Конфликт на религиозной почве как социокультурная проблема (на примере Дальневосточного федерального округа) Дударенок С. М.

Содержание
  1. Нижегородский опыт диалога
  2. Ид «медина» — религии россии: проблемы социального служения. сборник материалов конференции
  3. Десять самых значительных религиозных конфликтов XX века
  4. 2. РЕЛИГИОЗНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В ИРЛАНДИИ
  5. 3. ИСЛАМСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ИРАНЕ
  6. 4. ВОЙНА НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ
  7. 5. ГОНЕНИЯ НА РЕЛИГИЮ В СССР
  8. 6. КИТАЙСКАЯ ОККУПАЦИЯ ТИБЕТА
  9. 7. РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЙНЫ В АФРИКЕ
  10. 8. КОНФЛИКТ МЕЖДУ ИНДУИСТАМИ И ИСЛАМИСТАМИ
  11. 9. ПРОТИВОСТОЯНИЕ СЕРБОВ И ХОРВАТОВ
  12. 10. ТЕОЛОГИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ
  13. Примеры религиозных конфликтов в обществе: причины межконфессиональных столкновений в современных России и мире
  14. Что такое религиозный конфликт
  15. Причины возникновения
  16. Наличие множества конфессий в стране
  17. Особенности государственного строения
  18. Дискриминация отдельных конфессий и групп
  19. Внешняя поддержка отдельных движений
  20. Вмешательство политики в религию
  21. Формы межконфессиональных конфликтов
  22. С традицией
  23. с другой религией
  24. с внутриконфессиональным компонентом
  25. с атеизмом
  26. примеры конфликтов на религиозной почве
  27. В обществе россии
  28. никонианский раскол
  29. Гонения на религию в СССР
  30. “Ритуальное убийство”
  31. исламские страны
  32. Северная Ирландия
  33. Иран
  34. Палестина
  35. Африканские страны
  36. Индия и Пакистан

Нижегородский опыт диалога

Конфликт на религиозной почве как социокультурная проблема (на примере Дальневосточного федерального округа) Дударенок С. М.

В Нижегородском государственном лингвистическом университете им. Н.А.Добролюбова с 6 по 9 октября проходила Международная научно-практическая конференция «Религии России: проблемы социального служения». Организаторами конференции выступили: Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А.

Добролюбова, Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, Нижегородское религиоведческое общество, Нижегородское региональное отделение Российского объединения исследователей религии, Нижегородское отделение Российского общества социологов.

В работе конференции приняли участие ведущие ученые-религиоведы Москвы, Киева, Могилёва, Тулы, Владивостока, Тюмени, Омска, Костромы, Владимира, Шуи и др.

городов, аспиранты, студенты нижегородских вузов, представители прессы,  государственные служащие, представители конфессий, осуществляющих социальное служение на территории Нижегородской области.  

Проведение данной конференции явилось результатам серьёзного интереса академического сообщества, органов государственной власти и религиозных организаций к сохранению и укреплению межконфессионального мира и взаимодействия  в разных регионах России, как моно-, так и полиэтнических. Непротиворечивой областью взаимодействия является социальное служение всех зарегистрированных в законном порядке на территории Российской Федерации религиозных организаций, как крупных, так и малых.

Научая цель конференции заключалась в изучении положительного опыта государственно-конфессиональных отношений применительно к социальным теориям и практикам религиозных организаций, в изучении межрелигиозного взаимодействия на примере Нижегородского региона, апробированных моделей социального служения религий, соотношения методов и форм работы с молодёжью, светского и религиозного образования как интенсивно развивающегося аспекта социального служения. В плане общественного развития цели государства, религиозных организаций, учёных совпадают, ибо заключаются в максимальном содействии процветанию нашей страны и её граждан. Поэтому социальное служение выступает одной из интеграционных составляющих современного российского общества, находящегося в процессе поиска модели дальнейшего цивилизационного развития.

С приветственным словом к участникам конференции обратилась проректор по научно-исследовательской работе НГЛУ им. Н.А.Добролюбова проф., д.ф.н. Елена Сергеевна Гриценко.

Она отметила уникальность научного мероприятия, собравшего на базе лингвистического университета, для которого межкультурная коммуникация является профильным научным направлением, не только учёных, экспертов, но и практиков государственной службы, а также представителей большинства религиозных направлений, представленных в регионе.

Такое знакомство и профессиональное общение способствует преодолению стереотипов, содействию реализации свободы совести, межэтническому и межконфессиональному миру.

Теоретическая часть конференции проходила в форме четырёх пленарных заседаний с докладами, сообщениями и дискуссией, которые имели следующие названия:

«Реализация конституционного принципа свободы совести в современной модели государственно-конфессиональных отношений: российский и зарубежный опыт» — модераторы О.К. Шиманская (доц. к.филос.н., НГЛУ, Нижний Новгород), Р.Н. Лункин (ст.научн. сотр. Института Европы РАН, к.филос.н., директор Института религии и права, Москва);

«Религиозное образование в России и за рубежом: история и современность, проблемы и перспективы» — модераторы С.М. Дударёнок (проф., д.и.н., ДГУ, Владивосток), Г.С. Широкалова (проф., д.соц.н., НГСА, Нижний Новгород);

«Вызовы времени в оценках конфессий: религиозная философия, богословие, социальные программы» — модераторы М.И. Одинцов (начальник отдела по свободе совести аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, проф., д.и.н., Москва), Е.М.Мирошникова (проф., д.филос.н., ТГПУ им.Л.Н. Толстого, Тула);

«Вызовы времени в оценках конфессий: межконфессиональное взаимодействие, богословский диалог, социальное служение» — модераторы О.Н. Сенюткина (проф., д.и.н., НГЛУ, Нижний Новгород), Н.В. Шабуров (проф., к.культ, РГГУ, Москва).

В докладе «Светское государство как фактор социальной стабильности и демократического развития общества» М.И.Одинцов выявил основные этапы реализации принципа свободы вероисповедания и свободы совести в российской истории ХХ-ХХI вв., связанные с этим проблемы. И.В.Симонов – к.филос.н., доц.

, советник Аппарата полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе проанализировал динамику развития религиозной ситуации в Приволжском федеральном округе. Говоря о современных моделях государственно-конфессиональных отношений в мире, проф. Е.М.Мирошникова отметила амбивалентный характер оформления кооперационной модели ГЦО.

