Игольное ушко

Игольное ушко: версии, мнения, аргументы

Игольное ушко

Православие.fm

Как многим, наверняка, известно, Старый город Иерусалима окружен крепостной стеной. Кстати, в разные периоды эта стена имела совершенно разные очертания. Три последних точно известны до сегодняшнего дня. Когда наступали сумерки, и тьма сгущалась над Вечным Городом, городские ворота запирались. То же самое происходило тогда, когда враги были близко и стремились напасть на Иерусалим.

А для тех, кто не успевал вовремя возвратиться в город, существовало так называемое «игольное ушко» – маленькая лазейка, чтобы суметь войти в Иерусалим после закрытия ворот. Охранять такое маленькое отверстие не составляло никакого труда. А возможность вернуться домой была. Две пользы, как мы видим. Ну вот, собственно, об этом «игольном ушке» я и хочу сегодня немного поговорить.

Лаз в стене

Давайте для начала вспомним, как мы все о нем, собственно, узнали. Правильно, из Евангелия от Матфея. Одна известная притча Иисуса Христа заканчивалась такими словами: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому войти в Царство Небесное». Очень долго было непонятно, о чем говорил Спаситель.

Ведь если отбросить какую-либо метафору, то станет очевидным, что пройти сквозь игольное ушко нереально. Нитку пропустить – и не более. Но мы знаем, что в своих притчах Иисус всегда использовал сравнения и сюжеты из жизни простого народа, такие близкие и такие понятные слушателям.

И стало очевидным, что термин «игольное ушко» в себе что-то таит.

И вот, в 1883 году во время так называемых «русских раскопок», инициированных архимандритом Антонием Капустиным, о котором я много в последнее время писала и рассказывала, был обнаружен древний фрагмент крепостной Иерусалимской стены как раз рядом с этой лазейкой.

С «игольными ушками» то бишь. Сейчас на этом месте высится Александровское подворье императорского православного палестинского общества. А находится оно аккурат возле Храма Гроба Господня.

И над тем самым «ушком» висит картина прославленного русского живописца Ильи Ефимовича Репина, которая называется «Несение Креста».

Я немного описывала эту историю, рассказывая об Александровском подворье.

Напомню вкратце: во время пребывания в Палестине в 1898 году Репин нарисовал голову Спасителя на начатой до этого картине «Несение Креста» и передал ее в русскую церковь «На раскопках», надписав на обороте: «Сей образ Несение Креста написанный мною, в Иерусалимской Русской Церкви на Раскопках.

Желал бы чтобы образ был заделан под стекло и помещён на левой стороне при Пороге Ворот невысоко. Прошу на литургиях поминать меня, моих родителей – Евфимия и Татианы. 1898, июль (И.Е. Репин)». Такая вот история. Но о Репине я планирую написать отдельно.

Но вернемся к фразе из притчи, приведенной мною немного выше. Странная фраза не давала покоя исследователям. Строилось множество разных версий о том, что же она могла означать. На сегодняшний день вроде бы достигнуто соглашение по одному мнению, хорошо известному нам.

Но все же возникают и новые трактовки, которые, не находя опровержений, так и живут в народе. Более того, некоторые израильские экскурсоводы порой выдают их за версии. Поэтому я и решила сегодня рассказать о некоторых трактовках, слышанных мной в мою бытность израильтянкой.

Наверное, самая часто встречающаяся версия – это уже упомянутая мной. «Игольные ушки» – это тесные врата, через которые мог с трудом протиснуться верблюд, если с него предварительно снять всю поклажу. Кстати, лично я видела этот лаз и когда-то в детстве видела верблюда.

Честно говоря, не надо обладать великолепным глазомером, чтобы усомниться в том, что верблюд, даже сильно наклонившись, мог протиснуться в отведенные лазом границы.

Но кто его знает… Может, верблюды двадцать веков назад были посубтильнее, а может, лаз был несколько пошире… В сегодняшний лаз современный верблюд точно бы не протиснулся.

«Входить в Царство Небесное нужно освобожденным от всяких мирских богатств и скарба, чистым, необремененным, отвергшим мирские блага»

Хотя очень ярко и живописно преподносят эту историю экскурсоводы. Верблюда освобождали от поклажи, навьюченной ему на спину, и он с трудом, но всегда протискивался в эти узкие врата. А потом уже хозяин верблюда вручную перетаскивал поклажу через эти самые врата и вновь навьючивал бедное животное.

Кроме того, здесь хорошо просматривается аналогия. Если за «игольные уши» взять Царство Небесное, то входить в него нужно, подобно верблюду, освобожденным от всяких мирских богатств и скарба, чистым, необремененным, отвергшим мирские блага.

Тогда, как и говорил в притче Иисус, путь в Царство Божие будет открыт.

Испытание ли это? Безусловно.

Многие ли из нас способны вот так запросто взять и отринуть мирские блага, вкусную еду, теплый кров, мягкую постель, хорошую одежду, комфортабельную машину? Единицы способны на это… Ведь сделать подобное нужно без сожаления, с четким осознанием того, что для спасения души богатство может быть только помехой. В основном люди не могли так сделать, равно как не могут и сейчас. Поэтому и отошел с печалью от Христа богатый юноша.

