Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского — Клерамбо)

Содержание
  1. Галлюцинаторно-параноидный (Кандинского-Клерамбо синдром)
  2. Паранойяльный синдром. Параноидный синдром
  3. Фгбну нцпз. ‹‹общая психиатрия››
  4. Эффективное лечение синдрома Кандинского–Клерамбо
  5. Причины возникновения
  6. Формы заболевания
  7. Классификация и характерные признаки
  8. Диагностика
  9. Лечебные и реабилитационные мероприятия
  10. Профилактика и прогноз
  11. Параноид (параноидный синдром)
  12. Синдром психического автоматизма (Кандинского-Клерамбо)
  13. Идеаторный (ассоциативный)
  14. Сенестопатический
  15. Кинестетический
  16. Параноидный синдром: клиническая картина и примеры
  17. Жалобы
  18. Анамнез
  19. Клиническая картина
  20. 20. Галлюцинаторно-параноидные синдромы
  21. 21. Ипохондрический синдром, его разновидности. Практическое значение его диагностики
  22. Синдром Кандинского-Клерамбо: причины, симптомы, диагностика, лечение
  23. Этиология
  24. Лечение
  25. : о синдроме Кандинского-Клерамбо

Галлюцинаторно-параноидный (Кандинского-Клерамбо синдром)

Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского — Клерамбо)

Состояние, в котором сочетаются псевдогаллюцинации, бред преследования и воздействия и явления психического ав­томатизма.

Псевдогаллюцинации — непроизвольные восприятия, возникающие, как и галлцинации, без наличия реального объекта. В отличие от галлюцинаций могут проецироваться не только вов­не, но и «внутри головы», восприниматься «умственным взо­ром».

В отличие от истинных галлюцинаций не отождествляется с реальными предметами, лишены арактера объективной реальнос­ти. И самое существенное отличие: ощущение у больного, что псевдогаллюцинации «сделаны», «вызваны» некоей внешней си­лой, причиной.

Псевдогаллцинации, входящие в структуру гал­люцинаторно-параноидного синдрома, — зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, тактильные, висцеральные, кинестети­ческие.

Зрительные псевдогаллюцинации — сделанные видения, об­разы, лица, панорамические картины, которые показывают боль­ному, как правило,его преследователи при помощи тех или иных методов.

Слуховые псевдогаллюцинации — шумы, слова, фразы, передаваемые больному по радио, через различную аппаратуру, причем эти псевдогаллюцинации, подобно истинным галлююцина­циям, могут быть императивными и комментирущими, мужскими, женскими, детскими, принадлежать знакомым и незнакомым ли­цам.

Обонятельные, вкусовые, тактильные, висцеральные псев­догаллюцинации по своим проявлениям идентичны аналогичным истинным галлюцинациям; отличие заключается лишь в том, что они носят характер сделанности.

Бред воздействия чрезвычайно разнообразен по содержа­нию, начиная от колдовства и гипноза, кончая самыми совре­менными техническими методами илиустройствами — радиацией, атомной энергией, лучами лазера и т.д.

Психические автоматизмы — «сделанные» мысли, ощущения, движения, действия, появляющиеся по убеждению больного, в результате влияния на организм той или иной внешней силы. Психические автоматизмы сопровождаются чувством овладения, возникающим в результате воздействия на больного тем или иным видом энергии.

Идеаторные (ассоциативные) автоматизмы — результат мни­мого воздействия на процессы мышления и другие формы психи­ческой деятельности.

Первые проявления идеаторных автоматиз­мов — ментизм (непроизвольное, часто быстрое, безостановочное течение мыслей и представлений, сопровождае­мое в ряде случаев соответствующими образными представления­ми и чувством смутной тревоги) и симптом открытости, выража­ющийся в ощущении, что мысли больного известны окружающим.

К идеаторным автоматизмам относится и звучание мыслей: о чем бы ни подумал больной, его мысли громко и отчетливо звучат в голове. Звучанию мыслей предшествует так называемый шелест мыслей — тихое, неотчетливое звучание их. К этому виду авто­матизма относится также «эхо мысли»: окружающие повторят вслух мысли больного.

Впоследствии развиваются такие симпто­мы: отнятие мыслей (мысли больного исчезают из головы), сде­ланные мысли (убеждение больного, что возникащие у него мыс­ли сфабрикованы посторонними лицами, как правило, его преследователями), сделанные сновидения (сновидения опреде­ленного содержания, чаще всего с характером особого значе­ния, вызываемые при помощи воздействия извне), разматывание воспоминаний (больные вопреки своей воле и желанию под влия­нием посторонней силы вынуждены вспоминать те или иные собы­тия своей жизни,причем нередко одновременно с этим больному показывают картины, иллюстрирующие содержание воспоминаний), сделанное настроение, сделанные чувства (больные утверждат, что их настроения, чувства, симпатии и антипатии являются результатом воздействия извне).

Сенестопатические (сенсорные) автоматизмы — крайне неп­риятные ощущения, возникающие у больных в результате мнимого воздействия посторонней силы. Эти сделанные ощущения могут быть весьма разнообразны: чувство внезапно возникающего жара или холода, болезенные ощущения во внутренних органа, голо­ве, конечностях. Нередко подобные ощущения бывают необычны-

ми, вычурными: перекручивание, пульсация, распирание и т.д.

Кинестетические (моторные) автоматизмы: расстройства, при которых у больных возникает убеждение, что движения, со­вершаемые ими, производятся помимо их воли, под влиянием воздействия извне.

Больные утверждают, что действиями руково­дят, двигают их конечностями, вызывают ощущение неподвижнос­ти, оцепенения.

К кинестетическим относятся также речедвига­тельные автоматизмы: больные утверждают, что их язык приводят в движение с целью произнесения слов и фраз, что слова, произносимые ими, принадлежат посторонним лицам, как правило, преследователям.

Варианты синдрома по течению.

Острый галлцинаторно-па­раноидный синдром. Большая чувственность бредовых расс­тройств и отсутствие тенденции их к систематизации, выражен­ность всех форм психических автоматизмов, аффект страха и тревоги, растерянность, мигрирующие кататонипческие расс­тройства.

Хронический галлюцинаторно-параноидный синдром. Отсутс­твует растерянность; нет яркости аффекта, имеется системати­зация или (при развитии обильных псевдогаллюцинаций) склонность к систематизации бредовых расстройств. На высоте развития нередко могут возникнутьявления бредовой деперсона­лизации (явления отчуждения).

Варианты по структуре.

Галлюцинаторный вариант. Преоб­ладание в картине состояния псевдогаллюцинаций и сравнитель­но незначительный удельный вес бреда воздействия и преследования и собственно явлений психического автоматизма.

Бредовый вариант. На первый план выступают бредовые

идеи воздействия и преследования, а также психические авто­матизмы, а псевдогаллюцинаторные расстройства выражены отно­сительно слабо.

Синдром Кандинского-Клерамбо в структуре отдельных бо­лезней. Галлюцинаторно-параноидные синдромы наблюдаются при различных психических заболеваниях: шизофрении, протекающей хронически и в виде приступов, эпилепсии, пролонгированных симптоматических психозах, хроническом алкоголизме, органи­ческих заболеваниях головного мозга.

Ведущими расстройствами вышеперечисленных синдромов яв­ляются бред и галлюцинации, которые могут встречаться и в рамках синдромов с нарушением сознания. При диагностике этих синдромов должны быть приняты меры к госпитализации больных в психиатрический стационар, так как они представляют серь­езную социальную опасность для себя и окружающих.

2. Под реактивными психозами понимается группа нервно-пси­хических расстройств, возникающих под влиянием психотравмы и имеющих специфическую клиническую картину, которая достигает выраженного психотического уровня.

-острые а)аффектогенный ступор — общее торможение (неподвиж­ность) и помрачение сознания, утрата устной и письменной ре­чи, отсутствие эмоциональных реакций, безучастность б)фугиформные реакции — аффективносуженое сознание и выраженное двигательное возбуждение с утратой целенаправлен­ности в отличие от паникера — такие больные бегут независимо от локализации опасности)

-затяжные а)реактивная депрессия б)реактивный параноид в)истерические психозы: синдром псевдодеменции (при истинной деменции характер ответов зависит от сложности вопросов, при псевдодеменции характерны неправильные действия и поступки в простых обсто­ятельствах с сохранностью сложных решений и действий); пуэрилизм (детскость поведения, мимики, жестов); синдром Ганзера (сочетание предыдущих двух симптомов с синдромом сумеречного помрачения сознания и с преобладанием явлений 'мимоговорения'; синдром регресии психики 'одичания' характерны животные формы поведения; бредоподобные фантазии — наличие бредоподобных идей, от­личающихся отсутствием убежденности, изменяемости под влия­нием внешних условий,театральностью

Общие критерии реактивных психозов были предложены К.