Четыре тенденции в развитии ГКО отметил майор Омской Академии МВД к.и.н. доц. А.А.Морозов. О конфликте на религиозной почве как социокультурной проблеме, его возможной ранней диагностике и предотвращению на примере Дальневосточного федерального округа говорила проф. С.М.Дударёнок.

Актуальному анализу экологических программ основных религий России посвятил свой доклад директор Центра эко- и биофилософии ИФ РАН д.филос.н., проф. И.К.Лисеев. Палитру мнений об общем и различном в религиозном и религиоведческом образовании представил директор Центра сравнительного изучения религий РГГУ Н.В.Шабуров.

Об исламском образовании как форме социального служения говорил Абдулбари-хазрат Муслимов. Ряд выступлений: Г.С.Широкалова, И.А.Грошева и И.Л.Грошев (Тюмень), А.В.Аникина, П.Б. Чуприков – были основаны на социологических опросах населения, выявивших мировоззренческие ориентиры современной молодёжи, степень религиозности, роль секуляризационных процессов.

Многие выступления были выдержаны в духе значения социального служения и межконфессионального взаимодействия как фактора устойчивого и стабильного развития: Е.Б.Поканинова (постоянный представитель Республики Калмыкия при Президенте РФ), О.Н.Сенюткина «Вызовы современного российского общества нижегородским мусульманам», Е.В.

Зайцев «Проблема вестернизации и самобытности в контексте православно-протестантских отношений», О.К.Шиманская «Вызовы современного российского общества и Нижегородская епархия Русской православной церкви», О.Ю.Гончаров «Социально-экономическая деятельность Адвентистов седьмого дня в России», Р.Н.Лункин «Монастыри как ячейки гражданского общества: в начале долгого пути преодоления исторических комплексов» и др.

Практическая часть конференции представляла собой непосредственное знакомство с социальными инициативами и достижениями в области реализации социальных программ религиозными организациями г. Нижнего Новгорода.

В храме во имя преподобного Сергия Радонежского (Русская православная церковь) ведётся активная работа по социализации глухонемых и слабослышащих, начата работа по адаптации детей с синдромом Дауна – создан семейный клуб, отрабатываются принятые в мировой практике модели их развития, существует консультационный пункт для наркоманов и созависимых и многое другое.

Сильной стороной нижегородской мусульманской уммы является не только взаимопомощь, но и активное сотрудничество с нижегородскими учёными, о чём свидетельствуют научные проекты и масштабная издательская деятельность издательства «Медина».

Старообрядческое сообщество, в свою очередь, стремится к всемерному развитию и поддержанию уникальной старообрядческой культуры, для чего создана воскресная школа, хор, сохраняющий традиции знаменного пения.

Небольшой приход римско-католической церкви известен в городе своей работой с бездомными, которым в рамках программы «Каритас» предоставляется горячее питание, медицинская помощь, одежда. Активную позицию в социальном служении занимают нижегородские протестанты, оказывающие поддержку детским домам, больницам, заключённым. Летом 2010 г.

церковь Адвентистов Седьмого Дня оказывала материальную помощь пострадавшим от пожара в Выксунском районе Нижегородской области. Представители Российского союза христиан веры евангельской ведут большую работу по реабилитации нарко- и алкозависимых. Нижегородская община вайшнавов проводит благотворительные обеды и раздачу продовольственных подарков всем нуждающимся.  Таким образом, руководствуясь своим вероучением и законами РФ, религиозные организации стремятся к активизации своих усилий по преодолению общественных пороков современного мира, они пекутся о слабых, обездоленных, нуждающихся в помощи.

Завершилась работа конференции круглым столом «Актуальные проблемы социального служения религиозных организаций: российский и международный опыт».

В работе круглого стола приняли участие учёные, аспиранты, члены студенческого научного дискуссионного клуба «Трибуна», представители Минюста, аппарата Уполномоченного по правам человека, ГУВД, а также от Нижегородской епархии Русской православной церкви настоятель церкви при Центральной клинической больнице имени Н.А.

Семашко, эконом Печерского Вознесенского монастыря игумен Олег (Осипов), от ДУМНО директор Нижегородского исламского медресе «Махинур» Абдулбари-хазрат Муслимов, от Русской православной старообрядческой церкви директор воскресной школы А.С.

Лебедев, от РКЦ – благотворительная организация «Каритас» сёстры Дагмара и Франческа, от евангельских христиан-баптистов старший пресвитер В.П.Козорезов, от РОСХВЕ пастор П.А.Рындич, В.Михеев, РЦХВЕ пастор И.В.Воронин, от АСД пастор В.С.Бахтин и др..

Были обсуждены вопросы государственного и общественного содействия в реализации социальных программ религиозных организаций, возможность межконфессионального сотрудничества в этой области, применения международного опыта в социальной деятельности и актуализации социального служения в современной России. Результатом круглого стола стало принятие итоговой резолюции.

Составитель коммюнике О.К. Шиманская

ReligioPolis

Источник: http://www.religiopolis.org/publications/1269-nizhegorodskij-opyt-dialoga.html

Ид «медина» — религии россии: проблемы социального служения. сборник материалов конференции

Конфликт на религиозной почве как социокультурная проблема (на примере Дальневосточного федерального округа) Дударенок С. М.

Религии России: проблемы социального служения. Сборник материалов конференции20.09.2011

Дударенок С. М.

Религиозное сообщество связано с миром сложными, неоднозначными отношениями.

С одной стороны, религия выступает как гармонизирующий, стабилизирующий фактор, способствующий сохранению сложившегося статус-кво, укрепляющий положение властных структур общества, с другой — религия может выступать и дестабилизирующим фактором, поскольку в ней всегда присутствует определенный нравственный стандарт, сообщающий ей критический потенциал, то есть выполняемые той или иной религией функции могут иметь как позитивное, так и негативное значение для современного состояния общества.

