ГЛАВА 7. ПРОЦВЕТАНИЕ ГРЕНЛАНДИИ

obvaldefoltovi4

ГЛАВА 7. ПРОЦВЕТАНИЕ ГРЕНЛАНДИИ

По традиции, начнем с материалов.

Как я уже говорил в первой части, у славян в достатке была древесина, но, стоит заметить, что на севере во все времена преобладала влажная почва и было много строевого леса, на юге же, в лесостепной зоне, почва была суше, зато леса хватало не всегда, так что приходилось обращаться к иным строительным материалам. Поэтому на юге до весьма позднего времени (до ХIV-ХV веков) массовым народным жилищем была полуземлянка врытая в грунт. А на дождливом севере, напротив, очень рано появился наземный дом с полом, зачастую даже несколько приподнятым над землёй.

Напомню вам славянскую землянку

У скандинавов же использовали камень, дерн и древесину. Древесины так же было достаточно во многих районах, но в Исландии практически все деревья были вырублены при заселении. Поэтому, там преобладали дерновые дома, которые были и в Норвегии. Но в Швеции и Дании в большинстве своем строили деревянные дома.

На примерах мы рассмотрим традиционную “среднюю” славянскую избу и длинный дом скандинавов в IX-XI веках. Почему я взял в пример именно такие дома? Потому что в обоих видах домов люди жили большими семьями, ибо ценились родовые обычаи.

Строительство

В верхней половине – славянские избы, в нижней – скандинавский длинный дом

Славянская изба

Традиционная славянская изба была квадратной, со стороной 4-5 метров. Иногда сруб возводили непосредственно на месте будущего дома, иногда же его сперва собирали на стороне – в лесу, а затем, разобрав, перевозили на место строительства и складывали уже “начисто”. Пазы между бревнами конопатили болотным мхом.

Обычно была одна большая комната, перед входом в которую, сооружали сени,а в последствии появились и клети – неотапливаемые летние комнаты.Кстати про отопление, ну как же можно забыть о печах. Делали их из глины и возводили обязательно в дальнем углу от входа. Если была труба для печи – то она называлась “белой”, если не было, то топили по “черному”.

Полы делали земляными, либо деревянными и приподнятыми над землей на балках-лагах. В таком случае мог быть подклет – т.е. погреб. Крышу делали двускатной и деревянной,тесовой, гонтовой или из драни. Обычно вырезали одно небольшое окно, не для света, а для отхода дыма и проветривания жилища.

В последствии, в X-XI веках появилось оконное стекло, но его могли себе позволить только зажиточные люди.

Длинные дома были не только у скандинавов, но и у славян.

Про, так называемые, хоромы славян скажу самое важное – они держали в себе практически все хозяйство. Если же у “средних изб” были постройки для различных нужд во дворе, то длинные дома совмещали это все в себе.

Стоит напомнить, что избы и такие дома были популярны в первую очередь на севере Руси.

В те времена конечно было немного попроще, но это самая яркая иллюстрация для примера. Славянские “Хоромы”

Скандинавские длинные дома

Внутри длинного дома скандинавов

Как я уже сказал, дома могли быть деревянными(в районах, где дерево в достатке) и дерновыми(Исландия и часть Норвегии). В обоих случаях возводился сначала деревянный каркас, а потом ставили стены из сруба, либо дерновых кирпичиков.

Кстати, делали стены по строгому правилу : одна длинная стена должна смотреть на север, а другая – на юг. После этого накладывали крышу, сначала досками, потом березовой корой и дерном(трава с землей).

Пол обычно был земляной с наложенным сверху сеном.

В стенах делались небольшие слуховые окошки, а в крышах делали бойницы для света и отверстие для отхода дыма. В таких домах обычно не использовали печи, так как традиционно вырывалась очаговая яма и обогревали дом с помощью открытого огня.

Как вы могли заметить на первой иллюстрации, в доме “средней” семьи находится всего одна длинная комната и нередко, люди жили вместе с домашними животными для сохранения большего тепла. На 3-ей иллюстрации уже более зажиточные скандинавы с трэллами(рабами) и большим домом.

Такие дома огораживались и во дворе могли устанавливаться дополнительные помещения для рабов и животных.

