Движение Маздака

Первая еврейская революция. Из истории движения Маздака — sugochka — КОНТ

Движение Маздака

После уничтожения манихейской ереси в зороастрийской вере в Иране и устранения самого «пророка» его последователи бежали на восток и северо-восток, за Амударью. Манихейская ересь оказалась живучей, манихейские общины в Средней Азии существовали и в X – XI вв.

, в частности, в Самарканде, а также в других населенных пунктах на пути в Китай, да и в самом Китае. Манихеями в те времена были представители многих национальностей – согдийцы, тюрки, китайцы, тибетцы и индусы.

Гонимое в Средней и Передней Азии манихейство проникло также далеко на запад. В Болгарии эта ересь стала известна под именем богомилов, в Италии – патаренов, во Франции – катаров, в южной Франции – альбигойцев.

К этим еретическим направлениям примыкали учения присциллиан, павликан, ариан и др. Все эти секты подвергались гонениям со стороны христианской церкви.

В Иране манихейская доктрина была подхвачена революционным движением маздакитов, последователями которых стали хуррамиты и карматы. На Востоке идеи Мани оказали сильное влияние на шиитские и исмаилитские верования, а также нашли отражение в суфийском аскетизме.

В основе морали манихейства ведущим жизненным принципом был пессимизм. Проповедовался аскетизм с умерщвлением плоти безбрачием и постом, пребыванием в бедности.

Мани призывал воздерживаться от пищи, чтобы тем самым искупить грех, причем на пост отводилось около четверти года.

По заповедям Заратуштры, по принципам жизнеутверждающей религии зороастризма, человек служит Богу-Творцу Ахура Мазде не постом и аскетизмом, а молитвами и трудом, праведными мыслями, словами и делами.

Во времена правления династии Сасанидов в Иране, в VI в. н. э. возникло новое религиозное учение – маздакизм, которое приобрело массовый характер и вылилось в национальное революционное движение, потрясшее устои общества.

О маздакистском движении упоминается в различных источниках, к ним относится сирийская хроника Иошуа Стилита, написанная в 507 г., а также записи византийского историка Прокопия Кесарийского, секретаря Велизария, полководца времени Юстиниана I.

Пехлевийские тексты, в которых упоминается ересь Маздака, содержатся в комментарии к Авесте, в «Вендидаде», в пророческом трактате «Бахман яшт» (ок. XII в.) и в «Денкарте».

Более полное отражение маздакизм получил в полуофициальной пехлевийской исторической хронике «Хвадай намаг» («Книга владык»), которую знаменитый поэт Фирдоуси использовал при написании своей поэмы «Шахнаме». «Книга владык» не дошла до нашего времени ни на пехлеви, ни в существовавшем арабском переводе под названием «Сияр ул-Мулук».

этой книги известно из более поздних произведений арабских и арабо-язычных авторов. Обзор этих произведений находится в трудах известных европейских ученых Т. Нёльдеке и А. Кристенсена. Учение Маздака изложено арабским ученым аш Шахристани, о движении Маздака сообщали такие историки, как Табари, Таалиби, Масуди и др.

По мнению А. Кристенсена, маздакизм идентичен секте деристден, основанной манихеем Бундосом, который проповедовал схизму в Риме. Его идеи были чужды манихейству, его секта по-пехлевийски называлась «деристденан», что означает «те, которые проповедуют истинный закон». Для пропаганды своей идеи Бундос уехал в Персию.

Арабские авторы свидетельствуют о предшественнике Маздака Зарадуште как о настоящем основателе секты, который носил имя национального пророка Ирана. Современник Маздака Иошуа Стилит называет секту зарадуштаган. Византийские и более поздние арабские авторы отмечают, что Зарадушт был чистым теоретиком, а Маздак – проповедником, апостолом Зарадушта в народе.

Проповедь Маздаком примитивного коммунизма с идеей равенства была привлекательна для представителей низших сословий в связи с тяжелыми условиями жизни. Маздак выдвигал требование общинного владения землей, равного распределения материального имущества и обобществления женщин.

Правящий шах Ковад являлся сторонником учения Маздака, позволял ему проповедовать свои идеи народу и претворять их в жизнь. Маздакиты получили такое влияние при дворе, что никто другой, кроме них, не мог войти к шаху. Немецкий ученый Т.

Нёльдеке объясняет связь между шахом и священником-еретиком желанием Ковада обезвредить аристократию.

С помощью маздакитов он хотел нанести удар высшему сословию, а также ослабить жреческое сословие, тесно связанное с аристократией, хотя сам шах не пожертвовал для сектантов ни своими женами, ни имуществом.

По другой версии историков, основной причиной принятия Ковадом идей Маздака были голод и бедствия среди народа, а путем реформы шах надеялся избежать народных волнений и обуздать господствующие сословия, добившись от них уступок и снижения податей. Еще при отце шаха Ковада, шахе Перозе, уже ставился вопрос о снижении податей, о раздаче неимущим денежных пособий, о требовании к имущим ссужать бедных продовольствием из своих запасов.

Маздак и его последователи натравливали представителей низших классов на состоятельных людей, происходили разбойные нападения, чернь врывалась в богатые дома знатных, тащила их жен, грабила нажитое имущество.

Никто не был уверен в безопасности своего достояния и семьи, а через некоторое время нельзя было сказать, чьего отца тот или иной ребенок. У жителей тех местностей, которые следовали учению Маздака, все дела пришли в упадок, были в корне нарушены имущественные и семейные отношения.

Подонки общества получали возможность безнаказанно преступать законы.

По зороастрийским заповедям богатые члены общины должны помогать бедным, делиться с ними имуществом и продуктами питания, но в виде помощи нуждающимся, а не отдавая последнее. Имущество, добытое праведным трудом, почиталось, но стремление к обогащению не приветствовалось.

В пехлевийских назидательных текстах говорится: «Не гонись за земным богатством, так как земное богатство похоже на птицу, которая пересаживается с одного дерева на другое и не задерживается ни на одном».

Древний мудрец советует проявлять щедрость, насколько это позволяет имущество, не брать ничего в долг, кроме как у родственников и друзей. В отношении имущественной помощи там же говорится: «Не бери ничего у того, у кого нет стыда».

Через уважение к чужому имуществу у зороастрийцев проявляется уважение к достоинству человека и почитание закона, без которого не может существовать ни одно цивилизованное общество. Обладание богатством накладывает на человека обязательства в отношении распоряжения этими ценностями для благого дела.

В «Наставлении Вузургмихра» царский советник обращается к богатым: «Хотя все богатство [обречено на] исчезновение, разрушение и изменение, тому, кто угоден Богам, они жалуют дары…Он приобретает огромное богатство, совершит выдающийся подвиг и достигнет власти.

Он выкажет превосходство, заслужит высочайшую славу, совершит знаменитейшее деяние, осветит дом и отчизну.

Ему [суждены] долгая жизнь, многочисленное потомство, большой род, добрая надежда, [добрые] воздаяния за дела, за справедливость и пользу, [которую он приносит] людям, за [его] защиту [добрых] тварей, за владение делом и также все другие радости в мире».

Огромное значение в зороастризме имеет род человека, знание своих корней, почитание предков.

Существует понятие кармы рода, и каждый человек должен был знать своих предков до седьмого колена, их профессии, занятия, достоинства и грехи, так как они имеют отражение в жизни человека.

Предписывалось молиться за Фравашей, за предков, просить прощения за их грехи. Следование заповедям Маздака прерывало преемственность в роду, в семье, отрывало человека от его корней, делая его беззащитным и уязвимым для темных сил.

Учение Маздака было изложено им в книге «Диснад», написанной на пехлеви, отрывки из которой цитировались персидским автором XVII в. в книге «Дабистан ул-Мазахиб» («Школа вероучений»), хотя А. Кристенсен считает существование книги «Диснад» выдумкой.

Эта книга не сохранилась, также как и другая упоминаемая «Книга про Маздака», которая, возможно, не являлась историей его жизни и учения, а была чем-то вроде исторического романа, читавшегося для развлечения, но некоторые детали из этой книги могли попасть в труды о Маздаке.

Маздак заявлял, что причиной голода и других бедствий является неравномерное распределение имущества и земных благ. Первобытнообщинный строй представлялся ему наиболее совершенной формой общества, где не было имущественного неравенства, и, следовательно, не было ни господства, ни угнетения.

Как вода, огонь и пастбища являются предметами общей собственности, в такой же мере должно быть общим и все остальное материальное имущество людей, считал Маздак.

Величайшую несправедливость он видел в том, что один человек имеет красивую жену, а другой – безобразную, поэтому по условиям справедливости и благочестия необходимо, чтобы имеющий красивую жену отдал ее на несколько дней тому, у которого плохая жена.

Женщина, таким образом, рассматривалась как бездушная и бесчувственная вещь.

По представлениям новой религии люди не должны враждовать между собой и убивать друг друга, но это запрещение не всегда и не при всяких обстоятельствах должно действовать, а там, где появится необходимость силой устранять социальную несправедливость – там кровопролитие должно быть допущено. Теории Маздака отбрасывали человечество в примитивный общественный строй, существовавший по принципу стаи, где власть доставалась сильнейшему.

С зороастрийской точки зрения, лучшей победой считается бескровная победа, которая достигается без вступления в бой, путем переговоров и убеждения с помощью разумных доводов. В «Денкарте» говорится, что военачальнику надлежит перед началом сражения обратиться к противнику через парламентеров с призывом перейти в подданные «царя царей» Ирана и принять зороастрийскую веру.

После четырех лет господства идей Маздака влиятельные лица и вельможи составили заговор против Ковада, ему пришлось бежать. Маздак, по сведениям Ибн-Балхи (персидского автора XII в.), бежал в Азербайджан, где соратники окружили его почетом и уважением.

Только через два с половиной года Ковад сумел вернуть престол, второй период его царствования продолжался 35 лет. Этот период отмечен историками как период благоустройства Ирана. Маздак и его приверженцы уже не имели такой силы, как прежде.

По версии Т. Нёльдеке, благосостояние государства и общества в то время потребовало уничтожения секты. Этого же требовали и интересы принца Ануширвана, которого Ковад признавал своим достойным преемником.

Маздак и его соратники были казнены, но еретическая идея продолжала существовать. В VIII – X вв. возвращение маздакизма в арабском халифате было связано с народными бедствиями и было направлено против арабских завоевателей.

