Феноменологическое описание

ФЕНОМЕНОЛО́ГИЯ

Феноменологическое описание

Авторы: В. И. Молчанов 

ФЕНОМЕНОЛО́ГИЯ (букв. – уче­ние о фе­но­ме­нах), од­но из гл. на­прав­ле­ний в фи­ло­со­фии 20 в. Ос­но­ва­тель – Э. Гус­серль, не­по­средств. пред­ше­ст­вен­ни­ки – Ф. Брен­та­но и К. Штумпф.

Тер­мин «Ф.» в фи­ло­со­фии вос­хо­дит к 18 в., упот­реб­ля­ет­ся нем. фи­ло­со­фом И. Лам­бер­том («Но­вый ор­га­нон», 1764) в зна­че­нии «тео­рия ви­ди­мо­сти» в про­ти­во­по­лож­ность тео­рии ис­ти­ны; в раз­ных зна­че­ни­ях встре­ча­ет­ся у И. Г. Гер­де­ра, И. Кан­та, И. Г.

Фих­те, Г. В. Ф. Ге­ге­ля («фе­но­ме­но­ло­гия ду­ха» как «нау­ка об опы­те соз­на­ния»), Ч. Пир­са. У Гус­сер­ля Ф. вы­сту­па­ет как фун­дам. нау­ка о со­з­на­нии – уче­ние об оче­вид­но­сти и ис­ти­не ак­тов соз­на­ния и са­мих ве­щей в их са­мо­рас­кры­тии и яв­лен­но­сти.

Ф.

пред­став­ля­ет со­бой ши­ро­кое фи­лос. дви­же­ние, в ко­то­ром уже в ран­ний пе­ри­од воз­ни­ка­ют тен­ден­ции, не­сво­ди­мые к фи­ло­со­фии Э. Гус­сер­ля, – уче­ния М. Ше­ле­ра и М. Хай­дег­ге­ра. Од­ним из ис­точ­ни­ков Ф.

явил­ся ин­те­рес к «Ло­ги­че­ским ис­сле­до­ва­ни­ям» Гус­сер­ля со сто­ро­ны мюн­хен­ско­го круж­ка фи­ло­со­фов и пси­хо­ло­гов – уче­ни­ков Т. Лип­пса (И. Дау­берт, А. Рай­нах, А. Пфен­дер, Д. Гиль­деб­ранд, Т. Кон­рад, Х. Кон­рад-Мар­ти­ус и др.).

Не­ко­то­рые из них пе­ре­ез­жа­ют с 1905 по 1908 в Гёт­тин­ген, где пре­по­да­ёт в это вре­мя Гус­серль, а Рай­нах ста­но­вит­ся его ас­си­стен­том. Про­бле­ма­ти­ка мюн­хен­ско-гёт­тин­ген­ской груп­пы за­ло­жи­ла ос­но­вы т. н. реа­ли­сти­че­ской Ф. с её ори­ен­та­ци­ей на он­то­ло­гич. про­бле­ма­ти­ку.

Рай­нах и Дау­берт ра­бо­та­ют над тео­ри­ей су­ж­де­ния и «со­ци­аль­ных ак­тов», пред­вос­хи­щая от­кры­тия Дж. Ос­ти­на. Ф. в Гер­ма­нии на­счи­ты­ва­ет неск. по­ко­ле­ний ис­сле­до­ва­те­лей, боль­шую роль в её уп­ро­че­нии сыг­ра­ли О. Финк и Л. Ланд­гре­бе, быв. ас­си­стен­ты Гус­сер­ля. Наи­бо­лее из­вест­ные ме­ж­ду­нар.

цен­тры Ф. воз­ник­ли в 1970-е гг. в Вуп­пер­та­ле (К. Хельд и Л. Тен­ге­ли) и в Бо­ху­ме (Б. Валь­ден­фельс). В Швей­ца­рии Ф. пред­став­ле­на име­на­ми И. Кер­на, Э. Хо­лен­штай­на, Э. Мар­ба­ха.

В нач. 20 в. про­ис­хо­дит ин­тен­сив­ное ус­вое­ние идей Э. Гус­сер­ля в Рос­сии (Н. О. Лос­ский, С. Л. Франк, Г. Г. Шпет, Б. В. Яко­вен­ко, А. Ф. Ло­сев и др.). Во Фран­ции мож­но вы­де­лить два эта­па ста­нов­ле­ния Ф.: 1930–50-е гг., свя­зан­ные с име­на­ми Ж. П. Сар­тра, М. Мер­ло-Пон­ти, П. Ри­кё­ра, М. Дюф­ре­на, А. Ка­мю, Э.

 Ле­ви­на­са, и пе­ри­од бо­лее позд­ний и со­вре­мен­ный, свя­зан­ный с име­на­ми М. Ан­ри, Ж. Дер­ри­да, М. Ри­ши­ра, Ж. Л. Ма­рио­на, А. Маль­ди­не и др. Бла­го­да­ря уче­ни­кам Гус­сер­ля – Р. Ин­гар­де­ну и Я. Па­точ­ке Ф. по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние в Поль­ше и Че­хии. Ф. ста­ла влия­тель­ным фи­лос. на­прав­ле­ни­ем в США бла­го­да­ря А. Шю­цу, М.

 Фар­бе­ру, А. Гур­ви­чу и Д. Кэрн­су. Ф. рас­про­стра­не­на в Ка­на­де и Мек­си­ке, в Япо­нии и Ки­тае и др. стра­нах Азии, а так­же в Лат. Аме­ри­ке, Ав­ст­ра­лии и ЮАР. Ис­сле­до­ва­тель­ские цен­тры и фе­но­ме­но­ло­гич. об-ва ра­бо­та­ют во мно­гих стра­нах ми­ра. В 2002 соз­да­на ме­ж­ду­нар. Орг-ция фе­но­ме­но­ло­гич. ор­га­ни­за­ций. С 1960-х гг.

во­зоб­нов­ля­ют­ся ис­сле­до­ва­ния Ф. в Рос­сии (К. С. Ба­крад­зе, П. П. Гай­ден­ко, З. М. Ка­ка­бад­зе, Н. В. Мот­ро­ши­ло­ва и др.) и пе­ре­во­ды фе­но­ме­но­ло­гич. тек­стов. В 1980-е гг. Ф. объ­е­ди­ня­ет мо­ло­дых ис­сле­до­ва­те­лей Виль­ню­са, Мо­ск­вы, Ри­ги и Рос­то­ва-на-До­ну (из­да­ны 5 сб-ков по Ф. и гер­ме­нев­ти­ке).

В 1998 ос­но­ван Центр фе­но­ме­но­ло­гич. фи­ло­со­фии в РГГУ.

Фе­но­ме­но­ло­гич. ме­тод по­лу­чил при­ме­не­ние в пси­хо­ло­гии и пси­хи­ат­рии (А. Пфен­дер, Ф. Бей­тен­дейк, Л. Бин­сван­гер, В. Франкл, Р. Д. Лэйнг, Э. Штра­ус), эти­ке (М. Ше­лер и Д. Гиль­де­бранд), эс­те­ти­ке (М. Гай­гер, Р. Ин­гар­ден, М. Дюф­рен), пра­ве и со­цио­ло­гии (А. Рай­нах, Э. Штайн, А. Шюц), фи­ло­со­фии ре­ли­гии (М.

