Глава I ТРИ КОЛЕСНИЦЫ

Глава 3. Китайская колесница

Глава I ТРИ КОЛЕСНИЦЫ
: 28.09.2015

Верхняя часть колесницы (зонт и части кузова) найдена на глубине 11,62—12,66 м (от условного нуля) на уровне последней, пятой, ступени могильной ямы, почти в центре, ближе к восточной стене.

Колесница получила повреждения во время разграбления: при устройстве грабительского хода был задет зонт и разрушена передняя и боковая части кузова.

Кроме того, она деформировалась под тяжестью многотонного утрамбованного заполнения могилы, состоящего из 12-метрового слоя глины и камней.

Первыми были обнаружены остатки зонта: in situ сохранились следы от 19 (из 24) черных лакированных спиц с надетыми на них медными позолоченными навершиями с четырехлепестковой розеткой на конце1 (рис. 3.2—3.5).

1. Еще одно бронзовое навершие спицы зонта (20-е) было обнаружено в грабительском лазе. Ниже колесницы найдены еще четыре навершия такой же формы. От описанных ранее их отличают состав металла, отсутствие позолоты и остатков дерева внутри, кроме того, они короче (их длина – немногим более 7 см) и массивней.

Позолоченные наконечники спиц зонта, найденные in situ, примерно одинаковы по длине (немногим более 9 см), но не идентичны, поэтому можно предположить, что они отливались в разных формах. Каждое навершие имеет острый шип, обращенный вверх (рис. 3.6, 3.7).

На многих из них сохранились небольшие округлые сложенные вдвое лоскутки кожи, пришитые мелкими стежками к шелковому покрытию зонта. Внутри каждой «заплатки» были обнаружены деревянные палочки, плотно обернутые шелком.

Вероятнее всего, маленькие кусочки кожи со вставленными в них деревянными деталями пришивали специально для того, чтобы на них, не боясь порвать, можно было растянуть с помощью шипов на медных наконечниках спиц шелковое покрытие зонта (рис. 3.8).

Следы завязанных шелковых лент, окрашенных киноварью в красный цвет, зафиксированы на верхней деревянной части рукояти зонта, куда вставлялись спицы, и на трех наконечниках спиц. Длина спиц вместе с навершиями составляла около 1 м (рис. 3.9). Диаметр верхней части деревянной ручки зонта равнялся примерно 10 см.

Аналогичные экземпляры деталей ручек зонта были найдены в 6-м ноин-улинском кургане [Руденко, 1962, с. 47, рис. 42] и в могиле № 1 памятника Юльли, в Лолане (Корея) [The ancient…, 2001, сat. 45]. Таким образом, диаметр зонта достигал примерно 2,1 м. Такой зонт мог полностью прикрыть седоков.

Под зонтом (на глубине 12,25—13,33 м) была обнаружена обложенная камнями часть кузова колесницы (рис. 3.10). Кузов был изготовлен из дерева, покрыт шелковой тканью и лаком. Само дерево истлело; объем между слоями лака заполняла глина с включениями небольших разрозненных кусочков древесины.

На внутренней поверхности лакированного слоя кузова можно различить рельеф, отражающий структуру переплетения ткани. Боковая стенка колесницы (высота 0,45—0,5 м, ширина 0,6 м) имеет рельефную «клетчатую» поверхность, которая покрыта красным и оконтурена черным лаком.

С внутреннего края она была укреплена деревянным стержнем с бронзовым, покрытым позолотой, навершием цилиндрической формы (рис. 3.14, 3.21). Передняя стенка колесницы была сильно деформирована и из-за грабежа сохранилась не полностью.

Ее верхняя часть представляла собой ребристый «желоб» (ширина 0,15 м), а нижняя – состояла из трех рельефно выделенных полос. Вся передняя стенка (высота 0,4 м) была покрыта черным лаком; толщина его слоя составляла 2—3 мм (рис. 3.12, 3.16, 3.17).

Пол колесницы (размеры сохранившейся части 0,5 × 1 м) представлен следами покрытых черным лаком деревянных реек, укрепленных крест-накрест и создававших решетчатую поверхность (размеры ромбов, которые они образовывали, 9 × 9 см) (рис. 3.13). Под полом колесницы были обнаружены коррозированные фрагменты железной посуды и черпак (рис. 3.13, 3.16, 3.20, 3.24, 3.26).

К востоку и западу от кузова колесницы на глубине 12,9—13,7 м находились остатки двух деревянных колес диаметром около 1,5 м. Спицы колес покрыты черным лаком, в центральной части – красным. Широкий деревянный обод (толщина 8 см) был окрашен в черный цвет и не содержал металлических деталей.

В колесах, судя по более сохранившемуся правому, была, вероятно, 21 спица. Внутренний малый обод, к которому крепились спицы, снаружи окрашен красным лаком, изнутри – черным (рис. 3.13, 3.20, 3.22).

Колеса крепились к оси с помощью двух железных втулок и колец, а также массивных бронзовых, покрытых позолотой наосьников (найден только один) (рис. 3.19, 3.23, 3.25).

В грабительском ходе обнаружено бронзовое, покрытое позолотой навершие цилиндрической формы с остатками деревянного стержня внутри, которое функционально также было связано с кузовом колесницы (рис. 3.18).

Ханьская колесница «яо чэ»

Колесницы из могил хунну являются уникальным материалом для изучения конструкций и художественного оформления колесниц ханьского времени. Колесница, обнаруженная в 20-м кургане, относится к яо чэ – наиболее популярному и универсальному типу повозок в эпоху Хань.

Такие повозки использовались как легкие прогулочные экипажи и как военные колесницы. Их отличает наличие зонта хуа-гай (hua-gai), который относится к новше­ствам ханьского времени, поскольку в эпоху Цинь зонт не получил сколько-нибудь широкого распространения [Кожанов, 1984, с. 74].

Спицы зонта деревянные, покрытые черным лаком; наконечники – бронзовые четырехлепест­ковые либо шаровидные. Колеса яо чэ были большие, с массивной втулкой, спицы в сечении по конфигурации не одинаковы: ближе к сочленению с втулкой – эллипсовидные, а у обода – почти круглые.

Запрягалась такая повозка обычно одной лошадью, иногда двумя или тремя [Там же, с. 70]2.