Не верблюд, а веревка

Но давайте продолжим рассматривать версии об «игольном ушке». С первой версией, я надеюсь, всё прозрачно и ясно. Но существует не только она. Есть и другие. Например, вторая версия, которая довольно часто может быть встречена и в литературе и в каких-то трактатах, говорит и о том, что термин «игольное ушко» возник вследствие неправильного перевода Священного Писания.

Священное Писание, как все мы знаем, было написано на арамейском языке. Том самом языке, на котором говорил и проповедовал Спаситель. И в нем, в этом языке, встречается слово «гамла». Скажу для знающих английский – это родственник слова «camel», то есть «верблюд».

А вот в арамейском у этого слова два значения: «верблюд» и «веревка». И в связи с этим исследователи утверждают, что то самое изречение из Евангелия от Матфея в идеале звучало так: «Удобнее пропустить веревку через игольное ушко, нежели богатому войти в Царство Небесное».

В пользу этой версии говорит и то, что именно подобными «гамлами», то есть веревками привязывали поклажу к гужевым животным. И эти исследователи тоже сошлись во мнении, что Иисус говорил эту притчу в каком-то доме, и ища аналогию, которая была бы понятна собравшимся, увидел на стене подобную веревку, висевшую на гвозде.

А увидев, сказал то самое известное всем нам изречение, которое стало частью вышеприведенной притчи.

Кстати говоря, в одном из музеев древности я видела невероятный ассортимент игл, которыми пользовались во времена Иисуса.

И те иглы, которыми сшивались, например, ковры или плотные мешки, имели ушко довольно широкое в своем диаметре, где-то 15 см, а то и немного больше.

И в такое отверстие тот самый пресловутый канат было вполне реально пропустить. Так что и эта версия, не имеющая явных противоречий, по сей день живет и передается из уст в уста.

Итак, подводя предварительные итоги, можно сказать, что мнения разделились. Одно утверждает, что «игольное ушко» – это узкий вход в город, второе же говорит о том, что «игольное ушко» собственно и есть ушко одной из крупных игл, сквозь которое сложно, но реально протянуть веревку, которой привязывали поклажу к спинам верблюдов и другого гужевого скота.

Вовсе без верблюда

Было бы слишком просто, если бы версий было всего две. Как Вы поняли, у меня в запасе есть еще и третий вариант. Кстати, не менее симпатичный и имеющий право на существование. И предложил его не ученый и не исследователь, не археолог или историк.

Нет! Всё гораздо проще! Предложил ее один турист, который, как и все мы, оказавшись в новом для себя городе, решил прогуляться по его спальным кварталам.

Посмотреть, чем живут горожане, издали полюбоваться на их быт… Шел он себе, шел и набрел на невероятно узкую улицу. На ней два человека с трудом могли разминуться, не задев друг друга.

А представьте, если именно по этой улице возвращался к себе домой тот самый человек, который прошел со своим верблюдом через городские врата. Верблюду здесь было еще менее комфортно, чем в том самом лазу.

Дальше – больше. Наш любопытный турист вычитал, что в старину, то есть во время земной жизни Христа и в первые века от Рождества Христова, в Старый Иерусалим приезжали торговцы практически отовсюду. А попасть иногородним за городские ворота можно было только уплатив налог.

Причем, как показывают документы и записи тех лет, совсем не малый. Ведь величина налога зависела от количества навьюченных на животное тюков. И кому это хотелось делать, то бишь платить налог? Правильно, практически никому.

И многие из смышленых торговцев, дабы не платить налог, обходили главные ворота и следовали на базар аккурат через эту невероятно узкую улицу. Как они проходили через нее и проводили и без того еле плетущегося верблюда – загадка.

Наш турист даже предположил, что если купец видел, что его верблюд не сумеет преодолеть эту улицу, то он возвращался к городским воротам и платил налог, после чего попадал в город через просторные врата.

Но многие все же пытались задаром попасть на городской рынок. Как выяснил наш любознательный турист, эта улица считалась мерилом жадности купца.

И даже были случаи, когда, дабы спасти застрявшее в этой узкой улочке животное, торговцу приходилось платить деньги людям физически сильным за то, что они вытолкают бедного верблюда и освободят его из «каменного плена».

Говорят даже, что фраза «Скупой платит дважды» родилась именно в этой тесноте. Утверждать не буду – не знаю. Но есть вероятность правды.

И в связи со всеми вышеприведенными выкладками делается вывод о том, что купец должен освободиться и от поклажи, и от верблюда, и только в этом случае он пройдет этой узкой улочкой беспрепятственно.

То есть, раскрывая метафору, налегке войдет в Царство Небесное. Не держась за свои тюки и товар. Освободившись от плена богатства, наживы и звона монет.

Но купец выбрал поклажу и верблюда, а не путь за Христом.

Что ж, три версии, три варианта, три набора доказательств, аргументов, предположений… Наверное, каждая имеет право на существование. А главное – на осмысление. А здесь при всем многообразии – вывод один: либо ты со скарбом, либо ты со Христом.

Это не призыв обнищать и всего лишиться в один миг. Нет! Это призыв поставить свои духовные ценности гораздо выше материальных.