Критическая функция религии по отношению к социальному порядку редко проявляется в глубоком конфликте с властью (на территории Дальневосточного федерального округа на открытый конфликт с властными структурами шли и идут только представители исламских религиозных организаций), а чаще всего в напряженности, которая возникает между так называемой «государственной» религией и конфессиями и религиозными группами, не пользующимися особой поддержкой государства. Привычка видеть в представителях других религиозных групп врагов может усиливаться или ослабляться в зависимости от многих конкретных условий. Например, возрастание отрицательного отношения православного духовенства Дальнего Востока к представителям других христианских церквей: католикам, баптистам, адвентистам, евангелистам и пр., которых оно обвиняет в оказании негативного влияния на духовно-нравственное состояние общества, в подрыве экономики региона и обороноспособности страны[1], заметно усилились с начала 1990 -х годов не только из-за законодательного «уравнивание» этих конфессий в правах с православием, но и в результате резкого изменения региональной политики федерального центра, приведшей к глобальной маргинализации населения региона.

В начале 1990 -х годов стали активно обсуждаться различные «научно обоснованные» проекты освоения российского Дальнего Востока вахтовым методом. Федеральные власти периодически обсуждали вопрос о необходимости снизить ставку дальневосточного коэффициента и лишения дальневосточников других льгот.

Но наиболее значительным последствием «перестроечных» лет явилось то, что население Дальнего Востока утрачивает сознание единой нации. Разобщенность выражается уже не только в абстрактных категориях, но и вполне реальных: стоимость проезда из дальневосточных глубинок в европейский центр России стала недоступной большинству людей. Происходящее Н.А. Трофимчук и М.П.

Свищев трактуют в пессимистическом духе: дальневосточный регион с его ослабленной религиозной идентичностью, духовной «расслабленностью» и вестернизацией все больше откатывается от славяно-православной цивилизации. Процесс пока протекает латентно: в сфере идей, сознания; в материальном мире он пока выражения не нашел.

Однако, «имеются серьезные основания считать, что именно этот, идеальный мир и определит в конечном счете мир материальный»[2].

По внешнему проявлению религиозные конфликты могут маскировать столкновения на этнической или политической основе.

Например, появление на Дальнем Востоке южнокорейских, японских и американских миссионеров, представителей различных нетрадиционных религий в условиях нерешенности многих социально-экономических и политических проблем дальневосточного региона воспринимается научной и православной общественностью не как реализация права на свободу совести и вероисповедания, не как результат демократизации российского общества, а как религиозная экспансия, угрожающая национальным интересам России.

Помимо межрелигиозных, религия вызывает конфликты, связанные с ее существованием в светском обществе. Религиозная приверженность часто приводит к конфликту между следованием требованиям веры и законом.

Показательна в этом плане история Владивостокского отделения «Ассоциации Святого Духа за объединение мирового христианства» (мунитов).

Трижды получив отказ в регистрации по причине несоответствия их Устава законодательству Российской Федерации учредители ассоциации создали два общественных объединения и под видом общественной, занимались и занимаются религиозной деятельностью.

За нарушение российского законодательства в 1996 году из Владивостока был выслан духовный лидер местной общины мунитов американец Клиффорд Энк, на визитной карточке которого кроме отметки «преподаватель английского языка в технологическом институте» гордо значилось «Региональный директор Приморского края»[3].

Конфликт может быть функциональным и с точки зрения интересов внутригрупповой интеграции, источником единения внутри религиозной группы.

Поэтому реальностью современной религиозной жизни Дальнего Востока является культивирование некоторыми религиозными группами (Свидетели Иеговы, вайшнавы, последователи Церкви Христа (Бостонского Движения), культа Сатаны, различные группы «посвященных», неоязыческие и другие религиозные новообразования) конфликта с внешним миром, ибо, чем сильнее отгороженность от него, тем прочнее внутренняя сплоченность.

Конфликты существуют не только между религиозными группами, но и внутри их. В ходе борьбы за власть, привилегии, престиж возникают конфликты: конфликт между клиром и мирянами, мужчинами и женщинами и др.

Например, конфликт во Владимиро-Александровской христианской церкви «Иисуса Христа» между пастором Ли Дзе Воном из Южной Кореи и прихожанами.

Для достижения своей цели — получения очередного ходатайства об аккредитации — пастор «хватался за нож», «ругался с председателем общины, переворачивал столы, размахивал кулаками…»[4].

Как и во всем российском обществе, так и на Дальнем Востоке религиозная жизнь отмечена конфликтом между консерваторами-традиционалистами и модернистами, сторонниками религиозного обновления и реформ.

Как правило, борьба между ними выходит за рамки чисто теологического спора и отражает неоднородность духовенства, его различные социально-политические ориентации. В начале 1990 -х годов подобный конфликт привел к появлению в ряде регионов Дальнего Востока приверженцев Российской православной свободной церкви.

Примером подобного конфликта может служить и конфликт бывшего епископа Анадырской и Чукотской епархии Диомида С.И. Дзюбан) и его сторонников с руководством РПЦ МП.

В многонациональном и поликонфессиональном дальневосточном регионе религия способствует самоидентификации религиозно-этнической группы, ее интеграции и сплочению перед лицом господствующей социальной группы, исповедующей другую религию (православие): поляки — католики, немцы — лютеране, татары — мусульмане, евреи — иудеи и др. В регионе, где проживают представители 120 народов России, культурно-конфессиональная самоидентификация способствует как сохранению национальной самобытности, так и поиску основ межконфессионального и межэтнического диалога, предотвращающих возможность возникновения глобального конфликта.

[1] См.: Обращение духовенства Хабаровской епархии к главам администрации районов Хабаровского края и Еврейской автономной области, православным христианам и всем гражданам // Текущий архив администрации Хабаровского края.

[2] Трофимчук Н.А., Свищев М.П. Экспансия.— М., 2000.— С. 78–79.

[3] АИФ Дальинфо.— 1996.— № 62.

[4] См: Золотая Долина.— 1997.— 12 ноября.

Источник: http://www.idmedina.ru/books/islamic/?2629

Десять самых значительных религиозных конфликтов XX века

Конфликт на религиозной почве как социокультурная проблема (на примере Дальневосточного федерального округа) Дударенок С. М.

26.12.2001 00:00:00

Безусловно, самым ярким событием столетия стало появление исламского фундаменталистского политического движения.

Экстремизм в исламе представляет собой мощное течение в рамках современного исламизма, понимаемого как политическое движение, стремящееся повлиять на процесс общественного развития исходя из религиозных норм.