Традиционная длинная полуземлянка в Исландии

Дополнительно о “длинных домах скандинавов” вы можете почитать тут:

>”Дом с травой на крыше”;

>Грозно и по северному : дома викингов снаружи и внутри | Жилище богатых северян.

Подытожим..

Как я восхищался обоими домами, так и продолжаю восхищаться. Длинные дома меня, в первую очередь, завлекают своими объемами. В них много места и может уместится огромная родовая семья, всегда хватит места для большого празднества и для гостей. К тому же, все хозяйство под рукой и не нужно выходить на улицу. Само собой, это обусловлено влиянием севера и суровых снегов.

Славянская изба привлекает своей душевностью и одновременно простотой.

Хоть она и не содержит в себе все хозяйство и, в большинстве своем, не имеет таких объемов, но славяне вкладывали в дом огромное сакральное значение и ничто не мешало им расширяться и строить дома побольше, как это и произошло с клетями и постоянно “расширяющимися” сенями. К тому же, благодаря печи и одной основной комнате, помещение хорошо держит тепло зимой и это выглядит куда практичнее, нежели огромный дом.

Я думаю, в обоих случаях дома можно считать уютными и уникальными. На этом у меня все!

1 часть – сравнение землянок и полуземлянок

https://zen.yandex.ru/media/scandinavianmythology/sravnenie-izby-slavian-i-dlinnogo-doma-skandinavov-ery-vikingov–chast-2-rodovoi-dom-5ca5cde0edeb3100b3ea76e7

Источник: https://obvaldefoltovi4.livejournal.com/tag/%D0%B2%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%93%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D1%8F

Коллапс – Джаред М. Даймонд

ГЛАВА 7. ПРОЦВЕТАНИЕ ГРЕНЛАНДИИ

Саги дают простой ответ на этот вопрос: викингам не удалось установить мирные отношения с многочисленными враждебно настроенными индейцами — исконными обитателями Северной Америки.

Согласно сагам, первая встреча викингов с группой индейцев закончилась тем, что из девяти индейцев восемь были убиты, а девятому удалось бежать. Это было не слишком удачное начало для установления дружеских отношений.

Неудивительно, что в ответ индейцы снарядили отряд на небольших лодках и осыпали викингов градом стрел, одна из которых оказалась роковой для Торвальда, сына Эйрика Рыжего, — раненный в живот, тот вскоре умер.

Говорят, что перед смертью он вытащил стрелу из раны и с горечью произнес: «Земля, которую мы нашли, богата; у меня в животе много жира — но что толку? Вряд ли мы сможем воспользоваться всем этим добром».

Следующей экспедиции викингов удалось установить торговые взаимоотношения с местными племенами (викинги обменивали одежду и коровье молоко на шкуры животных), пока один из викингов не убил индейца, который пытался украсть оружие.

В последовавшей за этим стычке многие индейцы были перебиты, а оставшиеся в живых бежали; происшедшего оказалось достаточно, чтобы викинги убедились: столкновения с индейцами неизбежны.

Как говорит неизвестный автор саги об Эйрике Рыжем: «Отряд [викингов] тогда понял, что, несмотря на все богатство этой земли, здесь они всегда будут под угрозой нападения первых ее обитателей. Тогда они решили отправиться восвояси, в свою собственную страну [т. е. в Гренландию]».

Оставив Винланд в безраздельное владение индейцам, викинги тем не менее продолжали наведываться в более северные районы побережья Лабрадора, где индейцев было гораздо меньше; целью этих экспедиций была заготовка леса и выплавка железа.

Вещественными доказательствами этих поездок служат несколько предметов, очевидно гренландского происхождения (кусочки плавленой меди и железа и пряжа из козлиной шерсти), найденные в археологических раскопах индейских поселений, раскиданных по канадской Арктике.

Наиболее интересной находкой является серебряная монетка, отчеканенная в Норвегии между 1065 и 1080 годами, во время правления короля Олава Тихого, и обнаруженная при раскопках индейского поселения на побережье штата Мэн, в сотнях миль к югу от Лабрадора.

В монете просверлена дырочка — вероятно, этот диковинный предмет использовался индейцами как подвеска.