Продолжатели маздакитов – хуррамиты проповедовали всеобщее равенство и общинное владение землей. В «Сиасет-Намэ» («Книга о правлении вазира XI столетия Низам ал-Мулька») говорится, что жена Маздака, Хуррамэ, дочь Фадэ, убежала с двумя людьми в округ Рея. Она призвала к учению мужа.

Разные люди вступили в ту веру, их прозвали хуррамдинцами. Другие авторы упоминают о происхождении слова хуррамиты (хурремиты), от персидского «хуррем» – ясный, светлый, либо «хур» или «хвар» – солнце, огонь. Они также были известны под названием мухаммира – «красные» или «сурх алем» – «краснознаменные».

Красный цвет – цвет крови – выражал у них готовность жертвовать собой во имя свободы. Учение хуррамитов основывалось на манихейском дуализме, борьбе двух начал – Света и тьмы.

По их мнению, существующая действительность представляла собой воплощение злого начала – тьмы, поэтому борьба против этой действительности и ее ликвидация означали победу Света над тьмой, которая должна была бы привести к установлению общества, основанного на справедливости и равенстве.

Зороастризм не признает мир дуальным, а относит его к творению Ахура Мазды, называя его Благодетельным миром, в котором зло присутствует временно, нарушая его гармонию. Человек призван разобраться, что в мире – Добро, а что – зло, и помогать Богу-Творцу освободить мир от осквернения.

Хуррамиты действовали в начальном периоде правления Аббасидов. Они участвовали в восстании Абу Муслима (747–750), Сумбада-мага (755), в восстании «краснознаменных» (778–779).

Крестьянское восстание под предводительством Сумбада-мага проходило в области Нишапура и Рея в Иране. Поводом к восстанию послужило убийство Абу Муслима, совершенное по приказу халифа Мансура. Восстание продолжалось 70 дней, десятитысячное войско халифа нанесло поражение отрядам Сумбада, при отступлении был убит и Сумбад.

В Мавераннахре произошло в 776– 783 гг. восстание под предводительством Муканны. Беруни сообщает, что в Мерве, в деревне, жил Хашим ибн Хаким, известный под прозванием «аль-Муканна», что означает «носящий покрывало». Он был крив на один глаз, закрывал себе лицо зеленым шелком.

Объявляя, что в нем воплотилось божество, как до этого оно воплощалось в Абу Муслиме, он уверял, что простые смертные не выдержат исходящий от его лица свет («сгорят»). Он призывал к борьбе против господства арабов и ислама.

Отличительным признаком приверженцев Абу Муслима и аль-Муканны был белый цвет одежды и знамен, выбранный в противоположность черному цвету знамен Аббасидов, арабских правителей. Муканна приказал построить крепость в горах Санам и сделал ее центром восстания.

Установив законы, провозглашенные маздакитами, он разрешал брать чужое имущество и женщин, убивать тех, кто оказывал сопротивление. Он владычествовал 14 лет, «люди в белых одеждах» утвердились в Бухаре и Согде. Восстание было усмирено только в конце правления халифа Махди.

После разгрома войска аль-Муканна сжег себя (по другой версии – принял яд). Повстанцы еще несколько лет продолжали разрозненную борьбу, ожидая его «второго пришествия», существование их религии отмечено даже в XI в.

В начале IX в. при Харуне аль Рашиде в Азербайджане начались волнения маздакитов-хуррамитов, были вовлечены соседние области Армении, Мидии и Хорасан. Предводитель восстания Бабек сумел создать собственное господство, основанное на маздакитских идеях общинного владения землей, уничтожения имущественного и социального неравенства.

Бабек овладел крепостью в одном из наименее доступных ущелий в Мазандеране. Выходя из горной крепости, он и его приверженцы подвергали беспощадному ограблению окрестные области, убивали мужчин и уводили женщин в плен. Движение Бабека охватило огромную территорию. Оно началось в 815 или 816 г. и продолжалось более 20 лет до 837 г.

Только в Азербайджане в нем участвовало 300 тысяч человек, в том числе крестьяне. Организаторские способности и военный талант Бабека имели немалое значение. Он вышел из простого рода, работал погонщиком верблюдов в торговых караванах. В источниках есть сведения о том, что отцом Бабека был бродяга-путешественник, разносчик масла из Ктесифона.

Мать Бабека жила в Азербайджане, была одноглазой. Отец Бабека был ранен в спину и умер. Однажды один из главарей хуррамитов познакомился с Бабеком, нашел его сметливым, несмотря на его отвратительный характер, и взял к себе в дом. Речь его была неразборчивой и странной для понимания, а сам он выглядел плутом.

После смерти хозяина Бабек стал мужем вдовы, а хуррамиты поклялись ему в верности, считая, что дух их умершего предводителя вошел в Бабека.

В переписке с византийским императором Феофилом Бабек предлагал ему вести совместные военные действия против халифата. В 833 г. халифское войско в сражении под Хамаданом нанесло поражение восставшим. В этом сражении и после него было перебито 60 тысяч хурремитов. Спасшиеся от истребления ушли на византийскую территорию.

После четырехлетнего перемирия с Византией халифское военное командование направило все силы против войск Бабека, тот обратился за помощью к Феофилу.

В переписке с ним Бабек выдавал себя за христианина, обещал обратить всех своих последователей в христианскую веру. В конце 837 г. халифские войска осадили крепость Базз, резиденцию и командный пункт Бабека.

Он ушел из крепости по подземному ходу, хотел бежать в Византию, но в Армении его предали и выдали властям, вскоре он был казнен как преступник.

В конце VIII – начале IX вв. возникло и распространилось антифеодальное движение карматов, так же как и маздакиты, призывавших к общинному владению землей, рабами, уравнительному распределению материальных благ, общим трапезам и общим женам. Карматское движение распространилось в Сирии, Ираке, Персии, на юге Аравии, в Бахрейне и Египте. С конца IX в.

карматы возглавляли восстания против Аббасидов (Южная Месопотамия – ок. 890–906 гг., в Бахрейне – 894–899 гг., в Сирии – 900–902 гг.). Их социальная программа основывалась на маздакитском учении и использовала шиитскую идею махдизма (о пришествии Махди – скрытого имама, избавителя от гнета и нужды).

Они призывали к устранению социального неравенства между свободными членами общества и наделению их жизненными благами в равной мере. Молитвы, посты и паломничества были объявлены у них необязательными, а употребление вина и брачные союзы с ближайшими родственниками были разрешены.

Движущими силами карматского движения были неимущие слои населения, феллахи, часть бедуинов, городская беднота и ремесленники. Сами себя они карматами не называли, так их нарекли противники в знак презрения, употребляя слово «кармат» как «обманщик», «мерзкий» или «мошенник».

Карматы нападали на караваны паломников, мародерствовали и грабили, жестоко расправлялись с пленными. Систематические атаки на паломников и грабежи караванов вызывали закупорки торговых артерий халифата, вызывали застой торговли и экономический спад.

Карматская община превратилась в реальную военно-политическую организацию, ориентированную на активные действия против государства. В 901–905 гг. карматское движение приобрело независимость и образовало государство в Бахрейне, в котором в распоряжении султанского правительства находились государственные или общинные рабы – африканцы (негры и эфиопы).

Государство владело 30 тыс. рабов, они обрабатывали поля и сады, чинили жилища и мельницы. Нападения карматов на суннитские области сопровождались грабежами, резней, угоном в рабство мирных жителей. Государство карматов просуществовало до конца XI века. Последнее выступление иракских карматов происходило под белыми знаменами в 928 г.

В дальнейшем народные революционные выступления под знаменем идей Маздака продолжались в Иране и сопредельных странах, вплоть до бабидских восстаний в XIX в.

Как отмечают историки, «социальная доктрина маздакитов никогда не умирала». На Западе она проявилась в утопических взглядах Т. Мора и Т. Кампанеллы, чьи романы послужили прообразом идеального коммунистического общества и вдохновили сначала революцию во Франции (1789–1794 гг.), а затем и в России (1917–1922 гг.).

Гражданская война сопровождалась массовым террором и репрессивно-карательными мероприятиями, в результате которых население России пережило демографическую катастрофу. Вместо ожидаемой численности населения в 207,5 млн человек в границах Российской империи к началу 1923 г.

на территории СССР насчитывалось всего 137,5 млн.

Насильственное насаждение «нового» порядка проявляется во все времена в виде бунта, восстания, революции и приводит к бедствиям и гибели людей, т. е. работает на силы зла, идеологически опираясь на лжеучения, в основе которых лежит манихейская ересь. Зороастризм, а в особенности зерванизм, последовательно разоблачают ереси для очищения вероучения, переданного людям пророком Заратуштрой.

Литература

1. Аш-Шахрастани. Книга о религии и сектах. М., 1984.

2. Беляев Е.А. Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье. М., 1966.

3. Беляев Е.А. Мусульманское сектантство. М.,1957.

4. Бойс М. Зороастрийцы. Верования и обычаи. СПб., 1994.

5. Буниятов Дж.З. Восстания карматов (IX – X вв.). Баку, 1988.

6. Буниятов З. Азербайджан в VII – IX вв. Баку, 1965.

7. Захидов В.Ю. Огни истории. Ташкент, 1974.

8. Изведать дороги и пути праведных. Пехлевийские назидательные тексты. М., 1991.

9. Периханян А.П. Общество и право Ирана в парфянский и сасанидский периоды. М., 1983.

10. Пигулевская Н.В. Маздакитское движение // Изв. АН СССР Сер. истории и философии. 1944. № 4.

11. Рак И.В. Мифы древнего и раннесредневекового Ирана. СПб., 1998.

12. Революция и человек. Социально-психологический аспект. М., 1996.

13. Семенов А.А. Маздакизм (очерк истории учения Маздака) // Вопросы истории религии и атеизма. М., 1958. Т. 5.

14. Сиасет-намэ. Низам ал Мульк. М. – Л., 1949.

15. Социально-утопические идеи в Средней Азии / Ред. М.М.Хайруллаев. Ташкент, 1983.

