Кто убил Бориса и Глеба?

��� ���� ������ � �����? (������� ������) / �����.��

Кто убил Бориса и Глеба?

                                (������������� ��������)      � ��������� �� ���� ����� �� �������� ������� ����� ������������� �������������� �����. ���� �������� �� ���������� ����� ������� ������ ������������ ������ ������� ������������� (�. XII ��.) ��� ������� ����������� ����������� � �������� ���������� ������������ ������������� ����� ������� �������� ����.

� ������ � �������� � ����� ����� ������ ���������� ����� ������� ������ ������������� 6 ���-���������� (���������) ��� ��������� �����������. ���� ������ �������������� � ������ ������ ������� ������, ������ ������ � ����� (����� � ����� � ��������), ������� ������� �������� ��������� ����� ��������� 1, ����������.

����� ������ ����, ������������� � 1015 ����, ����� � ���� ���� ��������� ���������� ������ ����������� � ������������� �������� ������ �� ������. �� ��� ������ ������������ �������� ����� ���������� ��������� (�������� ������� �����). � ���� ������� �� �������� ����� � ������������� �������.

����� ������� ������������ ������� �������������� ������� �������� ������� � ���������� � ����� �������������� ������, ���������� �� ��� ������������ ����. � ����������� �������� �������� ����� 1015-1019 ��. ������������ �������� ��������� ���, ������������ �����-��������� ������� ��������.

� ������ �� ���� ����� ��������� �������� �������������� ��������� �� ������������� ����� ��������. � � ������� ������ �����, �� ��������� ������ � ��������, �� ���� � ������.      � ������������ ����� ��������������� ������ � � ��������� �����, ������ ��� ����������� ��������, ���������� ��������� ������� ����������� ����������� ����� �� ����. ������� ����� �������.

���� ����� ������, (��������, �.������) ��������� ������������� � ������� ������ �� ������� �������� �� ��������������. � ��������� ����� (�� �����, �� ����������) ������� ������ � �������� ������ �������� ���� ����� ������ ���������� � ����������� ����������, � ���� ������������ �� �������� ������������� ������. ��� �������������� (�.�������, �.�������, �.��������� � ��.) ����� �� �.

������� ����������� ��������, ��� � ������ ������ ������ � ����� ��������� ��������� ��������. ������� �������� � �� ������ �������� �������, ����� ����, ��������� ��������������� (�.������). � ����� ������������� ��� ��������� �� �������� ���������: ������������� ���������� ���� � �������� ����������� �������� ������� ��������������.

     �����������, ��������� �������� ����� �� ���������, ��� ������������ ���������� � �������, � ������� ������ ������ �� ������� �����, � ������ � �������� ��������. ���� ����� ������ �� ����� �� �������� ������� �������. � ���������� ����������, �������� ������� ����. ������� �������� ��������� ��� �������� �������� �� �����.

������-��������� ����������� ��������������� ������� � ����� ����� ��������.      ����� ����� ������ ����� ����� �� �������������, ��� �����, ���� ��� ������ ���������������. �� ��� �� �� ����� �� ���������� � ������, ������� �� ����� ������ �������� ����������, � ��������� �������� �������������.

     ������������������� ���� � �������� �����������, �����������, ���� ������� ��������� ����������. ����� ����� ����������� ��� ���, ��� ��� ������������. ���������� ���� � ������� ���������� � ������� ����� �������, ������� ����� � �������� � ����� �������� ���� ��������� �������. � ���������� �������� ��� �� ����� ������� �������������.

�� � ���������� �� �������� ���������, �� �� ��������. � ���� �� ����� �������, ��� ���� ���� �������� ���� � XIII ��. � ����� � ��� � ������������ ������ XIV ��. � ������� ����������� �����. ��� ���������� ������ ����, ������ ��� ����� ������ ��������. � ���� �� �� ����� ������������� ��������.

���� ������� ����� ��������� ��� ������� ������, ���� ����������� ��� ��������� � ���� � ���������� ���������, ��� ����� ������ ��������� ��������� �������� ��� ����� ������? ���� ����� ������, ����� �� ��� �� ���� ����� ����� ������ ����, ��� �� ���� ���������� ���  ������. � ��������� ����� ������ � �����. ����� �� ����� ����� ����� � ��������� � ���������.