Поставить и признать, что земная жизнь коротка и сколько бы мы ни скопили в ней, в Вечную Жизнь мы все равно пойдем налегке, лишь с бременем своих грехов.

Так может, уже сейчас задуматься о том, как бы сделать так, чтобы этот переход был легким, не отягощенным весом нераскаянных прегрешений?..

Давайте еще раз задумаемся над словами вышеприведенной притчи Христовой и постараемся сделать всё для того, чтобы в назначенный час суметь пройти сквозь «игольное ушко»!

Храни всех нас Бог!

Виктория Христова

Источник: https://pravlife.org/ru/content/igolnoe-ushko-versii-mneniya-argumenty

Игольное ушко в Иерусалиме

Игольное ушко

Возможно, некоторые из вас слышали изречение из Библии: «…Удобнее верблюду пройти через игольное ушко, чем богатому человеку войти в Царство Божие» (МФ.19:23-24).

Странную для современного человека фразу изучали и исследовали, прежде чем придти к определенному мнению.

Кстати, одного единственного мнения так и не существует, их несколько и каждое из них имеет право быть.

Начнем с наиболее часто встречающейся версии, что Игольное ушко в Иерусалиме — это тесные ворота, через которые мог с трудом протиснуться верблюд без поклажи.

Так как Библия сплошь и рядом состоит из метафор, надо полагать, что такое сравнение Иисус в своей проповеди дал неспроста.

Тем более, когда эту фразу он произнес после встречи и разговора с богатым юношей. Вспомним этот фрагмент.

Чтобы обрести Вечную жизнь

Однажды к Христосу подошел юноша и попросил научить его, что необходимо сделать, чтобы жить вечной жизнью. Иисус напомнил иудею 10 знаменитых заповедей, которые составляли основу религиозной и гражданской жизни евреев.

Но юноша сказал, что он их знает. Тогда Христос предложил молодому человеку все свое добро раздать нищим, чтобы обрести  сокровища на Небесах и вечную жизнь. Юноша печально отошел от Спасителя.

Тогда-то и было произнесено загадочное изречение.

Что же имел в виду Иисус, говоря о верблюде и игольном ушке? Если взять за основу предположение, что верблюда освобождали от поклажи, чтобы он мог спокойно войти в узкие врата города, то вполне вероятно, что Христос «предлагал» юному иудею освободиться от бремени богатства. Тогда ему будет открыт путь в Царство Бога.

Это было и нравоучение, и испытание одновременно. Смог бы юнец избавиться своего имущества в обмен на обещанную Жизнь праведника? Многие истолковывали данный эпизод, как невозможность богатому стать истинным христианином. Как будто только бедный человек может стать последователем Христа.

Зачастую именно так и трактовали проповеди Иисуса религиозные организации, которые призывали людей отдать все на благо души своей. Кстати, нищими, в пользу кого должны были отходить «ненужные» богатства, были руководители этих организаций.

Неправильный перевод?

Как ни  выясняли исследователи, но почти все приходят к общему мнению: узких ворот в Старом городе не существовало. Чтобы как-то логически объяснить, не дающую покоя  фразу Христоса, придумана и вполне обоснована следующая версия: неправильный перевод Евангелие.

По существующему предположению, Священная Книга была написана на арамейском языке. Слово «гамла» имеет сразу несколько значений: «верблюд», а также «веревка». Как будто бы все встает на свои места, и изречение получает иную окраску: «Удобнее пропустить веревку (канат) через игольное ушко, чем богатому войти в Небесное царство».      

Языковеды посчитали более логичным употребление игольного ушка в сочетании с веревкой. Якобы в те времена веревкой вязали грузы и прикрепляли их к гужевым животным, переносили ношу. Посчитали даже, что Иисус мог вести эту беседу где-нибудь в доме, где его взгляд мог упасть на данный предмет. Увидев веревку, Спаситель придумал удачную метафору.

Не лишним будет упомянуть, что на Востоке пользовались иголками всевозможной длины, достигающими порою четверти метра. Ими сшивали мешки, ковры. А верблюд в метафоре используется для усиления сравнения: очень крупное животное и маленькая деталь домашней утвари. Кстати, Вавилонский Талмуд хранит примерно такую же фразу, правда в роли большого животного выступает слон.

Итак, мы имеем два мнения:

  • первое указывает на некий узкий вход в большой торговый город: в контексте изречения оно является символом невозможности что-либо изменить;
  • второе уже имеет некоторые очертания осуществления задуманного: задача протянуть веревку через толстое ушко иголки – сложная, но реальная.

Еще один вариант

Представляем на ваш суд еще одну довольно симпатичную версию. Ее предложил один турист, гуляя по улицам Иерусалима и изучая его историю. Однажды он набрел на очень узкую улицу: рядом два человека идти не могли, только следуя друг за другом. О том, чтобы по ней шествовал корабль пустыни, не может быть и речи. Пройти там смог бы только небольшой ослик.

В старину в Старый город приезжали торговцы, которые попадали за главные ворота, только уплатив налог. Многие, чтобы не платить, обходили главные ворота и следовали на базар через эту узкую улицу. Так как величина налога напрямую зависела от количества тюков, то многие хитрецы пользовались имеющейся возможностью проскочить на торговые ряды бесплатно.