Развернув свою деятельность по всей планете, это движение фактически превратилось в общемировое противостояние сил ислама всему остальному миру.

Солдаты ислама уже многие годы ведут непрекращающуюся войну во многих уголках земного шара (Алжир, Египет, Индонезия, Филиппины и многие другие страны). Не случайно, что атаку на Всемирный торговый центр почти моментально стали приписывать радикальным исламским группировкам. А одну из них — «Аль-Каида» — Соединенные Штаты Америки фактически признали организаторами этой операции.

Объектом агрессивных нападок религиозных экстремистов становятся современные политические институты и властные структуры, представленные «неверными», так как именно они являются главным препятствием на пути установления основ исламского порядка.

Практика исламских радикалов заключается в активных и немедленных, а потому обычно агрессивных действиях по установлению исламского государства, прихода к власти истинных мусульман.

Движущие силы современного исламского экстремизма составляют в основном студенты, рабочие, мелкие торговцы, инженеры, врачи.

Расширению рядов религиозных экстремистов способствует происходящий в современном мусульманском мире процесс внедрения неприемлемой для ислама западной культуры и люмпенизация населения. На сегодняшний день, по приблизительным подсчетам, под знаменами различных экстремистских группировок, исповедующих ислам, находятся около шестидесяти миллионов бойцов.

2. РЕЛИГИОЗНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В ИРЛАНДИИ

Противоборство, в огромном количестве случаев вооруженное, между католиками и протестантами в Северной Ирландии, осложняющееся нежеланием первых оставаться в составе Великобритании, весьма и весьма показательно. Оно демонстрирует наличие серьезнейшей конфликтности в довольно благополучном регионе Западной Европы и лишний раз опровергает миф о «гармонии», которая якобы царит в странах западной демократии.

В данном случае религиозные противоречия теснейшим образом связаны с этническими, а также и с идеологическими. Идейно-теоретическую базу Ирландской республиканской армии (ИРА), стоявшей в авангарде сопротивления, можно охарактеризовать как радикально-социалистическую.

К слову сказать, социалистические и даже коммунистические идеи активно берутся на вооружение большинством европейских «сепаратистов». Так, террористическая организация ЭТА, борющаяся за независимость басков и их выход из состава Испании, исповедует марксизм, парадоксально (казалось бы парадоксально) соединенный с радикальным национализмом.

Внутри знаменитой УЧК («Армии освобождения Косово») очень сильны радикально-социалистические настроения, причудливо сплетенные с национализмом и исламизмом.

В настоящий момент ирландское сопротивление находится в фазе затухания, вооруженную борьбу продолжает лишь непримиримое меньшинство из т.н. «истинной» ИРА. Однако сама проблема остается, и в обозримом будущем можно ожидать появления новых радикальных течений, причем религиозно-фундаменталистского окраса.

3. ИСЛАМСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ИРАНЕ

Революция, происшедшая в Иране, является одной из самых неожиданных побед исламского фундаментализма, которая, безусловно, потрясла привычный ход человеческой истории. Для многих тогда, в 1979 году, стало неожиданностью, что такое явление, как исламская революция, вообще оказалось возможным. Однако все сомнения были решительно развеяны революционно настроенными иранцами.

У самых истоков духовного сопротивления потрясавшей страну шахской тирании стоял духовный учитель, аятолла Хаири, ставший наставником и вдохновителем шиитских мыслителей и духовных деятелей — Хомейни, Табатабаи, Мотахарри, Мортэзалари и других. Его усилиями возник круг «революционных аятолл», который сделал возможным победу фракции «обновителей».

Зачистка исламского пространства от агентуры Мировой Системы прошла успешно и после выдержала испытание временем. После революции прошло уже больше двадцати лет. Когда произошла исламская революция, население Ирана насчитывало 37 миллионов, сейчас — 60 миллионов. Рост населения произошел, несмотря на то, что ущерб от прошедших после революции войны составил около 200 миллиардов долларов.

Для исламского религиозного сознания фигура имама Хомейни переросла чисто социальные мирские рамки.

Само слово «имам», которое применяется к Хомейни, есть беспрецедентная уступка особому статусу личности лидера исламской революции, поскольку традиция шиизма признает только 12 имамов, последним из которых и будет Махди. Вождь последней великой войны, которая положит конец несправедливости и угнетению.

4. ВОЙНА НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ

Самый широко освещаемый конфликт на религиозной почве — это развернувшаяся война за Святую землю Палестины.

Особенностью ближневосточного кризиса в отличие от любого другого локального религиозного конфликта заключается в том, что главный предмет спора — Иерусалим — имеет огромное значение не только для непосредственных участников конфликта (мусульман и иудеев), но и для представителей всех христианских конфессий.

Вопрос о статусе Иерусалима является главным камнем преткновения в израильско-палестинских отношениях, эту проблему можно было бы разрешить, не поступаясь религиозными чувствами и сохраняя доступ верующих к святыням, но пока этот долгожданный мир установить так и не удалось. Бесконечные крупные и мелкие военные столкновения происходят здесь уже не одно десятилетие.

Количество жертв этого противостояния пока никем не подсчитано. События на Ближнем Востоке вызывают резко негативную реакцию со стороны представителей арабского мира. Палестинские отряды непрерывно черпают для себя новых рекрутов из числа мусульман, готовых сражаться за освобождение исламских святынь.

В свою очередь, власти Израиля постоянно заявляют, что Иерусалим был, есть и будет единой и неделимой столицей Израиля, оставаясь святым городом для иудеев. И его израильтяне не согласны отдавать ни при каких условиях. Участники палестино-израильского конфликта пока что далеки от согласия. Удастся ли им найти общий язык и завершить многолетнее противостояние — покажет время.

5. ГОНЕНИЯ НА РЕЛИГИЮ В СССР

В прошлом веке в России развернулась беспрецедентная атеистическая кампания, важнейшим элементом которой были массовые репрессии в отношении священнослужителей и простых верующих. Вряд ли стоит сейчас подробно характеризовать масштабы репрессий, обрушившихся на православных и представителей иных конфессий. Об этом писалось и говорилось вполне достаточно.

Хотелось бы сказать несколько слов о том, что православие не выступало в те времена только лишь в «страдательной», так сказать, роли. Имели место быть случаи активного и пассивного сопротивления богоборческой власти.

