II. Теория неврозов как система. 1. Эндогенные психозы. Человек и психоз. 1. Психогенез психозов.

Психозы и неврозы

II. Теория неврозов как система. 1. Эндогенные психозы. Человек и психоз. 1. Психогенез психозов.

Психозы и неврозы являются заболеваниями, при которых наблюдаются нарушения в психологической сфере. При появлении симптоматики рекомендовано определять отличия психозов от неврозов, что позволит поставить правильный диагноз и назначить рациональное лечение.

  • 1. Причины патологий
  • 2. Отличия в симптоматике
  • 3. Заключение

Причины патологий

Психоз является психологическим расстройством, которое сопровождается странным и необычным для общественности поведении человека. При этом пациент не может полноценно воспринимать реальный окружающий мир.

Больной неадекватно реагирует на воздействие разнообразных внешних раздражителей. В соответствии с этиологией выделяют развитие:

  • Эндогенных психозов. Патологический процесс развивается при нарушениях в нейромодуляторной регуляции.
  • Экзогенных психозов. Причиной возникновения патологического процесса является сильный стресс. Если у пациента наблюдается наркотическая или алкогольная зависимость, то это приводит к возникновению патологии.  Она развивается, если в центральной нервной системе развивается заболевание воспалительного характера.
  • Органических психозов. Если в структурах головного мозга имеются прямые нарушения, то это становится причиной болезни. Эта форма патологии появляется при травматизации или нарушенном кровоснабжении ГМ.

Невроз является патологией нервной системы, которая развивается при ее истощении. Причиной заболевания становятся психологические травмы или стрессовые ситуации.

Проявляется патологический процесс в виде неврастении, страха, истерии, навязчивого состояния. Невроз развивается на фоне воздействия биологических и социальных факторов – черепно-мозговой травмы, наследственности, неблагоприятных бытовых или социальных условий, постоянных сильных переживаний, токсического отравления, беременности.

То, чем отличается невроз от психоза, досконально знает только доктор, который точно определяет причины патологий.

Отличия в симптоматике

  • Невроз и психоз развиваются при нервных перенапряжениях и стрессовых ситуациях. Заболевания могут отличаться в соответствии с особенностями протекания. При неврозе у больного наблюдается полное физическое благополучие. Возникновение психоза является незаметным. Его развитие диагностируется, если нервная и эндокринная системы имеют сбои в работе.
  • Невроз относится к категории соматических, вегетативных нарушений нервной системы. Главное отличие психоза является то, что при его развитии страдает психика и сознание пациента.
  • При неврозах у человека сохраняется способность критически относится к своей личности. Потери связи с окружающим миром не наблюдается. Пациент дает отчет о своем состоянии. Он понимает, что нуждается в лечении и поэтому обращается к врачебной помощи.
  • Доктора объясняют, чем отличаются психозы от невроза. При психозе клиническая картина является абсолютно противоположной. Пациент не осознает, что у него имеются проблемы со здоровьем и поэтому отказывается от помощи доктора.
  • При неврозе наблюдается сохранение личности. Это обратимый патологический процесс, который поддается терапии. При психозе наблюдается подавление собственного «Я», поэтому заболевание практически невозможно вылечить.
  • Определить невроз или психоз можно в соответствии с клинической картиной, которая имеет отличительные особенности. При неврозе наблюдается возникновение психологического дискомфорта и раздражительности. Пациенты жалуются на беспричинную и частую смену настроения. У пациентов  без причин возникают страхи и переживания. Человек становится плаксивым, у него появляется сожаление к самому себе.
  • При неврозе наблюдают хроническую усталость и быструю утомляемость даже при выполнении привычных дел. Заболевание сопровождается бессонницей. Большинство пациентов жалуется на возникновение головной боли.
  • При психозах наблюдается бред, слуховые и зрительные галлюцинации. При патологическом процессе у пациента появляется невнятная речь. Поведение больного объяснить невозможно. Человек становится зацикленным на определенном событии. Больной становится отрешенным и не хочет общаться с окружающими.

Заключение

Психоз и невроз обладают отличительной симптоматикой, что позволяет пациенту самостоятельно определить заболевание (только при неврозе). Если возникают признаки патологий, то больному нужно обратиться за помощью к неврологу, психотерапевту или психиатру.

После сбора анамнеза и проверки сухожильных рефлексов доктор сможет назначить больному рациональное лечение. Терапевтическая схема разрабатывается специалистом в соответствии с индивидуальными особенностями человека.

При патологии рекомендуется прием медикаментозных препаратов, а также нормализация психоэмоционального фона благодаря специальным методикам психотерапевта.

Психоз и невроз – это патологии, которые негативно отображаются на качестве жизни человека, так как они приводят к нарушениям в психоэмоциональной сфере. Отличительной особенностью заболеваний является то, что психоз невозможно вылечить, а невроз относится к разряду обратимых патологий.

При появлении первых признаков невроза пациент самостоятельно обращается за помощью к доктору. При психозе такого не происходит, поэтому близкие и родственники должны показать пациента специалисту.

Источник: https://nevrology.net/sindromy-i-zabolevaniya/vegetativnoj-nervnoj-sistemy/nevroz/psihozy.html

Эндогенный психоз — нарушение обменных процессов: причины, как лечить

II. Теория неврозов как система. 1. Эндогенные психозы. Человек и психоз. 1. Психогенез психозов.

Психозы – это группа патологий психиатрической сферы, сопровождающиеся искажением окружающей действительности и невозможностью адекватно реагировать на мир извне.