Как им удавалось протащить скотину через «Игольное ушко» в Иерусалиме — загадка. Скорее всего, они снимали товар с животных и переносили поклажу вручную. Прошел через улицу — торгуй без налога, нет возможности — плати подать.

Есть мнение, что некоторых особо «возмущающихся» мытари сами отправляли на бесплатный вход в город.

Купцу, которому не удавалось протиснуть свои тюки с товаром и животных через «Игольное ушко», приходилось возвращаться к главным воротам и платить входной налог. 

«Скупой платит дважды»

Сколько верблюдов застряло в узком проходе, история умалчивает. Зато улица считалась своеобразным мерилом не только имеющегося товара, но и жадности торговца. Чтобы спасти застрявшее животное, ему все равно приходилось платить работающим тут же спасателям. Возможно, крылатое выражение «Скупой платит дважды» родилось именно в этом месте.

Изречение Иисуса Христоса имело немного другой смысл, чем его пытаются объяснить.

Он не желал еврейскому мальчику поскорее отделаться от богатства, чтобы обрести христианскую радость в душе, но дал ему возможность проверить: как сильно он зависим от своего добра.

Алчен ли юноша настолько, чтобы ради собственной выгоды протискивать бедного верблюда даже в небольшое ушко иглы или он способен идти другим путем? Здесь каждый решает сам для себя.

Специально для Лилия-Тревел.РУ — Анна Лазарева

Источник: https://liliya-travel.ru/izrail/drugie-stati/igolnoe-ushko-v-ierusalime.html

Всовременном русском языке это крылатоевыражение означает полную невозможностьсовершить какое-либо действие. Пришлооно из библейских текстов.

Какрассказывается в Евангелии, однаждыбогатый молодой человек захотел узнать,как спасти ему свою душу, и сталрасспрашивать об этом Христа. Иисусответил, что надо жить согласно заповедям;юноша сказал, что всегда соблюдает их.

Тогда Христос назвал еще одно условие:молодой богач должен раздать беднымвсе свое имущество без остатка. Услышавтакое, юноша сильно опечалился и ушелпрочь, поскольку даже ради спасениядуши был не в силах пожертвовать своимогромным состоянием.

Согласно евангельскойлегенде, тогда Христос и произнесзнаменитую фразу: «Истинно говорю вам,что трудно богатому войти в ЦарствоНебесное; и еще говорю вам: удобнееверблюду пройти сквозь игольные уши,нежели богатому войти в Царство Божие»(цитата по синодальному переводу сгреческого, Евангелие от Матфея, 19:23-24;аналогичное высказывание есть в Евангелииот Луки, 18:24-25).

Этислова основателя христианства ужемногие века вызывают душевный дискомфорту многих читателей Евангелия — особенносостоятельных, желающих и в ЦарствоНебесное попасть, и на земле житьбезбедно.

Жесткое высказывание Христаиздавна стараются истолковать так,чтобы смягчить его смысл.

Ведь есливоспринимать фразу буквально, у богатыхне может быть надежды на спасение души:верблюда в игольное ушко нельзяпротолкнуть ни при каких условиях…

Неоднократно высказывалось предположение, что в данном евангельском эпизоде слова Христа переданы неверно или ошибочно поняты. Вызвано ли такое мнение вышеописанным душевным дискомфортом, утверждать мы не беремся, да это и неважно. Куда интереснее рассмотреть альтернативные прочтения.

Воротав Иерусалиме

Существуетпредположение, что под игольным ушкомв евангельском тексте надо понимать неотверстие в иголке для шитья, а особыегородские ворота.

Будто бы в древнемИерусалиме был тесный проход в крепостнойстене, который из-за малого размераназывался «игольным ушком».

Человекмог в него пробраться, а вот для верблюда— крупного животного — это было оченьсложно (хотя уже не казалось такимневозможным, как в случае со швейнойиглой).

Вдевятнадцатом столетии на территорииИерусалима во время археологическихраскопок обнаружили часть древнейгородской стены с маленьким входом.

Видимо, через него попадали в городприпозднившиеся путники в вечерние иночные часы, когда большие городскиеворота были закрыты.

Лаз в стене внастоящее время находится на территорииправославного Александровского подворьяв Иерусалиме и на первый взгляд служитподтверждением того, что Христос говорилне об иголке, а о воротах.

Однаконет никаких доказательств, что найденныйпроход именовался в древности «игольнымушком». Ни в одном древнем тексте нетупоминаний об этом или любом другомиерусалимском входе с таким названием.Так что версию с воротами следуетпризнать необоснованной.

Корабельныйканат

Другаягипотеза выглядит правдоподобнее.Согласно ей, в евангельских текстахпроизошла замена слова: первоначальноречь шла вовсе не о верблюде (kamêlosпо-гречески), а о корабельном канате(kamílos).Со временем произношение этих слов вгреческом совпало, что способствовалопутанице.

Итак,по этой версии, возможность спасениядуши богача Христос сравнивал спродеванием толстого каната в игольноеушко. Дело весьма затруднительное, ноощущения полной безнадежности невызывает.

