Конституциональный фактор

9 конституциональных типов

Конституциональный фактор

Нужно заботиться о своем здоровье за три года до развития болезни, а не за три часа до смерти

9 КОНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ТИПОВ

Зная свою конституцию, мы можем так организовать свою жизнь, чтобы устранить риски развития заболеваний и укрепить эти самые «слабые места» в нашем организме, воплощая главную идею профилактики: «нужно заботиться о своем здоровье за три года до развития болезни, а не за три часа до смерти» 

«Если мы научимся корректировать свою конституцию, мы сможем не допускать развития болезней и обеспечим себе долгую, счастливую жизнь».С. Зайцев

ЧТО ТАКОЕ КОНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ТИП, И В РЕЗУЛЬТАТЕ ЧЕГО ОН ФОРМИРУЕТСЯ

Наш индивидуальный конституциональный тип формируется в результате воздействия на наш организм множества различных факторов, которые можно разделить на две группы:

Врожденные факторы:

  • Наследственность: индивидуальные генетические особенности, унаследованные нами особенности энергетики наших родителей, особенности энергетики, присущие нашим предкам (карма), т. е. информация, содержавшаяся в генах наших предков
  • Расовые особенности: групповые генетические особенности, т. е. особенности энергетики больших групп населения, к которым относились наши родители
  • Условия зачатия: состояние внешних энергий, обусловленные климатической зоной, сезоном года, солнечным и лунным ритмом внешних энергий, а так же энергетическим состоянием родителей в момент зачатия
  • Течение беременности: условия проживания, питания и поведения матери, особенности взаимоотношений в семье и отношение к будущему ребенку
  • Условия рождения ребенка

Приобретеные факторы:

  • Условия жизни, характер питания, двигательный режим, привычки, стереотипы
  • Климатические и экологические условия в зоне проживания и на производстве
  • Социальная среда, в которой развивается ребенок и проживает взрослый человек: семья, друзья, соседи, социальное положение, в том числе профессия, карьера, перспективы социального развития и т. п.
  • Психологические особенности человека: адекватность реакции на стрессы (интенсивность, окраска, продолжительность), способности к коммуникации (умение общаться) и др.
  • Перенесенные заболевания и травмы, а так же способы их лечения

В результате воздействия этих факторов формируется наша энергетика, наше тело, его органы и системы, его строение и функционирование, наше сознание – эмоциональный и логический интеллект, наши способности к коммуникации в социуме, способности к самореализации наших духовных запросов, наша способность жить, не болея и наша возможность достигать успеха в жизни.

КАКИЕ БЫВАЮТ КОНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ТИПЫ

Предлагаем одну из классификаций, согласно которой выделяется 9 классических конституциональных типов, которые можно объединить в 4 группы:

I группа:  конституционнальные типы застоя энергии и застоя  крови

В эту группу входят два конституциональных типа: тип застоя энергии и тип застоя крови.

Считается, что при формировании конституциональных типов застоя первоначально  возникает застой энергии, который достаточно быстро приводит к застою крови, поэтому обычно эти два типа рассматриваются вместе.

Однако возможны и случаи формирования первичного застоя крови, который затем приводит к застою энергии. Такая ситуация наиболее характерна для травм сосудов: их механического повреждения, воздействия высоких или низких температур, повреждения сосудов химическими веществами.

II группа:  конституциональный тип  избытка энергии

В эту группу входят конституциональные типы, при которых в организме создаются условия, формирующие ненормально высокий уровень энергетики. Обычно в этих случаях возникает «перепроизводство» энергий типа Ян (энергий активного действия), поэтому, говоря о конституциональном типе избытка, мы говорим об избытке янских энергий и типе избытка Ян.

III группа:  конституциональные типы скоплений патологических жидкостей организма (флегмы, слизи, сырости)

В эту группу входят два конституциональных типа:

Горячий влажный тип – тип энергетики, при котором  в организме происходит образование скоплений горячей влаги, обусловленное недостаточностью энергетики (слабостью) поджелудочной железы – «матери всех жидкостей организма» и достаточно высоким общим энергетическим уровнем.  

Холодный влажный тип – тип энергетики, при котором в организме формируются скопления холодной влаги, обусловленные слабостью поджелудочной железы и низким общим уровнем энергетики, обусловленным слабостью легких, которые отвечают за образование энергии в нашем организме.

IV группа:  конституциональные типы пустоты (недостатка) энергии и крови     

В эту группу входят три типа пустоты энергии и тип пустоты крови:

Пустота универсальной энергии Ци. Имеется в виду врожденный недостаток или опустошение наследственной энергии (Юань-Ци). Эту энергию человек получает от родителей.

Она предназначена для реализации программы жизни человека (каким ему быть, как долго жить, чем заниматься и т. п.

), зафиксированной в его генах, а так же для передачи потомкам в достаточном количестве и надлежащего качества.

Пустота энергии  Инь. Имеется в виду недостаточность питательной энергии (Инь-Ци), которая обеспечивает питание клеток и тканей, их резервную мощность и устойчивость (накопление, хранение и рациональное использование резервов жизнедеятельности). Другими словами, пустоту Инь можно сравнить с опустошением «банковских  резервов» клеток

Пустота энергии ЯН. Имеется в виду недостаточность энергии действия (Ян-Ци), обеспечивающей способность клеток организма действовать, функционировать, синтезировать биологически активные вещества, т. е. выполнять свои обязанности в организме. Другими словами, пустоту Ян можно сравнить с состоянием недееспособности клеток, органов или систем 

Пустота крови – это с одной стороны дефицит крови (малокровие), а с другой – неспособность крови эффективно выполнять свои транспортные функции из-за изменения ее свойств: сгущение крови, изменение ее физико-химических свойств (рН крови, поверхностный заряд эритроцитов, тромбоцитов, химический состав плазмы крови  и т. п.)

Каждый конституциональный тип характеризуется определенными особенностями энергетики, что отражается на строении и на функционировании организма, на его продолжительности жизни и скорости постарения, а так же определяет внешние данные человека и предопределяет риски развития характерных для данного типа заболеваний (рисунок 1).

Рис. 1.   4 группы и 9 конституциональных типов

Ниже приводится таблица 1, характеризующая главные признаки того или иного конституционального типа с условной оценкой уровня здоровья, присущего каждому типу.