 Ше­лер, К. Ста­вен­ха­ген, Ж. Хе­ринг), он­то­ло­гии (А. Рай­нах, Х. Кон­рад-Мар­ти­ус, Р. Ин­гар­ден, О. Финк), фи­ло­со­фии ма­те­ма­ти­ки и ес­те­ст­во­зна­ния (О. Бек­кер), ис­то­рии и ме­та­фи­зи­ке (Л. Ланд­гре­бе, Я. Па­точ­ка). Влия­ние Ф. ис­пы­та­ли эк­зи­стен­циа­лизм, пер­со­на­лизм, фи­лос. гер­ме­нев­ти­ка и др. те­че­ния.

Осн. пе­рио­дич. из­да­ния: «Jahrbuch für Philosophie und phänomenologische Forschung» (изд. Э. Гус­сер­лем и др.

, 1913–30); «Philosophy and Phenomeno­lo­gical Research» (США, c 1940); «Phaeno­menologica» (с 1958, бо­лее 200 то­мов); «Journal of the British Society for Pheno­me­nology» (c 1970); «Analecta Husser­liana» (США, c 1971, бо­лее 120 то­мов); «Phä­no­menologische Forschungen» (ФРГ, с 1975); «Phenomenological Inquiry» (США, c 1976); «Husserl Studies» (c 1984); «Ло­гос» (М., с 1991); «The New Yearbook for Phenomenology and Pheno­meno­logi­cal Philosophy» (США, c 2001), «Еже­год­ник по фе­но­ме­но­ло­гич. фи­ло­со­фии» (М., с 2008); «Horizon. Фе­но­ме­но­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния» (СПб., с 2012).

Основные идеи и метод

Ра­ди­ка­ли­за­ция че­ло­ве­че­ской спо­соб­но­сти ме­нять ус­та­нов­ки и по­зи­ции – ис­ход­ный пункт Ф. как тео­рии и ме­то­да: у Э. Гус­сер­ля – это воз­мож­ность пе­ре­хо­да от ин­ди­ви­ду­аль­но­го со­зер­ца­ния к сущ­но­ст­но­му, от обы­ден­ной, или ес­те­ст­вен­ной, ус­та­нов­ки к фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской, или реф­лек­сив­ной (фе­но­ме­но­ло­гич.

ре­дук­ция – за­клю­че­ние в скоб­ки всех до­пу­ще­ний от­но­си­тель­но су­ще­ст­во­ва­ния пред­ме­тов внеш­не­го опы­та, и «транс­цен­ден­таль­ная ре­дук­ция» – за­клю­че­ние в скоб­ки соб­ст­вен­но­го со­зна­ния как пси­хо­ло­гич. ре­аль­но­сти), у М.

 Хай­дег­ге­ра – воз­мож­ность пе­ре­хо­да от не­под­лин­но­го к по­длин­но­му спо­со­бу бы­тия, транс­фор­ма­ция не­оп­ре­де­лён­но­сти по­все­днев­но­го су­ще­ст­во­ва­ния в «ре­ши­мость», у М. Ше­ле­ра – от на­блю­де­ния к не­по­сред­ст­вен­но пе­ре­жи­вае­мо­му кон­так­ту с ми­ром, у Ж. П.

Сар­тра – это сво­бо­да вы­бо­ра как из­на­чаль­ное свой­ст­во и бре­мя че­ло­ве­ка, у М. Мер­ло-Пон­ти – воз­мож­ность пе­ре­хо­да от дог­ма­тиз­ма здра­во­го смыс­ла и нау­ки к сво­ему Я как субъ­ек­ту-в-ми­ре.

Осн. идея: че­ло­ве­че­ское соз­на­ние и бы­тие – это не замк­ну­тые сфе­ры, но фун­дам. про­ек­ты реа­ли­за­ции смыс­ла. Фе­но­ме­но­ло­гич.

ме­тод яв­ля­ет­ся прин­ци­пи­аль­но де­ск­рип­тив­ным, ему свой­ст­вен­но от­стра­не­ние от лю­бых пред­по­сы­лок, ко­то­рые не реа­ли­зу­ют­ся в опы­те; пред­ме­том ис­сле­до­ва­ния долж­ны быть са­ми ве­щи (в ши­ро­ком смыс­ле), но не тео­рии или мне­ния о них.

Ф.

име­ет сво­им пред­ме­том мно­го­об­раз­ные фе­но­ме­ны че­ло­ве­че­ско­го ми­ра, до­ступ к ко­то­рым и воз­мож­ность опи­са­ния ко­то­рых уко­ре­не­ны в са­мом соз­на­нии и че­ло­ве­че­ском бы­тии: соз­на­ние и реф­лек­сия, вре­мя и пе­ре­жи­ва­ние, су­ж­де­ние и по­зна­ние, лю­бовь и не­на­висть, во­ля и же­ла­ние, страх и со­весть, дей­ст­вие и вы­бор, сво­бо­да и смерть, те­лес­ность и про­стран­ст­во и т. д. Ис­ход­ные по­ня­тия осн. фе­но­ме­но­ло­гич. уче­ний: пси­хич. фе­но­ме­ны (Ф. Брен­та­но), ин­тен­цио­наль­ность соз­на­ния (Э. Гус­серль), лич­ность как ду­хов­ный акт (М. Ше­лер), бы­тие-в-ми­ре (М. Хай­дег­гер), вос­при­ятие и те­лес­ность (М. Мер­ло-Пон­ти), че­ло­ве­че­ская ре­аль­ность (Ж. П. Сартр). Те­зис Брен­та­но о том, что ис­тин­ный ме­тод фи­ло­со­фии не от­ли­ча­ет­ся от ме­то­да ес­теств. на­ук, был реа­ли­зо­ван Гус­сер­лем в его кон­цеп­ции фи­ло­со­фии как стро­гой нау­ки, ос­но­ван­ной на внутр. опы­те, в от­ли­чие от ес­те­ст­во­зна­ния, об­ра­щён­но­го к опы­ту внеш­не­му. Ф. ис­хо­дит из не­раз­рыв­но­сти и од­но­вре­мен­но вза­им­ной не­сво­ди­мо­сти соз­на­ния и пред­мет­но­го ми­ра, ко­то­рая вы­ра­жа­ет­ся у Гус­сер­ля в раз­ли­чии трёх ви­дов свя­зей – ме­ж­ду по­зна­вае­мы­ми в нау­ке ве­ща­ми, ме­ж­ду пе­ре­жи­ва­ния­ми по­знаю­ще­го соз­на­ния и ме­ж­ду ло­гич. свя­зя­ми тео­рии, у Хай­дег­ге­ра – в «он­то­ло­гич. раз­ли­чии» бы­тия и су­ще­го, у Сар­т­ра – в раз­ли­чии в-се­бе-бы­тия и для-се­бя-бы­тия, у Мер­ло-Пон­ти – «не­ви­ди­мо­го» и «ви­ди­мо­го»: не­воз­мож­но пред­ста­вить се­бя про­сто ку­соч­ком ми­ра, толь­ко объ­ек­том био­ло­гич., пси­хо­ло­гич. и со­цио­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний. В по­сле­гус­сер­лев­ской Ф. при­ори­тет от­дан про­бле­ме не­раз­рыв­но­сти че­ло­ве­че­ско­го бы­тия и ми­ра («бы­тие-в-ми­ре» у Хай­дег­ге­ра, те­ло как субъ­ект це­ло­ст­но­го «пер­вич­но­го вос­при­ятия» и тем са­мым «про­вод­ник бы­тия в мир» у Мер­ло-Пон­ти).

