Формирование религиозного образования в России: проблемы и противоречия Грошева Л. И.

Роль религии в образовании государства. Формирование религиозного образования в России: проблемы и противоречия Грошева Л

Формирование религиозного образования в России: проблемы и противоречия Грошева Л. И.
Многочисленные примеры истории говорят о том, что пренебрежение духовной «вертикалью» приводит отдельных людей и народы в целом к историческим поражениям.

Оставляет желать лучшего современное духовное состояние российского общества, которое узнало о себе правду: вымирает русский этнос, разрушена семья и ее устои; преступность, алкоголизация и наркотизация населения достигли немыслимых масштабов.

Плохую службу России сослужили прозападные проекты модернизации российского образования, ведущие к тому, что школа из воспитательнообразовательного учреждения окончательно превратится в заведение по оказанию учебных услуг. Важнейшее место в духовно-нравственном воспитании личности занимает религиозное образование и воспитание.

Без основ религиозных знаний и элементарных навыков духовной жизни не может состояться полноценная личность — творческая, компетентная и способная инновационно мыслить и действовать, исповедующая принципы гуманизма, правового гражданского общества и демократии. Без личности, наполненной духовным содержанием, невозможна никакая модернизация.

В силу этого требование религиозного образования обязательно и для светского государства.

Существующие разногласия по вопросу о месте и роли религиозного воспитания в формировании личности и духовно-нравственном воспитании детей и юношества (которое, по убеждению одних, невозможно без усвоения элементарных знаний о вере и религии, а по мнению других, может состояться только вне религиозных доктрин и вероучений и обязательно на основе светского и критического восприятия церкви и религии) обостряют проблему и раскалывают общество. Причиной современных разночтений по поводу религиозного образования в школе является непонимание и искаженные представления по трем вопросам: 1) о месте и роли религиозного образования, формах и методах его осуществления в дореволюционный и советский период; 2) как и почему религиозное образование было удалено из школ и вообще из жизни в советскую эпоху; 3) чем было заменено прежнее религиозное обучение и к чему это привело. Указанные вопросы рассматривались в ряде публикаций , а исторический опыт России должен был научить мысли, высказанной С.Н. Булгаковым, о том, что перед Россией стоит культурно-педагогическая задача «просветить народ, не разлагая его нравственной личности» . В настоящее время в Министерстве образования и науки Российской Федерации есть понимание того, что «религия, история религии, культура религии является неотъемлемой частью истории развития страны, истории развития мира», однако считается, что «в школе не должно быть религиозного образования в чистом виде», и школа должна оставаться светской и нейтральной в вопросах вероучения. Формально признавая культурологический аспект изучения религии, руководители Минобразования отрицают вероучительный смысл и значение религиозного образования и воспитания и предлагают вынести религию за пределы школы и во внеучебное время . Значительным шагом вперед в деле религиозного образования следует признать официально заявленный переход от факультативного изучения основ религиозной культуры и светской этики к обязательному их усвоению всеми учащимися светских школ, обозначенный на состоявшемся 21 июля 2009 г. совещании у Президента РФ с участием представителей ведущих религиозных конфессий и Минобразования. Главной темой совещания стали вопросы преподавания в средних учебных заведениях основ религиозной культуры и светской этики. Президент Д.А. Медведев одобрил поэтапное введение в школах преподавания этой дисциплины по выбору самих учеников и их родителей. Причем новая школьная дисциплина будет по одному из предлагаемых модулей: основы одной религии на выбор (православие, ислам, буддизм, иудаизм), история мировых религий или основы этики . В соответствии с поручением Президента, разработана нормативно-правовая и методическая база для проведения в 2010-2011 гг. эксперимента по преподаванию новой и обязательной учебной дисциплины . Из предложенных на совещании у Президента РФ шести модулей религиозно-образовательными дисциплинами можно признать только основы религиозных культур (православия, ислама, буддизма и иудаизма). Вполне обоснованы высказываемые опасения о том, что курсы истории религии и основы этики могут явиться новым, перелицованным атеизмом. Проблема религиозного образования и воспитания в России представляется не частным учебно-методическим вопросом, важным только для узкой группы специалистов — педагогов, катехизаторов или священнослужителей, — а глобальной для России на ближайшие десятилетия задачей государственного значения. С предельной ясностью и неотвратимостью перед лицом России встают текущие и «вечные» вопросы. Сможет ли Россия и ее народ выстоять в эпоху очередных преобразований, уже пройдя путь революций, реформ и новаций в XX столетии, пережив «поводырей», ведущих страну то к коммунизму, то к капитализму? В состоянии ли нынешняя Россия ответить на вызовы современного мира, как она это делала прежде? Сумеет ли извлечь уроки из исторической драмы XX в., когда народ подвергся принудительному и насильственному расцерковлению, приведшему к обезвериванию? Сбережет ли себя, восстановит и сохранит ли нравственную глубину, чистоту и высоту, питаемую православием?

