Июльский кризис 1914 г.

История июльского кризиса 1914 года

Июльский кризис 1914 г.

Кризис 1914, приведший к Первой мировой войне, очень похож на события, предшествующие боснийскому кризису 1908 года. В начале XX века центр европейской политики переместился на Балканы. Причиной этому стали восстания против османов 1903 года, начавшиеся в Македонии, которая территориально входила в состав Османской империи. 

Масштаб восстаний продолжил расти, правительство империи оказалось неспособно быстро справиться с проблемой, и, в результате, возник заговор молодых турецких офицеров, которые подняли мятеж и одержали победу.

Новое правительство искало поддержки со стороны крупнейших государств, в связи с чем, в этом регионе столкнулись интересы практически всех великих держав: России, Великобритании, Австро-Венгрии, Франции и Германии.

В 1903 году в Сербии произошел государственный переворот, после которого к власти пришла королевская династия Карагеоргиевичей, искавшая покровительства у России. Это противоречило интересам Австро-Венгрии, которая укрепила свои позиции на Балканах еще в 1880-х годах, поставив во главе отдельных балканских государств дружественные правительства.

Новая сербская власть развернула внутри страны националистическую пропаганду, направленную против Австро-Венгрии. В ответ на это в Австро-Венгрии стала укреплять свои позиции военная партия, которая выступала за силовое воздействие на Сербию. Таким образом, отношения между Россией и Австро-Венгрией усложнялись.

Эти события привели к боснийскому кризису 1908 года, когда австрийское правительство подготовило план аннексии Боснии и Герцеговины, – территории, которая была оккупирована Австро-Венгрией еще в 1878 году, но формально оставалась в составе Турции.

Россия выступила против действий австрийцев и потребовала рассмотрения вопроса в международном суде. Ее поддержали Франция и Великобритания. Австро-Венгрию поддержала Германия.

Несмотря на возражения, Босния и Герцеговина вошла в состав Австро-Венгрии, и Россия, в конечном счете, фактически признала аннексию.

Интересы России в Балканском регионе обусловливались идеями панславизма и освободительной борьбы славянских народов. Именно поэтому Россия теснее всех была связана с Сербией и обещала ей свою поддержку.

Германию же беспокоила идея усиления славянства, враждебного германизму. Немецкие власти считали, что оттягивание большой европейской войны снизит шансы на укрепление своих позиций. Австро-Венгрия также была готова перейти к военным действиям, так как считала, что события на Балканах угрожают ее великодержавному статусу.

Россия, в свою очередь, опасалась растущего германского влияния в Османской империи. Ее недовольство усилилось после назначения в конце 1913 года германского генерала Лимана фон Сандерса командующим турецким корпусом в Константинополе.

Ситуация на Балканах стала решающим фактором европейского баланса и постепенно перестала носить лишь локальный характер. Поляризация государств усилилась. Франция как союзник России была готова вступить в войну на ее стороне.

Французское правительство считало весьма благоприятными шансы на победу в союзе с Россией и Великобританией.

Отчасти действия Франции обусловливались реваншистскими настроениями и стремлением вернуть себе Эльзас и Лотарингию, которые она потеряла после поражения в войне с Пруссией 1870-1871 годов.

К концу 1913 года Германии удалось с успехом завершить ряд программ усиления армии. Очевидно, немцы шли впереди в гонке сухопутных вооружений. Возросла численность регулярной армии, техническое превосходство германской армии также было значительным.

Германия уступала свои позиции лишь на море – «владычице морей», Великобритании. Однако в 1912-1914 гг. наблюдалось некоторое потепление отношений между странами, что позволяло Берлину верить, что в случае конфликта, Британия сохранит нейтралитет.

Франция и Россия пытались догнать противника, но, все же, сильно отставали. Поражение в русско-японской войне 1904-1905 гг., революция и экономический кризис нанесли немалый урон военному потенциалу России.

Поэтому российское правительство стало принимать немедленные решения для стабилизации экономики и восстановления боеспособности вооруженных сил. В 1912 году – запущена программа развития флота, а в 1913 – «Малая программа», а в 1914 «Большая программа по усилению армии».

Все эти действия к 1917 году должны были реорганизовать войска, увеличить численный состав пехоты и усилить артиллерию. Во Франции предпринимались аналогичные попытки усилить армию.

Например, с 1913 года срок службы увеличивался на год – до 3 лет, вследствие чего в скором времени численность армии должна была значительно вырасти.

Получалось, что в 1914 году Германия сохраняла превосходство над странами Антанты, но рисковала утратить его в ближайшем будущем. Полагаться на силы Австро-Венгрии было опасно, так как ситуация на Балканах и другие внутренние проблемы грозили подорвать империю. Именно поэтому, австро-германский блок стал искать любого повода для решительных военных действий.

Спусковым крючком июльского кризиса и последовавшей войны, причинами возникновения которых стали острейшие экономические и политические противоречия крупнейших держав, стали события 28 июня 1914 г., т. е. убийство в г. Сараево наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены членами конспиративной группы “Молодая Босния”.

Поначалу ни одна из держав не была склонна к обострению ситуации, в особенности, страны Антанты.

Как уже было сказано, в наибольшей степени сложившийся расклад соответствовал интересам Германии, которая к 1914 году практически завершила программу перевооружения, в то время как подобные программы французы и русские должны были завершить лишь к 1917 году.

Вильгельм II заверял австро-венгерских партнеров, что в случае вооруженного конфликта Германия окажет поддержку Вене, даже если дело дойдет до войны с Россией, и что Германия к этому уже подготовлена.

Однако кайзер, почему-то, был уверен, что Россия не готова к войне, и все ее заявления о защите Сербии – всего лишь блеф. Возможно, это была расчетливая попытка убедить Австро-Венгрию занять жесткую позицию, но, скорее всего, Вильгельм II действительно заблуждался. Так или иначе, германское правительство не осознавало всех возможных последствий тогдашних действий.

20 июля в Петербург приехал президент Франции Р. Пуанкаре. Тогда было решено, что в случае войны Россия поддержит Сербию, а Франция, в свою очередь, поддержит Россию. «Видеть Пуанкаре в 1913 году в должности президента Французской Республики было, несомненно, успокоительно.

Предыдущая его политическая деятельность и еще более личное знакомство с основными чертами его характера давали мне надежду, что он сумеет чисто декоративные обязанности, присвоенные демократической подозрительностью и боязливостью французского конституционного строя президенту республики, превратить в минуту государственной опасности в политический фактор, реальное значение которого станет заметно не только во Франции, но и за ее пределами… Встреча Государя с президентом произошла на Кронштадтском рейде и носила торжественный и дружеский характер» – вспоминает министр иностранный дел Российской империи С. Д. Сазонов.