Таблица 1

ХАРАКТЕРИСТИКА   КЛАССИЧЕСКИХ   КОНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ   ТИПОВ

Конституциональный типГруппаОсобенности энергетики«Слабое звено» (канал, орган)Уровень здоровья (в баллах)
1 тип:  застой энергииIсклонность к задержке движения энергии, застой энергии, «перегрев» органа, извращение хода энергии, метаболический хаосжелчный пузырь9
2 тип:  застой кровисклонность к задержке движения крови, скопление и сгущение крови, образование тромбов,  нарушение питания и очищения органовпечень8
3 тип:  избыток энергииIIсклонность к увеличению производства и расхода энергии, истощение энергетических ресурсов, быстрое «выгорание» организмасердце7
4 тип:  горячий влажный (скоплениегорячей влаги)IIIсклонность к образованию зон с избытком энергии и влаги, очаги воспаления, системные аллер-гические реакции, образование камней, «отложение солей»поджелудочная железа6
5 тип: холодный влажный (скопление холодной влаги)склонность к образованию зон с недостатком энергии и влаги, накопление слизи, отеки, атеросклероз, ожирение, снижение функции внутренних органовлегкие5
6 тип:  пустота энергии ЦиIVнедостаток энергии в организме, синдром хронической усталости, гиподинамия, депрессия, апатия, снижение адаптациимочевой пузырь4
7 тип: пустота Иньдестабилизация системы, дисбаланс энергии с преобладанием  ее расхода, истощение органов, угнетение синтеза биологически активных веществ, формирование синдрома «пустого огня» – «догорающий костер»             перикард3
8 тип: пустота Яннедостаток энергии, необходимой для обеспечения деятельности  органов и систем, замедление рабочего темпа органов, вялая энер-гетика, «остывание» организматройной обогреватель2
9 тип: пустота кровинедостаток энергетики в системе крови, атрофия, перерождение, органов, анемия, снижение активности защитных сил организма, ранее постарение организмапочки1

Возникновение и развитие каждого конституционального типа имеет собственные причины, характерные проявления, может стать основой развития характерных заболеваний и требует определенных методов коррекции, изложенных в четырех стратегиях китайской медицины, что позволяет:

  • Определить собственный тип энергетической конституции, помня при этом, что каждый человек обладает индивидуальными особенностями собственной энергетики и его конституциональный тип может содержать элементы нескольких классических типов энергетической конституции;
  • Выявить наиболее уязвимые органы и системы своего организма;
  • Уточнить риски развития характерных заболеваний, присущих тому или иному типу конституции и определить, какие органы и системы могут быть «слабым звеном» в его организме;
  • На базе рекомендаций, изложенных в четырех стратегиях китайской медици-ны составить адекватную индивидуальную программу восстановления, сохранения и укрепления своего здоровья, а так же устранения имеющихся рисков развития характерных заболеваний, учитывающую особенности собственного конституционального типа. Эта программа может включать рекомендации по коррекции энергетики, по организации корригирующего питания, адекватного двигательного режима и др.;
  • Выявить первопричины уже имеющихся хронических заболеваний, обусловленные наличием энергетического дисбаланса, что поможет либо полностью устранить эти болезни, либо существенно облегчить их течение с помощью рекомендаций, изложенных в четырех стратегиях китайской медицины;
  • При желании осуществить эффективную коррекцию своего внешнего вида с учетом проблем, обусловленных наличием того или иного конституционального типа;
  • Рационально воспользоваться рекомендациями сезонной терапии в соответствии с типом собственной энергетической конституции. опубликовано  econet.ru

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/159070-9-konstitutsionalnyh-tipov-otsenka-urovnya-zdorovya-cheloveka

Конституционально-генетический фактор

Конституциональный фактор

Помере углубления знаний о неврозахзначение генетических факторов в ихпроисхождении неоднократно подвергалосьпересмотру. В настоящее время отягощенностьнервно-психическими заболеваниями приневрозах считается незначительной, безразличий при неврастении, истерии иневрозе навязчивых состояний (ФедоровА. П., 1978).

Противоречивые данные полученыу близнецов — от отрицания значительноговлияния наследственности на неврозы(Хамаганова Т. Г. и др., 1977) до ее выделенияв качестве важной переменной (Schepank H.,1974).

Имеется точка зрения, чтонаследственность при неврозах — этоодин из аспектов более широкой проблемыгенетики индивидуальных реакций напсихический стресс (Кочубей Б. И., 1978).

Нам представляется неправомочнойпостановка вопроса о наследуемостиневрозов как психогенных заболеванийличности, поскольку это подразумевалобы отсутствие соответствующих измененийличности под влиянием социальной среды.

Даже если речь идет о некоторых общихв семье особенностях нервно-психическогореагирования, то и тогда правильноговорить об определенном сочетаниинаследуемых и приобретенных свойствили о конституционально-общем типенервно-психического (и соматического)реагирования.

Действительно, при неврозахотмечается немало общих особенностейу детей, родителей и прародителей,способствующих невротическим отклонениямпод влиянием психотравмирующих условийжизни. К тому же, если родители непреодолели свои проблемы в детстве, тоони могут неадекватно реагировать нааналогичные проблемы у детей.

Тогдавместо ослабления возможно усилениевозрастных проблем, достигающих степениневроза именно из-за аффективногоотношения родителей. патогеннаяроль в данном случае принадлежит нестолько возрастным проблемам детей,сколько неадекватному отношению к нимродителей, не сформировавших в течениесвоей жизни навыка их конструктивногоразрешения.

Обращают внимание встречающиеся случаиидентичных возрастных невротическихрасстройств у сестер, реже — у братьев.Большей частью это относится к неврозунавязчивых состояний в виде фобий —навязчивых страхов с основополагающимдля них страхом смерти.

Так, одна изсестер в возрасте 7 лет навязчиво мыларуки, опасаясь заражения и последующейсмерти; то же было в 7 лет у другой сестры.Общность возрастных в своей основестрахов смерти у сестер подразумеваети общность эмоционально-когнитивноготипа реагирования.

Повышенной тревожностьюобладает мать девочек, обнаруживая ктому же выраженный страх смерти всоответствующем возрасте. В результатеона излишне эмоционально реагировалана появление подобного страха у дочерей,пытаясь бороться с ним призывами иограничениями.

Тем самым она еще вбольшей степени способствовала фиксациистрахов, поскольку девочки боялисьвыразить внешне беспокоящие их чувства.Отец же вследствие своей мнительностии отстраненности от непосредственногообщения с дочерьми не смог помочь имразрешить возрастные в своей основепереживания.

Влияние тревожно-мнительногореагирования родителей, особенностейих мышления сказалось на самом характерепереработки детьми переживаний какнавязчивых страхов и опасений.

Таким образом, правильнее будет говоритьне о наследственной предрасположенностик неврозам, а о наличии общих, в том числеи генетически обусловленных, способовили типов нервно-психического реагирования,опосредованных конкретным характеромотношений в семье.

Иллюстрирует данное положениестатистический анализ общностинервно-психического реагирования втрех поколениях семьи детей с неврозами:детей, их родителей и прародителей.Опрос в виде стандартизованного интервьюпроводился раздельно у матери и отцапри условии наличия полных прародительскихсемей. Всего изучено 94 семьи по линииматери и 80 — по линии отца.

В качествеограничительных использовались 17признаков: сензитивность; лабильностьнастроения; возбудимость; тревожность;мнительность; тормозимость; необщительность;фиксация переживаний; эпилептоидныечерты характера; ананкастическийрадикал; гиперсоциальность; ригидность;паранойяльно-подобные черты; неустойчивость;несамостоятельность; доминантность(властность); истерические чертыхарактера.