�� �� ���������� � ������� � ���� ��������� �� ����. � ����� ������� ����� ���������� �� ����. ������ � ���� � ������ ���������� � ������� � ��������. ������ ������ ����� ��� ����. ���������-����� ��� ����, � ������ ��� ������ ����� ��������. ��� � ����. � ����������, ��� � ������ ������ �������� ����� ������� ������ ���������� ����� �������.

     �� ����� ������� ���� � � ��������� ��������� �������� ������� ��������������. �� ������� ������������� �������, �� �� ����������, � ����� ���� �������� �� ���� ���������� �������, ����� ������� ���������� � ������ ��������� ������ ��������� �������� �� ����. ��� � ����� ������� ����� ���� ��� ���������� �������� �������� (�����: �����������) �� ������.

� ��� ������� �������� �������� �� ������������ ������: ������ ������������ �� �������� � ��������� ���������������, ������� ������������ ��� �����, �� ���������� ���� ��������� ������ � 1054 ����. ��� ������ �������� �������. � �������, ����� ���������� ������ � ������� ������ �� ���� ����� �������� �� ����� ����������.

� ��� ������������� �������� �������� �� ������������ ������ � �������� ��������. �����������, ��������� � ��������� ���� ����� �������� ����� ��������� ��������� � ����������. ����� ������ ���� ����� ��������� �� ������ (������, �� ��� ������ ����� ��������������) � ��������, ������ �����, ����� � ������. �������� ��������� �� ���� � �������� ������� ������ ����� (1018).

����� ����������, ��� � ������ ������ ������ � ����� �� �� ����� �������� ���������!      � ��� ���� ������������ ����, ���������� �������� �������. �.�.������, ��������� ����������� �������, � ��� ����� (1990) ������� ��� �� ����� �������� ������� �� ������� ����, �� ����� � � �� ��������. �������� ����� � 1945 ���� � �������� (������, �� ����� ������� ������ ������������).

�����, �� ��������� ���� �������� ������� �������� �� ���������� ����? ��� ���������� � ���������������, ��������� ��� � ����� ���� � ���� ������������, ������ ����������� � ����������������� ��� ����� ���������������.      ����� �������� ���� 12 �������. ����� ��� ������ ������� � ���� ��������� ���������, ����� ���������. ��������� ������� ��� ��������.

� ������������ ������ �� ���������� � ������� ����� ����� �������� ���� ������ ����� ��������. ����� ���� � ��� ��� ���������� ���� � �������� ����������� ��������. ���� ����� �� ���� ��������, ��� ��������� ������� �� ���� �����. ������� �� ���� �� ��������� ����������� ������� � ������ ����.

� �� �� � ������ �� �������� � ����� ��������� ������ � �������� ���� ��������� ������ ����? ����� ��������, ������, ���������� ������� ��������� �������� ����. � ����� ������ ����� �������������� ���������� ���� ����, ������� �������� �� ����, ��� ��, � �������� �����, � ������ �� �������. ������� ��������� �� ������ ��������� ������ ��������� ��������.

���������� ����� ���� ������� ��������. ������ �� ������� ���������� � �������� ���� ������������ ���� ��������� �����. ��������� ������ �� ��������� ������������ ������, ��� ��� ������ �������� ��� ��������� � �������� ����. ����� ��� �������� �������. �� ������� ����������� ���������� ������� �����.

������� ��� �������, � ��������� � ����� � ���������� ���� ������� � ���� � �������� � �����-������. � ������ ����������� ������ ����� ��������� ��������� ��������� ��� �� ����. � ��������, �� ��� ����������� ��������� ����� �����������.      ��������� �� ����� � ������, ��� ���������� ������� ������, � ������� ��������� � ������ �� ����.

����� �� �����(?), �������� � ����, ������� �������� ����� � ���������� ������, � ����� ����������� ������� ������� ����������. � ������� �������� �������� ����������� �������� ����� ������. � �������� ����� ���� ������, ��� ����� ������� ��������������� ����: ����� �������� �� ����, � ���� � ���������� �������� (������� � ��������� �����). � ��������� ��������� � ����.

� ����������, ������ ������, ��-���� �����������. ����� ������ ���� ��������� �� ����� ����������� ����������� �� �������. �� � �� ������ �������� �������������!      ��� ���������: ��� ����� �� � �����, �� ������ �� �� �������� �������! �������� ������� �� ���� ������� ���� ���� ������ �������; ���������� ��� ������, ������� ����� ���������� ���� ����� �� ����.