Эти действия участников Антанты противоречили изначальным расчетам Германии, но, несмотря на это, немцы продолжали поддерживать австро-венгерский курс на ожесточение давления на Сербию: капитуляция без боя или война.

«Пребывание в России президента [Франции] продолжалось три дня. Эти три дня оказались роковыми в истории человечества. В течение их были приняты безумные и преступные решения, которые повергли Европу в неслыханные бедствия, покрыли ее развалинами и остановили на долгие годы нормальный ход ее развития».

23 июля кризис вступил в решающую фазу, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум. Суть этого жесткого документа можно передать одной фразой императора Франца Иосифа, высказанной им после прочтения: «Это означает войну». Вот, что об этом пишет С. Д.

Сазонов: «Этот ультиматум настолько до сих пор всем памятен, что говорить о нем подробно нет надобности.

Достаточно заметить здесь, что требований, как те, которые в нем заключались, еще никогда не предъявлялось ни к одной европейской державе, и что принятие их Сербией в полном объеме равнялось бы добровольному отречению от национальной независимости».

Документ был составлен таким образом, что Сербия не могла выполнить все предъявленные в нем требования. Сербы ждали рекомендация от русских и хотели точно знать, как они поступят в случае начала войны.

Россия уже пообещала поддержку сербам, но сдержав свое обещание, рисковала бы вступить в войну с более сильным в военном плане австро-германским блоком. С другой стороны, без помощи русских Сербия бы пала, что означало потерю всех Балкан для стран Антанты.

Австро-венгерский блок в таком случае имел бы все шансы привлечь на свою сторону Болгарию, Румынию, Грецию и даже Италию.

24 июля Россия в последний раз попыталась побудить австрийцев отложить начало военных действий.

Русские предлагали найти компромисс, для которого нужно было время, но Австро-Венгрия в своем ультиматуме выделило сербам лишь 48 часов. С. Д.

Сазонов пытался добиться отсрочки и обращался к австрийскому министру иностранных дел и германскому послу в Санкт-Петербурге, но все его попытки остались безуспешными.

У русских была еще одна попытка избежать войны – доказать немцам, что в случае войны Великобритания не останется в нейтралитете. Однако и здесь все усилия министра Сазонова при поддержке посла Франции Ж. Палеолога не увенчались успехом. Британское правительство все еще колебалось и не определило своей позиции.

К 1914 году Англия переживала острый политический кризис. Усилились сепаратистские настроения в Ирландии, поднялась волна стачек, активизировалась деятельность суфражисток. Этим объясняется ее двусмысленная позиция накануне войны.

Вплоть до объявления Австро-Венгрией войны Сербии Великобритания демонстративно показывала свой нейтралитет, несмотря на союз с Россией и Францией.

Даже после объявления войны, деятельность британской дипломатии была направлена на попытки ограничения масштабов конфликта, что позволило бы Британии сохранить свой нейтралитет еще на какое-то время.

Лишь 2-4 августа завершился этап британских дипломатических маневров, когда Британия поняла, что Франция вступит в войну на стороне России.

Нарушение Германией бельгийского нейтралитета 3 августа стало для империи неприемлемым обстоятельством, так как это противоречило договору 1831 года, поэтому сторонники нейтралитета Великобритании немедленно потеряли свои позиции. Хотя, скорее всего, это событие стало лишь удобным предлогом для правительства. Также немалую роль сыграло соглашение 1912 года по военно-морским вопросам с Францией, согласно которому защита северного побережья Франция находилась в руках британцев.

Возможен и тот вариант, что Великобритания долгое время занимала нейтральную позицию, чтобы дождаться скорого взаимного истощения противников, вступить в войну в нужный момент и продиктовать свои условия мира. Однако этим планам британцев не суждено было сбыться.

Неоднозначной позиции придерживалась и Италия, формально состоявшая в Тройственном союзе. Однако некоторые оговорки договора позволяли ей маневрировать на политической арене.

В военном отношении Италия значительно уступала остальным крупным державам, но ее выгодное геополитическое расположение делало ее позицию довольно значимой.

Рим воспользовался преимуществом своего положения и занял выжидательную позицию, что заметно осложняло решение кризиса.

25 июля Сербия ответила на ультиматум. Ее правительство, не желая начала войны, когда главный союзник не был к ней готов, согласилось выполнить практически все условия, кроме одного, касавшегося допуска австрийских властей на территорию Сербии для расследования заговора. Для австрийцев этого оказалось достаточно и уже 28 июля они объявили сербам войну.

Россия рекомендовала «на случай, если положение Сербии таково, что она собственными силами не может защищаться против возможного вооруженного наступления Австро-Венгрии, не противодействовать вооруженному вторжению на сербскую территорию, если таковое вторжение последует, и заявить, что Сербия уступает силе и вручает свою судьбу решению великих держав». Сербы русских не послушались и стали оказывать австрийцам сопротивление, вступив с ними в ожесточенную борьбу.

Заработал механизм стратегических союзов. В России началась всеобщая мобилизация. «Предоставить военному и морскому министрам, по принадлежности, испросить высочайшее вашего императорского величества соизволение на объявление в зависимости от хода дел мобилизации четырех военных округов — Киевского, Одесского, Московского и Казанского, Балтийского и Черноморского флотов». 

Отказ прекратить ее привел к объявлению Германией войны 1 августа. Франции не оставалось ничего другого, как поддержать Россию. Правительство отказалось обещать немцам свое невмешательство в конфликт, и 3 августа Германия объявила войну и ей. 4 августа в войну вступила Британская империя. Таким образом, июльский кризис 1914 года перерос в мировую войну.

Источник: https://ludirosta.ru/post/istoriya-iyulskogo-krizisa-1914-goda_1670

36. Июльский кризис 1914 г. И начало I Мировой войны

Июльский кризис 1914 г.

Целисторон в войне.