Для русского народа сила и спасение состояли не столько в законах или материальном богатстве, государственной мощи или эффективной экономике, сколько в христианской вере. Ф.М. Достоевский верил в духовные силы народа, неисчерпаемость которых видел в приверженности и обращенности к православию . Нравственное разложение в обществе приводит к уничтожению цивилизаций. Поэтому вопрос о религиозном просвещении детей и взрослых есть проблема сбережения народа, его духовной состоятельности, а значит, и государственной безопасности. История отмены и запрещения религиозного образования и введения всеобщего антирелигиозного воспитания в России показывает, что с отменой религиозной санкции морали происходят неизбежные деформации в нравственной сфере, предаются забвению истинные ценности, что грозит народу катастрофой.

  1. ПРАВОВЫЕ ДОКТРИНЫ КАК ОСНОВЫ СОВРЕМЕННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ РОССИИ А.Ю. Хворостов
  2. Хухлаева Ольга Владимировна Поликультурное образование как фактор сохранения психологического здоровья школьников в современной России 1.

Свобода обучения религии и религиозного воспитания, право религиозных организаций организовывать профессиональное образование будущих священнослужителей и религиозного персонала гарантированы рядом норм международного права.

Статья 6 Декларации о ликвидации всех форм дискриминации на основе религии или убеждений включает в содержание свободы мысли, совести и религии, среди прочего, свободу «вести преподавание по вопросам религии или убеждений в местах, подходящих для этих целей».

Статья 2 Протокола № 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод установила, что «Государство при осуществлении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать такое образование и такое обучение, которые соответствуют их религиозным и философским убеждениям».

В Итоговом документе Венской встречи 1989 г. представителей государств — участников СБСЕ, государства-участники обязались в Принципе 16, среди прочего, «разрешать подготовку религиозного персонала в соответствующих заведениях».

В соответствии с пунктом 1 ст. 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими».

Следует обратить внимание на то, что российское законодательство не дает определения понятия «религиозное образование».

Однако путем системного толкования положений ФЗ «О свободе совести…» можно прийти к выводу о том, что это понятие отличается по содержанию от понятия «образование», используемого в Законе Российской Федерации «Об образовании» от 10.07.1992 г. № 3266-1.

Религиозное образование включает:

1) обучение религии и религиозное воспитание детей родителями или лицами, заменяющими их (ст. 5, п. 2 ФЗ «О свободе совести…»);

2) обучение религии и религиозное воспитание последователей религиозного объединения (взрослых или детей; членов, участников религиозного объединения или собирающихся вступить в него);

3) обучение религии и религиозное воспитание в учрежденных религиозными организациями образовательных учреждениях;

4) профессиональное религиозное образование будущих священнослужителей и религиозного персонала в духовных образовательных учреждениях.

Закон «Об образовании», в свою очередь, определяет в преамбуле, что

«под образованием в настоящем Законе понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов). Под получением гражданином (обучающимся) образования понимается достижение и подтверждение им определенного образовательного ценза, которое удостоверяется соответствующим документом».

Таким образом, религиозное образование может быть процессом обучения и воспитания, не сопровождающимся выпускным контролем (экзаменами и т.п) и выдачей документа об образовании. А законодательство, регулирующее образовательную деятельность, называет эти признаки в качестве необходимых составляющих образования.

Поэтому не всякая деятельность, подпадающая под понятие религиозного образования в терминах ФЗ «О свободе совести…», относится к образованию в терминах, используемых Законом «Об образовании».

Это различие имеет важный практический смысл, поскольку образовательная деятельность, подпадающая под критерии, установленные Законом «Об образовании», подлежит обязательному государственному лицензированию.

Согласно ст. 6 ФЗ «О свободе совести…», «обучение религии и религиозное воспитание своих последователей» является необходимым признаком религиозного объединения. Осуществлять его имеет право каждое религиозное объединение, включая незарегистрированные религиозные группы.

Поэтому организация при религиозных объединениях изучения детьми или взрослыми Закона Божия, церковной истории и других подобных предметов не требует получения государственной лицензии на образовательную деятельность. Закон предусматривает лишь, что запрещается обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих (ст. 3, ч. 5).

Поэтому при организации занятий с малолетними детьми целесообразно попросить их родителей оформить письменное согласие на обучение.

В некоторых случаях в религиозных организациях фактически осуществляется деятельность, подпадающая под все признаки, установленные законодательством об образовании для образовательной деятельности, но без обязательного в таких случаях лицензирования.

Например, действует «школа», «колледж», «училище» с расписанием занятий, учебными программами, текущими и итоговыми оценками успеваемости, выпускными экзаменами, выдачей дипломов об окончании учебного курса.

Это вызывает претензии контролирующих органов, иногда вплоть до наложения штрафа за административное правонарушение, или обращения в суд с иском о ликвидации религиозной организации за осуществление деятельности без лицензии (ч. 2 ст. 61 ГК РФ).

С другой стороны, иногда необоснованные требования о получении государственной лицензии на образовательную деятельность предъявляются ко всяким занятиям по изучению Закона Божия в религиозной организации.

Согласно Положению о лицензировании образовательной деятельности , образовательная деятельность, осуществляемая путем проведения разовых занятий различных видов (в том числе лекций, стажировок, семинаров) и не сопровождающаяся итоговой аттестацией и выдачей документов об образовании, деятельность по содержанию и воспитанию обучающихся и воспитанников, осуществляемая без реализации образовательных программ, а также индивидуальная трудовая педагогическая деятельность не подлежат лицензированию.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что изучение религии в религиозных объединениях (если оно не сопровождается итоговой аттестацией и выдачей документов об образовании) либо вовсе не подпадает под понятие образовательной деятельности, либо относится к образовательной деятельности, не подлежащей лицензированию.