Раз­ли­чие ме­ж­ду фе­но­ме­ном, яв­ле­ни­ем и ви­ди­мо­стью, про­ве­дён­ное М. Хай­дег­ге­ром, уточ­ня­ет пред­мет Ф.

: ес­ли яв­ле­ние от­сы­ла­ет к сущ­но­сти, а ви­ди­мость по­ка­зы­ва­ет не то, что она в се­бе есть, то фе­но­мен ха­рак­те­ри­зу­ет­ся как то, что «се­бя-в-се­бе-са­мом-по­ка­зы­ва­ет».

Вос­при­ни­мае­мое дан­ное как та­ко­вое, убе­ж­дён­ность в ис­тин­но­сти или лож­но­сти су­ж­де­ния или ар­гу­мен­та­ции, пе­ре­жи­вае­мые эмо­цио­наль­ные со­стоя­ния суть фе­но­ме­ны; они не сво­дят­ся и не вы­во­дят­ся из пред­ме­тов или об­стоя­тельств, с ко­то­ры­ми со­от­но­сят­ся.

Ф.

объ­е­ди­ня­ет тра­ди­ци­он­но про­ти­во­пос­тав­ляе­мые «ис­ти­ны в се­бе» (иде­аль­ные, вне­вре­мен­ные пред­ме­ты) и аб­со­лют­ный вре­мен­ной по­ток соз­на­ния. Вре­мя рас­смат­ри­ва­ет­ся в Ф. не как объ­ек­тив­ное вре­мя, но как вре­мен­ность, тем­по­раль­ность са­мо­го соз­на­ния [вре­мя как син­тез внутр. фаз пе­ре­жи­ва­ния (Гус­серль)] и бы­тия [вре­мя как из­на­чаль­ное «вне-себя» в се­бе са­мом; бу­ду­щее как воз­мож­ность эк­зи­стен­ци­аль­но­го вре­ме­ни, объ­еди­няю­ще­го на­стоя­щее, про­шлое и бу­ду­щее (Хай­дег­гер)].

Вре­мен­ность – ос­но­ва внут­рен­ней ис­то­рич­но­сти лич­но­сти (Гус­серль), ис­то­рич­но­сти бы­тия-в-ми­ре (Хай­дег­гер).

Прин­ци­пи­аль­ным для Ф. яв­ля­ет­ся он­то­ло­гич. по­ни­ма­ние ис­ти­ны. Ис­ти­на – это то­ж­де­ст­во пред­ме­та са­мо­му се­бе, «бы­тие в смыс­ле ис­ти­ны»: «ис­тин­ный друг», «ис­тин­ное по­ло­же­ние дел» и т. д.

Ис­тин­ным мо­жет быть так­же струк­ту­ра ак­та соз­на­ния, в ко­то­ром по­ло­же­ние дел ус­мат­ри­ва­ет­ся имен­но та­ким, ка­ко­во оно есть. Оче­вид­ность в ка­че­ст­ве кри­те­рия ис­ти­ны яв­ля­ет­ся не осо­бым чув­ст­вом, со­про­во­ж­даю­щим не­ко­то­рые су­ж­де­ния, а пе­ре­жи­ва­ни­ем сов­па­де­ния мыс­ли­мо­го и со­зер­цае­мо­го. У М.

 Хай­дег­ге­ра ис­ти­на как от­кры­ваю­щее бы­тие уко­ре­не­на в са­мом спо­со­бе бы­тия че­ло­ве­ка, ко­то­рое ха­рак­те­ри­зу­ет­ся как «рас­кры­тость».

В раз­ра­бо­тан­ной Э. Гус­сер­лем тео­рии пред­мет­но­сти и ре­гио­наль­ных он­то­ло­гий ус­та­нав­ли­ва­ет­ся кор­ре­ля­ция ме­ж­ду спо­со­бом дан­но­сти оп­ре­де­лён­но­го ти­па пред­мет­но­сти [ма­те­ри­аль­ной ве­щи, те­лес­нос­ти, ду­ши (пси­хи­че­ско­го)] и ак­та­ми соз­на­ния.

Ре­гио­наль­ные он­то­ло­гии ле­жат в ос­но­ве со­от­вет­ст­вую­щих на­ук – фи­зи­ки, со­ма­то­ло­гии (уче­ния о по­лях ощу­ще­ний жи­во­го те­ла), пси­хо­ло­гии и оп­ре­де­ля­ют их ме­то­ды, но не оп­ре­де­ля­ют­ся ими. Сущ­но­ст­ное ус­мот­ре­ние вы­де­ля­ет ин­ва­ри­ант­ный смысл пред­ме­та и яв­ля­ет­ся ос­но­вой на­уч. мыш­ле­ния.

Со­зер­ца­ние об­ще­го долж­но иметь чув­ст­вен­ную опо­ру, ко­то­рая мо­жет быть со­вер­шен­но про­из­воль­ной. В ак­тах сущ­но­ст­но­го со­зер­ца­ния яв­ля­ет се­бя иде­аль­ная пред­мет­ность, но она не есть соз­да­ние этих ак­тов или функ­ция мыш­ле­ния.

Опо­ра на мно­го­об­раз­ные ак­ты вос­при­ятия, па­мя­ти и фан­та­зии есть, во-пер­вых, ос­но­ва мно­го­об­ра­зия в «со­зер­ца­нии сущ­но­стей» и, во-вто­рых, – ос­но­ва для ра­ди­каль­но­го раз­ли­че­ния идеа­ли­за­ции и идеа­ции (ус­мот­ре­ния идеи).

Пер­вая осу­ще­ст­в­ля­ет­ся как кон­ст­руи­ро­ва­ние по­ня­тий и объ­ек­тов вне ре­аль­ной сфе­ры вос­при­ятия (точ­ка, мас­са, со­ци­аль­ная струк­ту­ра и т. д.), вто­рая от­да­ёт пред­поч­те­ние ми­ру вос­при­ятия.

Раз­ли­чие ва­ри­ан­тов в по­ста­нов­ке и ре­ше­нии про­бле­мы ин­тер­субъ­ек­тив­но­сти со­от­вет­ст­ву­ет раз­ли­чию ис­ход­ных за­дач фи­ло­со­фов. Для М. Ше­ле­ра та­ко­вой яв­ля­ет­ся обос­но­ва­ние эти­ки и со­цио­ло­гии.

Со­глас­но Ше­ле­ру, общ­ность при­сут­ст­ву­ет в соз­на­нии ка­ж­до­го ин­ди­ви­да: «Не толь­ко Я есть член Мы, но так­же и Мы есть не­об­хо­ди­мый член Я».