В период Гражданской войны органы церковного управления, существовавшие на «белой» территории, заняли откровенно антисоветскую позицию. В армии адмирала Колчака успешно сражался целый полк, сформированный из православных священнослужителей.

Снос церквей и атеистические глумления коммунистических активистов часто срывались верующими, причем порой сопротивление принимало характер вооруженных восстаний.

Уже в 30-е годы, по данным органов НКВД, от 20 до 30% населения не являлись на работу в дни крупных религиозных праздников, что было чревато уголовным преследованием.

Наряду с «сергианской» РПЦ, вынужденно занявшей примиренческую позицию, действовали тайные и явные структуры так называемой катакомбной — независимой — церкви.

В эмиграции богоборческую власть осуждала Русская Православная Церковь Заграницей.

Именно упорное нежелание людей отказаться от веры во многом и вынудило коммунистическое руководство сделать определенные шаги навстречу верующим в 40-е годы — отказ от массовых репрессий, возвращение священников из мест заключения и ссылки, возврат храмов, оживление системы церковного образования и т.д.

6. КИТАЙСКАЯ ОККУПАЦИЯ ТИБЕТА

Это событие не вызвало особого резонанса на международной арене, хотя его значение для судеб мира трудно переоценить. 23 мая 1951 года 40-тысячная армия коммунистического Китая (КНР) вторглась на территорию Тибета — тогда еще независимого государства.

Формально тибетцам гарантировалась широчайшая религиозная и политическая автономия, однако собственные обещания китайские коммунисты стали нарушать с первых же дней своего владычества.

За 50 лет господства маоистов в Тибете погибли полтора миллиона человек, из 6 тысяч монастырей уцелело лишь 13 (позже по сугубо прагматическим соображениям китайские власти разрешили открыть 1,5 тысячи монастырей).

Кроме того, КНР проводил неблагоприятную для тибетцев демографическую политику, направленную на обеспечение китайского этнического преобладания в данном регионе. В настоящее время соотношение местного населения к китайскому составляет 6,5:7. Территория Тибета превратилась в свалку ядерных отходов КНР.

Имело (и имеет) место быть и сопротивление тибетцев красному Китаю. В 1959 году в регионе вспыхнуло вооруженное народное восстание, жестоко подавленное коммунистами. Тогда погибли около 100 тысяч человек. Лидер тибетцев Далай-лама бежал в Индию, где и создал правительство в изгнании.

В последнее время интерес мировой общественности к Тибету и его религиозно-политическим проблемам пробуждается все больше. Приведем лишь один пример — в 1989 году Далай-ламе была присуждена Нобелевская премия. Однако внимание к этой древней, «волшебной» стране все еще нельзя назвать достаточным.

По сути, политику китайских коммунистов в Тибете можно сопоставить с гонениями на православие в России, которые осуществляли коммунисты советские.

7. РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЙНЫ В АФРИКЕ

Все последнее столетие Африканский континент становился полем боя для межконфессиональных войн. Многие страны континента пережили настоящую религиозную резню. Некоторые переживают ее до сих пор.

Последние четырнадцать лет Судан раздирается ожесточенным противоборством между властью и оппозицией.

Кровопролитная гражданская война унесла уже 2 миллиона человеческих жизней, а 600 тысяч суданцев были вынуждены покинуть свою родину.

Политические противоречия здесь отступают на второй план и уступают место противоречиям религиозным.

Суданские власти выражают интересы мусульманской части страны, составляющей 70% всего населения, тогда как оппозиция строго ориентирована на язычников (25%) и христиан (5%).

Причем ситуация усложняется тем, что правящий режим борется еще и с неортодоксальными нубийскими мусульманами, а также с многочисленными исламскими сектами.

В Нигерии, самой крупной стране Африканского континента, идет непрекращающийся религиозный конфликт между христианами, мусульманами и язычниками.

Этнические и религиозные распри, постоянно раздирающие Нигерию, стали одной из самых больших опасностей для этой молодой страны. Борьба за власть в федерации между политическими деятелями Севера (мусульмане хауса, фульбе) и Юга (христиане йоруба, игбо) непрерывно осложняет политическое положение в стране.

Жестокие столкновения часто парализуют Лагос — экономическую столицу и самый крупный город Нигерии.

В этом десятимиллионном африканском мегаполисе кровопролитные столкновения на улицах между христианами и мусульманами считаются совершенно обыденным явлением.

В Лагосе, бывшей столице Нигерии, экстремисты из «Конгресса народа Одуа», представляющего собой военизированную группировку народности йоруба, захватывают представителей народности хауса и вершат над ними самосуд.

В штате Кадуна после введение шариата христиане, составляющие примерно половину населения штата, устроили массовый марш протеста. В считанные часы город был охвачен погромами.

8. КОНФЛИКТ МЕЖДУ ИНДУИСТАМИ И ИСЛАМИСТАМИ

Граница Индии и Пакистана в любой момент рискует превратиться в глобальную линию фронта. Два государства непрерывно обвиняют друг друга в начале вооруженных действий.

Конфликт между Индией и Пакистаном, подобно конфликту в Югославии, является столкновением двух различных конфессий — индуизма и ислама. Сам раздел Индии на Пакистан и Индийский Союз в 1947 году произошел по конфессиональному признаку.

Сейчас в Индии индуизм исповедует более 80% населения страны, однако в некоторых штатах большинство составляют приверженцы других религий.

Так, в штате Пенджаб большинство населения являются сикхами, более половины жителей штата Нагаленд исповедуют христианство, а около двух третей населения штата Джамму и Кашмир составляют мусульмане.

Поэтому Пакистан не перестает предъявлять территориальные претензии к Индии, желая присоединить к себе штаты, население которых исповедует ислам.

В этих штатах функционирует ряд сепаратистских политических исламских организаций, чья деятельность направлена на создание независимого государства (например, «Фронт освобождения Джамму и Кашмира»). Семена раздора, посеянные еще в конце 40-х гг. при довольно условном и произвольном территориальном размежевании, многократно приводили к вспышкам насилия, пограничным конфликтам, не раз перераставшим в локальные войны. В ходе многолетнего противостояния уже погибли сотни тысяч приверженцев ислама и индуизма.