Яс­персом: а) совпадение по времени начала болезни с психотрав­мирующей ситуацией; б) отражение этой ситуации в клинической картине болезни, в переживаниях больного; в) выздоровление по мере разрешения психотравмирующей ситуации.

Критерии Яс­перса, сыгравшие несомненно положительную роль в выделении нозологических форм реактивных состояний, в настоящее время требуют известного пересмотра и дополнений.

Для возникновения реактивного психоза определяющее зна­чение имеют характер и сила психической травмы, особенности преморбида и отношение личности к неблагоприятной ситуации.

Реактивные психозы чаще и легче возникают у людей с ослаб­ленной нервной системой, психопатических личностей (особен­но, истероидного круга), а также у лиц определенной культу­ральной принадлежности.

В большинстве случаев по выходу из реактивного психоза отмечаются длительные и выраженные асте­нические явления. Сравнительно с неврозами существенным обра­зом повышается «информационная значимость» (сила) психотрав­мирующего воздействия.

Реактивные психозы разделяют на острые (аффективно-шоко­вые реакции) и затяжные. Среди последних выделяют: реактив­ную депрессию, реактивный параноид и различные истерические реактивные психозы (сумеречное помрачение сознания, псевдо­деменция, пуэрилизм, ганзеровский синдром).

Реактивная депрессия является наиболее частой формой за­тяжных реактивных психозов. Характеризуется отчетливым сни­жением настроения с оттенком тоски, тревоги. Все внимание пострадавших сосредоточено на психотравмирующей ситуации. При этом, они двигательно заторможены, безразличны к окружа­ющему, у них нарушается сон, аппетит.

Часто возникают бредо­вые идеи самоуничижения, самообвинения, нередко появляются мысли о самоубийстве, с попытками их реализации. Внешний вид пострадавших выражает скорбь, печаль, тягостные переживания. Они, как правило, не стремятся к контакту. При затрагивании в беседе психотравмирующих моментов отмечаются выраженные вегетативные и эмоциональные реакции.

Продолжительность ре­активной депрессии от 2-3 недель до нескольких месяцев, а при наличии неразрешимых психотравмирующих переживаний или ослабляющих организм заболеваний (травматических поврежде­ний) она может принять затяжной характер. Возможно также пе­риодическое обострение депрессивных проявлений («калькуляция утрат»), в т.ч.

на отдаленных этапах после экстремальной си­туации.

Реактивный параноид характеризуется развитием бредового синдрома, тесно связанного по содержанию и динамике с конкретной психотравмирующей ситуацией. Бред носит образный, чувственный характер. Бредовые идеи отношения, преследования возникают на фоне аффекта страха, тревоги.

Могут отмечаться иллюзорно-галлюцинторные переживания, отражающие особенности психотравмирующей ситуации. Поведение пострадавших определя­ется содержанием бредовых идей. При незнании языка окружаю­щих (лица из других регионов страны), в ряде случаев, разви­вается параноид языковой изоляции.

У пострадавших хирурги­ческого профиля возможно также развитие соматогенно-реактивного параноида. Способствующими факторами, при этом, явля­ются такие характерологические черты, как подозрительность, чрезмерная мнительность, а также соматически ослабленная поч­ва, в т.ч.

вынужденное переутомление, бессоница, голодание (лица, участвующие в спасательных работах).

Психогенное сумеречное помрачение сознания (аффективное сужение сознания) определяется сужением сознания, с концент­рацией переживаний вокруг психотравмирующей ситуации. В структуру сумеречного помрачения сознания могут входить от­дельные галлюцинаторные расстройства, отрывочные, нестойкие бредоподобные высказывания.

Поведение пострадавших чрезвы­чайно выразительно. В ответ на тягостные переживания могут развиться явления ложного слабоумия (псевдодеменция), детскости в поведении (пуэрилизм), «мимо» ответы (синдром Ганзера).

При псевдодеменции утрачиваются элементарные зна­ния и навыки, пострадавший как бы внезапно глупеет, недоста­точно ориентируется в обстановке, дурашливо улыбается, тара­щит глаза, гримасничает, морщит лоб.

На элементарные вопросы дает нелепые ответы (но, в отличии от ганзеровского синдрома и истинной деменции, в плане поставленного вопроса и вне за­висимости от его сложности), неправильно выполняет инструк­ции. Нелепость поведения и ответов на вопросы производит впечатление нарочитости, вызывает подозрение в диссимуляции.

Для пуэрилизма характерно снижение психической деятельности (поведения) до уровня психики детей. Пострадавшие как бы впадают в детство, говорят детским языком, картавят, сюсюка­ют, искажают слова, имитируют детские игры, окружающих назы­вают «дяденьками», «тетеньками», просят позвать «мамочку» и т.д.

При ганзеровском синдроме пострадавшие дают «мимо» от­веты, не соответствующие содержанию вопроса, а также соверша­ют (при выполнении инструкций, просьб) «мимо» действия. Состояния сумеречного помрачения сознания могут длиться от нескольких дней до нескольких месяцев.

3. Военно-врачебная экспертиза эпилепсии. Освидетельствование проводится на осно­вании статьи 21 «Расписания болезней…» (приложение к Положению о военно-зрачебной экспертизе, утвержденному постановлением Правительства РФ 1995 «ода № 390).

Симптоматическая эпилепсия к этой статье не относится. В этом слу­чае освидетельствование проводится по заболеванию, приведшему к развитию судорожного синдрома. Наличие припадка должно быть подтверждено врачебным наблюдением.

В отдельных случаях могут быть приняты во внимание акты, подпи­санные должностными лицами немедицинского состава и утвержденные команди­рами (начальниками), если описанный в них припадок и послеприпадочное состо­яние дают основание считать его эпилептическим.

В сомнительных случаях следу­ет запрашивать данные по месту жительства, учебы, работы, военной службы.

При наличии частых (3 и более в год) припадков или психических эквивалентов судорожных припадков, а также прогрессирующих нарушений психики освидетель­ствование проводится по пункту «а» данной статьи, предусматривающему заклю­чение «Д» — не годен к военной службе. При единичных редких (менее 3 в год) припадках, в т.ч.

бессудорожных пароксизмах без эквивалентов и других характер­ных для эпилепсии психических изменений, освидетельствование проводится по пункту «б». В отношении граждан, поступающих на военную службу, и всех катего­рий военнослужащих, не имеющих офицерских званий, выносится заключение «В» — ограниченно годен к военной службе.

В отношении офицеров, прапорщиков, мичманов, проходящих военную службу по контракту, предусматривается индивидуальный подход.

С учетом мнения ко­мандования и характера выполняемой служебной деятельности они могут быть в этом случае освидетельствованы либо с заключением «В», либо с заключением «Б» — годен к военной службе с незначительными ограничениями. К прохождению служ­бы на подводных лодках офицеры и мичманы признаются при этом не годными.

Дата добавления: 2016-09-03; просмотров: 589 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/6-74308.html

Паранойяльный синдром. Параноидный синдром

Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского — Клерамбо)

Паранойяльный синдром. Первичный систематизированный бред толкования различного содержания (ревности, изобретательства, преследования, реформаторства и др.

), изредка существующий как моносимптом при полном отсутствии других продуктивных расстройств. Если же последние возникают, то бывают расположены на периферии паранойяльной структуры и сюжетно подчинены ей.

Характерны паралогическая структура мышления («кривое мышление»), бредовая детализация.

Способность к правильным суждениям и умозаключениям по вопросам, не затрагивающим бредовые убеждения, заметно не нарушается, что указывает на кататимные (то есть связанные с неосознаваемым комплексом аффективно окрашенных представлений, а не общим изменением настроения) механизмы бредообразования. Могут иметь место нарушения памяти в виде бредовых конфабуляций («галлюцинаций памяти»). Встречаются, кроме того, галлюцинации воображения, содержание которых связано с доминирующими переживаниями. По мере расширения бреда все более широкий круг явлений становится объектом патологических трактовок. Наблюдается также бредовая интерпретация прошлых событий. Паранойяльный синдром возникает обычно на фоне несколько повышенного настроения (экспансивные бредовые идеи) или субдепрессии (сенситивные, ипохондрические бредовые идеи).

Мы поможем Вам справиться с паранойяльным синдромом!