Необходимо уметь отличать эндогенный психоз от экзогенного, так как тактика лечения и ведение таких больных будет отличаться.

При эндогенной патологии к заболеванию имеется наследственная предрасположенность (биполярное расстройство, шизофрения), тогда как для экзогенного запускающим фактором развития считается какой-либо раздражитель извне (психическая травма, интоксикация, ЧМТ и т.д.).

Эндогенные психозы возникают при неблагоприятной окружающей обстановке, пик заболеваемости приходится на 20-30 лет (в частности, при простой шизофрении – 14-16 лет, гебефренической – 18-24 года). Причем расстройство личности не всегда развивается у лиц, предрасположенных к психозам – устойчивость к стрессам и стабильный психоэмоциональный фон снижают риск возникновения патологии.

Особенно важно следить за изменениями в поведении малыша, так как начальные признаки шизофрении или биполярного расстройства личности могут быть приняты за обычные капризы.

Патогенез

Основой заболевания является нарушение обменных процессов, а, именно, изменение в работе нейронов – клеток головного мозга. Эндогенный психоз развивается из-за их дефекта – дефицита митохондрий, участвующих в жизненно важных энергетических реакциях. Это приводит к гипоксии клеток и нарушению проведения нервного импульса.

Соответственно, начинает развиваться клиническая симптоматика, характерная для того или иного психоза. Риск передачи «неправильно работающих митохондрий» своему ребенку гораздо выше, если болеет мать, а не отец. Это объясняется большим объемом яйцеклетки по отношению к сперматозоиду.

И, хотя вероятность передачи дефектного генетического материала высока, патология у ребенка может и не проявиться вовсе.

Причины

Причины психоза разнообразны:

  • Генетика. Если оба родителя имеют данную патологию, то риск возникновения психоза равен 50-60%, если один – 20-30%;
  • Хронический стресс;
  • ЧМТ;
  • Ушиб, сотрясение головного мозга;
  • Гормональные нарушения (гипотиреоз, синдром Иценко-Кушинга и т.д.);
  • Родовые травмы;
  • Злоупотребление лекарственными препаратами;
  • Интоксикация;
  • Патология нервной системы (рассеянный склероз, эпилепсия);
  • Алкоголизм;
  • Авитаминоз;
  • Системные нарушения (системная красная волчанка, болезнь Бехтерева);
  • Психоз как проявление сопутствующего заболевания (атеросклероз, сахарный диабет);
  • Онкология.

Экзогенный психоз способен развиться и без генетической составляющей, а вот эндогенный – только при наследственной предрасположенности.

Классификация психозов помимо экзогенных и эндогенных подразумевает под собой деление на реактивные и острые.

Реактивный психоз – это такое патологическое расстройство психики, которое развивается вследствие нахождения человека в стрессовом состоянии на протяжении долгого времени.

Он является транзиторным, то есть изменения личности при данном варианте имеет обратимый характер. Острый психоз – это уже стойкий дефект психики, несвоевременное оказание медицинской помощи может привести к его переходу в хроническую форму.

Как правило, психоз развивается постепенно под действием постоянно повторяющихся раздражающих факторов. Однако бывает и резкий его дебют, если причина, его вызвавшая, имеет декомпенсированный характер (гипергликемия из-за неправильной дозы препарата у диабетика, злоупотребление алкоголем, сильная травма черепа).

Психоз – не приговор

В настоящее время количество людей с разнообразными формами психоза только растет, что говорит не только о социальном и экологическом неблагополучии, но и об искажении нравственных и моральных понятий, конфликте мировоззрений и нежелании принимать себя.

К слову, психически больные люди реже совершают преступления, а вот, казалось бы, здоровые члены общества этим грешат часто.

Болезнь не всегда носит постоянный характер, выполнение врачебных рекомендаций и принятие лекарственных препаратов помогут добиться стойкой ремиссии, снизить качество и количество психотических приступов.

В некоторых случаях появляются реактивные психозы – нарушение психического восприятия из-за воздействия кратковременного раздражающего фактора (травма головы, интоксикация, наличие сопутствующего заболевания (сахарный диабет, атеросклероз и т.д.)).

 Последствия разнообразны, в ряде случаев психотическое состояние преобразуется  в хроническую форму, а иногда – наступает полное выздоровление.

Все зависит от пола, возраста и даже конституции человека, а также способности ограждать себя от любых стрессовых ситуаций.

Психоз у ребенка довольно сложно выявить заблаговременно, а в силу незрелости нервной системы малыш адаптируется к стрессу специфическим способом. Наверняка, многие родители замечали, что у их ребёнка есть воображаемый друг, или же он часами может проводить время в одиночестве. Это не всегда говорит о патологии, однако практически всегда о том, что его что-то беспокоит.

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ:  Что такое синдром Ганзера, причины и проявления

Посттравматический психоз, возникающий после воздействия травмирующего фактора, сопровождается частичной амнезией и подавленным настроением. Такое состояние также корректируется при помощи психотерапии, поэтому не стоит раньше времени ставить крест на своей жизни.

