КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ ИНТЕЛЛЕКТА

Когнитивные модели интеллекта

КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ ИНТЕЛЛЕКТА

Когнитивные модели интеллекта имеют косвенное отношение к психологии способностей, так как их авторы подразумевают под термином «интеллект» не свойство психики, а некую систему познавательных процессов, обеспечивающих решение задач. Очень редко исследователи когнитивной ориентации выходят на проблемы индивидуальных различий и прибегают к данным измерительной пси­хологии.

Индивидуальные различия в успешности выполнения задач психологи выво­дят из особенностей индивидуальной структуры, обеспечивающей процесс перера­ботки информации. Факторно-аналитические данные, как правило, используются для верификации когнитивных моделей. Тем самым они служат как бы промежу­точным звеном, связывающим факторно-аналитические концепции с общепсихо­логическими.

МОДЕЛЬ Р. СТЕРНБЕРГА

Наибольшую известность в конце 80-х—начале 90-х годов получила кон­цепция интеллекта Роберта Стернберга. Модель Стернберга относится к числу скорее общепсихологических, нежели дифферен­циально-психологических концепций. Ученый объясняет различия в интеллек­туальной продуктивности различиями когнитивных структур индивидов.

Стернберг выделяет три типа компонентов интеллекта, отвечающих за пере­работку информации:

I. Метакомпоненты — процессы управления, которые регулируют конкрет­ные процессы переработки информации.

К их числу относятся: 1) призна­ние существования проблемы; 2) осознание проблемы и отбор процессов, пригодных для ее решения; 3) выбор стратегии; 4) выбор ментальной репрезентации; 5) распределение «умственных ресурсов»; 6) контроль за ходом решения проблем; 7) оценка эффективности решения.

II. Исполнительные компоненты — процессы более низкого уровня иерар­хии. В частности, в так называемый процесс «индуктивного мышления» (успешность его определяется фактором G) входят, по мнению Стернбер­га, кодирование, выявление отношений, приведение в соответствие, приме­нение сравнения,обоснование,ответ.

III. Компоненты приобретения знаний необходимы для того, чтобы субъект научился делать то, что делают метакомпоненты и исполнительные компо­ненты. Стернберг относит к их числу: 1) избирательное кодирование; 2) избирательное комбинирование; 3) избирательное сравнение.

В ходе решения задачи компоненты работают согласованно: метакомпо­ненты регулируют функционирование исполнительных компонент и «познава­тельных», а те в свою очередь обеспечивают обратную связь для метакомпонент.

Наиболее детально и обоснованно в концепции Р. Стернберга описан уро­вень метакомпонент. Он полагает, что основная трудность при решении задач состоит не в самом решении, а в правильном понимании сути задачи.

Так, детиолигофрены отличаются от нормальных детей тем, что нуждаются в полном и ясном объяснении условия задачи и путей ее решения.

Таким образом, интел­лект есть способность учиться и решать задачи в условиях неполного объяс­нения.

Стернберг приводит аргументы и относительно важности выбора стратегий, но в целом они сводятся к объяснению предпочтений при решении разных задач меньшей нагрузки на кратковременную память. Причем в его аргументации фи­гурируют всего три типа стратегий: аналитическая, пространственно-синтетиче­ская и вербальная, что тождественно групповым факторам интеллекта.

Но главным в исследовании Р. Стернберга является изучение роли менталь­ных репрезентаций информации при решении задач.

Стернберг выявил, например, что в задачах на аналогии с использованием названий животных разные испы­туемые используют либо кластерные, либо пространственные репрезентации.

При решении линейных силлогизмов испытуемые также могут использовать вербальную или пространственную репрезентацию.

Очевидно, что вид предпочитаемой репрезентации знаний зависит не от со­держания задачи, а от индивидуальной структуры основных факторов интеллек­та, но, как уже отмечалось, Стернберга не очень интересуют индивидуальные различия.

Главным фактором, который всплывает в аргументации Стернберга, является фактор внимания.

Он подчеркивает важность распределения ресурсов внимания относи­тельно важных и неважных этапов задачи, а также значения контроля над про­цессом решения.

Например, дети ошибаются при счете предметов чаще всего потому, что считают некоторые предметы дважды, что Стернберг объясняет по­терей контроля над решением задачи.

Разумеется, внимание выступает как бы опосредующим звеном между бло­ком регуляции и планирования поведения (по А. Р. Лурия) и блоком когнитив­ным.

Поскольку Стернберг сосредоточивает свой исследовательский интерес на факторах «внешних» по отношению к интеллекту, то на первый план у него неизбежно выходят избирательность, ресурс внимания, контроль и т. д. А соб­ственно интеллект теряется в «исполнительных компонентах» и «стратегиях».

Интеллект, по Стернбергу, лучше измерять в тех областях, где задачи явля­ются для индивида относительно новыми, а когнитивные навыки находятся в стадии автоматизации. Совершенно новые задачи будут непоняты, а хорошо известные решаются на уровне автоматизмов и не требуют интеллектуальных усилий.

Стернберг, исследуя обычных и интеллектуально одаренных детей, выявил, что способность к индивидуальному инсайту присуща именно одаренным, вме­сте с тем подсказки улучшают процесс решения задач обычными детьми, но мало влияют на продуктивность работы одаренных детей.

К сфере взаимодействия интеллекта с окружающим миром относятся такие проявления, как практический и социальный интеллект. По мнению Стернберга; интеллект служит целям обеспечения отношений индивида с внешней средой.

Он выделяет три типа таких отношений: адаптацию, внутренний выбор и конст­руирование. В адаптивной функции интеллекта Стернберг видит причину крите­риальных различий в его структуре (в частности, высокая ценность времени).

Такие типы отношений индивида со средой, как внутренний выбор и констру­ирование (формирование), скорее декларируются, чем объясняются в концепции Стернберга.