Это поселение в штате Мэн было большой торговой деревней, при раскопках которой археологи нашли камни и орудия, привезенные сюда с полуострова Лабрадор, из районов, теперь известных как Новая Шотландия, Новая Англия, Нью-Йорк и Пенсильвания. Вероятно, эту монету потерял или отдал в обмен один из викингов, оказавшихся на побережье Лабрадора, а потом она по цепочке обменов между индейцами попала в штат Мэн.

Еще одним доказательством продолжения экспедиций викингов на Лабрадор является упоминание в исландских хрониках за 1347 год гренландского корабля с командой из 18 человек, который пристал к берегу Исландии после того, как, утратив якорь, сбился с курса на обратном пути из некоего «Маркланда». Упоминание в хронике краткое и сухое, будто здесь нет ничего, требующего пояснений, — будто летописец ставил это событие в один ряд с мелочами повседневной жизни и мог бы продолжить столь же прозаично: «Итак, за этот год у нас были такие новости: один из кораблей, которые каждое лето отправляются в Маркланд, потерял якорь; а еще Торунн Кетильсдоттир разлила большой кувшин молока на своей ферме в Дьюпадалуре; еще у Бьярни Болласона издохла одна овца, и больше ничего особенного в этом году не произошло, все было как обычно».

Коротко говоря, колония Винланд оказалась нежизнеспособна, потому что сама гренландская колония была слишком мала и испытывала недостаток в дереве и железе, чтобы обеспечивать ресурсы для заморской экспансии; слишком велики были расстояния как между Гренландией и Винландом, так и между Гренландией и континентальной Европой; слишком мало было у Гренландии судов, пригодных для дальнего плавания, и средств, чтобы финансировать масштабные морские экспедиции; два-три корабля викингов были каплей в море по сравнению с множеством индейцев, населявших территорию Новой Шотландии и побережье залива Св. Лаврентия, так что исход любой спровоцированной викингами конфронтации был предрешен. В 1000 году численность гренландской колонии составляла не более пятисот человек, так что отбытие 80 взрослых мужчин в лагерь Л'Анс-о-Медоуз было весьма ощутимо и значительно осложнило и без того нелегкую жизнь гренландцев. Когда европейские колонизаторы наконец проторили дорогу в Новый Свет после 1500 года, история попыток освоения ими Америки показывает, как долго пришлось европейцам преодолевать препятствия — даже в тех случаях, когда они пользовались поддержкой самых могущественных и богатых государств с многочисленным населением, которые ежегодно строили и посылали в корабли, намного большие по размеру, чем драккары викингов, и были вооружены пушками. В первых английских и французских колониях в Массачусетсе, Вирджинии и Канаде около половины первопоселенцев умерли от голода и болезней в течение первого же года. В этом случае неудивительно, что 500 гренландцев, обитая в самой отдаленной колонии Норвегии — в то время одной из беднейших стран Европы, — не смогли добиться успеха в освоении и колонизации Северной Америки.

В контексте данной книги самым важным аспектом гибели просуществовавшей десять лет колонии Винланд является то, что эта гибель стала в некотором смысле анонсом, «прокруткой» в ускоренном темпе последовавшего через 450 лет краха гренландской колонии.

Викинги продержались в Гренландии гораздо дольше, чем в Винланде, потому, что Гренландия ближе к Норвегии и потому, что в первые несколько десятилетий по соседству с колонией не показывались никакие враждебные племена.

Но Гренландия столкнулась с теми же двумя взаимосвязанными проблемами, что и колония Винланд, хотя и в менее острой форме: изолированностью и неспособностью установить дружественные отношения с коренным населением.

Если бы не индейцы, весьма вероятно, что гренландцы смогли бы справиться с возникшими впоследствии трудностями экологического характера, а колония в Винланде смогла бы укрепиться. В таком случае в последней, вероятно, имел бы место бурный рост населения, викинги могли бы затем расселиться по всей Северной Америке уже в XI веке, и современные американцы писали бы книги на языке, производном от древнескандинавского, как нынешние исландцы и жители Фарерских островов.