бреда на отдаленных этапах развития может приобретать металоманический характер. В отличие от парафрении бред продолжает оставаться интерпретативным и по своим масштабам не выходит за рамки принципиально возможного в действительности («пророки, выдающиеся первооткрыватели, гениальные ученые и писатели, великие реформаторы» и т. д.).

Различают хронический, существующий на протяжении ряда и даже десятков лет, и острый варианты паранойяльного синдрома. Хронический паранойяльный бред чаще всего наблюдается при относительно медленно развивающейся бредовой шизофрении. Бред в таких случаях обычно монотематичен.

Не исключается возможность того, что существует самостоятельная форма болезни — паранойя.

Острые, обычно менее систематизированные паранойяльные состояния чаще встречаются в структуре приступов шубообразной шизофрении. Бредовая концепция при этом является разрыхленной, неустойчивой и может иметь несколько разных тем или центров кристаллизации ложных суждений.

Некоторые авторы считают оправданным разграничение паранойяльного и параноического синдромов (Завилянский с соавт., 1989). Параноическим называют хронический систематизированный сверхценный бред (с началом со сверхценных идей), возникающий под влиянием ключевой для пациента психотравмирующей ситуации.

К развитию бреда располагают паранойяльные и эпилептоидные особенности преморбидной личности конституционального, постпроцессуального либо органического генеза. Механизмы бредообразования связывают скорее с психологическими, нежели биологическими нарушениями — «психогенно-реактивное» бредообразование.

Параноический синдром в такой интерпретации уместно рассматривать в рамках патологического развития личности.

Параноидный или галлюцинаторно-параноидный синдром. Включает бредовые идеи персекуторного содержания, галлюцинации, псевдогаллюцинации и другие явления психического автоматизма, аффективные нарушения. Различают острые и хронические галлюцинаторно-параноидные синдромы.

Параноидный синдром сопровождает параноидную шизофрению

Острый параноид — острый чувственный бред преследования (в виде бреда восприятия) конкретной направленности, сопровождающийся вербальными иллюзиями, галлюцинациями, страхом, тревогой, растерянностью, неправильным поведением, отражающим содержание бредовых идей.

Наблюдается при шизофрении, интоксикационных, эпилептических психозах.

Острые параноидные состояния могут возникать также в особых ситуациях (длительные переезды, сопряженные с бессонницей, алкогольной интоксикацией, эмоциональным напряжением, соматогениями) — дорожные или ситуационные параноиды, описанные С.Г.Жислиным.

Острый галлюцинаторно-параноидный синдром — острый чувственный бред персекуторного содержания, возникающий на фоне страха, растерянности и сочетающийся с псевдогаллюцинациями, другими явлениями психического автоматизма.

Чаще встречается в структуре приступов шубообразной шизофрении, при атипичных алкогольных психозах.

Хронический галлюцинаторно-параноидный синдром (синонимы: синдром Кандинского-Клерамбо, другие эпонимы, синдром психического автоматизма, синдом вторжения, депоссионный синдром, ксенопатический синдром, синдром паразитизма, синдром влияния, синдром внешнего воздействия, синдром отчуждения, синдром овладения, полифрения, ядерный синдром) — различие в названиях отражает несходство во мнениях их авторов относительно того, какие нарушения следует считать определяющими структуру синдрома: психические автоматизмы, расстройства самосознания, переживание открытости или бредовые идеи физического и психического воздействия.

Психические автоматизмы в своей завершенной форме представляют собой переживание насильственности, вторжения, сделанности собственных психических процессов, поведения, физиологических актов. Различают следующие виды психических автоматизмов.

Ассоциативный или идеаторный автоматизм — нарушения мыслительной деятельности, памяти, восприятия, аффективной сферы, протекающие с переживанием отчуждения и насильственности: наплывы мыслей, безостановочное течение мыслей, состояния блокады мыслительной деятельности, симптомы вкладывания, чтения мыслей, симптом разматывания воспоминаний, псевдогаллюцинаторные псевдовоспоминания, внезапные задержки воспоминаний, явления образного ментизма и др.

К проявлениям идеаторного автоматизма относятся, кроме того, слуховые и зрительные псевдогаллюцинации, а также целый ряд аффективных нарушений: «сделанное» настроение, «наведенный» страх, гнев, экстаз, «вызванные» печаль или равнодушие и др.

К данной группе автоматизмов примыкают «сделанные» сновидения.

Включение слуховых вербальных и зрительных псевдогаллюцинаций в группу идеаторных автоматизмов обусловлено их тесной связью с процессами мышления: вербальных псевдогаллюцинаций — со словесными, а зрительных — с образными формами мышления.

Сенестопатический или сенсорный автоматизм — разнообразные сенестопатические ощущения, появление которых больные связывают с воздействием внешних сил. Кроме того, сюда относятся обонятельные, вкусовые, тактильные и эндосоматические псевдогаллюцинации.

К сенсорному автоматизму причисляются различные изменения аппетита, вкуса, обоняния, полового влечения и физиологических потребностей, а также нарушения сна, вегетативные расстройства (тахикардия, повышенная потливость, рвота, диарея и др.

), «вызванные», по мнению пациентов, извне.

Кинестетический или моторный автоматизм — побуждения к деятельности, отдельные движения, действия, поступки, выразительные акты, гиперкинезы, возникающие с переживанием насильственности. Рецептивные процессы также могут протекать с явлениями сделанности: «Заставляют смотреть, слушать, нюхать, смотрят моими глазами…» и др.

Речедвигательный автоматизм — феномены насильственного говорения, письма, а также кинестетические вербальные и графические галлюцинации.

Формирование психических автоматизмов совершается в определенной последовательности.

На первом этапе развития идеаторного автоматизма появляются «странные, неожиданные, дикие, параллельные, пересекающиеся» мысли, чуждые по содержанию всему строю личности: «Я так никогда не думаю…

» Одновременно могут возникать внезапные обрывы нужных мыслей. Отчуждение касается содержания мыслей, но не самого процесса мышления («мысли мои, только очень странные»).

Затем утрачивается чувство собственной активности мышления: «Мысли наплывают, идут сами по себе, текут безостановочно…» либо возникают состояния блокады мыслительной деятельности. В дальнейшем отчуждение становится тотальным — чувство принадлежности мыслей собственной личности утрачивается полностью: «Мысли не мои, думает кто-то во мне, в голове мысли других людей.

..» Наконец возникает чувство, будто мысли «идут со стороны, внедряются в голову, вкладываются…» Возникают «телепатические» контакты с другими людьми, появляется способность непосредственно читать мысли других, мысленно общаться с окружающими. Одновременно с этим больные могут утверждать, что временами их лишают способности думать или «вытягивают мысли», «воруют».

Развитие вербальных псевдогаллюцинаций может происходить следующим образом. Вначале возникает феномен звучания собственных мыслей: «Мысли шелестят, звучат в голове».

Затем в голове начинает слышаться собственный голос, «озвучивающий», а порой, как «эхо», повторяющий мысли. Это можно назвать галлюцинациями внутренней речи.

высказываний постепенно расширяется (констатации, комментарии, советы, распоряжения и др.), при этом голос «двоится, умножается».

Далее в голове слышатся «чужие голоса». их высказываний становится все более разнообразным, оторванным от реальности и личности больных. Иначе сказать, отчуждение процесса внутреннего говорения также нарастает в определенной последовательности.

Наконец возникает феномен «сделанных, наведенных ». Голоса говорят при этом на самые разные, часто отвлеченные от личных переживаний темы, порой сообщают нелепые и фантастические сведения: «Голоса за ушами говорят на местные темы, а в голове — на государственные».

Степень отчуждения сказанного голосами может быть, следовательно, различной.

Динамика кинестетического автоматизма в целом соответствует вышеописанной. Вначале появляются несвойственные ранее порывы к действиям, импульсивные влечения, совершаются странные и неожиданные для самих больных действия и поступки.

Субъективно они воспринимаются как принадлежащие собственной личности, хотя и необычные по содержанию. Могут быть короткие остановки действий. В последующем действия и поступки совершаются без чувства собственной активности, непроизвольно: «Делаю, не замечая этого, а когда замечу, трудно остановиться».

Возникают состояния блокады или «паралича» импульсов к действию.

На следующем этапе деятельность протекает с отчетливым переживанием отчуждения собственной активности и насильственности: «Изнутри толкает что-то, подсказывает, не голос, а какая-то внутренняя сила…» Эпизоды перерыва действий также переживаются с оттенком насильственности.