Германиястремиласьудовлетворить свои претензии наге­гемонию в Европе и мире; разгромитьАнглию и уничтожить ее мор­скоемогущество; нанести поражение Франции,аннексировать ее же-лезнорудныепограничные районы Лонгви и Бриэй;реализовать идею “срединной Европы”при германском главенстве; овладетьанглийски­ми, бельгийскими, французскимии португальскими колониями; утвердитьсяв аравийских провинциях Турции; отторгнутьу России поль­ские и прибалтийскиегубернии, Украину. Австро-Венгрия,раздира»-шаясянациональной рознью, питала надежды,что победоносная война поможет укрепитьи сохранить империю; рассчитывалазахватом Сербии и Черногории нейтрализоватьантиавстрийское славянское движениеи обеспечить свое господство на Балканах;была готова от­нять у России частьпольской территории, Подолию и Волынь.Турциясвойной связывала государственноевыживание, претензии на россий­скоеЗакавказье. Великобританиянамереваласьустранить конкурен­цию Германии намировых рынках, пресечь ее притязанияна передел колоний; планировала захвату Турции Месопотамии и Палестины. Францияхотелавернуть Эльзас и Лотарингию; отторгнутьгерманские земли по левому берегу Рейнаи Саарскую область; присоединить Си­риюи другие арабские территории. Италиянадеяласьутвердиться на Балканском полуострове,требовала передачи ей Трентино и ЮжногоТироля, Триеста и Истрии, Далмации, частиАлбании, турецких про­винций Антальии Измира, африканских колоний Эритреии Сомали. СтраныБалканского полуострова ввойне видели способ укреплениянационального и государственногосуверенитета, возвращения утра­ченныхв прошлом территорий. Россиядобиваласьприсоединения Га­лиции, нижнеготечения Немана, Познани и Силезии;первоначально ограничиваясь намерениемдобиться свободного выхода Черноморско­гофлота через Босфор и Дарданеллы вСредиземное море, затем рас­ширилапритязания вплоть до захвата проливов,Константинополя и ряда других турецкихтерриторий. СШАпредполагалипродиктовать ослабленным войной странамусловия мира, которые обеспечили бы ихсобственное мировое господство. Нетолько правительства, но и на­родныемассы в обстановке до крайностиобострившегося противосто­янияТройственного союза и Антанты началивоспринимать войну как единственныйпуть к осуществлению этих целей,воспринимавшихся сквозь призму”национальных интересов”. Назревавшаявойна нужда­лась лишь в благовидномпредлоге.

Июльскийкризис и развязывание войны. Вблизисербской гра­ницы австрийская армиянаметила проведение маневров вприсут­ствии наследника трона.Националистическая организации “Моло­даяБосния”, в которую входили сербы,хорваты, словенцы, босний­цы, подготовилатеррористический акт. Его осуществилстудент Гаврила Принцип, 28 июня 1914 г.

убивший эрцгерцога Франца Фердинандаи его супругу в момент их торжественноговъезда в столицу Боснии г.Сараево. Этобыла ответная акция на принуди­тельноеприсоединение Боснии и Герцеговины кмонархии Габсбургов. Германские иавстрийские милитаристы не замедлилиисполь­зовать возникшую ситуацию дляосуществления своих замыслов. 23 июля1914 г.

Австро-Венгрия предъявила Сербииультиматум, от­ведя на его безоговорочноеудовлетворение всего 48 часов.

Австрийскиетребования — запретить в Сербии всеантиав­стрийские организации иантигабсбургскую пропаганду, уволитьиз армии офицеров по спискамавстро-венгерского правительства,допустить представителей Габсбургскоймонархии для участия в расследованииубийства престолонаследника — затрагивалидос­тоинство Сербии как суверенногогосударства и означали вмеша­тельствов ее внутренние дела. И хотя Сербияприняла почти все претензии, Австро-Венгрия28 июля объявила ей войну. На следу­ющийдень Россия начала всеобщую мобилизацию.Использовав ее в качестве предлога,Германия 1 августа заявила о состояниивойны с Российской империей.

Разработанныйначальником германского генеральногоштаба фельдмаршалом Шлиффеном планвоенных действий предусматри­валпервоочередной разгром Франции снанесением удара через Бель­гию.

Еенейтралитетом германская военщинапренебрегла: потребова­ла пропускавойск якобы для отражения нападенияфранцузских вой­ск на Германию. Послеестественного отказа германская армияначала вторжение в Бельгию и 3 августаобъявила войну Франции.

Англий­скоеправительство, воспользовавшисьнарушением бельгийского нейтралитета,4 августа заявило о состоянии войны сГерманией. Все­го в войну оказалисьвтянутыми 33 государства, вступившие внее в разные годы. На стороне странАнтанты — Франции, Англии и Рос­сии.

Вместе с блоком Цен­тральных держав— Германией и Австро-Венгрией — сражалисьтоль­ко Болгария и Турция. Война сталамировой.

39.Военныедействия и дипломатическая борьба в1914 – 1916 г.

1914 год. Германиярассчитывала на молниеносную кампаниюна Западном фронте с целью разгромаФранции, а потом на действия противРоссии, вооружённые силы которой должнабыла сковывать Австрия. Россия предполагаларазвернуть наступление на Берлин иВену.

Германия придерживалась “планаШлиффена”, руководителя германскогогенерального штаба, и рассчитывалачерез слабо защищённые границы Люксембургаи Бельгии прорваться во Францию ипринудить её к капитуляции ещё до того,как Россия сосредоточит свои войскадля удара.

Мощная группировкагерманских войск отбросила бельгийскуюармию и вторглась во Францию. Французыи высадившийся на северном побережьеФранции английский корпус под напоромпревосходящих сил вынуждены были отойти.Враг двинулся к Парижу.

Для спасениясоюзников русские армии под командованиемгенералов Реннкампфа и Самсоновавторглись в пределы Восточной Пруссиии сначала разгромили в войска противника,но потом сами были разгромлены па частям.Одновременно в районе Варшавысосредоточивались силы для главногостратегического удара по Берлину.Началось наступление и против австрийцеви была занята территория Галиции.

Галицийскаянаступательная операция явилась однойиз самых блестящий побед русской армииза всю первую мировую войну. Хотянаступления на Берлин так и не получилось,западные союзники, особенно Франция,находившиеся в тяжёлом положении,получили передышку.

В битве на Марнев сентябре 1914 года участвовало с обеихсторон более 1.5 млн. человек. Французскиеи английские войска перешли в наступление.

К концу 1914 годаЗападный фронт стабилизировался отСеверного моря до Швейцарской границы.Солдаты зарылись в окопы. Манёвреннаявойна превратилась в позиционную.

Героическую борьбувели сербские войска против натискаавстро-венгерской армии, которая осенью1914 года дважды захватывала Белград, нов декабре 1914 года сербы изгнали оккупантовс всей территории Сербии и до осени 1915года вели позиционную войну савстро-венгерской армией.

Турецкие войска,инструктируемые германскими военнымиспециалистами, предприняли осенью 1914года наступление на Закавказском фронте.Однако русские войска отразили этонаступление и успешно продвинулись наЭрзрумском, Алакшертском и Ванскомнаправлениях. В дальнейшем турецкиевойска не пытались продолжать какие-либоактивные военные операции.

К концу 1914 года навсех фронтах армии обеих воюющих коалицийперешли к затяжной позиционной войне.

Война на морях иокеанах за второе полугодие 1914 года посуществу свелась к взаимной блокадепобережий. Морские сражения не изменилисоотношения морских сил: по-прежнемуанглийский флот превосходилавстро-германский.

Таким образом, кконцу 1914 года стал очевидным провалвоенно-стратегического плана германскогокомандования. Германия вынуждена былавести войну на два фронта.