Факторы риска возникновения психоза

  • Возраст. В пубертатном периоде чаще всего развивается шизофрения, тогда как биполярное расстройство личности имеет тенденцию к усугублению в 18-25 лет (поступление в ВУЗ, выход во взрослую жизнь и т.д.). Старческий психоз является следствием атеросклеротических изменений и нарушения кровообращения в головном мозге;
  • Пол. Психозам больше подвержены лица женского пола, что связано с периодически возникающими гормональными перестройками (ПМС, менструации, беременность, роды, климакс). У мужчин эндогенные психозы возникают реже, однако увеличивается вероятность экзогенных при алкоголизме или травме черепа;
  • Географический фактор. Чаще заболевают жители крупных городов, а лица, рожденные на севере, имеют высокий риск возникновения данной патологии. Механизм развития психоза в данном случае не изучен достаточно, однако имеется предположение, что подобное заболевание возникает как следствие гиповитаминоза;
  • Положение в социуме. Неблагоприятная обстановка в семье, на работе, невозможность самовыражения приводит со временем к стойкому дефекту личности;
  • Темперамент. Еще Гиппократом были выделены следующие типы людей: холерик, меланхолик, сангвиник и флегматик. Больше всего к психозам имеет предрасположение холерик из-за нестабильности эмоционального фона.

Психоз у детей можно предположить, уже основываясь на вышеперечисленных факторах.

Клиническая картина

Симптоматика будет зависеть от типа эндогенного психоза. Классическое течение шизофрении включает в себя синдром Кандинского-Клерамбо:

Псевдогаллюцинации. Человек видит образы внутри своего субъективного Я, в отличие от истинных галлюцинаторных явлений, в частности, при белой горячке, больной знает, что эти образы нереальны, поэтому иногда тщательно скрывает их наличие. Чаще всего пациенты с шизофренией слышат голоса, они могут иметь комментирующий, императивный или нейтральный характер.

Комментирующие голоса, как правило, безобидны, однако их назойливость может приводить к внезапной вспышке агрессии. Больной слышит фразы о себе в третьем лице (Он делает, он читает, он встал, он гуляет и т.д.). Императивные голоса отдают приказы, при такой симптоматике возможны случаи убийства или самоубийства.

Нейтральные голоса появляются периодически, часто пациент ведет с ними диалоги;

Бред. Шизофрения может сопровождаться любым бредовым расстройством, однако чаще всего это бред преследования, отношения и воздействия. Иногда заболевание дебютирует с бреда ревности;

Психический автоматизм. Нарушение восприятия окружающего мира в виде стойкого убеждения в том, что все мысли и действия больного человека находятся под чьим-то контролем. Пациент испытывает страх перед своими мыслями, потому что считает, что их могут читать другие люди. Здесь же часто встречается явление деперсонализации и дереализации.

Бред ли?

Бредовое расстройство может встречаться изолированно из-за перенесенного глубокого психического потрясения. При эндогенных психозах сразу бросается в глаза его вычурность и нереальность. Так, бредовое расстройство ревности сопровождается чрезмерным контролем над своей второй половинкой.

Больной человек постоянно ищет мнимую измену, просматривает переписки, роется в карманах и задает наводящие вопросы. В отличие от обычной ревности бред имеет более глобальный масштаб. Он построен на боязни быть обманутым, остаться одиноким и высмеянным.

Переписка «без особенностей» все равно вызывает подозрение, а малейшая задержка на работе воспринимается как непоколебимый факт измены. Другими словами, разубедить такого человека очень сложно, ведь он сам ищет причину и, рано или поздно, найдет. Для скандала будет достаточно одного слова, чья окраска, по мнению пациента, свидетельствует о любовной связи.

Разумеется, это сильно портит отношения со своей второй половинкой, что негативно сказывается как на пациенте, так и на его близком человеке. Свои идеи больной ценит, считает правильными, критику не воспринимает и реагирует на нее агрессивно.

Расстройства двигательной сферы

При шизофрении возникает заторможенность, нежелание что-либо делать. Кататоническая ее форма проявляется восковой гибкостью, человек может застыть в одной позе на несколько часов или даже дней.

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ:  Что такое синдром Ганзера, причины и проявления

Биполярное расстройство личности в стадии мании наоборот сопровождается повышением двигательной активности. Мимика ярко выражена, движения быстрые, но часто не имеют особой цели. При депрессивной фазе наблюдается понижение двигательной активности, снижение мышечного тонуса из-за ухудшения аппетита.

Острый реактивный психоз, зачастую, сопровождается повышенной двигательной активностью.

Биполярное расстройство личности

Биполярное расстройство личности – это психическое расстройство, проявляющееся постоянным чередованием маниакальных состояний с депрессивными. Иногда они протекают по отдельности.

В период мании человек отмечает улучшение самочувствия, желание что-либо делать. Он очень бодрый, веселый, берётся сразу за несколько дел одновременно, постоянно жестикулирует и гримасничает.

Человек уверен в своих силах, нередко является альтруистом и желает помочь всем и каждому, однако любые конфликты легко выводят его из колеи, где за считанные секунды он становится агрессивным и раздражительным. В эту фазу пациент буквально открывает свои таланты, легко запоминает и цитирует произведения, у него хорошо получается рисовать или писать стихи.

Нередко наблюдается феномен гиперсексуальности, когда человек вызывающе одевается и привлекает к себе внимание лиц не только противоположного, но и своего пола.

Однако постепенно его память снижается, появляется рассеянность и происходит переход в депрессивную фазу.