Однакобольшинство нынешних ученых признаюти эту версию ошибочной. В своих выводахони опираются на данные семитскихязыков.

Верблюди иголка

ВТалмуде есть выражение, похожее наевангельское, только говорится там нео верблюде, а о слоне. У арабов до сихпор сохранилась поговорка, употребляющаясяв ситуации, когда человек предпринимаетчто-либо невыполнимое: «Он гонит слоначерез игольное ушко».

Это выражениепервоначально имело буквальный смысл,означало невозможность провести большоеживотное сквозь маленькое отверстие.Впоследствии было метафорическипереосмыслено и стало значить полнуюневозможность какого-либо дела.

Посколькуу древних семитов самыми большимиживотными были слон и верблюд,неудивительно, что именно они и попалив поговорку.

Слово kamêlos ‘верблюд’ в греческом языке не исконное: у него семитское (арабское или древнееврейское) происхождение. Скорее всего, из семитских языков в греческий пришла и поговорка про верблюда.

Итак, скорее всего, фразу Христа следует понимать дословно. Альтернативные способы прочтения не просто малоубедительны. Они ослабляют, смягчают образ в основе выражения, давая богатым людям мизерную, но все-таки надежду.

Между тем далее по тексту Христос говорит о полной невозможности для богача попасть в Царство Небесное: спасение своей души для такого человека — дело непосильное, здесь может помочь лишь вмешательство Бога.

Яркая образность поговорки про верблюда помогает донести эту мысль до слушателей.

.

Литература:

МокиенкоВ. М. В глубь поговорки. — СПб., 2005.

ШулежковаС. Г. «И жизнь, и слезы, и любовь…»:Происхождение, значение, судьба 1500крылатых слов и выражений русскогоязыка. — М., 2011.

Источник: https://rus-et.ru/istoriya-yazyka/frazeologiya/legche-verblyudu-projti-skvoz-igolnoe-ushko/

Игольное ушко размером с верблюда — Церковь Успения Богородицы

Игольное ушко

Подавляющее большинство ошибок при толковании Писания делается не из-за того, что человек не знает греческий язык, или плохо понимает принципы герменевтики, а всего лишь из-за обычной невнимательности. Иногда, маленькое слово, состоящее только из двух букв, может иметь огромное значение.

Вот, например, такое слово как «же».  Всего-то навсего усилительная частица (так это маленькое слово называется в Русском языке). Она показывает взаимосвязь с предыдущим текстом и помогает правильно его понять. Но оно в состоянии диаметрально изменить наше представления о прочитанном.

Конечно, дело не в самой частице, а в контексте, который она побуждает исследовать, дело в вопросах, на которые она может нас навести. Она как крючок, которым можно зацепить весомую рыбку.

Какую большую и заметную роль может сыграть такое маленькое и незаметное слово как «же» рассказывает Владислав Насонов.

Есть весьма распространённое неверное толкование относительно «игольных ушей» и чтобы это понять достаточно посмотреть контекст.

Хочу дать некоторые пояснения по данному вопросу и предлагаю одно интересное экзегетическое наблюдение по тексту 19 главы Матфея.

Мы рассмотрим вопросы про богатого юношу, желающего войти в жизнь вечную, игольные уши и верблюдов, и про тех кто же всё же может спастись.

Давайте ещё раз проследим всю историю. Богатый юноша подходит к Мессии и говорит Ему: «Что сделать мне доброго чтобы наследовать жизнь вечную?» (Мф 19:16) Я думаю эта фраза очень важна.

Подобным образом формулируется вопрос у всех синоптических евангелистов — «что мне делать» у Марка, «что мне сделать» у Луки. Как подмечает Дональд Карсон, юноша не видел взаимосвязи между Иисусом и вечной жизнью.

По всей видимости он считал, что вечная жизнь обретается чрез исполнения заповедей Закона. Иными словами, он верил в спасение делами.

Андрей Миронов. “Если хочешь быть совершенным” (фрагмент)

Христос ему отвечает что нужно соблюдать заповеди. На что юноша отвечает, что все заповеди он сохранил от юности. В данном случае неважно правда ли это, или он преувеличил свои способности. Лично я сомневаюсь, что он в полной мере исполнял все перечисленные заповеди.

Важно другое — Христос предлагает ему путь спасения – пойди продай всё имение свое и следуй за Мною. Очевидно, что в данном случае повеление о продаже имущества было дано непосредственно данному человеку в данной ситуации, и Бог преследовал определённую цель.

Мы ясно понимаем из текста евангелия, что для спасения не требуется полной продажи всего своего имущества, тогда какую же цель преследовал Господь в данном случае?

Довольно часто слышал проповеди осуждающие богатого юношу, мол, он такой-сякой отошел с печатью, трудно что ли было исполнить что ему Иисус повелел? Но давайте вдумаемся: если бы от всех нас для спасения требовать продажи всего, что мы имеем — дома, машины, имущества… и остаться в одной одежде на улице,… много ли было бы тогда спасающихся? Если бы обязательным условием для крещения было условие, которое Христос поставил богатому юноше — много ли было крещаемых? Можно смело сказать, что условие крайне тяжелое, и требовать такого может только лишь Бог. Но прежде чем говорить о целях, которые преследовал Господь, давайте обратимся к последующим действиям. Юноша отошел с печалью и Христос ученикам Своим сказал: «истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; Также говорю вам: легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Всевышнего». И вот здесь наступает самое интересное.