Источник: https://studfile.net/preview/5357504/page:19/

Июльский кризис и начало первой мировой войны

Июльский кризис 1914 г.

К весне 1914 г. противоречия между европейскими державами достигли большой напряженности. Сложность складывающейся обстановки в немалой степени определялась тем, что противоречия нарастали не только между двумя сложившимися военно-политическими группировками – Тройственным союзом, с одной стороны, и Тройственным согласием, с другой, но и внутри каждой из этих группировок.

Уже давно отойдя от Тройственного союза, Италия, по сути дела, усиливала центробежные силы в этом союзе. Вот почему руководящие военные и политические круги Германии были так заинтересованы в усилении своего влияния в Австро-Венгрии.

Эта лоскутная империя стояла перед лицом глубокого кризиса, вызванного ростом национального движения населяющих ее народов, и ее правящая верхушка пришла к выводу, что имеется только один путь предотвратить распад империи: рост вооружений и превентивная война против Сербии, а если потребуется, то и против России.

Главным условием осуществления этого агрессивного курса являлась уверенность в том, что Германия окажет этому курсу полную поддержку. Германские правящие круги были к этому готовы. Германия хотела австро-сербской войны, помогала ее возникновению и прикрывала в ней свою союзницу.

По расчету, диктуемому политическими и стратегическими интересами, они опасались, что дальнейшее углубление национального кризиса в Австро-Венгрии может не только ослабить эту союзницу, но и вовсе вывести ее из строя. Это означало бы полную изоляцию Германии на международной арене. Между тем к 1914 г.

выполнение новой военной программы успешно завершалось, и это давало явные стратегические преимущества германскому командованию. Правда, уровень морских вооружений еще не достиг намеченной цели, но переговоры с Англией давали основание предполагать, что последняя, по крайней мере, на известный период, останется нейтральной.

Политический кризис в Англии и рост ее соперничества с Россией в Иране, казалось бы, подкрепляли этот вывод.

Вопрос об ускорении военной подготовки Австро-Венгрии имел для руководящих кругов Германии особое значение. К началу лета 1914 г.

эти круги окончательно пришли к выводу, что германская армия имеет ряд военно-технических преимуществ по сравнению со своими континентальными соперниками и что общая международно-политическая ситуация достаточно благоприятна для того, чтобы военной развязкой на Балканах сделать огромный скачек к завоеванию мировой гегемонии.

В сложной сети общих и местных противоречий было достаточно предлогов для военного столкновения. Вскоре произошло событие, которое послужило предлогом к австро-сербскому столкновению, как исходному очагу возникновения первой мировой войны. Вооруженное столкновение европейских держав началось после сараевского убийства австрийского эрцгерцога Фердинанда.

Германская дипломатия, со своей стороны, делала все возможное, чтобы использовать и обстановку, сложившуюся на Балканах.

В этих условиях кайзер счет возможным посоветовать австрийским союзникам воспользоваться создавшейся ситуацией, чтобы крепким ударом по Сербии предотвратить объединение южных славян и окончательно утвердить свое влияние на Балканах.

Этот удар открывал перед германским правительством перспективу неимоверного укрепления экономического и политического влияния, охватывающего огромный территориальный комплекс от Гамбурга до Персидского залива, а тем самым вытеснение политического влияния французского капитала на Балканском полуострове, а также в Малой Азии.

Свою главную задачу правящие круги Германии усматривали в том, чтобы не допустить развала многонациональной Габсбургской империи, а вместе с тем и развала существующего австро-германского союза.

Правда, в те дни германская дипломатия все еще рассчитывала, что сможет добиться от Италии лояльного выполнения союзных обязательств в случае войны. Однако уже в середине июля 1914 г.

она пришла к выводу, что за эту лояльность Италия потребует крупной компенсации.

Если Франция и Россия с самого начала июльского кризиса добивались поддержки Англии, то Германия и Австро-Венгрия стремились заручиться обещанием Англии придерживаться политики нейтралитета. Циничный торг с Англией, предпринятый германской дипломатией, не принес ей успеха.

Великобритания вставала на путь борьбы со своим германским соперником, и в политических кругах Берлина впервые за время кризиса обнаружилось некоторое смятение. На Балканах уже вспыхнул пожар войны. Во всех странах Европы военные приготовления шли полным ходом.

Каждое из европейских правительств стремилось прикрыть эту подготовку, выиграть время, свалить ответственность за войну на своего противника.

28 июля 1914 г. с согласия Германии Австро-Венгрия начала войну против Сербии. Русское правительство ответило мобилизацией, а когда Германия потребовала прекратить ее, Россия отклонила этот ультиматум.

Германия 1 августа вступила в войну с Россией. В Германии была объявлена давно и тщательно подготовлена мобилизация.

В целях быстрого проведения плана Шлиффена германский генеральный штаб требовал немедленного объявления войны Франции.

Осуществляя план Шлиффена, дополненный Мольтке, германская армия вторглась в пределы Бельгии, и 3 августа Германия объявила войну Франции. Тотчас же английское правительство направило Германии ультимативную ноту, которая как заранее было известно, будет неприемлема. Вместе с европейскими державами в войну были вовлечены их колонии, и война стала мировой.

Мир был поставлен перед совершившимся фактом – мировая война началась.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/1_28246_iyulskiy-krizis-i-nachalo-pervoy-mirovoy-voyni.html

Тайна, в которой война рождалась. Июльский кризис 1914 года

Июльский кризис 1914 г.

В 2008 году британский историк Гэри Шеффилд так оценил ситуацию, приведшую к началу Первой мировой войны: «В лучшем случае Германия и Австро-Венгрия начали безрассудную игру, которая пошла у них совершенно не так, как им хотелось. В худшем случае в 1914 году началась заранее продуманная агрессивная и завоевательная война, оказавшаяся далеко не таким быстрым и решительным предприятием, которое некоторые себе представляли».

В конце января 1914 года Россия заключила формальный союз с Сербией. Во время визита в Петербург сербского премьера Николы Пашича и наследника сербского престола принца Александра император Николай 11 обещал оказать Сербии «всемерную военную помощь» и даже любую «поддержку, которая ей понадобится».

Гости, в свою очередь, взяли на себя обязательство координировать свои военные планы с русским генштабом. Такое согласование было проведено в марте — мае 1914 года, причем речь шла о предстоящих операциях против Австро-Венгрии.

Такое же согласование будущих военных действий имело место и с Черногорией, с которой еще в ноябре 1913 года Россия восстановила военный союз, а весной 1914 года — военную конвенцию, прерванные на время Балканских войн.