Источник: https://cont.ws/post/569534

Глава VIII В среднесасанидский период / Зороастрийцы. Верования и обычаи

Движение Маздака

  • Утверждение зурванизма
  • Три великих священных огня
  • Реформа богослужения
  • Религиозная литература
  • Реформа календаря
  • Движение Маздака
  • Внук Нарсе – Шапур II правил с 309 по 379 г. н.э.

    Он не оставил надписей, так как со временем сасанидские цари, подобно последним Ахеменидам, отказались от этого обычая. В зороастрийской истории о Шапуре II известно главным образом из двух источников. Первый – сообщение Динкарда о наставлении в вере.

    В нем говорится: «Царь царей, Шапур II, сын Хормизда, побудил людей из всех областей обратиться к богу и посредством обсуждений вынести все устные предания на рассмотрение н изучение.

    После триумфа Адурбада, при помощи проворенных речений, над всеми сектантами и еретиками, изучавшими наски, он сделал такое заявление: «Теперь, когда мы увидели, в чем заключается правильная вера, мы не потерпим дикого, придерживающего ложной веры, и мы будем крайне ревностными в вере». И так он и делал» (Динкард 413, 2–8; Zaehner, 1955, с. 8).

    Рассказывается также и о том, как Адурбади-Махраспанд, персидский первосвященник, доказал правильность своего толкования веры тем, что подвергся древнему испытанию – ордалия: ему на грудь вылили расплавленный металл.

    К сожалению, нигде не указывается, какие именно взгляды он защищал так доблестно. Однако можно предположить, что он был, видимо, зурванитом, подобно сасанидским царям и другим персидским первосвященникам.

    Одну из своих дочерей Шапур II назвал Зурвандухт – букв. «дочь Зурвана».

    Большая часть сведений исходит из другого важного источника религиозной деятельности Шапура II – христианских памятников, в частности деяний сирийских мучеников. В правление Шапура II стала усиливаться религиозная вражда по политическим соображениям, так как в то время Константин освободил от притеснений христиан.

    Христианство стало фактически государственной религией Римской империи – самого заклятого врага Ирана.

    Шапур II наложил на своих христианских подданных двойной налог и подати, потому что они не могли служить в его войсках, поскольку испытывали «симпатии к нашему врагу – кесарю»; в то же время страдали и зороастрийцы, жившие теперь под христианским владычеством в Малой Азии. Шапур II начал усиленные гонения на христиан в 322 г. н.э.

    Инициаторами этих гонений были, по их собственным словам, персидские верховные жрецы, которые жаловались царю на христиан в следующих выражениях: «Мы не можем ни поклоняться солнцу, ни очищать воздух, ни поддерживать чистоту воды, ни содержать чистой землю из-за назареян, которые пренебрегают солнцем, презирают огонь и не почитают воду» (Braun, 1915, с. 1).

    Это обвинение перечисляет четыре неодушевленных творения зороастризма, причем солнце олицетворяет здесь, как это часто бывает, огонь, а воздух (так же как и у греков) замещает небо. Выслушав эту жалобу, Шапур II, как сообщает автор, пришел в ярость.

    Он приказал призвать к себе двух христианских епископов и обратился к ним с такими словами: «Разве вы не знаете, что я из рода божеств-язата? И я поклоняюсь солнцу и почитаю огонь… Какой бог лучше, чем Ормазд, и чей гнев более жесток, чем гнев Ахримана? Какой разумный человек не поклоняется солнцу?» Когда же епископы заупрямились, он повелел их убить. В другой раз, когда один перс-христианин отказался поклоняться солнцу и огню, Шапур II, как рассказывают, заявил ему следующее: «Клянусь солнцем, судьей над всем миром (то есть Михром), что если ты принудишь к этому меня, который является твоим другом, то я убью тебя и не оставлю в живых никого, кто называется этим именем (то есть христианином)» (Braun, 1915, с. 30).

    Часто и гонители, и гонимые были одинаково непоколебимы, и пролилось много крови. Нередко упоминаются мобады и маги, влекущие христиан на царский суд, часто ссылаются также на ведомство первосвященника.

    Поскольку сохранились только христианские сообщения о допросах, то мученикам всегда приписываются лучшие ответы: так, о Пусаи, одном из христиан, убитом Шaпуром II, рассказывается, что он язвительно высмеял зурванитские верования царя такими словами: «Ваше величество утверждает, что солнце, луна и звезды – это дети Ормазда, но мы, христиане, не верим в брата Сатаны. По словам магов, Ормазд – брат Сатаны. Раз мы не поклоняемся брату Сатаны, то как же мы можем признавать детей этого брата?» (Braun, 1915, с. 67). Следовательно, последователи зурванизма коренным образом исказили учение Зороастра, соединив узами братства добро и зло, которые пророк так резко отделил друг от друга.

    Гонения с перерывами продолжались в течение всей остального правления Сасанидов, причем иногда они бы ли вызваны непримиримостью самих христиан. Столкновение двух религий выявило их различия в воззрениях и обрядах.

    Учение Зороастра о благой (спэнта) природе материальных творений и его предвидение о пришествии царствия божьего на земле делало зороастризм почти такой же религией этого мира, какой была вера древних израильтян, не оставляющей надежд на потустороннюю жизнь.

    Персидские же христиане оставались аскетами, беспокоившимися почти исключительно о последующей жизни.Они возмущали зороастрийцев своим пренебрежением к этому миру, к его обязанностям и его радостям.

    Безбрачие, экзальтация созерцательного образа жизни, отказ от самых невинных удовольствий, принятие не только святой бедности, но и святой нечистоты – все это формы выражения религиозных чувств, совершенно чуждых зороастрийцам.

    Бездна различий была также между ними и иудеями, которые иногда тоже становились при Сасанидах жертвами гонений.

    Одно из их богословских разногласии можно видеть в вопросе, заданном неким магом какому-то раввину: как можно предполагать, будто бы бог создал «паразитов и ползающие существа»? Раввин ответил, что «бог создал паразитов и ползающие существа в этом мире для исцеления людей на земле».

    Это был ответ, вряд ли способствовавший установлению лучшего взаимопонимания между представителями двух религий. Не сохранилось никаких сведений о спорах между зороастрийцами и буддистами, и, за исключение надписей Кирдэра, нет других сообщений о гонениях на буддийские общины, так как почти все источники по истории Сасанидов относятся к Западному Ирану.

    За долгим царствованием Шапура II последовало три кратких, а в 399 г. н.э. на престол вступил Йездигерд I.

    Первая часть его царствования отличалась явным милосердием к христианам, которые провозгласили его добрым и благословенным, но в зороастрийской традиции этот царь известен как «Грешник», возможно, как предполагают, из-за его любви к иноверцам.

    Одним из его великодушных деяний было разрешение христианам хоронить покойников, то есть, по воззрениям зороастрийцев, осквернять благую землю.

    Похоронные обычаи самих зороастрийцев оставались, по-видимому, точно такими же, как и при двух предшествующих династиях: обычай выставления трупов применялся всеми, кроме членов царской семьи, которые продолжали помещать своих покойников, бальзамируя их, в мавзолеи. Как и в отношении Аршакидов, об этом известно, впрочем, лишь по литературным данным (зороастрийским и арабо-персидским источникам), так как ни одной гробницы сасанидских царей пока не обнаружено. У династии не имелось общеизвестного места для захоронения царей.

    В конце правления Йездигерда I снисходительность царя по отношению к христианам подверглась испытанию из-за их же собственных безрассудных действий, и он принял против них суровые меры.

    Рассказывают, что христианский священник разрушил храм огня, находившийся поблизости от церкви, и отказался восстановить его, несмотря на приказ царя. О другом священнике сообщают, будто он дерзко погасил священный огонь и отслужил в храме литургию (Hoffman, 1880, с. 34–38).

    Примечательно, что даже в случае таких провокаций персы действовали вполне сознательно, проводя расследование и судебное разбирательство до того, как вынести смертный приговор.

    Религиозным рвением отличалось и правление сына Йездигерда I Вахрама V (421—439), о котором сообщается: «Он прислушался к приказам проклятого Михр-Шапура, главы магов, вытащил из земли покойников, похороненных при его отце, и разбросал их под солнцем, и так продолжалось пять лет» (Hoffman, 1880, с. 39).

    Феодорет, писавший во время правления Вахрама V, рассказывает, что хотя персы и научились у Зороастра «выставлять своих мертвецов собакам и птицам», но тем не менее новообращенные персидские христиане «не допускают теперь этого обычая, а хоронят своих покойников в земле, не обращая внимания на жестокие законы, запрещающие погребение, и не страшась жестокости тех, кто их наказывает» (Беседы 9, 35).

    Главным министром Вахрама V был Михр-Нарсе, жизнеописание которого приводит арабо-персидский историк Табари (основывавшийся, очевидно, на сасанидском источнике). Из этого рассказа известно, что Михр-Нарсе – удачливый военачальник.

    Он был назначен главным министром еще Йездигердом I и продолжал занимать свой пост и при Вахраме V, и при его сыне, Йездигерде II (439—457). Михр-Нарсе изображается как просвещенный и набожный зороастриец, а его жизнь представляется наполненной благочестием и благотворительностью.

    Поблизости от места его рождения, в Фирузабаде (в Парсе), до сих пор стоит каменный мост, на котором видна стершаяся от непогоды надпись: «Этот мост был построен по приказу Михр-Нарсе, главного министра, на благо его души, на его собственные средства.

    Кто бы ни прошел по этой дороге, пусть помолится за Михр-Нарсе и его сыновей, потому что это он построил мост через эту переправу».

    Все три сына Михр-Нарсе занимали высокие посты в качестве титулованных глав трех традиционных сословий государства.

    Так, Кардар был «Главой воинов»; Зурвандад, предназначенный, по словам Табари, для священнической и судебной карьеры (этот факт ставит вопрос о взаимоотношениях между священнослужителями и знатью), носил титул «Эрбада эрбадов»; наконец, третий сын, Мах-Гушнасп, стал «Главой пастухов», Все эти архаично звучащие титулы, включая и титул Мобадан мобад (то есть «Мобад мобадов» – верховный маг верховных магов), для главы зороастрийской общины, видимо, были введены в тот период.

    Михр-Нарсе основал возле Фирузабада четыре селения с прекрасными полями и фруктовыми садами.

    В одном из них он учредил священный огонь ради своей души, а в трех других – «именные огни» в честь каждого из трех сыновей.