В глаза сразу бросается резкое ухудшение мыслительных процессов, появляется классическая депрессивная триада: психомоторное торможение, вялость мыслительных процессов и неконтролируемое чувство грусти.

В некоторых случаях депрессия носит ажитированный характер — не наблюдается замедления действий, а даже наоборот, усиливается жестикуляция на фоне плохого настроения.

Госпитализация

Терапию психозов можно проводить как в амбулаторных, так и в стационарных условиях.

Для принудительной госпитализации имеются свои критерии:

  • Опасность для себя и окружающих;
  • Пациент не в состоянии ухаживать за собой и выполнять рекомендации врача;
  • Необходимо провести длительную лекарственную терапию, чтобы предотвратить новую вспышку психоза.

Как общаться с человеком во время психоза

  • Ни в коем случае не спорьте с человеком, если видите, что он ведет себя неадекватно;
  • Попытайтесь наладить с ним контакт, по возможности сделайте так, чтобы людей вокруг было меньше – это успокоит больного и позволит лучше Вас услышать;
  • Не давайте человеку доступ к режущим предметам.

Как правило, правильно проведенная беседа и убеждение больного в том, что ему нужно принять лекарства, вызывает у пациента положительное впечатление. Он становится менее агрессивным, постепенно выходит из приступа.

Если, несмотря на переговоры, пациент ведет себя неадекватно, необходимо зафиксировать его к твердой поверхности, при этом стараясь ничего не повредить. Затем нужно перевязать ему туловище по типу смирительной рубашки и вколоть нейролептик.

Самостоятельно проводить такую процедуру опасно, потому что в состоянии аффекта человек может навредить не только окружающим людям, но и себе.

Психотерапия

Этот метод терапии является обязательным в лечении больных психозами. Он позволяет понять причину такого состояния, выявить раздражающие факторы и помочь их искоренить.

Хорошие результаты дает групповая и когнитивная терапия, психоанализ, психоэдукация (рассказ о заболевании больному и членам его семьи) и арт-терапия.

Медикаментозная терапия

Медикаментозная терапия проводится под постоянным надзором лечащего врача. Назначаются нейролептики, антидепрессанты, нормотимики, транквилизаторы. Их применение оправдывается клинической картиной, с которой наблюдается пациент.

Препараты назначаются строго индивидуально для каждого человека, по необходимости их комбинируют между собой для достижения лучшего эффекта.

Восстановление психики происходит постепенно, поэтому необходимо огородить пациента от всевозможных стрессов, чтобы его нервная система окрепла и смогла самостоятельно с ними бороться.

Источник: https://opsihoze.ru/psihozy/pogovorim-o-psihozah-podrobnee-ob-endogennom-psihoze.html

II. Теория неврозов как система

II. Теория неврозов как система. 1. Эндогенные психозы. Человек и психоз. 1. Психогенез психозов.

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 16Следующая ⇒

Эндогенные психозы. Человек и психоз.

Психогенез психозов.

Криптосоматический генез.

В последующем изложении не будет, собственно, ничего нового, только старое, по-новому упорядоченное, и новое, старому подчинённое.

Мы знаем классификацию человеческих болезней согласно двум классификационным принципам: симптоматологии и этиологии.

Мы различаем фенопсихические заболевания и феносоматические по тому, являются ли их симптомы психическими или соматическими, а в том, что касается этиологии — сомато- и психогенные заболевания.

Согласно этой классификационной схеме психозы относятся к фенопсихическим соматогенным* заболеваниям.

Соматогенез психозов, разумеется, можно представить не только на поперечном срезе; скорее, он включает в себя, если рассмотреть продольный срез, также и наследственные факторы.

Как недостаточно взаимосвязей, извлечённых на свет так называемой психосоматической медициной, для того, чтобы усомниться в соматогенезе «болезней в банальном смысле слова», так недостаточно и уже цитированной книги Шнайдера «Скандал психиатрии», чтобы что-то изменить в принципиальном соматогенезе психотических заболеваний, и даже независимо от всех заболеваний, которые ещё будут обсуждаться по отдельности, мы утверждаем соматическое происхождение подобных недугов. При столь «скандальных» обстоятельствах, разумеется, ничто не мешает нам говорить о криптосоматическом, то есть таинственно-соматическом генезе, просто ради того, чтобы это дитя имело хоть какое-то имя.

Принципиальный соматогенез ни в коей мере не исключает возможности частичного психогенеза. Однако «частичное» здесь нужно понимать как структурно-частичное, а не как аддитивное. Соматогенез и психогенез, а также ноогенез и социогенез, о которых речь ещё впереди, нельзя суммировать.

Дело, скорее, в значении, которое имеет каждый из них, и это значение локализовано в различных измерениях человеческого бытия; психоз распространяется на различные измерения человеческого бытия, и психиатрия должна отслеживать его во всех этих измерениях. И прежде всего мы не должны допускать контаминации, то есть смешивания разный измерений.

Однако, это всегда происходит при той путанице, о которой речь пойдёт ниже.

Следствие и причина.

Нам, психиатрам, хорошо известен феномен, который мы называем «вторичной рационализацией». Он встречается, если, например, пациент-парафреник придаёт какой-либо смысл галлюцинациям телесных ощущений, которыми он страдает.

В прежние времена больные считали себя одержимыми дьяволом, в более близкие к нам десятилетия больные говорит о гипнозе, под воздействием которого, они якобы находятся, или, как часто бывает в самые последние годы, включают в систему своих бредовых объяснений радары.