В соответствии со ст. 5 ч.

4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. Таким образом, с одной стороны, сохраняется принцип светскости образования, с другой стороны, есть возможность использовать специально оборудованные для занятий с детьми школьные помещения. Эта норма актуальна, если религиозная организация не имеет доступных помещений для проведения занятий. Обратим внимание, что иногда такие занятия по изучению Закона Божия неправильно называют «факультативными». Факультативные предметы входят в государственные образовательные программы и относятся к числу предметов, изучаемых по выбору учащихся. Обучение религии не входит в образовательную программу.

Порядок применения данной нормы Закона определен Приказом Министерства образования РФ от 01.07.2003 г. № 2833 «О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ».

Российское законодательство прямо не предусматривает возможности осуществления религиозными организациями лицензируемой образовательной деятельности.

ФЗ «О свободе совести…» в статье 18 говорит только о праве религиозных учреждений создавать образовательные учреждения, являющиеся самостоятельными юридическими лицами.

В судебной практике по делам, связанным с привлечением религиозных организаций к ответственности за осуществление образовательной деятельности без лицензии, суды не приходят к однозначной позиции — могут ли религиозные организации получить соответствующую лицензию или они в принципе не имеют права вести образовательную деятельность, регулируемую Законом РФ «Об образовании». Типовой устав прихода — местной религиозной организации РПЦ не включает образовательную деятельность в перечень основных форм деятельности организации.

Как местная, так и централизованная религиозная организация может выступить в качестве учредителя негосударственного образовательного учреждения, в соответствии со ст. 11 Закона Российской Федерации «Об образовании» и с пунктом 2 статьи 18 ФЗ «О свободе совести…».

Конституция РФ установила в статье 43, часть 4, что «основное общее образование обязательно». Закон «Об образовании» также подтверждает, что общее образование является обязательным (статья 19). Поэтому для образовательного учреждения, создаваемого религиозной организацией, возможны два варианта:

1) общеобразовательное учреждение, в котором преподаются все предусмотренные государственные образовательные программы, которое проходит государственную аккредитацию и получает право выдавать диплом государственного образца. Религиозное образование в таком образовательном учреждении осуществляется одновременно с общим образованием;

2) учреждение дополнительного образования (воскресные школы, курсы и т. п.). Ввиду обязательности общего образования учащиеся в таких учреждениях должны также получить и основное общее образование в другом образовательном учреждении, имеющем государственную аккредитацию.

Государственные образовательные программы, которые могут реализовываться в образовательных учреждениях, подразделяются на:

1) общеобразовательные (основные и дополнительные);

2) профессиональные (основные и дополнительные).

Общеобразовательные программы направлены на решение задач формирования общей культуры личности, адаптации личности к жизни в обществе, на создание основы для осознанного выбора и освоения профессиональных образовательных программ.

К общеобразовательным относятся программы:

1) дошкольного образования;

2) начального общего образования;

3) основного общего образования;

4) среднего (полного) общего образования.

Общеобразовательные программы реализуются в дошкольных образовательных учреждениях, образовательных учреждениях начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования, в том числе в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях для обучающихся, воспитанников с отклонениями в развитии, в образовательных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (законных представителей).

В соответствии с нормами статьи 33.1 Закона «Об образовании», образовательная деятельность образовательных учреждений, научных организаций или иных организаций по образовательным программам подлежит лицензированию.

Лицензия на право ведения образовательной деятельности выдается уполномоченным органом исполнительной власти. Лицензия на осуществление образовательной деятельности действует бессрочно.

При лицензировании проверяется соответствие условий осуществления образовательного процесса, предлагаемых образовательным учреждением, государственным и местным требованиям в части строительных норм и правил, санитарных и гигиенических норм, охраны здоровья обучающихся, воспитанников и работников образовательных учреждений, оборудования учебных помещений, оснащенности учебного процесса, образовательного ценза педагогических работников и укомплектованности штатов. В ходе лицензирования образовательных учреждений, создаваемых религиозными организациями, не производится проверка, какому вероучению и в каком объеме обучают учащихся.

В соответствии с Положением о лицензировании образовательной деятельности, лицензионными требованиями и условиями при осуществлении образовательной деятельности являются:

«а) наличие у соискателя лицензии на осуществление образовательной деятельности (далее — лицензия) или лицензиата в собственности или на ином законном основании оснащенных зданий, строений, сооружений, помещений и территорий (включая оборудованные учебные кабинеты, объекты для проведения практических занятий, объекты физической культуры и спорта, условия обеспечения обучающихся, воспитанников и работников питанием и медицинским обслуживанием), необходимых для осуществления образовательной деятельности по заявленным к лицензированию и реализуемым в соответствии с лицензией образовательным программам и соответствующих требованиям, установленным законодательством Российской Федерации в области образования;

б) наличие у лицензиата учебно-методической документации по реализуемым в соответствии с лицензией образовательным программам, соответствующей требованиям, установленным законодательством Российской Федерации в области образования;

в) наличие у лицензиата учебной, учебно-методической литературы и иных библиотечно-информационных ресурсов и средств обеспечения образовательного процесса по реализуемым в соответствии с лицензией образовательным программам, соответствующих требованиям, установленным законодательством Российской Федерации в области образования;

г) наличие в штате лицензиата или привлечение им на ином законном основании педагогических работников, численность и образовательный ценз которых обеспечивают осуществление образовательной деятельности по реализуемым в соответствии с лицензией образовательным программам и соответствуют требованиям, установленным законодательством Российской Федерации в области образования;

д) соблюдение лицензиатом установленных законодательством Российской Федерации в области образования требований к организации образовательного процесса».