    Эти огни, очевидно, предназначались для того, чтобы быть центрами сельских богослужений, а заботиться об их поддержании и назначать обслуживавших их жрецов должны были Михр-Нарсе, его сыновья и их наследники.

    Тот факт, что Михр-Нарсе назвал одного яз своих сыновей Зурвандадом – букв. «Данный Зурваном», – свидетельствует о том, что он тоже был зурванитом; именно к его времени относятся единственные подробные свидетельства о принципах этой ереси, дошедшие до нас.

    Йездигерд II приложил решительные усилия, чтобы вернуть Армению, принявшую христианство, к зороастризму и выпустил воззвание, призывающее население Армении возвратиться к старой вере. С другим воззванием обратился к армянам Михр-Нарсе, и основные положения этого документа сохранились в изложении двух армянских авторов – вардапета Егише и Лазаря Парпеци.

    Великий бог Зурван провозглашается в этом воззвании существовавшим прежде неба и земли, и рассказывается миф о рождении его двух сыновей-близнецов – Ормазда и Ахримана. Затем повествование Михр-Нарсе возвращается в ортодоксальные рамки.

    Ормазд, утверждает он, создал небо и землю и все, что есть в них благое, в то время как Ахриман сотворил страдания, болезни и смерть.

    «Счастье, сила, слава, почести, телесное здоровье, прекрасная внешность, красноречие языка и продолжительность жизни – все это создания Творца благого… Люди, которые утверждают, что он – создатель смерти и благое и злое одинаково происходят от него, ошибаются».

    В ответ на это послание армяне, не обращая внимания на происхождение добра и зла, как опытные спорщики сами перешли в нападение: «Мы не поклоняемся, как вы, стихиям, солнцу, луне, ветру и огню… Мы не приносим жертв всем этим богам, которых вы именуете на земле и в небе… Мы почитаем… единого… бога».

    Сирийские христиане аналогичным образом определяли веру «последователей нечестивого Зрадушта» как «древнее богослужение ложным богам и стихиям», та что сам Вахрам V отвечал, что «он признает только одного бога; прочие являются как бы придворными одного царя» (Hoffman, 1880, с. 42).

    Другие религии, привлекавшие новых приверженцев, но почти неизвестные зороастрийцам до сасанидского периода, лишь на окраинах страны могли доставлять беспокойства зороастризму. Зороастризм был очень прочной и необыкновенно могущественной религией, духовная сила которой поддерживалась всей официальной мощью империи Сасанидов.

    Зороастрийская церковь продолжала распространяться и процветать. В то время в Парсе и в Мидии приобрели особое значение два великих священных огня, которые стали соперничать с огнем Адур-Бурзэн-Михр. Парфянский огонь был слишком священным (ведь, согласно легенде, он связан с пророком и Виштаспой), чтобы западные жрецы могли бы отказаться от поклонения ему.

    Однако они унизили его достоинство, установив, что огонь Адур-Фарнбаг, горевший в Парсе, предназначен жрецам, а огонь Адур-Гушнасп в Мидии – воинам, в то время как Адур-Бурзэн-Михр принадлежит низшему сословию – пастухам и крестьянам.

    Конечно, это было не более чем схоластическим упрощением, но такая схематизация стала основой для значительного повышения достоинства двух огней на западе империи.

    По происхождению огонь в Парсе, вероятно, был таким же «отменным», как и два других, то есть огнем некоего Фарнбага, чье имя буквально означало «Владеющий (или преуспевающий благодаря) Фарна».

    Фарна – диалектная форма авестийского слова Хварэна (по-среднеперсидски Хварра, персидское Хара).

    Возвеличивая этот огонь, жрецы придали большое значение элементу «фарна» в составе его имени и зашли так далеко, что временами полностью отождествляли его с самим божественным Хварэна.

    В рассказе об Ардашире I из «Шахнаме» говорится, будто бы основатель сасанидской династии посещал Храм этого огня, что, по-видимому, является анахронизмом. Все достоверные упоминания этого огня относятся, как кажется, к середине и концу правления Сасанидов.

    Так, в «Шахнаме» также повествуется о клятве Йездигерда I одновременно и огнем Фарнбаг, и огнем Бурзэн-Михр. Буруни сообщает, что правнук Йездигерда I Пероз молился в святилище огня Адар-Хара об окончании опустошительной засухи. Во вступительной главе пехлевийского сочинения «Арда-Вираз-Намаг», окончательная редакция которого была осуществлена в Парсе, рассказывается о великом собрании жрецов в храме «победоносного огня Адур-Фарнбаг» для совместных размышлений.

    В современных источниках часто упоминается о мидийском огне Адур-Гушнасп потому, что из трех великих огней он был ближайшим к западным границам Ирана и более известным иностранцам. В то же время цари принадлежали к сословию воинов, и поэтому жрецам этого огня удалось выдвинуть его в качестве царского. В надписях ранних Сасанидов об огне Адур-Гушнасп нет упоминаний.

    Археологические раскопки позволяют предположить, что он был помещен в необыкновенно красивом месте в Иранском Азербайджане не ранее конца IV – начала V в. н.э. Это место, известное в мусульманское время под названием Тахти-Сулейман, то есть «Престол Соломона», – холм, на плоской вершине которого находится озеро, возвышающееся над окружающей равниной.

    Он прекрасно подходил зороастрийцам для поклонения творениям бога в виде огня и воды. Вершина холма окружена толстой стеной из сырцовых кирпичей, ворота были обращены на север и на юг. От северных ворот проход, для торжественных шествий вел к храму, окруженному с трех сторон другой стеной, но открытому к югу, в сторону озера.

    Здесь во внутреннем святилище на алтаре был возжжен огонь Адур-Гушнасп, проходили к которому минуя несколько вестибюлей и залов с колоннами.

    «Огонь воинов» был так прочно связан с царской властью, что для всех царей стало обязательным совершать к нему паломничество после коронации пешком (видимо, шествие двигалось вверх от подножия священного холма к огню).

    Так же как Аршакиды одаривали святилище Адур-Бурзэн-Михр, Сасаниды посвящали огню Адур-Гушнасп щедрые дары – первым монархом, упоминающимся в связи с этими дарениями, был Вахрам V.

    Са'алиби рассказывает, как Вахрам V, вернувшись после успешного похода против «тюрок», то есть хионитов (еще одного степного кочевого народа), пожертвовал храму корону побежденного царя, а также его царицу и ее рабов для служения в храме (Са'алиби, с. 559—560).

    По сообщению Шахнаме, этот царь поручил верховному жрецу свою невесту, индийскую царскую дочь, для того чтобы совершить над ней обряд очищения н посвящения в веру (Шахнаме VII, 138—139).

    В этой же эпической поэме упоминается о том, что Вахрам V посещал святилище в праздники Саде и Ноуруз; видимо, именно при нем, ревностном поборнике благочестия, и укрепилась связь царской семьи со священным огнем, хотя древнейшие датируемые предметы, найденные в развалинах храма, относятся ко времени правления его внука, Пероза (459—484).

    Разумеется, верующие последовали царскому примеру в поклонении святилищу огня; так, в одном из зороастрийских текстов предписывается всем, кто молится о возвращении зрения, дать обет изготовить «глаз из золота» и послать его в святилище Адур-Гушнасп (Саддар Бундахеш 44, 18, 21); каждому, кто желает, чтобы его сын был умным, нужно послать подарок в святилище.

    Есть сведения о том, что великие зороастрийские святилища были такими же центрами всеобщего поклонения и паломничества, как;и великие святыни христианства, с их служителями, соперничающими друг с другом в распространении соответствующих легенд и тем самым способствующими увеличению святости своих собственных огней. Несомненно, в древности Иран весной и осенью становился свидетелем бесчисленных верениц паломников, таких же пестрых и красочных, какие можно было увидеть и в средневековой Европе.

    Много богослужений должно было совершаться жрецами в великих святилищах, и, по всей вероятности, в то время богослужение удлинилось для того, чтобы увеличить его выразительность.

    Видимо, этого достигли, добавив Стаота-Йеснйа (и так уже расширенного дополнением младоавестийских текстов) к другому богослужению со своим обрядом, а именно к службе, посвященной хаоме, которая хотя и являлась старой, дозороастрийской по происхождению, но текст ее (в особенности Ясна IX–XI) складывался на младоавестийском диалекте.

    Таким образам, современное богослужение имеет две отдельные службы, посвященные приготовлению хаомы, которые отличаются друг от друга очень незначительно.

    В дальнейшем еще более длинное богослужение, называемое службой «Всех глав» – Висперед (авестийское Виспе-Ратаво[50]), развилось из расширенной ясны и предназначалось для исполнения во время семи обязательных празднеств.

    Висперед посвящен Ормазду, самому главному божеству. Состоит он из богослужения-ясна, фактически неизменного, но расширенного двадцатью тремя короткими дополнительными разделами. Они включают главным образом состоящие из определенных формул повторяющиеся призывы к божествам.

    Расширенное богослужение-ясна и Висперед благоговейно совершаются зороастрийскими жрецами и ныне, и нет причин сомневаться в искренности благочестивых намерений, приведших к созданию служб.

    Все эти изменения, однако, требовали все больших трудов от священнослужителей и все больших расходов от мирян, что, несомненно, не причиняло особых забот знати и торговцам, но постепенно ложилось тяжелым бременем на верующих бедняков, которые изо всех сил старались, как тогда, так и позднее, оплачивать более продолжительные службы, потому что им внушали, что они более ценятся и приносят душе больше пользы.