Оценивая отношения Пакистана к этой проблеме, не следует забывать обстоятельства последнего военного переворота: причиной недовольства пакистанских военных стал приказ президента Шарифа вывести пакистанских военных из Кашмира.

Как показывает практика, конфликты, имеющие в своей основе конфессиональные или этнические причины, могут длиться десятилетиями или даже столетиями. Об этом свидетельствует и опыт Балкан, и Кавказский регион, и противоборство в Северной Ирландии. Однако в случае индо-пакистанских отношений конфессиональный конфликт впервые может возникнуть между государствами, обладающими ядерным оружием.

9. ПРОТИВОСТОЯНИЕ СЕРБОВ И ХОРВАТОВ

Указанное явление более чем показательно. Оно еще раз подтверждает тот факт, что взаимная религиозная вражда может быть присуща и этнически схожим общностям. В случае с сербами и хорватами мы имеем дело с одним и тем же этносом, разделенным на две нации именно по религиозному признаку.

Поражает размах религиозно-этнических чисток, организованных хорватскими националистами-католиками в отношении православных сербов в период Второй мировой войны. Называется цифра в пятьсот человек убитыми, что же до различных изуверств, то они поражали даже видавших виды немецких нацистов. Гонения на сербов осудил и официальный Ватикан.

Вместе с тем необходимо во всем и всегда следовать принципу объективного освещения событий.

Не подлежит сомнению тот факт, что в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (так называлась Югославия до 1941 года) хорватское население явно находилось в приниженном положении.

Во всех значимых сферах общественно-политической и экономической жизни доминировали именно сербы, жизненный уровень хорватов был намного ниже сербского. В стране довольно агрессивно насаждался сербский национализм.

Но, конечно, реакция на все это хорватских националистов была, мягко выражаясь, неадекватна. За ошибки и злоупотребления правящей элиты расплачивались простые сербы.

В заключение еще раз обратим внимание на теснейшую, мистическую, можно сказать, связь двух православных славянских народов — русских и сербов. И речь сейчас идет даже не о совместной борьбе против фашизма.

Мало кому известно, но в период Второй мировой на территории Югославии активно действовал т.н. «Русский корпус», состоящий из монархически настроенных участников Белого движения 1917-1921 гг., оказавшихся в эмиграции.

Они сотрудничали с нацистской Германией, сражались против титовских партизан, но самоотверженно защищали единоверцев-сербов от посягательств их недоброжелателей.

10. ТЕОЛОГИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ

В 70-е ГОДЫ прошлого века в Латинской Америке возникло мощное религиозное течение, известное как «теология освобождения». Его идеологи (Густав Гутьеррес, Леонардо Боффа, Серхио Менендес и др.) бросили вызов мировой капиталистической системе, основываясь на собственной трактовке религиозных принципов христианства.

По мнению «теологов освобождения», жизнь и учение Христа представляли собой социальное восстание против Римской империи и эгоизма знати. По сути дела, они выдвинули концепцию некоего католического «джихада» — революционной религиозной войны против капитала.

В принципе, появление «теологии освобождения» есть лишнее свидетельство в пользу того, что в XX веке религии все больше и больше политизируются, активно включаясь в социально-политическое противоборство.

Надо отметить, что феномен «теологии освобождения» нельзя понять без рассмотрения его во взаимосвязи с персоной легендарного Эрнесто Че Гевары, который еще в 60-е годы предложил создать союз левых и католиков.

Пламенный команданте, которого многие его последователи часто сравнивают с Христом, является культовой фигурой для «теологов освобождения», да и вообще для многих католиков.

В Боливии, в тех местах, где сражался команданте, в каждой семье молятся святому Санто-Эрнесто-де-Ла-Игера — Че Геваре.

Источник: http://www.ng.ru/ng_religii/2001-12-26/7_conflicts.html

Примеры религиозных конфликтов в обществе: причины межконфессиональных столкновений в современных России и мире

Конфликт на религиозной почве как социокультурная проблема (на примере Дальневосточного федерального округа) Дударенок С. М.

Столкновения между апологетами различных духовных учений, вызванные нарушением — мнимым или подлинным — их интересов, то есть религиозные конфликты , не прекращались на Земле никогда.

По статистике, 66% землян верят в Высшее Начало, те есть в Бога. Равнодушна к религии четверть населения нашей планеты, а 6% составляют атеисты.

И, хотя все без исключения религии проповедуют мир и любовь, ежегодно тысячи людей погибают в кровавых религиозных распрях.

Их не становится меньше, наоборот, они охватывают все новые страны, где уже много лет никто и не задумывался, что существует в мире такое зло — войны за веру.

Что такое религиозный конфликт

Действия, направленные на нанесение вреда — морального либо материального — сторонникам чуждых религиозных направлений, нетерпимость к их вероучению и обрядам, получили название религиозных столкновений.

За тысячелетия существования документально зафиксированной истории человеческой цивилизации силовые выяснения отношений практиковались как между исконно враждебными культами, так и, в виде «раскола», среди разных направлений одной и той же религии.

Причины возникновения

К возникновению религиозного столкновения приводят определенные социоисторические факторы.

Наличие множества конфессий в стране

Если в государстве проживают верующие, принадлежащие к различным конфессиям, такая страна в большинстве случаев обречена на религиозное противостояние. Это может произойти, даже если в государстве не действуют дискриминационные законы, и права верующих одной конфессии нарушаются только с их точки зрения, а отнюдь не в реальном контексте.

https://www.youtube.com/watch?v=JbCECaggRsE

Яркий пример — Ливан, где насчитывается около двадцати религиозных общин. В середине прошлого века на основные государственные должности по негласному соглашению стали назначать людей в зависимости от их вероисповедания. Президентом Ливана мог стать исключительно христианин, премьер-министром — исповедующий ислам суннитского толка, а парламент возглавлял мусульманин-шиит.

Казалось бы, все справедливо, но мусульманам очень не нравилось, что в числе лидеров исламской страны оказался христианин. В результате Ливан уже много лет находится в состоянии гражданской войны, носящей характер межрелигиозного столкновения.

В России, где живут представители всех мировых религий, многие «иноверцы» (по старому, еще дореволюционному определению, официально принятому для людей, верующих не во Христа) боятся обретения православием фактического положения государственной религии. По логике вещей это приведет к взрыву национализма в стране, в которой общественное сознание ассоциирует православие только с русской нацией.