2. В хуннских погребениях рассматриваемого периода встречаются колесницы и других типов. Так, в кургане № 7 могильника Царам (в Бурятии) обнаружена ханьская колесница [Миняев, Сахаровская, 2007], которая, согласно реконструкции, предложенной авторами раскопок, по типу отличается от колесницы из ноин-улинского кургана [Там же, рис. 3, 5].

Легкая повозка, аналогичная рассматриваемой, была найдена в 2005 г. французскими археологами в могиле Т20 памятника Гол Мод 1 в Архангайском аймаке Республики Монголия [Guilhem, 2007, р.

75; Desroches, 2007, pic. 21]. В могильной яме обнаружены бронзовые навершия спиц зонта, металлические детали колес и остатки красного лака со стенок колесницы [Guilhem, 2007, р.

71—73; Desroches, 2007, pic. 13].

На территории современного Китая подлинные колесницы типа яо чэ были обнаружены во многих ханьских могилах [Лю Юнхуа, 2002, с. 133; Цуй Даюн, 1997, с. 24 и др.]. У колесницы из ханьского погребения на памятнике у горы Шуанжушань провинции Шаньдун колеса в поперечнике составляли примерно 144 см, имели около 30 спиц.

В захоронении было найдено также 30 грибовидных наверший спиц зонтика из позолоченной бронзы (длина 5,6 см). Диаметр зонта составлял 160 см. На спицах прослежены следы шелковой ткани. Кузов сохранился плохо. Многочисленные медные детали колесницы инкрустированы серебром и демонстрируют высокий уровень искусства эпохи Хань [Цуй Даюн, 1997, с. 19—21].

Хотя колесница сохранилась не полностью (большая часть деревянных деталей истлела, а металлические залегали бессистемно), китайские исследователи попытались ее реконструировать, привлекая для этого найденные в ханьских погребениях деревянные и бронзовые модели колесниц, материалы из гробницы императора Цинь Шихуана, упоминания в письменных источниках, а также многочисленные изображения колесниц эпохи Хань на стенах гробниц в виде росписей (рис. 3.15). Так, детали колесницы № 1 из Шуанжушань полностью соответствуют деталям колесницы из захоронения в Маньчэн (провинция Хэбэй) и уменьшенной копии колесницы из ханьского захоронения № 48 в местности Моцзюцзы, около г. Увэй (рис. 3.11). Это свидетельствует об их принадлежно­сти одному типу, который в письменных памятниках называется «легкая военная колесница» [Там же, с. 22]3.

3. Перевод с китайского выполнен А. Н. Чистяковой.

В 20-й ноин-улинский курган колесница яо чэ была помещена полностью, только колеса, вероятно, были сняты и уложены плашмя под кузов. (Данный вариант также достаточно часто фиксируется в китайских захоронениях периодов Чжаньго и Хань, например, в погребении № 2 могильника Цзыхэдянь, провинция Шаньдун.

) Все ее деревянные части были лакированные, а бронзовые детали позолоченные. Зонт украшали алые шелковые ленты, привязанные на каждую шестую спицу. Транспортировка колесницы в погребение производилась по дромосу. Подобные легкие колесницы с зонтами (рис. 3.

27), судя по находкам, могли быть погребены и в других, исследованных ранее, ноин-улинских курганах, но из-за того, что раскопки производились при помощи шурфов, могли остаться незамеченными. Бронзовые наконечники спиц зонта были найдены в Мокром кургане (№ 1) [Руденко, 1962, с. 117, табл.

28, 6, 7], в Кондратьевском и кургане № 25 [Там же, с. 123]. Кроме того, были обнаружены части зонтов, деревянных колес, а также наосьники [Там же, табл. 24, 5, 6], скобы-поручни [Там же, табл. 28, 1, 2, 4], кольца для крепления вожжей [Там же, табл. 28, 3, 5].

Нужно заметить, что находки наконечников зонта, вероятно, не всегда могут свидетельствовать о наличии несохранившейся колесницы. Так, в ханьских захоронениях на территории Китая часто в погребения ставили не сами колесницы, а их части (см., например [Погребение Западная Хань в г. Чуньцине, 1986, с. 238; Краткий отчет о раскопках погребения.

.., 2006 а, с. 29—30]). В 25-м ноин-улинском кургане «18 весьма похожих на подсвечник подставок (так исследователи 20-х годов называли бронзовые наконечники зонта. – Авт.)» были найдены у восточной стены внутреннего сруба [Козлов, 2003, с. 275].

В «Споре о соли и железе» – одном из важнейших источников по культуре эпохи Западной Хань – Хуань Куань, порицая современные ему нравы, так описывает этот тип колесниц с зонтами: «Ныне среди простолюдинов богатые [украшают экипажи] серебром и золотом, в том числе золотыми цветами со стеблями, изогнутыми в виде когтя, которые укреплены на концах дуг, образующих каркас балдахина колесницы, [а также] привязывают бунчуки к шестам и обертывают [парчой] древки знамен; лица среднего [достатка] инкрустируют золотом удила коней, окрашивают [части экипажа] в ярко-красный цвет, украшают нефритом знамена и [используют в повозках] „летящие деревянные решетки“» [Хуань Куань, 2001, с. 85—86]. Интересно отметить, что, по эдикту Цзинь-ди (144 г. до н. э.), санов­ники, получавшие 2000 мер ши, имели право покрасить киноварью оба боковых заслона своего экипажа, а чиновники, получавшие от 1000 до 600 ши, – только один левый заслон [Там же, с. 356—357].

4. «Привлечем, притянем к себе их уши, привлечем их глаза, привлечем их рты, привлечем их желудки, и они окажутся в четырех отношениях привлечены, – говорилось в докладах высокопоставленного чиновника императору. – А еще мы привлечем к себе их сердца. Так разве же мы не подчиним варваров-ху, не принудим их упасть [к нашим ногам]?! Это и называется пять приманок» (цит. по [Ермаков, 2005, с. 375]).

Колесницы относились к так называемым пяти приманкам китайского двора, призванным подчинить хунну (варваров-ху) и принудить их упасть к ногам императора4.

В качестве первой приманки главам кланов сюнну рекомендовалось предоставить вместе с другими предметами роскоши пять отделанных серебром колесниц, а четвертой приманкой – как проявлением щедрости к сдавшимся, перешедшим на китайскую сторону большим людям сюнну – служила наряду с другими благами боевая колесница, переданная в личное хранение [Там же, с. 356—357]. По-видимому, именно таким образом лаковые, украшенные колесницы попадали в степь, к хунну.