Глава 7. Процветание Гренландии

Аванпост Европы. — Климат современной Гренландии. — Климат в прошлом. — Растения и животные. — Поселения викингов. — Сельское хозяйство. — Охота и рыболовство. — Интегрированная экономика. — Общество. — Торговля с Европой. — Самосознание гренландцев

Мое первое впечатление от Гренландии таково: ее название («Зеленая страна») есть сущая нелепица, ведь передо мной расстилался почти монохромный пейзаж из белой, черной и синей красок с ощутимым преобладанием белого.

Некоторые историки полагают, что название «Гренландия» придумал Эйрик Рыжий, основатель здешней колонии викингов, чтобы обманным образом завлечь своих сородичей на безлюдный далекий остров.

Когда самолет, следовавший из Копенгагена, подлетал к восточному побережью Гренландии, первой на горизонте после темно-синего морского простора возникла огромная масса сверкающего белого льда, тянущегося до горизонта: в Гренландии расположен самый большой в мире, после Антарктиды, ледник.

Берега Гренландии круто поднимаются к занимающему большую часть острова плато, покрытому льдом, который огромными ледопадами стекает в море.

Сотни миль наш самолет летел над этой белой пустыней, единственное разнообразие в которую вносили голые скалы, раскиданные тут и там, как черные острова, возвышающиеся над океаном льда. И лишь когда самолет перелетел плато и очутился над западным побережьем, я увидел еще два оттенка, подкрасивших узкую полоску, обрамляющую ледовый панцирь, — бурый цвет голой земли и тускло-зеленый цвет мхов и лишайников.

Источник: https://loveread.info/books/sovremennaya-proza/page-70-45492-dzhared-m-daimond-kollaps.html

Коллапс читать онлайн, Даймонд Джаред, Николаев Игорь Игоревич, Николаев Игорь Иосифович, Михайлова Наталья Александровна, Николаев Григорий Ильич, О. Жаден, Михайлова Ирина Анатольевна, Михайлова Татьяна Андреевна

ГЛАВА 7. ПРОЦВЕТАНИЕ ГРЕНЛАНДИИ

Две фермы. — Коллапсы прошлого и настоящего. — Потерянный рай? — Схема из пяти пунктов. — Экология и бизнес. — Сравнительный метод. — План книги.

Несколько лет назад я посетил две молочных фермы — Халс и Гардар. Несмотря на тысячи миль расстояния между ними, у них очень много общего. Обе самые большие, самые преуспевающие и технологически развитые в своей местности. На каждой живописные коровники с двумя рядами стойл для мясного и молочного скота.

На обеих фермах летом коровы паслись на лугах, хозяева запасали сено на зиму и увеличивали урожайность пастбищ при помощи искусственного орошения. Обе фермы сходны по занимаемой площади (несколько квадратных миль), по размерам коровников.

Коровники Халса вмещали чуть большее число коров, чем в Гардаре (200 и 165 соответственно). Владельцы обеих ферм занимали видное положение в местном обществе. Нет сомнения в глубокой религиозности обоих владельцев. Обе фермы расположены в живописной, привлекающей туристов местности на фоне покрытых снегом горных вершин.

Рядом протекают богатые рыбой ручьи, которые впадают в одном случае в знаменитую реку, а в другом — во фьорд.

Таковы преимущества обеих ферм. Что касается недостатков, то обе фермы находятся в регионах, неблагоприятных для молочного животноводства, поскольку располагаются в северных широтах, где короткий летний период ограничивает производство кормов.

Поскольку климат там не слишком оптимален по сравнению с более низкими широтами, даже в хорошие годы, обе фермы очень чувствительны к изменению климата в прилегающих районах, как в сторону потепления, так и в сторону похолодания.

Оба района лежат далеко от крупных населенных пунктов, где можно сбывать продукцию, так что высокая стоимость транспортировки товаров ставит фермы в невыгодное положение по сравнению с более близкими к потребителю. Экономика на обеих фермах определяется распоряжениями владельца, который учитывает такие факторы, как прихоти клиентов и соседей.

Ну и, по большому счету, их экономика зависит от экономики страны, в которой находится каждая из ферм, их прибыли и убытки связаны с успехами и поражениями страны, ее взаимодействием с внешними, чуждыми обществами.

Кардинальное различие между фермами состоит в их сегодняшнем статусе. Ферма Халс, семейное предприятие, которым владеют двое супругов и пятеро их детей, в долине Битеррут на западе США, штат Монтана, сегодня процветает.