Про­бле­му свя­зей в общ­но­сти долж­но раз­ре­шить уче­ние о сту­пен­ча­той сфе­ре со­чув­ст­во­ва­ния («сим­па­тии») – от еди­но­чув­ст­вия (Einsfühlung) до ду­хов­ной (акос­ми­че­ской) люб­ви к лич­но­сти.

Ис­ход­ная про­бле­ма Э. Гус­сер­ля – ос­но­ва­ние объ­ек­тив­но­сти по­зна­ния и са­мо­по­зна­ния в общ­но­сти. Др.

че­ло­век, бла­го­да­ря ко­то­ро­му воз­мо­жен опыт чу­жо­го, дан нам, во-пер­вых, не как при­род­ный объ­ект, но как те­ло-плоть, при­над­ле­жа­щее дру­го­му Я, как тот, кто «из­нут­ри», пси­хи­че­ски управ­ля­ет сво­ей те­лес­но­стью, и, во-вто­рых, – как субъ­ект, ус­та­нав­ли­ваю­щий свой смы­сло­вой мир и опять-та­ки кон­сти­туи­рую­щий дру­гих, в т. ч. и ме­ня, в ка­че­ст­ве объ­ек­тов и субъ­ек­тов ми­ра. В обо­их слу­ча­ях опыт Дру­го­го не дос­ту­пен не­по­сред­ст­вен­но, он кон­сти­туи­ру­ет­ся по ана­ло­гии с мо­ей субъ­ек­тив­но­стью. Пе­ре­се­че­ние ми­ров не­за­ви­си­мых кон­сти­ту­тив­ных сис­тем об­ра­зу­ет об­щий для всех мир. Бла­го­да­ря опы­ту чу­жо­го и Дру­го­го пре­одо­ле­ва­ет­ся со­лип­сизм и ста­но­вит­ся воз­мож­ным ие­рар­хич. со­об­ще­ст­во «мо­над» (не­за­ви­си­мых на­блю­да­те­лей и дея­те­лей), в ко­то­рых реа­ли­зу­ет­ся раз­ная сте­пень объ­ек­тив­но­сти по­зна­ния.

Ис­ход­ный пункт М. Хай­дег­ге­ра – со­вме­ст­ное бы­тие (Mitsein) в по­все­днев­но­сти, для пре­одо­ле­ния ко­то­рой не­об­хо­ди­ма ра­ди­каль­ная ин­ди­ви­дуа­ция (ана­лог фе­но­ме­но­ло­гич. ре­дук­ции), оп­ре­де­ляю­щая под­лин­ный, не­за­ви­си­мый от ка­ких бы то ни бы­ло функ­цио­наль­ных от­но­ше­ний спо­соб бы­тия как ин­ди­ви­да, так и на­ро­да.

Ис­ход­ные пунк­ты Ж. П. Сар­тра и Э. Ле­ви­на­са – при­ори­тет Дру­го­го в кон­сти­туи­ро­ва­нии Я и ми­ра и вы­хо­дя­щий за пре­де­лы сфе­ры по­зна­ния ха­рак­тер от­но­ше­ний Дру­го­го и Я (он­то­ло­ги­че­ский у Сар­тра, эти­че­ский у Ле­ви­на­са). У Сар­тра это от­но­ше­ние– кон­фликт как вза­им­ное ог­ра­ни­че­ние сво­бо­ды, т. е. воз­мож­но­сти быть иным.

Это реа­ли­зу­ет­ся во взгля­де Дру­го­го, пре­вра­щаю­ще­го ме­ня в объ­ект, при этом Я вос­при­ни­маю Дру­го­го в ка­че­ст­ве субъ­ек­та (взгляд, в от­ли­чие от глаз, нель­зя объ­ек­ти­ви­ро­вать). Со­от­вет­ст­вен­но Дру­гой кон­сти­туи­ру­ет ме­ня как субъ­ект, пре­вра­ща­ясь под мо­им взгля­дом в объ­ект. От­но­ше­ние к Дру­го­му бо­лее пер­вич­но, чем от­но­ше­ние с Дру­гим, т. е.

от­но­ше­ние «Мы».

У Э.

 Ле­ви­на­са Дру­гой рас­кры­ва­ет свою аб­со­лют­ную ина­ко­вость в си­туа­ции ли­цом-к-ли­цу; от­но­ше­ние к Ли­цу асим­мет­рич­но, это не со­пер­ни­че­ст­во, но ин­ди­ви­дуа­ли­зи­рую­щая че­ло­ве­ка от­вет­ст­вен­ность за дру­го­го че­ло­ве­ка («лю­бой Дру­гой уни­ка­лен»), ка­ки­ми бы ни бы­ли по­ступ­ки по­след­не­го. За­бо­та о Дру­гом, спо­соб­ность от­да­вать при­ори­тет Дру­го­му – аб­со­лют­ная цен­ность и пер­вич­ное этич. от­но­ше­ние.

Ва­ри­ан­ты Ф. раз­ли­ча­ют­ся пре­ж­де все­го ис­ход­ной точ­кой опи­са­ния фун­дам. кру­га «че­ло­век – соз­на­ние – бы­тие». Для Э. Гус­сер­ля – это ес­теств. ус­та­нов­ка, «жиз­нен­ный мир» и транс­цен­ден­таль­ная субъ­ек­тив­ность, для М.

 Ше­ле­ра – лич­ность, чув­ст­во и ие­рар­хия цен­но­стей, для М. Хай­дег­ге­ра – во­про­шаю­щее о бы­тии че­ло­ве­че­ское бы­тие-в-ми­ре, для Ж. П. Сар­тра – эмо­ция как ма­гич. пре­вра­ще­ние ми­ра, для П. Ри­кё­ра – во­ля, «ре­ин­те­гра­ция соз­на­ния в те­ле и те­ла в соз­на­нии».

В фе­но­ме­но­ло­гич.

уче­нии о соз­на­нии вы­яв­ля­ют­ся пре­дель­ные воз­мож­но­сти мно­го­об­раз­ных спо­со­бов смыс­ло­по­ла­га­ния: от про­стей­шей фик­са­ции про­стран­ст­вен­но-вре­мен­но­го по­ло­же­ния объ­ек­та до ус­мот­ре­ния иде­аль­ных пред­ме­тов, от пер­вич­ной реф­лек­сии на вос­при­ятие до раз­мыш­ле­ния о смы­сло­вых ос­но­вах куль­ту­ры.

Источник: https://bigenc.ru/philosophy/text/4708645

Феноменологическое описание в психологии(Улановский А.М.)

Феноменологическое описание

Феноменологический метод принято относить сегодня к группе качественных методов исследования, разработка которых очень активно ведется в последние десятилетия в психологии.

Вопрос о научном статусе этого метода и валидности данных, получаемых с его помощью, остается, по-прежнему, дискуссионным – как и общий вопрос о статусе и валидности качественных исследований в психологии (Giorgi, 1986; Квале, 2003; и др.).

Тем не менее, к феноменологическому методу так или иначе обращаются сегодня представители самых различных направлений в психологии, не говоря уже о традиционном его использовании в гештальт-психологии, экзистенциальной, гуманистической и собственно феноменологической.

Существуют несколько вариантов этого метода, несущественно отличающихся друг от друга (van Kaam, 1969; Collaizzi, 1978; Giorgi, 1975), среди которых наиболее известным является вариант, предложенный А.Джорджи. В целом этот метод естественно представляет собой разновидность феноменологического метода, предложенного Э.Гуссерлем.