Однако колесницы, найденные в хуннских погребениях, могли быть не только даром, но и военной добычей, количество которой всегда намного превышало добро­вольные пожертвования, получаемые хунну от Хань. Как бы то ни было, присутствие в 20-м ноин-улинском кургане колесницы яо чэ – это свидетельство высокого статуса погребенного и соблюдения ханьских традиций в погребальном обряде.

: 28.09.2015

Источник: https://scfh.ru/chapters/glava-3-kitayskaya-kolesnitsa/

Три колесницы — Три Пути. Хинаяна, Махаяна, Ваджраяна

Глава I ТРИ КОЛЕСНИЦЫ

Гапонова Лилия https://www.oum.ru Три колесницы — Три Пути. Хинаяна, Махаяна, Ваджраяна

В буддизме выделяют три основных направления Пути самосовершенствования, называя их Три Яны, Три Колесницы.

Хинаяна ( «яна» — колесница, «хина» — малый ) — Малая Колесница

Махаяна ( «маха» — великий ) — Большая Колесница

Ваджраяна ( «ваджра» — алмаз ) — Алмазная Колесница

Все они ведут к одной цели. Деление связано с тем, что Будда передал разные методы для людей с разными способностями к духовному развитию.

Каждое направление имеет своих последователей. Разные люди — разные методы.

Суть знания, переданного Буддой выходит за пределы человеческого измерения. Для ясного понимания этого знания принята некая форма, такая как Три Колесницы, каждая из которых содержит свои особые наставления, методы, постижения этого знания.

Хинаяна

Традиция Хинаяны опирается на то, что можно назвать первыми учениями Будды, начиная с его знаменитой проповеди о Четырех Благородных Истинах: страдании, источнике страдания, возможности прекращения и способе прекращения страдания.

Основу учения образует Трипи́така, Палийский Канон — свод священных текстов, составленный вскоре после так называемого «ухода Будды в Нирвану».

Последователи Хинаяны считают эти писания самым древним источником Учения Будды, и следовательно самым авторитетным. Отсюда еще одно название Малой Колесницы: Тхеравада то есть «Учение старейших».

Махаяна

Традиция Махаяны возникла на севере Индии и распространилась преимущественно в Китае, Тибете и Японии. Она переосмысляет сложившиеся в Хинаяне положения о мироустройстве и духовном Пути, раскрывая смысл Учения Будды совершенно по новому.

Основа Махаяны и Хинаяны — Сутры.

Это писания, пришедшие к практикам древности в форме духовного откровения. Предполагается, что Сутры были переданы Буддой. Но Буддой уже не в форме конкретного исторического лица, Будды Шакьямуни, а как проявление природы Будды как таковой, вневременной, всеобъемлющей — метафизической реальности, запредельной относительно человеческого Ума.

Ваджраяна

Ваджраяна — последняя Колесница, называемая «тантрический буддизм». Это название связано с тем, что основа практик здесь — Тантры — знания, переданные предполагаемым воплощением Будды, учителем Падмасамбхавой. Конечная цель Ваджраяны та же, что у и Махаяны — обретение состояния Будды для блага всех существ. Отличие в Методах обнаружения этого изначального состояния.

Хинаяна воспринимает Путь Будды Шакьямуни как руководство к действию: отречься от всего «мирского», отсечь привязанности и «загрязнения», чтобы стать просветлённым существом подобно Будде и покинуть этот мир, уйдя в бесконечное блаженство Нирваны — состояния за пределами цикла рождения и смерти — сансарического бытия.

Важно отметить: последователи Хинаяны верят, что Будда — конкретное историческое лицо, Учитель, обретя Просветление действительно ушел в Нирвану. То есть перестал существовать в нашей реальности. Это воззрение — ключевое отличие восприятия явлений в Хинаяне и Махаяне.

Будда — человек, достигший ПросветленияБудда — метафизическая Реальность

Сутры Махаяны указывают на то, что Нирвана — это уловка на пути, а Будда, Татхагата — нечто, гораздо большее, чем явленное миру тело Будды Шакьямуни. Будда — это аспект реальности, первоприрода, первоматерия, источник всего сущего. И потому Будда, воспринимаемый таким образом, не может «покинуть» Сансару. Он пребывает в ней внутри каждого из нас.

Такая концепция получила название Теория Татхагата Гарбхи. «Зародыша» Будды как изначальной природы внутри всех живых существ.

Об этом можно прочесть в Татхагатагарбхе сутре:

А также, сыновья хорошей семьи, (он) понимает, что внутри живых существ, утопающих в осквернениях, сидит множество Татхагат со скрещенными ногами и неподвижных, одаренных, как и я, знанием и видением.

И понимает, что нутро тех (существ), оскверненное нечистотой, -истинная природа Татхагаты (татхагатадхармата), недвижимая и неколебимая любыми состояниями бытия, и затем говорит: «Все эти Татхагаты подобны мне!»

Татхагатагарбха сутра

Идеалом Хинаяны является Архат — святой монах, собственными усилиями достигший Нирваны, цели пути в рамках этой традиции.

В Сутрах Махаяны хинаянских святых — Архатов называют Шраваками, «слушающими голос», подразумевая, что это ученики Будды, не постигшие всех глубин учения и привязавшиеся к идее Нирваны как Индивидуального освобождения, стремление к которому в принципе заблуждение.

Во-первых, нет разницы между Сансарой и Нирваной — это две иллюзии одного Ума.

Нет разницы вообще Между Нирваной и Сансарой. Что является пределом нирваны, Есть также и предел сансары. Между этими двумя мы не можем найти

Даже слабейшей тени различия.

Нагарджуна.

Ум – корень, как круговорота перерождения, так и просветления. Из-за разнообразия накопленной кармы, каждый из многообразных видов существ имеет свое особое иллюзорное видение.

Намкай Норбу Ринпоче «Кристалл и путь света»

Этот ум творит и сансару и нирвану
Вне него не существует ни то ни другое.

Падмасамбхава

Во-вторых, даже если Ум принимает правила игры этих иллюзий, стремление к «личному» Освобождению — не самый благородный путь. Ведь в шести мирах сансарического удела человек оставляет всех тех, кто будет продолжать пребывать в неведении и испытывать повторяющиеся страдания.