�������� ������ ����������� ������������ ����� �������. ��� ��� ����� ���� � ������ ���� �� ������� ���� ���������� ���� � ��������� ������� ���� �����. ����� ����������� ������� ���� �������� ��������� �����, � ��������� �� ������ ��� ����������� ������. ���������� ��� ������ ����� � ����, �������� �� ������������ ��������� ����  (��������, �������� � ���� � ����� ������).

� ���� ��� ���� ������� � ����, ����� �� ��������� ���� � ��� ���� ����������������, ��-���� � ����� � ��� ����� ������� �����. �������� �� ������������� ���������� (���������, ��� �� ��-���� ���?) ������� ��� �������� ���������� ��� ��������� �� ��������� ������.

     ��� � ����������, ��� ������������ ��������� ��� ������������� � ������ ������� �������, �������������� ������ ��� ������� ����� ������. � ������� ������ � ������ ������� � ������ �� ������! ���� ������ ���� ������ � ����� ��������� ����������������� (������� ����������� ������!) � ������� � ������ ����� ����������, ����� ������ ������. ������ �� ������ ������ � ���� �������.

��� �������� � ��� ����� ����� ��������.      �����������, ��� ��������, �� �����. �������� ���� �� ���� ������������ ���������� ����� �������. ����� ������������, ��� � ��� �� ��� �� ����� �������� ������ ������� ������. � �������������� �������������� ������ ����� � ���� ���� �����, ��������� ������ �� ������ � ������ ���� � ����� ���������.

��������� ������ ��������, �������� ������ �� ����, � ������������ ��� �������: ��� ���������� ����� ��� ���� ������. � � ����� ��� � ������������� ������ ���������. ����� ������� �������� ����������� � ������������ ����������������� �����. ������ ��������, � ���������, ������������, ���� �� ������ ���������� ������.

������ �����, � ��� �������� ����� �������� ������� (���� �����������, ��� ������� ��� ��� ������ ������� �.�. ��������). ������ � ��� ��������� �������� ����� ������� ����� ����� ��� ���� �����. �������, ������, ������ ������.

� ����� �������� �������, �� ������� ��������: ������� ����� ����� ������, ��� ��� �� ���� ������ ������� ���� � ������ ������; �� ���� ������ � ����� ����� �����, � ��� ����� � ���, � ������� ��� ������ �����, � ������ ����� ����; ���� ������ ���������� ����, � ������� �������� ������, ���� ���������, � ��������������.

     ������� �� ����� ��������������� ����������, � ���� �� ��������� ���������. ��������, ����� ������� ��� ��� ����� �������� ���� ������� ������������� ����� �� ������ � �������� ���������� ��� ������ ������������� ������������ ��������. ������ � ������������� ������� �� ����� ��� ������������ ������, �������� ����� �������. ��� �������� ���� �������� �������� ������ �������������� � �������� ����������, ����� ������� �������� �� ���� ������ �����. � ����� �� ������������� ������ � ���������� ������ ���� ������, ��� ���� �������, ����� �� �������� ������� �����������, � ���� ����� ������ ������������ ����������? ��� �� ��� �� ����, ����� �������� �� ��������� ��� �������� ����������. �� � ���� �� ����� � ����������. � �������� ����� ��������� ���, ��� ���������.      �� ����� ��� ����� �� ������. ��������� ��� ������� ������� ���������� ������ ������������ ������. ������, ������ ������� ��������� ������������, ����� ��� ����� ����������� ������. ������� �������� ������ ����� � ���� ������ ��������� ��� ���� ����. ��������� ���������� ������� ��� ������� ��������, ��������� � ������ � �����. �� ������ ������ ��� ����� ���� ������ � � ��������� ������� ������. � �������� �������� � �������� ���� ����� �����. ����� ������� ����� ����������� ������� ��������� ������������ ������: ������������ ���� � ����; ������� ����� � ��������; ��������� �������; �������� � ��������. �������������� ����� ������� ������� ��������� �� ���� ������������ �������. �� ���� ��� ������ ������� ������ ����� � ���� ���� �������� ��������� ������� �����.

     ������� ����� ����� ��������� � � ��������� ����� �������� �������������� ������ � ����� 15 ��� � 6 ������� � � ���� �� �������.