Округ Равалли, где находится эта ферма, имеет самые высокие показатели по приросту населения в Америке. Тим, Труд и Дэн Халс, совладельцы фермы, лично устроили мне экскурсию по новому коровнику, оснащенному по последнему слову техники, и терпеливо разъяснили все прелести и недостатки молочного бизнеса в Монтане.

Невероятно, чтобы в США вообще и в Халсе в частности этот бизнес пришел в упадок в обозримом будущем.

А Гардар, бывшее наследное поместье норвежского епископа в Юго-Западной Гренландии, более пятисот лет назад было покинуто. Общество норвежской Гренландии коллапсировало полностью — тысячи жителей, истощенные голодом, погибли в войнах и беспорядках, тысячи уехали, и не осталось никого.

Хотя прочные каменные стены коровников Гардара и собора неподалеку все еще стоят, так что я смог различить отдельные стойла, здесь уже нет владельца, который рассказал бы мне о прелестях и недостатках бизнеса тех времен.

Но в лучшие времена, когда ферма Гардар и норвежская Гренландия процветали, их закат казался таким же невероятным, как и закат фермы Халса в сегодняшних Соединенных Штатах.

Позвольте пояснить. Сравнивая эти две фермы, я не утверждаю, что американское общество обречено на упадок. Скорее, верно обратное — ферма Халс развивается, новые технологии, применяемые там, изучаются на соседних фермах, а США — самая могущественная страна в мире. Также я не утверждаю, что общества или фермы вообще склонны к упадку.

Некоторые в самом деле коллапсируют, как Гардар, другие же нерушимо стоят тысячи лет.

Тем не менее мои поездки в Халс и Гардар, которые разделены тысячами миль, но которые я посетил в одно лето, заставили меня живо представить, что даже богатейшее, самое технологически развитое общество сегодня встречается с экологическими и экономическими проблемами, значение которых нельзя недооценивать.

Многие из наших проблем похожи на проблемы Гардара и норвежской Гренландии, с иными пытались бороться другие государства прошлого. Иногда это не удавалось (как в норвежской Гренландии), иногда приносило успех (как у японцев и полинезийцев острова Тикопия). Последние являют нам бесценный опыт, которым стоит воспользоваться ради успеха в нашей борьбе за выживание.

Норвежская Гренландия — всего лишь один из многих примеров, когда общество коллапсировало или погибло, оставив после себя монументальные руины, как в стихотворении Шелли «Озимандия».

Под коллапсом я подразумеваю резкое падение численности населения и/или потерю политических, экономических, социальных достижений на значительной территории на продолжительное время.

Явление коллапса, таким образом, считается крайней формой длительного процесса упадка, и нужно задаться вопросом, насколько резким должен быть упадок в обществе, чтобы его можно было считать коллапсом.

Порой постепенные процессы упадка включают в себя мелкие случайные взлеты и падения и мелкие политические\экономические\социальные перестройки, неизбежные для каждого общества. Какое-то государство завоевывается соседом, либо его упадок связан с усилением соседа, при этом состав населения и культура в регионе не меняются.

Происходит замена одной правящей элиты на другую. В свете этого чаще всего в качестве коллапсов рассматривают скорее известные примеры, чем мелкие: индейцы анасази и каокийцы в пределах США, города майя в Центральной Америке, цивилизации моче и Тиуанако в Южной Америке, микенская цивилизация в Греции и минойская на Крите в Европе, Великий Зимбабве в Африке, Ангкор-Ват и хараппские города долины Инда в Азии и остров Пасхи в Тихом океане (карта 1).

Карта 1. Доисторические, исторические и современные общества.

Монументальные руины, оставшиеся от погибших цивилизаций, для всех нас покрыты налетом романтики. Мы восхищаемся, как дети, когда впервые видим их на картинках. Когда мы вырастаем, многие из нас планируют во время отпуска съездить туда в качестве туристов.

Нас чарует величественная красота и тайны, которые они хранят. Масштабы руин свидетельствуют о былой мощи и искусстве их строителей, как похвальба «Взгляните на мои великие деянья» словами Шелли. Уже ушли в небытие строители, заброшены здания, которым было отдано столько сил.