Одно из наиболее известных исследований Стернберга посвящено взаимоотно­шениям интеллекта, мудрости и креативности (общей творческой способности). С точки зрения Стернберга, эти понятия являются «прототипическими», основны­ми для характеристики ума человека. Выявились три биполярных параметра, описывающих интеллект:

1. Способность к решению практических задач (практичность, разумность, гибкость в применении знаний) — вербальная способность (ясность и беглость речи).

2. Интеллектуальная интеграция (способность видеть различия и согласовы­вать разные точки зрения) — целенаправленность (селективный поиск информации, настойчивость).

3. Контекстуальный интеллект (знание о мире, умение пользоваться личным опытом) — текучее мышление (сообразительность, быстрота мышления, умение мыслить абстрактно).

Для креативности Стернберг выявил четыре биполярных параметра и для мудрости — три. Креативность коррелировала с интеллектом.

Очередной ступенью развития концепции Стернберга стала теория «менталь­ного управления» или «государственного управления в структуре интеллекта». Система управления может быть переведена на язык описания интеллектуального поведения отдельного индивида. Приведем эту схему в качестве курьеза:

Функции: Уровни:

1) законодательная; 1) глобальный;

2) исполнительная; 2) локальный.

3) судебная (оценочная).

Формы: Сферы:

1) монархическая; 1) внутренняя;

2) иерархическая; 2) внешняя;

3) олигархическая;

4) анархическая.

Ориентация:

1) консервативная;

2) прогрессивная.

Комбинация этих признаков характеризует индивидуальный интеллект. Подобные казусные исследования радуют посетителей университетских вечери­нок.

Одним из часто упоминаемых вариантов «обыденного подхода» к интеллек­ту является модель X. Гарднера, давнего оппонента Р. Стернберга.

Как и последний, Гарднер трактует интеллект очень широко. Он считает, что можно говорить о множестве видов человеческого интеллекта.

Главным методом изучения человеческого интеллекта, на его взгляд, является не эксперимент, не измерение и даже не опрос на предмет выявления «обыденных моделей», а наблюдение за естественным поведением индивидов в ходе лонгитюдного исследования.

А тесты, интервью и прочие инструментальные методы пригодны лишь для измерения когнитивных навыков, мотивации и общей активности личности.

Гарднер выделяет в качестве основных компонентов интеллекта, помимо традиционных (по Терстоуну): музыкальные способности, мотивацию, инициати­ву, сенсомоторные способности и т. д. В одной из последних своих работ он рассматривает 7 видов интеллекта:

1. Лингвистический интеллект. Характеризуется способностью использо­вать естественный язык для передачи информации, а также стимулирова­ния и возбуждения (поэт, писатель, редактор, журналист).

2. Музыкальный интеллект. Определяет способность исполнять, сочинять музыку и/или получать от нее удовольствие (исполнитель, композитор, музыкальный критик).

3. Логико-математический интеллект. Определяет способность исследовать, классифицировать категории и предметы, выявлять отношения между сим­волами и понятиями путем манипулирования ими (математик, ученый).

4. Пространственный интеллект — способность видеть, воспринимать и ма­нипулировать объектами в уме, воспринимать и создавать зрительно-про­странственные композиции (архитектор, инженер, хирург).

5. Телесно-кинестетический интеллект — это способность использовать двигательные навыки в спорте, исполнительском искусстве, ручном труде (танцовщик, спортсмен, механик).

6. Межличностный интеллект. Обеспечивает способность понимать других людей и налаживать с ними отношения (учитель, психолог, продавец).

7. Внутриличностный интеллект. Представляет способность понимать себя, свои чувства, стремления (психолог, поэт).

Попыткой синтеза факторного и когнитивного подходов стала работа А. Деметриу, А. Эфклидиса и М. Плачидова. Авторы являются сторонниками мно­гофакторной теории личности Терстоуна. Их выводы основываются на многолет­нем лонгитюдном исследовании способностей большой группы испытуемых.

В ходе психодиагностического исследования были применены тесты структуры интеллекта, а также задачи Ж. Пиаже. За основу классификации способностей были взяты три основных аспекта реальности, отражаемых психикой человека: физический, пространственный и символический.

В результате была разработана шестифакторная модель способ­ностей:

1-й фактор. Способность оперировать количественными отношениями.

Индивид, обладающий высоким уровнем развития этой способности, успешно решает задачи с неисчислимыми множествами объектов, с подсчетом числа эле­ментов, входящих в состав объекта, использует метрические системы и опреде­ляет параметры и отношения между группами чисел.

Формирование этой спо­собности происходит от 3 до 22 лет. Авторы выделяют 9 степеней ее развития: от непараметрического мышления — к многомерному параметрическому. Мак­симальную нагрузку по этому фактору имеют класссические задачи Ж. Пиаже на сохранение, понятие числа и пропорциональности.

2-й фактор. Способность к качественному анализу и формированию ка­тегорий и классификаций. Развитие происходит от 3 до 18 лет, имеет 7 ступе­ней: от доаналитической до многокритериальной. На первых стадиях индивид способен пользоваться одним критерием, затем несколькими разновременно и наконец — несколькими независимыми критериями одновременно.

3-й фактор. Пространственная способность, ответственная за простран­ственную репрезентацию внешней среды. Пространственная способность раз­вивается с 3 до 13 лет и проходит в своем развитии шесть ступеней: от стати­ческих репрезентаций к динамическим, то есть поддающимся многократным пре­образованиям.

4-й фактор. Способность к оценке причинно-следственных связей и от­ношений. Она проявляется в успешном формировании гипотез, планировании экс­периментов, установлении причинных зависимостей. Считается, что с 3 до 18 лет эта способность проходит шесть ступеней развития: от допричинного уровня к уров­ню проверки гипотез.

