Глава 1. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX В.

Развитие физиологии нервной системы и органов чувств в XIX веке

Глава 1. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX В.

Рационализм полагал эталоном научного познания математику и естествознание, т.к. знания, получаемые методами этих наук, отвечали критериям объективности, всеобщности и необходимости.

В начале XIX века рост психологического знания стимулировало развитие физиологии. Среди основателей естественно-научных корней психологии – Гален, Авиценна, Декарт, Гартли и др.

Однако XIX век стал революций в отношении утверждения естественно-научной основы познания.

Модель рефлекса Декарта получил развитие в учении чешского врача и психофизиолога Прохазки. Но в отличие от Декарта основание было биологическим, а не физическим. Он попытался представить работу целостного организма как основанную на рефлекторном принципе.

Его понятие о нервной силе выражает единый принцип объяснения всех явлений, производимых нервной системой – как мышечных, так и психических. Нервная сила, подобно ньютоновской силе тяготения, носит всеобщий характер. Она – «энергетическое начало» (каковым у древних были «животные духи» и др.).

Итак, в основе поведения организма лежит нервная сила.

Рефлекс, согласно его учению, вызывается не любым внешним раздражителем, а только тем, который превращается в чувствование. Оно повсеместно и имеет значение «компаса жизни».

Основная идея – это неразрывная связь организма с внешней природой – была продолжена этим ученым. В качестве ее основания и зависимости у него выступает закон самосохранения живого тела, который выполняется только при условии осуществления избирательных реакций на воздействия внешней среды.

Эти реакции предполагают способность различать свойство внешнего мира и оценивать их по отношению к потребностям организма. Эта способность и есть психическое. Т.о.

, учение о рефлекторной природе было видоизменено, и самое главное дополнение: о детерминирующем влиянии чувствования, которое утверждало активное участие психики в регуляции поведения.

Однако данная концепция оказалась узка, чтобы стать теоретической опорой естественно-научному направлению. Во времена Прохазки еще не существовало конкретных методик исследования рефлекторных актов.

Прогрессом стало экспериментальное изучение анатомической структуры этих актов. В физиологии нервной системы воцарилось «анатомическое начало».

В то время, как Прохазка будучи сам анатомом, считал что анатомия бессильна раскрыть механизм рефлекса.

Это было сделано английским анатомом, неврологом Чарльзом Беллом. Его новая анатомия мозга строилась на гипотезе о том, что раздельности нервных элементов соответствует раздельность функций.

Экспериментально, он доказал, что только при раздражении передних корешков спинномозговых нервов наблюдается мышечное сокращение. Однако, Белл описал это в своем трактате, который распространил в слишком узких кругах.

Известно о нем стало тогда, когда к аналогичным выводам пришел французский физиолог Мажанди.Эта модель была названа законом Белла-Мажанди.

Позже Беллом была сформулирована идея обратной связи как основы саморегуляции организма: рефлекторно вызываемая реакция мышц не обрывается на этом эффекте, а дальше передается информация о том, что произошло с мышцей обратно в нервные центры (головной мозг). Благодаря этой деятельности выстраивается чувственный образ воспринимаемого субъектом внешнего пространства и тех объектов, которые в нем расположены.

Белл экспериментально доказал, что психический образ зависит от объективного анатомо-физиологического устройства: сенсорные эффекты неотделимы от двигательной активности.

Изучая органы чувств и их нервные окончания, Белл выявил, что какими бы стимулами на эти нервы ни воздействовали результат будет один и тот же.

Например, любое раздражение зрительного нерва вызывает у субъекта ощущение вспышек света.

Продолжил это его учение немецкий физиолог Мюллер, который сформулировал закон специфической энергии органов чувств: никакой другой энергией, кроме известной физике, нервная ткань не обладает.

Однако, игнорирование зависимости чувственных образов от объективных свойств внешнего мира привело к ошибочным представлениямо том, что все производно только от физических свойств нервной системы (физиологический идеализм).

Кроме того, со временем была поставлена под сомнение его версия об эквивалентности внутренних и внешних раздражителей (эффекты могут и должны быть разными по отчетливости, полноте и т.п.).

Учение впоследствии было развито английским врачом Ч.Холлом,который показал дуалистическое представление о нервной деятельности в четкой анатомической схеме.

Организм рассекался на две части, одна из которых считалась работающей только под воздействием внешней стимуляции, другая ставилась в зависимость от спонтанных психических сил. Одна локализовалась в спинном мозге, другая – в головном.

Получалось, что организм рассекался на две половины, управляемые различными законами.

В науке все больше утверждается мысль, что по законам рефлекса работают центры не только спинного, но и головного мозга.

Однако, механизм работы высших нервных при переходе чувственных впечатлений в движение мышц, не имело под собой никаких экспериментальных оснований.

Профессор практической медицины Томас Лейкок поднял вопрос о необходимости распространения принципа рефлекса на деятельность головного мозга.

Исследования австрийского врача и анатома Франца Галя подтвердили зависимость психики от анатомии центральной нервной системы. Его френология – учение о связи психических особенностей человека или животного с наружной формой черепа – была очень популярна в то время.

Он создал своеобразную карту головного мозга, согласно которой различные способности размещены в определенных участках мозга. Именно это, по его мнению, влияет на форму черепа человека.

По ощупыванию черепа, согласно Галлю, можно по «шишкам» определить насколько развиты у человека ум, память и др.

Френология Галля, несмотря на ее определенную несостоятельность в дальнейшей науке, отражала попытку дифференцированного подхода к пониманию мозга.

Так, он впервые отличил серое вещество от белого, которое состоит из проводящих волокон, связывающих отдельные участки коры между собой.

Кроме того, это учение вызвало экспериментальный интерес к изучению размещения (локализации) психических функций в головном мозгу.

Критикуя его, французский врач и физиолог Пьер Флуранс – основатель экспериментальной физиологии мозга – разрушая полушария у птиц, доказал, что через некоторое время у птиц восстанавливается поведение. Т.о., он представлял головной мозг как целостный орган основных психических функций.

Предложенный научный эксперимент, вместо умозрительных заключений – это был скачок вперед. Однако эксперименты были еще очень ограничены, чтобы делать глобальные выводы. Поэтому обобщения Флуранса были широкими.

Конкретизироваться идея локализация начала в наблюдениях врачей за нарушениями у больных с локальным поражением мозга.

Так французский врач Жан Буйо экспериментально выявил, что потеря моторной функции речи связана с повреждениями в передних отделах мозга.

Русский анатом Владимир Бец открыл связь затылочной коры мозга с функцией зрения, височной – с функцией слуха. Герман Мунк – передних областей мозга с вниманием и интеллектуальными функциями и др.

Немецкий физиолог Эдуард Пфлюгер,проводя опыты на позвоночных, доказал, что сенсорные функции свойственны как головному мозгу, так и спинному. Тем самым он опроверг концепцию Холла, согласно которой рефлекторная деятельность апсихична.

Его опыты подвели к выводу, что фундаментальное предназначение психики – реагирование на то, что происходит в окружающей среде (психическое как регулятор поведения организма). Т.о., у чувствования психологическая, а не физиологическая природа.

И это ставит под сомнение предыдущие положения, что психика и сознание – это одно и тоже.

Немецкий естествоиспытатель Герман Гельмгольцвыдвинул положение, что живой организм представляет физико-химическую среду, живущую по закону сохранения энергии. Он изобрел кимограф – прибор для определения скорости мышечных реакций. Он измерил скорость распространения возбуждения в нервном волокне. Изобрел офтальмоскоп – прибор, с помощью которого исследуется глазное дно.

Он показал роль мышечных движений и ощущений в формировании пространственного образа.

Данные исследования поставили проблему о соотношении психологического и физиологического. Формирование двух концепций – теории параллелизма и теории взаимодействия повлияли на появление двух

новых научных направления психофизика и психометрия.

Психофизика –раздел общей психологии, объясняющий многообразие наблюдаемых форм поведения и психических состояний различиями вызывающих их физических ситуаций. Выделяет два круга основных проблем: измерение порога ощущений и построение психофизических шкал.

На сегодня наиболее развиты психофизические исследования сенсорных процессов. Создатель данного направления – Густав Фехнер . Именно он активно стал внедрять в психологию число, эксперимент и меру.

Он считал, что таблица логарифов применима к явлениям душевной жизни, поведению субъекта, когда ему приходится определять едва заметные различия между внешними объективными влияниями.

В своей работе «Элементы психофизики» Фехнер сформулировал основную задачу психофизики: разработать точную теорию соотношения между психическим и физическим, между душой и телом.

Он разделял психофизику на внутреннюю (соотношение тело и душа, психическое и психофизиологическое) и внешнюю (соотношение психическое и физическое). Внешнюю он возводил в ранг науки, основная цель которой – измерение ощущений. Он создал экспериментальные методы и сформулировал психофизический закон.

Последний выражался в принципе всеобщей одущевленности природы: психическое разлито по всей вселенной, а все космические в ней объекты являются обратной стороной духа.

Психическое и физическое рассматривалось Фехнером как два параллельных явления, имеющих между собой лишь функциональное соответствие. И его новая наука с помощью математики и эксперимента была призвана доказать это.

Итак, психофизика должна заниматься экспериментально-математическим изучением различных психических процессов в их отношении к физическим факторам.

Однако отмечал, что необходимо изучать их в отношении к анатомо-физиологическим основаниям (внутреннюю психофизика).

Особую роль в состоятельности теории Фехнера сыграли опыты Эрнеста Веберапо изучению осязания и порогов чувствительности.В них было показана определенная зависимость между раздражением и ощущением.