Итак, государственное лицензирование обязательно для любой организации, осуществляющей образовательную деятельность, вне зависимости от объема и содержания образования, его религиозного или светского характера. Поэтому лицензирование должна проходить и создаваемая религиозной организацией негосударственная православная общеобразовательная гимназия, школа или вуз и духовное образовательное учреждение (см. далее).

Условием признания того, что государственное или негосударственное образовательное учреждение дает образование, соответствующее государственным стандартам (требованиям) и что выпускники действительно получают полноценное общее или высшее образование, является прохождение государственной аккредитации. Таким образом, аккредитация, в отличие от лицензирования, является добровольной, ее прохождение обусловлено потребностью придать общепризнанный, юридически значимый статус образованию, которое дает данное образовательное учреждение.

Согласно ст. 33.

2 Закона РФ «Об образовании», целями государственной аккредитации образовательного учреждения являются подтверждение соответствия качества образования по образовательным программам, реализуемым образовательным учреждением, федеральным государственным образовательным стандартам или федеральным государственным требованиям и, если иное не предусмотрено законом, установление его государственного статуса . Свидетельство о государственной аккредитации подтверждает право образовательного учреждения или научной организации на выдачу в установленном порядке документов государственного образца об уровне образования и (или) квалификации по аккредитованным образовательным программам.

Права образовательного учреждения на выдачу своим выпускникам документа государственного образца о соответствующем уровне образования и на пользование печатью с изображением Государственного герба Российской Федерации возникают с момента его государственной аккредитации, подтвержденной свидетельством о государственной аккредитации.

Как установила ст. 27 Закона РФ «Об образовании», образовательное учреждение или научная организация, имеющие государственную аккредитацию, выдают по реализуемым ими аккредитованным образовательным программам лицам, прошедшим государственную (итоговую) аттестацию, документы государственного образца об уровне образования и (или) квалификации.

Образовательные учреждения и научные организации, за исключением учреждений профессионального религиозного образования (духовных образовательных учреждений), заверяют выдаваемые ими документы государственного образца об уровне образования и (или) квалификации печатью с изображением Государственного герба Российской Федерации.

Если государственную аккредитацию проходит православное образовательное учреждение (школа, гимназия, университет), преподаваемые в нем религиозные образовательные программы, на которые не существует государственных образовательных стандартов, не являются объектом контроля и аккредитации.

Централизованные религиозные организации в соответствии со своими уставами имеют исключительное право создавать учреждения профессионального религиозного образования (духовные образовательные учреждения) для подготовки служителей и религиозного персонала.

(Статья 19 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», посвященная учреждениям профессионального религиозного образования, не ограничивает круг возможных учредителей централизованными религиозными организациями. Но ст.

8, часть 6 данного Закона говорит о том, что такие учреждения могут быть созданы только централизованной религиозной организацией.

Таким образом, местная религиозная организация может учредить негосударственное образовательное учреждение (о чем речь шла выше), но не может создать учреждение профессионального религиозного образования (семинарию, духовную академию и т. д.).

В соответствии с частью 2 статьи 19 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», учреждения профессионального религиозного образования подлежат регистрации в качестве религиозных организаций и получают государственную лицензию на право осуществления образовательной деятельности.

Источник: https://us-okna.ru/rol-religii-v-obrazovanii-gosudarstva-formirovanie-religioznogo/

Формирование религиозного образования в России: проблемы и

Формирование религиозного образования в России: проблемы и противоречия Грошева Л. И.

Расширение сферы влияния религиозного образования порождает ряд серьезных социальных проблем. Наиболее важная из них — поиск форм оптимального взаимодействия светского и религиозного образования и воспитания, определение «допустимых границ» влияния религиозного содержания на образовательный процесс, осуществляемый в светских учебных заведениях[118].

К сожалению, наиболее рьяные сторонники воспитания через религию предпочитают не просто внедрить систему православного воспитания, но и позиционируют религиозное воспитание как обязательный элемент образовательного процесса.

Проблема «религия, церковь и школа» решается в разных странах в соответствии с национальными историко-культурными традициями, спецификой государственного строя и общественной жизни. На Западе в ряде стран конституционно провозглашен светский характер образования в государственных учебных заведениях. Во Франции сто лет назад был принят закон об отделении школы от церкви.

Место религии занимают уроки «светской морали»; не пропагандируя атеизма, они вместе с тем дистанцируются от религиозной проблематики. В США государственная школа также отделена от церкви, религиозные занятия не включены в ее учебные планы, но функционируют негосударственные протестантские, католические, иудейские школы, где изучаются основы того или иного вероучения.