Целью феноменологически ориентированного исследования в психологии является получение ясных, точных и систематичных описаний тех или иных аспектов переживания человека (Polkinghorne, 1989, p. 44-45).

Феноменологическое исследование ориентировано на раскрытие структуры того или иного переживания, связанного с некоторым предметом, ситуацией, событием или каким-то аспектом жизнедеятельности человека.

Среди специфических черт феноменологического исследования в психологии можно выделить: 1) его качественно-описательный характер; 2) ориентацию на переживание как предмет исследования; 3) использование рефлексивных данных; 4) отказ от любых теоретических допущений и выводов; 5) использование обыденного языка описания.

Остановимся на каждом из пунктов более подробно.

  1. Качественно-описательный характер исследования. Феноменологическое исследование является, по своей сути, описательным. Оно включает в себя процедуру описания как центральный момент всего исследования. Собственно говоря, феноменологический подход выступает сегодня в качестве основной линии разработки описательного, дескриптивного подхода в психологии. Последний традиционно противопоставляется каузальному, или объяснительному подходу. Специфика описания как метода в том, что оно направлено на раскрытие структурных связей явления и, в отличие от объяснения, не предполагает установления каких-либо причинно-следственных связей. Кроме этого, описательный подход противопоставляется герменевтическому, или интерпретативному (Giorgi, 1992). Различие в данном случае состоит в том, что интерпретация предполагает выход за пределы непосредственно данного и очевидного, тогда как описание устанавливает только то, что дано с очевидностью и непосредственно переживается.
    Феноменологическое исследование является также качественным. В нем используются качественные данные, качественные описания – тексты и высказывания на естественном языке. С позиций качественного подхода богатство и глубина человеческого переживания тесно связана со структурами и смыслами естественного языка (Polkinghorne, 1989, p. 45). В феноменологическом исследовании используется естественный язык описания. В этом плане, феноменологический метод противопоставляется различным количественным, измерительным методам, количественному описанию (описанию посредством цифр, графиков, диаграмм и т. д.).
  2. Ориентация на переживание как предмет исследования. Феноменологическое исследование отличается от других «описательных» и «качественных» исследований тем, что фокусируется на описании переживаний субъекта, а не открыто наблюдаемых действий или поведения (Polkinghorne, 1989, p. 44). Под переживанием в данном случае понимается некоторый интенсивный непосредственный опыт взаимодействия человека с миром. Это могут быть какие-либо привычные, повседневные или, напротив, редкие и уникальные переживания (например, переживания при измененном состоянии сознания и т. п.). Феноменологическое описание позволяет получить развернутое представление о структуре и инвариантных характеристиках переживания. Такое представление зачастую невозможно получить никак иначе – именно поэтому феноменологический метод часто используется в психологии как средство получения общего представления об изучаемом феномене.
  3. Использование рефлексивных данных. В психологии и других гуманитарных науках мы имеем дело с таким объектом исследования (человек, личность), который можно не только описывать, но который может и сам описывать себя. Феноменологическое описание – это рефлексивное описание, основанное на словесном обозначении собственных переживаний. В качестве источника получения феноменологических данных в психологии используются: (а) самоотчеты испытуемых, (б) самоотчеты исследователя, а также (в) всевозможные литературные произведения, содержащие развернутые описания внутренней жизни человека (художественные, философские тексты, дневниковые и автобиографические записи, мифы и т. п.) (Polkinghorne, 1989).
  4. Отказ от теоретических допущений и выводов. Это одно из основных требований, заключающееся в полном отказе от всякого рода предустановленных гипотез и допущений – как при самом описании, так и при дальнейшем анализе данных. Феноменологически исследовать нечто означает оставить без домыслов то, что не дано непосредственно и описать лишь то, что дано и представлено с очевидностью.
    Феноменологическое исследование предполагает помещение в состояние неопределенности всего того, что считается доказанным и безусловным относительно изучаемого феномена (Barrell et al.,1987, p. 449). Это касается даже самых незыблемых представлений исследователя – представлений об объективной реальности и возможном опыте человека, которые могут мешать, к примеру, в описании всевозможных форм психопатологии.
    Феноменологические описания являются максимально нетеоретичными и конкретными. Феноменологическая психология – это, прежде всего, борьба с неочевидностью и произвольностью наших теоретических построений. В этом плане, феноменологический метод призван помочь справиться с огромным количеством абстрактных теорий и всевозможных произвольных моделей, предлагаемых сегодня в психологии.
  5. Использование обыденного языка. Любое описание всегда предполагает выбор и использование определенного языка описания. В феноменологических исследованиях отдается предпочтение обыденному языку, в силу того что он позволяет схватить иногда более тонкие различия и аспекты исследуемого феномена, нежели любой терминологический язык какой-либо теории. Чем шире класс имен, входящих в ту или иную систему описания – тем полнее и полноценнее представление объекта. Обыденный язык представляет собой максимально широкий класс имен и описательных понятий. Неопределенность, «текучесть» описательных понятий не считается в феноменологии недостатком, так как в сфере изучения сознания они попросту неизбежны или даже единственно правомерны (Гуссерль, 1999, с. 154-155). Сознание феноменологически выступает как поток и непрерывная флуктуация, потому здесь не может быть речи о какой-либо понятийно-точной, терминологической фиксации (там же).
    Кроме того, обыденный язык не отсылает нас к готовым теоретическим схемам интерпретации и противопоставлениям. В этом плане, он в наименьшей мере связывает нас с некоторой традицией объяснения и в наименьшей мере заслоняет нам исследуемый феномен.

Улановский А.М.,

См. также

  1. Улановский А.М. Феноменологическая и экзистенциальная установки в психотерапии
  2. Улановский А.М. Феноменология в психологии и психотерапии: прояснение неотчетливых переживаний
  3. Улановский А.М.

    Феноменологический подход как качественная исследовательская методология

  4. Улановский А.М. Феноменологический метод в психологии, психиатрии и психотерапии
  5. Улановский А.М.

    Коучинг с оглядкой на науку: практики позитивной жизни

Источник: http://hpsy.ru/public/x825.htm

Феноменология – это… что такое феноменология?

Феноменологическое описание
– одно из направлений в философии XX в. Буквально означает описание или изучение явлений. Любое описание вещей, какими они являются в сознании, можно назвать Ф В этом смысле феноменологическими можно было бы назвать размышления Беркли Дж., Локка Дж., Декарта Р., Юма Д. и др. Более специфично, Ф.

как одно из основных направлений в западной философии и культуре связывается с именем Эдмунда Гуссерля. Согласно Ф., возможность непосредственного доступа к миру, окружающей нас реальности покоится на тех характеристиках сознания, благодаря которым мы и воспринимаем этот мир.

Следовательно, необходимо исследовать и понять те характеристики сознания, через которые эта реальность оказывается доступной. Явление мира, реальности в сознании и есть этот мир. Внимание исследователя должно быть обращено не на сам мир, предметы этого мира, а на те акты сознания, в которых предметный мир конституируется. Ф.