5-й фактор. Вербальный. Он характеризует способность к установлению семантических связей. С 3 до 18 лет способность развивается от уровня простых суждений к логическому выводу на основе формальных и содержательных пра­вил, проходя шесть ступеней.

6-й фактор. Вслед за Стернбергом авторы назвали его метакогнитивным. В него входят чувства, идеи, знания, опыт, а также способность реалистически оценивать себя, способность регулировать свое поведение, то, что называется «жи­тейской мудростью». Эта способность развивается на протяжении всей жизни.

Дата добавления: 2016-07-18; просмотров: 2304;

:

Источник: https://poznayka.org/s38344t1.html

Другие когнитивные модели

КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ ИНТЕЛЛЕКТА

Рис. 6. Модель интеллекта по Л. Т. Ямпольскому (в кружках — номера факторов, отрезки — корреляционные связи)

Ямпольский предложил модель интеллекта (Рис.6) вида:

Ii = Fi х F1,

где i– уровень сложности;

Ii – успешность решения задачи i-гo уровня трудности;

Fi – правильность решения задач i-й трудности;

F1 – идеомоторная скорость.

Главный результат этого исследования состоит в том, что выявился не один фактор «сложности», а два — по числу уровней сложности тестовых за-дач.

По результатам исследований представителей монометрического подхо-да выявлено наличие по крайней мере двух факторов, определяющих успеш-ность выполнения теста независимо от содержания теста: фактор «скоростно-го интеллекта» и фактор «когнитивной сложности» (или пре­дельных когнитивных возможностей). Причем последний, возможно, делится на ряд подфакторов, соответствующих определенным, объективно существующим уровням сложности задач.

2.3 Когнитивные модели интеллекта

Когнитивные модели интеллекта имеют косвенное отношение к психо-логии способностей, так как их авторы подразумевают под термином «интел-лект» не свойство психики, а некую систему познавательных процессов, обеспечивающих решение задач. Очень редко исследователи когнитивной ориентации выходят на проблемы индивидуальных различий и прибегают к данным измерительной пси­хологии.

Индивидуальные различия в успешности выполнения задач психологи выво­дят из особенностей индивидуальной структуры, обеспечивающей про-цесс перера­ботки информации. Факторно-аналитические данные, как прави-ло, используются для верификации когнитивных моделей. Тем самым они служат как бы промежу­точным звеном, связывающим факторно-аналитичес-кие концепции с общепсихо­логическими.

2.3.1 Модель Р.Стернберга

Наибольшую известность в конце 80-х—начале 90-х годов получила кон­цепция интеллекта Роберта Стернберга. Р. Стернберг чрезвычайно плодо-витый и деятельный автор, на его счету более 600 публикаций.

В 1972 году он закончил с отличием Йельский университет, а затем — аспирантуру в Стэнфордском университете. Сейчас он работает профессором психологии в Йеле.

Так называемая «иерархическая модель интеллекта» должна была объяснить отношения между: интеллектом и ментальными процессами, регу-лирующими поведение; интеллектом и личным опытом индивида; интеллек-том и адаптив­ным поведением. Интеллект обеспечивает переработку инфор-мации.

Модель Стернберга относится к числу скорее общепсихологических, нежели дифферен­циально-психологических концепций. Ученый объясняет различия в интеллек­туальной продуктивности различиями когнитивных структур индивидов.

Стернберг выделяет три типа компонентов интеллекта, отвечающих за пере­работку информации:

I. Метакомпоненты — процессы управления, которые регулируют конк-рет­ные процессы переработки информации.

К их числу относятся: 1) призна­ние существования проблемы; 2) осознание проблемы и отбор процессов, пригодных для ее решения; 3) выбор стратегии; 4) выбор ментальной репре-зентации; 5) распределение «умственных ресурсов»; 6) контроль за ходом ре-шения проблем; 7) оценка эффективности решения.

II. Исполнительные компоненты — процессы более низкого уровня ие-рар­хии. В частности, в так называемый процесс «индуктивного мышления» (успешность его определяется фактором G) входят, по мнению Стернбер­га, кодирование, выявление отношений, приведение в соответствие, приме­нение сравнения, обоснование, ответ.

У. Найсер, критикуя позицию Стернберга, утверждает, что количество ис­полнительских компонент может быть бесконечным, а их особенности определяются особенностями задач. По крайней мере, эта часть концепции Стернберга наименее детализирована и обоснована.

III. Компоненты приобретения знаний необходимы для того, чтобы субъект научился делать то, что делают метакомпоненты и исполнительные компо­ненты. Стернберг относит к их числу: 1) избирательное кодирование; 2) избирательное комбинирование; 3) избирательное сравнение.

Главное для человека в ходе познания — отделить релевантную инфор-ма­цию от нерелевантной, сформировать из отобранной информации непроти-воре­чивое целое. В ходе решения задачи компоненты работают согласован-но: метакомпо­ненты регулируют функционирование исполнительных компо-нент и «познавательных», а те в свою очередь обеспечивают обратную связь для метакомпонент.

Наиболее детально и обоснованно в концепции Р. Стернберга описан уро­вень метакомпонент. Он полагает, что основная трудность при решении задач состоит не в самом решении, а в правильном понимании сути задачи.

Так, дети-олигофрены отличаются от нормальных детей тем, что нуждаются в полном и ясном объяснении условия задачи и путей ее решения.

Таким об-разом, интел­лект есть способность учиться и решать задачи в условиях не-полного объяс­нения.

Поскольку Стернберг сосредоточивает свой исследовательский интерес на факторах «внешних» по отношению к интеллекту, то на первый план у не-го неизбежно выходят избирательность, ресурс внимания, контроль и т. д. А соб­ственно интеллект теряется в «исполнительных компонентах» и «страте-гиях».