Николаи II объявляет войну Германии. 20 июля 1914 г

Специальный представитель Австро-Венгрии, посланный в Сербию собрать доказательства, бывший прокурор советник Фридрих Вичер, телеграфно доносил в Вену: «Доказать и даже подозревать сербское правительство в том, что оно было осведомлено о покушении, либо участвовало в его осуществлении, подготовке и в предоставлении оружия, невозможно». Однако далее со ссылкой на показания обвиняемых в телеграмме указывалось: решение о покушении было принято в Белграде, что в подготовке его участвовали государственные чиновники, а бомбы были получены в Крагуеваце из арсенала сербской армии. Австрийцам, правда, не удалось точно установить, было ли получено оружие непосредственно перед покушением. Австрийский премьер граф Карл фон Штюргк был убежден, что связь между славянами монархии и славянами зарубежья может быть разорвана только войной. Считалось, что только война положит коней деятельности сербской агентуры в Боснии и Герцеговине. В то же время в Австро-Венгрии не было планов аннексии Сербии и Черногории, за исключением, возможно, некоторых стратегически значимых пограничных территорий. Расчет был скорее на то, что удастся установить там проавстрийские правительства. Но подобный расчет в любом случае был утопическим. Трудно было надеяться, что такие правительства после австрийски оккупации смогут удержаться у власти. В эпоху национальных государств Австро-Венгрия была анахронизмом, но ее правящие круги это не понимали. Одной из целей войны было присоединение к Австрии русской Польши, но без ясного представления, как можно будет интегрировать такое количество поляков в политическую структуру Двуединой монархии, которую любые новые завоевания неизбежно влекли к гибели.

Таким же анахронизмом была и Российская империя, но этого не понимали ни сторонники самодержавия, ни их революционные и демократические оппоненты, за исключением деятелей национальных революционных и демократических движений.

Неудивительно, что царское правительство не имело ясных целей в войне.

Главным считалось воссоединение Польши под скипетром русского царя, захват Константинополя и Проливов, Турецкой Армении и ряда других турецких территорий, а также Восточной Галиции и Угорской Руси (Закарпатья).

Однако конкретных планов обустройства новых территорий и их взаимоотношений с имперской метрополией в случае победы Антанты не было. Если бы все эти аннексии были бы осуществлены, они бы привели только к росту в Российской империи национальных движений, с которыми имперское правительство вряд ли бы смогло справиться.

Панацеей от всех бед в Петербурге считали контроль над Константинополем и Проливами. Между тем в довоенной русской публицистике значение Проливов для русского экспорта значительно преувеличивалось.

Даже закрытие Проливов во время войн Турции с соседями не препятствовало русскому экспорту через Балканские страны без его существенного удорожания, поскольку подавляющее большинство русских товаров все равно возилось на иностранных судах.

В Петербурге не было даже ясной позиции насчет того, выгоднее ли для России расчленение или сохранение Австро-Венгрии. Руководство же Двуединой монархии войны с Россией очень опасалось, несмотря на поддержку Германии. «По всему видно, — писал 3 августа 1914 г. российский посол в Вене Н. Н. Шебеко, — что здесь войны с нами не хотели и очень ее боятся».

А посланник в столице Черногории Цетинье А. А. Гире в записке, озаглавленной «Австро-Венгрия, Балканы и Турция. Задачи войны и мира», составленной после Второй Балканской войны, предложил вообще отказаться от односторонней поддержки авантюрного курса правителей Сербии и, в частности, планов присоединения к ней населенных югославянами территорий монархии.

Он еще в 1913 году предсказал, что «Великая Сербия» рано или поздно отойдет от России.

Гире, считавший до этого главной задачей балканской политики России борьбу против монархии, анализируя опыт Балканских войн, высказался за коренной поворот курса от конфронтации с Австро-Венгрией к сотрудничеству с ней и призвал к согласованию интересов обеих держав вплоть до раздела сфер влияния на Балканах. Однако трезвый голос Гирса не был услышан.

Российский посланник в Белграде Н. Г. Гартвиг считал, что именно Сербия является надежной опорой России на полуострове. Такого же мнения придерживался и А. П. Извольский, посол в Париже и бывший министр иностранных дел. Правда, ни тот ни другой не ставили вопрос о расчленении Австро-Венгрии.

Другие страны Антанты представляли цели войны более четко. Для Англии главным было сокрушение военно-морской, торговой и промышленной мощи Германии, захват ее колоний и ряда территорий Оттоманской империи.

Для Австро-Венгрии война была невыгодна еще и потому, что в начале XX века экономический рост здесь был самым высоким в Европе, и в случае сохранения в течение длительного времени мира она могла рассчитывать вплотную приблизиться по уровню развития к Италии и Франции.

А соответствующий рост благосостояния населения, как полагали многие в Вене и Будапеште, мог приглушить остроту межнациональных противоречий внутри империи. В 1900–1913 годах ВНП Дунайской монархии рос в среднем на 1,76 % в год, тогда как в Англии — на 1,00 %, во Франции — на 1,06 % и в Германии на 1,51 %.

Против войны категорически выступал премьер-министр Венгрии граф Иштван Тиса, который считал, что поражение неминуемо приведет к распаду Австро-Венгрии, а победа лишь увеличит нестабильность Двуединой монархии, особенно в случае новых территориальных приращений, и приведет к ее преобразованию в Триединую, с образованием Чешского королевства, в пользу которого Венгрии придется поступиться Словакией. Он также не сомневался, что воевать придется не только с Сербией, а еще и, как минимум, с Россией, и такая война будет непосильной для Австро-Венгрии. В случае же прихода на помощь Дунайской монархии Германии война неизбежно становилась мировой с выступлением на стороне России Франции и Англии, что не сулило благоприятного исхода для Центральных держав.

Однако на решающем заседании коронного совета под председательством Франца Иосифа 19 июля Тиса снял свои принципиальные возражения и согласился на предъявление ультиматума Сербии.

Изменение позиции произошло после обмена мнениями Тисы с кайзером и послом Германии в Вене фон Чиршки, который посвятил венгерского премьера в план «молниеносной войны».

Венгерский биограф Тисы Ференц Пелёшкеи считает, что «вера в материальную, военную и духовную мощь Германии была и осталась самым слабым пунктом его внешнеполитической концепции, и со свойственной ему последовательностью он оставался ей верным до конца».

Австро-Венгрия, подталкиваемая Германией, предъявила Сербии ультиматум, требуя не только прекратить антигабсбургскую пропаганду, но и допустить австрийскую полицию на сербскую территорию для расследования покушения.

Сербские власти выразили готовность принять все требования, за исключением одного — о допуске иностранной полиции к расследованию. Надо заметить, что это австрийское требование было небеспочвенным.

В Вене не без оснований опасались, что сербская полиция постарается скрыть следы связей покушавшегося с организацией «Млада Босна», а также связи этой организации с рядом высокопоставленных сербских военных и политиков. Австро-Венгрия порвала дипломатические отношения с Белградом и 28 июля объявила Сербии войну.