начинается с обнаружения корреляции между способами данности человеку различных аспектов мира и сознанием о мире. Отсюда возможность особого типа исследования, направленного на изучение не самого предметного содержания человеческого отношения к миру, а его явления в сознании – феномена.

В феноменологическом исследовании тематизируется именно явление предметности в сознании. Бытие как коррелят сознания сообразно со свойствами сознания – вот истинный предмет познания. 

Основным свойством форм сознания, наиболее фундаментальной характеристикой сознания считается интенциональность – направленность сознания на предмет.

Сознание – это всегда “сознание о…”. “Где бы мы ни говорили о явлении, мы всегда подразумеваем тех субъектов, которым нечто является, но одновременно – и те моменты их психической жизни, соразмерно которым явление имеет место как явление чего-то, и последнее есть именно являющееся в нем” (Гуссерль).

Интенциональность означает, что любому явлению предметов в сознании соответствует собственная интенциональная структура, состоящая из множества интенционально соотнесенных компонентов.

Организация феноменологического метода как раз и заключается в том, чтобы исследовать собственную интенциональную структуру сознания со своими сущностными компонентами и во всех горизонтах. Анализ интенциональной структуры сознания осуществляется рефлексивным способом. Поэтому Ф. различает естественную установку и собственно феноменологическую установку.

В мире повседневного мышления, естественной установки наша жизнь протекает анонимно, т. е. остается вне опыта интенциональной направленности сознания на предметы. Восхождение к интенциональной структуре сознания, к его имманентной деятельности возможно благодаря методу феноменологической редукции.

Именно посредством этого метода мы имеем дело с подлинными феноменами. Редукция позволяет освободиться от наивности естественной установки сознания, которая заключается в том, что оно ориентировано на познание внешних предметов, интересуется прежде всего предметами, воспринятыми из чувств или посредством чувств.

Редукция позволяет переключить сознание на исследование собственной деятельности по конституированию предметов. И только феноменологическая установка, достигаемая с помощью феноменологической редукции, дает возможность сознанию обратиться к самому себе. Поэтому феноменолог заключает в скобки весь реальный естественный мир, который при естественной установке обладает постоянной бытийной значимостью. Это значит, что “как феноменолог я в описании чисто психического опыта не могу естественным образом приводить в действие мою веру в мир, – в дальнейшем я должен освободиться от всех точек зрения, которые в моей естественно-практической жизни сознания играли свою естественную роль” (Гуссерль).

Интенциональный анализ выделяет объект сознания, наделенный определенным смыслом, а с другой стороны, меняющиеся способы явления, меняющиеся модусы сознания. Эти взаимодополнительные аспекты интенциональности Гуссерль обозначает терминами “ноэзис” и “ноэма”.

Ноэзис – это модус интенционального сознания, ноэма – его предметный смысл, объективный коррелят. Т. о., феноменологическая редукция позволяет описать поэтическую и ноэматическую структуры сознания.

Последовательно феноменологическое развертывание ноэмы приводит к анализу соответствующего модуса осознания, ноэзиса.

При анализе интенциональной деятельности сознания феноменолог прежде всего исходит из самих интенциональных переживаний и соответствующих структур протекания этих переживаний. Основной характеристикой интенциональных переживаний является идеальность ноэматических содержаний в соответствующем сознании.

В основе интенционального сознания заключено то, что каждое ноэматическое единство есть идеально тождественное во всем синтетическом многообразии переживаний. Это идеальное тождество многообразия переживаний достигается “я-центром”. “Для меня очевидно, что всякое сознание есть сознание моего “я”.

Это означает также и то, что сознание во всех его формах, во всех его модусах активного и пассивного “я-участия” осуществляет ноэматическую работу и при этом содержится в конечном итоге в единстве ноэматической связи…” (Гуссерль). Т. о.

, развертывание интенционального смысла предполагает постоянный переход к конструированию сущностно связанного синтетического многообразия данностей одного и того же предмета.

“Мы конструктивно производим цепь возможных восприятий, благодаря чему проявляется то, как выглядел бы и как должен был бы выглядеть предмет, если бы мы прослеживали его в восприятии все дальше и дальше” (Гуссерль).

Ф. выделяет различные дескриптивные измерения данности предмета. Интенциональный анализ предметностей сознания не ограничивается эгологически-феноменологическими исследованиями. Последнее предполагает также включение интерсубъективного конституирования, тематизацию “другого” и сообщества.

Интерсубъективное конституирование “другого” и сообщества предполагает выход за пределы “я”, связь “я” с “другим”, с другими “я”. Интерсубъективное конституирование “другого” осуществляется посредством “вчувствования”. “Интенциональность в собственном “я”, которая вводит нас в сферу чужого “я”, есть т. н.

вчувствование, и его можно ввести в игру в такой феноменологической чистоте, что природа постоянно остается исключенной” (Гуссерль). Трансцендентальное эго необходимо полагает в себя трансцендентальное альтер эго. Именно в форме альтер эго “другой” интенционально переживается.

Гуссерль говорит, что собственную жизнь сознания можно непосредственно испытывать в ее самости, а чужую – нет. Но способом “своеобразной апперцепции по аналогии” сознание ” другого” во “мне” последовательно конституируется.

В результате трансцендентальная субъективность расширяется до интерсубъективности трансцендентальной социальности. А последняя служит основанием для интерсубъективной природы и мира, а также для интерсубъективного бытия идеальных предметностей.

“Так феноменологический идеализм раскрывается как трансцендентально-феноменологическая монадология, которая есть не метафизическая конструкция, но систематическое истолкование смысла, который имеет мир для всех нас еще до всякого философствования и который может быть только философски искажен, но не изменен” (Гуссерль).

Гуссерль различал три типа феноменологической редукции: психологический, эйдетический и трансцендентальный. Соответственно, выделяются три уровня феноменологического исследования: дескриптивная, эйдетическая и трансцендентальная Ф. Психологическая редукция направлена к чистым данным психического опыта.

В результате психологической редукции раскрывается поле чисто психических данностей. На этой стадии, однако, феноменолог хотя и описывает в опыте непрерывной интенциональной экспликации всеобщие сущностные свойства этого поля, все же остается в пределах опыта.

Эйдетическая редукция приводит к необходимости сущностного усмотрения феноменов; предметности сознания анализируются с т. зр. их сущностных характеристик, их Apriori.

Как говорит Гуссерль, эйдетическая редукция состоит в аподиктическом усмотрении чистых всеобщностей, соотнесенных с бесконечным объемом свободно мыслимых возможностей как чисто возможных фактов, предписывающих этим последним норму мыслимости в качестве возможных фактов. Такие чистые всеобщности суть чистые самоочевидности.

Для раскрытия чистых всеобщностей феноменологического объекта осуществляется метод “свободной вариации в фантазии”. С помощью этого метода феноменолог, совершенно произвольно варьируя различные стороны феноменологического объекта, обнаруживает сохраняющийся во всех вариантах инвариант. Последний проступает в результате постоянных самосовпадений вариантов.

Причем общий всем вариантам сущностный инвариант является таковым для любой возможной вариации “вообще”. Метод “свободной вариации в фантазии” относится не только к феноменологическому объекту, но также к феноменологической субъективности. Как и в случае с феноменологическим объектом, феноменолог осуществляет свободную вариацию, и т. о.