    Источник: http://www.nnre.ru/istorija/zoroastriicy_verovanija_i_obychai/p11.php

    Движение Маздака

    Движение Маздака

    Из книги Б.Г.Гафуров “Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история”В Иране на рубеже V—VI вв. в царствование Кубада (488— 531 гг.) происходит крупное выступление народных масс против складывавшихся феодальных отношений. Этим движением руководил человек, вошедший в историю под именем Маздак. Как и все народные движения того времени, протест крестьян-общинников против закрепощения принял форму религиозного движения. Основателем этого религиозного движения был Зарадушт бен Хурраи. Некоторые относят время его жизни к концу III — началу IV в., но вероятнее, что он жил во второй половине V в. По его имени религиозное учение получило наименование «зардуштакан». Маздак был его учеником и последователем, Маздак проповедовал, что все люди равны и необходимо уничтожить неравенство, отнять у богачей их земли и имущество. По словам Табари, опирающегося на переводы среднеперсидской хроники, Маздак и его последователи провозглашали, что бог «создал блага на земле для того, чтобы люди поровну поделили их между собой, но люди при этом причинили друг другу обиду. Последователи Маздака утверждают, что они отбирают у богатых в пользу бедных и возвращают неимущим то, что отбирают у имущих, ибо если у кого-нибудь есть избыток денег, жен и прочего имущества, то из этого не следует, что ему принадлежит преимущественное право на все это». Или, как сообщает арабский автор, Маздак учил: «Необходимо обязательно взять у богатых для бедных, так чтобы сравнять их в собственности».Убийство, в том числе и убой скота, рассматривалось маздакитами как величайшее зло. Учение Маздака оправдывало пролитие крови, убийство лишь как средство обеспечить победу добра в борьбе против зла. Требования справедливого распределения жизненных благ и уничтожения неравенства способствовали распространению учения Маздака прежде всего среди крестьян-общинников.Великий поэт Фирдоуси в своей поэме «Шах-наме» следующим образом передает слова Маздака:Маздак говорил:

    Проповедь Маздака имела огромный успех. По словам Табари, «простой народ использовал этот удобный случай, примкнул к Маздаку и его сторонникам и сплотился вокруг них». Как говорит Бируни, «бесчисленное количество людей последовало за ним». Движение маздакитов в столице Ирана привело к тому, что массы голодающих стали громить хлебные склады вельмож и богачей.

    В короткое время восстание охватило всю страну. Маздак реквизировал имущество богатых и разделил его между бедняками.

    Было убито много крупных землевладельцев Ирана; большое число их бежало в соседние государства,Шах Кубад I, опасаясь за свою жизнь, а также стремясь усилить центральную власть путем ослабления местных владетелей и крупнейших представителей знати, объявил себя сторонником учения Маздака. Мотивы действия Кубада историки объясняют по-разному. А. Гутшмид и Т.

    Нёльдеке, следуя прямым указаниям средневековых авторов, считали, что Кубад решил не противодействовать маздакитскому движению, надеясь направить его в выгодное для себя русло – на борьбу со знатью, а также с тесно связанным с ней духовенством. К этим объяснениям присоединились многие современные ученые, А.

    Кристенсен же, напротив, считает, что сам Кубад искренне присоединился к маздакитам, став верным последователем их учения. Большинство советских ученых считают, что в этом споре А. Кристенсен неправ. Политический расчет – вот что двигало Кубадом, а не симпатии к маздакитам, к простому народу.Шах Кубад был смещен знатью и заточен в темницу (496 г.).

    На престол возвели его брата, который должен был проводить в жизнь волю знати. Однако Кубаду удалось бежать, причем он отправился к эфталитам. Царь эфталитов был женат на его сестре. Появившись у эфталитов, Кубад женился на дочери эфталитского царя.

    Иешу Стилит (§ 24) излагает дальнейшие события так: «Он [Кубад] приободрился, породнившись с царем, и, плача перед ним ежедневно, просил его дать ему войско в помощь, чтобы он пошел истреблять знать и утвердиться в своем государстве. И дал ему его тесть немалое войско по его просьбе.

    Когда он достиг персидской границы, услыхал об этом его брат и бежал от него, а Кубад исполнил свое желание и казнил знатных». Итак, в 499 г. Кубад I с помощью эфталитских войск снова воцаряется на престоле и проводит репрессии против той части знати, которая выступала против него.

    После того как с помощью эфталитов Кубад снова овладел властью в стране, его отношения к маздакитам постепенно изменились; сперва тайно, а потом и открыто он стал бороться с последователями Маздака, как со своими самыми заклятыми врагами. В 528 и 529 гг., вероломно убив Маздака, Кубад уничтожил и других руководителей движения.

    Началось повсеместное зверское истребление последователей маздакизма.Важнейшей причиной поражения маздакизма было то обстоятельство, что феодальные отношения, против которых боролись маздакиты, представляли тогда исторически необходимую ступень развития, между тем как лозунг восстановления общинного равенства означал в тех условиях возвращение к уже разложившимся и изжившим себя формам общинно-родового строя.Однако восстание Маздака объективно носило прогрессивный характер, так как оно поднимало народ на борьбу против угнетения и эксплуатации. Идеи Маздака оказали огромное влияние на неимущие слои населения и широко распространились в Средней Азии, где в это время также начался процесс феодализации.

    Вскоре после разгрома маздакитского движения феодальные отношения в Иране были закреплены рядом реформ, проведенных сыном Кубада I Хосровом I Ануширваном (531 – 579 гг.) — непримиримым противником Маздака и маздакитов.

    Социально-экономический строй Средней Азии V-VIII вв.Фергана VI-VIII вв.Уструшана VI-VIII вв.Религия Согда в VI-VII вв.Согдийская письменность и литератураИскусство Согда в VI-VII вв.Строительное дело и архитектура Согда в VI-VII вв.Самарканд – столица Согда в VI-VII вв.Согд в VI-VII вв. – замок Муг и ПенджикентКолонизационная деятельность согдийцев в VI-VII вв.Ремесла и торговля Согда в VI-VII вв.Ирригация и сельское хозяйство Согда в VI-VII вв.Согд в VI-VII вв.Религия Тохаристана в VI – начале VIII в.Искусство Тохаристана в VI – начале VIII в.Строительное дело и архитектура Тохаристана в VI – начале VIII в.Ремесла и торговля Тохаристана в VI – начале VIII в.Ирригация и сельское хозяйство Тохаристана в VI – начале VIII в.Тохаристан в VI – начале VIII в.Движение АбруяВзаимоотношения Тюркского каганата с местными владетелямиТюркско-сасанидский конфликтТюрки и эфталитыТюркский каганат и распространение его власти на Среднюю АзиюДвижение МаздакаЭфталитское обществоПроблема происхождения хионитов и эфталитовПлемена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – ЭфталитыПлемена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – ХионитыПлемена и народности Средней Азии в IV—VI веках н.э. – КидаритыСасанидское царство в IV—VI веках н.э.Структура среднеазиатского общества в конце I тыс. до н.э. – начале I тыс. н.э.Культура и религия кушанской Средней АзииЭкономика в кушанское времяГорода и поселения в кушанское времяУпадок Кушанского царстваРасцвет Кушанского царстваНачальный период Кушанского царстваПобеда Парфии над РимомБактрия и Согд во II—I вв. до н. э.Вторжение юэчжей в Греко-БактриюВнутренний строй, экономика и культура Ферганы и Хорезма в III—II вв. до н.э.Внутренний строй, экономика и культура Парфянского царства в III—II вв. до н. э.Внутренний строй, экономика и культура Греко-Бактрийского царства в III—II вв. до н. э.Расцвет Греко-Бактрийского царстваПарфия и Греко-Бактрия. Борьба с селевкидской экспансиейВозникновение и ранняя история Парфии и Греко-БактрииСредняя Азия в составе Селевкидского государстваБорьба среднеазиатских народов против греко-македонских войскПоход Александра Македонского на ВостокСредняя Азия и Иран в Ахеменидский периодСоциально-экономический строй, культура и религия в Согде, Хорезме и Бактрии в VI—IV вв. до н. э.Средняя Азия в составе Ахеменидской державыВосстания против Ахеменидов при Дарии IКир и Томирис. Разгром ахеменидских войскЗавоевания Кира II в Средней АзииВозникновение Ахеменидского государстваЗороастризмДревнейшие государственные образования по АвестеСреднеазиатское общество по АвестеАвеста как исторический источникРаннежелезный век ТаджикистанаПути расселения индоиранских племен и среднеазиатские археологические комплексыИндоиранская общностьДревнейшие наскальные рисунки ТаджикистанаНеолитические памятники ТаджикистанаМезолитические памятники ТаджикистанаПамятники верхнего палеолита ТаджикистанаПамятники среднего палеолита ТаджикистанаПамятники нижнего палеолита ТаджикистанаИстория ТаджикистанаКаменный векБронзовый векХронология

    Источник: https://www.tajik-gateway.org/wp/history/dvizhenie-mazdaka/

    Осетины, евреи-маздакиты и ягнобцы

    Движение Маздака

    Вайнахские фолк-историки (в основном ингуши, но и чеченцы тоже) стремятся доказать, что враждебные им осетины мало того, что являются пришлым народом на Кавказе, но и даже не имеют никакого отношения к древнему народу аланов. В последнее время ингушские фолк-историки прочно застолбили для себя любимых аланство, вопреки выводам учёных с мировым именем.

    «Аланские ворота» в столице Ингушетии Магасе.

    По мнению ингушей осетины не потомки алан, а потомки… Ну тут существует две генеральные версии.

    Первая.

    Заимствована ингушами у своих старших братьев чеченцев, а конкретнее у широко известного в узких кругах историка и публициста Хасана Бакаева, ещё в «святые 90-е» написавшего под псевдонимом «Дени Баксан» книгу «След сатаны на тайных тропах истории» , с претензией на чеченский аналог гитлеровской «Майн Камф» или розенберговского «Мифа XX века» (о том, что всё зло в мире от евреев, русни и осетин). Автор «Следа» ничтоже сумняшеся объявляет осетин потомками иранских евреев, участвовавших в движении маздакитов и за это то ли высланных, то ли бежавших на задворки Персидской империи — в горы Северного Кавказа и прилегающие территории.

    Вторая. Гипотеза о близком родстве осетин с изолированно живущим в Средней Азии ираноязычном народом ягнобцев.

    Остановимся подробнее на первой версии и кратко на второй.

    Итак первая версия

    Современный осетинский исследователь и публицист, пишущий в соцсетях под псевдонимом «Магас Дедяков» докопался до первоисточников баксановской версии о евреях — маздакитах.