Но как часто мы не замечаем того, что родственники наших пациентов тоже прибегают к вторичной рационализации? Мы слышим, к примеру, что заболевание шизофренией у девушки обусловлено разрывом помолвки, или что избыточная мастурбация привела к развитию психоза у юноши.

Во всех этих случаях дело заключается в смешении post[37] и propter hoc[38], при этом, как правило, остаётся незамеченным то, что данное hoc[39] само по себе и со своей стороны является effectus.[40] Если говорить о последнем примере, то избыточное мастурбирование есть не причина заболевания, а его проявление.

Другими словами, не патогенный, но патогномичный факт. Собственно говоря, мы не можем по этому поводу винить психиатров в том, в чем сами далеко не без греха — в склонности ко вторичной рационализации.

Ведь как часто нами играет наша потребность найти причину всего и вся! В особенности это касается психических травм, комплексов и конфликтов, нередко описываемых и обвиняемых в патогенности; при этом многие из них нужно рассматривать не как патогенные, а всего лишь как патогномичные. То, что психическая травма или психический комплекс проявились вообще, как и то, что некто не вырос из своих конфликтов, относится к области симптоматологии, а не как не к области этиологии соответствующего психоза.

Рассмотрим в качестве примера эндогенную депрессию. Как мы уже пытались доказать в другом месте, при этом заболевании человек слишком глубоко и слишком сильно переживает и ощущает столь свойственное людям напряжение между сущим и должным.

Пациент в своём сущем всегда остаётся должником собственного долженствования, и это помещает его под всё увеличивающую и искажающую лупу эндогенной депрессии. Расстояние от сущего до должного ощущается и переживается как пропасть.

Но само по себе напряжение между сущим и должным, напряжение бытия, как мы его называем, само по себе расстояние между «есть» и «должно быть» неиссякаемо и неискоренимо: пока человек находится в сознании, он всегда что-нибудь должен.

И никоим образом нельзя думать, как будто это повышенное напряжение бытия, это достигшее глубины пропасти ощущение расстояния до «должен» является причиной возникновения эндогенной депрессии (в смысле патогенеза); скорее, сама по себе эндогенная депрессия создаёт эту пропасть (в смысле патогномики). Не напряжение бытия делает человека больным, а заболевание эндогенной депрессий заставляет больного воспринимать и ощущать это напряжение в искажённом и чрезмерно преувеличенном виде.

Но что же такое эндогенная депрессия сама по себе? Несмотря на всё сказанное, она представляет собой нечто соматогенное — некий «соматоз». И именно поэтому, вероятно, её наиболее точно можно охарактеризовать как пониженную витальность или витальное снижение. Допустимо также говорить о понижении уровня «биотонуса» (Эвальд (Ewald)).

Как быть, когда при понижении уровня воды, при отливе, вдруг становится виден риф? Несмотря на это, никто ведь не отважится утверждать, что риф — причина отлива; наоборот: только благодаря отливу риф можно обнаружить.

Почему же с пропастью между «есть» и «должен» всё обстоит иначе? Разве она не становится видна, не обнажается только благодаря эндогенной депрессии, то есть вследствие этого понижения уровня витальности? Тогда можно сказать: в сколь малой степени отлив обусловлен рифом, который вдруг появляется на поверхности воды, в столь же малой степени и психоз обусловлен психической травмой, комплексом или конфликтом.

Продолжим сравнение с отливом: увеличьте силу отлива, и риф станет больше. То же самое происходит и при снижении уровня витальности, получившего название эндогенной депрессии.

Мы знаем одну пациентку с эндогенной депрессией, которая в Первую мировую войну временно работала на почте, по необходимости заменяя коллегу-мужчину, а спустя десять лет, находясь в состоянии амнезии во время приступа эндогенной депрессии, случайно украла почтовую сумку, полную корреспонденции.

Как известно, едва ли можно говорить о реальной вине пациентки, страдающей эндогенной депрессией с бредом самообвинения.

Действительно, более внимательная беседа показала, что эта кража связана со старой, пустой почтовой сумкой, безо всякой корреспонденции! То, что пациентке, вообще, пришло в голову совершить сие крохотное преступление, есть проявление эндогенной депрессии, а никак не её причина. Ни большая субъективная, ни маленькая объективная вина не были в этом случае патогенными; они были всего лишь патогномичными.

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Источник: https://stydopedya.ru/1_42250_II-teoriya-nevrozov-kak-sistema.html

II. Теория неврозов как система. 1. Эндогенные психозы. Человек и

II. Теория неврозов как система. 1. Эндогенные психозы. Человек и психоз. 1. Психогенез психозов.
1.1. Криптосоматический генез.

В последующем изложении не будет, собственно, ничего нового, только старое, по-новому упорядоченное, и новое, старому подчинённое.

Мы знаем классификацию человеческих болезней согласно двум классификационным принципам: симптоматологии и этиологии.

Мы различаем фенопсихические заболевания и феносоматические по тому, являются ли их симптомы психическими или соматическими, а в том, что касается этиологии — сомато- и психогенные заболевания.

Согласно этой классификационной схеме психозы относятся к фенопсихическим соматогенным* заболеваниям.

Соматогенез психозов, разумеется, можно представить не только на поперечном срезе; скорее, он включает в себя, если рассмотреть продольный срез, также и наследственные факторы.

