранен в голову и грудь. В бессознательном состоянии его вынес на себе ординарец.

14 мая Гиль-Родионов умер от полученных ран и был похоронен на партизанском кладбище.

Очевидец тех событий, командир одного из партизанских отрядов, Герой Советского Союза Владимир Лобанок, по поводу гибели Родионова сказал: «Может, и лучше, что такой конец; и не было огорчений, если бы он попал в Москву». Председатель витебского военно-патриотического клуба «Поиск» Анатолий Бурдо, общаясь с советскими партизанами, узнал, что те с уважением отзывались о Родионове, считая его хорошим командиром, который жалел солдат.

Александр Бражник

https://russian7.ru/post/kakoy-podvig-sovershil-sovetskiy-pr…

Источник: https://onashem.mediasole.ru/kakoy_podvig_sovershil_sovetskiy_predatel_gilrodionov

Гиль (Родионов) и его «Дружина»

Дружина Гиль-Родионова

В марте 1942 года в лагере для военнопленных в Сувалках под патронажем организации «Цеппелин» была создана «Национальная Партия Русского Народа». Инициатором создания партии стал подполковник Красной Армии Владимир Владимирович Гиль, бывший начальник штаба 229-й стрелковой дивизии, попавший в плен у г.

Толочин в бессознательном состоянии. В лагере Гиль получил должность коменданта и пользовался поддержкой начальника лагеря штурмбанфюрера СС Шиндовского. По информации органов госбезопасности БССР, в плену Гиль закончил спецшколу СД в Берлине, впоследствии был награжден двумя Железными крестами за борьбу с партизанами.

Помимо Гиля, взявшего псевдоним Родионов (далее по тексту будет идти как Родионов), в руководящий блок организации вошли капитан Блажевич, Глазов, Гурьянов, полковники Егоров (Румянцев), Рубанский, Шепетовский, майор М.А. Калугин, капитан Ивин.

Впоследствии название партии поменялось на “Боевой Союз Русских Националистов” (БСРН).

Кандидаты в члены БСРН при вступлении в Союз заполняли специальную анкету, получали членский билет и давали письменную присягу-клятву на верность Союзу. Первичные отделения Союза именовались “боевыми дружинами”.
Программа Союза включала в себя следующие положения о строительстве «грядущей России»:

«Будущая Россия должна быть националистической, народам, населяющим Украину, Белоруссию, Прибалтику и Закавказье предоставляется право на самоопределение и выделение в самостоятельные государства под протекторатом Великой Германии. У будущей России должен быть новый порядок, основанный по принципу нового порядка в Европе.

Власть в России должна принадлежать правителю, назначенному Гитлером. Для законодательной власти выбирается государственный совет, который утверждается правителем. Им же назначаются министры, осуществляющие исполнительную власть на местах. Колхозы упраздняются, а вся земля, им принадлежащая, передается в частное пользование.

В области торговли поощряется частная инициатива.

Мелкая промышленность передается частному капиталу, средняя будет находиться в руках акционеров, а крупная ликвидируется вовсе. Россия должна быть аграрной страной.

Религия отделяется от государства и от школы, но поддерживается государством. Образование в России будет только начальное и сельское. высшее…».

В апреле 1942 года все члены БСРН были переведены в предварительный лагерь “Цеппелина”, размещавшийся на территории концлагеря “Заксенхаузен”. В то же время был создан Центр БСРН. Он разделялся на четыре отдела: разведки и контрразведки (подготовка агентуры), по военным делам и две группы подготовки кадров.

Каждым отделом руководил официальный сотрудник “Цеппелина”. Центру БСРН подчинялись территориальные центры, располагавшиеся во всех оккупированных областях СССР и в лагерях военнопленных. Постепенно эти подразделения (за исключением одной группы подготовки кадров) покинули лагерь, второй отдел кадровой подготовки был размещен в “20-м лесном лагере СС” в районе г.