Сензитивность (при интервьюположительный ответ на утверждениятипа: «очень ранимый, чувствительный,легко расстраивается») встречается уподавляющего числа детей, матерей;большинства отцов и бабушек (родителейматери и отца). Достоверно чащесензитивность выражена у матерей ибабушек, чем у отцов и дедушек.

Эмоциональная лабильность (повышенноэмоциональный, легко меняется настроение)имеет место у подавляющего числа детей,у большинства матерей. По женской линиилабильность настроения достоверно вышетолько в семьях девочек, больныхневрозами.

Возбудимость (несдержан, легковыходит из себя, вспыльчив, повышенно-возбудим)присутствует у большинства детей инезначительного большинства матерей.Различия по женской и мужской линииотсутствуют.

Тревожность (часто беспокоится,тревожится, плохо переносит ожидание)свойственна подавляющему числу детей,большинству матерей и бабушек. По женскойлинии тревожность выражена достоверночаще, чем по мужской.

Мнительность (часто волнуется поповоду того, что может произойти, вовсем сомневается, мнительный) наблюдаетсяв большинстве случаев у мальчиков и ихматерей. Как у мальчиков, так и у девочекмнительность достоверно чаще представленапо женской линии.

Гиперсоциальность (заостренноечувство долга, обязанности, ответственности,трудность компромиссов) преобладает удевочек, а также родителей (матерей иотцов) и прародителей (бабушек и дедушек)как девочек, так и мальчиков. Различияпо женской и мужской линиям отсутствуют.

Ригидность (трудность изменениясвоей точки зрения, неуступчивость,упрямство) незначительно преобладаету мальчиков по оценке матери и девочек— по оценке отцов, а также у дедушек пообоим линиям, кроме дедушки у материдевочек. У отцов девочек ригидностьвстречается относительно чаще (50%), чему отцов мальчиков (32%). В целом по мужскойлинии ригидность встречается чаще, чемпо женской.

Остальные характеристики из приведенногосписка не имеют существенногораспространения в семьях детей сневрозами, поэтому мы на них неостанавливаемся.

Из рассмотренных характеристик выделяютсяте, которые встречаются у большинствадетей и по крайней мере у одного взрослого:родителя или прародителя. Это сензитивность,эмоциональная лабильность, возбудимость,тревожность, мнительность, гиперсоциальностьи ригидность. Вместе они образуютневротический контур личности в трехпоколениях семьи детей с неврозами.

В свою очередь, статистическипредопределяющими среди данныххарактеристик будут сензитивность,гиперсоциальность и тревожность. Ихможно определить как базисную триадуневротического типа реагирования: наэмоциональном уровне — сензитивность;на уровне характера — тревожность;направленности личности — гиперсоциальность.

Наиболее часто отмечаются сензитивностьи гиперсоциальность. Эти характеристикисоздают известное противоречие междучувственными и рассудочными, эмоциональнымии рациональными аспектами психики.

Наличие двух одинаково выраженныхсторон психического реагированиядоказывает, что, в целом, в семье детейс неврозами нет одностороннегопреобладания эмоционального или сугуборационального типа реагирования, иречь, таким образом, идет именно об ихсочетании.

Представляет интерес сочетание некоторыхизученных характеристик в семье.

Сензитивность, лабильность настроенияи возбудимость рассматриваются какэмотивность, в то время как мнительность,ананкастический радикал (подчеркнутоестремление к порядку и чистоте, нарядусо склонностью к навязчивым мыслям иповторениям) и гиперсоциальностьобразуют комплекс подчеркнутойрациональности.

Наибольшие баллы поэмотивности и рациональности получаютматери, достоверно отличаясь этим отостальных взрослых членов семьи. Темсамым психика матерей детей с неврозамиявляется наиболее противоречивой вплане выраженности ее эмоциональных ирациональных сторон.

При подсчете суммарных величин всех 17приведенных характеристик можно получитьсвоего рода индекс характерологическогосвоеобразия. Достоверно чаще он выраженсреди взрослых у матерей, в первуюочередь у матерей мальчиков, чтоподчеркивает большую вероятностьзаболевания неврозами у мальчиков,матери которых характерологическиболее изменены.

У бабушек в сравнении с дедушками былвыявлен достоверно больший индексхарактерологического своеобразия. Вбольшей степени это своеобразие присущебабушкам по линии матерей и достигаетмаксимального выражения в семьяхдевочек. Этих бабушек следует считатьнаиболее патогенным прародительскимзвеном в характерологической структуресемьи детей с неврозами.

Заслуживает внимания достоверно большаявыраженность характерологическихизменений по взрослой женской линии(мать, обе бабушки) в сравнении с мужской(отец, оба дедушки). В большей степениони представлены в семьях девочек.

Приведем данные дополнительного интервьюсо 117 матерями и 106 отцами, согласнокоторому у большинства матерей (61 %)выявлены признаки нервности в детствев отличие от их достоверно меньшегораспространения в этом возрасте у отцов(36%).

На момент проведения интервьючастота диагностируемого невроза уматерей соответствует частоте нервностив детстве, в то время как у отцов невроздиагностируется значительно режепроявлений нервности в детстве.

Следовательно, нервность по женскойлинии обладает относительно большейустойчивостью, чем нервность по мужскойлинии, отличающаяся большей вариативностьюи возрастной изменчивостью (динамикой).

В связи с рассматриваемой проблемойизучена похожесть в семье по признакамобщих черт лица (внешности) и характера.Для решения этой задачи у детей наиболееподходит возраст 7—11 лет, когда изучаемыепризнаки достаточно развиты и нетпубертатных возрастных изменений.

Висследуемой группе — 129 детей (76 мальчикови 53 девочки) с неврозами и такое жеколичество — в норме [несмотря на всюотносительность термина «норма», мыпользуемся им, а не термином «контрольнаягруппа», поскольку для сравнения бралисьдети без нервно-психических нарушений,- прим.]; всего 258 детей.

Установлено, чтомальчики 7—11 лет при неврозах достоверночаще, чем в норме, походят внешне наотцов.

У девочек с неврозами достоверно болееидентичный характер с отцами, чем внорме (р

Источник: https://studfile.net/preview/399149/page:4/

Нцпз рамн. библиотека. истерия.4.5. конституциональный фактор и истерическая личность

Конституциональный фактор

В последние годы слишком большое значение придается влиянию среды на развитие истерической личности, при этом упускают из виду роль биологических условий в генезе расстройств личности такого типа.

В то же время современная наука располагает многими факторами, подтверждающими мнение, что формирование личности определяется как социальными, так и биологическими факторами.

Ведь структура и физиологические функции организма совместно с внешними факторами и активными процессами саморегуляции субъекта обусловливают построение определенной системы регуляции деятельности (поведения) человека [Tomaszewski, 1963],. влияя тем самым на ее ход и эффективность Таким образом, конституциональный фактор, т. е.