Генрих Гоффман. Христос и богатый юноша, 1889 г. (фрагмент )

В наше время, в христианских (и не только) кругах бытует распространённое мнение, что чем богаче человек, тем ему труднее прийти к спасению. Это мнение базируется на том, что у богатого много искушений, ему от много надо отказываться, и так далее. А бедному проще.

Вспомним слова Агура: «нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: „кто Господь?“ и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Притч 30:8-9). В общем с ветхозаветных времен люди понимали, что богатому тяжело идти к Богу.

Так вот, в нашем понимании, богатому тяжело, а бедному легче войти в царство Божье. Но так ли думали ученики?

И вот здесь нам поможет частица «же»: «Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?» (Мф 19:25). Это «же» есть во всех Евангелиях, где описывается данная история. Обратите внимание — ученики изумились.

Матфей использует слово производное от εκπλασσω, что означает быть вне себя от удивления, поражаться, изумляться. То есть они весьма и весьма удивились сказанному и отвечали «так кто же может спастись?». В качестве «же» употребляется слово άρα, которое более верное перевести как «тогда».

Мы часто соединяем «же» и «тогда», говорим: «если не он, то кто же тогда?». Вот, например, чемпион мира по прыжкам не смог взять какую-то высоту и мы говорим: «если уж Хавьер Сотомайор не взял эту высоту, то кто же сможет её взять?». То есть предполагается, что тот о котором так говорится может сделать это лучше других.

То есть значение фразы, которую сказали Христу ученики, таково: «Если богатым трудно спастись, то как вообще кто-то может спастись?»

Итак, ученики предполагали, что богатому юноше проще других людей войти в царство Небесное. Тут можно сделать два важных вывода:

Первый: если предположить, что такие ворота как «игольные уши» были в Иерусалиме, то тогда абсолютно никак не согласуется крайняя степень удивления учеников. Ведь по истории, верблюд мог пройти сквозь эти ворота, став на колени. То есть это не невозможное действие.

По степени изумления учеников можно лишь сделать вывод, что ворот таких никогда не было. Тем более этот факт подтверждается историческими свидетельствами. Об этом в частности пишет Егор Розенков. Об этом же говорят Гордон де Фи и Дуглас Стюарт, в своей книге «Как читать Библию и видеть всю её ценность».

Крейг Киннер также подмечает, что теория относительно ворот не выдерживает никакой критики.

Есть еще один интересный факт, забивающий гвоздь в крышку гроба данной теории: Гордон де Фи указывает, что первый раз данное толкование встречается аж в 11 веке и принадлежит оно монаху Тоефелакту. По всей видимости монах не мог соотнести богатые пожертвования, храмы и земли, принадлежащие церковникам с этим простым и недвусмысленным сравнением, вот и придумал толкование.

Также, все основные комментарии, которыми я пользуюсь указывают на несостоятельность данной теории про ворота. В частности Мак Артур и Макдональд говорят об этом, а Мэтью Генри и Библейские толкования Далласской Богословской семинарии даже не считают нужным что либо доказывать относительно этой теории про ворота. Карсон вообще опускает этот момент.

Только лишь Баркли упоминает о воротах в положительном контексте, и то, его аргументация ограничивается лишь словом «говорят, что были такие ворота». Об уровне данной аргументации и говорить не стоит.

Справочники, которыми я пользуюсь, также указывают теорию про ворота как альтернативную, или возможную, при этом не приводя никаких исторических свидетельств.

Те самые, современные, «игольные уши» которые показывают туристам

.

Есть только одно, что смущает: те кто бывал в Иерусалиме, видели своими глазами данные ворота. По крайней мере, гид им рассказывал. С такими людьми бесполезно дискутировать, потому что у них есть мощное основание их веры в чудесные ворота: это собственное впечатление (видели своими глазами), и слова гида, которым они доверяют больше чем серьезным исследователям и контексту Писания.

Однако скажу, что Иерусалим со времен Христа многократно переходил из рук в руки разных правителей и империй, его то разрушали, начиная от знаменитой осады Тита в 70 году, то заново отстраивали. Да и современная стена, окружающая Иерусалим была построена при султане Сулеймане Великолепном в средние века.

Так что если и есть сегодня в Иерусалимской стене таки ворота, то построили их уже исходя из неверного толкования Теофелакта. Да и нет ничего удивительного, что для туристов в Иерусалиме какую-то бойницу назвали игольными ушами. Ведь как было бы обидно приехать в Иерусалим и не найти там известных ворот, а так одно удовольствие туристам — фотографии, впечатления.

Короче говоря, первый вывод из данного текста — таких ворот никогда не было в Иерусалиме. И имеется ввиду обычное ушко от иголки.

Относительно того не канат ли имеется ввиду вместо верблюда, скажу, что я не думаю. Потому что во-первых, это упоминается в трех Евангелиях, а вариант такого искажения сразу в трех Евангелиях стремится к нулю.