Потому задача практика — принести максимальное благо живым существам в течении своей жизни. Которая, как известно конечна, а рождение человеческое – бесценно, ибо дает возможность для практики.

Отказавшись от цепляния за собственное «Я», практик Махаяны переводит свой взор от себя к другим людям и существам.

Идеал Махаяны — Бодхисаттва — тот, кто породил в себе намерение стать Буддой дабы иметь возможность принести благо миру.

Намерение такого рода называется Бодхичитта ( «бодхи» — пробужденный», «читта» — сознание ). Зарождение такого намерения, обусловленного чувством великого Сострадания ко всему живому, является началом духовного развития на пути Великой Колесницы, Махаяны.

Вообще, в Махаяне есть такое воззрение, что определяющим природу нашего действия — является не само действие, а намерение, мотивация. И потому то, что по форме выглядит странно или даже жестоко, имея так называемую благую цель под собой — является благом.

Путь преобразования (Тантры)

Хинаяну и Махаяну называют Путь Отречения. То есть отказ от негативных, не благих действий, дабы очистив Ум, обнаружить свое изначально просветленное состояние — достичь Просветления.

Ваджраяна, и тантра в целом, это Путь Тантры, Преобразования. Где те омрачения, привязанности и страсти, что в Сутре следует отсечь, используются как часть практики.

Ученый, религиовед Евгений Торчинов пишет:

Ваджраяна утверждает, что главное преимущество такого метода — его чрезвычайная эффективность, «мгновенность», позволяющая человеку стать Буддой в течение одной жизни, а не трёх неизмеримых (асанкхея) мировых циклов — кальп. Вместе с тем наставники Ваджраяны всегда подчёркивали, что этот путь является и самым опасным.

Ваджраяна взаимодействует с темными пучинами бессознательного — того «тихого омута», в котором «черти водятся», используя его безумные сюрреалистические образы и архетипы для быстрого выкорчевывания самих корней аффектов: страстей, влечений (порой патологических), привязанностей, — всего того, что могло и не осознаваться практиком, «атакуя» его сознание «изнутри».

Сейчас под словом «тантра» на западе продвигаются мероприятия, имеющие очень отдаленное отношение к духовности. Такое явление связано с поверхностным пониманием, западным сознанием союза мужского и женского, который выделяется в тантре. Мужское и женское начало в Ваджраяне — это союз двух аспектов Пробуждения: мудрости и метода.

На изображениях тантрических божеств, изображается пара, священный союз, называемый «Яб-Юм».

Метод, «Упая» — это мужское начало, божество в мужском теле.

Мудрость, «Праджня» — женское начало, изображается как супруга божества.

В буддизме есть устойчивое триединство: Тело, Речь и Ум

  • Практика на уровне Тела: выполнение простираний
  • Практика на уровне Речи: это начитывание Мантр
  • Практика на уровне Ума: визуализации

Основные практики Ваджраяны:

  1. практика мантр;
  2. визуализация божеств;
  3. созерцание мандал.

Практика чтения мантр имеет в Ваджраяне столь большое значение, что её часто даже называют Мантраяной — Колесницей Мантр. Произнесение мантр подразумевает понимание внутреннего смысла мантры и её воздействия. Часто в практике нужно визуализировать написанные тексты мантр, причём задаётся определённый цвет, размер, толщина и другие параметры созерцаемых букв.

Практика тантрических мантр предполагает получение специального Посвящения, которое сопровождалось объяснением правильного произнесения того или иного звука.

В Ваджраяне большую роль играет наставник, учитель, Гуру. Под руководством такого гуру для каждого ученика подбирается своя практика, в зависимости от характера. Качество, черта характера, имеющая негативное свойство называется аффект (клеша): гнев, страсть, невежество, гордыня или зависть.

Практикующие Ваджраяну утверждают, что такого рода аффекты должны не уничтожаться, а осознаваться и трансформироваться в пробужденное сознание. Как это возможно?

Основой претворения страстей и влечений в мудрость Будды является природа Будды, которая есть природа психики и всех ее состояний и которая присутствует в любом, даже самом низменном психическом акте.

Потому, Ваджраяну можно назвать выходом за пределы понятий «чистого» и «нечистого».

Прежде чем изучать практику тантрического буддизма, Ваджраяну, следует изучить фундамент на который она опирается, а именно предыдущие две Колесницы.

Когда начинающий практик ищет «передачу», Посвящение на сложные, «высшие» тантры Ваджраяны, не накопив опыт в более доступных практиках — в нем говорит Духовное Эго.

Считается, что если человеку обьяснили какой то метод, например Мантру — то есть образно говоря «передали» её, вложив в некотором смысле свою энергию в эту передачу — то есть энергию Учителя, эту практику «реализовавшего» — важно действительно Практиковать.

Когда приезжают буддийские Ламы с лекциями, учениями и всевозможными передачами практик — надо быть честным перед собой — намерен ли ты действительно применять в жизнь те знания, что получишь на таком мероприятии.

Если человек получает «передачу» и не практикует — он создает «препятствие». Поэтому лучше быть более пустой и легкой чашей применяющей переданные уже методы, чем переполненным духовными знаниями сосудом без практики.

Это и называется Духовным накопительством. Везде нужна мера — Серединный Путь.

Мы можем прожить жизнь по-разному. Через пять лет, то, что важно сейчас потеряет значение. Vanitas Vanitatum Суета сует. Сансара.

Есть вещи вне времени. Они останутся в нас навсегда. Человек чувствует это вечное и ищет к нему дорогу.

Оттого — разные религии, книги и путешествия, разговоры — вдруг найдется?

Но изначальная природа человека, его суть — никогда не придет извне — это знание внутри. И Учение Будды — древнейший способ подобрать ключ к этой двери. Вернуться к истоку.

Сколько бы ни было дорог, какую бы мы ни выбрали Колесницу, главное — идти вперед.

Терпения и радости нам на этом пути!

Ом.

Источник: https://www.oum.ru/literature/buddizm/tri-kolesnicy-tri-puit-hinayana-mahayana-vajrayana/

Три колесницы

Глава I ТРИ КОЛЕСНИЦЫ

Тема статьи: Три колесницы — разбираемся в вопросе, тренды 2019 года.