 наследственные и (или) врожденные особенности темперамента, определяют так называемый индивидуальный стиль действий [Strelau,. 1974], а также относительно постоянные стандарты поведения в изменяющихся условиях, особенно в трудных ситуациях.

При длительном сохранении трудной (стрессовой) ситуации особенности темперамента могут способствовать возникновению определенных функциональных расстройств и даже структурных изменений [Strelau, 1975b]. Конституциональный фон составляет постоянные или меняющиеся независимо от среды направляющие свойства каждой автономной системы. Поэтому конституциональный фактор следует признать важной детерминантой формирования истерической личности.

В соответствии с концепцией Strelau (1975b) темперамент, понимаемый как «совокупность формальных и относительно постоянных черт поведения, проявляющихся в энергетическом уровне поведения и во временных параметрах реакции»,— это один из механизмов регуляции человеческой деятельности.

Таким образом, темперамент наравне с другими факторами определяет энергетический уровень поведения (индивидуальный тип накопления энергии и ее разрядки, выражающийся масштабом реакции и интенсивностью действий) и протекание поведения во времени Однако временные параметры реагирования (например, скорость, устойчивость, подвижность и темп реакции) в действиях человека не играют столь существенной роли, как энергетический уровень поведения, который включает в себя две основные черты темперамента: реактивность и активность поведения, они обе обусловлены определенными свойствами сетчатого образования, коры мозга и гормональной системы Реактивность, или индивидуальная, относительно постоянная величина реакции на раздражители, проявляется в форме чувствительности (минимальная величина раздражителя, вызывающая заметную реакцию) и сопротивляемости (способность адекватно реагировать на сильные, длительные или часто повторяющиеся раздражители) к действию раздражителей Отношение чувствительность — сопротивляемость носит постоянный характер. Реактивность индивида тем больше, чем больше чувствительность и чем меньше сопротивляемость. У высокореактивных лиц внешние или внутренние раздражители вызывают более сильные реакции по сравнению с малореактивными лицами. Между реактивностью и активностью [интенсивность и (или) частота, с которыми индивид берется за решение различных задач] имеется обратная зависимость: малореактивные индивиды характеризуются большей активностью поведения, а высокореактивные индивиды — пассивностью в действиях. Это связано с тем, что с определенной степенью реактивности связан типичный для данного индивида уровень потребности в стимуляции: при низкой реактивности высокая потребность в стимуляции, а при высокой реактивности — низкая потребность [Strelau, 1975b]. Источником стимуляции являются как внешние раздражители (например, окружающее, ситуации, задачи), так и собственные реакции и поведение человека. Поэтому большая активность обеспечивает сильную стимуляцию В соответствии с теорией оптимальной активации Hebb (1965, 1970) каждый индивид стремится обеспечить себя таким притоком стимуляции, при котором достигается оптимальный уровень активации и, как следствие его, наивысшая эффективность деятельности. Нарушение равновесия в этой области (например, чрезмерная или недостаточная активация) вызывает мотивацию к действиям, имеющим целью поддержание оптимального уровня активации путем снижения или повышения притока стимуляции. Поэтому поддержание оптимальной активации у малореактивных лиц требует большой активности, а у высокореактивных, — наоборот, ограничения активности поведения. Таким образом, уровень реактивности детерминирует характерный для данного индивида тип регуляции активности [стиль действий; Eliasz, 1974], а тем самым влияет на развитие и функционирование личности.

Клинические наблюдения дают основание полагать, что индивиды с истерической личностью проявляют высокий уровень реактивности, т. е. значительную чувствительность к очень слабым раздражителям и низкую сопротивляемость, т. е. отсутствие способности адекватно реагировать на сильные, длительные и часто повторяющиеся раздражители.

Высокая реактивность проявляется прежде всего в виде интенсивных реакций, вызванных непосредственно ситуационными раздражителями и преобладающих над слабой активностью, выражающейся небольшим числом действий, направленных к определенной цели. Поэтому в трудных ситуациях (см.

раздел 5 2) поведение таких лиц определяется влиянием ситуации как раздражителя, но не как задачи, которую предстоит решить, и представляет собой попросту реакцию на ситуацию, а не ее решение. Ведь сильная реактивность вызывает расстройство целенаправленного поведения за счет снятия организующего влияния задачи (см. раздел 1.5) и тем самым сводит его до уровня реактивного поведения.

Результаты обследования лиц с высоким уровнем реактивности [Strelau, 1974, 1975b] приводят к выводу, что для истерической личности должны быть характерны: 1) своеобразный стиль деятельности, состоящий в предпочтении малоинтенсивных методов при выполнении своих функций и в поиске менее стимулирующих ситуаций; 2) преобладание вспомогательных действий (обеспечивающих или облегчающих выполнение основных действий) над основными действиями, которые непосредственно ведут к достижению определенной цели, это позволяет избегать возникновения трудных ситуаций, в которых эффективность их деятельности значительно снижается; 3) тенденция к частой перемене вида деятельности и ее временной структуры (например, организация прерываемых действий или выполнение их поочередно со склонностью переходить к следующему виду деятельности, не получив желаемого результата), а также преобладание разнообразных действий над однообразными вследствие малой сопротивляемости, вызывающей защитное торможение, которое обеспечивает регенерацию корковых центров, связанных функционально с предыдущим видом деятельности; 4) пассивность механизмов саморегуляции, что проявляется отсутствием такого вида поведения, которое требует активного совершенствования субъективных функций (в этом, кстати, причина неэффективности и непостоянства в достижении целей) или вызывает перемены в окружающем мире, а также постановка перед собой нереальных целей. В трудных ситуациях у истерической личности появляется дезорганизация целенаправленных видов поведения, что проявляется нарушениями процессов восприятия, хранения, переработки и использования информации. Источником расстройств этого типа является слишком высокий уровень активации коры головного мозга, вызванный повышенной реактивностью.

По Luria (1976), в мозге можно выделить три главных функциональных блока, необходимых для осуществления деятельности любого рода: 1) блок, регулирующий напряжение коры и состояние бодрствования; 2) блок, воспринимающий, хранящий и перерабатывающий внутреннюю и внешнюю информацию, 3) программирующий блок, регулирующий и контролирующий деятельность.

Для правильного течения целенаправленного поведения необходимо поддержание оптимального состояния коры мозга, т. е.