, в результате последовательного варьирования возможных вариантов эго описывает инвариант феноменологической субъективности как инвариант “чистого я”.

Метод свободной вариации первоначально касается только инвариантов собственного эго, если же встает вопрос о постижении “другого” и интерсубъективности, то по аналогии с “моим эго”, “другой” будет иметь ту же систему инвариантов. Т. о., в результате последовательной эйдетической редукции феноменология превращается в универсальную науку, исследующую систему инвариантов феноменологического поля, структурные Apriori этого поля, Apriori чистой субъективности и Apriori интерсубъективности. “После введения расширенной редукции, – поясняет Гуссерль, – редукции к феноменологически чистой интерсубъективности, проявляется и универсальное Apriori для общностей субъектов, редуцированных к их внутренне-феноменологическому и чистому единству”.

Цель трансцендентальной редукции заключается в более радикальном очищении сознания и обнаружении т. н. первоисточников опыта. Только т. о. мы приходим к источнику интенционального конструирования мира. Необходимость трансцендентальной проблематики и, соответственно, перехода к трансцендентально-феноменологической редукции Гуссерль объясняет несколькими причинами.

Во-первых, любая наука носит региональный характер, т. е. она оперирует в рамках естественной установки, предданного, налично существующего мира. Предметная определенность является обязательной для любой региональной науки. Конечно, в ходе эйдетической редукции феноменолог вскрывает какие-то сущностные инварианты, соотносимые с возможными мирами реальностей.

Однако последние все же сохраняют связь с бытийным смыслом наличного предданного в мире, поскольку “именно мы помыслили некие возможные миры  как миры возможных конституирующих субъективностей”. Как говорит Гуссерль, трансцендентально психолог наивен даже как эйдетический феноменолог. Во-вторых, причина кроется в способе бытия субъективности, “я”.

Речь идет о субъективности, конституирующей универсальную объективность мира. Поскольку субъективность сознания принадлежит реальному миру, то универсальная объективность мира как в его реальности, так и в его идеальности предстает как определенный мир, наделенный определенным смыслом.

Конечно, при эйдетической редукции с помощью метода “свободной вариации в фантазии” мы произвольно варьировали нашу собственную субъективность, вскрывая в результате некую систему сущностных инвариантов. Естественно, эта свободная вариация также предполагает связь с некой бытийной значимостью.

Трансцендентально-феноменологическая редукция призвана как раз решить проблему корреляции между “конституирующей субъективностью и конституированной объективностью”. Трансцендентально-феноменологическая редукция выполняет по отношению к эйдетической ту же функцию, какую последняя выполняет по отношению к психологической редукции.

Если результатом эйдетической редукции является любой возможный (мыслимый) мир с необходимой привязкой к бытийной значимости, то в результате трансцендентальной редукции исчезает любая определенность мира (как реального, так и возможного, мыслимого). Реальность окончательно “дереализуется”: мир есть только феномен. Точно так же, тематизации подлежит “я” феноменолога.

Феноменолог как человек “заключен в скобки, он сам есть феномен”. “Я” феноменолога становится феноменом своего трансцендентального “я”, которое обнаруживается как окончательная функционирующая субъективность, “результатом скрытой ранее деятельности которой является универсальная апперцепция мира”.

Поскольку в ходе собственного развертывания трансцендентальная установка освободилась от любых форм мыслимых и реальных миров, то основополагающие понятия феноменология творит из самой себя. Согласно Гуссерлю, между всеми феноменологическими редукциями существует определенный параллелизм.

Конечно, трансцендентальное “я” отлично от естественного человеческого “я”, но говорить о каком-то отдельном, производном или вторичном существовании представляется некорректным. “Совершенно очевидно, что то, что превращает мое чисто психологическое опытное самопостижение… в трансцендентальное, есть только опосредованное изменение установки.

Соответственно, все обнаруживаемое в моей душе, сохраняя собственную сущность, приобретает благодаря этому новый, абсолютный, трансцендентальный смысл” (Гуссерль). Введение трансцендентальной редукции касается также интерсубъективности, т. е. интерсубъективная эйдетическая феноменология имеет свою трансцендентальную параллель. Т. о.

, последовательно проведенная феноменологическая редукция приводит к обнаружению первоисточников опыта. В последующий период своего творчества Гуссерль обращается к “жизненному миру” как объективному корреляту трансцендентальной субъективности. Жизненный мир как “объективированная субъективность” есть результат интенциональных актов трансцендентальной субъективности.

В некотором смысле жизненный мир  Гуссерль отождествлял не только с трансцендентальной субъективностью, но и с трансцендентальной интерсубъективностью, с “вселенной монад”, а также с миром естественной установки. Жизненный мир, трансцендентальная субъективность служат основанием универсальной абсолютной науки, которая, в свою очередь, научно оформляет все возможные науки. В своем систематическом развертывании, трансцендентальная феноменология  порождает эйдетические науки, а последние рационально обосновывают все региональные науки. Трансцендентальная феноменология, т. о., является “фундаментом для подлинных эмпирических наук и для подлинной универсальной философии в картезианском смысле, для универсальной науки из абсолютного обоснования” (Гуссерль).

Т. X. Керимов

Современный философский словарь. — М.: Панпринт. В.Е. Кемеров. 1998.

Источник: https://encyclopedia_philosophy.academic.ru/397/%D0%A4%D0%95%D0%9D%D0%9E%D0%9C%D0%95%D0%9D%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%93%D0%98%D0%AF

Что такое Феноменология? Феноменология — это… Расписание тренингов. Самопознание.ру

Феноменологическое описание

Феноменология представляет собой одно из направлений в философии 20-го века, задачей которого является описание феномена (явления, события, опыта) на основе первичного опыта познающего сознания (трансцендентальное Я). Его основателем является Гуссерль, хотя у него были предшественники: Франц Бертано и Карл Штумпф.

Книга Гуссерля “Логические исследования” является отправной точкой возникновения этого направления, которое оказало огромное влияние на появление и развитие феноменологической психологии, феноменологической социалогии, философии религии, онтологии, философии математики и естествознания, метафизику, герменевтику, экзистенциализм и персонализм.

Ядром этого направления является понятие интенциональности — свойство человеческого сознания направленности на определённый предмет, то есть заинтересованность человека в рассмотрении философского аспекта конкретного объекта.

Феноменология ставит своей целью создание универсальной науки, которая служила бы обоснованием всем остальным наукам и познанию вообще, имела строгое обоснование. Феноменология стремится описать интенциональность жизни сознания, бытие личности, а также фундаментальные основы человеческого существования.

Характерной чертой данного метода является отказ от любых сомнительных предпосылок. Данное направление утверждает одновременную неразрывность и в то же время несводимость воедино сознания, человеческого существования, личности, психофизической природы человека, духовной культуры и социума.

Гуссерль выдвинул лозунг Назад к самим вещам!”, который ориентирует человека на отстранение от функциональных и причинных связей между предметным миром и нашим сознанием.

То есть, его призыв — это восстановление связи между сознанием и предметами, когда предмет не превращается в сознание, а воспринимается сознанием, как предмет, обладающий определённым свойствами без изучения его функций, строения и т.д.

Он отстаивал чистое сознание, свободное от догм, навязываемых шаблонов мышления.