Интеллект, по Стернбергу, лучше измерять в тех областях, где задачи явля­ются для индивида относительно новыми, а когнитивные навыки нахо-дятся в стадии автоматизации. Совершенно новые задачи будут непоняты, а хорошо известные решаются на уровне автоматизмов и не требуют интеллек-туальных усилий.

Стернберг выступает главным оппонентом концепций «hard way» (жесткий путь), как их обозначил Верной. Стернберг критикует Айзенка за попытку свести интеллект к нейрофизиологическим показателям. С его точки зрения, корреляционный подход, основанный на соотнесении параметров когнитивных задач с оценками школьных достижений и данными тестирования интеллекта, также не оправдывает себя.

Одним из часто упоминаемых вариантов «обыденного подхода» к ин-теллекту является модель X. Гарднера, давнего оппонента Р. Стернберга. Как и последний, Гарднер критикует «hard way» и трактует интеллект очень ши-роко. Он считает, что можно говорить о множестве видов человеческого ин-теллекта.

Главным методом изучения человеческого интеллекта, на его взгляд, является не эксперимент, не измерение и даже не опрос на предмет выявления «обыденных моделей», а наблюдение за естественным поведении-ем индивидов в ходе лонгитюдного исследования.

А тесты, интервью и про-чие инструментальные методы пригодны лишь для измерения когнитивных навыков, мотивации и общей активности личности.

Гарднер выделяет в качестве основных компонентов интеллекта, поми-мо традиционных (по Терстоуну): музыкальные способности, мотивацию, инициативу, сенсомоторные способности и т.д. В одной из последних своих работ он рассматривает 7 видов интеллекта:

1. Лингвистический интеллект. Характеризуется способностью использо-вать естественный язык для передачи информации, а также стимулирования и возбуждения (поэт, писатель, редактор, журналист).

2. Музыкальный интеллект. Определяет способность исполнять, сочинять музыку и/или получать от нее удовольствие (исполнитель, композитор, музыкальный критик).

3. Логико-математический интеллект. Определяет способность исследо-вать, классифицировать категории и предметы, выявлять отношения между символами и понятиями путем манипулирования ими (математик, ученый).

4. Пространственный интеллект – способность видеть, воспринимать и ма-нипулировать объектами в уме, воспринимать и создавать зрительно-прост-ранственные композиции (архитектор, инженер, хирург).

5. Телесно-кинестетический интеллект – это способность использовать двигательные навыки в спорте, исполнительском искусстве, ручном труде (танцовщик, спортсмен, механик).

6. Межличностный интеллект. Обеспечивает способность понимать дру-гих людей и налаживать с ними отношения (учитель, психолог, продавец).

7. Внутриличностный интеллект. Представляет способность понимать се-бя, свои чувства, стремления (психолог, поэт).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_111722_drugie-kognitivnie-modeli.html

Модели интеллекта

КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ ИНТЕЛЛЕКТА

⇐ ПредыдущаяСтр 114 из 120Следующая ⇒

v Факторные модели.

Есть большое количество подходов к проблеме интеллекта. Наиболее фундаментальным, с которого начиналось научное исследование интеллекта, считается психометрический подход, в русле которого сформировалисьфакторные модели интеллекта.

Все модели объединяет общий методологический подход.
В них выделяются разные способности (факторы) и с помощью определенной математической процедуры (факторного анализа) исследуется взаимозависимость между этими факторами.

Есть модели одноуровневые, предполагающие, что каждый фактор независим от другого, фактора есть модели иерархические, или многоуровневые.

Наибольшую известность в психологии и в области прикладного использования данных психологии получили наибольшую известность факторные модели Ч.Спирмена, Л.Терстоуна, Дж.Гилфорда и Р.Б.Кэттелла.

Ч.Спирмен, исследуя профессиональные способности, предположил, что успех в деятельности определяется взаимодействием некоего общего фактора, общей способности, и фактора (факторов), специфичных для конкретной деятельности.

Общий фактор он назвал генеральным (G-фактор), а работающие на определенную деятельность – специальными способностями
(S-факторы). Общий фактор часто скрыт (латентен). Для его выявления Спирмен создал специальный математический метод – факторный анализ. G-фактор определялся Ч.

Спирменом как общая «умственная энергия», которой наделены все люди, но она в разной степени влияет на успех каждой конкретной деятельности. Многие ученые искали эквивалент G-фактору в традиционных психологических терминах. Главными претендентами были внимание, мотивация человека, скорость переработки информации др., но к единому мнению ученые так и не пришли.

Для тестирования фактора “G” лучше всего применять задачи на выявление абстрактных отношений, менее всего связанных с конкретной деятельностью.

Л.Терстоун, оппонент Ч.Спирмена, полагал, что не существует общего фактора, а определенный интеллектуальный акт протекает благодаря взаимодействию множества отдельных факторов.

Сначала он выделил 12 факторов, затем список был сведен до семи: словесное понимание, речевая беглость, числовой фактор, пространственный фактор, ассоциативная память, скорость восприятия и индуктивный фактор (нахождение правила и завершение последовательности).

На основе этой теории было разработано большое количество тестов структуры способностей. Факторы, обнаруженные Терстоуном при дальнейших проверках, оказались зависимыми, что говорит в пользу иерархических моделей.

Самой «многофакторной» иерархической моделью интеллекта является модель, предложенная Дж.Гилфордом. Она является трехмерной, и в нее входят 120 факторов. К, более чем, 100 факторам подобраны соответствующие тесты для их диагностики. Он ввел понятия конвергентного и дивергентного мышления, как составляющих интеллекта.

Конвергентное мышление (конвергентные способности)способности правильно и быстро находить единственно верное решение; основная составляющая психометрического интеллекта.