Основной вопрос, на который он своими опытами искал ответ: насколько следует изменить силу раздражения, чтобы субъект уловил едва заметное различие в ощущении. Он вывел закон различительной чувствительности: существует корреляцию между физическими силами и сенсорными реакциями.

Он обнаружил, что добавочный раздражитель должен находиться в постоянном для каждой модальности отношении к уже воздействующему раздражителю, чтобы возникло едва заметное различение. Например, в кожных ощущениях он различал три разновидности: давления (прикосновения), температурные и локализации.

Экспериментально установил, что кожа обладает разной чувствительностью в зависимости от локализации прикосновения.

Заслугой Фехнера являлось математическое преображение закона Вебера. Он вывел уравнение – психофизическая измерительная формула – которая на сегодняшний день известна как закон Вебера-Фехнера. Суть: интенсивность ощущений возрастает пропорционально логарифму внешнего раздражителя.

Данный закон противопоставляется другому – закону Стивенса, в котором выделенная зависимость носит не логарифмический характер, а степенной (результаты обнаруживают весьма сильную индивидуальную изменчивость).

Как видно, вопрос о несовсем пригодной формулировке Фехнера начал ставится под сомнение, причем еще при жизни ученого.

Против его формулы выступал Жозеф Дебельф.Логарифмический закон Фехнера у него вызывал недоумения в связи с наличием подпороговых «отрицательных ощущений».

Другая критика касалась непосредственно математических раскладов Фехнера и его методов. Он и сам достаточно критично относился к своей математической попытке обосновать теорию.

Однако, в одном он был уверен, что фундамент он своими идеями заложил прочный, и что способ постройки можно со временем усовершенствовать.

В своих опытах Фехнер использовал три основных метода:

1. Метод минимальных измерений: испытуемый должен был удаляться от двух протянутых параллельно нитей на такое расстояние, при котором эти нити начинают восприниматься как одна. Им пользовались и до Фехнера. Но именно он ему дал название и усовершенствовал.

Минусом данного метода была зависимость ( как у одного испытуемого, так и у разных) от различных неконтролируемых внешних и внутренних факторов. Это он пытается устранить в своих последующих созданных методах — методе средних ошибок и методе ложных и верных случаев.

Отсюда обращение к кривой нормального распределения Гаусса,которая позволяет определить среднюю ошибку или среднюю величину, вокруг которой колеблются единичные пороговые значения.

Для метода верных и ложных случаев характерно предъявление двух раздражителей, разница по интенсивности между которыми малозаметна. От испытуемого требовалось установить их различие. Первый, второй и третий замеры различные могут быть даже на субъективном уровне. Мерой разностной чувствительности я является отношение верных и ложных случаев к общему числу замеров.

В основном, математический аппарат в своей основной канве сохранился до наших дней. Модификациям он подвергался во все времена, но так и остался в основе экспериментальной психологии.

Кроме этого, в научном наследии Фехнера имеется учение о порогах. Само понятие порога он заимствовал у Гербарта, который под ними понимал границу перехода слабых и смутных представлений в ясные и осознанные. Фехнер понятие порога применил только к ощущениям: «порог сознания» был заменен на «порог ощущений». Ввел понятие «экстенсивных порогов», т.е.

временных и пространственных порогов. Экспериментально Вебер установил, что при действии двух раздражителей на кожу они различаются как разные в том случае, если стоят друг от друга на расстоянии. В зависимости от различных участков кожи расстояние тоже имеет разную величину.

Следовательно, кожа обладает разной чувствительностью к локализации прикосновения.

Голландский психофизиолог Франс Дондерс экспериментально изучая скорость протекания психических процессов, делал это следующим образом: испытуемому давал задания, требовавшие возможно более быстрой реакции на один из нескольких раздражителей, выбора различных ответов на разные раздражители.

Вычислив временной интервал психического звена реакции, оставалось неустановленным время протекания конкретных психических актов. Позже, усложняя простую реакцию, путем введения в нее дополнительных компонентов – акта различения и акта выбора, ему это удалось.

Испытуемый необходимо было нажимать правый или левый ключ панели соответственно тому, на какую сторону тела подавался раздражитель. Только в одном случае испытуемый предупреждался заведомо о том, на какую сторону будет подан сигнал, а в другом – нет.

Было доказано, что в ситуации различения и выбора нужной стороны реагирования, время реакции возрастало.

Однако, измерить различение и выбор ему по-прежнему не удавалось. В дальнейшем он провел опыты, где испытуемому предлагалось реагировать только на какой-либо один раздражитель. Это так называемая В-реакция включала в себя одновременно два акта (процесса) — и различения, и выбора.

Реакция, связанная только с актом выбора, была названа С-реакцией. Величину прироста он определял следующим образом: Разностью В-реакции и А-реакции определялось время, необходимое на акты различения и выбора. Разность С-реакции и А-реакции показывала время, требуемое на процесс различения.

Время, затрачиваемое на акт выбора подсчитывалось путем вычитания времени акта различения из общего времени.

Хотя сам исследователь считал свои исследования физиологическими, они способствовали оформлению нового раздела экспериментальной психологии психометрии.

Психометрия –как новая область психологического познания — первоначально означала измерение временных характеристик психических процессов; а в настоящее время – изучает круг вопросов, связанных с измерением в психологии.

Вот на сегодня основные понятия психометрии: анкета, тесты, тесты достижений, статистические методы, валидность, кластерный анализ, корреляционный анализ, надежность методики, промежуточные переменные, факторный анализ, шкала (шкала шкала установок) и др.

К достижениям психометрии XIX века следует отнести:

— введение австрийским физиологом Зигмундом Экснеромтермина «время реакции». Он измерял простейшие психические реакции как отдельные: слуховые, зрительные и кожные. Он пытался вводить разные переменные в свои исследования: возраст испытуемых, модальность и интенсивность раздражителей, утомление, алкоголь и др. Т.о., включены были индивидуальные различия.

Основной вывод его экспериментальных исследований: наибольшее время в длительности психофизиологических процессов наблюдается на уровне высших отделов ЦНС. В периферических частях скорость протекания нервных процессов подвержена меньшим изменениям.

— закон сохранения энергии Гельмгольца.Он измерил скорость протекания физиологического процесса в нервном волокне. Ранее считалось, что это просто невозможно.

Он это сделал с помощью кинографа (реакцию записывается на вращающемся барабане).

Раздражая участки нерва, отстоящего от мышцы на различном расстоянии, он определял скорость распространения импульса и установил, что она является относительно небольшой.

Занимаясь изучением чувств, Гельмгольц принял за объяснительный принцип не энергетическое (молекулярное), а анатомическое начало. Именно на последнее он опирался в своей концепции цветного зрения. Гельмгольц исходил из гипотезы о том, что имеется три нервных волокна, возбуждение которых волнами различной длины создает ощущение основных цветов: красного, зеленого и фиолетового.

Такой способ объяснения оказался непригодным, когда Гельмгольц от ощущений перешел к анализу восприятия целостных объектов в окружающем пространстве. Это побудило его ввести два новых фактора: а) движения глазных мышц; б) подчиненность этих движений особым правилам, подобным тем, по которым строятся логические умозаключения.

Поскольку эти правила действуют независимо от сознания, Гельмгольц назвал их «бессознательными умозаключениями». Таким образом, экспериментальная работа столкнула Гельмгольца с необходимостью ввести новые причинные факторы. До того он относил к ним либо превращения физической энергии, либо зависимость ощущения от устройства органа.

Теперь к этим двум причинным «сеткам», которыми наука улавливает жизненные процессы, присоединялась третья. Источником психического (зрительного) образа выступал внешний объект, в возможно более отчетливом видении которого состояла решаемая глазом задача. Выходило, что причина психического эффекта скрыта не в устройстве организма, а вне его.

В опытах Гельмгольца между глазом и объектом ставились призмы, искажавшие восприятие объекта. Однако организм посредством различных приспособительных движений мышц стремился восстановить адекватный образ этого объекта. Получалось, что движения мышц выполняют не чисто механическую, а познавательную (даже логическую) работу.

В зоне научного анализа появились феномены, свидетельствовавшие об особой форме причинности: не физической, не физиолога-анатомической, а психической. Опыты, показавшие, что образ в сознании порождается независимым от сознания механизмом, должны были привести к разделению психики и сознания.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/4_17010_razvitie-fiziologii-nervnoy-sistemi-i-organov-chuvstv-v-XIX-veke.html

Развитие физиологии нервной системы и органов чувств в 19 веке

Глава 1. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX В.

Во второй половине 19 века создаются объективные условия для выделения психологии в самостоятельную науку. По словам С. Л. Рубинштейна, решающую роль в становлении психологии как самостоятельной науки сыграло внедрение эксперимента. Эксперимент был заимствован психологией из естествознания, прежде всего из физиологии органов чувств и нервной системы.

В разных областях исследователи описывали психологические факты:

— физик Э. Мах в книге «Анализ ощущений» (1886), «Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования»

— химик В. Освальд

— профессор патологической анатомии, врач-невропатолог Н.Н. Ланге и др. рассматривали психологические факты, которые не являлись предметом этих наук.

Возникла объективная необходимость в выделении психологических знаний из этих областей в самостоятельную науку.

Решающее влияние естествознания на этот процесс выразилось в 3-х направлениях:

1. психология заимствовала из естествознания методы исследования и, прежде всего эксперимент.