Как недостаточно взаимосвязей, извлечённых на свет так называемой психосоматической медициной, для того, чтобы усомниться в соматогенезе «болезней в банальном смысле слова», так недостаточно и уже цитированной книги Шнайдера «Скандал психиатрии», чтобы что-то изменить в принципиальном соматогенезе психотических заболеваний, и даже независимо от всех заболеваний, которые ещё будут обсуждаться по отдельности, мы утверждаем соматическое происхождение подобных недугов. При столь «скандальных» обстоятельствах, разумеется, ничто не мешает нам говорить о криптосоматическом, то есть таинственно-соматическом генезе, просто ради того, чтобы это дитя имело хоть какое-то имя.

Принципиальный соматогенез ни в коей мере не исключает возможности частичного психогенеза. Однако «частичное» здесь нужно понимать как структурно-частичное, а не как аддитивное. Соматогенез и психогенез, а также ноогенез и социогенез, о которых речь ещё впереди, нельзя суммировать.

Дело, скорее, в значении, которое имеет каждый из них, и это значение локализовано в различных измерениях человеческого бытия; психоз распространяется на различные измерения человеческого бытия, и психиатрия должна отслеживать его во всех этих измерениях. И прежде всего мы не должны допускать контаминации, то есть смешивания разный измерений.

Однако, это всегда происходит при той путанице, о которой речь пойдёт ниже.

1.2. Следствие и причина.

Нам, психиатрам, хорошо известен феномен, который мы называем «вторичной рационализацией». Он встречается, если, например, пациент-парафреник придаёт какой-либо смысл галлюцинациям телесных ощущений, которыми он страдает.

В прежние времена больные считали себя одержимыми дьяволом, в более близкие к нам десятилетия больные говорит о гипнозе, под воздействием которого, они якобы находятся, или, как часто бывает в самые последние годы, включают в систему своих бредовых объяснений радары.

Но как часто мы не замечаем того, что родственники наших пациентов тоже прибегают к вторичной рационализации? Мы слышим, к примеру, что заболевание шизофренией у девушки обусловлено разрывом помолвки, или что избыточная мастурбация привела к развитию психоза у юноши.

Во всех этих случаях дело заключается в смешении post37 и propter hoc38, при этом, как правило, остаётся незамеченным то, что данное hoc39 само по себе и со своей стороны является effectus.40 Если говорить о последнем примере, то избыточное мастурбирование есть не причина заболевания, а его проявление.

Другими словами, не патогенный, но патогномичный факт. Собственно говоря, мы не можем по этому поводу винить психиатров в том, в чем сами далеко не без греха — в склонности ко вторичной рационализации.

Ведь как часто нами играет наша потребность найти причину всего и вся! В особенности это касается психических травм, комплексов и конфликтов, нередко описываемых и обвиняемых в патогенности; при этом многие из них нужно рассматривать не как патогенные, а всего лишь как патогномичные. То, что психическая травма или психический комплекс проявились вообще, как и то, что некто не вырос из своих конфликтов, относится к области симптоматологии, а не как не к области этиологии соответствующего психоза.

Рассмотрим в качестве примера эндогенную депрессию. Как мы уже пытались доказать в другом месте, при этом заболевании человек слишком глубоко и слишком сильно переживает и ощущает столь свойственное людям напряжение между сущим и должным.

Пациент в своём сущем всегда остаётся должником собственного долженствования, и это помещает его под всё увеличивающую и искажающую лупу эндогенной депрессии. Расстояние от сущего до должного ощущается и переживается как пропасть.

Но само по себе напряжение между сущим и должным, напряжение бытия, как мы его называем, само по себе расстояние между «есть» и «должно быть» неиссякаемо и неискоренимо: пока человек находится в сознании, он всегда что-нибудь должен.

И никоим образом нельзя думать, как будто это повышенное напряжение бытия, это достигшее глубины пропасти ощущение расстояния до «должен» является причиной возникновения эндогенной депрессии (в смысле патогенеза); скорее, сама по себе эндогенная депрессия создаёт эту пропасть (в смысле патогномики). Не напряжение бытия делает человека больным, а заболевание эндогенной депрессий заставляет больного воспринимать и ощущать это напряжение в искажённом и чрезмерно преувеличенном виде.

Но что же такое эндогенная депрессия сама по себе? Несмотря на всё сказанное, она представляет собой нечто соматогенное — некий «соматоз». И именно поэтому, вероятно, её наиболее точно можно охарактеризовать как пониженную витальность или витальное снижение. Допустимо также говорить о понижении уровня «биотонуса» (Эвальд (Ewald)).

Как быть, когда при понижении уровня воды, при отливе, вдруг становится виден риф? Несмотря на это, никто ведь не отважится утверждать, что риф — причина отлива; наоборот: только благодаря отливу риф можно обнаружить.

Почему же с пропастью между «есть» и «должен» всё обстоит иначе? Разве она не становится видна, не обнажается только благодаря эндогенной депрессии, то есть вследствие этого понижения уровня витальности? Тогда можно сказать: в сколь малой степени отлив обусловлен рифом, который вдруг появляется на поверхности воды, в столь же малой степени и психоз обусловлен психической травмой, комплексом или конфликтом.

Продолжим сравнение с отливом: увеличьте силу отлива, и риф станет больше. То же самое происходит и при снижении уровня витальности, получившего название эндогенной депрессии.