Под дивергентным мышлением (способностями) Гилфордом понимался процесс выдвижения различных и в равной мере правильных идей относительно одного и того же объекта. Эти способности являются основой креативного мышления. Концепция Дж.

Гилфорда широко используется в США, особенно при работе с одаренными детьми, так как на ее основе созданы программы обучения, позволяющие педагогу рационально планировать образовательный процесс и направлять его на развитие способностей конкретного ребенка.

Модель Р.Б.Кэттелла, хотя и условно, может быть отнесена к группе иерархических моделей интеллекта. Он выделяет 3 вида интеллектуальных способностей. Общие способности, по Кэттелу, представлены «связанным» («кристаллизированным») и «свободным» (или «текучим») интеллектом.

Фактор «связанного» интеллекта определяется совокупностью знаний и интеллектуальных навыков личности, которые приобретаются человеком с раннего детства до конца жизни. Он является мерой овладения культурой того общества, к которому принадлежит индивид. Проявляется этот фактор при решении тестов, требующих обученности.

Фактор «свободного интеллекта» абсолютно независим от степени приобщения к культуре. Он связан с деятельностью мозга.

Монометрический (одномерный) подход к интеллекту характерен для концепции Г.Ю.Айзенка. Он говорит о наличии «биологического интеллекта», «психометрического интеллекта» и «социального интеллекта».

Основным параметром, который Айзенк предлагает рассматривать как индикатор уровня интеллекта, является индивидуальная скорость переработки информации, т.е. время реакции выбора из множества альтернатив.

По данным других исследователей уровень интеллекта характеризуется не просто скоростью мыслительных операция, а и способностью работать со множеством альтернатив.

v Когнитивные модели.

Они имеют косвенное отношение к психологии способностей, так как представители когнитивной психологии под термином «интеллект» подразумевают некую систему познавательных процессов, которые обеспечивают решение задач. Когнитивно ориентированные исследователи очень редко обращаются к проблемам индивидуальных различий и прибегают в своих работах к данным измерительной психологии.

Наибольшая известность среди моделей этого направления принадлежит концепции интеллекта Роберта Стернберга, сформировавшего свою модель в последнем десятилетии 20 века. Ее обычно называют «теорией триумвирата в интеллекте».

Автор в своей теории пытался представить взаимоотношения между интеллектом и внутренним миром индивида, интеллектом и внешним миром индивида интеллектом и внутренним миром индивида, интеллектом и опытом индивида.

Стернберг — сторонник многообразия и сложности моделей интеллекта, он противник роли «скоростного» фактора в переработке информации для продуктивности интеллектуального процесса. Для объяснения природы интеллекта он обращается к экологическому и культурному обоснованию.

Интеллект Стернберг предлагает измерять в тех областях, где задачи являются для индивида относительно новыми, а когнитивные навыки находятся в стадии автоматизации. Если задачи будут совершенно новыми, то они будут непонятными, а хорошо известные решаться на уровне автоматизмов и, следовательно, не потребуют интеллектуальных усилий.

v Модель ментального опыта.

Как часто отмечается, в нашей современной отечественной психологии не слишком много оригинальных концепций интеллекта как общей способности. Одна из них принадлежит М.В.Холодной, разработавшей теорию ментального опыта в рамках когнитивного подхода.

В представлении М.В.Холодной интеллект– это особая форма организации индивидуального ментального (умственного) опыта. Понятие «ментального опыта» по своему содержанию близко содержанию понятия «кристаллизованного интеллекта» по Кэттеллу.

В структуру ментального опыта включаются способы кодирования информации, понятийные психические структуры, «архетипичные» и семантические структуры.

Таким образом, как и другие представители когнитивного подхода, автор подходит к расширительной трактовке понятия интеллекта. Включает в систему интеллектуальных (когнитивных по своей природе) способностей многочисленные внешние факторы.

Креативность (общие творческие способности)

Понятие «креативность» стало психологической категорией только к началу 50-х годов 20 в. Пионером в области креативности является Дж.Гилфорд.

С этого времени под креативностьюпонимается общая способность человека к творчеству, проявляясь в различных сферах его активности.

Она рассматривается как относительно независимый фактор одаренности и характеризует личность в целом.

v Концепция креативности Дж. Гилфорда.

За основу в создании концепции креативности, как универсальной познавательной творческой способности, Дж.Гилфорд взял свою кубообразную модель структуры интеллекта и выявленные им различия между конвергентным и дивергентным мышлением. Именно дивергентное мышление он связал с творческими способностями.

В своих последних работах выделяет шесть параметров креативности: 1) способность к обнаружению и постановке проблем; 2) способность к генерированию большого числа идей; 3) способность продуцировать разнообразные идеи (гибкость);

4) способность отвечать на раздражители нестандартно (оригинальность); 5) способность усовершенствовать объект, добавляя детали; 6) способность решать проблемы (способность к анализу и синтезу).

Дж.Гилфорд, как и его последователь Э.П.Торренс, являются главными идеологами «психометрического» подхода к исследованию креативности, то есть ими были разработаны тесты креативности; процедура исследования креативности подобна процедуре тестирования интеллекта.

v Концепция М.Воллаха и Н.Когана.

М.Воллах и Н.Коган считают, что для получения достоверных данных о креативности нужно кардинально изменить процедуру исследования. Они выказываются против жестких лимитов времени, атмосферы соревновательности и единственного критерия «правильного ответа», в противном случае все тесты креативности по сути своей вновь окажутся тестами диагностики IQ.

Многие исследования показали, что наличие у испытуемого мотивации достижений, соревновательной мотивации, а также мотивации социального одобрения затрудняют проявления творческих способностей личности, в целом блокируют ее самоактуализацию. Учитывая это, М.Воллах и Н.Коган проводили свое тестирование детей и подростков в виде игры, при этом соревнование между участниками сводилось к минимуму, а экспериментатор принимал любой ответ испытуемого.