На завершающей стадии развития моторных автоматизмов появляется чувство сделанности двигательных актов извне: «Моим телом управляют… Моими руками кто-то распоряжается… Одна рука принадлежит жене, другая — отчиму, ноги — мне… Моими глазами смотрят…

» С ощущением внешнего воздействия протекают состояния блокады побуждений к действиям.

Аналогичной может быть последовательность развития речедвигательных автоматизмов. Вначале срываются отдельные слова или фразы, чуждые направлению мыслей больного, абсурдные по содержанию. Часто забываются вдруг отдельные слова или нарушается формулирование мысли.

Затем утрачивается чувство собственной активности, сопровождающее речь: «Язык говорит сам по себе, скажу, а потом доходит смысл сказанного… Иногда заговариваюсь…» Или на короткое время язык останавливается, не слушается.

Далее возникает чувство отчуждения и насильственности по отношению к собственной речи:

«Как будто не я говорю, а что-то во мне… Языком пользуется мой двойник, и я не в состоянии остановить речь…» Эпизоды мутизма переживаются как насильственные. Наконец возникает чувство внешнего овладения речью: «Моим языком говорят посторонние…

Моим языком читают лекции на международные темы, а я в это время совершенно ни о чем не думаю…» Состояния потери спонтанной речи также связываются с явлениями извне.

Развитие речедвигательных автоматизмов может начинаться с появления кинестетических вербальных галлюцинаций: возникает ощущение движения артикуляционного аппарата, соответствующего речи, и представления о непроизвольном мысленном произношении слов.

В последующем внутренний монолог приобретает вербально-акустический оттенок, появляется легкое шевеление языка и губ. На завершающем этапе возникают истинные артикуляционные движения с действительным произнесением слов вслух.

Сенестопатический автоматизм развивается обычно сразу, минуя определенные промежуточные этапы. Лишь в отдельных случаях до его появления можно констатировать феномен отчуждения сенестопатических ощущений: «Страшные головные боли, и в то же время кажется, что это происходит не со мной, а с кем-то другим…»

В структуре психических автоматизмов Клерамбо различал два вида полярных феноменов: положительные и отрицательные.

м первых является патологическая активность какой-либо функциональной системы, вторых — приостановка или блокада деятельности соответствующей системы.

Положительными автоматизмами в сфере идеаторных расстройств являются насильственное течение мыслей, симптом вкладывания мыслей, симптом разматывания воспоминаний, сделанные эмоции, наведенные сновидения, вербальные и зрительные псевдогаллюцинации и т. д.

Их антиподом, то есть отрицательными автоматизмами, могут служить состояния закупорки мыслительной деятельности, симптом отнятия, вытягивания мыслей, внезапные выпадения памяти, эмоциональных реакций, отрицательные слуховые и зрительные галлюцинации, возникающие с чувством сделанности, насильственное лишение сновидений и т. п.

В сфере сенестопатического автоматизма это будут, соответственно, сделанные ощущения и вызванная извне потеря чувствительности, в кинестетическом автоматизме — насильственные действия и состояния задержки двигательных реакций, отнятие способности принимать решения, блокада побуждений к деятельности.

В речедвигательном автоматизме полярными феноменами будут насильственное говорение и внезапные задержки речи.

По мнению Клерамбо, шизофрении более свойственны отрицательные феномены, особенно если заболевание начинается в молодом возрасте. В действительности положительные и отрицательные автоматизмы могут сочетаться. Так, насильственному говорению обычно сопутствует состояние блокады умственной деятельности: «Язык говорит, но я в это время ни о чем не думаю, нет никаких мыслей».

Расстройства самосознания, возникающие при синдроме психического автоматизма, выражаются явлениями отчуждения собственных психических процессов, переживанием насильственности их течения, раздвоенностью личности и сознанием внутреннего антагонистического двойника, а в дальнейшем — чувства овладения внешними силами. Несмотря на очевидный, казалось бы, характер расстройства, у больных обычно отсутствует критическое отношение к заболеванию, что, в свою очередь, также может указывать на грубую патологию самосознания. Одновременно с нарастанием явлений отчуждения прогрессирует опустошение сферы личного Я.

Некоторые больные даже «забывают», что это такое, собственное Я, прежней Я-концепции более как бы не существует. Психических актов, исходящих от имени своего Я, не остается вовсе, это тотальное отчуждение, распространившееся на все стороны внутреннего Я.

Вместе с тем благодаря присвоению личность может «приобретать» новые способности и особенности, ранее ей не присущие. Иногда наблюдается феномен транзитивизма — не только пациент, но и другие (или в основном другие) являются объектом внешнего воздействия и разного рода насильственных манипуляций, собственные ощущения проецируются на окружающих.

В отличие от собственно проекции пациент субъективно не освобождается от тягостных переживаний.

Переживание открытости возникает с появлением разнообразных эхосимптомов. Симптом эхомыслей — окружающие, по мнению больного, повторяют вслух то, о чем он только что думал. Галлюцинаторное эхо — голоса со стороны повторяют, «дублируют» мысли больного.

Симптом звучания собственных мыслей — мысли тут же повторяются, они явственно «шелестят, звучат в голове, их слышат окружающие». Предвосхищающее эхо — голоса предуведомляют больного, о чем он услышит, что увидит, почувствует или сделает спустя некоторое время.

Эхо действий — голоса констатируют поступки, намерения больного: «Меня фотографируют, протоколируют мои действия…» Бывает, что голоса читают за больного, а он только видит текст.

Голоса могут повторять и комментировать побуждения и поведение, давать им ту или иную оценку, что также сопровождается переживанием открытости: «Все про меня знают, ничего не остается при себе». Эхо письма — голоса повторяют, что больной пишет. Эхо речи — голоса повторяют все сказанное больным кому-то вслух.

Иногда голоса заставляют или просят пациента повторить для них то, что он сообщил окружающим, или, напротив, мысленно или вслух еще раз сказать о том, что он от кого-то услышал, и пациент, как эхо, это повторяет.

«Галлюцинаторная личность» здесь как бы лишена контакта с внешним миром, устанавливая его с помощью больного.

Данному симптому нет названия, но условно обозначим его феноменом эхо-пациента. Вышеупомянутые эхофеномены могут иметь итеративный характер в виде многократного повторения.

Так, у пациента (ему 11 лет) бывают эпизоды, длящиеся по два-три часа, когда сказанное другими людьми три-пять раз чужим голосом повторяется в голове. Чаще повторяется одно какое-то слово. Во время повторений он хуже воспринимает происходящее, не может смотреть телевизор.

Встречаются другие эхофеномены. Так, речь окружающих может повторяться голосами со стороны или звучащими в голове — симптом эхо-чужой речи.

Голоса с внешней проекцией иногда дублируются внутренними — симптом эхо. Переживание открытости может наблюдаться и при отсутствии эхосимптомов, возникать самым непосредственным образом: «Чувствую, что мои мысли известны всем… Появилось ощущение, будто Бог знает обо мне все — я перед ним как раскрытая книга… Голоса молчат, значит, подслушивают, что я думаю».

Бред физического и психического воздействия — убеждение в воздействии на тело, соматические и психические процессы различных внешних сил: гипноза, колдовства, лучей, биополей и т. п.

Помимо вышеописанных феноменов отчуждения при синдроме психического автоматизма могут возникать противоположные явления — феномены присвоения, составляющие активный или инвертированный вариант синдрома Кандинского-Клерамбо.

В этом случае больные выражают убеждение в том, что сами оказывают гипнотическое воздействие на окружающих, управляют их поведением, способны читать мысли других людей, последние превратились в орудие их власти, ведут себя как куклы, марионетки, петрушки и т. п.

Сочетание феноменов отчуждения и присвоения В.И.Аккерман (1936) считал признаком, характерным для шизофрении.

Различают галлюцинаторный и бредовый варианты синдрома психического автоматизма.

В первом из них преобладают разнообразные псевдогаллюцинации, что наблюдается преимущественно в течение острых галлюцинаторно-бредовых состояний при шизофрении, во втором — бредовые явления, доминирующие при хронически текущей параноидной шизофрении.

При хроническом шизофреническом бредообразовании интерпретативного типа на первый план со временем выходят ассоциативные автоматизмы. В структуре приступов шубообразной шизофрении могут преобладать сенестопатические автоматизмы.

В люцидно-кататонических состояниях значительное место занимают кинестетические автоматизмы. Помимо шизофрении явления психического автоматизма могут возникать при экзогенно-органических, острых и хронических эпилептических психозах.