Бреслау, где шла подготовка руководителей особых лагерей.

Вторая группа подготовки кадров БСРН стала дислоцироваться в районе г. Бреслау, где в “Вальдлагере СС-20” готовили руководящий состав особых лагерей.

Пропаганда идей Союза велась в лагерях в Заксенхаузене, Освитце, Бреслау, Хаммельбурге и Волау. Освитцкую организацию Союза возглавлял бывший майор танковых войск Егоров, в Заксенхаузене.

подполковник Орлов, состоявший ранее в Русской Трудовой Национальной Партии. Позднее, в связи с переходом Орлова на должность начальника штаба, его заменил князь Голицын.

Политической школой в Заксенхаузене руководил подполковник Рубанский.

Осенью 1942 года Родионову было предложено провести переговоры с бывшим генералом Бессоновым, также сотрудничавшим с “Цеппелином”. В случае достижения договоренности рекомендовалось слить обе организации.

Прибывшему в Зандберг представителю БСРН Шепетовскому Бессонов заявил, что в настоящее время занимается вопросами теории и объединяться не намерен, несмотря на общность мыслей.

24 марта 1943 года руководящий комитет в полном составе вместе с представителями немецкого командования выбыл в Берлин, где после переговоров Родионова с руководством “Цеппелина” решился вопрос об организации отряда (дружины) для участия в борьбе против Красной Армии.

Для ведения пропагандистских передач был организован «Радиовещательный центр Боевого Союза», фактически от него не зависящий, поскольку программа передач, составлявшаяся немцами, даже не согласовывалась с Родионовым.

Военная группа в количестве 100 человек выбыла в район г. Парчев (Польша), где функционировал особый лагерь “Цеппелина”.

Здесь к июню 1942 года было сформировано боевое подразделение 1-й Русский национальный отряд СС, или “Дружина № 1”, численностью около 500 человек под командованием Родионова. Отряд состоял из трех рот и подразделений обслуживания.

Первая рота была укомплектована бывшими офицерами РККА и использовалась как резерв для развертывания других подразделений.

Личный состав был одет в чешскую военную форму (как и все активисты “Цеппелина”), знаки различия были аналогичны войскам СС, однако погоны были собственного образца, на обшлагах мундиров офицерского состава имелась черная лента с надписью “За Русь!”. На вооружении насчитывалось 150 автоматов, 50 ручных и станковых пулеметов, 20 минометов.

Местом дислокации был Парчев, затем специальная база в лесу между вышеупомянутым городом и г. Яблонь. Здесь «Дружина» провела антипартизанские операции в Парчевских лесах. В ходе этих боев “дружинниками” было уничтожено до полутора тысяч человек.

В оперативном подчинении “Дружина № 1” находилась у командования оперативной группы “Б” полиции безопасности и СД, по заданию которой несла охрану коммуникаций, а уже в середине августа была переброшена под Смоленск, разместившись близ Старого Быхова, в марте 1943 г.

прибыла в белорусское местечко Лужки.

К тому времени особый отдел БСРН влился в разведшколу “Цеппелина”, располагавшуюся также в г. Яблонь.

https://www.youtube.com/watch?v=bl8ZM_vi3Lg

В январе 1943 года в Бреславле была проведена конференция организаций БСРН. В ней участвовало 35 делегатов.

Здесь руководством БСРН было выдвинуто предложение о начале формирования из военнопленных 3 корпусов: 1-й для борьбы с партизанами, 2-й. для фронта, 3-й. для заброски в советский тыл.

После конференции Гиль вызывался в Берлин, но поездка его результатов не принесла, так как к тому времени немцы уже сделали ставку на генерала Власова.