2. Внутри естествознания были накоплены собственно психологические факты и некоторые частные психологические теории. Это теория ощущений ( И. Мюллер, Г. Гельмгольц), теория цветового зрения (Г. Гельмгольц, Э. Геринг), резонансная теория слуха Г. Гельмгольца, теория восприятия (Г. Герц) и некоторые другие.

В связи с развитием знаний о мозге были получены новые факты, освещающие проблему физического и психологического.

3. Эволюционные идеи (Г. Спенсера) и теория эволюции Ч. Дарвина способствовали изменению понимания психики и задач психологии.

Сформулированный Геккелем биогенетический закон (1869) явился источником новых теорий развития психики в онтогенезе.

Под влиянием эволюционных идей возникли 3 новые самостоятельные области исследования: зоопсихология, детская психология, психология малокультурных народов (Дж. Леббок, Э. Тейлор, Л. Морган).

Иоганнес Мюллер (1801-1858)

Основатель новейшей физиологии. Создатель теории «Специфической энергии органов чувств»

1) По Мюллеру, нервы — это посредники между воспринимаемыми объектами и умом и, т.о. они навязывают уму свои собственные характеристики.

Ощущения в воспринимающем органе складываются благодаря нервам и качестве результата от действия внешних объектов дают знания некоторых качеств не этих объектов, а самих нервов. Т.е. непосредственными объектами восприятия наших чувств являются состояния, вызываемые в нервах и чувствуемых как ощущение либо самого нерва, либо воспринимающего органа.

2) По Мюллеру, имеется 5 видов нервов и соответствующих органов чувств, и каждый из них имеет своё специфическое качество или свою специфическую энергию, которую навязывает уму.

3) Одна и та же причина вызывает в различных органах чувств разные ощущения и наоборот. Качество ощущений зависит от природы нерва, на который воздествуют. Например, световая волна, электрическое воздействие, механическое воздействие на глаз вызывают вспышку света (парадокс Мюллера).

Внешнее воздействие высвобождает эту энергию, которая как бы дремлет в органе чувств.

Возникает вопрос: как же мы можем быть уверены в том, что воспринимаем объекты, а не состояния наших нервов? По Мюллеру, нервы имеют определённое соотношение с внешними объектами.

Например, глаз воспринимает цвет, а не давление. Он может воспринимать и давление, но он воспримет его как свет. = Поэтому мы воспринимает действительно объект.

В случае действия неадекватного стимула, мы имеем иллюзию.

Эрнст Генрих Вебер (1795-1878)

Родился в немецком городе Виттенгерг, в семье профессора теологии. В 1815 году он получил докторскую степень в Лейпцигском университете, в котором с 1817 по 1871 год изучал анатомию и физиологию. Главным предметом его научных интересов стала физиология чувств. Именно в этой области научных исследований он сделал самые выдающиеся открытия.

До Вебера изучение органов чувств ограничивалось исключительно зрением и слухом, он начал изучать чувствительность мышечных и кожных покровов Особенно важным явился его перенос в психологию экспериментальных методов физиологии.

Различал в ощущениях три рода ощущений:

— давление или прикосновение;

— температурные;

— локализации.

Для изучения последнего он изобрёл прибор — эстезиометр, или циркуль Вебера — и с его помощью проводил экспериментальные исследования осязания.

Он установил экспериментально, что при действии двух раздражителей на кожу они различаются (ощущаются) как разные в том случае, если находятся друг от друга на определённом расстоянии, причём это расстояние различно для разных участков кожи, т.е. кожа обладает разной чувствительностью к локализации прикосновения.

.Человек ощущает не абсолютные, а относительные различия между физическими стимулами одной модальности.

Закон Бугера-Вебера: отношение изменения интенсивности физического стимула, которое регистрируется субъектом как едва заметное изменение интенсивности ощущения, к исходной интенсивности физического стимула есть величина постоянная.

Закон Вебера-Фехнера: если интенсивность физического раздражителя увеличивается в геометрической прогрессии, то интенсивность ощущения растёт в арифметической прогрессии (интенсивность ощущений растёт пропорционально логарифму интенсивности физического раздражителя).

. Отношения между стимулами и ощущением устанавливаются вслед за тем, как субъект фиксирует едва заметное различие в возрастании интенсивности физической стимуляции.

. Едва заметное отличие выступает в качестве условной единицы измерения.

Герман фон Гельмгольц (1821-1894)

Гельмгольц, физик и физиолог, плодовитый исследователь, был одним из величайших учёных 19 столетия. Он являлся учеником Мюллера, а также создателем физиологии зрения, слуха и части кожных ощущений. Эти его теории претерпели незначительные изменения с середины 19 века до сегодняшнего дня.

Гельмгольц родился в Потсдаме, в Германии, где его отец преподавал в гимназии. По причине слабого здоровья, в детстве Г-ц получил домашнее образование.

В возрасте 17 лет он поступил в Берлинский медицинский институт, где плату за обучение не брали с тех студентов, ко соглашался по окончании учёбы служить армейскими хирургами.

Г-ц прослужил семь лет , в течение которых он продолжал заниматься математикой и физикой и опубликовал несколько статей. Он написал работу, в которой вывел математическое уравнение закона сохранения энергии.

Уволившись из армии, Г-ц получил место адъюнкт-профессора на кафедре физиологии в университете Кенигсберга. Следующие 30 лет он занимал академические должности на кафедрах физиологии в университетах Бонна и Гейдельберга и физики — в Берлине.

Г-ц успешно работал в самых различных областях. В ходе исследований по физиологической оптике он изобрёл офтальмоскоп — устройство для исследования сетчатки глаза.

Он писал статьи по таким разнообразным темам, как остаточное изображение, неспособность различать цвета, перемещение хрусталика глаза, размер в арабско-персидской музыке, образование ледников, геометрические аксиомы, лечение сенной лихорадки.

Осенью 1893 года, возвращаясь из поездки по США, Г-ц серьёзно пострадал в результате падения на борту судна. Меньше, чем через год с ним случился удар, сделавший его полубезумным.

Его жена писала: «Мысли его беспорядочно путались.

Жизнь реальная и сон, время и пространство — всё в его голове было туманно…Словно душа его была далеко-далеко, в каком-то прекрасном идеальном мире, где царили только наука и вечные законы».

Теория бессознательных умозаключений в процессах восприятия.

Он предположил, что такие парадоксы, как перевёрнутый образ, уменьшенный, мозаичный образ внутри глаза устраняются бессознательными умозаключениями, т.е. воспринимаемые образы предметов и явлений возникают на основе бессознательных умозаключений, которые:

1) выполняются по отношению к сенсорным данным и организуют их в образы;

2) действуют принудительно, от них нельзя избавиться при помощи мышления; они возникают бессознательно и не управляются сознанием;

3) они формируются в опыте путём многократного повторения.

Резонансная теория слуха.

1) каждое поперечное волокно на основной перепонке в кортиевом органе настроено на определённую частоту колебаний;

2) на звуковые колебания определённый частоты резонирует определённая группа волокон, которые возбуждают определённые группы слуховых рецепторов.

Теория трёхцветного зрительного восприятия.

1) цветовое восприятие опирается на три основных типа рецепторов:

— красноощущающий

— зелёноощущающий

— фиолетовогоощущающий

2) возбуждение 3-х типов рецепторов электромагнитными волнами различной частоты, интенсивности и в различных пропорциях по отношению друг к другу дают все известные ощущения хроматических цветов.

Источник: https://studopedia.net/3_18564_razvitie-fiziologii-nervnoy-sistemi-i-organov-chuvstv-v--veke.html

А. Развитие физиологии нервной системы и органов чувств в XIX веке

Глава 1. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX В.

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

Во второй половине XIXв. складывались объективные предпосылки для выделения психологии в самост. отрасль научного знания. Решающую роль в становлении психологии играл эксперимент.

Он был заимствован из естествознания, из физиол. НС и органов чувств. Бурное развитие естествознания, успехи в объяснении явлений окруж. действительности, возникновение психофизики и психометрии являлись важнейшими предпосылками преобразования психологии в самост.

науку и её развития по образцу естественных наук.

Английский ученый Чарлз Белл установил различия между передними и задними корешками спинномозговых нервов по функциям: передние содержат моторные нервы с двигательными функциями, а задние с чувствительными.

Заложена анатомическая основа рефлекторной дуги: сначала возбуждение идет по чувствительному нерву, затем перераспределяется в нервном центре, затем по эфферентным нервам поступает к мышцам. Открытие показало, что спинной мозг работает по принципу рефлекторной дуги.

Одновременно с Беллом это открытие было сделано франц.ученым Можанди (закон Белла- Можанди).

Белл впервые открыл нервы, кот. идут от мышцы в мозг и сигнализируют ему о проделанной мышцей работе. Выдвигается идея нервного круга (кольца) – раздражение поступает в мозг, затем к мышце, затем в мозг. Была сформулированна идея обратной связи как основы саморегуляции поведения организма.

Работу этой модели Белл продемонстрировал на основе данных о работе глазных мышц. Он утверждал, что пространственный образ вещи складывается благодаря непроизвольной деятельности глазных мышц. Тем самым доказывалась зависимость субъективного образа от нервно-мышечного организма, работающего по принципу рефлекса.

Выдвинутая Беллом идея о нервном кольце была замечательной догадкой о рефлекторной природе чувственного познания. Она впервые вводила идею о связи сенсорных и мышечных процессов, и о влиянии двигательного акта на построение чувственного образа.

Белл выступил с критикой установки на то, чтобы искать основу ощущений только в микроанатомической структуре рецептора. Способность ощущать зависимость не только от кол-ва нервных окончаний, способность ощущать – результат соединения чувствительности и движения.