В Германии, Дании, Бельгии учебные планы содержат два альтернативных предмета — «религия» и «этика»: учащийся вправе выбрать один из них. Но в ряде европейских стран — Великобритании, Ирландии, Испании, Греции — религиозные занятия обязательны во всех школах[119].

Вопрос взаимодействия церкви и школы долгое время являлся на Западе одним из самых трудно разрешимых, а в некоторых странах играл важную роль во внутриполитической жизни.

Но в последние десятилетия преобладающей тенденцией стало достижение определенного консенсуса между верующими и атеистами: свобода совести рассматривается как одна из основополагающих ценностей демократического общества.

В современной российской практике религиоведение представляет собой преимущественно философские «объяснения» религии, оценка истории и культуры религий с позиций разных направлений и школ в философии, социологии, исторической науке. Таким образом, религиозное образование проявляется в особых абстрагированных формах:

  1. изучение религии методами науки и соответствующее образование — собственно научное религиоведение как совокупность фактов, наблюдений, научных обобщений, относимых к религии в целом, отдельным религиям, религиозным объединениям в прошлом и современности в социологии, истории, археологии, этнографии, социальной географии и т. д. (часть образования в области соответствующих научных дисциплин);
  2. философское религиоведение, философская критика религии (философии религии) — объяснение происхождения, развития и особенностей религии в целом и разных религиозных традиций с позиций философских мировоззрений, концепций, теорий с целью обоснования этих мировоззрений, концепций, теорий и распространения их в обществе (часть философского образования);
  3. «религиозное религиоведение», религиозное образование разной конфессиональной принадлежности — изучение религии, религиозной культуры с целью повышения уровня знаний о религиозном мировоззрении и культуре данного типа или приобщения к данной религиозной традиции в той или иной форме, включая апологетические объяснения всех других религий с позиций мировоззрения и культуры данной религиозной конфессии, проводимое с участием организаций религиозных конфессий[120].

Не случайно, что именно философское религиоведение стало главенствующим направлением не только в условиях нашей страны, но и в странах Запада и США. Оно предстает как наиболее нейтральное направление, не выделяющее какое-либо направление как главенствующее и в то же время не устанавливающее перед слушателями канонических запретов и догм. Говоря о нашей стране, к общим проблемам добавляется и абсолютная неготовность населения усваивать религиозные нормы. Ярким примером тому могут послужить попытки внедрения основ православной культуры в программу общеобразовательных школ. В 2007 г. в Тюменской области был проведен опрос среди жителей гг. Тюмени, Тобольска, Заводоуковска, Ялуторовска и Ишима (выборка составила 725 человек) о преподавании в школе основ православной культуры, основ религиозной культуры и введения канонического образования. Большинство населения (93%) предпочло основы религиозной культуры и только по желанию. В соответствии с планом эксперимента по введению «Основ религиозных культур и светской этики» школы Свердловской области предоставили списки четвероклассников, которые будут изучать этот курс. Из 1793 четвертых классов (35 154 ученика) большинство (54,6%) выбрали блок «Основы светской этики» (более 19 тыс. учащихся). «Основы мировых религиозных культур» предпочли 23%, т. е. свыше 8 тыс. человек. 20,6% (более 7 тыс.) отдали предпочтение «Основам православной культуры». Основы исламской, буддийской и иудейской культуры выбрали 459, 116 и 99 четвероклассников соответственно (данные получены в декабре 2009).

В январе 2010 г. были опубликованы данные о выборе школьников г. Каменска-Уральского. «Основам светской этики» отдали предпочтение 93% городских четвероклассников (1331 человек). 93 ученика выбрали «Основы православной культуры». Основы ислама и иудаизма захотели изучать лишь несколько человек.

По сообщению городской администрации, четвероклассникам предложат еще раз выбрать между «Основами светской этики» и основами культуры одной из религий. Та же ситуация повторяется и в Красноярском крае[121].

На взгляд автора статьи, причина отторжения внедрения религиозного воспитания в образовательной системе заключается в существовании нескольких основных проблем:

  1. Основы веры и религиозных ценностей могут быть привиты лишь с самого раннего возраста, и их основанием должен быть пример родственных людей.
  2. Религия по своей природе догматична. Естественное стремление уйти от церкви как оплота веры объясняется огромным количеством запретов и условностей, которые подчас создают серьезные трудности для выживания человека в современном обществе. Особенно сильно это сказывается на молодых людях, чей максимализм вступает в противоречие даже с основной линией общества, которое в настоящее время достаточно лояльно.
  3. Вера — осознанный выбор человека. О выборе как неотъемлемом факторе принадлежности к той или иной религиозной группе предпочитают не упоминать, пытаясь ввести в школы предмет «Основы православной культуры»[122]. Таким образом, отчаянные попытки православия вовлечь людей в веру не только приобретают вид PR, но и противоречат конституции, ограничивая свободу вероисповедания. факты апробации на примере европейской части России не являются исчерпывающими, так как не учитывается то, что многие районы России населены сторонниками других религиозных направлений, а в некоторых частях страны они преобладают над православным населением. Таким образом, ущемляется их право на исповедование и ознакомление с их религиозным течением.
  4. Проблема авторитета церкви кажется незначительной лишь на первый взгляд. Возможно, она не была бы столь неразрешимой, если бы дело заключалось только в советской пропаганде атеизма. Во-первых, до сих пор в отношении некоторых научных достижений вера по-прежнему выступает антагонистом ученым. Это заставляет людей вспоминать те времена, когда церковь противилась любому прогрессу, сделавшему современную жизнь намного комфортней и безопасней. Во-вторых, оказывает свое негативное влияние и действие некоторых экстремистских группировок и сект. Населению широко известна поддержка исламскими государствами боевиков как воплощений борцов с иноверцами. Также известны последствия действий сект, которые упорно настаивают на своей связи с той или иной религией. Известны случаи занятий священниками коммерцией, никак не связанной с божественными делами (торговля золотом и т. п.).
  5. Не менее серьезной проблемой остается вопрос интеграции людей в рамках многонациональной страны. Например, католическое епископство в Оснабрюке на западе ФРГ[123] планирует в сотрудничестве с иудейской и мусульманской общинами открыть в этом городе межконфессиональную школу, в которой будет вестись преподавание основ трех религий — христианства, иудаизма и ислама.