А во-вторых, подобная фраза встречается в древней литературе, по крайней мере в Талмуде и в Коране. Хотя в данном случае верблюд или канат — все едино, не притолкнуть в ушко иголки.

Так что, Христос сказал ученикам: богатому спастись невозможно! Как пишет Макдональд «Господь говорил не о трудности, а о невозможности. Говоря проще, богатый человек просто не может спастись».

Борис Ольшанский. Изгнание торгующих из храма

Второй же важный вывод из этой истории, заключается в том, что в отличие от нас, ученики Христа имели не представление о том, что богатому сложно спастись. Наоборот! Они считали, что богатому проще наследовать жизнь вечную.

Думаю, на это есть две причины: во-первых, богатство для современников Христа означало благоволение и расположение Божье (как для некоторых и сегодня). Хотя, очевидно, что Ветхий Завет этого не подтверждает никоим образом. А во-вторых, богатый человек может больше класть в сокровищницу, может больше делать добрых дел.

Соответственно, имеет больше шансов на вечную жизнь, если понимать что билет в Царство Божье покупается делами.

Вспоминаем, какое было представление у богатого юноши: «что сделать мне доброго». Юноша понимал, что вечную жизнь можно заработать добродетелью. Христос показал истинную высшую планку добродетели — продай все и раздай нищим. Планка практически невыполнимая для этого юноши, которая должна была разбить его самолюбие и обратить его взор на Христа.

Я думаю, Господь преследовал именно эту цель — разрушить это ложное представление о спасении делами. Повелев продать все Он на эмоциональном уровне донес до сознания юноши простую мысль — ты никогда не спасешься своими делами, ты никогда не сможешь спастись сам без Меня. Никогда.

Позже Он вновь указывает ученикам на эту истину — делами невозможно спастись, только лишь через веру и следование за Иисусом (Бог может спасти тебя).

Кстати, обратите внимание на свои чувства, когда вы читаете эту историю — возникает ли у вас удивление и ужас? Как вы воспринимаете себя — вам проще чем юноше войти в Царство Божье или сложнее? Дело в том, что эмоционально мы себя не причисляем к богатым и автоматически понимаем, что это им, богатым надо оставить поклажу и вставать на колени вползая в небо, а мы уж то туда влетим. И если апостолы, слыша это сравнение, воспринимали себя как слона, то мы ощущаем себя как максимум ниткой, которая легко пройдёт в игольное ушко.

Итак, собственно говоря, выводы:

  • В этой истории имеется ввиду верблюд и ушко от иголки
  • Делами в вечную жизнь не войти
  • Но жизнь вечная сокрыта в нашем Иисусе Христе
  • Богатому невозможно войти в жизнь вечную, пока он не избавится от упования на свое богатство и не признает свое духовное банкротство

Вот так, маленькая частица «же» может побудить нас к более внимательному исследованию, а также изменить наше представление о тексте, попутно разрушив ложную теорию.

Источник: http://klin-demianovo.ru/http:/klin-demianovo.ru/analitika/122758/igolnoe-ushko-razmerom-s-verblyuda/

Может ли верблюд пройти сквозь игольные уши?

Игольное ушко

Роман Маханьков, Владимир Гурболиков

В Евангелии есть слова Христа, которые смущают современного человека – «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие». На первый взгляд это означает лишь одно – как верблюду невозможно пройти в игольное ушко, так и богатый человек не может быть христианином, не может иметь ничего общего с Богом. Однако все ли так просто?

Христос произнес эту фразу не просто как отвлеченное нравственное поучение. Вспомним, что ей непосредственно предшествовало. К Иисусу подошел богатый еврейский юноша и спросил: «Учитель! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?».

Христос ответил: «Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать». Он перечисляет здесь десять заповедей Закона Моисеева, на которых строилась вся религиозная и гражданская жизнь еврейского народа. Юноша не мог их не знать.

И действительно, он отвечает Иисусу: «Все это сохранил я от юности моей». Тогда Христос произносит: «Одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною».

О реакции юноши на эти слова Евангелие говорит так: «Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение [*]«.

Расстроенный юноша уходит, а Христос говорит ученикам те самые слова: «Трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Небесное».

Этот эпизод легче всего истолковать так. Во-первых, богатый человек не может быть настоящим христианином. А во-вторых, для того, чтобы быть действительно настоящим христианином – последователем Христа – надо быть бедным, отказаться от всего имущества, «продать все и раздать нищим».

(Кстати, именно таким образом эти слова Иисуса и прочитываются во многих организациях, называющих себя христианскими, призывающих вернуться к чистоте евангельских идеалов.

Причем в качестве тех самых «нищих», которым «богатые» должны «раздать все», выступают зачастую руководители этих религиозных организаций).

Прежде чем выяснять, почему же Христос выдвигает такое категоричное требование, поговорим о «верблюде и игольных ушках». Толкователями Нового Завета неоднократно высказывалось предположение, что «игольным ушком» называли узкие ворота в каменной стене, через которые верблюд может пройти с громадным трудом. Однако существование этих ворот – по-видимому, домысел.