Особенности государственного строения

После обретения независимости новые государства создавались без учета исторического ареала проживания людей, исповедующих одну веру. В бывших колониях апологеты одной религии оказывались разобщенными государственными границами либо, наоборот, становились согражданами представителей иных, порой враждебных конфессий. Например,

в Эфиопии многолетняя гражданская война между мусульманской провинцией Эритреей и основной, христианской, частью страны, закончилась выходом Эритреи в 1993 году из состава Эфиопии.

Дискриминация отдельных конфессий и групп

Часто религиозные кризисы провоцируются социально-экономической и политической дискриминацией определенных религиозных общин.

Так, в Англии, начиная с XVI века, репрессировали католиков, отказавшихся принять англиканство, во Франции — протестантов, а уже в наше время в Ираке при Саддаме Хусейне дискриминации подвергались шииты, составляющие большинство мусульманского населения страны.

Внешняя поддержка отдельных движений

Противостояние между религиями и межэтнические столкновения на отдельно взятых территориях весьма часто провоцируются государствами, будто бы защищающими попранные права своих единоверцев.

Так, в 80-е годы прошлого века официальным поводом ирано-иракской войны назвали шиито-суннитские противоречия.

На самом же деле в ходе этой войны элиты сопредельных держав оспаривали между собой контроль над нефтяными бассейнами Персидского залива.

Вмешательство политики в религию

Борьба между двумя православными патриархатами в современной Украине — яркая иллюстрация вмешательства политических интересов в дела религии.

Противостояние между христианами восточного обряда, в основе которого — политические претензии России и Украины друг к другу, стали поводом для борьбы между Московским и пока не признанным Киевским патриархатом, то есть между исторически самыми близкими религиозными структурами, а также верующими, исповедующими единое религиозное учение.

Формы межконфессиональных конфликтов

Изучение специалистами типов религиозных противоречий позволило классифицировать их с точки зрения причинно-следственных связей между средой зарождения и поводами для их возникновения.

С традицией

иудаизм, христианство и ислам, три имеющие общие корни, но изначально враждебные друг другу религии, зародились в одном географическом регионе (территория их происхождения – ближний восток). в течение столетий они распространились по всей планете и ныне исповедуются в регионах, условия которых значительно отличаются от исходных.

этим можно объяснить как принятие римом христианства от иудеев, врагов римской империи, так и разделение христианства на западное и восточное. ислам также возник и распространился на территориях, где преобладало влияние иудаизма, и в последствии на уже своей новоприобретенной земле разделился на шиитские и суннитские течения.

с другой религией

любая религия по определению считает себя истинной, следовательно, все остальные – ложными. этот постулат, отраженный в мировоззрении миллионов рядовых верующих, и порождает межконфессиональные противоречия.

география столкновений с иноверием в последние десятилетия расширилась, что связано с изменением мировой общественно-политической системы.

к примеру, на территории бывшего ссср и стран социалистического лагеря проявилось закапсулированное ранее противостояние ислама и христианства.

карабахская, осетино-ингушская и югославская войны, возникшие у славян в бывших советских республиках центральной азии проблемы свидетельствуют о тлевших до поры разногласиях, чей огонь был раздут падением советского союза, на территории которого исламский фундаментализм вновь пустил корни.

с образованием еврейского государства началось доселе невиданное по мощи противостояние иудаизма и ислама; в африканском судане власти открыто инспирируют обращение в мусульманство местных протестантов.

в буддистской мьянме уже в xxi веке мусульман племени рохинджа преследовали вооруженные силы и полиция, а христиан маленького племени карен обращали в буддизм под угрозой смерти.

с внутриконфессиональным компонентом

ересь, или внутриконфессиональный компонент межрелигиозного столкновения, вызван изначальным стремлением всего сущего к отрицанию единообразия. поэтому даже наиболее влиятельные религии раскололись: мусульмане разделились на суннитов и шиитов, христиане – на православных, католиков и протестантов, буддисты стали исповедовать хинаяну, махаяну и ламаизм.

с атеизмом

борьба агрессивного атеизма с религией основана на неприятии бога как создателя и высшего разума, создания исключительно светской культуры, не приемлющей религиозной духовности.

яркий пример — атеистические государства социалистического блока во главе с ссср. но к этому типу столкновений можно отнести и противостояние религии и секуляризационными процессов.

расстрел фанатиком-исламистом журналистов французского издания «шарли» в 2015 году и акции в поддержку журнала показали, что противостоят друг другу не христианство и мусульманство, а секулярный и псевдорелигиозный экстремизм.

примеры конфликтов на религиозной почве

Во имя защиты духовных убеждений человек в большей степени проявляет свои качества воина, нежели при отстаивании с оружием в руках неких абстрактных «государственных интересов». Возможно, в этом и заключается причина того, что религиозно-идеологические столкновения носят наиболее ожесточенный характер, нежели обычные войны, вызванные политико-экономическими причинами.

Примеры религиозных конфликтов в обществе столь многообразны, что возникает мысль о том, что именно они и составляют фундамент мировой истории до того момента, как их заменили конфликты на почве идеологии. Впрочем, такие столкновения строятся на одном фундаменте — неприятии неких основополагающих концепций бытия отдельных социальных групп.

В обществе россии

в россии, законодательные акты которой запрещают любые ограничения религиозных прав граждан, насчитывается более 20 000 зарегистрированных религиозных организаций и около 70 религиозных течений.

хотя полномасштабных религиозных войн россия не знала, столкновения на основе религиозных верований на руси были всегда, начиная с преследования старообрядцев, установления атеистического режима и заканчивая акциями, направленными против некоторых протестантских общин.

никонианский раскол

В ХVІІ веке в результате изменения обрядности русская Православная Церковь подверглась расколу, последствия которого сказываются и в наше время.

Церковные книги и обряды нужно было привести в соответствие с канонами византийского богослужения. Это было продиктовано тем, что Российское государство желало обосновать свое значение в качестве «Третьего Рима», а для этого требовалась поддержка Константинопольского патриарха.

Патриарх Никон, в миру Никита Минин (1605—1681), обретя полное доверие царя Алексея Михайловича, в 1652 году стал патриархом и приступил к подготовке перестройки церковной жизни.