    Во-первых это труды Льва Гумилёва, где известный учёный утверждает:

    Связанные с маздакитским движением евреи тоже удрали на Кавказ, но подальше от разъяренных персов. И очутились они на широкой равнине между Тереком и Сулаком, стали пасти там скот, избегая конфликтов с соседями и не слишком строго соблюдая традиционные обряды. Однако они свято праздновали субботу и совершали обряд обрезания

    [Цитата по книге «Этносфера история людей и история природы»]

    Баксан-Бакаев дословно цитирует гумилёвский пассаж и добавляет:

    Вот как! Оказывается, в 529 году на равнинной части Чечено-Ингушетии и Дагестана осело значительное количество евреев-маздакитов, давно утерявших свой родной еврейский язык и разговаривающих по-ирански. Там, на указанной равнине между Тереком и Сулаком, к тому времени уже давно (еще со II века) обитали хазары, и евреи-маздакиты расселились среди них.

    Именно здесь и кроется разгадка того обстоятельства, что внутри тюркоязычных хазар оказались ирано-язычные осетины, потомки бежавших от репрессий Хосроя Ануширвана иранских евреев-маздакитов.

    И Бакаева ничуть правда не смущает тот факт, что евреи-маздакиты расселились прямиком в тех местах, где, согласно тому же Гумилёву происходил этногенез вайнахов.

    Во-вторых.

    Жил да был в Казахстане такой известный писатель – Морис Симашко (Шамис), этнический еврей. В кон. 60-ых вышел его исторический роман «Маздак», который можно охарактеризовать как аллюзию на ранний СССР и практики сталинизма. Роман пользовался в республике большой популярностью, что в то время значило автоматическую известность в Чечне.

    Видимо, этот роман попался на глаза «чеченскому Розенбергу» ещё во времена его учёбы на историческом факультете Чечено-Ингушского государственного университета им. Л.Н. Толстого.

    Со старших курсов Бакаев (как нам рассказывают авторы википедии) стал специализироваться на изучении истории Древнего Востока.

    И так его этот роман потряс, что он использовал наработки Симашко в своём «Следе Сатаны», где связал воедино евреев, маздакитов и товарища Сталина:

    как горский еврей Сталин, никогда в Осетии неживший, стал вдруг соотечественником осетин? Они-то ведь считали и до сих пор считают себя потомками алан и даже свою республику назвали Аланией, хотя ей, несомненно, больше подошло бы название «Маздакия» или «Махузия». Тем более, есть и город с созвучным названием — Моздок, знаменитый теперь на весь мир своей военной российской базой и своим концлагерем, в котором «вахтовым» методом проходят практику садисты и живодеры со всей России.

    Как пишет Магас Дедяков

    Один из «доводов» в пользу «маздакитства» осетин уже стал анекдотом: «Название города Моздок произошло от имени его основателя Маздака сбежавшего в эти земли от карательных акций после устроенных этим племенем смуты и революции в стране своего прежнего пребывания»

    Особенно подобное «утверждение» смешно читать адыгам. Им то этимология слова Моздок хорошо известна «мэз дэгу» (мэз — «лес», дэгу — «глухой, густой»), и в переводе означает «глухой (тёмный) лес»

    Вторая версия, принятая на вооружение, расширенная и углубленная уже ингушскими фолк-историками.

    Баксановско-маздакитская трактовка истории осетин, мало того, что маргинальна в научном мире, так ещё и явно отдаёт нацистским душком. С евреями шутки шутить себе дороже. И в РФ и в Европе с Америками за такое можно стать как минимум нерукопожатым.

    Поэтому, ингушские сказочники в кои-то веки взяли в руки умные книжки и прочитали в них, что осетинский язык относится к той же подгруппе иранской группы языков, в которую также входит ягнобский язык, язык малочисленного народа ягнобцев, жителей долины реки Ягноб в Таджикистане.

    Отсюда был сделан далеко идущий вывод. Осетины — это ягнобцы, жители Средней Азии, которых завоеватель Тамерлан обратил в рабство и зачем-то переселил в Кавказские горы на место истреблённых им алан, которые разумеется предки вайнахов.

    Вот типичные образчики рассуждений фолк-историков с вайнахских форумов:

    «Осетины  –  ягнобцы  с Памира, рабы Тимура» «Тимур основательно подготовился для ведения горной войны на Кавказе, пригнав для этой цели тысячи таджикских рабов с высокогорной части Памира. Любая война имеет свойство заканчиваться, в обезлюдевших ущельях остались рабы-таджики с Памира, исполняя желания завоевателей, возможно для охраны Дарьяльского ущелья».« Ягнобцы  пришли на Кавказ в обозе Тимура в 13 веке, как рабы, которые помогали подниматся войскам за аланами-нахами в горы».

    Возникает правда вопрос — каким образом у потомков таджикских рабов сохранились пережитки христианства? У рабов Тимура, который уничтожил христианство на Северном Кавказе. Кто и когда пришлых ягнобцев христианизировал?

    Ингушскую версию ягнобства осетин подхватили грузинские националисты. Подробнее здесь.

    Ещё статьи по теме:

    След Сатаны на тайных тропах истории. Чеченская недо-«Майн Кампф»

    Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5afc6d2f3dceb7fc691407c3/5d1c72c2cbf26800ad3e549d

    Из истории движения Маздака

    Движение Маздака

    После уничтожения манихейской ереси в зороастрийской вере в Иране и устранения самого «пророка» его последователи бежали на восток и северо-восток, за Амударью. Манихейская ересь оказалась живучей, манихейские общины в Средней Азии существовали и в X – XI вв.

    , в частности, в Самарканде, а также в других населенных пунктах на пути в Китай, да и в самом Китае. Манихеями в те времена были представители многих национальностей – согдийцы, тюрки, китайцы, тибетцы и индусы. Гонимое в Средней и Передней Азии манихейство проникло также далеко на запад.

    В Болгарии эта ересь стала известна под именем богомилов, в Италии – патаренов, во Франции – катаров, в южной Франции – альбигойцев. К этим еретическим направлениям примыкали учения присциллиан, павликан, ариан и др. Все эти секты подвергались гонениям со стороны христианской церкви.

    В Иране манихейская доктрина была подхвачена революционным движением маздакитов, последователями которых стали хуррамиты и карматы. На Востоке идеи Мани оказали сильное влияние на шиитские и исмаилитские верования, а также нашли отражение в суфийском аскетизме.В основе морали манихейства ведущим жизненным принципом был пессимизм.

    Проповедовался аскетизм с умерщвлением плоти безбрачием и постом, пребыванием в бедности. Мани призывал воздерживаться от пищи, чтобы тем самым искупить грех, причем на пост отводилось около четверти года.

    По заповедям Заратуштры, по принципам жизнеутверждающей религии зороастризма, человек служит Богу-Творцу Ахура Мазде не постом и аскетизмом, а молитвами и трудом, праведными мыслями, словами и делами.Во времена правления династии Сасанидов в Иране, в VI в. н. э.

    возникло новое религиозное учение – маздакизм, которое приобрело массовый характер и вылилось в национальное революционное движение, потрясшее устои общества.

    О маздакистском движении упоминается в различных источниках, к ним относится сирийская хроника Иошуа Стилита, написанная в 507 г.

    , а также записи византийского историка Прокопия Кесарийского, секретаря Велизария, полководца времени Юстиниана I. Пехлевийские тексты, в которых упоминается ересь Маздака, содержатся в комментарии к Авесте, в «Вендидаде», в пророческом трактате «Бахман яшт» (ок. XII в.) и в «Денкарте».

    Более полное отражение маздакизм получил в полуофициальной пехлевийской исторической хронике «Хвадай намаг» («Книга владык»), которую знаменитый поэт Фирдоуси использовал при написании своей поэмы «Шахнаме». «Книга владык» не дошла до нашего времени ни на пехлеви, ни в существовавшем арабском переводе под названием «Сияр ул-Мулук». этой книги известно из более поздних произведений арабских и арабо-язычных авторов. Обзор этих произведений находится в трудах известных европейских ученых Т. Нёльдеке и А. Кристенсена. Учение Маздака изложено арабским ученым аш Шахристани, о движении Маздака сообщали такие историки, как Табари, Таалиби, Масуди и др.

    По мнению А. Кристенсена, маздакизм идентичен секте деристден, основанной манихеем Бундосом, который проповедовал схизму в Риме. Его идеи были чужды манихейству, его секта по-пехлевийски называлась «деристденан», что означает «те, которые проповедуют истинный закон». Для пропаганды своей идеи Бундос уехал в Персию.

    Арабские авторы свидетельствуют о предшественнике Маздака Зарадуште как о настоящем основателе секты, который носил имя национального пророка Ирана. Современник Маздака Иошуа Стилит называет секту зарадуштаган. Византийские и более поздние арабские авторы отмечают, что Зарадушт был чистым теоретиком, а Маздак – проповедником, апостолом Зарадушта в народе.

    Проповедь Маздаком примитивного коммунизма с идеей равенства была привлекательна для представителей низших сословий в связи с тяжелыми условиями жизни. Маздак выдвигал требование общинного владения землей, равного распределения материального имущества и обобществления женщин.

    Правящий шах Ковад являлся сторонником учения Маздака, позволял ему проповедовать свои идеи народу и претворять их в жизнь. Маздакиты получили такое влияние при дворе, что никто другой, кроме них, не мог войти к шаху. Немецкий ученый Т. Нёльдеке объясняет связь между шахом и священником-еретиком желанием Ковада обезвредить аристократию.

    С помощью маздакитов он хотел нанести удар высшему сословию, а также ослабить жреческое сословие, тесно связанное с аристократией, хотя сам шах не пожертвовал для сектантов ни своими женами, ни имуществом.

    По другой версии историков, основной причиной принятия Ковадом идей Маздака были голод и бедствия среди народа, а путем реформы шах надеялся избежать народных волнений и обуздать господствующие сословия, добившись от них уступок и снижения податей.

    Еще при отце шаха Ковада, шахе Перозе, уже ставился вопрос о снижении податей, о раздаче неимущим денежных пособий, о требовании к имущим ссужать бедных продовольствием из своих запасов.

    Маздак и его последователи натравливали представителей низших классов на состоятельных людей, происходили разбойные нападения, чернь врывалась в богатые дома знатных, тащила их жен, грабила нажитое имущество. Никто не был уверен в безопасности своего достояния и семьи, а через некоторое время нельзя было сказать, чьего отца тот или иной ребенок.

    У жителей тех местностей, которые следовали учению Маздака, все дела пришли в упадок, были в корне нарушены имущественные и семейные отношения. Подонки общества получали возможность безнаказанно преступать законы.