Это автоматически привело в действие цепочку союзов. Отец психоанализа Зигмунд Фрейд, далекий от всякого национализма и шовинизма, писал в начале августа 1914 года: «Впервые за 30 лет я чувствую себя австрийцем!»

Россия 29 июля объявила всеобщую мобилизацию. Вечером того же дня всеобщая мобилизация была заменена частичной — только против Австро-Венгрии. 30 июля, под влиянием Генерального штаба и МИДа, император Николай 11 вновь вернулся к указу о всеобщей мобилизации. Российские военные не сомневались, что война неизбежна и что воевать придется не только против Австро-Венгрии, но и против Германии.

30 июля Николай II дал себя уговорить Сазонову, утверждавшему, что «война давно уже решена в Вене и что в Берлине, откуда можно было ожидать слова вразумления, его произнести не хотят, требуя от нас капитуляции перед Центральными державами, которую Россия никогда не простила бы государю и которая покрыла бы срамом доброе имя русского народа». Передав начальнику Генерального штаба Янушкевичу разрешение на мобилизацию, Сазонов добавил, что «теперь вы можете сломать телефон», т. е. отмены мобилизации не будет. Наиболее быстро отреагировал Балтийский флот, начавший постановку мин против внезапного нападения в 6.50 утра 31 июля, за 12 часов до объявления войны.

29 июля в Германию поступили новости о военных приготовлениях в Бельгии, особенно вокруг Льежа.

Германское военное командование утверждало, что дальше начало войны откладывать нельзя, поскольку оборонительные мероприятия бельгийской армии могли существенно замедлить будущее наступление германских войск в Бельгии, жизненно необходимое для осуществления плана Шлиффена.

Состояние военной угрозы в Германии было объявлено в 13.45 31 июля. В полночь 31 июля немецкий посол граф Пурталес вручил Сазонову ультиматум, требовавший отмены мобилизации в России и дававший на ответ всего 12 часов.

1 августа в 19 часов, через 6 часов после истечения ультиматума, Пурталес, после троекратного отказа Сазонова дать декларацию о прекращении «враждебных приготовлений» против Австрии и Германии, вручил ноту с объявлением войны.

Итак, Германия потребовала отменить мобилизацию, но Россия не ответила на этот ультиматум. 1 августа началась германская мобилизация, и вечером того же дня Рейх объявил России войну. Тогда же начала всеобщую мобилизацию и Франция. Немцы торопились приступить к осуществлению плана Шлиффена.

Поэтому уже вечером 3 августа Германия объявила войну Франции под тем предлогом, что французские самолёты будто бы нарушили нейтралитет Бельгии, а также совершили облёт германских городов и бомбили железную дорогу.

2 августа немцы оккупировали Люксембург, а 4 августа германские войска без объявления войны вторглись в Бельгию под предлогом, что туда готовятся вступить французские дивизии. Английское правительство потребовало от Берлина к исходу 4-го числа дать ответ, готов ли он соблюдать бельгийский нейтралитет.

Германский статс-секретарь фон Ягов заявил, что не может дать таких обязательств, поскольку военные соображения выше всех иных. В тот же день Англия объявила Германии войну. 6 августа Австро-Венгрия объявила войну России, а через несколько дней оказалась в состоянии войны и с другими государствами Антанты.

Осенью 1914 года президент США Вудро Вильсон публично заявил, что «распад Дунайской монархии на ее составные части» послужил бы на «благо Европы».

Франция в тот же день мобилизовала все свои сухопутные и морские силы, но войны не объявила.

Из Лондона в Берлине была получена депеша от германского посла князя Лихновского, в которой говорилось, что Франция не вмешается в войну Германии с Россией, если Германия первая не нападет на Францию.

Но фон Мольтке, начальник германского Генштаба, настоял потребовать от Франции отдачи на все время войны двух важнейших крепостей — Туля и Вердена. Больше того, именно Германия 3 августа объявила войну Франции, надеясь на молниеносное осуществление плана Шлиффена.

Французское правительство, напротив, еще 30 июля приказало осуществить отвод войск на 10 км. на всем протяжении границы с Германией — от Швейцарии до Люксембурга, чтобы избежать провокаций и случайных перестрелок. Ни одна часть и ни один солдат под угрозой военно-полевого суда не должны были заходить за 10-километровую приграничную зону.

3 августа Германия объявила войну Франции и Бельгии. Последней инкриминировался отказ пропустить через свою территорию германские войска. Война против Бельгии позволила Великобритании 4 августа официально объявить войну Германии. И только 6 августа Австро-Венгрия объявляет войну России, а Сербия — Германии.

Интересно, что получив царский указ о мобилизации, министр внутренних дел Н. А. Маклаков заявил начальнику мобилизационного отдела Главного управления Генштаба генералу С. К.

Добровольскому: «Война у нас, в народных глубинах, не может быть популярна, и идеи революции народу понятнее, нежели победа над немцем.

Но от рока не уйти…» Некоторые наиболее дальновидные военные и политические деятели предчувствовали, что война станет концом Российской империи.

Российский историк В. А. Авдеев так описывает мобилизацию: «На сборные пункты при управлениях уездных высших начальников стали прибывать запасные, где из них формировались команды для пополнения кадровых частей и формирования второочередных. Не везде призыв проходил гладко.

Уже на третий день после объявления мобилизации из округов стали приходить известия о беспорядках, возникших среди запасных. Донесения об этом были получены в Военном министерстве из Перми, Кургана, Донской области, Инсара, Борисова, Орла, Кокчетава.

Запасные собирались толпами, громили винные склады, магазины, в отдельных пунктах наблюдались нападения на полицию, во время беспорядков были человеческие жертвы. Сильно затрудняли работу сборных пунктов также и обнаружившиеся излишки запасных, особенно в Казанском и Омском военных округах. Это объяснялось устарелостью и просчетами мобилизационного расписания 1910 года.

Мобилизация в европейской части России проходила более организованно и в установленные сроки. Этому способствовали поверочные мобилизации накануне войны. В целом, несмотря на ряд недочетов, мобилизация кадровой армии прошла успешно и в срок. К 26 июля (8 августа), на 8-й день мобилизации, начались оперативные перевозки войск и период стратегического сосредоточения.

В это время продолжалось формирование второочередных дивизий, которые вслед за первоочередными должны были двигаться на фронт. Полностью вооруженные силы России завершили мобилизацию на 45-й день. К 3(16) сентября было призвано, не считая ратников ополчения, 3 млн 388 тыс. человек. Всего под знамена встали 4,2 млн человек».

Источник: http://indbooks.in/mirror7.ru/?p=374774

§ 19. Начало войны и ее характер (1914-1916) [1992 Сокоро-Цюпа О.С., Смирнов В.П., Посконин В.С. – Мир в начале ХХ века]

Июльский кризис 1914 г.