Китайская философия.Энциклопедический словарь .2009 .

Смотреть что такое «три колесницы» в других словарях:

Три колесницы — Три колесницы, Трияна (санскр.त्रियान, tri yāna IAST; кит.三乘, сань шэн; кор.삼승, самсын; яп.サンジョウ, сандзё:; вьетн.tam thừa; тиб.theg pa gsum) Три колесницы, которые переправля … Википедия

Три поворота — Буддизм … Википедия

Колесницы — (Быт.45:19 , 46 и др.) Употребление колесниц у Евреев несомненно было столь же древне, как и употребление лошадей.О них уже упоминается, как о предмете роскоши в кн.(Быт.41:43 ).По словам той же книги, они употреблялись и в военное время… … Библия.Ветхий и Новый заветы.Синодальный перевод.Библейская энциклопедия арх.Никифора.

Боевые колесницы — Колесница в Египте Колесница появилась на юге Европы, в Причерноморье и в Индии.Колесница большой колёсный экипаж, использовавший как движущую силу скаковых животных. 1 История … Википедия

Огненные колесницы — Chariots of Fire … Википедия

Поворот Колеса Дхармы — Буддизм Культура История Люди Страны Школы Храмы Терминология Тексты Хронология Проект | Портал … Википедия

Буддизм — Проверить нейтральность.На странице обсуждения должны быть подробности … Википедия

Рёкан Тайгу — У этого термина существуют и другие значения, см.Рёкан.Рёкан Тайгу 良寛大愚 … Википедия

Ом мани падме хум — В этой статье используются шрифты языков стран Азии.Подробнее… Мантра «Ом Мани Падме Ху … Википедия

Буддизм в Туве — Буддизм в России … Википедия

Три колесницы — Три Пути.Хинаяна, Махаяна, Ваджраяна

В буддизме выделяют три основных направления Пути самосовершенствования, называя их Три Яны, Три Колесницы.

Хинаяна ( «яна» — колесница, «хина» малый ) — Малая Колесница

Махаяна ( «маха» великий ) — Большая Колесница

Ваджраяна ( «ваджра» — алмаз ) — Алмазная Колесница

Все они ведут к одной цели.Деление связано с тем, что Будда передал разные методы для людей с разными способностями к духовному развитию.

Каждое направление имеет своих последователей.Разные люди — разные методы.

Суть знания, переданного Буддой выходит за пределы человеческого измерения.Для ясного понимания этого знания принята некая форма, такая как Три Колесницы, каждая из которых содержит свои особые наставления, методы, постижения этого знания.

Традиция Хинаяны опирается на то, что можно назвать первыми учениями Будды, начиная с его знаменитой проповеди о Четырех Благородных Истинах: страдании, источнике страдания, возможности прекращения и способе прекращения страдания.

Основу учения образует Трипи́така, Палийский Канон — свод священных текстов, составленный вскоре после так называемого «ухода Будды в Нирвану».

Последователи Хинаяны считают эти писания самым древним источником Учения Будды, и следовательно самым авторитетным.Отсюда еще одно название Малой Колесницы: Тхеравада то есть «Учение старейших».

Традиция Махаяны возникла на севере Индии и распространилась преимущественно в Китае, Тибете и Японии.Она переосмысляет сложившиеся в Хинаяне положения о мироустройстве и духовном Пути, раскрывая смысл Учения Будды совершенно по новому.

Основа Махаяны и Хинаяны — Сутры.

Это писания, пришедшие к практикам древности в форме духовного откровения.Предполагается, что Сутры были переданы Буддой.Но Буддой уже не в форме конкретного исторического лица, Будды Шакьямуни, а как проявление природы Будды как таковой, вневременной, всеобъемлющей — метафизической реальности, запредельной относительно человеческого Ума.

Ваджраяна — последняя Колесница, называемая «тантрический буддизм».Это название связано с тем, что основа практик здесь — Тантры — знания, переданные предполагаемым воплощением Будды, учителем Падмасамбхавой.Конечная цель Ваджраяны та же, что у и Махаяны — обретение состояния Будды для блага всех существ.Отличие в Методах обнаружения этого изначального состояния.

— Хинаяна: Нирвана (Освобождение для себя)

— Махаяна, Ваджраяна: Благо всех существ

Хинаяна воспринимает Путь Будды Шакьямуни как руководство к действию: отречься от всего «мирского», отсечь привязанности и «загрязнения», чтобы стать просветлённым существом подобно Будде и покинуть этот мир, уйдя в бесконечное блаженство Нирваны — состояния за пределами цикла рождения и смерти — сансарического бытия.

Важно отметить: последователи Хинаяны верят, что Будда — конкретное историческое лицо, Учитель, обретя Просветление действительно ушел в Нирвану.То есть перестал существовать в нашей реальности.Это воззрение — ключевое отличие восприятия явлений в Хинаяне и Махаяне.

— Хинаяна: Будда — Человекдостигший Просветления

— Махаяна: Будда-метафизическая Реальность

Сутры Махаяны указывают на то, что Нирвана — это уловка на пути, а Будда, Татхагата — нечто, гораздо большее, чем явленное миру тело Будды Шакьямуни.Будда — это аспект реальности, первоприрода, первоматерия, источник всего сущего.И потому Будда, воспринимаемый таким образом, не может «покинуть» Сансару.Он пребывает в ней внутри каждого из нас.

Такая концепция получила название Теория Татхагата Гарбхи.»Зародыша» Будды как изначальной природы внутри всех живых существ.

Об этом можно прочесть в Татхагатагарбхе сутре:

А также, сыновья хорошей семьи, (он) понимает, что внутри живых существ, утопающих в осквернениях, сидит множество Татхагат со скрещенными ногами и неподвижных, одаренных, как и я, знанием и видением.

И понимает, что нутро тех (существ), оскверненное нечистотой, — истинная природа Татхагаты (татхагатадхармата), недвижимая и неколебимая любыми состояниями бытия, и затем говорит: «Все эти Татхагаты подобны мне!»

Идеалом Хинаяны является Архат — святой монах, собственными усилиями достигший Нирваны, цели пути в рамках этой традиции.

В Сутрах Махаяны хинаянских святых — Архатов называют Шраваками, «слушающими голос», подразумевая, что это ученики Будды, не постигшие всех глубин учения и привязавшиеся к идее Нирваны как Индивидуального освобождения, стремление к которому в принципе заблуждение.