 поддержание соответствующего напряжения и определенного уровня бодрствования, что обусловлено свойствами первого функционального блока Открытия Moruzi и Magoun (1949) позволили определить, что структурой, регулирующей функциональное состояние коры, является сетчатое образование ствола мозга [Magoun, 1961; Lindsley, 1957], а точнее говоря, так называемое восходящее сетчатое образование [Sadowski, 1973], от которого зависит степень общей активации (возбуждения) коры мозга. Активация, или уровень тонуса коры мозга, определяется неспецифическим (независимым от сенсорного характера раздражителя и направленным во все зоны и области мозга) воздействием сетчатого образования От степени активации зависит готовность коры к образованию сложных функциональных связей. Уровень активации поддерживается положительным, монотонным возбуждением коры головного мозга импульсами неспецифического сетчатого образования ствола мозга, а в свою очередь степень возбуждения является следствием влияния силы раздражителя, новизны стимулирующей ситуации, факторов, которые повышают или снижают активирующее влияние восходящего сетчатого образования (например, усталость, лекарства), а также индивидуальных колебаний способности к повышению активации [Gray, 1964]. Каждая стимуляция системы независимо от характера раздражителей выражается повышением общего уровня активации («глобальная реакция возбуждения», Jus, Jus, 1968) за счет неспецифического сетчатого образования и возбуждением специфической области коры (так называемые вызванные потенциалы), характерной для данного раздражителя, через специфические афферентные пути В соответствии с общей теорией живых систем поведение системы обусловлено как информационными, так и энергетическими воздействиями благодаря существующему единству энергетически-информационных процессов Поэтому специфические системы функционально связаны с процессами восприятия, хранения и переработки информации, а неспецифические системы регулируют функциональное состояние мозговых структур, определяя тем самым энергетический уровень системы.

В пределах сетчатого образования наблюдается некоторая функциональная дифференцировка отдельных участков [Sadowski, 1962], которая, несмотря на их тесную взаимосвязь, позволяет выделить следующие функциональные части его: 1) восходящую; 2) нисходящую возбуждающую; 3) тормозящую; 4) сетчатое образование зрительного бугра. Раздражители, поступающие в сетчатое образование, исходят из периферических рецепторов, подкорковых центров, мозжечка и коры. Восходящее сетчатое образование повышает или понижает активность коры посредством связей, которые проходят через неспецифическую таламическую систему (по принципу отрицательной обратной связи) и через подбугорье. Благодаря многочисленным обратным связям, в том числе с лимбической, экстрапирамидной, вегетативной системами и спинномозговыми центрами, сетчатое образование возбуждает или тормозит двигательные функции спинного мозга (влияет в основном на мышечный тонус) и вегетативной нервной системы.

Активация коры головного мозга вызывает появление быстрых волн (частота выше 13 Гц) низкой амплитуды (не превышает обычно 20 мкв), т. е. вызывает десинхронизацию основной биоэлектрической активности. В отсутствие активации происходит синхронизация а-ритма в виде волн малой частоты и высокой амплитуды.

Таким образом, конфигурация ЭЭГ отражает изменения уровня активации. Общепринятым показателем общего уровня активации является так называемый а-индекс (процент а-волн в 3-минутном отрезке записи ЭЭГ в покое у здорового человека): чем выше уровень активации, тем больше десинхронизация биоэлектрической активности, т. е.

 тем ниже а-индекс [низкий индекс составляет 0—21,8 % а-волн, высокий —76,5—100 %; Terelak, 1976]. Значительно более точной представляется оценка уровня активации при помощи измерения уровня адреналина и норадреналина крови [de Walden-Galuszko, 1976a].

Альфа-индекс рассматривается также и как общий показатель реактивности [Strelau, 1974] При одинаковых условиях исследования а-индекс ниже у высокореактивных по сравнению с малореактивными лицами [Terelak, 1975]. Это различие отчетливо возрастает в трудной ситуации.

Подобную зависимость можно ожидать и при сравнении истерических личностей и репрезентативной выборки популяции, но исследования такого типа до сих пор не проводились.

Повышению уровня активации обычно сопутствует возрастание возбуждения [Eason, Dudley, 1971], понимаемого как определенные периферические изменения, вызванные действием вегетативной нервной системы (например, учащение ритма сердечной деятельности и дыхания, повышение артериального давления и мышечного тонуса, снижение кожного сопротивления, повышение уровня адреналина и норадреналина в крови и т п.). Среди многочисленных методов исследования функции вегетативной нервной системы наиболее чувствительными показателями периферического возбуждения (а тем самым и уровня активации) считаются колебания кожно-гальванической реакции и кожного сопротивления, а также усиление секреции адреналина и норадреналина [de Walder-Galuszko, 1976b].

С активацией тесно связаны эмоционально-мотивационные — процессы [Duffy, 1963; Lindsley, 1957]. По Reykowski (1974), эмоциональный процесс характеризуется знаком (положительным или отрицательным), содержанием и возникновением периферического возбуждения.

Так, эмоции нарастают параллельно активации.

В механизме возникновения эмоций важную роль играет связь сетчатого образования с лимбической системой [Sa-dowski, 1973] Эмоциональный процесс в свою очередь составляет основу мотивационного напряжения, обусловливающего целенаправленный характер деятельности человека.

Зависимость между мотивацией и активацией носит характер криволинейной функции: вначале мотивация возрастает одновременно с активацией, а затем на более высоких уровнях активации снижается [Hebb, 1970J. Проблема мотивации действий истерической личности обсуждается далее (см. раздел. 4.6).

Нейрофизиологические экспериментальные исследования стали основой теории оптимальной активации [Hebb, 1965] и теории оптимальной стимуляции [Leuba, 1965; Zuckermann, цит. по Toeplitz, 1977], критический анализ которых содержится в работе Lukaszewski (1974).

В соответствии с теорией оптимальной активации условием правильного протекания процессов регуляции, а тем самым и эффективного функционирования индивида является определенный индивидуально различный и зависящий от данной ситуации оптимальный уровень активации.

В связи с этим каждый человек стремится поддерживать оптимальный для себя уровень активации [по принципу гомеокинеза живых систем; Nosal, 1977].

Активирующую ценность имеет любая внутренняя или внешняя стимуляция, но главным образом так называемое информационное противоречие, которое активирует эмоционально-мотивационные процессы, направляющие поведение к восстановлению и поддержанию оптимального уровня активации.

Оптимальным состоянием может быть определенная степень информационного противоречия или полное отсутствие его, т. е. поступление только взаимосогласующейся информации. Зависимость активации от степени информационного противоречия предполагает наличие различной потребности в стимуляции.

Поэтому теории оптимальной стимуляции предполагают, что каждый индивид обладает присущим ему оптимальным уровнем стимуляции, обусловленным следующими переменными: 1) конституциональным фактором (реактивность и активность поведения); 2) возрастом; 3) научением, 4) уровнем стимуляции в предшествующий период; 5) степенью сложности задачи (ситуации); 6) суточным ритмом (например, ритм сон — бодрствование) [Toeplitz, 1977]. Результаты эмпирических исследований указывают на то, что важнейшей детерминантой оптимального уровня стимуляции является конституциональный фактор.

Как упоминалось ранее, конституционально обусловленная высокая реактивность истерических личностей определяет их низкую потребность в стимуляции, т. е. одновременно определяет предпочтение ими ситуаций с невысокой стимулирующей ценностью.

Обратное явление наблюдается, например, при психопатии, которая, по мнению некоторых авторов [Quay, 1965], характеризуется чрезвычайно высокой потребностью в стимуляции.