К содержанию

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/vvedenie-v-klinicheskuyu/paranoyyalnyy-sindrom-paranoidnyy-sindrom

Фгбну нцпз. ‹‹общая психиатрия››

Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского — Клерамбо)

Этот синдром складывается из бреда преследования и воздействия, явлений психического автоматизма и псевдогаллюцинаций.

Больной может ощущать воздействие, осуществляемое различными способами, — от колдовства и гипноза до самых современных средств (радиацией, атомной энергией, лучами лазера и т.д.).

Явления психического автоматизма — чувство, ощущение овладения, возникающее при мнимом воздействии на больного тем или иным видом энергии. Выделяют 3 типа психического автоматизма: идеаторный, или ассоциативный; сенсорный, или сенестопатический; моторный, или кинестетический.

Идеаторные, или ассоциативные, автоматизмы являются результатом мнимого воздействия на процессы мышления и другие формы психической деятельности.

Наиболее простым проявлением идеаторных автоматизмов является ментизм — непроизвольное течение мыслей и представлений и симптом открытости, выражающийся в ощущении, что мысли больного известны окружающим, о чем он узнает по их поведению, намекам, содержанию разговоров.

К идеаторным автоматизмам относится также звучание мыслей: о чем бы ни подумал больной, его мысли громко и отчетливо звучат в голове; этому расстройству предшествует «шелест мыслей» — тихое и неотчетливое их звучание.

Впоследствии развивается симптом «отнятия мыслей», при котором у больного мысли исчезают из головы, и феномен сделанных мыслей — убеждение, что его мысли принадлежат посторонним лицам, чаще всего его преследователям. Нередки и «сделанные сновидения» — сновидения определенного содержания, как правило, с особым значением, вызываемые при помощи воздействия.

К идеаторным автоматизмам относится также симптом разматывания воспоминаний, проявляющийся тем, что больные вопреки своей воле и желанию под влиянием посторонней силы вынуждены вспоминать те или иные события своей жизни; нередко одновременно с этим больному показывают картины, иллюстрирующие воспоминания. Идеаторные автоматизмы охватывают также феномен сделанных настроения, чувств (больные утверждают, что их настроения, чувства, симпатии и антипатии являются результатом воздействия извне), сновидений.

К сенестопатическим, или сенсорным, автоматизмам относятся обычно крайне неприятные ощущения, возникающие у больных также в результате мнимого воздействия посторонней силы.

Они могут быть крайне разнообразными и проявляются чувством внезапно наступающего жара или холода, болезненными ощущениями во внутренних органах, голове, конечностях.

Нередко бывают необычными, вычурными: больные говорят о крайне своеобразных ощущениях в виде перекручивания, пульсации, распирания и т.д.

К кинестетическим, или моторным, автоматизмам относятся расстройства, при которых у больных появляется убеждение, что совершаемые ими движения производятся помимо их воли под влиянием извне.

Больные утверждают, что их действиями руководят, двигают конечностями, языком, вызывают ощущение неподвижности, оцепенения, лишают их способности произвольных движений.

К кинестетическим автоматизмам относятся также речедвигательные автоматизмы: больные утверждают, что их языком говорят; слова, произносимые ими, принадлежат посторонним лицам.

Явления психического автоматизма возникают, как правило, в определенной последовательности: вначале развиваются идеаторные автоматизмы, далее сенестопатические и, наконец, кинестетические. Но подобная последовательность развития психических автоматизмов не является обязательной.

В структуру галлюцинаторно-параноидного синдрома Кандинского— Клерамбо входят также псевдогаллюцинации —зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, тактильные, висцеральные, кинестетические обманы восприятия, отличаемые больными от реальных объектов и имеющие характер сделанности.

К зрительным псевдогаллюцинациям относят сделанные видения: образы, лица, панорамические картины, которые показывают больному, как правило, его преследователи при помощи тех или иных аппаратов.

Слуховые псевдогаллюцинации — шумы, слова, фразы, передаваемые больному по радио, через различную аппаратуру; они могут доноситься извне или локализоваться в голове, теле; иметь императивный и комментирующий характер, принадлежать знакомым и незнакомым лицам, быть мужскими, женскими, детскими. Обонятельные, вкусовые, тактильные, висцеральные псевдогаллюцинации также имеют характер сделанности.

В зависимости от превалирования в клинической картине галлюцинаторно-бредового синдрома галлюцинаторных или бредовых расстройств выделяют галлюцинаторный и бредовой варианты описываемого синдрома.

О галлюцинаторном варианте говорят в случаях преобладания в картине состояния псевдогаллюцинаций, сравнительно незначительного удельного веса бредовых расстройств и собственно явлений психического автоматизма.

Если в статусе больного на первый план выступают бредовые идеи преследования и воздействия, психические автоматизмы, а псевдогаллюцинаторные расстройства отсутствуют или выражены минимально, то состояние определяют как бредовой вариант галлюцинаторно-параноидного синдрома.

Возможно развитие и так называемого инвертированного варианта синдрома Кандинского—Клерамбо, суть которого заключается в том, что сам больной якобы обладает способностью воздействовать на окружающих, узнавать их мысли, влиять на их настроение, ощущения, поступки. Эти явления обычно сочетаются с идеями переоценки своей личности или бредовыми идеями величия и наблюдаются в картине парафрений.

Галлюцинаторно-параноидные синдромы могут развиваться остро или становятся хроническими.

Остро развивающиеся галлюцинаторно-параноидные синдромы отличаются большой чувственностью бредовых расстройств и отсутствием тенденции последних к систематизации, достаточной выраженностью всех типов психических автоматизмов, аффектом страха и тревоги, растерянностью, мигрирующими кататоническими расстройствами. При хронических галлюцинаторно-параноидных состояниях отсутствуют растерянность, яркость аффекта, имеется систематизация или (при развитии обильных псевдогаллюцинаций) склонность к систематизации бредовых расстройств. Явления психического автоматизма возникают не одномоментно, а в определенной последовательности: идеаторные, сенестопатические, кинестетические. На высоте такого состояния возможна бредовая деперсонализация (явления отчуждения).

©2017 Все права защищены. Копирование любых материалов без письменного разрешения не допускается.

Источник: http://ncpz.ru/lib/54/book/28/chapter/13

Эффективное лечение синдрома Кандинского–Клерамбо

Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского — Клерамбо)

Синдром Кандинского–Клерамбо представляет собой серьезное заболевание, которое характеризуется психическим расстройством личности параноидно-галлюцинаторного типа. Больному кажется, что его действиями и мыслями управляет кто-то извне.

При этом мышление настолько меняется, что человек не отдает себе отчета в происходящем. Возникает ощущение автоматичности выполняемых действий (психический автоматизм), поведение становится неестественным.

Вследствие того, что больной воспринимает действительность неадекватно, говоря о влиянии потусторонних сил, происходит полное отчуждение от собственного Я.

Нередко данная патология, также называемая в медицинской науке синдромом Кандинского–Коновалова, возникает при диагностике шизофрении. В таком случае прогнозы на улучшение состояния неутешительны.

Заболевание впервые было описано врачом-психиатром Виктором Кандинским, который рассказал о собственных ощущениях и мыслях в книге «О псевдогаллюцинациях». Подвергаясь, как ему казалось, психической атаке извне, он на собственном опыте узнал все симптомы психического расстройства. Автор покончил жизнь самоубийством в возрасте 40 лет.

Французский врач-психиатр Клерамбо, страдающий шизофренией, описал свои наблюдения над тем, как меняется его состояние. После длительной депрессии он застрелился.

В 20 годы XX века в психиатрии было введено понятие­ «синдром Кандинского–Клерамбо». Этим термином обозначается целый комплекс симптомов, проявляющихся расстройством психического состояния, галлюцинациями, бредом. Возникающее при этом чувство отчуждения и внешнего воздействия со временем усугубляется.

Причины возникновения

Синдром Кандинского – это патологическое состояние, которое возникает наряду с уже имеющимся психическим отклонением:

  • шизофренией;
  • психозами различной природы;
  • компульсивным расстройством.

Среди факторов риска, влияющих на развитие психического автоматизма, выделяются следующие:

  • травмы головы (особенно черепно-мозговые повреждения);
  • прием сильнодействующих наркотических и токсических веществ;
  • чрезмерное злоупотребление алкогольными напитками;
  • инсульт;
  • опухоли и кровоизлияние в мозг;
  • болезнь Вильсона, когда в организме накапливается медь. Вследствие неправильного ее распределения страдают многие органы: печень и почки, клетки головного мозга, зрительная система.
  • причины, связанные с генетической предрасположенностью.