Во-первых, нет разницы между Сансарой и Нирваной — это две иллюзии одного Ума.

Нет разницы вообще

Между Нирваной и Сансарой.

Что является пределом нирваны,

Есть также и предел сансары.

Между этими двумя мы не можем найти

Даже слабейшей тени различия.

Ум– корень, как круговорота перерождения, так и просветления.Из-за разнообразия накопленной кармы, каждый из многообразных видов существ имеет свое особое иллюзорное видение.

Намкай Норбу Ринпоче » Кристалл и путь света»

Этот ум творит и сансару и нирвану

Вне него не существует ни то ни другое.

Во-вторых, даже если Ум принимает правила игры этих иллюзий, стремление к «личному» Освобождению — не самый благородный путь.Ведь в шести мирах сансарического удела человек оставляет всех тех, кто будет продолжать пребывать в неведении и испытывать повторяющиеся страдания.

Потому задача практика — принести максимальное благо живым существам в течении своей жизни.Которая, как известно конечна, а рождение человеческое – бесценно, ибо дает возможность для практики.

Отказавшись от цепляния за собственное «Я», практик Махаяны переводит свой взор от себя к другим людям и существам.

Идеал Махаяны — Бодхисаттва — тот, кто породил в себе намерение стать Буддой дабы иметь возможность принести благо миру.

Намерение такого рода называется Бодхичитта ( «бодхи» — пробужденный», «читта» — сознание ).Зарождение такого намерения, обусловленного чувством великого Сострадания ко всему живому, является началом духовного развития на пути Великой Колесницы, Махаяны.

Вообще, в Махаяне есть такое воззрение, что определяющим природу нашего действия — является не само действие, а намерение, мотивация.И потому то, что по форме выглядит странно или даже жестоко, имея так называемую благую цель под собой — является благом.

— Хинаяна и Махаяна:

— Ваджраяна: Путь преобразования (Тантры)

Хинаяну и Махаяну называют Путь Отречения.То есть отказ от негативных, не благих действий, дабы очистив Ум, обнаружить свое изначально просветленное состояние — достичь Просветления.

Ваджраяна, и тантра в целом, это Путь Тантры, Преобразования.Где те омрачения, привязанности и страсти, что в Сутре следует отсечь, используются как часть практики.

Ученый, религиовед Евгений Торчинов пишет:

Ваджраяна утверждает, что главное преимущество такого метода — его чрезвычайная эффективность, «мгновенность», позволяющая человеку стать Буддой в течение одной жизни, а не трёх неизмеримых (асанкхея) мировых циклов — кальп.Вместе с тем наставники Ваджраяны всегда подчёркивали, что этот путь является и самым опасным.

Ваджраяна взаимодействует с темными пучинами бессознательного — того «тихого омута», в котором «черти водятся», используя его безумные сюрреалистические образы и архетипы для быстрого выкорчевывания самих корней аффектов: страстей, влечений (порой патологических), привязанностей, — всего того, что могло и не осознаваться практиком, «атакуя» его сознание «изнутри».

Сейчас под словом «тантра» на западе продвигаются мероприятия, имеющие очень отдаленное отношение к духовности.Такое явление связано с поверхностным пониманием, западным сознанием союза мужского и женского, который выделяется в тантре.Мужское и женское начало в Ваджраяне — это союз двух аспектов Пробуждения: мудрости и метода.

На изображениях тантрических божеств, изображается пара, священный союз, называемый «Яб-Юм».

Метод, «Упая» — это мужское начало, божество в мужском теле.

Мудрость, «Праджня» — женское начало, изображается как супруга божества.

В буддизме есть устойчивое триединство: Тело, Речь и Ум

— практика на уровне Тела: выполнение простираний

— практика на уровне: Речи: это начитывание Мантр

— практика на уровне Ума: визуализации

Основные практики Ваджраяны:

1) практика мантр

2) визуализация божеств

3) созерцание мандал

Практика чтения мантр имеет в Ваджраяне столь большое значение, что её часто даже называют Мантраяной — Колесницей Мантр.Произнесение мантр подразумевает понимание внутреннего смысла мантры и её воздействия.Часто в практике нужно визуализировать написанные тексты мантр, причём задаётся определённый цвет, размер, толщина и другие параметры созерцаемых букв.

Практика тантрических мантр предполагает получение специального Посвящения, которое сопровождалось объяснением правильного произнесения того или иного звука.

В Ваджраяне большую роль играет наставник, учитель, Гуру.Под руководством такого гуру для каждого ученика подбирается своя практика, в зависимости от характера.Качество, черта характера, имеющая негативное свойство называется аффект (клеша): гнев, страсть, невежество, гордыня или зависть.

Практикующие Ваджраяну утверждают, что такого рода аффекты должны не уничтожаться, а осознаваться и трансформироваться в пробужденное сознание.Как это возможно?

Основой претворения страстей и влечений в мудрость Будды является природа Будды, которая есть природа психики и всех ее состояний и которая присутствует в любом, даже самом низменном психическом акте.

Потому, Ваджраяну можно назвать выходом за пределы понятий «чистого» и «нечистого».

Прежде чем изучать практику тантрического буддизма, Ваджраяну, следует изучить фундамент на который она опирается, а именно предыдущие две Колесницы.

Когда начинающий практик ищет «передачу», Посвящение на сложные, «высшие» тантры Ваджраяны, не накопив опыт в более доступных практиках — в нем говорит Духовное Эго.

Считается, что если человеку обьяснили какой то метод, например Мантру — то есть образно говоря «передали» её, вложив в некотором смысле свою энергию в эту передачу — то есть энергию Учителя, эту практику «реализовавшего» — важно действительно Практиковать.

Когда приезжают буддийские Ламы с лекциями, учениями и всевозможными передачами практик — надо быть честным перед собой — намерен ли ты действительно применять в жизнь те знания, что получишь на таком мероприятии.

Если человек получает «передачу» и не практикует — он создает «препятствие».Поэтому лучше быть более пустой и легкой чашей применяющей переданные уже методы, чем переполненным духовными знаниями сосудом без практики.

Это и называется Духовным накопительством.Везде нужна мера — Серединный Путь.