Поскольку адекватный уровень потребности в стимуляции является решающим в развитии как форм, так и содержания познавательных структур, а также для эффективности процесса социализации, следует предполагать, что у истерических личностей будут проявляться недоразвитие познавательных структур и слабая интернализация социальных норм (см. раздел 4.6).

Это подтверждается клиническими наблюдениями [Jakubik, 1975d; Kepinski, 1977b].

Проводя аналогии между теориями истерической личности и кибернетической теорией характера (стабильные свойства управления системой) [Mazur, 1976], можно отметить, что основным проявлением «динамизма» (соотношение коэффициента развития и коэффициента старения системы) у личности такого типа служит тенденция к «изверганию» внутренней информации вместо усвоения и хранения внешней информации. За счет этого относительно стабильные, биологически детерминированные особенности управления системой затрудняют кодирование поступающей извне информации, что одновременно с избеганием источников обильной информации приводит к замедленному развитию корреляционной сети (познавательной сети, по терминологии Reykowski). В этом также причина невозможности вызвать более основательные сдвиги внутренней структуры системы под влиянием окружающего (других систем). Практически это выражается значительными трудностями в смене установок при психотерапевтическом лечении больных с истерическим типом личности.

До настоящего времени отсутствуют какие-либо исследования общего уровня активации у истерической личности.

На основании результатов экспериментальных исследований, подтвердивших, что поведение человека — это криволинейная функция уровня активации в виде перевернутой буквы U [Lukaszewski, 1974; Luna, 1976] (при этом учитывались такие параметры, как состояние бодрствования, сила реакции, эффективность научения и выполнения задачи), можно лишь косвенно предполагать что идентичные зависимости имеются также и у индивидов с истерическим типом личности. Высокая реактивность этих лиц, которая обусловливает чрезмерный рост активации, быстро выходящей за пределы оптимального уровня, может легко приводить к расстройствам указанных параметров. Особенно интересна и важна для проблематики истерической личности и истерических диссоциативных симптомов проверенная эмпирически концепция Lindsley (I960, 1961], согласно которой уровень сознания — это криволинейная функция уровня активации. Этой зависимостью объясняются частые колебания уровня сознания у истерических личностей в результате сверхоптимального, даже под влиянием слабых раздражителей, роста активации. Характерной легкостью превышения оптимума активации объясняется также непереносимость ими трудных ситуаций, служащих источником сильной стимуляции. Сверхоптимальный рост активации вызывает чрезмерное периферическое возбуждение, связанное с большим усилением эмоционально-мотивационных процессов, которые направляют поведение исключительно на поддержание оптимального уровня активации. Вследствие стремления к снижению активации до оптимального уровня формируются особые механизмы, обеспечивающие достижение этой цели. Неэффективность приспособительных и защитных механизмов способствует образованию разнообразных патологических механизмов (например, истерических манипуляционных механизмов; см. раздел, 4.9), неспецифических или специфических для определенного типа расстройств личности, которые более или менее эффективно снижают уровень активации. Следует подчеркнуть, что значительным активирующим влиянием обладает отсутствие информации, которая поддерживает имеющиеся личностные структуры, особенно структуру «я». Избыточная потребность в поддерживающей информации, которая необходима для правильной интеграции личности, способствует (при одновременной слабости механизмов регуляции) дополнительному образованию и фиксированию патологических механизмов. Именно это явление наблюдается у индивидов с истерическим типом личности, поведение которых направлено главным образом на получение информации, поддерживающей структуру «я» [Jakubik, 1976а]. Вследствие низкого уровня развития структуры «я» у истерических личностей оказывается, что для них высокой активирующей ценностью обладают прежде всего отсутствие поступления информации, поддерживающей эту интеграционно-регуляционную структуру, а также противоречия информации, которые характеризуются несоответствием поступающей информации и информации, зашифрованной в структуре «я».

Источник: http://old.ncpz.ru/lib/55/book/39/chapter/28

Конституциональный фактор: Обращает внимание большая похожесть детей и матерей на отцов, что

Конституциональный фактор

Обращает внимание большая похожесть детей и матерей на отцов, что создает определенное противоречие между недостаточным психологическим влиянием отца в прародительской и родительской семье и односторонним, замещающим женским влиянием в обеих семьях.

Это один из вариантов конституционально-средового конфликта. Следует добавить, что мать сама пострадала от него в детстве, когда, несмотря на общность с отцом, не смогла найти с ним эмоциональный контакт, в том числе из-за односторонне доминирующей позиции матери (бабушки) в семье.

Но и в родительской семье дети находятся в той же ситуации: при большей похожести на отца они часто лишены контакта с ним, в противовес преобладающему влиянию матери в семье.

История, как мы видим, повторяется, что не безразлично для формирования таких личностных категорий, как чувство привязанности, любви у девочек младшего и полоролевой идентификации у мальчиков старшего дошкольного возраста.

Если рассматривать клинические (отклоняющиеся от нормы) сочетания черт характера, то по всей женской линии, особенно у матери и бабушки, выделяются сензитивность и тревожность в виде аффективно заостренной эмоциональной чувствительности и беспокойства.

Конституционально общими будут также преобладающие по женской линии мнительность и негибкость мышления (ригидность).

По обеим линиям общей будет гиперсоциальная направленность личности, что, с одной стороны, отражает положительную социальную направленность в исследуемых семьях (чувство обязанности, долга, принципиальность), а с другой — заданность и максимализм, трудность компромиссов.

Более характерологически отягощены матери, чем отцы; в свою очередь, бабушки по линии матери отягощены больше, чем дедушки. В целом, отягощенность в родительских и прародительских семьях больше выражена по женской линии, что подчеркивается наличием частой нервности у матери в детстве и невротического состояния в настоящем.

Следовательно, можно говорить не только о большем психологическом влиянии по женской линии в прародительских и родительских семьях, но и большей отягощенности по этой линии. Если по женской линии общими будут, скорее, аффективно-характерологические расстройства, то по мужской — психомоторные нарушения: тики, заикание, энурез.

По обеим линиям имеет место нервно-психическая ослабленность в виде невропатии.

К конституциональным проявлениям необходимо отнести и темперамент, врожденный тип нервно-психического реагирования, главным образом со стороны темпа протекания психических процессов.

Уже отмечалось, что различия в выраженности типов темперамента при неврозах и в норме (в младшем школьном возрасте) не столь значительны, как это можно было бы предполагать. Тем не менее при неврозах относительно больше детей с флегматическим темпераментом, в чем нельзя исключить их невротическую заторможенность.

Чем больше «меняется» под влиянием неправильного воспитания природный темперамент, тем больше тяжесть невроза, вызванного излишними ограничениями или чрезмерной стимуляцией психофизиологических возможностей детей.

В большей степени это относится к мальчикам, у которых по сравнению с девочками чаще встречается холерический темперамент, наиболее легко повреждаемый при чрезмерных средовых ограничениях. Мальчики более уязвимы к ограничениям при холерическом, а девочки — к стимуляции при флегматическом темпераменте.