Мы знаем одну пациентку с эндогенной депрессией, которая в Первую мировую войну временно работала на почте, по необходимости заменяя коллегу-мужчину, а спустя десять лет, находясь в состоянии амнезии во время приступа эндогенной депрессии, случайно украла почтовую сумку, полную корреспонденции.

Как известно, едва ли можно говорить о реальной вине пациентки, страдающей эндогенной депрессией с бредом самообвинения.

Действительно, более внимательная беседа показала, что эта кража связана со старой, пустой почтовой сумкой, безо всякой корреспонденции! То, что пациентке, вообще, пришло в голову совершить сие крохотное преступление, есть проявление эндогенной депрессии, а никак не её причина. Ни большая субъективная, ни маленькая объективная вина не были в этом случае патогенными; они были всего лишь патогномичными.

1.3. Причина и пусковой механизм.

Кроме указанной путаницы в отношениях между следствием и причиной, психиатрия нередко впадает в ещё одну ошибку: пренебрегает различиями между подлинной психологической причиной, с одной стороны, и психическим проявлением, с другой. Заболевания, не обусловленные, но проявляющиеся психически, не заслуживают названия психогенных: в этом случае, скорее всего речь идет о псевдопсихогенезе.

Тривиально указывать на то, что психические заболевания, к числу которых относятся психозы, могут проявляться вследствие какого-либо возбуждения.

Но на что при этом нужно обратить внимание, так это на необязательность связи этого возбуждения со страхом: не только тревожное, но и радостное возбуждение может быть проявлением психического заболевания.

Либо одно либо другое — речь идёт о типе психологического стресс-эффекта.

С другой стороны, однако, нельзя упускать из виду и того, что фактор, патогенный, в смысле наличия в психическом пускового механизма, может сыграть свою роль не только при экстремальных нагрузках, но и при устранении нагрузки, при внезапном и резком расслаблении, и это необходимо учитывать. Я только упомяну в этой связи характерную ситуацию освобождения из концентрационного лагеря или из плена.41

Однако сущность психотических заболеваний такова, что при известных обстоятельствах они совсем не нуждаются в пусковом механизме.

И уж поскольку речь шла о концентрационном лагере, можно упомянуть об одном пациенте, который, будучи заключённым в лагере Дахау, страдал манией, однако после освобождения, несмотря на неожиданную радость вдруг представившейся возможности эмигрировать, находился в глубоко подавленном состоянии в смысле меланхолической фазы. Всё это говорит лишь об абсолютной независимости подлинного психоза от судьбы, или, если угодно, от фатальности самого психотического процесса. По этому поводу имеются достаточные статистические данные, полученные в результате исследования, проведённого Хиршманном (J. Hirschmann), об относительной стабильности в окружающей среде как психозов, так и неврозов.42

И наконец, возможность «запуска» психотических заболеваний (если не говорить о причинности!) из соматической области — хорошо известный и общепризнанный факт: мы помним о типичном механизме создания картины психотических состояний такими интеркуррентными заболеваниями как typhus abdominalis43, или commotio cerebri44.

Однако не только подобные патологические, но даже физиологические процессы выступают в роли пусковых механизмов, действующих из соматической области.

Необходимо упомянуть, что пубертат представляет собой типичный возрастной период манифестации шизофренических сдвигов (настолько типичный, что это заболевание раньше носило название dementia praecox45, тогда как для манифестации какой-либо фазы эндогенной депрессии наиболее типичным считается климактерический период.

Оба этих периода (и пубертат, и климакс) действуют как эндокринные пусковые механизмы, при этом никому не придёт в голову классифицировать эндогенную депрессию как эндокринное заболевание.

Само собой разумеется, что именно в случае эндогенно-депрессивных состояний, связанных с климаксом, одновременно встаёт вопрос о механизме запуска, действующем из психической области: мы имеем в виду ту панику, которая возникает «перед закрытием городских ворот» и подведении экзистенциального итога — итога того, что человек остался должен жизни и что жизнь ещё должна ему. Если этот экзистенциальный итог оказывается отрицательным, пусть только субъективно или мнимо, то всё-таки, в меньшей степени, можно, если угодно, говорить о психическом механизме запуска эндогенно-депрессивного психоза, ибо, скорее, имеет место комбинация эндогенной, психотической депрессии с психогенной, невротической.

Если мы зададимся вопросом, в чём же, собственно, в конечном счёте, заключается различие между причиной и пусковым механизмом, то надо сказать, что, в некотором смысле, пусковой механизм тоже является причиной, если не главной, то наверняка косвенной.

Однако косвенная причина в этом смысле представляет собой не только пусковой механизм, но и то, что обычно называют условием. «Обусловливать что-то» — всё-таки не то же самое, что «быть причиной» или «вызывать».

Бывают, как известно, так называемые необходимые и достаточные условия, и если главную причину можно считать достаточным условием, то пусковой механизм, поскольку его тоже можно представить как условие, являясь косвенной причиной, не может быть назван ни достаточным, ни даже необходимым условием; для него мы, наверное, должны использовать новый термин — возможное (всего лишь) условие!

1.4. Психический патогенез и психическая патопластика.

1.4.1. Тематическая патопластика.

В самом широком смысле слова содержание является психогенным: например, содержание бреда — это факт, с которым все уже давно согласны или на котором с давних пор настаивают. Каждый раз психогенный в таком широком смысле слова материал включается в тематику бредовых идей.