    По зороастрийским заповедям богатые члены общины должны помогать бедным, делиться с ними имуществом и продуктами питания, но в виде помощи нуждающимся, а не отдавая последнее. Имущество, добытое праведным трудом, почиталось, но стремление к обогащению не приветствовалось.

    В пехлевийских назидательных текстах говорится: «Не гонись за земным богатством, так как земное богатство похоже на птицу, которая пересаживается с одного дерева на другое и не задерживается ни на одном». Древний мудрец советует проявлять щедрость, насколько это позволяет имущество, не брать ничего в долг, кроме как у родственников и друзей.

    В отношении имущественной помощи там же говорится: «Не бери ничего у того, у кого нет стыда». Через уважение к чужому имуществу у зороастрийцев проявляется уважение к достоинству человека и почитание закона, без которого не может существовать ни одно цивилизованное общество.

    Обладание богатством накладывает на человека обязательства в отношении распоряжения этими ценностями для благого дела.В «Наставлении Вузургмихра» царский советник обращается к богатым: «Хотя все богатство [обречено на] исчезновение, разрушение и изменение, тому, кто угоден Богам, они жалуют дары…Он приобретает огромное богатство, совершит выдающийся подвиг и достигнет власти. Он выкажет превосходство, заслужит высочайшую славу, совершит знаменитейшее деяние, осветит дом и отчизну. Ему [суждены] долгая жизнь, многочисленное потомство, большой род, добрая надежда, [добрые] воздаяния за дела, за справедливость и пользу, [которую он приносит] людям, за [его] защиту [добрых] тварей, за владение делом и также все другие радости в мире».

    Огромное значение в зороастризме имеет род человека, знание своих корней, почитание предков. Существует понятие кармы рода, и каждый человек должен был знать своих предков до седьмого колена, их профессии, занятия, достоинства и грехи, так как они имеют отражение в жизни человека. Предписывалось молиться за Фравашей, за предков, просить прощения за их грехи. Следование заповедям Маздака прерывало преемственность в роду, в семье, отрывало человека от его корней, делая его беззащитным и уязвимым для темных сил.

    Учение Маздака было изложено им в книге «Диснад», написанной на пехлеви, отрывки из которой цитировались персидским автором XVII в. в книге «Дабистан ул-Мазахиб» («Школа вероучений»), хотя А. Кристенсен считает существование книги «Диснад» выдумкой.

    Эта книга не сохранилась, также как и другая упоминаемая «Книга про Маздака», которая, возможно, не являлась историей его жизни и учения, а была чем-то вроде исторического романа, читавшегося для развлечения, но некоторые детали из этой книги могли попасть в труды о Маздаке.

    Маздак заявлял, что причиной голода и других бедствий является неравномерное распределение имущества и земных благ. Первобытнообщинный строй представлялся ему наиболее совершенной формой общества, где не было имущественного неравенства, и, следовательно, не было ни господства, ни угнетения.

    Как вода, огонь и пастбища являются предметами общей собственности, в такой же мере должно быть общим и все остальное материальное имущество людей, считал Маздак.

    Величайшую несправедливость он видел в том, что один человек имеет красивую жену, а другой – безобразную, поэтому по условиям справедливости и благочестия необходимо, чтобы имеющий красивую жену отдал ее на несколько дней тому, у которого плохая жена. Женщина, таким образом, рассматривалась как бездушная и бесчувственная вещь.

    По представлениям новой религии люди не должны враждовать между собой и убивать друг друга, но это запрещение не всегда и не при всяких обстоятельствах должно действовать, а там, где появится необходимость силой устранять социальную несправедливость – там кровопролитие должно быть допущено.

    Теории Маздака отбрасывали человечество в примитивный общественный строй, существовавший по принципу стаи, где власть доставалась сильнейшему.С зороастрийской точки зрения, лучшей победой считается бескровная победа, которая достигается без вступления в бой, путем переговоров и убеждения с помощью разумных доводов.

    В «Денкарте» говорится, что военачальнику надлежит перед началом сражения обратиться к противнику через парламентеров с призывом перейти в подданные «царя царей» Ирана и принять зороастрийскую веру.После четырех лет господства идей Маздака влиятельные лица и вельможи составили заговор против Ковада, ему пришлось бежать. Маздак, по сведениям Ибн-Балхи (персидского автора XII в.

    ), бежал в Азербайджан, где соратники окружили его почетом и уважением.Только через два с половиной года Ковад сумел вернуть престол, второй период его царствования продолжался 35 лет. Этот период отмечен историками как период благоустройства Ирана. Маздак и его приверженцы уже не имели такой силы, как прежде.По версии Т.

     Нёльдеке, благосостояние государства и общества в то время потребовало уничтожения секты. Этого же требовали и интересы принца Ануширвана, которого Ковад признавал своим достойным преемником.Маздак и его соратники были казнены, но еретическая идея продолжала существовать. В VIII – X вв.

    возвращение маздакизма в арабском халифате было связано с народными бедствиями и было направлено против арабских завоевателей.Продолжатели маздакитов – хуррамиты проповедовали всеобщее равенство и общинное владение землей.

    В «Сиасет-Намэ» («Книга о правлении вазира XI столетия Низам ал-Мулька») говорится, что жена Маздака, Хуррамэ, дочь Фадэ, убежала с двумя людьми в округ Рея. Она призвала к учению мужа. Разные люди вступили в ту веру, их прозвали хуррамдинцами.

    Другие авторы упоминают о происхождении слова хуррамиты (хурремиты), от персидского «хуррем» – ясный, светлый, либо «хур» или «хвар» – солнце, огонь. Они также были известны под названием мухаммира – «красные» или «сурх алем» – «краснознаменные». Красный цвет – цвет крови – выражал у них готовность жертвовать собой во имя свободы. Учение хуррамитов основывалось на манихейском дуализме, борьбе двух начал – Света и тьмы. По их мнению, существующая действительность представляла собой воплощение злого начала – тьмы, поэтому борьба против этой действительности и ее ликвидация означали победу Света над тьмой, которая должна была бы привести к установлению общества, основанного на справедливости и равенстве. Зороастризм не признает мир дуальным, а относит его к творению Ахура Мазды, называя его Благодетельным миром, в котором зло присутствует временно, нарушая его гармонию. Человек призван разобраться, что в мире – Добро, а что – зло, и помогать Богу-Творцу освободить мир от осквернения.

    Хуррамиты действовали в начальном периоде правления Аббасидов. Они участвовали в восстании Абу Муслима (747–750), Сумбада-мага (755), в восстании «краснознаменных» (778–779).

    Крестьянское восстание под предводительством Сумбада-мага проходило в области Нишапура и Рея в Иране. Поводом к восстанию послужило убийство Абу Муслима, совершенное по приказу халифа Мансура. Восстание продолжалось 70 дней, десятитысячное войско халифа нанесло поражение отрядам Сумбада, при отступлении был убит и Сумбад.
    В Мавераннахре произошло в 776– 783 гг.

    восстание под предводительством Муканны. Беруни сообщает, что в Мерве, в деревне, жил Хашим ибн Хаким, известный под прозванием «аль-Муканна», что означает «носящий покрывало». Он был крив на один глаз, закрывал себе лицо зеленым шелком.

    Объявляя, что в нем воплотилось божество, как до этого оно воплощалось в Абу Муслиме, он уверял, что простые смертные не выдержат исходящий от его лица свет («сгорят»). Он призывал к борьбе против господства арабов и ислама.

    Отличительным признаком приверженцев Абу Муслима и аль-Муканны был белый цвет одежды и знамен, выбранный в противоположность черному цвету знамен Аббасидов, арабских правителей. Муканна приказал построить крепость в горах Санам и сделал ее центром восстания. Установив законы, провозглашенные маздакитами, он разрешал брать чужое имущество и женщин, убивать тех, кто оказывал сопротивление.

    Он владычествовал 14 лет, «люди в белых одеждах» утвердились в Бухаре и Согде. Восстание было усмирено только в конце правления халифа Махди. После разгрома войска аль-Муканна сжег себя (по другой версии – принял яд). Повстанцы еще несколько лет продолжали разрозненную борьбу, ожидая его «второго пришествия», существование их религии отмечено даже в XI в.

    В начале IX в. при Харуне аль Рашиде в Азербайджане начались волнения маздакитов-хуррамитов, были вовлечены соседние области Армении, Мидии и Хорасан. Предводитель восстания Бабек сумел создать собственное господство, основанное на маздакитских идеях общинного владения землей, уничтожения имущественного и социального неравенства.

    Бабек овладел крепостью в одном из наименее доступных ущелий в Мазандеране. Выходя из горной крепости, он и его приверженцы подвергали беспощадному ограблению окрестные области, убивали мужчин и уводили женщин в плен. Движение Бабека охватило огромную территорию. Оно началось в 815 или 816 г. и продолжалось более 20 лет до 837 г.

    Только в Азербайджане в нем участвовало 300 тысяч человек, в том числе крестьяне. Организаторские способности и военный талант Бабека имели немалое значение. Он вышел из простого рода, работал погонщиком верблюдов в торговых караванах. В источниках есть сведения о том, что отцом Бабека был бродяга-путешественник, разносчик масла из Ктесифона.

    Мать Бабека жила в Азербайджане, была одноглазой. Отец Бабека был ранен в спину и умер. Однажды один из главарей хуррамитов познакомился с Бабеком, нашел его сметливым, несмотря на его отвратительный характер, и взял к себе в дом. Речь его была неразборчивой и странной для понимания, а сам он выглядел плутом.

    После смерти хозяина Бабек стал мужем вдовы, а хуррамиты поклялись ему в верности, считая, что дух их умершего предводителя вошел в Бабека.В переписке с византийским императором Феофилом Бабек предлагал ему вести совместные военные действия против халифата. В 833 г. халифское войско в сражении под Хамаданом нанесло поражение восставшим.

    В этом сражении и после него было перебито 60 тысяч хурремитов. Спасшиеся от истребления ушли на византийскую территорию.

    После четырехлетнего перемирия с Византией халифское военное командование направило все силы против войск Бабека, тот обратился за помощью к Феофилу.

    В переписке с ним Бабек выдавал себя за христианина, обещал обратить всех своих последователей в христианскую веру. В конце 837 г. халифские войска осадили крепость Базз, резиденцию и командный пункт Бабека. Он ушел из крепости по подземному ходу, хотел бежать в Византию, но в Армении его предали и выдали властям, вскоре он был казнен как преступник.