Существует и такое предположение, что изначально в тексте стояло не слово «камелос», верблюд, а очень похожее на него «камилос», канат (тем более, в средневековом произношении они совпали).

Если взять очень тонкий канат и очень большую иглу – может быть, все-таки получится? Но и такое объяснение маловероятно: при искажении рукописей более «трудное» чтение иногда заменяется на более «легкое», более понятное, но не наоборот.

Так что в оригинале, по-видимому, стоял «верблюд».

Но все же не стоит забывать, что язык Евангелия очень метафоричен. И Христос, по-видимому, имел в виду настоящего верблюда и настоящее игольное ушко. Дело в том, что верблюд – это самое большое животное на востоке. Кстати, в Вавилонском Талмуде есть похожие слова, но не о верблюде, а о слоне [**].

В современной библеистике не существует общепринятого толкования этого места. Но какое бы толкование ни принять, ясно, что Христос показывает здесь, насколько трудно спастись богатому человеку. Конечно, Православие далеко от крайностей вышеуказанного сектантского прочтения Библии.

Однако и у нас в Церкви существует устойчивое мнение, что бедные люди находятся ближе к Богу, дороже в Его глазах, чем богатые. В Евангелии красной нитью проходит мысль о богатстве как о серьезном препятствии для веры во Христа, для духовной жизни человека.

Однако при этом в Библии нигде не сказано, что само по себе богатство служит поводом к осуждению человека, а бедность сама по себе способна оправдать его. Библия во множестве мест, в разных интерпретациях говорит: Бог смотрит не на лицо, не на социальное положение человека, а на его сердце.

Иными словами, не так важно, сколько у человека денег. Чахнуть – духовно и физически – можно как над златом, так и над несколькими монетами-лептами.

Недаром Христос оценил две лепты вдовы (а «лепта» была самой мелкой монетой в Израиле) дороже всех остальных, больших и богатых вкладов, положенных в церковную кружку Иерусалимского Храма.

А, с другой стороны, Христос принял огромную денежную жертву покаявшегося сборщика податей – Закхея (Евангелие от Луки, глава 19, стихи 1-10). Недаром царь Давид, молясь Богу, говорил: «Жертвы Ты не желаешь, – я дал бы ее; но Ты к всесожжению[***] не благоволишь.

Жертва Богу – это сокрушенное и смиренное сердце» (Псалом 50, 18-19).

Что касается бедности, то в Послании апостола Павла к Коринфянам есть ясный ответ на вопрос о ценности бедности в глазах Божьих. Апостол пишет: «Если я раздам все имение мое, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор. 13:3).

То есть бедность только тогда имеет реальную ценность для Бога, когда она стоит на основании любви к Богу и ближнему. Получается, для Бога неважно, сколько человек положил в кружку для пожертвований.

Важно другое – чем для него была эта жертва? Пустой формальностью – или чем-то важным, что больно отрывать от сердца? Слова: «Сын Мой! Отдай мне сердце твое» (Притчи, 23:26) – это критерий истинной жертвы Богу.

Но почему же тогда Евангелие негативно относится к богатству? Тут прежде всего нужно помнить, что Библия вообще не знает формального определения слова «богатство». В Библии не прописана сумма, начиная с которой человек может считаться богатым.

То богатство, которое осуждает Евангелие – это не количество денег, не социальное или политическое положение человека, а егоотношение ко всем этим благам.

То есть кому он служит: Богу или Златому Тельцу? Слова Христа: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» иллюстрируют это осуждение.

При толковании евангельского эпизода с богатым юношей есть риск буквального, начетнического понимания того, что сказал Христос – сказал этому конкретному человеку. Нельзя забывать, что Христос – это Бог, а значит, Сердцеведец.

Вечное, непреходящее значение слов Спасителя в случае с юношей совсем не в том, что настоящий христианин должен раздать все имение нищим. Христианин может быть нищим, а может и богатым (по меркам своего времени), он может работать и в церковной организации, и в светской.

Суть в том, что человек, желающий быть настоящим христианином, должен отдать Богу прежде всего свое сердце . Довериться Ему. И спокойно относиться к своему материальному положению.

Довериться Богу – не значит сразу идти на ближайший вокзал и раздать все деньги бомжам, оставляя голодными своих детей. Но доверившись Христу, необходимо на своем месте, всеми своими богатствами и талантом стремиться служить Ему.

Это касается каждого, потому что каждый богат чем-то: любовью окружающих, дарованиями, хорошей семьей или теми же деньгами. Это очень трудно, потому что так хочется хотя бы частичку этих богатств отложить и припрятать лично для себя. Но спастись «богатому» все-таки возможно.

Главное – помнить, что Сам Христос, когда было необходимо, отдал для нас все: Свою Божественную Славу и всемогущество и саму Жизнь. Перед лицом этой Жертвы для нас уже нет ничего невозможного.

* Слово «имение» в славянском языке обозначает не только дом, но и вообще любое богатство: деньги, скот, землю и т. д. А в греческом тексте стоит слово «многоприобретение».

Источник: https://azbyka.ru/mozhet-li-verblyud-projti-skvoz-igolnye-ushi

Book for ucheba
Добавить комментарий