Открытия Белла расширяли представления о деятельности НС и позволяли понять нервный механизм поведения.

Иоганнес Мюллер – нем.ученый, в Берлинском университете создал крупнейшую научную школу по изучению физиологических проблем, в том числе физиологии органов чувств.

Существует 5 видов нервов и соответствующих им органов чувств. Каждому органу чувств свойственна специфическая энергия, которая навязывается уму.

Если воздействовать на различные органы чувств одним раздражителем, то в органах чувств возникают различные ощущения.

Если воздействовать на зрительный нерв разными раздражителями, то зрительный нерв не порождает у субъекта ничего кроме вспышек света.

Объединяя эти данные, Мюллер приходит к выводу о том, что качество ощущения зависит от природы нерва, на который воздействует раздражитель. Ощущение возникает под влиянием внешнего материального воздействия, но при этом ощущение не воспроизводит никаких свойств раздражителя.

Мюллер утверждал, что модальность ощущений обусловлена тем, что каждый орган чувств обладает специфической энергией, она высвобождается в органе чувств при воздействии на него раздражителя. Модальность ощущений заложена а самой нервной ткани и не отражает независимых от нервной ткани образов внешнего мира. Все многообразие ощущений обеспечивается физическими свойствами НС.

Ощущение не воспроизводит ничего кроме свойств самой НС – физиологический идеализм. Это было опровергнуто исследованиями физиологов

В целом выводы Мюллера укрепляют научное представление о психике, т.к. они подчеркивали зависимость ощущений от материальных факторов, от внешнего раздражителя и свойств НС.

Австрийский анатом Франц Галль утверждал, что различные психические спосбности размещены в определенных участках головного мозга. Он предложил карту головного мозга.

Ощупывая череп человека, по шишкам можно определить, какие у данного индивида способности развиты лучше, какие хуже.

Изучение зависимости психики от анатомии ЦНС легло в основу френологии («френ» — душа), которая при всей её фантастичности исследовала локализацию психических функций головного мозга.

В заслугу Галля можно поставить указание на извилины коры больших полушарий головного мозга как место локализации умственных способностей.

Флуренс, исходя из положения о том, что мозг является органом мысли, доказывал, что френология Галля не выдерживает экспериментальной проверки. Флуренс использует метод удаления отдельных участков ЦНС, а иногда воздействия на центры локализации доказал, что психические процессы являются продуктом деятельности мозга как целостного органа.

Идея Флуренса о полной функциональной однородности головного мозга была развенчана, но выводы его сыграли огромную роль в развенчании фантастической картины работы головного мозга, созданной физиологией.

Немецкий ученый Эрнст Веббер работал над осязанием, задался вопросом, на сколько нужно изменить силу раздражителя, чтобы субъект уловил едва заметное различие в ощущениях.

Веббер интересовался зависимостью ощущений от внешних физических стимулов. Его исследования показали, что различные участки кожи обладают различной чувствительностью. Открыл эффективность температурной адаптации, установил 3 вида кожных ощущений: давление, температура, локализация.

Самый известный эксперимент Веббера различит. чувствительности: чтобы произошла едва заметная разница в ощущениях необходимо, чтобы новый раздражитель находился к искомому раздражителю в определенном отношении. Это отношение для каждого органа чувствительности величина постоянная (Вес — 1/30, слух – 1/160).

Эти выводы привели к осознанию того, что в психологии можно применить измерения. Это было с успехом осуществлено Фехнером.

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

Дата добавления: 2017-02-25; просмотров: 599 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/15-9385.html

Развитие физиологии нервной системы и органов чувств в 19 веке (Psyarticles.ru)

Глава 1. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX В.

Во второй половине XIX в. создаются объективные условия для выделения психологии в самостоятельную науку. В зарубежной и отечественной науке все чаще встречается мысль о необходимости самостоятельного, отдельного от философии и естествознания, в рамках которых зародилась психологическая мысль, развития психологии: этого требует специфика психических явлений.

Так, Т. Рибо в 1871 г. писал: «Мы желаем показать, что психология может сложиться в независимую науку», что условием этого является возможность выделить факты, которые «составляют самую прочную и всего менее оспариваемую часть этой науки. Чистое и простое изучение этих-то фактов и может обосновать независимую науку».

Сходную мысль встречаем у Н. Я. Грота: «Ежедневное появление… новых трудов по вопросам психологическим…

наводит на мысль, что психологическая наука способна развиваться далее своими средствами и что в ней есть много задач, которые не могут быть решены при помощи одного только микроскопа или других каких-либо орудий точного естествознания».

Мысль о том, что одним из условий достижения психологией самостоятельности является ее отделение от философии, выразил Г. И. Челпанов в докладе на I Всероссийском съезде по психоневрологии (1923) «О предпосылках современной эмпирической психологии»: «Стремление внести в психологию философские элементы противоречит понятию эмпирической психологии.

Трактование философских проблем в обстановке эмпирико-психологических понятий ведет к крайней поверхности, что, в свою очередь, может привести психологию к упадку».

Выделение психологии в самостоятельную науку произошло в 60-х- гг. XIX в. Оно ознаменовалось появлением первых программ (В. Вундт, И. М.

Сеченов), созданием специальных научно-исследовательских учреждений — психологических лабораторий и институтов, кафедр в высших учебных заведениях, начавших подготовку научных кадров психологов, выходом специальных психологических журналов, образованием психологических обществ и ассоциаций, проведением международных конгрессов по психологии.

По С. Л. Рубинштейну, решающую роль в становлении психологии как самостоятельной науки сыграло внедрение эксперимента, что «…

не только вооружило ее новым для нее, очень мощным методом научного мышления, но и вообще по-новому поставило вопрос о методике психологического исследования в целом, выдвинув новые требования и критерии научности всех видов опытного исследования в психологии».

Эксперимент был заимствован психологией из естествознания, прежде всего, из физиологии органов чувств и нервной системы. Интенсивное развитие этих и других областей естествознания, успехи в области объяснения явлений жизни (механико-физико-химическая теория жизни, концепция К.

Бернара о гомеостазе), возникновение психофизики и психометрии явились важнейшей предпосылкой преобразования психологии в самостоятельную науку и обусловили ее развитие по образцу естественных наук.

Замечательный английский анатом, физиолог, патофизиолог и врач Чарльз Белл (1774—1842) экспериментально установил (а точнее подтвердил факт, известный еще в античности) различия между передними и задними корешками спинного мозга по функции: передние корешки содержат моторные нервы с двигательной функцией, задние—чувствительные (1807). Это открытие намечало анатомическую основу рефлекторной дуги, каждая часть которой получала анатомическое обоснование: проведение возбуждения по чувствительному нерву, затем его переработка в нервном центре и передача по эфферентному нерву к органу движения. Тем самым было» установлено, что спинной мозг построен по принципу рефлекторной дуги. Открытие имело сильный резонанс Параллельно оно было совершено французским физиологом Мажанди (1822) и вошло в науку под двойным именем — «закон Белла-Мажанди».

Белл показал регулирующую роль мышечного чувства в осуществлении движения. Он впервые выделил нервы, которые ведут oт мышцы в мозг и сигнализируют о характере мышечного сокращения. Так Белл сформулировал идею нервного круга или, как он называл, «нервного кольца»: раздражение поступает в мозг, от мозга в мышцу, от мышцы опять в мозг.

Разрыв в какой-либо части круга приводит к тем или иным нарушениям движения: при повреждении двигательного нерва наступает паралич, при нарушении того нерва, который ведет от мышцы к мозгу, наблюдаются различные нарушения координации движения. Идея нервного круга, сформулированная Беллом в 1826 г., не получила развития и была введена в оборот в 30-е гг. XX в.

в связи с развитием кибернетических исследований в виде понятия об обратной связи.

Современники восприняли только ту часть его учения о мышечном чувстве, где говорится о такой его функции, как ощущение усилия во время движения.

Белл описал факт, который теперь называется реципрокной иннервацией мышц-антагонистов: когда мышцы-разгибатели расслабляются, мышцы-сгибатели сокращаются. Открытия Ч.

Белла углубляли и расширяли представления о деятельности нервной системы и позволяли лучше понять нервный механизм поведения.

Одним из самых видных физиологов XIX в. был Иоганн Мюллер (1801—1858). В. И. Ленин назвал его «знаменитым основателем новейшей физиологии». Среди его учеников Г. Гельмгольц, Э. Дюбуа-Реймон, К. Людвиг и др.

Особенно большое значение приобрело его «Руководство по физиологии человека» (1833—1840). В нем наряду с вопросами общей физиологии большое место занимают данные по физиологии нервной системы.

В этом учебнике получило развитие учение о рефлекторном акте и о рефлекторной природе работы спинного мозга.

Необходимо отметить, что несколько раньше подобную работу произвел английский физиолог Маршалл Холл (1790—1857), которого Э. Боринг назвал «пионером в исследовании рефлекторных актов». Мюллер признавал приоритет Холла. Несмотря на это, в силу авторитета Мюллера и его учебника, учение о рефлекторной природе деятельности спинного мозга связывается с его именем.

Большое место в учебнике Мюллера занимает изучение деятельности органов чувств, особенно зрения и слуха.

Мюллер выдвинул доктрину специфической энергии органов чувств, которая является одним из самых крупных обобщений XIX в. в этой области физиологии. Доктрина включает десять законов. В соответствии с первым законом мы имеем сознание не объекта, но наших нервов, нервы — это посредники между воспринимаемыми объектами и умом и таким образом они навязывают уму свои собственные характеристики.