Формы заболевания

Синдром Клерамбо может протекать в двух фазах:

  • Острой (от нескольких дней до 3 месяцев).Симптоматика ярко выраженная. Человек страдает псевдогаллюцинациями с проявлением бредовых мыслей. Он активен, разговорчив, агрессивен и часто раздражается по пустякам. Иногда беспокоит неоправданное чувство страха. В некоторых случаях больной настолько эмоционально нестабилен, что полностью выпадает из нормального функционирования в обществе.
  • Хронической (до нескольких лет).Симптомы нарастают постепенно. Их невозможно диагностировать на ранней стадии развития заболевания, поэтому они часто остаются без внимания. Сначала проявляются признаки ассоциативного автоматизма, затем присоединяются симптомы сенсорного, а в тяжелых случаях – моторного.

Классификация и характерные признаки

В психиатрии выделяется несколько разновидностей симптома Кандинского–Клерамбо, каждая из которых, наряду с общей картиной, характеризуется специфическими признаками.

Автоматизм ассоциативныйВлияние на мыслительную деятельность (разум и мышление).Больному кажется, что о его мыслях все знают. Появляется состояние «исчезновения мыслей», их открытости, при котором мысли куда-то уходят. Со временем возникает ощущение, что это мысли других людей. Человек перестает контролировать свое поведение, настроение становится нестабильным. При этом такое состояние оправдывается воздействием извне. Навязчивые мысли значительно расшатывают эмоциональную сферу. Больной говорит о себе в пассивном залоге.
Автоматизм сенсорный (сенестопатический)Неприятные ощущения на кожных покровах и внутренних органах.Пациент ощущает боль, которую не в состоянии охарактеризовать точно. Это могут быть жжение, жар, покалывание, сдавливание, распространяющиеся по всему телу. Возникают галлюцинации на уровне чувств. В сознании больного видения приобретают фантастические масштабы. Он общается с магами, колдунами, инопланетянами. Мысленный контакт может устанавливаться с любым несуществующим субъектом. Для страдающего сенсорным автоматизмом характерны стремление к любовным проявлениям, очарование лицами противоположного пола, нарушение процессов мочеиспускания и дефекации. Все это происходит под воздействием внешних недоброжелательных сил.
Автоматизм моторныйОщущения, связанные с двигательной функцией.Человек чувствует, что им управляют. Движения становятся скованными, появляется жестовое общение, ведущее к изменению походки. Речь громкая, часто звучат оскорбительные слова, которые оправдываются потусторонним влиянием.
Бредово-галлюцинаторный типБредовые идеи (мания преследования) и галлюцинации.При бредовом типе расстройства больному кажется, что за ним следят и его преследуют. При этом галлюцинации отсутствуют или проявляются слабо. При галлюцинаторном варианте возникают видения без бредовых расстройств личности.
Инвертированный вариантМания величия.Больной считает, что может управлять мыслями, действиями и чувствами других людей. Только он влияет на их жизнь и способен изменить ее. Нередко сопровождается слишком завышенной самооценкой.

Диагностика

Диагностика заболевания опирается на характерные симптомы, когда психические расстройства нарастают бессознательно и сопровождаются постепенно усиливающимся чувством отчуждения. Для постановки точного диагноза психиатр проводит специальные тесты, направленные на распознавание различных психозов и расстройств, в том числе шизофрении.

Похожие с синдромом психического автоматизма симптомы показывает галлюцинаторно-бредовое состояние. Важно выяснить природу возникающих галлюцинаций, которые при ГБС имеют истинный характер, а чувство отчуждения личности не беспокоит больного.

При диагностике синдрома Кандинского при шизофрении особое значение придается нарушениям поведения, памяти и интеллекта; расстройствам, связанным с эмоционально-волевой сферой личности.

Лечебные и реабилитационные мероприятия

Лечение синдрома отчуждения и внешнего воздействия включает в себя комплексный подход: необходимы медикаментозная терапия, психотерапевтическое вмешательство и реабилитационный период. Больной госпитализируется в стационарное психоневрологическое отделение, где с ним проводится целый комплекс лечебных мероприятий.

Среди лекарственных препаратов выбираются те, которые способствуют эмоциональной стабилизации пациента. Обычно это психотропные вещества, нейролептики, антидепрессанты – медикаменты, тормозящие некоторые нервные процессы («Галоперидол», «Клозапин», «Трифтазин»).

Как только намечается улучшение в состоянии больного и он начинает осознавать, что происходит, проводятся психотерапевтические мероприятия.

Реабилитационный период является обязательным этапом общей тактики лечения, при этом оказывается самым длительным. В такое время больному рекомендуется:

  • посещение как индивидуальных, так и в групповых сеансов психотерапии;
  • соблюдение специальной диеты, в которой отсутствует пища, содержащая медь;
  • физическая активность, занятия лечебной физкультурой.

Если синдром внешнего воздействия осложняется различными психозами, требуется длительная адаптация больного под постоянным наблюдением врача.

Средства народной медицины неспособны самостоятельно справиться с недугом. Они эффективны лишь при комплексном применении в качестве поддерживающей терапии.

В лечении заболевания и профилактике рецидивов требуется индивидуальный подход. Курс подбирается врачом после постановки точного диагноза и обследования пациента.

Профилактика и прогноз

Так как данный синдром часто является сопутствующим состоянием при различных психических расстройствах, в том числе шизофрении, необходимо своевременно лечить все болезни психического характера. Это позволит минимизировать риск развития опасного состояния или снизить возможность проявления повторных приступов, если заболевание уже имеется.

Обычно проводится комплексное лечение в условиях стационара, применяется психотерапевтическая методика, направленная на восстановление социальных навыков, необходимых для элементарного функционирования в обществе (медикаментозное лечение, биологическая терапия, психотерапевтические методы). Важное значение имеет поддерживающая терапия в домашних условиях, включающая различные адаптационные занятия. Прогулки на свежем воздухе, посильная физическая нагрузка, занятия плаванием оказывают положительное влияние на больного.

Если заболевание протекает в острой форме, быстрая и правильная диагностика и последующее активное вмешательство специалиста способствуют благоприятному исходу болезни. Хроническая форма синдрома обычно не поддается лечению. Симптоматика нарастает, что со временем приводит к тяжелым психическим расстройствам и деградации личности.

(1 5,00 из 5)
Загрузка…

Источник: https://ProSindrom.ru/psychopathology/sindrom-kandinskogo-klerambo.html

Параноид (параноидный синдром)

Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского — Клерамбо)

Параноидный синдром — это одна из разновидностей бредовых синдромов.

В некоторых литературных источниках по психиатрии понятия «галлюцинаторно-параноидный», «параноидный» синдромы и синдром психического автоматизма (Кандинского-Клерамбо) рассматриваются как синонимы. Действительно, психопатологическая структура данных расстройств идентична. Различия, заключающиеся в значимости (выраженности) отдельных признаков в структуре синдрома, представлены в таблице дифференциальной диагностики бредовых синдромов.

Основное значение при параноидных расстройствах имеют, таким образом, бредовые идеи преследования и (или) воздействия («и — или» указано в таблице выше, так как «воздействие» всегда связано с преследованием: не может быть «воздействия», если нет «преследования» — даже в тех случаях, когда «преследование» и «воздействие» осуществляются с «благими» целями, что значительно реже, но также встречается в клинической практике). Словосочетание «другие психические автоматизмы» приведено в таблице, так как псевдогаллюцинации являются (в отличие от «истинных» галлюцинаций) одним из вариантов психических автоматизмов и рассматриваются многими авторами как проявления патологии самосознания, а не восприятия.

«Ключевым» симптомом галлюцинаторно-параноидного (галлюцинаторно-бредового) синдрома, как следует из таблице дифференциальной диагностики, являются псевдогаллюцинации, критерии отграничения которых от так называемых «истинных» галлюцинаций приведены в таблице дифференциальной диагностики «истинных» и «ложных» галлюцинаций.

Синдром психического автоматизма (Кандинского-Клерамбо)

Психические автоматизмы — переживание (достигающее степени убежденности) отчуждения собственных психических актов (мыслей, воспоминаний, ощущений и т. д.). Выделяют следующие варианты синдрома психического автоматизма:

  1. идеаторный (ассоциативный),
  2. сенестопатический,
  3. кинестетический (моторный).

Идеаторный (ассоциативный)

При идеаторном психическом автоматизме у больных отмечается переживание «чуждости» («сделанности», «насильственности») их мыслей (воспоминаний, «переживаний»).