Примерно в это же время в особом лагере СС “Гайдов” (по другим данным в “Сталаге-319”) около г. Люблина была сформирована “Дружина № 2”, (2-й Русский Национальный Отряд СС) численностью в 300 человек, во главе с бывшими капитанами Красной Армии Андреем Эдуардовичем Блажевичем (или Блазевичем, бывшим начальником штаба артиллерийского полка РККА), Алелековым и Макаренко.

Примкнул к формированию и «Особый отряд СС» из г. Бреславля. Ближайший сподвижник Власова Сергей Фрелих в своих воспоминаниях пишет о Блажевиче: «…Я ему не доверял, выяснив, что в Советском Союзе он служил в частях НКВД.

Сотрудничество с НКВД отпечаталось на характере Блашевича (так в тексте): он был бессовестным, твердым, неискренним и умел заслужить доверие своих немецких начальников своим жестоким поведением по отношению к русскому населению и взятым в плен партизанам».

Осенью 1942 г. Родионов,имея звание оберштурмбанфюрера СС, оказался в Беларуси во главе русской национальной “Дружины”, насчитывавшей около тысячи бойцов. Совместно с гитлеровцами его “Дружина” вела бои против партизан в Могилевской области.Он пытался действовать самостоятельно.Однако немцы не собирались терять контроль над “Дружиной”.

В ее составе находились немецкие офицеры, действовала разветвленная сеть СД, которой руководил генерал Богданов, бывший командир 48-й стрелковой дивизии РККА. В марте 1943 г. родионовцев перебросили в Плисский район, объединив со второй “Дружиной”.Был создан 1-й Русский национальный полк СС . Родионов стал его командиром, а Блажевич – начальником штаба.

Полк насчитывал 1200 рядовых и 150 офицеров. На вооружении, помимо винтовок и пистолетов, состояло около 200 автоматов, 95 пулеметов, 18 минометов, 60 орудий
 Родионов добился разрешения оккупантов проводить вербовку добровольцев, чтобы пополнить ряды части. Проходила она весьма своеобразно.

Один из очевидцев вспоминал: “Сильный отдел родионовцев прибывал в волостной центр и приказывал старостам собрать на следующий день всех молодых людей на антикоммунистический митинг. За неявку – расстрел. На митинге выступали офицеры-агитаторы, стиль которых мало чем отличался от того, каким пользовались советские политруки.

Разве что вместо “советская родина”, “коммунизм”, “вождь Сталин”, звучало: “Россия”, “новая Европа”, “фюрер Гитлер”. А в конце такого митинга “политрук” объявлял, что все присутствующие являются “добровольцами русской армии”.

За это время толпу окружали вооруженные до зубов родионовцы, и под аккомпанемент дикого мата начиналось формирование колонн, отбирали документы, без которых нигде нельзя было показаться из опасения, что тебя примут за партизана”.

Местная белорусская администрация враждебно отнеслась к такой деятельности и по мере возможностей ей препятствовала.

Когда офицер полка Лазорев в Шарковщине под угрозой оружия загнал в казармы более сотни человек, объявив их “добровольцами”, глава уезда Михась Зуй потребовал отпустить всех насильственно мобилизованных и обратился за помощью к немецкому коменданту. Того мало волновала судьба белорусских парней, и он не стал вмешиваться. Но Зуй не успокоился.

Он поехал в Минск и добился встречи с генеральным комиссаром Вильгельмом Кубе. Гауляйтер направил в Шарковщину распоряжение прекратить насильственную мобилизацию. Вернувшись домой, Зуй немедленно распустил новобранцев по домам. Лазорев пытался привлечь к делу СД и наказать главу уезда как “врага рейха”, но Родионов признал правоту Зуя.

И все же ему удалось увеличить состав полка более чем в два раза, после чего он был переименован в 1-ю Русскую национальную бригаду СС.

Бригада включала в себя: три строевых и один учебный батальоны, автороту, батареи минометов и орудий, пулеметную роты, учебную роты, роты боепитания, 2-х кавалерийских взвода, комендантский взвод, санчасть, хозчасть, штурмовую роты, саперный взвод, роту связи и взвод полевой жандармерии, организованный по инициативе Блажевича. Знамя бригады представляло собой огромное черное бархатное полотнище с изображением “Адамовой головы” золотистого цвета.