Как могло коллапсировать общество, бывшее таким могущественным? Что стало с его гражданами? Ушли ли они, и если да, то почему? Может быть, погибли? Подспудно эти романтические загадки навевают неприятную мысль: а не висит ли угроза гибели и над нашим преуспевающим обществом? Не будут ли туристы будущего дивиться на развалины нью-йоркских небоскребов так же, как мы любуемся потонувшими в джунглях городами майя?

Долгое время считалось, что многие из этих таинственных исчезновений связаны с экологическими катастрофами — люди необратимо уничтожали природные ресурсы, на которых базировалось их общество.

Подозрения в непреднамеренном экологическом сиуциде — экоциде — подтверждались открытиями, которые в последние десятилетия сделали археологи, климатологи, историки, палеонтологи и палинологи (ученые, изучающие пыльцу).

Процессы, посредством которых общество подтачивает само себя, разрушая окружающую среду, делятся на восемь категорий.

Составляющая каждой из них меняется от случая к случаю: сведение лесов и уничтожение среды обитания, почвенные нарушения (эрозия, засоление, потеря плодородности), нарушение водоснабжения, истребляющая охота, чрезмерное вылавливание рыбы, воздействие ввезенных видов на местные, рост населения и конфликты между людьми.

Разные комбинации этих факторов определяют разные случаи коллапсов. Рост населения заставляет искать пути увеличения производительности сельского хозяйства, такие …

Источник: https://knigogid.ru/books/483278-kollaps/toread

Джаред Даймонд. Коллапс (2)

ГЛАВА 7. ПРОЦВЕТАНИЕ ГРЕНЛАНДИИ
Джаред Даймонд   (перевод: И. Николаев, О. Жаден, А. Михайлова)

История   Культурология  

Коллапс 5.5 Мб, 846с.   (читать)  (скачать 2)
  издано в 2010 г.   в серии philosophy (post) (иллюстрации)

Добавлена: 16.09.2012 Версия: 1.1.
ISBN: 978-5-17-048382-2, 978-5-9713-8389-5 Кодировка файла: utf-8
Издательство: АСТ Город: Москва
   (2-info)    (ссылка для форума)     (ссылка для блога)     (QR-код книги)   [url=https://coollib.net/b/212101][b]Коллапс (2)[/b]

[img]https://coollib.net/i/1/212101/cover.jpg[/img][/url]

Коллапс (2) QR-код книги sci_history sci_culture Джаред Даймонд Коллапс

Лауреата Пулитцеровской премии Джареда Даймонда по праву считают автором интеллектуальных бестселлеров. Газета «Нью-Йорк таймс» даже назвала его «Дэном Брауном научной литературы».

В этой книге Даймонд предлагает новый взгляд на историю человеческой цивилизации, на причины расцвета и гибели древних культур — общества острова Пасхи, поселений викингов в Гренландии, индейцев майя в Америке, а также убедительно доказывает, что многие современные общества, прежде всего Китай и Северная Америка, стоят на распутье и в ближайшем будущем должны решить для себя, хотят ли они существовать далее или готовы погибнуть.

2010 ru en О. Жаден А. Михайлова И. Николаев Roxana FictionBook Editor Release 2.5 05 June 2011 Sсan, conv: Roxana; AE1BABDF-9916-4AD3-AAC8-6840A5516415 1.1

1.0 — создание файла

1.1 — немного изменено форматирование

Коллапс АСТ Москва 2010 978-5-17-048382-2, 978-5-9713-8389-5

Лауреата Пулитцеровской премии Джареда Даймонда по праву считают автором интеллектуальных бестселлеров. Газета «Нью-Йорк таймс» даже назвала его «Дэном Брауном научной литературы».