По Мюллеру, ощущения складываются в чувствующем органе через посредство нервов, и в качестве результата от действия внешних причин дают знания некоторых качеств или условий не внешних тел, а самих сенсорных нервов. Непосредственными объектами восприятия наших чувств являются состояния, вызываемые в нервах и чувствуемые как ощущение либо самого нерва, либо чувствующего органа.

Идеи Мюллера о том, что нервы органов чувств не являются передатчиками свойств внешних тел, напоминают мысли Локка о вторичных качествах. Второй закон доктрины Мюллера состоит в принципе специфичности.

Имеется пять видов нервов и соответствующих органов чувств, и каждый из них имеет свое специфическое качество или свою специфическую энергию, которую навязывает уму.

Третий закон доктрины специфичности опирается на эмпирическую очевидность первых двух: одна и та же причина вызывает в различных органах чувств различные ощущения (зрительные, слуховые ощущения возникают и тогда, когда орган чувств раздражается необычным раздражителем, неадекватным для данного органа чувств, например, электрическим или механическим).

Следовательно, и качество ощущений зависит от природы нерва, на который воздействует причина. Таким образом, хотя причиной ощущений является материальное воздействие, ощущение не воспроизводит его свойств. Внешнее воздействие высвобождает нервную энергию, которая дремлет в органе чувств и только ждет толчка для этого возбуждения.

Как же мы приходим к уверенности в том, что воспринимаем объекты, а не состояние наших нервов? Мюллер отвечал так: нервы имеют определенное соотношение с внешними объектами.

Ясно, что глаз воспринимает цвет, а не давление. Он может воспринимать и давление, но тогда он воспринимает его как свет.

Поэтому мы воспринимаем действительно объект, в случае же действия на нас неадекватного стимула мы имеем иллюзию.

В. И. Ленин в связи с философским анализом положения, которое сложилось в естествознании к концу XIX — началу XX в., подвергает критическому рассмотрению выводы Мюллера с позиции теории отражения. Он квалифицирует эти взгляды как идеализм.

Теория Мюллера не является случайным явлением в развитии физиологических знаний. В. И. Ленин назвал уклон в сторону идеализма среди естествоиспытателей XIX в. «временным зигзагом, преходящим болезненным периодом в истории науки, болезнью роста, вызванной крутой ломкой старых установившихся понятий».

В физиологии, развивавшейся в русле механического материализма, к XIX в. накопились такие факты, которые свидетельствовали о больших трудностях в объяснении специфики деятельности именно живого организма: работы органов чувств, нервной системы, мышечной ткани и т. д.

Например, нервная деятельность, самый нервный процесс понимались в механистическом материализме по образцу механического движения. Ее носителем считались мельчайшие тельца, «животные духи». При изучении деятельности органов чувств также наталкивались на очень большие трудности. Уже факт различия между сетчаточным образом и видимым образом предмета ставил в тупик.

В XIX в. многие физиологи, столкнувшись с этими трудностями и не имея средств для их преодоления, приняли позицию отказа от теории и занялись описанием деятельности органов чувств (Ян Пуркинье, 1787— 1869).

В основе теории Мюллера лежит неправомерное допущение о том, что органы чувств и проводящие нервные пути обладают своей специфической энергией изначально8, и, следовательно, ощущение зависит не от природы раздражителя, а от самого органа или нерва и является выражением его специфической энергии.

Теория Мюллера встретила оппозицию уже у современников. Так, Пуркинье в рецензии на учебник Мюллера писал: «Мы не хотим, чтобы наша точка зрения оценивалась как идеалистическая.

Мы считаем более действительной реальность вещей вне нас и именно в том смысле, как это обычно понимается…». С подобной критикой выступил физиолог Э. X. Вебер. Философскую критику теории Мюллера впервые осуществил Л.

Фейербах. Ее одобрил В. И. Ленин.

Мюллер дал также объяснение восприятия пространства, опираясь при этом на философию И. Канта. Он считал, что ощущающий орган имеет прирожденную способность к пространственному зрению, т. е. на сетчатке есть точки для восприятия величины, глубины и других пространственных свойств.

Стимуляция этих точек дает впечатление о предметах как находящихся на определенном расстоянии от нас, имеющих определенную величину и т. д. При этом опыту уделяется незначительное место. Мюллер явился основателем позиции нативизма в теории восприятия пространства. Эти взгляды разделял немецкий психолог К.

Штумпф, а также физиолог Э. Геринг. В 1801 г. Юнг выдвинул трехкомпонентную теорию цветового зрения: сетчатка имеет три типа рецепторов, которые отвечают на красный, зеленый или фиолетовый цвета, а белый цвет является результатом равномерного возбуждения всех трех рецепторов. Позже, в последней четверти XIX в., Э.

Геринг сформулировал фотохимическую теорию цветового зрения. В глазу имеются три фоторецептора, в каждом — пара цветоощущающих веществ: бело-черное, красно-зеленое, желто-синее.

Внутри каждой пары происходят противоположно направленные химические процессы ассимиляции — диссимиляции: диссимиляция вещества вызывает ощущение белого, красного, желтого; ассимиляция — черного, зеленого, синего.

Большой вклад в развитие физиологии органов чувств внес профессор анатомии и физиологии Лейпцигского университета Э. X. Вебер. Он работал главным образом над осязанием («Об осязании» (1924)).

Вебер различал в кожных ощущениях три рода ощущений: давления, или прикосновения, температурные, а также локализации. Для изучения этого последнего он изобрел специальный прибор — эстезиометр, или циркуль Вебера, и с его помощью проводил экспериментальные исследования осязания.

Он установил экспериментально, что при действии двух раздражителей на кожу, они различаются как разные в том случае, если отстоят друг от друга на известном расстоянии, причем это расстояние различно для разных участков кожи, т. е.

что кожа обладает разной чувствительностью к локализации прикосновения. В объяснение этого факта он соединил принципы нативизма и генетического подхода.

Самые известные эксперименты Вебера относятся к различительной чувствительности, которые привели к выводу: для того чтобы произошла разница в ощущениях, новый раздражитель должен находиться в известном отношении к исходному.

Это отношение для каждого органа чувств есть величина постоянная. Она устанавливалась опытным путем. Для звука это отношение составляет 1/10, для света— 1/100, и т. д. Этим обобщением Вебер подводил к мысли о возможности измерения в психологии.

Оно было осуществлено Фехнером.

Выдающийся вклад в физиологию, а также в психологию восприятия и ощущения сделал Г. Гельмгольц (1821 —1894). В 1850 г.

в статье «Измерение скорости нервного возбуждения» он опубликовал результаты экспериментальных исследований, в которых показал, что скорость распространения возбуждения по нерву составляет примерно 120 м/сек. В 1849 г.

другой великий физиолог, друг Гельмгольца Дюбуа-Реймон, который исследовал электрические явления в мышце и нерве, показал, что нервный процесс — это не движение животных духов, а не что иное, как электрическая волна.

Этот вывод приближал к пониманию физиологического процесса возбуждения и вместе с исследованиями Гельмгольца о скорости нервного возбуждения способствовал материалистическому пониманию нервного процесса и психики. В 1851 г.

Гельмгольц изобрел офтальмоскоп, прибор, с помощью которого можно было исследовать глазное дно. С этого времени Гельмгольц занимается зрением. Он принимает теорию Юнга о цветовом зрении и развивает ее.

Из всех исследований, направленных на изучение зрения, рождается знаменитая работа «Физиологическая оптика» (1856—1866).

Здесь представлены физика света, анатомия и физиология органов зрения, а также психологические феномены, которые сопровождают физиологические процессы зрения. Здесь же Гельмгольц сформулировал теорию восприятия, теорию бессознательных умозаключений.

В 1863 г. выходит еще одна большая работа Гельмгольца «Учение о слуховых ощущениях». Здесь даются физическая характеристика звука, анатомия и физиология органов слуха, резонансная теория слуха, описываются психологические феномены. Так, к 60-м годам XIX в. благодаря работам Вебера и Гельмгольца три органа чувств — осязание, зрение и слух — получили капитальную разработку.

В теории ощущений Гельмгольц проявлял непоследовательность, колебался между материализмом и идеализмом.

Исходя из правильного положения о том, что наши представления, ощущения являются результатом воздействия предметов на нас, соотношение ощущения с вызвавшим его предметом мыслилось Гельмгольцем не по типу отражения и описывалось в терминах символа» иероглифа, знака. Важной частью исследований Гельмгольца явилась его теория восприятия.

Теория бессознательных умозаключений Гельмгольца утверждает, что перцептивный образ не ограничивается тем, что идет от стимула в данный момент: восприятие, которое выступает для человека как непосредственно данное, является на самом деле продуктом опыта.

Процесс соединения данных ощущений с прошлым опытом является бессознательным и напоминает ту работу, которую мы производим в процессе мышления, когда делаем умозаключение: мы как бы сопоставляем наше впечатление (меньшая посылка) с какой-то частью прошлого опыта (большая посылка), а затем делаем вывод о том, что же имеет место в данный момент. Гельмгольц указывал на условность термина «бессознательное умозаключение»: оно — результат не сознательной деятельности, а какой-то игры нервных процессов, неизвестной нам, но которую можно представить по аналогии с умозаключением. Выделяются следующие особенности бессознательных умозаключений. Во-первых, они действуют принудительно, от них нельзя избавиться с помощью мышления. Они возникают бессознательно и не управляются сознанием. Во-вторых, они формируются в опыте, путем многократного повторения, в-третьих, механизмом таких умозаключений являются, по-видимому, какие-то сенсомоторные связи между собственно зрительными ощущениями и ощущениями от движений глаза в процессе восприятия.