Помимо бывших советских офицеров на некоторых должностях осели эмигранты: капитан Дамэ. впоследствии после развертывания батальонов начальник штаба 1-го полка, командир артбатареи полковник, князь Святополк-Мирский, офицер контрразведки.

бывший офицер-деникинец штабс-капитан Шмелев, граф Вырубов и другие. Бригада совместно с немецкими частями выступила в район Бегомля и Лепеля для ликвидации партизанских отрядов. Здесь-то и проявились “боевые” качества родионовцев.

Понеся в боях большие потери, бойцы вымещали злобу на беззащитном населении: карательные отряды уничтожили свыше 4 тыс. местных жителей и более 3 тыс. угнали в Германию.

Хорошо вооруженная и на первых порах дисциплинированная бригада вела с переменным успехом бои против партизанских отрядов,но общая обстановка на Восточном фронте постепенно оказывала влияние на личный состав.

Сам Родионов стал меняться в худшую сторону. Проявление необыкновенной жестокости и пьянство усугублялись еще и тем, что роль постоянного наушника и секретаря исполнял Блажевич. Пара этих «командиров» занималась расстрелами пленных и несогласных.

Например, 18 апреля 1943 года Родионов приказал лейтенанту Полферову расстрелять за слушание московского радио 13 человек из бригады, среди которых находился лейтенант Мех. 28 мая 1943 года по приказу Гиля был расстрелян лейтенант, Герой Советского Союза и бывший депутат Верховного Совета СССР Сироткин.

4 апреля Гиль вместе с Блажевичем убили майора Кузнецова. бывшего начальника отдела кадров Черноморского флота.

Начав 2 мая 1943 года при поддержке немецких войск наступление на партизан Бегомльской зоны, “Дружина” понесла большие потери в личном составе и вооружении. Это обстоятельство, наряду с провалом немецкого летнего наступления, еще более усилило стремление военнослужащих к переходу на сторону партизан.

Оберштурмбанфюрер Аппель докладывал своему руководству о состоянии “Дружины”:

«Положение в Дружине требует вмешательства со стороны высших инстанций…Дружина развилась в таком направлении которое свойственно русским при их мании к величию.

В то же время замечено возрастающее недовольство направленное против Германии… Активисты  Дружины  находятся под влиянием праздношатающихся по лагерю русских, они ведут свободную жизнь бандитов, пьют и едят вдоволь и совсем не думают о предстоящей деятельности Дружины… Такое положение создает опасность для политики империи…»

Родионов понимал, что его планы потерпели крах, что ни о какой “Новой России” немцы и не думают. Да и само родионовское войско с каждым днем все больше напоминало бандитскую шайку, его солдаты стали чужими для всех. Немцы им не доверяли, местное население боялось.

Как только “Дружина” появилась в районе Докшиц, она приковала к себе пристальное внимание командования партизанской бригады “Железняк” и Бегомльского подпольного РК КП(б)Б. Партизаны и подпольщики развернули среди родионовцев агитацию, целью которой было организовать их переход на сторону партизан.

В дружине постоянно появлялись советские листовки и воззвания.

В начале июня 1943 года партизаны адресовали свои послания всем командирам “Дружины'.Они написали ответы:Богданов утверждал, что пока жив, будет бороться с большевизмом,Волков признавался, что готов служить хоть черту – “лишь бы были бабы и водка”,Орлов предполагал: в случае перехода обязательно попадешь в руки НКВД.Было послание и для Родионова.

 Вскоре после этого в штаб бригады “Железняк” прибыл связной, который привез записку от Родионова: “Бандиты! Переходите на нашу сторону! Водкой и хлебом накормлю!”. На обратной стороне послания партизанский комбриг Иван Титков написал: “Советские войска наступают.