Заслугой психоанализа является то, что он аналитически исследовал факторы, участвующие в тематике развития бредовых мыслей, не без намерения проследить их до раннего детства.

И с полным правом: само собой разумеется, что индивидуум словно разворачивается как временной гештальт, каковым он является, и раскрывается в жизни, раскручивая её назад, так что только обзор всей развернувшейся жизни даёт представление об индивидуальном, об индивидууме как таковом.

Индивидуальная патопластика. Но это касается не только чего-либо патологического: и в нормальном состоянии предполагается, в зависимости от индивидуальности, то или иное содержание сознания.

В случае последующего заболевания мы имеем обыкновение говорить об этих всегда предполагаемых содержаниях сознания во всей их общности как о преморбидной личности.

Вокруг них, выступающих в качестве темы, вертятся мысли пациентов «подобно иголке, застрявшей в канавке граммофонной пластинки», как метко выразилась одна из наших пациенток.

Получается так, что один пациент не может освободиться от своего чувства долга тогда как долг, моральный долг, другого пациента заботит в меньшей степени, чем его долги — долги финансовые. В первом случае нам приходится иметь дело с бредом виновности, а в последнем — со страхом обнищания. Если на первый план выступают ипохондрические бредовые идеи, то это ведёт к страху перед болезнями.

Коллективная патопластика. Само собой разумеется, что «выбор» бреда, как мы хотели бы это назвать, не в последнюю очередь зависит от коллективной совокупности мыслей и, при известных обстоятельствах, от коллективистского мышления современности. И в этом смысле в рамках этиологии психозов с полным правом можно говорить о социогенезе.

Это было бы верно в параклиническом смысле, в том смысле, в каком мы имеем право говорить и о коллективных неврозах.

Тогда мы имели бы также и право говорить о коллективных психозах: ибо мы под этим понимаем только совокупность социогенных и коллективных элементов и моментов в том виде, как они проникают в индивидуальные психозы — психозы в клиническом смысле слова.

Прослеживание этих элементов и моментов могло бы стать предметом исследований в области патологии духа современности.

Но сами психозы всегда являются выражением и отражением такой патологии; ибо времени, духу времени, болезням духа современности соответствуют преобладающие идеи, то есть время управляет ими и со временем они меняются. Одним словом, речь идёт о смене доминанты господствующих идей.

Так, мы знаем, что типичная скрытая эндогенная депрессия в двадцатые годы, как правило, маскировалась под картиной педантичных навязчивых идей, тогда как сегодня она преимущественно выступает в облике ипохондрических идей страха, протекает в виде фобий и на этом основании скрывается под диагностической вывеской вегетативной депрессии. Кого удивит то, что в наше время эндогенно-депрессивное мышление реже вертится вокруг темы морального долга человека, чем вокруг выступающих на передний план мыслей о физическом здоровье и профессиональной трудоспособности.

1.4.2. Стилистическая патопластика.

Личностная патопластика.

Психическая патопластика — в этом (но только в этом) смысле «патогенез» — проявляется здесь не только в соответствующем тематическом наполнении бреда, но и в его стилистической окраске ввиду общего «образа жизни» (Lebensstil) по А. Адлеру, и потому становится для нас особенно важной: этот стиль бытия преморбидной личности тоже можно проследить вплоть до психотической карикатуры.

В этом отношении мы многим обязаны не только психологии индивидуальности Адлера, но и не менее высоко должны оценить вклад, сделанный Бинсвангером (L. Binswanger) в его анализе бытия и анализе стиля психозов. На специалиста не может не произвести впечатления то, насколько анализ бытия сравним с онтологизацией индивидуально-психологического учения о «тенденциозной апперцепции».

Личная патопластика. Из всего, имеющего отношение к индивидуальному и личностному, можно только сказать: психоз представляет собой нечто большее, чем просто тип болезни, — он всегда является образом человеческого бытия и возможностями этого бытия.

Что касается эндогенной депрессии, то специальный экзистенциальный анализ этого заболевания показал, что эндогенная депрессия, как morbus, представляет собой не больше и не меньше, как снижение витальности.

Но человек, у которого она наблюдается — каков он, каким представляет его экзистенциальный анализ, общий экзистенциальный анализ? Как существо, которое ответственно за своё «есть» перед своим «должен».

Выше мы говорили, что напряжение бытия человеком с эндогенной депрессией переживается и ощущается некоторым специфичным образом, в значительной мере преувеличенно.

Итак, витальная подавленность сама по себе могла бы быть источником не более и не менее, как смутного ощущения несостоятельности; но то, что некоторый человек, поражённый этой болезнью, не только прячется, как затравленное животное, но и переживает свою несостоятельность как вину по отношению к своей совести или своему Богу, — всё это больше не связано с эндогенной депрессией как с morbus, но, скорее, является вкладом в болезнь со стороны самого человека, объясняется и определяется столкновением человеческого в больном и болезненного в человеке. Оно выходит за пределы просто сниженной витальности, за пределы психосоматоза; поэтому мы должны работать с каким-то дополнением человека, с чем-то личным и трансморбидным, ибо человек духовен и уже как таковой находится по другую сторону понятий здоровья или болезни.

Источник: https://bookucheba.com/klinicheskaya-psihologiya-knigi/teoriya-nevrozov-kak-sistema-endogennyie-20081.html

Book for ucheba
Добавить комментарий