Июльский кризис 1914 г. К 1914 г. противоречия между двумя военно-политическими группировками европейских держав – Тройственным союзом и Антантой – обострились до предела. Зоной особой напряженности стал Балканский полуостров.

Правящие круги Австро-Венгрии, последовав совету германского императора, решили одним ударом по Сербии окончательно утвердить свое влияние на Балканах. Вскоре нашелся повод для объявления войны. Австрийское командование развернуло войсковые маневры рядом с сербской границей.

Глава австрийской “военной партии” престолонаследник Франц Фердинанд демонстративно нанес визит в столицу Боснии – Сараево. Эти действия вызвали сильное возбуждение среди патриотически настроенной сербской молодежи. 28 июня 1914 г.

великосербские националисты Принцип и Габрилович из полувоенной организации “Черная рука” застрелили эрцгерцога Франца Фердинанда на одной из улиц Сараево. Для военных кругов Австро-Венгрии появился удобный предлог разгромить Сербию, но они опасались вмешательства России. Германскому императору Вильгельму II был послан запрос.

Правительство Германии пообещало помощь, и стало торопить свою союзницу “покончить с сербами”.

23 июля Австро-Венгрия намеренно предъявила Сербии заведомо невыполнимый и унизительный ультиматум: сербское правительство должно было немедленно распустить антиавстрийские организации; уволить со службы за антиавстрийскую пропаганду всех, на кого укажет австрийская сторона; допустить австрийских чиновников к расследованию деятельности югославянских организаций и обстоятельств убийства Франца Фердинанда. Подчинение этим требованиям и особенно последнему означало бы для Сербии отказ от национального суверенитета.

Россия, еще не подготовленная к войне, советовала сербскому правительству проявить максимальную уступчивость. Сербия соглашалась выполнить условия ультиматума, кроме последнего. Однако Австро-Венгрия и Германия не желали мирного разрешения конфликта.

28 июля Австро-Венгрия объявила Сербии войну. Россия приступила к частичной, а затем ко всеобщей мобилизации. В ответ Германия 1 августа объявила войну России, а 3 августа – Франции.

Германские войска двинулись на Францию через территорию Бельгии, поправ бельгийский нейтралитет. С требованием уважать нейтралитет Бельгии и немедленно вывести войска выступила Англия. Не получив ответа на свой ультиматум, она 4 августа объявила войну Германии.

В военный конфликт, начатый крупнейшими европейскими странами, постепенно были втянуты 38 государств. Война стала мировой.

Цели участников войны. Ее характер.

Правительство Германии рассчитывало положить конец господству Англии на море, ослабить ее конкуренцию на мировых рынках и захватить колонии западноевропейских стран, к дележу которых Германия опоздала.

В планы германского империализма входила также аннексия промышленно развитых районов северо-востока Франции, отторжение от России Прибалтики, “Донской области”, Крыма, Приазовья и Кавказа.

Правительство Австро-Венгрии намеревалось захватить Сербию, утвердить австро-венгерское господство на Балканском полуострове, отнять у России часть Царства Польского, Подолию и Волынь. Турция, втянутая в войну Германией осенью 1914 г., рассчитывала на захват русского Закавказья и восстановление своего влияния на Балканах.

Правящие круги Англии хотели сохранить свои колонии и господство на море, отнять у Турции богатые нефтью Месопотамию и часть Аравийского полуострова. Франция рассчитывала вернуть Эльзас и Лотарингию, утраченные в ходе франко-прусской войны, присоединить к Франции левый берег Рейна и Саарский угольный бассейн.

Правительство царской России было озабочено сохранением влияния на балканские страны. В ее планы входило также присоединение Галиции и земель по нижнему течению Немана; овладение черноморскими проливами Босфор и Дарданеллы.

Япония, объявив войну Германии 23 августа 1914 г., намеревалась захватить германские “арендные” территории в Китае и острова в Тихом океане.

Таким образом, первая мировая война носила захватнический, империалистический характер с обеих сторон. Только Сербия и Бельгия вели войну за свое освобождение, что, однако, не меняло характера войны.

Ее главными виновниками были империалистические круги всех стран, но непосредственными инициаторами являлись Австро-Венгрия и Германия.

Они начали войну первыми потому, что успели к ней подготовиться раньше и лучше, чем их противники.

Начало войны вызвало подъем шовинистических настроений в воюющих странах. Повсюду шла запись добровольцев для отправки на фронт.

Поддавшись этим настроениям, правые лидеры западноевропейской социал-демократии выступили в поддержку своих правительств вопреки антивоенным резолюциям Штутгартского, Копенгагенского и Базельского конгрессов II Интернационала. 4 августа 1914 г.

депутаты-социалисты Франции и Германии проали за предоставление своим правительствам военных кредитов. Лидеры французской Социалистической партии Ж. Гед и М. Самба, глава Рабочей партии Бельгии Э. Вандервельде стали министрами в правительствах “национального единения”.

В свою очередь руководство германских социал-демократов поддержало политику Германии и обвинило социалистов стран Антанты в “пособничестве русскому самодержавию”, в “предательстве европейской культуры и европейской свободы”. Свою позицию немецкие социал-демократы оправдывали тем, что Германия будто бы ведет “оборонительную войну против царизма” и выступает “за свободу народов России”.

Фактически II Интернационал распался на отдельные враждующие между собой партии, руководство которых заключило “гражданский мир” с собственной буржуазией. Центристы заняли пацифистские позиции, объявили себя сторонниками мира.

Малочисленная группа революционно настроенных социал-демократов, проав против военных кредитов, поддержала лозунг В. И.

Ленина о “превращении империалистической войны в гражданскую” с целью свержения “реакционных и буржуазных правительств и партий всех стран”.

Аналогичный раскол произошел в российском социал-демократическом движении.

Провал плана “молниеносной войны”. Первая мировая война велась почти на десятке фронтов в разных уголках земного шара. Главными фронтами были Западный, где германские войска вели боевые действия против английских, французских и бельгийских войск, и Восточный, где войска России противостояли объединенным силам австро-венгерской и германской армий.

Людские, сырьевые и продовольственные ресурсы стран Антанты значительно превосходили ресурсы центральных держав, поэтому шансы Германии и Австро-Венгрии на победу в войне на два фронта были невелики. Германское командование это понимало и поэтому сделало ставку на “молниеносную войну”.

План военных действий, разработанный начальником генерального штаба Германии фон Шлиффеном, исходил из того, что России потребуется не менее полутора месяцев для сосредоточения своих войск. За это время предполагалось разгромить Францию и принудить ее к капитуляции. Затем намечалось перебросить все немецкие войска против России.

По “плану Шлиффена” война должна была закончиться через 2 месяца. Но эти расчеты не сбылись.

Уже в первые дни войны германское командование столкнулось с ожесточенным сопротивлением бельгийцев, упорно защищавших крепости Мобеж и Антверпен.