А куда вы, предатели, побежите? Под землей найдем и заставим держать ответ перед советским народом за все ваши зверства”.

После этого первого обмена заявлениями завязалась довольно прочная переписка между командирами враждующих формирований.Связной, доставлявший письма, получил от партизан своеобразную “охранную грамоту”, а Родионов выдал ему кавалерийскую лошадь и седло. Комбриг еще не раз получал подобные первому послания от Родионова, только более объемные.

Через некоторое время партизаны предложили провести переговоры. Они состоялись, но прошли безрезультатно. После них штаб партизанской бригады принял решение усилить натиск на гарнизоны, которые охраняли подразделения “Дружины”. Родионов в свою очередь развернул масштабное наступление против партизан.

Но работа подпольных агитаторов не прошла бесследно – из “Дружины” на сторону партизан стало переходить все больше и больше перебежчиков. Масла в огонь подлили и сами немцы, разместив на станции Парафьяново близ места дислокации “Дружины” части 2-го немецкого полицейского полка и частей СС, усиленные бронетехникой и артиллерией.

В “Дружине” решили, что части прибыли для ликвидации русского соединения.

Теперь у Родионова не было другого выбора: либо в лес, либо обратно в лагерь. Он вновь обратился к Титкову с предложением о переговорах.

https://www.youtube.com/watch?v=TRD0YRKHt58

Утром 16 августа 1943 г. в д. Будиловка состоялась встреча двух комбригов. Родионов соглашался перейти на сторону партизан, если бригада будет сохранена как отдельная боевая часть под его командованием, а командный состав останется на своих местах.

Родионову пообещали полную амнистию за разоружение бригады, сдачу ее антибольшевистских кадров и уничтожение всех немецких военнослужащих. В числе требований также выдвигалось условие выдачи бывшего генерал-майора П.В. Богданова и гауптштурмфюрера СС графа Мирского.

В тот же день Родионов огласил следующий приказ (приводится в сокращении):

“1.С этого числа бригаду именовать Первой русской антифашистской бригадой.

2.Вменяю в обязанность каждому воину бригады безжалостно истреблять фрицев до полного их изгнания с русской земли.

3.С этого числа приветствие “Хайль Гитлер!” отменить, приветствовать поднесением руки к головному убору.

4.Все фашистские знаки – свастики, черепа и прочее – отменить.

5.Поздравляю офицеров и солдат с присоединением к борьбе за нашу великую Родину. Слава русскому народу!”. Части бригады уничтожили немецкий штаб связи и своих «ненадежных» офицеров: капитана Москалева, старшего лейтенанта А. Полферова и других. Командир офицерской роты полковник Петров лично застрелил А.Э. Блажевича.

Генерал-майор Богданов и эмигранты были переданы партизанам и 20 августа их самолетами вывезли в Москву (расстреляли их уже после окончания войны).

Переход на сторону партизан родионовцы отметили разгромом гарнизона в Докшицах. Сделать это было нетрудно. Немцы ничего не знали об измене вчерашних союзников и даже не успели оказать сопротивления.

Захватив пленных и трофеи, Родионов с тысячей своих бойцов, имея 4 орудия, 21 миномет и 66 пулеметов, двинулся к железнодорожной станции Крулевщизна. Ее гарнизон насчитывал около 600 человек (треть из них составляли рабочие строительной организации Тодта, пожилые люди, не годные к строевой службе), 4 пушки, 30 пулеметов.

Здесь тоже ничего не знали о событиях в бригаде, но насторожились, увидев огромный столб дыма над Докшицами. Гарнизон был приведен в боевую готовность. Чтобы усыпить бдительность врага, Родионов приказал развернуть полковые знамена со свастикой. Начальник гарнизона выехал навстречу колонне и потребовал сообщить ему маршрут и цели движения.