Очень часто с высоким уровнем креативности связывают слабую приспособляемость человека к социальному окружению. М.Воллах и Н.Коган, изучая связь между креативностью и интеллектом, пытались проверит это. Они выявили четыре группы детей, которые отличались способами адаптации к внешним условиям и решения жизненных проблем.

Наиболее адаптивными являются дети с высоким уровнем интеллекта и креативности, далее идут дети также с высоким уровнем интеллекта, но с низкой креативностью. Наименее социально адаптивными становятся дети с высокой креативностью, но при низком уровне интеллекта. Демонстрируют хорошую адаптацию (по крайней мере, внешне) дети с низким уровнем, как интеллекта, так и креативности.

v «Теория инвестирования» Р.Стернберга.

Теория, предложенная Р.Стернбергом и Д.Лавертом, является одной из последних по времени возникновения. Авторы дают свое определение креативного человека. Он умеет заниматься неизвестными или мало популярными идеями; вопреки сопротивлению среды, непониманию и неприятию, настаивает на определенных идеях и «продает их по высокой цене».

Главное – верно оценить потенциал развития первоначальных идей и возможный спрос. Креативность предполагает, с точки зрения Стернберга, способность идти на разумный риск, готовность преодолевать препятствия, внутреннюю мотивацию, наличие толерантности к неопределенности, готовность противостоять мнению окружающих.

Обязательным фактором проявления креативности является наличие творческой среды.

v Подход В.Н.Дружинина и Н.В.Хазратовой.

Довольно часто при исследовании креативности авторы различных концепций необоснованно смещают понятия: креативность отождествляют с нестандартность, нестандартность – с оригинальность, а оригинальность, в свою очередь, — с редко встречающимся ответом в данной выборке испытуемых. Возникает проблема: всегда ли редко встречающийся в данной выборке ответ является креативным? При положительном ответе мы вправе отнести к проявлениям креативности любое отклонения (девиацию): от акцентуации характера до аутичного мышления.

Существует мнение, что критерием креативности может стать наличие осмысленности, которая воспринимается окружающими. Смысловой критерий, в отличие от частотного, позволяет разграничивать продуктивные (творческие) и непродуктивные (девиантные) проявления человеческой активности. В.Н.

Дружинин подчеркивает, что «смысловой критерий позволяет при тестировании разделить поведенческие проявления испытуемого при тестировании на воспроизводящие(стереотипные), оригинальные (творческие) и неосмысленные(девиантные)» (В.Н.Дружинин, с. 200).

Оригинальные ответы человек дает при выделении одних свойств предметов и отвлечении от других свойств. Выделение неочевидных, скрытых признаков изменяет смысловую иерархию их значимости, и предмет предстает в новом свете, что порождает эффект неожиданности, оригинальности.

Однако, оригинальными являются те ассоциации, которые не слишком удалены от очевидных признаков. Таким образом, оригинальные ответы занимают промежуточное положение между воспроизводящими (стереотипными) и неосмысленными ответами. Именно оригинальные ответы являются признаком креативности, однако, по мнению В.Д.

Дружинина, современные тесты креативности скорее позволяют выявить креативов, но не позволяют точно определить некреативов. Причину он видит в том, что проявление креативности спонтанно и не подвластно внешней и внутренней регуляции.

Обучаемость (Общие способности к усвоению учебных знаний)

Понятие обучаемости. Обучаемостьэто общая познавательная способность, которая проявляется в скорости и легкости приобретения новых знаний и навыков, в качестве усвоения учебного материала и в качестве выполнения учебной деятельности.

В последнее время, на основании целого ряда экспериментальных исследований, было выдвинуто предположение о том, что общей обучаемости, как способности не существует, а есть обучаемость, как система специальных способностей. Есть гипотеза о двух способностях, т.е.

двух видах обучаемости. Первая была названа «имплицитной» обучаемостью, вторая – «эксплицитной». Имплицитная обучаемость представляет собой способность к элементарным формам обучения и запоминания.

Она сохраняется даже у больных с удаленными височными долями коры головного мозга и проявляется в том, что человек в эксперименте улучшает выполнение определенных заданий, но сам не может описать, чему же он научился.

Имплицитная обучаемость, наряду с креативностью, обусловлена доминированием бессознательной активности психики.

Эксплицитная обучаемость проявляется в быстром обучении, иногда после первого же «урока». Она позволяет нам распознавать случившиеся прежде и незнакомые события. Эксплицитная обучаемость, как и интеллект, связана с доминированием сознания над бессознательным в процессе регуляции. Ее еще называют «сознательной» обучаемостью.

Обучаемость, креативность, интеллект. Сложность изучения обучаемости, как способности, заключается в том, что на успешность обучения оказывают влияние очень многие факторы, и не только общий интеллект, а в первую очередь установки, интересы, мотивация и многие другие психические свойства личности.

Не зря из одних научных и научно-популярных книг перекочевывают примеры того, как плохо учившийся в школе ученик в последующем достигает вершин научного «Олимпа»: становился доктором наук или Нобелевским лауреатом. Действительно в разряд слабоуспевающих школьников попадают ученики с высоким уровнем умственного развития.

Причина кроется в отсутствии мотивации к учению. Однако люди с интеллектом ниже среднего никогда не входят в число хорошо успевающих учащихся (Блейхер Л.Ф., Бурлачук В.М., 1978). Эта зависимость подобна связи между интеллектом и креативностью, представленной в модели Э.П.Торренса.

По этой модели интеллект служит базой креативности, поэтому человек с низким интеллектом никогда не будет креативом, хотя интеллектуал может не быть творческим человеком.