Мы можем прожить жизнь по-разному.Через пять лет, то, что важно сейчас потеряет значение.Vanitas Vanitatum Суета сует.Сансара.

Есть вещи вне времени.Они останутся в нас навсегда.Человек чувствует это вечное и ищет к нему дорогу.

Оттого — разные религии, книги и путешествия, разговоры — вдруг найдется?

Но изначальная природа человека, его суть — никогда не придет извне — это знание внутри.И Учение Будды — древнейший способ подобрать ключ к этой двери.Вернуться к истоку.

Сколько бы ни было дорог, какую бы мы ни выбрали Колесницу, главное — идти вперед.

Введение в практику медитации в Москве

Введение в практику медитации в Москве

Скачать бесплатно книги о буддизме или читать их онлайн

«Встречи с Просветлением» в формате ePub, mobi или pdf

Медитация и буддизм в Одессе

Занятия медитацией в Одессе

Занятия медитацией по скайпу

Занятия медитацией по скайпу

Свободный Дух: буддийская медитация онлайн

Буддийская медитация он-лайн

как научиться медитировать

Что такое медитация, или буддийская медитация? Как правильно медитировать?

Приглашаем Вас

участвовать в группе в Контакты для читателей Буддаяна.

Три Колесницы

Под Хинаяной понимается та форма буддизма, которая преобладает в Шри-Ланке, Бирме, Таиланде, Камбодже и Лаосе.Ее литературной основой являются тексты Палийского канона.

Несмотря на его популяризацию на Западе в работах нескольких поколений востоковедов, термин Хинаяна в целом по-прежнему не принимается последователями этой школы, многие из которых в наши дни предпочитают говорить о своей принадлежности к Тхераваде, «школе старейших».

Как мы видели в завершающей части первой главы, более консервативное крыло Сангхи разделилось в течение столетия, последовавшего за решающим разрывом, имевшим место на Втором Соборе, Соборе Вайшали, или связанном с ним, на ряд школ, одной из которых стала Тхеравада.

Действительно ли форма буддизма, теперь преобладающая в Шри-Ланке, Бирме и остальных так называемых тхеравадинских странах, восходит к этой древней школе, далеко не столь очевидно, как в это верят жители эти стран.

Однако по направленности этой школы мы можем, так или иначе, по крайней мере, предположить с уверенностью, что она берет начало от одной из школ Хинаяны и как единственный сохранившийся ее представитель может до некоторой меры справедливо продолжать использовать определение, изначально относящееся к группе в целом.

Под Махаяной имеется в виду форма буддизма, процветающая в Непале, Тибете, Монголии, Японии, Корее, некоторых частях Центральной Азии.Ее литературная основа – многочисленные тексты Китайского и Тибетского священных канонов, большая часть которых – переводы с санскритских оригиналов, которые в девяти случаях из десяти не сохранились.

Полная монгольская версия Тибетского канона и японская версия Китайского канона, в каждой из которых сохраняется дополнительный ряд местных материалов, менее важны.С исторической точки зрения школы и разновидности Махаяны, составляющие, вероятно, примерно сотню различных ветвей материнского ствола, являются духовными потомками махасангхиков или последователей «Великого Собрания», представляющих более позитивное крыло Сангхи во времена Собора в Вайшали.

Несмотря на тот факт, что некоторые ученые, обманутые чисто интеллектуальными критериями, на том основании, что в их учении мало отличительных черт Махаяны, настаивали на причислении махасангхиков и их последователей к Хинаяне, мы предпочитаем следовать махаянской традиции, которая, применяя критерий не тождественности вероучения, а непрерывности духовной жизни, всегда относила их к Махаяне.Какой путь более соответствует принципу, обоснованному в последнем разделе, и, следовательно, истине буддизма, читатель может решить сам.По крайней мере, никто не может отрицать того, что махасангхики и их непосредственные ответвления более не существуют как независимая школа, поскольку та маленькая группа отличительных учений, которая выдержала самые яростные попытки научного отсеивания и все еще приписывается ей, была принята и развита не какой-то школой, приписываемой Хинаяне, а исключительно школами, принадлежащими к Махаяне.Каковы были эти школы и чему они учили – и все еще учат, поскольку в отличие от школ Хинаяны, они не завяли, как осенние листья – мы увидим в третьей главе.В данной главе нас, прежде всего, интересует общая природа конфликта между Хинаяной и Махаяной – поскольку на интеллектуальном уровне конфликт, несомненно, существовал и все еще существует, – а не те усовершенствования, которые были обусловлены особенностями той или иной отдельной школы Хинаяны или Махаяны.Во-вторых, нас интересует то, что можно назвать «основой Махаяны», принципы, общие для всех махаянских школ, равно как учения и методы, описанные в первой главе, составляющие то, что можно назвать «основой буддизма», и общие для всех без исключения буддийских школ.

Источник: https://projoga.ru/voprosy/tri-kolesnitsy

Читать

Глава I ТРИ КОЛЕСНИЦЫ
sh: 1: —format=html: not found

Александр Нефёдкин

Боевые колесницы с серпами: «тяжелые танки» Древнего мира

Falciferos memorant currus abscidere membra

saepe ita de subito permixta caede calentis,

ut tremere in terra videatur ab artubus id quod

decidit abscisum, cum mens tamen atque hominius vis

mobilitate mali non quit sentire dolorem

T. Lucretius Cams.

De rerum natura, III, 642–646[1]

Рецензенты:

доктор исторических наук Л. Б. Егоров (СПб)

кандидат исторических наук Ф. Р. Балонов (СПб)

В оформлении переплета использована иллюстрация художника И. Варавина

Предисловие

Еще в феврале 1998 г. на защите моей кандидатской диссертации на историческом факультете СПбГУ один из официальных оппонентов к. и. н. Ф. Р. Балонов предлагал выделить главы, связанные с серпоносными колесницами, в отдельную работу.

Тогда, естественно, не было возможности выделить эту тему в отдельную работу, но такая возможность представилась теперь. По первоначальному плану диссертации, который в 1994 г. обсуждался с научным руководителем д. и. н. Э. Д.

Фроловым, исследование вооруженных колесниц не планировалось, однако в последовавшей затем разработке сюжетов, связанных с боевыми колесницами, тема серпоносных колесниц стала неотъемлемой частью диссертации (главы 34)г. В 2001 г.