За рубежом уже давно поняли несостоятельность отдельных канонов и догм применительно к нашей жизни, ведь когда они писались, в странах жили люди преимущественно одной веры, в то время как сейчас в условиях глобализации трудно найти страну, где бы не нашлось представителей разных религиозных направлений. Во всех видах веры, как бы то ни было, есть много общего, но мы должны помнить, что крайне опасно группировать население по признаку веры с раннего возраста. Дети должны усваивать прежде всего основы межличностной, межнациональной и межрелигиозной толерантности, именно это должно стать основой стабильности будущего общества.

Источник: https://bookucheba.com/mejreligioznyie-otnosheniya_1018/formirovanie-religioznogo-obrazovaniya-rossii-31486.html

Проблемы религиозного образования в России — Журнальный зал

Формирование религиозного образования в России: проблемы и противоречия Грошева Л. И.

Что такое религиозное учебное заведение? Только ли место, где конфессия готовит свои кадры в той парадигме ценностей, которая отличает именно эту конфессию? Могут ли религиозные учебные заведения представлять интерес для государства или конфессиональное образование — есть исключительно внутреннее дело Церкви? Насколько безразличен для государства и общества уровень образования в духовно-учебных заведениях, где воспитываются будущие религиозные лидеры и будущие религиозные элиты? Какова степень гражданской лояльности этих будущих элит России, насколько они способны, будучи искренними верующими, сохранять свою гражданскую идентичность? Обладают ли они религиозным иммунитетом против чуждого иностранного влияния? Будут ли воспитанники религиозных учебных заведений защитниками традиционных для России форм религиозности или станут проводниками импортируемого из-за рубежа деструктивного влияния экстремистских культов?

Примерно такие вопросы возникают у светской власти, когда начинается обсуждение проблемы религиозного образования. При этом мало кто скрывает, что наибольшее беспокойство вызывает система (точнее, ее полное отсутствие) исламского религиозного образования в России.

В то же время, мало кто осознает, что без решения проблем православного религиозного образования едва ли можно разрешить проблемы образования исламского.

Во-первых, уже потому, что Русская Православная Церковь — религиозная и социокультурная доминанта российского религиозного пространства. Ассоциирующих себя с православной традицией — большинство в современной России.

Во-вторых, ей принадлежит ведущая роль и в вопросах государственно-церковных отношений.

Все остальные конфессии (в том числе и мусульмане) следуют в фарватере тех инициатив и договоренностей, которые реализованы здесь российским православием.

В области религиозного образования ситуация аналогичная.

Именно Русская Православная Церковь выступила главным инициатором как внутрицерковных образовательных реформ (здесь главную активность проявляют Учебный комитет РПЦ, Отдел по катехизации РПЦ, Православный Свято-Тихоновский богословский институт — ПСТБИ), так и реформ в области светского религиозного (теологического) образования (опять же — ПСТБИ и Учебно-методический отдел МГУ по теологии — УМО). Таким образом, именно православное экспертное сообщество определяет форматы и новые контексты развития религиозного образования в России. Нравится это кому-то или нет, но это именно так. И поэтому — а также потому, что автор этих строк особенно хорошо знает систему светского теологического и православного религиозного образований, — именно этим типам образования и будет уделено основное внимание в настоящей статье, оставив обсуждение исламской системы религиозного образования для другого раза.

Образовательная проблема, как она есть

Очевидно, что важнейшей церковной проблемой современности является кадровая проблема. Без ее решения бессмысленными становятся все церковные реформы. А кадровая проблема всегда решалась при помощи эффективной системы образования.

В настоящее время существует две системы православного образования — традиционная, т.е.

конфессиональная (духовно-учебные заведения, которые, например, в Русской Православной Церкви подчиняются Учебному комитету) и только нарождающаяся светская (теологические факультеты и кафедры, находящиеся в подчинении Министерства образования РФ и имеющие лицензию на преподавание “Теологии”). Причем в России, последовательно не ищущей легких путей, богословская и теологическая системы образования и по существу разведены именно как разные системы. По нашей российской методе богословие — это то, что преподается в духовно-учебных заведениях (они же — по терминологии Министерства образования — учебные заведения профессионального религиозного образования), а теология — это та светская наука, что преподается в светских вузах.