Теория бессознательных умозаключений Гельмгольца имеет большое значение и не только для понимания восприятия: она указывает на существование механизмов, которые хотя и не выступают в самонаблюдении, но составляют действительное содержание таких явлений, как «я вижу», «я слышу» и др. Объективно все это выявляет принципиальную недостаточность самонаблюдения как метода психологии.

Гельмгольц оставил интересные психологические заметки по творческому мышлению, вниманию и др. вопросам. Но они имеют более частное значение.

В XIX в. развернулись исследования по анатомии и физиологии мозга. Они углубляли представления о материальном субстрате психической деятельности. В первой четверти XIX в. известный австрийский врач и анатом Ф. А. Галль выступил с исследованиями по морфологии мозга.

Он впервые отличил серое вещество, составляющее кору и подкорковые образования, от белого вещества, которое состоит из проводящих волокон, связывающих отдельные участки коры между собой и кору с нижележащими отделами. Наибольшую известность, однако, получили не эти исследования, а френология Галля.

В области психологии она опиралась на теорию способностей, а мозг представлялся как совокупность органов этих способностей (их 27), каждая из которых связывалась с определенной группой клеток в коре.

Эти участки, разрастаясь, придают черепу выпуклую форму, по которой можно определить способность человека.

Френология Галля как учение о связи строго локализованных способностей человека со строением черепа является ложным направлением, хотя в свое время эти идеи вызывали определенный интерес, в том числе в России. Она отражала попытку дифференцированного подхода к пониманию мозга, который до этого казался однородной массой.

Идеи локализационизма натолкнулись на сопротивление со стороны фактов. Примерно в это же время, в первой четверти XIX в.

, французский физиолог, основатель экспериментальной физиологии мозга Пьер Флуранс (1794—1867) на основе физиологических экспериментов с разрушением полушарий у птиц обнаружил, что через некоторое время у птиц восстанавливается поведение, независимо от того, какая часть мозга была разрушена.

«Масса мозговых полушарий физиологически столь же равноценна и однородна, как масса какой-нибудь железы, например печени». Так была высказана идея о полной функциональной однородности мозговой массы. Исследования Флуранса имели большое значение, так как на место умозрительных домыслов поставили научный эксперимент.

Полученные данные свидетельствовали о пластичности мозга, о взаимозамещаемости его функций. Однако Флуранс сделал слишком широкие обобщения. Неучет эволюционного подхода к мозгу, имеющему различное строение у животных, находящихся на разных ступенях развития, привел к неправомерным выводам.

Все последующие десятилетия работы по исследованию мозга были связаны с развитием идей локализационизма. Материал поступал из двух источников.

Во-первых, из наблюдений за нарушениями поведения у больных с локальными поражениями мозга (клинические наблюдения французского врача Буйо, показавшие, что потеря моторной функции речи связана с нарушениями в области передних отделов мозга (1825); открытие французским анатомом Брокацентра моторных образов слов (1861); открытие немецким психиатром Верникецентра сенсорных образов слов и др.)

Вторым источником, на базе которого складывались локализационистские представления о мозге, были анатомические и физиологические исследования мозга (опыты с непосредственным раздражением коры, с разрушением определенных областей мозга и т. п.).

Открытие двигательных центров в коре Фритчем и Гитцигом (1870) методом раздражения роландовой борозды коры электрическим током и исследования киевского анатома Беца по морфологическому описанию коры, открытие связи затылочной коры мозга с функцией зрения, височной — слуха и др.

(Мунк), передних областей мозга — с вниманием и интеллектуальными функциями (Гитциг и Ферьер), полученные методом экстирпации отдельных участков коры мозга, подкрепляли вывод о неоднородности морфологической структуры мозга: мозг имеет высокодифференцированное строение.

Однако представления о прямой связи функции с каким-то узким участком мозга были слишком грубыми, противоречащими фактам. Так, например, немецкий физиолог Ф. Гольц (1834—1902) обнаружил, что экстирпация отдельных участков мозга у собаки приводит к нарушению поведения в целом, следовательно, к мозгу нужно подходить как к целостному образованию.

В период расцвета узколокализационистского подхода эта идея не получила достаточного развития, и только в 60-х гг. крупнейший английский невролог X. Джексон преодолел узкий локализационизм и сформулировал принципиально новый подход к пониманию локализации психических функций.

По Джексону, психическая функция представлена в мозгу по уровневому типу: например, по отношению к двигательной активности низший уровень — что спинной мозг и варолиев мост, средний уровень — моторная область коры, высший уровень — префронтальная область.

Нарушения на том или ином уровне приводят к выпадению той или другой стороны функции. В процессе эволюции происходит развитие и интеграция различных уровней головного мозга — формирование системы связей, которые обусловливают сложное поведение человека — мышление, символическое действие.

Распад этой интегративной деятельности приводит к нарушению психики. Идеи Джексона были развиты Г. Хэдом, его учеником. Новое и весьма прогрессивное направление, начатое Джексоном по проблеме локализации психических функций, получило настоящее развитие позже, уже в XX в.

, особенно в нейропсихологии, в теории системной динамической локализации высших психических функций человека.

Таковы главные направления в развитии учений по физиологии мозга в XIX в. Локализационистский и антилокализационистский подходы сосуществовали, потому что каждый из них опирался на какие-то факты, которые, однако, понимались односторонне, а сложность проблемы локализации психических функций в мозгу не позволяла принять тот или другой подход как единственный.

Успехи в области исследования мозга так же, как и достижения в некоторых других областях физиологии (были открыты железы внутренней секреции и показана связь эндокринной системы с психическими процессами), способствовали развитию знаний о материальных (анатомических и физиологических) основах психики и поставили большой вопрос о соотношении анализа физиологических механизмов психических функций и собственно психологического анализа, т. е. проблему соотношения психологического и физиологического.

В ходе ее решения оформились две теории — параллелизма и взаимодействия физиологических процессов и психических явлений. Каждая из них базировалась на концепции дуализма духа и материи. В теории параллелизма психическое рассматривается как параллельное физиологическому, т. е. как эпифеномен.

Отрицая реальную функцию психики, эта концепция вступает в противоречие с естествознанием и ставит под сомнение необходимость психологии как отдельной науки. В теории взаимодействия сохраняется значение психики и тем самым значимость психологии как науки. Однако объяснение самого процесса влияния психики на тело встречает большие трудности.

Наибольшее распространение среди психологов получила теория параллелизма.

Источник: Ждан А.Н. История психологии
16852

Все материалы из данного источника: Ждан А.Н. ->

Понравился проект и хотите отблагодарить?
Просто поделитесь с друзьями, кликнув по кнопкам социальных сетей!

Вам также может быть интересно:

Будьте в курсе. Присоединяйтесь к нашему сообществу!

Источник: http://www.psyarticles.ru/view_post.php?id=321

Развитие физиологии в 19 веке

Глава 1. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX В.

Крупнейший перелом в естествознании произошел в XIX столетии. В 19 веке физиология полностью отделилась от анатомии и гистологии, стала совершенно самостоятельной наукой и сделала грандиозные успехи.

Важнейшее значение для физиологии имели несколько замечательных достижении и открытий в смежных областях знания: успехи органической химии, доказательство закона сохранения и превращения энергии, открытие клетка и создание теории развития органического мира.

Установление в 40-х годах прошлого столетия Р. Майером, Дж. Джоулем и Г. Гельмгольцем закона сохранения энергии, представлявшего собой дальнейшее развитие закона сохранения вещества и движения, сформулированного за столетие до того М. В. Ломоносовым, поставило на твердую почву изучение превращений энергии в живом организме.

Выяснился остававшийся долгое время таинственным вопрос об энергии, проявляющейся в деятельности организма человека и животного. Стал понятным круговорот энергии в природе: в растительном организме, как показал К. А.

Тимирязев, свободная энергия солнечных лучей превращается в химическую энергию сложных органических соединений, образующихся в зеленом растении в процессе фотосинтеза; в животном организме химическая энергия органических соединений, полученных с пищей, при их расщеплении освобождается и превращается в кинетические виды энергии: в тепловую, механическую, электрическую.

Растения, таким образом, аккумулируют, накопляют скрытую, потенциальную энергию, животные же, используя энергию, освобождаемую в ходе химических реакций распада веществ в организме, расходуют энергию,  аккумулированную растениями.

Во второй половине XIX века благодаря работам химиков было изучено количество тепла, освобождаемое при сжигании вне организма основных питательных веществ, иначе говоря, их калорическая ценность.

Одновременно физиологами были разработаны способы, дающие возможность учета количества энергии, освобождаемой организмом при покое и работе разной тяжести (методы прямой и непрямой, калориметрии — М. Рубнер, В. В. Пашутин, А. А.

Лихачев, Ф. Бенедикт и У. Этуотер).

На основании сложных экспериментов в полном соответствии с законом сохранения материи и энергии было установлено совпадение величин тепловой энергии, выделяемой при потреблении организмом определенных питательных веществ и при сжигании их вне организма.

Наряду с методами исследования термодинамических и энергетических явлений большую роль в физиологии сыграли и другие физические методы, разработанные в XIX столетии для изучения функций живых существ.

Значительные результаты были получены благодаря создании) методики электрического раздражения и графической регистрации деятельности органов с помощью специальных приборов: кимографа, миографа, сфигмографа и др.