    В конце VIII – начале IX вв. возникло и распространилось антифеодальное движение карматов, так же как и маздакиты, призывавших к общинному владению землей, рабами, уравнительному распределению материальных благ, общим трапезам и общим женам. Карматское движение распространилось в Сирии, Ираке, Персии, на юге Аравии, в Бахрейне и Египте. С конца IX в.

    карматы возглавляли восстания против Аббасидов (Южная Месопотамия – ок. 890–906 гг., в Бахрейне – 894–899 гг., в Сирии – 900–902 гг.). Их социальная программа основывалась на маздакитском учении и использовала шиитскую идею махдизма (о пришествии Махди – скрытого имама, избавителя от гнета и нужды).

    Они призывали к устранению социального неравенства между свободными членами общества и наделению их жизненными благами в равной мере. Молитвы, посты и паломничества были объявлены у них необязательными, а употребление вина и брачные союзы с ближайшими родственниками были разрешены.

    Движущими силами карматского движения были неимущие слои населения, феллахи, часть бедуинов, городская беднота и ремесленники. Сами себя они карматами не называли, так их нарекли противники в знак презрения, употребляя слово «кармат» как «обманщик», «мерзкий» или «мошенник».

    Карматы нападали на караваны паломников, мародерствовали и грабили, жестоко расправлялись с пленными. Систематические атаки на паломников и грабежи караванов вызывали закупорки торговых артерий халифата, вызывали застой торговли и экономический спад.

    Карматская община превратилась в реальную военно-политическую организацию, ориентированную на активные действия против государства. В 901–905 гг. карматское движение приобрело независимость и образовало государство в Бахрейне, в котором в распоряжении султанского правительства находились государственные или общинные рабы – африканцы (негры и эфиопы).

    Государство владело 30 тыс. рабов, они обрабатывали поля и сады, чинили жилища и мельницы. Нападения карматов на суннитские области сопровождались грабежами, резней, угоном в рабство мирных жителей. Государство карматов просуществовало до конца XI века. Последнее выступление иракских карматов происходило под белыми знаменами в 928 г.

    В дальнейшем народные революционные выступления под знаменем идей Маздака продолжались в Иране и сопредельных странах, вплоть до бабидских восстаний в XIX в.Как отмечают историки, «социальная доктрина маздакитов никогда не умирала». На Западе она проявилась в утопических взглядах Т. Мора и Т.

     Кампанеллы, чьи романы послужили прообразом идеального коммунистического общества и вдохновили сначала революцию во Франции (1789–1794 гг.), а затем и в России (1917–1922 гг.). Гражданская война сопровождалась массовым террором и репрессивно-карательными мероприятиями, в результате которых население России пережило демографическую катастрофу.

    Вместо ожидаемой численности населения в 207,5 млн человек в границах Российской империи к началу 1923 г. на территории СССР насчитывалось всего 137,5 млн.

    Насильственное насаждение «нового» порядка проявляется во все времена в виде бунта, восстания, революции и приводит к бедствиям и гибели людей, т. е. работает на силы зла, идеологически опираясь на лжеучения, в основе которых лежит манихейская ересь. Зороастризм, а в особенности зерванизм, последовательно разоблачают ереси для очищения вероучения, переданного людям пророком Заратуштрой.

    Литература

    1. Аш-Шахрастани. Книга о религии и сектах. М., 1984. 2. Беляев Е.А. Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье. М., 1966. 3. Беляев Е.А. Мусульманское сектантство. М.,1957. 4. Бойс М. Зороастрийцы. Верования и обычаи. СПб., 1994. 5. Буниятов Дж.З. Восстания карматов (IX – X вв.). Баку, 1988. 6. Буниятов З. Азербайджан в VII – IX вв.

    Баку, 1965. 7. Захидов В.Ю. Огни истории. Ташкент, 1974. 8. Изведать дороги и пути праведных. Пехлевийские назидательные тексты. М., 1991. 9. Периханян А.П. Общество и право Ирана в парфянский и сасанидский периоды. М., 1983. 10. Пигулевская Н.В. Маздакитское движение // Изв. АН СССР Сер. истории и философии. 1944. № 4. 11. Рак И.В.

    Мифы древнего и раннесредневекового Ирана. СПб., 1998. 12. Революция и человек. Социально-психологический аспект. М., 1996. 13. Семенов А.А. Маздакизм (очерк истории учения Маздака) // Вопросы истории религии и атеизма. М., 1958. Т. 5. 14. Сиасет-намэ. Низам ал Мульк. М. – Л., 1949.

    15. Социально-утопические идеи в Средней Азии / Ред. М.М.

    Хайруллаев. Ташкент, 1983.

    Источник: https://www.zoroastrian.ru/node/1304

    Маздакизм как дедушка коммунизма

    Движение Маздака

    Многие противники коммунизма придерживаются того мнения, что коммунизм доказал несостоятельность своих идей, что он какое-то недоразумение, сбой в развитии человечества.

    Но история доказывает обратное, на всём пути человеческого развития, в разное время, в разных местах возникают движения, течения которые можно записать в предтечи коммунизма.

    В прошлом посте я писал о “прабабушке” коммунизма, середина первого тысячелетия до н.э. Индия . https://pikabu.ru/story/charvakalokayata_kak_prababushka_kom…

    В этом посте мы отправимся в пятый — шестой век н.э. Персия.

    Маздакизм — религиозно-философское учение, распространившееся в Иране и некоторых соседних странах в раннее средневековье. Названо по имени Маздака ибн Бамдада — руководителя маздакитского движения (хотя само учение возникло ещё в конце III века под влиянием распространявшегося манихейства)

    Маздакизм содержал распространённые в ряде сект Ирана и Римской империи идеи о необходимости взаимопомощи, равенстве имущества и т. п. Призывая к борьбе за уничтожение социального неравенства, отождествлявшегося со «злом» и противопоставлявшегося «добру», к насильственному осуществлению «данного богом» всеобщего равенства, маздакизм стал в конце V века идеологией маздакитского движения крестьян и городской бедноты в государстве Сасанидов (начало 490-х годов — конец 520-х годов). Картинка конечно современная, но суть думаю была та же.

    ________________________________________________________________

    В Иране обострилась борьба верхов военной и жреческой каст с царской властью, опиравшейся на низшие слои этих каст (мелких и средних землевладельцев) и на бюрократию (каста чиновников). Верхушка военной и жреческой знати стремилась подчинить царскую власть своей воле и требовала от шахиншаха разрыва с Византией и преследования христиан и иудеев.

    В связи с развитием феодальных отношений росло недовольство крестьянских масс, терявших землю и свободу. На рубеже V и VI вв. (между 491 и 529 г.) разразилось грандиозное народное восстание, тесно связанное с сектой маздакитов. Ближайшим толчком к восстанию был большой голод. Крестьяне стекались в города и требовали открытия казённых амбаров с зерном.

    Движение обратилось против крупных землевладельцев, преимущественно из жреческого и военного сословий. Вождём движения стал Маздак, глава секты маздакитов, «муж красноречивый и мудрый», выступивший в Ктесифоне с речью, обращённой к народу.

    Множество знатных людей было перебито, а их земли и усадьбы захвачены крестьянами. Восставшие требовали истребления знати, раздела имущества и установления всеобщего равенства. Они стремились к возрождению старинной сельской общины и общинного владения землёй и оросительными сооружениями.

    Хотя движущей силой маздакитского восстания были крестьяне, оно нашло отклик и среди ремесленников и купцов, задыхавшихся под гнётом государственных налогов и повинностей, а также среди рабов. Вначале к движению примкнула и часть мелких землевладельцев, ненавидевших знатную верхушку, но затем, напуганные уравнительными требованиями маздакитов, они отошли от восставших.

    Движение было настолько мощным, что царь Кавад (488—531) был вынужден согласиться на требования маздакитов и сделал Маздака своим советником. Кавад думал использовать это движение для ослабления военной и жреческой знати.

    Но знать низвергла Кавада и заключила его в хузистанский «Замок забвения», возведя на престол его брата. Кавад бежал в Среднюю Азию к эфталитам и получил от них военную помощь, обязавшись платить им за это дань.

    Эфталиты помогли Каваду вернуть престол, после чего он установил со знатью мирные отношения.

    Но ряд областей Ирана и Азербайджана оставался в руках маздакитов, сохранивших там отнятые у знати земли и располагавших вооружённой силой. Только в 529 г. Кавад решился на открытую борьбу с маздакитами.

    По преданию, Хосров Апошарван, сын Кавада, притворившись сторонником маздакитов, коварно заманил в Ктесифон, якобы для переговоров о назначениях и награждениях (по другому преданию — для диспута с зороастрийскими жрецами), главу маздакитов (по данным источников неясно, был ли то сам Маздак или уже его преемник), а также несколько сот наиболее активных маздакитов и предательски перебил их всех во время царского пира.

    Когда движение лишилось руководства, на местах было произведено, по заранее заготовленным спискам, массовое истребление маздакитов.

    Земли и имущество, отнятые в своё время маздакитами у знатных фамилий, были им возвращены, феодальная зависимость крестьян от землевладельцев официально подтверждена царём. Однако Сасанидам не удалось уничтожить маздакитов.

      Их общины не только продолжали тайно существовать в Иране, но и нашли широкое распространение в Азербайджане и Средней Азии.

    Движение маздакитов было весьма характерно для раннефеодального общества. Крестьяне ещё хорошо помнили строй свободной сельской общины и в поисках социального идеала желали возродить её отживавшие формы. Объективно же значение этого мощного и широкого крестьянского движения заключалось в том, что оно являлось первым протестом против закабаления свободных крестьян и феодальной эксплуатации.

    http://www.istoriia.ru/seredina-i-tysyacheletiya-n-e-seredin…

    Итак, еще при существующем рабовладельческом строе, при зарождающемся феодализме мы видим сильное течение идей схожих с идеями коммунизма двадцатого века, что доказывает состоятельность этого самого коммунизма, что он возник не из ниоткуда, а является естественным продолжением идей возникавших на всей протяжённости развития человечества.

    Источник: https://pikabu.ru/story/mazdakizm_kak_dedushka_kommunizma_6258465

    Book for ucheba
    Добавить комментарий