Майор Шепелев попросил его зайти в ближайший дом для доклада и там застрелил. Тем временем бригада развернулась в боевые порядки и атаковала гитлеровцев. Несмотря на внезапность атаки и численный перевес, добиться успеха не удалось. Немцы оказали упорное сопротивление. Отдельные подразделения родионовцев, не выдержав, стали отходить.

Тогда комбриг с автоматом в руках сам повел бойцов в атаку, которая и решила исход боя. Станция была полностью разрушена, захваченное оружие, боеприпасы и продовольствие вывезли в лес.

Переход Родионова к партизанам стал значительным событием. Это был первый за годы войны случай, когда столь крупное и хорошо вооруженное соединение (бригада насчитывала примерно 2,5 тыс. бойцов) перешло на сторону противника. В скором времени об этом стало известно в Берлине.

Там даже говорили, что Родионов на самолете улетел в Москву, где его принял Сталин и лично наградил орденом. На самом деле никакого перелета не было, хотя 16 сентября 1943 г. Родионов действительно был награжден орденом Красной Звезды, и тогда же ему было присвоено звание полковника.

Но даже после этого комбриг продолжал чувствовать себя “чужим среди своих”. Поэтому, стремясь доказать преданность советской власти, Родионов шел на неоправданный риск, бросал бригаду на самые опасные операции. Одна из самых известных – нападение на Вилейку.

В ночь на 1 ноября одновременно с артобстрелом партизаны атаковали город. В первые 15-20 минут ошеломленные гитлеровцы не смогли оказать серьезного сопротивления, что позволило родионовцам ворваться в город. Но вскоре немцы перешли в контрнаступление, ввели в бой бронетехнику.

Партизаны были вынуждены отступить, потеряв 70 человек убитыми и ранеными. В последующем 1-я антифашистская бригада разгромила еще ряд гарнизонов в деревнях Ободовцы, Шипы, Цагельня.

Весной 1944г. немецкое командование предприняло широкомасштабное наступление против партизан Полоцко-Лепельской зоны. Операция “Фрюлингсфест” (весенний праздник) стала самой крупной антипартизанской акцией за всю войну. В ней участвовало более 60 тыс. солдат и офицеров, большое количество военной техники.

Руководил операцией гауляйтер Беларуси генерал-лейтенант Курт фон Готберг. Наступление началось 11 апреля. Бригаде Родионова пришлось вести бои с печально известным карательным батальоном СС Оскара Дирливангера. Силы были неравные, и партизанское командование приняло решение прорываться из окружения.

5 мая 1-я антифашистская, совместно с другими соединениями, пошла в прорыв под Ушачами. В бою Родионов получил тяжелые ранения и 14 мая умер от ран. Бригада потеряла 1 026 человек (больше половины личного состава) и фактически перестала существовать. В живых из личного состава бригады остались только 442 партизана.

Но и после этого 1-я Антифашистская бригада не прекратила свое существование. Из оставшихся в живых партизан были сформированы 4 отряда, которые продолжили свою боевую деятельность.

После перехода бригады Родионова к партизанам “Боевой Союз Русских Националистов” продолжал существовать, однако это предприятие уже исчерпало себя и скомпрометировало в глазах немецкой разведки.

Источник: https://www.gorod.tomsk.ru/index-1291902696.php

Какой подвиг свершил советский предатель Гиль-Родионов

Дружина Гиль-Родионова

Какой подвиг свершил советский предатель Гиль-Родионов

Советский подполковник Владимир Гиль – одна из наиболее интересных и неоднозначных личностей в истории Великой Отечественной брани.

В разгар летних боёв 1941 года офицер попадает в плен, соглашается на сотрудничество с нацистами и руководит русской дружиной СС, какая воюет против партизан.

Через некоторое время переходит на сторону СССР, геройски сражается против немцев и получает орден Алой Звезды.

Book for ucheba
Добавить комментарий