Дети с холерическим темпераментом в большей степени склонны к невротическим реакциям тревожного и возбудимого круга, с флегматическим темпераментом — к невротическим страхам и реакциям тормозимого круга.

Нервно-соматическая ослабленность

Наиболее часто речь идет об общей соматической ослабленности, подверженности частым простудным заболеваниям, спазмам в области дыхательных путей, желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы. Чаще это наблюдается на фойе невропатии и является одним из выражений общей измененной нервно-психической реактивности организма.

Менее частым, чем невропатия, источником нервно-психической ослабленности организма будет резидуальная церебральная органическая недостаточность. Оба вида патологии способствуют возникновению астенических расстройств, на фоне которых легче фиксируются невротические симптомы, прежде всего страхи, навязчивые мысли и опасения.

Часто речь идет об избирательной ослабленности или дефицитарности определенных систем организма, наиболее подверженных воздействию стресса.

Это могут быть чрезмерно ускоренная или замедленная речь с элементами дизартрии при заикании; повышенная мышечная возбудимость при общей моторной недостаточности и высоком росте при тиках; нарушения биоритма сна при энурезе; проницаемость и возбудимость слизистых, дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта при опосредованной стрессом бронхиальной астме, привычной рвоте, гастрите и ангиохолецистите; вегетососудистая лабильность в виде головных болей, неустойчивости пульса и артериального давления; аллергически повышенная чувствительность кожи и слизистых в виде экссудативно-катарального диатеза, ложного крупа, отека Квинке и нейродермита.

Длительно протекающий психический стресс и сам по себе приводит к определенным функциональным расстройствам в деятельности диэнцефального отдела мозга. Выражается это хроническим течением соматических заболеваний, впервые возникшей вегетососудистой дистонией и гормональной неустойчивостью в подростковом возрасте.

Возможен и смешанный вариант, когда хронический стресс, воздействуя через центральные регулирующие механизмы, заостряет уже ослабленные соматические сферы организма и приводит к появлению новых, психосоматически обусловленных нарушений.

При ослабленности организма возрастает количество проблем в воспитании, так как нелегко найти подход к часто болеющему ребенку. У матери и бабушки в этом случае часто проявляются гиперопека и предохранения в общении со сверстниками.

Определенное значение в патогенезе неврозов имеет и дизонтогенез, как со стороны физического развития (например, высокий рост у детей, прежде всего — девочек с тиками), так и со стороны психического развития, в виде неравномерности его темпа в первые годы жизни.

Обычно это — опережение или задержка отдельных сторон психического развития как выражения возрастной неустойчивости темперамента у детей с неврозами. Так, при заикании мы нередко видим некоторую первичную задержку речевого развития с последующим его «прорывом» — ускорением.

Подобная неравномерность отражает типичные для неврозов в целом трудности сочетания контрастных черт темперамента родителей, при заикании — преобладания флегматического темперамента одного из них в начале жизни детей, а затем холерического темперамента другого, с последующим относительным выравниванием темперамента по сангвиническому типу.

Преморбидные особенности детей

Своеобразие формирования характера и личности — одно из центральных понятий патогенеза неврозов.

Как уже отмечалось, преморбидные особенности не настолько выражены и аномальны, чтобы говорить об их ведущей роли в происхождении неврозов, в отличие от психопатических развитии с исходно патологическим спектром характерологических нарушений.

При неврозах более правильным будет выделение взаимодействия формирующейся личности и жизненной травмирующей ситуации при ведущем значении последней. Более того, невроз может возникнуть и на преморбидно неизмененном фоне, но в большей степени это относится к невротическим реакциям.

Из преморбидных особенностей обращают внимание прежде всего эмоциональная чувствительность и выраженность чувства «я».

Эмоциональная чувствительность проявляется повышенной потребностью в эмоциональном контакте, признании, любви и привязанности со стороны близких и значимых лиц, а также заметной чувствительностью к оттенкам их отношения.

В свою очередь, неудовлетворение этих потребностей порождает столь присущий детям с неврозами страх одиночества или страх неразделенности чувств, эмоционального неприятия и изоляции.

Выраженность «я» — это рано проявляемое чувство собственного достоинства, стремление к своему мнению, самостоятельности в занятиях и действиях.

Эти цельные и непосредственные в своем чувстве дети стремятся быть собой, не переносят заискивания, притворной вежливости и фальши, двойственности в чувствах и отношениях.

Уже в первые годы жизни они ранимо воспринимают ущемление их чувства «я», подавление, диктат, ограничения активности, чрезмерный контроль и избыточную заботу, проявляя несовместимость с подобным отношением в виде упрямства (с точки зрения родителей).

Чрезмерные ограничения активности и самостоятельности создают аффект блокирования потребностей в самовыражении, самореализации и утверждении своего «я».

Несоответствие воспитания своеобразию прирожденного темперамента, складывающегося характера и формирующейся личности приводит к депривации основополагающих потребностей в эмоциональном контакте, привязанности и любви, признании, самовыражении, самореализации и утверждении «я».

Помимо этого, в подчеркнутом у этих детей чувстве «я» находит свое отражение и выраженный инстинкт самосохранения, что вместе с эмоциональной чувствительностью, впечатлительностью и неблагоприятной жизненной ситуацией облегчает появление невротических страхов и психических травм.

Последние, в свою очередь, заостряют потребность в безопасности в виде нарастания беззащитности, боязливости и тревожности.

В аффективно переживаемой депривации и заострении ведущих потребностей и заключаются психогенные аспекты в формировании личности детей, заболевающих неврозами.

Источник: https://bookucheba.com/klinicheskaya-psihologiya-knigi/konstitutsionalnyiy-faktor-20004.html

Конституциональные факторы

Конституциональный фактор

Тело шизоида раньше описывали как астеническое, то есть слабо выстроенное, с недостаточно развитой муску­латурой. Слово «астения», от которого происходит термин «астеничный», означает слабость и расслабленность.

В каж­дом шизоиде, независимо от типа его тела, присутствует не­кая фундаментальная слабость. Это — неспособность моби­лизовать энергию и чувства и направить их на удовлетворе­ние своих потребностей.

Невзирая на видимость силы, ши­зоиду не хватает энергии, чтобы поддерживать агрессивную позицию по отношению к миру.

Отсутствие или недостаток агрессии шизоидной структуры влекут за собой «застывание» чувств и подвиж­ности. Я часто ссылался на тот факт, что тело шизоида «заморожено». Слово «замороженный» или «застывший» лучше отражает конституциональный фактор шизоидной структуры, нежели термин Кречмера «линейный» (linear), и более полно, чем слово «слабый».

Заморожена естествен­ная подвижность организма. Это верно даже в тех случа­ях, когда в модели поведения доминирует «отыгрывание» негативных и деструктивных тенденций.