Способность/неспособность. Идея «каждый человек способен ко всему» многими учеными определяется как неверная.
В связи с эти ставится вопрос, что представляет собой неспособность.

Неспособность– (плохие способности) – это такая структура личности, которая неблагоприятна для освоения определенного вида деятельности, ее выполнения и совершенствования в ней. Неспособность – это степень несоответствия данной личности требованиям определенной деятельности.

Выполнение какое-либо деятельности при неспособности к ней вызывает не только появление стойких ошибочных действий, но и чувство неудовлетворенности. Неспособность к определенному виду деятельности значительно сложнее, чем отсутствие способности. К.К.Платонов определял ее, как отрицательную способность.

Это тоже определенная структура личности, в которую входят ее отрицательные для данной деятельности черты. Неспособность, как и способности, представляет собой общее качество личности, а точнее – то же качество, что и способности, но с «отрицательным» знаком.

Талант. Более высокой ступенью проявления способностей называют талантом. Талантэто совокупность способностей, позволяющее человеку получить продукт деятельности, который отличается новизной, высоким совершенством и общественной значимостью.

Также как и отдельные способности, талант представляет собой лишь возможность приобретения высокого мастерства и значительных успехов в творчестве. Талант – это сочетание способностей.

Отдельная способность, изолированная от других, не может быть определена как талант, даже если она достигла очень высокого уровня развития и ярко выражена.

Структура таланта зависит в первую очередь от характера требований, которые предъявляет личности та или иная деятельность (политическая, художественная, производственная, научная и т.д.). Есть и общие структурные элементы таланта, выявленные с помощью психологических исследований, проведенных в основном на одаренных детях.

Первая группа особенностей связана с контролем и работоспособностью. Талантливым личностям присущи внимательность, собранность, постоянная готовность к работе. Вторая особенностьпроявляется в склонности к труду, иногда даже в неуемной потребности трудиться.

Третья группаособенностей связана непосредственно с интеллектуальной деятельностью – это особенности мышления, быстрота мыслительных процессов, систематичность ума, повышенные возможности анализа и обобщения, высокая продуктивность умственной деятельности.

Кроме того, для талантливых людей характерна потребность в занятиях определенным видом деятельности, зачастую подлинная страсть к избранному делу. Сочетание частных способностей у талантливых людей особое, характерное только для них.

Гениальность. Гениальность – высшая ступень проявления творческой личности. Гениальностьвыражается в творчестве, имеющем историческое значение для общества.

Если опираться на трактовку творчества как по большей части процесса бессознательного, гений – это человек, который творит на основании бессознательной активности. Он способен переживать самый широкий диапазон состояний благодаря тому, что выходит из-под контроля рационального начала и саморегуляции.

Следовательно, гений по преимуществу творит через активность бессознательного творческого субъекта. «Талант же творит рационально, на основе продуманного плана. Гений по преимуществу креатив, талант – интеллектуал, хотя и та, и другая общие способности есть у обоих» (В.Н.Дружинин, с. 173).

К другим признакам, отличающим гениальность от талантливости относятся универсальность, бóльшая оригинальность и продолжительность творческого периода жизни.

В отличие от «просто креативов» гениальный человек обладает очень мощной активностью бессознательного. В связи с этим он склонен к крайним эмоциональным состояниям. Что из них является следствием, а что причиной пока еще не установлено, но выявлена взаимосвязь между креативности с нейротизмом.

В.Н.Дружинин предлагает следующую «формулу гения»:

Гений = (высокий интеллект + еще более высокая креативность) ´ активность психики.

Гений создает новую эпоху в своей области знаний. Для гения характерны:

· чрезвычайная творческая продуктивность;

· овладение культурным наследием прошлого при решительном преодолении им устаревших норм и традиций;

· деятельность, способствующая прогрессивному развитию общества.

Контрольные вопросы к теме №21

1. Какие вы знаете классификации способностей?

2. Назовите виды и уровни способностей.

3. Дайте характеристику общих способностей человека.

4. Какие концепции способностей вы знаете?

5. Определите понятие креативность.

⇐ Предыдущая109110111112113114115116117118Следующая ⇒

Date: 2015-10-19; view: 2505; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/8-83434.html

Читать

КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ ИНТЕЛЛЕКТА
sh: 1: —format=html: not found

В. Н. Дружинин

Психология общих способностей.

Предисловие к третьему изданию

Общепризнанным можно считать тот факт, что основная трудность в развитии исследований способностей связана с определением того, что есть способности. На житейском, донаучном уровне понимание способностей, казалось бы, не представляет трудностей.

Однако над научной разработкой проблемы способностей в какой-то мере еще довлеют мнения, которые сложились в предшествующий период. Еще со времен Аристотеля и средневековой схоластики способности рассматривались как некоторые скрытые «качества», «силы», «сущности» и т. п.

За способностями стоит какой-то элемент таинственности.

И если в 1923 году Эдуард Клапаред, профессор Женевского университета, пробуя дать определение способностей, отмечал сложность этой задачи и ограничивался утверждением, что «в наиболее общей форме способность можно определить как всякое психическое и физическое свойство индивида, взятое под углом зрения его практического применения (реализации)», то и спустя 20 лет советский психолог Б. М. Теплов писал: «Я не предполагаю дать общую теорию одаренности, не предполагаю даже развить какую-либо гипотезу о том, какова должна быть такая теория. В настоящее время это еще не исполнимо. Мало того, всякие попытки сочинять теории или гипотезы о природе одаренности при том запасе положительных знаний, которыми мы сейчас обладаем, вредны. Общая теория должна создаваться в результате большой работы по изучению конкретных фактов и частных закономерностей. В исследовании одаренности советская психология только еще приступает к этому, и научно обработанный материал, которым мы располагаем, пока очень невелик».