«Оттенок «сделанности», чуждости воле больного… имеют, — А. Е. Архангельский (1994), — воспоминания о прошлом и даже сновидения».

Эти явления взаимосвязаны с часто отмечающимися при шизофрении «симптомом открытости» (убежденностью, что мысли и желания больных известны окружающим), симптомом «разматывания воспоминаний», феноменом «эхо мысли» («звучащее» повторение мыслей), ощущением «сделанности» сновидений. То есть при идеаторном психическом автоматизме возникает ощущение искусственности, «навязанности» собственной психической деятельности: в целом «к ассоциативному автоматизму относятся, — А. В. Снежневский (1983), — все виды псевдогаллюцинаций и отчуждение эмоций».

Сенестопатический

При сенестопатическом психическом автоматизме возникает ощущение «насильственности», «вложенности» ощущений со стороны внутренних органов: больные сообщают, что у них «контролируют сердцебиение», «управляют дыханием» и т. п.

Кинестетический

При кинестетическом психическом автоматизме — говорят, что «ходят не своей походкой», «непроизвольно жестикулируют», «улыбаются помимо желания» (то есть у больного возникает ощущение постороннего «управления» его двигательными актами).

К числу разновидностей кинестетического психического автоматизма относятся «речедвигательные» галлюцинации Сегла, которые входят в структуру синдрома Кандинского-Клерамбо и проявляются «отчуждением» от воли больного артикуляции его речи.

Тесно связаны с идеаторными психическими автоматизмами явления феномена транзитивизма: убежденности больных, что «их» переживания («голоса», «видения» и т. д.) испытывают и окружающие лица.

Такая уверенность иногда бывает причиной неожиданного и опасного (для окружающих и самого себя) поведения больного (стремясь «спасти» кого-либо от якобы угрожающей ему опасности, больной причиняет вред «третьим» лицам).

В шуточной форме аналогичные ощущения, возникающие иногда у здоровых людей, отражены в популярной современной песне: «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я».

Для иллюстрации изложенных кратких сведений о параноидном синдроме может быть приведено следующее клиническое наблюдение.

Параноидный синдром: клиническая картина и примеры

Больной Д., 32 года, начальник цеха на заводе, не женат.

Жалобы

Предъявляет жалобы на головные боли, «резкое беспокойство», бессонницу, развивающиеся, когда «снимает каску».

Анамнез

Раннее развитие без особенностей. Успешно закончил школу, ВУЗ, положительно характеризуется на работе.

Клиническая картина

Около года назад стал замечать, что соседка (пожилая женщина из соседней квартиры, с которой больной практически не знаком) «как-то не так», «с какой-то угрозой» смотрит на него. Вскоре у больного появились «непонятные» головные боли, которые беспокоили только дома, а вне квартиры (на работе и пр.) проходили.

«Определил», что интенсивность головной боли зависит от того, как давно (и как часто) встречался с соседкой. Стремился избегать встреч с ней, однако боли сохранялись.

«Поняв», что она «влияет» на него («через стену», «какими-то лучами»), изготовил на работе «шлем от лучей» (по просьбе врача родственники принесли «шлем» в клинику: представляет собой отличное металлическое изделие, напоминающее рыцарский шлем, с узкими прорезями для глаз и «забралом» для рта).

Несколько месяцев находился дома только в шлеме (и днём, и ночью) и чувствовал себя значительно лучше. Затем, однако, «боли» стали беспокоить больного на работе. Решив, что соседка «как-то научилась влиять на расстоянии», пытался «защититься» от них («болей») шлемом, но был направлен на консультацию психиатра.

В клинике состояние больного быстро улучшилось, «боли» не беспокоили, сообщал, что «конечно, всё только казалось», «соседка — обычная пенсионерка, как ей влиять?» и т. д.

В заключительной перед выпиской беседе благодарил врачей за помощь, сообщал, что «все прошло, да и не могло быть».

Однако после просьбы врача оставить «шлем» для музея кафедры, «изменился в лице», стал напряженным, малословным. «Шлем» больному был возвращён.

Данный клинический пример параноидного синдрома приведено для иллюстрации, наряду с наличием типичных параноидных симптомов, возможности формирования так называемого «резидуального» бреда: отсутствия критики к, казалось бы, редуцировавшимся проявлениям заболевания.

А.В. Рустанович

Источник: http://NewVrach.ru/paranoidnyj-sindrom.html

20. Галлюцинаторно-параноидные синдромы

Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского — Клерамбо)

Галлюцинаторно-параноидныесиндромы – синдромы,в клинической картине которых в различныхсоотношениях представлены галлюцинаторныеи бредовые расстройства. При преобладаниигаллюцинаций синдром именуетсягаллюцинаторным, бредовых идей –параноидным. Кроме того, параноидныйсиндром может представлять собойпараноидный этап развития бреда.

Выделяют острый ихронический галлюцинаторно-параноидныйсиндром. Острый вариант синдромахарактеризуется быстрым развитием,быстрой трансформацией в другиепсихопатологические расстройства.

Дляострого галлюцинаторно-параноидногосиндрома характерны острый чувственныйбред, бредовое восприятие окружающего,насыщенный аффект. Острый вариантсиндрома может быть этапом в развитиионейроидного состояния.

Для хроническогогаллюцинаторно-параноидного синдромахарактерно постепенное усложнениесимптоматики.

СиндромКандинского-Клерамбо (синдром психическогоавтоматизма) являетсячастным случаем галлюцинаторно-параноидногосиндрома. Для клинической картины этогосиндрома характерно развитиепсевдогаллюцинаций, бреда воздействияи психических автоматизмов.

Психическиеавтоматизмы могут быть идеаторными,сенсорными и моторными. Суть психическихавтоматизмов заключается в убежденностибольного в «сделанности», «насильственности»своих мыслей, ощущений, действий.

Идеаторные автоматизмы – больнойсчитает, что его мыслями управляют,«делают» их параллельными, «вкладывают»их ему в голову, «читают» их и т.п. В этомсмысле псевдогаллюцинации являютсяидеаторными автоматизмами. Сенсорныеавтоматизмы – больной убежден в«сделанности» чувств («вызывают» боли,зуд, «делают» его безразличным, агрессивными т.п.).

Моторные автоматизмы – больнойубежден в «сделанности» своих движений(«управляют» движениями, «заставляют»что-либо делать и т.п.).

Бред преследованиячасто связан с содержанием псевдогаллюцинаций.По содержанию бредовые идеи чаще носятхарактер идей физического воздействия,преследования, одержимости и др.

В своем развитиисиндром Кандинского-Клерамбо можетпривести к бредовой деперсонализации.В этом случае больной убежден в том, чтоутратил способность к произвольнымпсихомоторным актам (перестал руководитьсвоими мыслями, чувствами, движениями,стал «как автомат», «марионетка» ит.п.).

Галлюцинаторно-параноидныйсиндром встречается при многих психозах,но наиболее часто он проявляется пришизофрении.

21. Ипохондрический синдром, его разновидности. Практическое значение его диагностики

Ипохондрическийсиндром. Эти состояния достаточно широкораспространены не только в психиатрическойклинике, но и в практике врачей другихспециальностей.

Проявляются утрированнойозабоченностью своим здоровьем,соответствующей интерпретацией телесныхощущений, убежденностью в существованиитого или иного заболевания вопрекиразубеждениям и аргументированнымрезультатам медицинских исследований.

В случаях развития ипохондрическогосиндрома больные регулярно посещаютврачей различных специальностей, требуютповторных консультаций и дополнительныхисследований, пишут в различные инстанцииписьма о низкой квалификации врачей иконсультантов, угрожают, а иногда ипроявляют по отношению к ним агрессиюв связи с якобы умышленным нежеланиемих обследовать.

Ипохондрическийсиндром отличается множествомпсихопатологических проявлений.Последние могут носить характернавязчивостей, когда больных одолеваютсомнения, не страдают ли они тем илииным соматическим заболеванием.

И хотяони обычно понимают абсурдность этихпредположений, но избавиться, отнавязчивых мыслей не в состоянии.

Исчезновение мыслей о возможностиразвития у них одного заболеваниянередко сопровождается появлением неменее навязчивого опасения по поводудругого недуга.

Ипохондрическиерасстройства иногда возникают в структуредепрессии. На фоне сниженного настроенияи различных неприятных соматическихощущений у пациентов формируетсяубежденность в том, что они страдаюттяжелым, неизлечимым заболеванием. Этослужит поводом для неустанных инастойчивых обращений к врачам разныхспециальностей.