В этом отношении особенно велики заслуги:

  • Э. Дюбуа-Реймона, подробно разработавшего методику электрического раздражения живых тканей с помощью предложенного им индукционного санного аппарата;
  • К. Людвига, изобретателя кимографа и приборов для исследования кровяного давления (поплавковый манометр) и скорости движения крови (кровяные часы);
  • И. М. Сеченова, разработавшего метод извлечения газов из крови;
  • Э.Марея, который обогатил физиологию методиками исследования движений и изобрел прибор для пневматической регистрации (капсула Марея);
  • А. Моссо, предложившего прибор для изучения кровенаполнения органов (плетизмограф), прибор для исследования утомления (эргограф) и весовой стол для изучения перераспределения крови в теле.
  • Э. Пфлюгером были открыты законы действия постоянного тока на возбудимую ткань, которые были в дальнейшем радикально пересмотрены и развиты Б. Ф. Вериго.

Новые методические приемы позволили изучать функции нервов и нервных центров, работу мышц и характер их сокращений, механизм и иннервацию органов дыхания, кровообращения, выделения и т. п. Исследования электрических явлений, наблюдаемых в организме, начатые Л. Гальвани и А. Вольта и продолженные Э. Дюбуа-Раймоном, Л. Германном, Н. Е.

Введенским, приблизили к пониманию физиологического процесса возбуждения. При этом И. М. Сеченовым и В.Я. Данилевским были впервые исследованы электрические явления в нервных центрах, которые привлекли особый интерес физиологов в XX столетии.

Необходимость изучения электрических явлений в нервах, мышцах и центральной нервпой системе объясняется тем, что процесс возбуждения всегда связан с изменением электрического потенциала возбужденной ткани.

Физические методы исследования оказали огромную помощь при изучении органов чувств и условий восприятия внешнего мира. В этой области в XIX веке было установлено Г. Гельмгольцем и др.

много важнейших фактов, в особенности из физиологии зрения и слуха, изобретены остроумные приборы для исследования рецепторов глаза и уха и созданы теории, объясняющие деятельность этих оргапов. Благодаря точным методам регистрации реакций стало доступным точное измерение длительности различных физиологических процессов.

Даже такое быстро протекающее явление, как распространение возбуждения по нерву, было подвергнуто количественному — пространственно-временному — измерению (Г. Гельмгольц).

Огромное значение для развития нашей науки в XIX столетии имели успехи органической химии.

В начале XIX столетия весьма распространенным было представление, что химические соединения в живом организме принципиально отличны от неорганических тел и что химик никогда не может их создать вне организма.

Такое представление пропагандировалось сторонниками идеалистического антинаучного направления в биологии — витализма, признававшими, что в организме имеется какой-то нематериальный фактор («жизненная сила»), одушевляющий организм, направляющий и регулирующий биологические процессы.

«Никогда органическая материя из механического соединения отдельных кусков неорганической материи там, где они случайно собираются, возникнуть но может. Только сила, которая одушевляет органические тела, в состоянии этот синтез произвести», — писал немецкий физиолог И.

Мюллер, пытавшийся на основании физиологических данных обосновать свои идеалистические взгляды. Сокрушительный удар по виталистическим представлениям был нанесен в 1828 г., когда молодым химиком Ф. Веллером было синтезировано в пробирке, вне организма, первое органическое соединение — мочевина. Вскоре одним из основоположников органической химии К.

Либихом, а затем и многими другими учеными был осуществлен синтез большого числа органических соединений и изучена структура множества этих веществ из числа встречающихся в организме. Тем самым была подведена прочная база под химический анализ протекающих в живом организме процессов обмена веществ.

На протяжении XIX столетия были изучены химический состав тела, химизм пищеварения, дыхания, состав и свойства веществ пищи, поступающей в организм, и выделяемых из организма продуктов распада.

В отличие от XVII и XVIII столетий, когда в физиологии доминировало апатомическое направление, в XIX веке в ней преобладало физико-химическое направление исследований.

Наиболее важной чертой естествознания XIX столетия было широкое внедрение в науку теории развития, которая до этого в области биологических дисциплин не имела большого распространения и признания.

Теорию развития органического мира в XIX столетии обогатили два труда, составившие эпоху в биологии: «Философия зоологии» Ламарка и «Происхождение видов» Ч. Дарвина.

Много способствовало внедрению теории развития в биологию открытие ботаником Шлейденом и физиологом Шванном клеточной структуры организмов.

  • Изучение строения и функций клетки

Нервизм — прогрессивное, материалистическое направление, разработанное в XIX веке главным образом русскими физиологами и клиницистами—И. М. Сеченовым, И. П. Павловым, С. П. Боткиным, Л.Л. Остроумовым. В.М. Бехтеревым и др.

Нервизм исходит из представления о целостности организма и о подчиненности частей целому через посредство нервной системы.

У человека и у животных, обладающих центральной нервной системой, эта система регулирует и согласовывает функции всего организма и приспосабливает жизнедеятельность его как целого к условиям существования.

С позиций нервизма тот факт, что клетки многоклеточного организма обладают свойственным им обменом веществ, дыханием, раздражимостью, способностью к размножению, совсем не означает, что эти клетки являются самостоятельными организмами:  их деятельность подчинена организму как целому.

Учение о нервизме основывалось на огромном количестве фактов, собранных на протяжении всего XIX века. Изучение нервной регуляции явилось одним из самых крупных достижений физиологии этого столетия. Трудами многих ученых (Ф. Мажанди и Кл. Бернар во Франции. К. Людвиг. Р. Гейденгайн, братья Э. и Э. Вебер в Германии. А. П.

Вальтер. И. Ф. Цион, В. Ф. Овсянников, Н. А. Миславский, И. П. Павлов в России. У. Гаскелл и Дж. Ленгли в Англии и др.) с помощью методик электрического и химического раздражения и перерезки различных нервов установлен нервный механизм регуляции функции внутренних органов.

Особо следует отметить выяснение иннервации сердца и сосудов.

Братьями Э. и Э.Вебер было открыто тормозящее действие блуждающего нерва на сердце. И. Ф. Цноном — учащающее сердечные сокращения действие симпатического нерва, а И. П. Павловым — усиливающее действие этого нерва на сокращения сердца. А. П. Вальтером, а затем Кл. Бернаром была обнаружена сосудосуживающая иннервация: позднее Кл.

Бернар и многие другие исследователи открыли сосудорасширяющую иннервацию. К. Людвигом и II. Ф. Ционом были найдены центростремительные волокна, идущие от сердца и аорты, рефлекторно изменяющие работу сердца и тонус сосудов. В. Ф. Овсянников обнаружил в продолговатом мозгу центр регуляции сосудистого тонуса, а Н. А.

Миславский подробно изучил открытый ранее Легалуа и Флурансом расположенный также в продолговатом мозгу дыхательный центр.

В XIX веке были высказаны и экспериментально обоснованы представления о трофической функции нервной системы, т. е. о ее влиянии на процессы обмена веществ и питания органов, тканей и клеток, иначе говоря, их трофику. Подобные представления высказали Ф. Мажанди, описавший в 1824 г. патологические изменения в тканях после перерезки нннервирующих их нервов. Кл.

Бернар, наблюдавший изменения углеводного обмена после укола в определенный участок продолговатого мозга («сахарный укол»), и Р. Гейденгайн, показавший влияние симпатических нервов на состав слюны. И. П.

Павлов установил трофическое действие нервов на сердце и в дальнейшем обобщил весь имевшийся до него материал в учение о трофической функции нервной системы, которое получило подтверждение и развитие уже в XX веке.

В XIX веке была создана рефлекторная теория нервной деятельности. В начале XIX века были изучены спинномозговые рефлексы и проведен анализ рефлекторной дуги: обнаружено Ф. Мажанди и И.

Мюллером распределеине центробежных и центростремительных волокон в спинномозговых корешках (закон Мажанди). В 20-х годах XIX века были проведены исследования М.

Флуранса, который удалял у птиц большие полушария головного мозга и экспериментально доказал их роль в возникновении ощущений и произвольных движений.

Выдающееся значение имели труды И. М. Сеченова, открывшею в 1802 г. процесс торможения в центральной нервной системе, а в 1863 г. опубликовавшего гениальное произведение «Рефлексы головного мозга».

В этой книге И. М. Сеченов развил идею о рефлекторной природе процессов, происходящих в головном мозгу, включая наиболее сложные из них — процессы человеческого мышления. Тем самым И. М. Сеченов заложил основу разработанной в дальнейшем И. П. Павловым физиологии высшее нервной деятельности.

Во второй половине XIX века было начато изучение функционального значения различных отделов центральной нервной системы, для чего применяли методики раздражения и удаления определенных участков головного или спинного мозга (исследования Г. Фритша и Э. Гитцига, Ф. Гольца, Г. Мунка, В. М. Бехтерева, Л. Лючиани).

Важное значение для развития физиологии в XIX веке имела разработка хирургической методики физиологического эксперимента, т. е. методики оперативного вмешательства, позволяющей осуществлять в относительно нормальных физиологических условиях хроническое наблюдение над функциями различных органов.

Хирургическая методика получила особенно широкое применение в физиологии после того, как начал применяться наркоз и были разработаны правила асептики и антисептики, обеспечившие предохранение оперированного животного от инфекции, лучшее заживление ран и выживание после операции.

В XIX столетни были разработаны десятки различных операций для изучения функций разных органов (В. А. Басов, Тири, Велла, Гейденгайн, Клеменциевич, И. П. Павлов). С помощью оперативно-хирургической, фистульной методики была создана, главным образом трудами И. П.