Другой известный советский психолог С. Л. Рубинштейн в это же время писал: «Способности… в учебном арсенале… служили нередко для того, чтобы избавиться от необходимости вскрыть закономерности протекания психических процессов.

Поэтому современная научная психология выросла в значительной мере в борьбе против психологии способностей… Ввиду этого, прежде чем вводить понятие «способности» в систему психологической науки, необходимо также очертить его истинное содержание».

Монография В. Н.

Дружинина, посвященная проблеме общих способностей, была подготовлена в рамках проекта «Индивидуализация обучения на основе личностно ориентированного учебного плана общеобразовательной школы» и опубликована в 1995 году. После этого она была издана дважды и получила самую благоприятную оценку как со стороны академической общественности, так и со стороны практических работников образования.

Эта книга содержит уникальный материал по характеристике основных подходов к изучению общих интеллектуальных способностей с глубокой авторской интерпретацией и оценкой. Автор рассматривает теоретические и экспериментально-диагностические подходы к пониманию сущности и структуры интеллекта, креативности и ее диагностике, развитию творческих способностей.

Особый интерес представляют результаты авторских исследований способностей, представленные в отдельных главах данной работы.

Книга отличается и тем, что написана ясным и научным языком, описывает современный инструментарий диагностики интеллекта и креативности и будет полезна для всех, кто интересуется психологией.

Доктор психологических наук, профессор,

академик РАО В. Д. Шадриков

апрель, 2006

Москва

От автора (предисловие к первому изданию)

В основу этой книги положен курс лекций, который я читаю на факультете психологии МГУ им. Ломоносова и факультете начальных классов МШУ.

Однако я старался не заниматься популяризацией, объяснением «азов» и т. д. Данная книга – часть непрерывного диалога между членами профессионального сообщества. В основном она написана для специалистов-психологов и для студентов 4-5-х курсов. Я постарался изложить факты, прибегая к теоретическим интерпретациям лишь по мере необходимости. Соблюдена ли эта мера – судить читателю.

Существованием и развитием психологии способностей как научного направления отечественной психологии в советский период мы обязаны в первую очередь Б. М. Теплову и его школе. Нельзя не отдать должное добросовестности исследователей, богатству фактических результатов и методических находок.

Второе имя – имя К. К. Платонова, чья книга «Проблемы способностей» долгое время оставалась главным руководством для преподавателей и психологов-практиков. Хотя К. К.

Платонов был в большей мере популяризатором, чем теоретиком, и в большей мере практиком, нежели экспериментатором и методистом (что сказалось на содержании его монографии), роль его работы в возрождении и поддержании интереса психологов к психологическим и прикладным проблемам способностей очень велика.

В 60-70-е годы исследовательская работа в области психологии способностей разделилась на ряд частных направлений: изучение математических, психических, литературных и прочих способностей. В этой связи следует упомянуть о В. Д. Шадрикове.

Отечественная психология обязана ему разработкой и осуществлением ряда исследовательских программ в области профессиональных и общих способностей, а главное – возобновлением работы по осмыслению теоретических оснований психологии общих способностей.

Можно было бы назвать не один десяток российских исследователей, внесших свой вклад в разработку проблем психологии и психодиагностики способностей. Частично это и сделано в книге. Авторы, чьи работы я по случайности или по неведению не упомянул, надеюсь, простят меня.

Книга посвящена, как следует из названия, проблемам психологии и психодиагностики общих способностей, поэтому в ней нет изложения исследований и разработок в области психологии специальных способностей, психологии профессиональных способностей и т. д.

Меньше, чем хотелось бы, уделено внимания общим проблемам психодиагностики. Практически не удалось осветить проблему обучаемости.

Автор не специалист в этой области, но труды отечественных и зарубежных педагогических психологов содержат достаточно соответствующей информации.

Автор благодарит аспирантов и сотрудников лаборатории психологии способностей Института психологии РАН, чьи исследования дали материал для книги: Е. Г. Алиеву, А. Н. Воронина, Т. В. Галкину, Н. М. Гнатко, Е. Ю. Самсонову, Н. В. Хаз-ратову, Л. Г. Хуснутдинову, А. Э. Чернина, Ф. М. Юсупова.

Особо хочу поблагодарить за помощь в подготовке рукописи к печати А. Б. Барсукову и Е. В. Толоконникову.

От автора (предисловие ко второму изданию)

Помимо теперь естественной для российского ученого коммерческой мотивации, к подготовке второго издания меня подтолкнули следующие соображения. Во-первых, часть материала неизбежно устаревает и нуждается в дополнении, новой интерпретации и т. д.

В течение последних 5-6 лет психологами (как в нашей стране, так и за рубежом) получены новые результаты в области психологии способностей, креативности, интеллекта.

Активно работала в этом направлении и руководимая автором этой книги лаборатория психологии способностей Института психологии РАН. Кроме того, вышли в свет фундаментальные монографии В. Д. Шадрикова, В. С. Юркевич, Э. А. Голубевой, М. А.

Холодной и других авторов, а также коллективные труды под редакцией Н. А. Лейтеса, Д. Б. Богоявленской, которые дополняют и косвенно полемизируют с содержанием предлагаемой вашему вниманию книги.

Во-вторых, я учел критические замечания, высказанные моими коллегами, и внес исправления в текст, а ряд глав полностью переписал и дополнил новым материалом. Также я исключил ряд неоправданно категоричных оценок и выводов, присутствовавших в тексте первого издания: толерантность, к сожалению, приходит лишь с годами.

В 1996 году издательство «Академия» выпустило книгу «Психодиагностика общих способностей», которая представляет собой сокращенный (примерно на одну треть) вариант первого издания «Психологии общих способностей». Ее текст содержит те же недочеты, о которых я уже писал выше.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=217850&p=10

Book for ucheba
Добавить комментарий