Подозрение на развитиеу пациента психического расстройстваможет возникнуть у врачей общего профилявесьма поздно, часто после многолетнихобследований, когда не удается выявитькаких-либо признаков соматическогозаболевания, а контраст между жалобамии объективными результатами исследованийстановится особенно явным.

Почти всегдаобнаруживается корреляция междуинтенсивностью ипохондрическихрасстройств и выраженностью депрессии.

Описываемыерасстройства нередко являются фабулойпаранойяльного синдрома. В этих случаяхпациенты высказывают твердую убежденностьв наличии у них некоего заболевания,приводят «обоснованную» системудоказательств того, что они страдаюттем или иным тяжелым и неизлечимымнедугом.

Они упорно требуют признанияболезни специалистами, настаивают напроведении разнообразных исследованийдля подтверждения диагноза, нередкообнаруживая известную осведомленностьо клинической картине и лабораторнойдиагностике предполагаемой болезни.

Отказ от дальнейшего обследования онивоспринимают как нежелание врачей (дажеумышленное) разобраться в заболевании,принять необходимые меры.

«Вредительство»врачей дает повод для обращения вразличные инстанции с требованиемнаказания специалистов, не пожелавшихоказать помощь больному или умышленнопричинивших ему вред.

Ипохондрия можетбыть основным содержаниемгаллюцинаторно-параноидного синдрома(синдрома Кандинского—Клерамбо). Упациента возникает убеждение, что таили иная болезнь развилась в результатевоздействия на его организм гипнозом,электрическим током, атомной энергиейи т.д.

Нередко ипохондрический бредпроявляется убежденностью в том, чтоорганизм разрушается вирусами, микробами,насекомыми, введенными тем или инымметодом преследователями (бредодержимости). Бред может подвергатьсяфантастическому преобразованию.

Больныеутверждают, что у них отсутствуютвнутренние органы: сердце, легкие,желудок или же они подверглись необратимойдеструкции.

Нередко дело доходит доидей отрицания физического Я(ипохондрический нигилистический бред,иногда достигающий степени громадности— ипохондрический вариант синдромаКотара).

Источник: https://studfile.net/preview/2907640/page:10/

Синдром Кандинского-Клерамбо: причины, симптомы, диагностика, лечение

Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского — Клерамбо)

Синдром Кандинского-Клерамбо — серьезное заболевание психики, характеризующееся патологическими изменениями в эмоциональной и сенсорной сфере, нарушениями двигательных и мыслительных процессов. Острые навязчивые состояния составляют основу данного синдрома.

Больные думает, что на их сознание воздействуют посторонние силы самыми разнообразными способами: с помощью гипноза, порчи, сглаза, инопланетных вмешательств. Подобное воздействие приносит больному вред.

В крайне редких случаях оно направлено на перевоспитание, укрепление воли, подготовку к будущему.

Впервые симптоматику синдрома Кандинского-Клерамбо описал русский психиатр В.Кандинский. Спустя 40 лет в психиатрии появилась более подробная информация о патологии. Психиатр из Франции М. Клерамбо, страдавший шизофренией, рассказал о своих симптомах.

Патология проявляется бредом, галлюцинациями, отчужденностью, «сделанностью» движений, неестественным поведением и странными поступками. Больные уверены, что на их тело и разум постоянно воздействуют посторонние люди.

Они управляют мыслями и поступками, вынуждая полностью подчиняться.

Лица с синдромом Кандинского-Клерамбо утрачивают собственное «Я», становятся беспомощными, теряют над собой контроль, перестают выполнять повседневные дела и элементарные обязанности.

Виды психических автоматизмов:

  • Ассоциативный или идеаторный вид проявляется бесконечным потоком мыслей, их наплывом, похищением, «чтением» мыслей посторонними людьми. В основе данного типа автоматизма лежит невербальное общение с несуществующими личностями, чаще с обидчиками. Больные считают, что их идеи крадут, а чужие мысли навязывают. Окружающие люди, по их мнению, знают, о чем они думают.
  • Сенестопатический или сенсорный вид проявляется «сделанным настроением», беспричинной радостью, злобой, печалью, страхом, восторгом. У больных возникают внутри неприятные, тягостные или болезненные чувства: давление, распирание, натяжение, жжение, пульсация, охлаждение. Половое возбуждение, извращенный аппетит, обоняние и вкус, нарушение дефекации — основные проявления сенсорного автоматизма.
  • Двигательный вид проявляется психомоторными галлюцинациями. Больных не покидает уверенность в постоянном внешнем воздействии на их движения и поступки. Их жесты и мимика становятся ненужными и непроизвольными, часто возникает ступор. Все движения от поворота головы до подъема руки подчиняются чужой воле. Прерывистая речь обусловлена определенными трудностями с открытием рта и движениями языка. Даже моргание глаз доставляет больным много проблем.

Синдром Кандинского—Клерамбо может возникнуть в любом возрасте. У детей по вечерам появляются зрительные галлюцинации и нескончаемый поток мыслей. У юношей патология проявляется всеми тремя компонентами.

В учебниках по психиатрии особое внимание обращено на идеаторный компонент, который является преобладающим. У взрослых лиц возникают все компоненты автоматизма с полным набором характеризующих их симптомов.

Этиология

Синдром психического автоматизма — проявление целого ряда заболеваний:

  1. шизофрения,
  2. психозы различного происхождения,
  3. эпилепсия,
  4. острая инфекция и интоксикация,
  5. отравление амфетаминами, метамфетаминами, кокаином и прочими психостимуляторами,
  6. наркомания,
  7. травмы головы,
  8. новообразования в головном мозге,
  9. нарушение мозгового кровообращения,
  10. алкоголизм,
  11. болезнь Вильсона,
  12. длительное переутомление или хронический стресс.

Под воздействием негативных факторов на психику включаются защитные механизмы, проявляющиеся в виде автоматизмов. Чаще всего развивается сенсорный автоматизм. Для оправдания травмирующего события больной трактует их как результат внешнего воздействия. У больных возникает бред, галлюцинации и прочие признаки.

Лечение

Лечение больных с синдромом Кандинского-Клерамбо комплексное. Оно заключается в проведении медикаментозной терапии, психотерапии, восстановительных мероприятий. Если синдром возникает при шизофрении или психозах, больных госпитализируют в психоневрологию.

Психотропные препараты:

  1. Нейролептики, тормозящие нервные процессы в ЦНС – «Аминазин», «Сонапакс», «Лепонекс».
  2. Антидепрессанты, способствующие выработке веществ, улучшающих настроение – «Амитриптилин», «Прозак», «Имипрамин».
  3. Транквилизаторы, купирующие тревогу, страх, беспокойство и астению, а также нормализующие сон – «Феназепам», «Клозепид», «Амизил».
  4. Успокоительные препараты растительного происхождения – «Новопассит», «Персен», «Седасен».

Кроме лекарственной терапии больным рекомендуют психотерапию. Кахексичным больным назначают пивные дрожжи, препараты железа, витамины и прочие общеукрепляющие средства. Регулярное посещение психотерапевта сочетают с занятиями ЛФК и строгим соблюдением диеты, ограничивающей медьсодержащие продукты.

Длительные пешие прогулки и плавание рекомендованы всем больным. Утренняя зарядка, закаливающие процедуры, борьба с вредными привычками помогают отсрочить или предотвратить рецидив патологии.

Спокойная обстановка в семье, внимание родственников и поддержка друзей необходимы пациентам с параноидный синдромом Кандинского-Клерамбо.

Народное лечение:

  • Настойка корня пиона обладает выраженным успокоительным действием на организм больного.
  • Отвар чабреца, хмеля, душицы и мяты снимает нервное напряжение и спасает от бессонницы.
  • Резеду душистую настаивают на растительном масле и втирают в виски.
  • Настой из листьев ежевики и шишек хмеля укрепляет нервную систему.
  • Белена, дурман и красавка положительно влияют на психоэмоциональное состояние человека.

Синдром Кандинского-Клерамбо – сложное и тяжелое заболевание.

Своевременная диагностика и адекватное лечение острой формы патологии позволяют больным полностью восстановиться и делают прогноз заболевания благоприятным.

В таких случаях болезнь претерпевает обратное развитие и заканчивается выздоровлением. Хроническая форма склонна к длительному прогрессированию, осложнению клинической картины и деградации личности.

: о синдроме Кандинского-Клерамбо

Источник: https://sindrom.info/kandinskogo-klerambo/

Book for ucheba
Добавить комментарий