Такие тенденции можно понимать как безнадежную попытку пробиться к свободе из внутреннего напряжения и скованности, кото­рые вызвала «замороженность», появившаяся, когда орга­низм еще находился в утробе.

В третьей главе я говорил о том, что заморожен­ное состояние шизоидного тела порождено внутренним ужасом. Очень важно, что это безымянный и бесформен­ный ужас, и что он ассоциируется с тьмой.

Когда я про­водил анализ со многими шизоидными индивидуумами, мне не удалось отыскать какое-то единое переживание, инспирировавшее этот ужас.

Это привело меня к заклю­чению, что он уходит корнями во внутриутробную жизнь, которая «безымянна и бесформенна».

Текущие исследования этиологии шизофрении больше сфокусированы на изучении семейной почвы, где главную роль играют личности матери и отца, а также взаимодействия между ними. Клаузен и Кох отмечают, что

ранние исследователи этого предмета описывают матерей детей-шизофреников как «холодных, взыскательных, тре­вожных, чрезмерно контролирующих и ограничивающих — то есть тип личности, неспособный дать ребенку спон­танную любовь и принятие».17 Хилл считает, что «матери шизофреников амбивалентны и склонны «застывать» при упоминании о чем-либо неприятном».»1

Наиболее неприятная и чаще всего вызывающая это застывание тема — секс. В своих профессиональных встречах с матерями шизофреников я обнаружил, что они сексуально незрелы и ненавидят мужчин, хотя эта пози­ция часто бывает скрыта за фасадом сексуальной иску­шенности.

Хилл в большинстве случаев находит, «что та­кие матери — фригидные или незрелые личности, не спо­собные выдержать зрелую психосексуальную близость с другим человеком».19 Он отмечает также, что их собствен­ные матери доминировали над ними, «противопоставля-ясь сексу и мужчинам».

50 Два других исследователя этой проблемы, М.Дж.Ботман и С.А.

Журек, описывают таких матерей как сексуально аппатичных и безответных, и ут­верждают, что они «крайне напуганы и скованы», чтобы вызвать какое-нибудь сексуальное желание у своих му­жей54 Многие из них находятся в алкогольной зависимо­сти, часто используют транквилизаторы или снотворные препараты.

Основной недостаток в личностях этих женщин — уклонение от реальности. Их настигают собственные кон­фликты, которые они не могут разрешить. Охваченные собственным чувством безнадежности, они реагируют на ребенка как на образ или объект.

Мне приходилось много раз интервьюировать как таких матерей, так и их детей, а также работать с ними. Меня всегда удивляло, когда я видел, как плохо мать понимает трудности своего ребен­ка, который всегда жаловался на это непонимание и по этой причине негативно реагировал на мать.

Хилл иссле­довал этот феномен и пришел к заключению, что «они (матери) не сознают реальности своих детей».52

Александр Лоуэн ПРЕДАТРЛЬСТВО ТЕЛА

ИСТОК И ПРИЧИНЫ

231

Слово шизоид неизменно подразумевает, что мать такого человека была «холодной». Это не значит, что она не заботилась о нем, но ее забота была эгоистичной, ин­дифферентной к потребностям ребенка, в ней отсутство­вало эмпатическое понимание его чувств.

Мой собствен­ный опыт работы с таким типом женщин показывает не­достаток теплого чувства к собственному ребенку. Их дей­ствия представлялись мне явно холодными и ненавистны­ми в какой-то момент, а затем, в другой, проступало чув­ство вины, тревоги и заботливости.

Такая мать с одной стороны чрезмерно вовлечена в ребенка, а с другой — отвергает его. Эти реакции возникают из-за эмоциональ­ной холодности, которой постоянно подвержен ее ребе­нок.

Можно предположить, что поскольку холодность яв­ляется частью личности матери, то ребенок чувствует ее, еще находясь в утробе.

Шизоидная личность развивается в «холодной» матке, которая является таковой, поскольку в ней отсут­ствуют чувства, ушедшие из-за диссоциации с нижней ча­стью тела. Уход чувств из этой области — это соматичес­кий собрат негативного отношения к сексу или негатив­ной сексуальной позиции.

Женщина, которая боится сек­са и ненавидит мужчин, «умерщвляет» область таза, что­бы снизить тревожность, связанную с сексуальными чув­ствами. Это механизм сексуального вытеснения; в резуль­тате его действия возникает напряжение в тазовой и брюшной области, которое отрицательно сказывается на матке.

Пациентки, страдающие таким отклонением, как правило, жалуются на чувство пустоты в животе, возника­ющее во время беременности. Плод служит для того, что­бы заполнить эту пустоту, но это не удается.

Ему прихо­дится развиваться на относительно неплодородной почве, которая редко озаряется сексуальным возбуждением.

В результате с поверхности плода уходит энергия. В «Физической динамике структуры характера»53 я расска­зывал о том, что этот процесс можно сравнить с замерза­нием раствора жженого сахара. Когда такой раствор замо­рожен частично, коричневый цвет сосредоточен в центре

емкости, в которую он помещен, а на периферии сосуда можно увидеть чистый бесцветный лед. Центр обесцвечи­вается постепенно, по мере того, как холод проникает в нему с внешней стороны. Приблизительно то же самое происходит с плодом, находящемся в «холодной» утробе.

Свободная энергия организма отходит к центру, а кожа и периферические структуры контрактируются. Мускулатура, которая расположена близко к поверхности и которая развивается в последнюю очередь, особенно уязвима. В результате замораживается подвижность организма.

К сожалению, наши познания о процессе рожде­ния не предусматривают описание физического облика и подвижности ребенка в родах. Без таких данных невоз­можно получить подтверждение тому, что было сказано выше. Студентом и ординатором я неоднократно ассисти­ровал при приеме родов. Различие между новорожденны­ми младенцами порой поражает.

Одни из них появляются на свет полнотелыми, с настойчивым криком, они имеют упругий и чистый кожный покров. Другие — маленькие и высохшие, они выглядят, как старички. Им необходимо стимулировать дыхание. Конечно, последние гораздо поз­же набирают вес, и остается только удивляться, как смо­жет развиваться их личность.

На основе таких исследова­ний можно сказать, что многие конституциональные осо­бенности очевидны с рождения.

Многие исследователи уделили внимание тому, на­сколько важен для развивающегося организма «родительс­кий» фактор. Л.В.Сонтаг утверждает, что «если конститу­ция является этиологическим фактором шизофрении, то несомненно, что подобные изменения в конституции… воз­можны под отрицательным влиянием среды, окружающей плод».51

Э.Монтегью говорит: «Происходящее подтвержда­ет гипотезу о том, что стрессовые эмоции женщины в период, предшествующий беременности и во время нее, могут оказывать различное влияние…

Материнская позиция, будь то принятие, отверже­ние или безразличное отношение к беременности, может

232

Предыдущая919293949596979899100101102103104105106Следующая

Дата добавления: 2014-12-03; просмотров: 1006; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/1-20266.html

Book for ucheba
Добавить комментарий