Павлова и его учеников, современная физиология пищеварения.

На протяжении XIX столетня, особенно его второй половины, физиологические знания чрезвычайно расширились и углубились. Успехи физиологии способствовали научному обоснованию материалистического миропонимания, которым в значительной степени прониклось естествознание этого столетия.

Витализм, являвшийся преобладающим направлением в мировоззрении биологов начала XIX столетия, вынужден был сдать свои позиции. Все же в трудах разных ученых на протяжении всего столетия можно обнаружить виталистические и другие идеалистические концепции.

Так, в это время среди физиологов, в особенности в Германии, распространились идеалистические направления: физиологический идеализм, агностицизм, кондиционализм и др. Физиологический идеализм — направление, развитое известным немецким физиологом И. Мюллером и получившее название от критиковавшего его философа-материалиста Л.

Фейербаха, — пытался обосновывать антинаучное представление о невозможности познания внешнего мира органами  чувств. Доказывалось, что якобы этими органами воспринимаются присущие им качества, а не существующая вне нас реальная действительность. Агностицизм, пропагандировавшийся Э.

Дюбуа-Реймоном, состоит в признании, что некоторые проблемы естествознания, в том число проблемы жизни и человеческого мышления, никогда не будут решены, они являются непознаваемыми. Кондидиопализм, представителем которого в физиологии был М. Ферворн, отрицает причинное объяснение явлений. Все эти направления являлись по существу своему глубоко реакционными  и антинаучными.

Отходу ряда естествоиспытателей от материализма способствовало то, что последний еще оставался метафизическим, механическим, страдал ограниченностью; недостаточно понимались связи и переходы между отдельными явлениями.

В XIX столетии было накоплено множество научных фактов, которые не могли быть объяснены иа основе существовавшей методологии, с позиций механического материализма. В итоге часть физиологов, как писал В. И.

Ленин, «скатилась к реакционной философии, не сумев прямо и сразу подняться от метафизического материализма к диалектическому материализму».

Следует отмстить, что характерным для русских физиологов второй половины XIX века являлось последовательное отстаивание материалистических взглядов. Это было обусловлено мощным влиянием русских философов-материалистов А. И. Герцена, В. Г. Белинского, Д. И. Писарева, Н. Г. Чернышевского.

Источник: https://www.amedgrup.ru/razvit1.html

Глава I. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX в

Глава 1. РАЗВИТИЕ ФИЗИОЛОГИИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ОРГАНОВ ЧУВСТВ В XIX В.

Во второй половине XIX в. создаются объективные условия для выделения психологии в самостоятельную науку. В зарубежной и отечественной науке все чаще встречается мысль о необходимости самостоятельного, отдельного от философии и естествознания, в рамках которых зародилась психологическая мысль, развития психологии: этого требует специфика психических явлений.

Выделение психологии в самостоятельную науку произошло в 60-х гг. XIX в. Оно ознаменовалось появлением первых программ (В. Вундт, И.М.

Сеченов), созданием специальных научно-исследовательских учреждений – психологических лабораторий и институтов, кафедр в высших учебных заведениях, начавших подготовку научных кадров психологов, выходом специальных психологических журналов, образованием психологических обществ и ассоциаций, проведением международных конгрессов по психологии.

По С.Л. Рубинштейну, решающую роль в становлении психологии как самостоятельной науки сыграло внедрение эксперимента. Эксперимент был заимствован психологией из естествознания, прежде всего, из физиологии органов чувств и нервной системы.

Интенсивное развитие этих и других областей естествознания, успехи в области объяснения явлений жизни, возникновение психофизики и психометрии явились важнейшей предпосылкой преобразования психологии в самостоятельную науку и обусловило ее развитие по образцу естественных наук.

Ориентация на естествознание отразилась прежде всего в понимании научности в психологии. Как писал Г. Мюнстерберг (1863-1916), большой психолог и методолог психологии, основатель психотехники, сторонник прикладной психологии, человеческое мышление, чувство, хотение и др.

могут рассматриваться с разных точек зрения, но только одна из них имеет значение научной психологии. Научная психология строится как естественная наука.

Ее задачи – более сложное свести к более простому, ее метод – эксперимент лабораторного типа, с обязательными процедурами измерения, причем, экспериментатор не должен вмешиваться в процесс эксперимента; объяснение психических явлений сводится к выявлению их физиологических механизмов.

Практика выступает как применение психологии для объяснения явлений культуры и нахождения средств и путей для выполнения таких практических задач, как обучение, воспитание, восстановление нарушенных психических функций и др., обозначаемых общим термином «психотехника»**.

Естествознание в XIX в. достигло больших успехов в области механики, химии, биологии, оно получило энергичное применение в технике. Мощное развитие получила теория. Произошло основание эмбриологии (К. М.Бэр, 1828), открытие клетки (М. Шлейден, Т.Шванн, 1838), закона сохранения энергии (Г. Гельмгольц, 1847). В 1859 г. Ч.

Дарвин опубликовал книгу «О происхождении видов», в которой изложил эволюционную теорию. Было дано научное объяснение происхождения человека (Т. Гексли, 1863, Ч. Дарвин, 1871). Общие вопросы объяснения жизни давала физико-химическая теория (Г. Гельмгольц, Э. Дюбуа-Реймон, К Людвиг, Э. Брюкке), которая пришла на смену витализма.

Клод Бернар открыл гомеостатические механизмы саморегуляции внутренней среды организма. Г. Мендель открыл законы наследственности (1865). Эти и другие открытия определили решающее место естествознания в науке XIX в. Его мировоззренческий характер получил концентрированное отражение в заголовках книг того времени: Э.Геккель «Мировые загадки» (1899), Э.

Дюбуа-Реймон «О границах естествознания» (1872), И.И. Мечников «Этюды о природе человека» (1903), В. Оствальд «Философия природы» и др.

В разных областях исследователи описывали психологические факты. Физик Э. Мах в книгах «Анализ ощущений» (1886), «Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования» и др., химик В.Оствальд, профессор патологической анатомии, врач-невропатологН.Н. Ланге и др.

рассматривали психологические факты, которые не являлись предметом этих наук. Возникла объективная необходимость в выделении психологических знаний из всех этих областей в самостоятельную область, т.е. возникла необходимость выделения психологии в самостоятельную науку.

Решающее влияние естествознания на этот процесс выразилось в трех направлениях. 1) Психология заимствовала из естествознания методы исследования и, прежде всего, эксперимент. 2) Внутри естествознания были накоплены собственно психологические факты и некоторые частные психологические теории. Это теория ощущений (И.Мюллер, Г.

Гельмгольц), теория цветового зрения (Г. Гельмгольц, Э. Геринг), резонансная теория слуха Г. Гельмгольца, теория восприятия (Г. Гельмгольц) и некоторые другие. В связи с развитием знаний о мозге были получены новые факты, проливающие свет на труднейшую проблему соотношения физического и психологического. 3) Эволюционные идеи Г.

Спенсера и теория эволюции Ч. Дарвина способствовали изменению понимания психики и задач психологии. Сформулированный Э. Геккелем биогенетический закон (1869) явился источником первых теорий развития психики в онтогенезе.

Под влиянием эволюционных идей возникли три новые самостоятельные области исследования: зоопсихология, детская психология, психология малокультурных народов (Дж. Леббок, Э. Тейлор, Л. Морган).

В XIX в. развернулись исследования по анатомии и физиологии мозга. Они углубляли представления о материальном субстрате психической деятельности. В первой четверти XIX в. известный австрийский врач и анатом Ф.Й. Галль выступил с исследованиями по морфологии мозга.

Он впервые отличил серое вещество, составляющее кору и подкорковые образования, от белого вещества, которое состоит из проводящих волокон, связывающих отдельные участки коры между собой и кору с нижележащими отделами. Наибольшую известность, однако, получили не эти исследования, а френология Галля.

В области психологии она опиралась на теорию способностей, а мозг представлялся как совокупность органов этих способностей (их 27), каждая из которых связывалась с определенной группой клеток в коре. Эти участки, разрастаясь, придают черепу выпуклую форму, по которой можно определить способности человека.

Френология Галля как учение о связи строго локализованных способностей человекасостроением черепа является ложным направлением, хотя в свое время эти идеи вызывали определенный интерес, в том числе в России. Она отражала попытку дифференцированного подхода к пониманию мозга, который до этого казался однородной массой.

Успехи в области исследования мозга так же, как и достижения в некоторых других областях физиологии (были открыты железы внутренней секреции и показана связь эндокринной системы с психическими процессами), способствовали развитию знаний о материальных (анатомических и физиологических) основах психики и поставили большой вопрос о соотношении анализа физиологических механизмов психических функций и собственно психологического анализа, т.е. проблему соотношения психологического и физиологического. В ходе ее решения оформились две теории – параллелизма и взаимодействия физиологических процессов и психических явлений. Каждая из них базировалась на концепции дуализма духа и материи. В теории параллелизма психическое рассматривается как параллельное физиологическому, т.е. как эпифеномен. Отрицая реальную функцию психики, эта концепция вступает в противоречие с естествознанием и ставит под сомнение необходимость психологии как отдельной науки. В теории взаимодействия сохраняется значение психики и тем самым значимость психологии как науки. Однако объяснение самого процесса влияния психики на тело встречает большие трудности. Наибольшее распространение среди психологов получила теория параллелизма.

Предыдущая21222324252627282930313233343536Следующая

Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 715; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/5-69533.html

Book for ucheba
Добавить комментарий