В этой книге Даймонд предлагает новый взгляд на историю человеческой цивилизации, на причины расцвета и гибели древних культур — общества острова Пасхи, поселений викингов в Гренландии, индейцев майя в Америке, а также убедительно доказывает, что многие современные общества, прежде всего Китай и Северная Америка, стоят на распутье и в ближайшем будущем должны решить для себя, хотят ли они существовать далее или готовы погибнуть. Две фермы. — Коллапсы прошлого и настоящего. — Потерянный рай? — Схема из пяти пунктов. — Экология и бизнес. — Сравнительный метод. — План книги. Рассказывает Стэн Фолкау. — Монтана и я. — Почему бы не начать с Монтаны? — Экономическая история Монтаны. — Шахты. — Леса. — Почва. — Вода. — Местные и завезенные виды. — Разница взглядов. — Отношение к регулированию. — Рассказывает Рик Лейбл. — Рассказывает Джон Кук. — Монтана как модель мира. Загадки каменоломен. — География и история. — Население и продукты питания. — Вожди, кланы и племя. — Платформы и статуи. — Вытесывание, транспортировка и установка статуй. — Исчезнувший лес. — Последствия для общества. — Версии европейцев. — Причины уязвимости. — Остров Пасхи как метафора. Питкэрн до «Баунти». — Три непохожих острова. — Торговля. — Конец фильма. Земледельцы пустыни. — Три типа сельскохозяйственной стратегии. — Цивилизация Чако и крысиные гнезда. — Региональная интеграция. — Угасание и конец Чако. — Послание Чако. Тайны затерянных городов. — Окружающая среда. — Земледелие майя. — История майя. — Копан. — Сложная природа коллапса. — Войны и засухи. — Коллапс в южных долинах. — Послание майя. Североатлантический эксперимент. — Экспансия викингов. — Автокаталитический процесс. — Сельское хозяйство викингов. — Вожди викингов. — Религия викингов. — Оркнейские, Шетландские и Фарерские острова. — Природа Исландии. — История Исландии. — Исландия сегодня. — Винланд. Аванпост Европы. — Климат современной Гренландии. — Климат в прошлом. — Растения и животные. — Поселения викингов. — Сельское хозяйство. — Охота и рыболовство. — Интегрированная экономика. — Общество. — Торговля с Европой. — Самосознание гренландцев. Начало конца. — Обезлесение. — Разрушение почвенного и травяного покрова. — Предшественники инуитов. — Хозяйство инуитов. — Отношения между инуитами и скандинавами. — Финал. — Глубинные причины. Снизу вверх и сверху вниз. — Нагорья Новой Гвинеи. — Тикопия. — Проблемы Японии эпохи Токугава. — Решения клана Токугава. — Почему Япония преуспевает. — Другие истории со счастливым концом. Дилемма. — События в Руанде. — Больше чем национальная рознь. — Нагнетание обстановки в Канаме. — Взрыв в Канаме. — Почему это произошло. История. — Различия и их причины. — Влияние окружающей среды в Доминиканской Республике. — Балагер. — Окружающая среда в Доминиканской Республике сегодня. — Будущее. Значение Китая. — Предпосылки. — Естественная среда, биологические виды, крупномасштабные проекты. — Последствия. — Связи. — Будущее. Значение Австралии. — Почвы. — Вода. — Расстояния. — Ранняя история. — Импортируемые ценности. — Торговля и иммиграция. — Деградация земель. — Другие проблемы окружающей среды. — Признаки улучшения ситуации. Путь к успеху. — Неспособность предвидеть. — Неспособность увидеть. — Рациональное вредительство. — Устаревшие ценности. — Иррациональное поведение. — Неудачные решения. — Надежда остается. Добыча природных ресурсов. — Два нефтяных месторождения. — Интересы нефтедобывающих компаний. — Добыча руды. — Интересы горнодобывающих компаний. — Различия между добывающими компаниями. — Лесозаготовительная отрасль. — Совет по управлению лесными ресурсами. — Рыболовная отрасль. — Бизнес и общество.

Введение. — Самые серьезные проблемы. — Если мы их не решим… — Жизнь в Лос-Анджелесе. — Возражения в шутку. — Прошлое и настоящее. — Повод надеяться.

Лингвистический анализ текста:Приблизительно страниц: 846 страниц – очень много (235)Средняя длина предложения: 158.81 знаков – очень много (84)

Активный словарный запас: немного выше среднего 1575.37 уникальных слова на 3000 слов текста

Доля диалогов в тексте: 0.04% – очень мало (26%)

Подробный анализ текста >>

Источник: https://coollib.net/b/212101

Book for ucheba
Добавить комментарий