была опубликована книга «Боевые колесницы и колесничие древних греков», куда вошел текст диссертации в значительно расширенном и дополненном виде. В частности появилась приложение о вооруженных упряжках у различных народов древности, о средневековых вооруженных повозках и о проектах ревитализации колесниц с серпами в XVIII–XIX вв.2

Настоящее издание представляет собой второе издание глав IV–V монографии 2001 года, которые подверглись определенной переработке: удалены примечания, показавшиеся избыточными, учтены новые (за последние 17 лет) и недоступные мне ранее старые публикации и мнения, высказанные в них, обновлен иллюстративный материал.

19 октября 2017 г.

Санкт-Петербург

Гипотетическая реконструкция персидской боевой колесницы. Отметим, экипаж из возницы и двух копьеносцах, что не соответствует описаниям Ксенофонта.

Воспроизведено по изданию: Разин Е. А. История военного искусства. Ч. I. М., 1939. С. 103, рис. 24

Введение

Хотя серпоносные колесницы существовали на Ближнем Востоке примерно 400 лет, проблемы связанные с их появлением и развитием, как представляется, не нашли сколько-нибудь достойного отражения в историографии.

Рассмотрим работы монографического характера, информацию о статьях, посвященных отдельным вопросам, заинтересованный читатель найдет в соответствующих частях настоящей книги.

Исследователи, обычно историки и археологи, чаше всего ограничивались констатацией известных исторических фактов, приведением источников по теме и общими фразами об конструкции и использовании этих вооруженных колесниц.

Так, в немецких классических справочниках по военному делу античности Ганс Дройзен (1851–1918) и следующий за ним Йоханнес Кромайер (1859–1934) посвятили данному роду войск всего по три строчки1.

Специально исследовавшие тему колесниц и колесного транспорта прусский подполковник Каммбли, а так же американский гип-полог Мэри Эйкен Литтауэр (1912–2005) и голландский археолог Йоост Краувель в своих монографиях посвятили данному сюжету одну страницу, как и израильский историк Безалель Бар-Кохва в своей классической книге по селевкидской армии2. Менее странички посвятил этому виду вооруженных сил в своих книгах об армиях британский военный историк Дункан Хед3. В 2010 г. историк Валерий Александрович Шабан описал как он представляет себе конструкции ахеменидских и селевскидских вооруженных колесниц4.

Наиболее подробными исследованиями на данную тему, таким образом оказались старые монографии, посвященные повозкам. Еще архиепископ Уппсалы и шведский историк Олаф Магнус (1490–1557) в своей «Истории северных народов» (1555 г.

) посвятил две страницы серпоносным колесницам, в частности, подробно рассказав о «Слоновьей победе» селевкидского царя Антиоха I над галатами5. В 1671 г. шведский гуманист, ректор Уппсальского университета Йоханнес Шеффер (1621–1679) издал свою книгу, посвященную повозкам древности6.

Автор на основании детального исследования античных источников произвел скрупулезный разбор наименований серпоносных колесниц, кратко рассмотрел их историю и подробнее – конструкцию. В 1817 г.

королевский баварский инспектор карет Иоганн Христиан Гинцрот издал свою богато иллюстрированную книгу, посвященную истории развития колесниц и повозок, начиная с эпохи древнего Египта и заканчивая XIX веком, включая, естественно, и вооруженные колесницы7.

Поразительным образом автор одной из последних книг (2004 г.), специально посвященной колеснице как историческому феномену, британский историк Артур Коттерелл вообще ограничился упоминанием серпоносной колесницы Селевкидов лишь в ссылке на литературу для дальнейшего чтения8.

Такое состояние изучения проблемы объясняется тем, что источники для исследования серпоносных квадриг довольно немногочисленны. Наиболее значимые – это описание греческим историком Ксенофонтом персидских колесниц конца V в. до н. э., информация о квадригах с серпами царя Дария III (336–330 гг. до н. э.

) у греческого историка Диодора Сицилийского и латинского писателя Квинта Курция Руфа, а так же описание вооруженной колесницы эпохи селевкидского царя Антиоха III Великого (223–187 гг. до н. э) у римского историка Тита Ливия.

Сложность изучения данного сюжета увеличивается еще и практически полным отсутствием изображений и находок колесниц с серпами.

В определенной мере данная работа должна заполнить историографический пробел и рассказать заинтересованному читателю о происхождении, развитии, истории, тактике и боевом использовании вооруженных колесниц.

Глава I

Серпоносные квадриги ахеменидского и эллинистического периодов

1. Вводные замечания

Грузинский археолог Гурам Лордкипанидзе представляет вотивную бронзовую модель колесницы, найденную в святилище на горе Гохеби (Кахети, Восточная Грузия) как серпоносную бигу1. У данной колесницы колеса с девятью и десятью спицами вертятся вокруг оси, закрепленной под серединой кузова.

На правый конец оси одет один серп, хотя в тексте статьи серпы упоминаются во множественном числе. Как мне сообщил археолог Константин Николаевич Пицхелаури, которому в 1976 г. данную модель принесли местные жители, серпов было два, но как они были надеты на ось, неизвестно2. На реконструкции серп явно одет не в другую сторону, изгибом назад.

Совершенно очевидно, что для поражения противника этим оружием, последнее должно быть обращено вперед, препятствуя тем самым соскальзыванию назад поражаемого врага. Не понятно, как соотносились отверстия на концах оси и крепления серпов. К. Н. Пицхелаури сообщает о том, что отверстия на оси служили для вдевания чеки, а не для закрепления серпов.

Кузов колесницы, состоящий из нескольких планок, разделен на две секции. Это говорит о том, что экипаж упряжки состоял, по крайней мере, из двух человек. Данное количество, как мы далее увидим, не соответствует персидским образцам, где в кузове квадриги с серпами находился один возница.

О мобильности упряжки, предназначенной, скорее всего, для произведения стрельбы, свидетельствует традиционный легкий и незащищенный кузов.

вернуться

Так, говорят, лезвия колесниц серпоносных нередко

Столь неожиданно рвут тела в беспорядочной бойне,

Что на земле увидать отсеченные руки и ноги

Можно в то время, как ум и сознанье людей не способны

Боли еще ощутить, причиненной стремительной раной…

(пер. Ф. А. Петровского).

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=665631&p=1

Book for ucheba
Добавить комментарий