Раскол начался уже в следующем году, когда изменения привычных литургических обрядов вызвали недовольство в народе, не желавшем, в частности, креститься тремя перстами, из сложения которых соответствующим образом получался «кукиш», оскорбляющий Бога.

Кроме замены крещения двумя перстами на троеперстное, было велено писать «Иисус» вместо «Исус», во время литургии отныне требовалось кланяться в пояс, а не «в землю».

Крестный ход требовали совершать против солнца, а «Аллилуйя» нужно было произносить трижды, а не два раза, как ранее.

Результатом стало массовое бегство не пожелавших принять «никонианство» православных в Сибирь, где они организовывали скиты, в которых часто сжигали себя целыми общинами, чтобы не допустить насильственного перевода в «новую веру». Множество старообрядцев перебралось и на запад, в Великое княжество Литовское, на исторических землях которого и по сей день существуют старообрядческие общины.

Гонения на религию в СССР

После захвата власти большевиками в России начались репрессии в отношении священников и простых верующих.

Если формально церковь была отделена от государства, на практике органы власти постоянно вмешивались в религиозную деятельность, зачастую физически уничтожая священников и верующих, не пожелавших отказаться от своей религии.

Поставленное перед фактом нежелания граждан отказаться от исповедания религии, коммунистическое руководство, во главе угла политики которого стоял воинствующий атеизм, в конце концов было вынуждено в 40-е годы отказаться от массовых репрессий, вернуть священников из лагерей, открыть храмы и не препятствовать возрождению системы подготовки священнослужителей.

“Ритуальное убийство”

В наше время одним из ярких примеров предвзятого отношения общественных и религиозных организаций Российской Федерации к неправославным верующим, в частности, к протестантам-«пятидесятникам», стала опубликованная в конце 90-х годов прошлого столетия информация о том, что в якутском городе Алдане «секта пятидесятников» совершила ритуальное убийство подростка Миши Дулова.

Российский атеистический истеблишмент обвинил пятидесятников чуть ли не в каннибализме, хотя, как позже выяснилось, «алданская группа», построившая скит в тайге за сотни километров от городов и сел и называвшая себя «певцами», «скитальцами» и «пришельцами», ни малейшего отношения к пятидесятникам не имела.

Миша Дулов, родители которого были членами группы, погиб от переохлаждения, заблудившись в тайге, а не в ходе религиозного ритуала. Руководителя группы Василия Пискуна посадили на 10 лет, а отцов и матерей всех детей, живших в скиту, лишили родительских прав.

исламские страны

Исламский фундаментализм в современном мире объективно противопоставил мусульманскую религию не просто другим культам, но и всему человечеству.

«Воины ислама» — «Аль-Каида», ИГИЛ, Талибан, — десятилетиями сеют религиозную и политическую смуту в Ираке, Сирии, Алжире, Египте, Палестине, Индонезии, на Филиппинах и во многих других странах.

«Исламский порядок», сродни гитлеровскому «новому порядку», по мнению религиозных экстремистов должен охватить все страны, на землю которых хотя бы раз ступала нога «правоверного».

Агрессия исламских радикалов, объединившихся в ИГИЛ, направлена на организацию исламского государства, где к власти должны прийти «истинные мусульмане», поборники установления нового Халифата в границах древнего Османского халифата и в идеале – во всем исламском мире.

Северная Ирландия

Религиозное противостояние в Северной Ирландии обусловлено исторически сложившимся антагонизмом между католиками и англиканами. Последние на протяжении столетий превалировали в политической жизни Ольстера, хотя католики составляли тут религиозное большинство.

Борьба, обернувшаяся многими тысячами жертв, ныне затухает, вооруженное сопротивление декларирует, но не практикует только «истинная» ИРА.

Тем не менее проблема не исчерпана, и возможно появление новых радикальных лидеров, способных во имя объединения Ирландии повести за собой потомков знаменитых «фениев».

Иран

Исламская революция в Иране произошла на фоне обнищания народа в богатейшей природными ресурсами стране, разворовывавшейся близкими к власти чиновниками. Непопулярная прозападная ориентация правительства шаха из династии Пехлеви, репрессии против исламского духовенства 11 февраля 1979 года вызвали вооруженное восстание, возглавляемое ортодоксальным шиитским духовенством.

В процессе подготовки восстания священнослужители во главе с находящимся тогда в эмиграции имамом Хомейни использовали мечети для призывов к неповиновению властям, и возникшее массовое движение протеста принудило шаха эмигрировать из страны. Через несколько дней в Тегеран прибыл из Парижа айятолла Хомейни.

Победа исламской революции и установление в Иране власти мулл привели к возникновению на карте мира уникального образования — Исламской республики, в которой представители иных религий подвергаются неприкрытым гонениям.

Палестина

Война в Палестине самая широко освещаемая в СМИ война на религиозной почве. Основной камень преткновения — Иерусалим — является сакральным символом как для сражающихся за него мусульман и иудеев, так и для христиан. Военные столкновения, сопровождающиеся акциями гражданского неповиновения, антифадами, происходят в Палестине уже семь десятилетий.

Африканские страны

Войны за веру на Африканском континенте стали предпосылкой для межконфессиональной резни во многих странах.

В Судане десятилетиями шла гражданская война между поддерживаемой правительством мусульманской частью страны, составляющей 70 процентов населения, и оппозицией, ориентированной на сравнительно немногочисленных язычников и христиан.

В Нигерии местные жители сражаются раздел власти между политическими деятелями Севера, представленными мусульманами племен хауса и фульбе, и Юга, население которого составляют христиане племен йоруба и игбо.

Индия и Пакистан

Война между индуистами и исламистами Индии и Пакистана была спровоцирована разделом по конфессиональному признаку колониальной Индии на Пакистан и Индийский Союз в 1947 году.

В настоящий момент в Индии более 80% населения страны исповедует индуизм, но, например, в штате Пенджаб большинство населения — сикхи, более половины жителей штата Нагаленд — христиане, а две трети населения штата Джамму и Кашмир — мусульмане. Пакистан до сих пор претендует на штаты, население которых исповедует ислам.

Здесь вы можете посмотреть реальные кадры из зоны боевых действий в Сирии.

Источник: https://proreligiu.club/obshestvo/istoriya/primery-religioznyh-konfliktov.html

Book for ucheba
Добавить комментарий