Так в России появились науки-клоны: богословие и теология. Очень пикантная ситуация для страны, где серьезные богословские исследования были прерваны на семь десятилетий.

Однако богатая красками палитра отечественной образовательной системы была бы описана нами неполно, если бы мы упустили еще одну новую в России науку, появившуюся одновременно с теологией — религиоведение.

Фантасмагоричная история распада СССР и образование на части постсоветского пространства государства под названием Российская Федерация, так и не нашедшего своей национальной идеи, ознаменовали не менее фантасмагоричный синкретический этап государственно-церковных отношений.

На этом этапе (который, как мне представляется, близок к логическому завершению, а, скорее, даже уже завершен) государство стало питать к религии смешанное чувство, состоящее из религиозного невежества, религиозной всеядности, неосознанной вины за былые преследования и дремучего атеизма, стыдливо скрываемого за секулярной терминологией просвещенного гуманизма, и так называемой “светскости”. Религиозным невежеством, всеядностью и, отчасти, русским “авось” да чиновничьим “интересом”, объясняется беспрепятственно осуществленное “нашествие иноплеменных” религиозных движений, значительная часть которых оказалась деструктивной по отношению к традиционным устоям российского общества и государства. А вот смешанное чувство вины и рудиментарного атеизма породило в сфере российского образования сиамских близнецов — два совершенно идентичных образовательных стандарта, написанных, словно под копирку — по религиоведению и теологии. При этом разработчики стандартов, уклонившись от возможности использовать мировой религиоведческий и теологический (православный, католический, протестантский, исламский и пр.) опыт, как всегда в России, “пошли своим путем”, произведя на свет нечто такое, что оказалось весьма далеко от традиционного представления об этих дисциплинах.

Одновременно с новыми дисциплинами и образовательными направлениями появились и специалисты. В религиоведы пошли преимущественно бывшие преподаватели научного атеизма, в теологи — представители гуманитарных наук (философы, филологи, историки) и священнослужители.

История вопроса. О теологии и религиоведении:

в цифрах и фактах

Как уже сказано, история развития образовательного направления “Теология” тесно связана с историей возникновения образовательного направления “Религиоведение”.

В 1993 году одновременно были утверждены нормативные акты, регулирующие требования к новым направлениям по “Теологии” и “Религиоведению”.

Требования к обязательному минимуму содержания и уровню подготовки бакалавра по направлению 520200 — “Теология” (нормативная длительность обучения при очной форме — 4 года) были утверждены 30 декабря 1993 года Заместителем Председателя Госкомвуза России В.Д.Шадриковым и объявлены действующими в качестве временных требований до введения государственного стандарта

Источник: https://magazines.gorky.media/continent/2002/114/problemy-religioznogo-obrazovaniya-v-rossii.html

«Актуальные проблемы развития религиозного образования в РФ»

Формирование религиозного образования в России: проблемы и противоречия Грошева Л. И.

28 марта в Москве состоялся круглый стол на тему «Актуальные проблемы развития религиозного образования и науки в Российской Федерации».

Организатором мероприятия выступила «Российская ассоциация защиты религиозной свободы» (РАРС).

В диалоге приняли участие представители общественных и религиозных организаций, Администрации Президента Российской Федерации, Рособрнадзора, Министерства образования и науки, Государственной Думы.

Встреча была открыта словами соболезнования по поводу трагедии в Кемерово.

Модератором круглого стола выступил Первый заместитель председателя Евро-Азиатского отделения ГК Церкви Христиан Адвентистов Седьмого дня по внешним связям Олег Гончаров.

С приветственным словом к собравшимся обратился Александр Кудрявцев, заместитель начальника департамента гуманитарной политики и общественных связей Управления Президента РФ по внутренней политике.

По его словам, развитие системы религиозного образования имеет огромное значение для нашего общества и поэтому правительство России заинтересовано в оказании помощи религиозным организациям в решении насущных проблем, связанных с вопросами работы религиозных образовательных учреждений.

«Москва – город многонациональный и многоконфессиональный, это город студентов. Все конфессии имеют свои образовательные учреждения, начиная с детского сада, средних школ и заканчивая высшими учебными заведениями.

И Правительство Москвы считает это очень важным фактором для сохранения межнационального, межкультурного и межрелигиозного уважения, ведь конфликты возникают чаще всего там, где не хватает информации», — сказал Константин Блаженов, заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы, начальник управления по связям с религиозными организациями.

Пастор Олег Гончаров призвал религиозные организации нашей страны уделять должное внимание развитию религиозной образовательной системы: «Сегодня обществу нужны духовные люди, которые воспитаны на основании морально-нравственных ценностей.

В настоящее время на уровне законодательства происходят позитивные изменения, наше современное законодательство позволяет религиозным организациям учреждать и открывать религиозные образовательные учреждения среднего и высшего уровня, появляется возможность защиты докторских степеней по программе теология.

Со стороны религиозных организаций важно желание, инициатива, финансирование системы религиозных образовательных учреждений. Поскольку образование – это самый главный и самый основной путь развития любой организации, в том числе и религиозной».

По словам Ивана Ряполова, заместителя директора Департамента образования ЕАД Церкви Христиан Адвентистов Седьмого дня, в настоящее время в адвентистской образовательной системе идет динамичная работа: «За последние пять лет на территории России и стран бывшего СНГ появилось 36 школ.