Французские войска, усиленные английскими частями, хотя и отступали к Парижу, тоже сражались стойко, ломая планы германского генералитета. На помощь Франции уже в первые дни войны поспешила Россия.

Две русские армии, не успев до конца развернуть свои силы, в середине августа начали наступление на Восточную Пруссию. Почти одновременно Россия начала большое наступление против австро-венгерских войск в Галиции.

Чтобы сдержать русское наступление, германское командование вынуждено было перебросить с Западного фронта на Восток два армейских корпуса и тем самым отказаться от попыток глубокого охвата французской столицы, предусмотренного “планом Шлиффена”.

В битве на реке Марне 3-10 сентября 1914 г. англо-французские войска остановили наступление немцев на Париж и даже на короткое время сумели перейти в контрнаступление. В этом сражении участвовало полтора миллиона человек. Потери с обеих сторон составили почти 600 тыс. убитыми и ранеными. Итогом битвы на Марне стал окончательный провал планов “молниеносной войны”.

Ослабленная германская армия начала зарываться в окопы. Западный фронт, растянувшийся от пролива Ламанш до швейцарской границы, к концу 1914 г. стабилизировался. Обе стороны приступили к строительству земляных и бетонированных укреплений. Широкая полоса впереди окопов была заминирована и покрыта густыми рядами колючей проволоки.

Война на Западном фронте из маневренной превратилась в позиционную.

Наступление русских войск в Восточной Пруссии закончилось неудачно, они были разбиты и частично уничтожены в Мазурских болотах. Наступление русской армии под командованием генерала Брусилова в Галиции и Буковине, напротив, отбросило австро-венгерские части к Карпатам. К концу 1914 г. на Восточном фронте тоже наступила передышка. Воюющие стороны перешли к длительной позиционной войне.

Военные действия в 1915 г. В 1915 г. на Западном фронте активных боевых действий почти не велось. 22 апреля в районе бельгийского города Ипр впервые германская сторона применила химическое оружие, выпустив на противника газовое облако хлора. В результате газовой атаки 15 тыс.

человек было выведено из строя, из них 5 тыс. умерло. Переход к позиционной войне на Западном фронте позволил германскому командованию перебросить крупные силы на Восток.

Прорвав в мае русские позиции у Горлицы, войска центральных держав к осени заняли почти всю Западную Украину, Буковину, часть Волыни, Царство Польское, Литву и часть Латвии. Несмотря на большие потери, Россия все же не была выведена из строя.

Восточный фронт стабилизировался на всем своем протяжении от Рижского залива до границ с Румынией. Как и на Западном фронте, боевые действия приобрели позиционный характер.

Затягивание войны заставило воюющие стороны искать новых союзников. После долгих торгов Италия, входившая с 1882 г.

в Тройственный союз, но в начале войны заявившая о своем нейтралитете, решила выступить на стороне Антанты, пообещавшей передать ей после окончания ряд территорий Австро-Венгрии (Южный Тироль, Истрию и Далмацию), а также Албанию и часть турецких провинций (Измир). В мае 1915 г. Италия объявила войну своей недавней союзнице Австро-Венгрии, но заметного успеха в военных действиях не добилась.

После долгих колебаний осенью 1915 г. на стороне германского блока выступила Болгария. За участие в войне против Антанты ей обещали сербскую часть Македонии и некоторые другие территории соседних государств.

Военные действия в 1916 г. В 1916 г. боевые действия на Западном фронте вновь активизировались. 21 февраля, открыв ураганный артиллерийский огонь, германская армия попыталась штурмом взять Верден – важнейшее звено французской линии обороны. Французы получили приказ “Стоять насмерть!” и дрались с большим упорством.

За первые 70 суток ожесточенных боев немецкие войска сумели продвинуться на 7 км, несмотря на первоначальное троекратное превосходство в живой силе и мощь тяжелой артиллерии, стянутой к участку прорыва. Резервные дивизии, подтянутые к Вердену с обеих сторон, перемалывались одна за другой. В этом сражении, прозванном “Верденской мясорубкой” и длившемся с перерывами до декабря 1916 г.

, Германия потеряла 600 тыс. человек, Франция – 360 тыс:

Чтобы ослабить натиск немцев на Верден, англо-французская армия в свою очередь попыталась прорвать линию обороны немцев у реки Сомма. В этой битве, длившейся с июля до конца ноября 1916 г., англичане и французы впервые применили танки. Тем не менее битва на Сомме не принесла им ощутимых оперативных результатов. Потери той и другой стороны были огромны – 1 млн. 300 тыс. человек.

Более успешно для Антанты складывалась ситуация на Восточном фронте. В разгар боев под Верденом французское командование вновь обратилось к России за помощью. Призыв о поддержке шел и от итальянской армии, терпевшей поражение от австро-венгерских войск. Летом 1916 г. российское командование предприняло ряд наступательных операций.

Армия генерала Брусилова прорвала австрийский фронт на линии Луцк – Черновцы. Русские войска опять заняли большую часть Галиции и Буковину, поставив, Австро-Венгрию на грань военного разгрома.

И хотя к августу наступление иссякло, “Брусиловский прорыв” приостановил активность австрийцев на Итальянском фронте и во многом облегчил положение англо-французских войск под Верденом и на Сомме.

Успехи русских войск подтолкнули доселе нейтральную Румынию объявить войну Австро-Венгрии.

Рассчитывая на легкую победу, румынские войска в конце августа вступили в Трансильванию, но потерпели поражение от австро-германских и болгарских армий.

Почти вся территория Румынии была оккупирована, и российскому командованию пришлось растянуть Восточный фронт еще на 500 км от Днестра до Черного моря, оказывая помощь своей союзнице.

Тем не менее стратегическая инициатива постепенно переходила к Антанте. Распыление боевых сил сразу на многих направлениях ослабило Германию. Рассчитывая на успех торга с противником, в конце 1916 г. ее правительство выступило с предложениями начать мирные переговоры.

Однако вопрос о судьбе территорий, оккупированных австро-венгерскими войсками, обходился. Как и следовало ожидать, Антанта ответила отказом.

Ее лидеры выдвинули собственную программу завершения войны, заявив, что мир с Германией может быть подписан лишь тогда, когда она понесет полное возмездие за все преступления в развязанной ею войне.

Вопросы и задания. 1. Раскройте причины, характер и цели главных участников первой мировой войны. 2. Как была развязана война? Почему она стала мировой? 3. Почему Германии не удалось воплотить в жизнь свой план “молниеносной войны”? 4. Чем было чревато для нее ведение затяжной войны на два фронта? 5. Назовите основные сражения 1914 и 1916 гг. и коротко охарактеризуйте их.

Источник: http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000190/st020.shtml

Book for ucheba
Добавить комментарий