В качестве методов исследования предлагалось 2 основных:

  • Очевидность — непосредственное созерцание,
  • Феноменологическая редукция — освобождение сознания от естественных (натуралистических) установок.

Феноменологическая редукция не является наивным погружением в окружающий мир, а концентрирует внимание на том, что переживает сознание в том мире, который нам даётся. Затем эти переживания используются просто, как некие конкретные факты, а как идеальные сущности. Затем это редуцируется к чистому сознанию нашего трансцендентного Я.

“…Поле феноменологии — это анализ раскрываемого в непосредственной интуиции априори, фиксаций непосредственно усмотримых сущностей и взаимосвязей таковых и их дескриптивное познание в системном союзе всех слоёв в трансцендентально чистом сознании”, — Гуссерль, “Идеи”.

Используя метод феноменологической редукции, человек постепенно приходит к пониманию того, что бытию предшествует чистое эго или чистое сознание с переживаемыми им сущностями.

Феноменология охватывает, таким образом, огромное поле от простого созерцания предмета до философского размышления об основе его смысловых культур.

Гуссерль стремился не только к осознанию мира, но и конструированию, к созданию истинного мира, в центре которого находится сам человек.

Он писал: “Философское познание создаёт не только особые результаты, но и человеческую установку, которая тотчас же вторгается во всю остальную практическую жизнь… Оно формирует новое задушевное сообщество между людьми, мы могли бы сказать сообщество чисто идеальных интересов между людьми, которые живут философией, связаны незабвенно идеями, которые не только полезны всем, но идентично освоены всеми”.

В настоящее время методы исследования феноменологии используют в психиатрии, социологии, литературоведении и эстетике. Крупнейшие центры феноменологии расположены в Бельгии и Германии. В 90-х годах 20-го века центры были созданы в Москве и Праге. В США расположен Международный институт перспективных феноменологических исследований и образования.

Уверенности и убеждения являются самыми неуловимыми, и при этом, самыми основополагающими восприятиями в нашей жизни. Они создают нашу реальность, они сами являются тем контекстом реальности, в котором возникают и переживаются все остальные восприятия. Что такое визуальное восприятие само по себе?… Читать дальше

В процессе нашего жизненного пути мы постоянно претерпеваем трансформации и изменения, касающиеся нашего жизненного опыта.

На пути нашего роста, взросления, развития мы постоянно накапливаем опыт и концентрируем его. В течение нашей жизни, начиная с самого раннего детства, наш опыт откладывается в подсознании… Читать дальше

В сфере взаимодействия человека с невидимой частью мира в конце прошлого века российскими учёными был сделан поистине революционный прорыв. Началось всё с того, что в Генеральном Штабе ВС России была поставлена задача: изучить уровень, на который вышли наши потенциальные геополитические противники —… Читать дальше

Одним из самых распространённых случаев заболевания в психиатрии можно считать слуховые или зрительные галлюцинации, поэтому, когда обыкновенный человек встречается с ними впервые, то начинает паниковать, усугубляя тем самым своё положение. Приверженцы же разнообразных мистических организаций изнуряют… Читать дальше

Спасибо, за интерес к теме “что такое Феноменология”!

Источник: https://samopoznanie.ru/schools/fenomenologiya/

Что такое феноменологический подход

Феноменологическое описание

Про феноменологию в первой части «Что такое феноменология — и почему никто не может ответить на это понятно с первого раза: начинаю разбираться и объяснять».

Сейчас — про феноменологический метод: что это такое и почему его правильнее называть подходом

Насколько я понимаю, феноменологический метод — это не самостоятельная методология, а фильтр, этический фильтр, который можно наложить на любой существующий метод любых исследований, связанных с человеком с целью усиления значимости субъективных сторон вопроса, индивидуальных факторов. 

Поэтому правильнее его называть даже не методом — у слова method широкая палитра возможных оттенков смысла, которые пропадают при буквальном и не очень удачном переводе, скорее дезориентируя пользователя — поскольку метода, как такового, тут нет, а есть подход.

Феноменологический метод — это феноменологический подход к существующим методам любых исследований, связанных с человеком.

А феноменологический подход — это подход с упором на индивидуальность.

Короче говоря, феноменологический метод (подход) заключается в очеловечивании методов.

А чтоб совсем хорошее вышло определение:

Феноменологический подход заключается в очеловечивании методов с целью повышения их точности.

«Исследований, связанных с человеком» — потому что феноменология — это субъективизм, возведённый в абсолют. Если в предмете исследования нет человека, то нет и субъективной стороны вопроса, которая может упускаться из виду традиционными методиками. 

Иными словами методику вычисления средней температуры Земли в Меловом периоде можно попытаться очеловечить — но повышения точности результатов это не даст.

Тогда как в социологии, психологии и миллионе других наук и предметов изучения феноменологический метод повышает точность результатов. 

Скажем, метод систематизации рабочей силы: резюме. Есть типовая схема: контакты, основные данные, опыт работы, достижения, пожелания, бла-бла-бла.

Очень многие люди от этого страдают и чувствуют, что не могут себя в рамках этих полей подать верно. 

Например: феноменологический подход к поиску сотрудников

Условная градация глубины подхода: 

  • I уровень. Резюме + сопроводительное письмо.
  • II уровень. Пустая станица без граф. Каждый пишет своё резюме как считает нужным, что считает нужным. Но это тоже недостаточно феноменологично, потому что ограничивает людей текстовым способом выражения мысли, дискриминируя в пользу тех, кто лучше владеет письменным словом.
  • III уровень. Произвольная форма и формат подачи резюме.

Разумеется, сферический феноменологический подход в вакууме вообще заключается в уничтожении любых исследований, т.к. отрицает систематизацию. 

Поэтому феноменологический метод (подход) на практике — это совершенствование методик человеко-ориентированных исследований с учётом человеческой индивидуальности, позволяющее получать более точные данные и эффективнее их обрабатывать.

На примере первого уровня это означает:

  • со стороны пользователя: добавить к форме отправки резюме на сайте поле для сопроводительного письма — тоньше настроенное получение данных;
  • со стороны организации: расширить систематизацию резюме критериями, применяемыми к сопроводительным письмам — например, инициативность, красноречие и т.д. — тоньше настроенная обработка данных.

Примеры из жизни:

  • юзабилити — феноменологический подход к интерфейсам;
  • эргономика — феноменологический подход к проектированию;
  • «Точность слов» — феноменологический подход к философии, истории и этике


Эта статья описывает процесс знакомства с новой темой, и не претендует на полноту и достоверность знания.

Дополнения и поправки принимаются, попытки выпендриться игнорируются.

Человек, придумавший феноменологию, смотрит, что это мы тут с ней делаем

P.S.Помогите перевести «Точность слов» на отдельный сайт.

Отсутствие возможности сортировки по рубрикам или хотя бы тегам становится серьёзным неудобством при 70+ записей, большинство из которых относится к нескольким развивающимся тематическим циклам.

Лучшим решением будет переезд на отдельный сайт с сохранением на «Дзене» трансляции свежих записей. На сайте «Яндекс-денег» можно сделать перевод с карты или из кошелька.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b6a03bbf3eaf800ab683af6/5c1a13bab93e1500aa2b06ca

Book for ucheba
Добавить комментарий