В целом, на сегодня, в 52 адвентистских школах обучаются 1989 учащихся. В планах Церкви каждый год открывать 10 новых школ.

Говоря о высших учебных заведениях, нужно сказать, что одной из приоритетных задач мы видим открытие новых учебных программ, чтобы каждый молодой человек и девушка могли реализовать себя, найти профессию по душе именно в наших ВУЗах».

Олег Воронюк, проректор Заокского христианского гуманитарно-экономического института административно-финансовой работе, говорил о преимуществах получения высшего образования в религиозных учреждениях: «Наряду с тем, что студент получает набор определенных навыков и практических компетенций, христианский ВУЗ уделяет большое внимание воспитанию целостности человеческой личности. То есть христианский ВУЗ делает акцент на воспитании личностных характеристик и нравственных императивов, которые сделают человека полноправным, позитивным и нужным членом общества. Поскольку в современном светском обществе очевиден кризис таких понятий как высокоморальный, высоконравственный человек, христианское образование могло бы стать решением этой проблемы. Адвентистские учебные заведения получают государственное признание, то есть государственную аккредитацию своих учебных программ, и потому двери наших ВУЗов и школ открыты для любого абитуриента независимо от его вероисповедания, расы, национальности или другого признака. В христианских учебных заведениях все равны».

«Наша страна остро нуждается в том, чтобы религия стала частью воспитательного и образовательного процесса подрастающего поколения, – считает протоирей Лев Семенов, декан факультета дополнительного образования Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

– Это назревшая необходимость, поскольку религиозное образование оказывает исключительно благотворное влияние на нравственную сферу общества. Понятие воспитанного, образованного человека в широком смысле этого слова немыслимо без знания основ религии и Священного Писания. Общеизвестно, что религии веками были хранителями не только нравственных, но и семейных ценностей.

И тот факт, что сегодня мы имеем столько вызовов, которые нацелены на разрушение этих ценностей, на размытие патриотических чувств россиян, свидетельствует о том, что крайне необходимо взаимодействие религии и общества.

И потому появление в образовательной системе нашей многонациональной и поликонфессиональной страны, где мы имеем 193 народности, такой специальности как теология – крайне необходимо.

Это будет способствовать укреплению стабильности нашего общества и общегражданской идентичности – все мы россияне! На сегодняшний день государство и духовные лидеры делают все необходимое для того, чтобы развивать систему религиозного образования в России, для усиления развития этого движения необходимо более широкое распространение в обществе понимания необходимости развития образовательной религиозной системы на всех ее уровнях».

Священник Игорь Ковалевский, генеральный секретарь Конференции католических епископов России также подчеркнул необходимость развивать теологическое образование в России: «Одна из главных целей теологии – культура веры, то, чего нам часто не хватает, но так необходимо для гармоничного развития личности. Само слово «educatio» по латыни означает не только получение знаний, но и прежде всего воспитание. Наряду с экономикой, физикой, историей и другими науками мы должны дать нашему подрастающему поколению также и знания в области теологии. Теология учит толерантности, взаимопониманию с людьми, придерживающимися иных взглядов. Религиозное образование стимулирует студентов к более широкому осмыслению реальности, расширяет горизонты знаний – это главное преимущество обучения в христианских учреждениях».

Вице-президент Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России по связям с государственными, общественными организациями, раввин Зиновий Коган, говорил о юридической ответственности религиозных организаций за подготовку священнослужителей-патриотов – военных священников, это могут быть муллы, раввины, служителей других крупнейших религий. Развитие капелланского служения – один из основных путей религиозного образования.

Информацией о деятельности и значимости Научно-образовательной теологической ассоциации (НОТА) поделилась в своем выступлении Галина Теплых,руководитель управления развития научно-образовательных проектов Общецерковной аспирантуры и докторантуры им.

святых Кирилла и Мефодия: «На сегодняшний день около 20 университетов вступили в состав НОТА. Это не только религиозные ВУЗы, но среди них Военмех, образовательная организация МЧС и другие университеты, которые имеют кафедру теологии.

Крайне важно, согласитесь, наделить духовными ценностями и тех, кто отвечает в нашей стране за ядерную кнопку».

Участники круглого стола выслушали доклады представителей Заокского христианского гуманитарно-экономического института (ЗХГЭИ), а также других протестантских высших учебных заведений и религиозных образовательных учреждений Русской православной церкви, еврейских общин, католиков. Обмен опытом стал взаимным обогащением для всех присутствующих на мероприятии

Подводя итог, хотелось бы поделиться призывом, с которым к участникам круглого стола обратился главный советник Департамента по взаимодействию с религиозными объединениями Андрей Третьяков.

Он призвал представителей религиозных образовательных учреждений ставить высокие цели и достигать их: «Мы должны сделать религиозные учебные заведения такими, чтобы с них брали пример. Для этого необходимо адаптировать их работу под современные требования и условия, идти в ногу со временем.

Правительство всячески поощряет развитие системы религиозных образовательных учреждений, нужно продолжать активно работать в этом направлении».

Елена Леухина, отдел информации ЕАД

Источник: https://www.protestant.ru/news/church/ofchrist/article/1461231

Book for ucheba
Добавить комментарий