�������, ����������� �������� ������� �������. ����� �������, ��� ���� ����, ������� ���������� ���� �������� ������� �� ���� ���� ������� � ������� � ������.

������� ������   09.10.2013 20:10  ������� � ���������

Источник: https://www.proza.ru/2009/10/22/999

Кто убил князей Бориса и Глеба? – Церковь Успения Богородицы

Кто убил Бориса и Глеба?

15 мая – перенесение мощей благоверных страстотерпцев князей Бориса и Глеба, во крещении Романа и Давида.

В русском православии Борис и Глеб занимают почетное место. Невинно убиенные, они не успели совершить ни воинских, ни духовных подвигов, не прожили длинную благочестивую жизнь…

Верующие чтут их как страстотерпцев, принявших смерть от родича и проявивших в момент гибели истинно христианское незлобие и непротивление насилию, за что они первыми на Руси причислены к лику святых.

В летописях описан эпизод с убийством братьев-князей. Считается, что их убил родной брат Святополк, которого за это злодеяние в народе прозвали Окаянным и “русским Каином”. Однако сопоставление различных исторических версий позволяет утверждать, что Святополк не был убийцей своих братьев Бориса и Глеба…

О младших сыновьях Владимира Крестителя историкам известно немного. Борис и Глеб (во крещении – Роман и Давид соответственно) были сыновьями киевского князя от византийской царевны Анны из Македонской династии. Едва мальчики подросли, каждому в удел Владимир отдал по городу: Борису – Ростов, а Глебу – Муром.

Как выглядели княжичи – судить трудно, правда, сохранилось описание внешности Бориса, но записанное полстолетия спустя после его кончины. «Сказание о Борисе и Глебе» говорит, что юноша был «телом красив, высок, лицом кругл, плечи широкие, тонок в талии, глазами добр, весел лицом».

О Глебе и таких скудных сведений найти невозможно, остается довериться фантазии или иконописной традиции, которая рисует Глеба совсем юным, длинноволосым и безбородым. Вот и все, что сохранилось до наших дней о двух молодых княжичах. Как будто они ничем не выделялись среди прочих отпрысков Владимира.

Надо отметить, что князь Красное Солнышко был многодетным отцом, от разных жен у него родилось несколько сыновей: Вышеслав от скандинавки Оловы, Святополк (по крови – сын убитого Владимиром брата Ярополка), Изяслав, Ярослав и Всеволод – от плененной князем после братоубийства жены Ярополка Рогнеды, Мстислав, Станислав и Судислав от Адельи, Святослав от «чехини» Мальфриды, Позвизд, чья мать неизвестна, и дети Анны Византийской Борис и Глеб.

Великий князь Владимир Святославич с сыновьями. Роспись Грановитой палаты Московского Кремля. 1882

Перечесть же дочерей, о которых почти не писали в летописях, и незаконных детей от множества наложниц практически невозможно.

Вышеслав и Изяслав скончались раньше отца, Святополк и Ярослав бунтовали против его власти (Ярослав, например, отказался отдавать дань, собранную в Новгороде), и Владимир обратил свой взор на младших сыновей – Бориса и Глеба.

Во-первых, они были единственными из его сыновей, рожденными в христианстве, то есть, по мнению Крестителя, наиболее законными его детьми.

Во-вторых, в них текла кровь византийских базилевсов, которые в то время еще оставались образцом и авторитетом для русских правителей.

И наконец, в-третьих, младшие были, видимо, самыми послушными из княжичей и могли продолжить политику отца после его смерти.

По отрывочным летописным записям, Владимир держал Бориса при себе, подумывая именно ему передать великое княжение, даже подчинил ему свою дружину. Однако к моменту смерти родителя Борис отправился в поход на печенегов, а Глеб оставался в своем уделе – Муроме.

Русь в XI веке

Каноническая история убийства

Удивительно, что при таком обилии сыновей Владимир не сделал формальных распоряжений о наследнике. Вероятно, он пребывал в общем убеждении многих властителей: считал, что будет править вечно. Но пришел и для него смертный час, а вслед за его кончиной возник вопрос: кто станет князем киевским, главным на Русской земле?

Официальная история о дальнейших событиях говорит следующее. Поскольку двое сыновей Владимира к 1015 году уже умерли, реальных претендентов на Киевский стол осталось двое: Святополк, женатый на дочери польского князя Болеслава, и Ярослав (тогда еще не Мудрый, а Хромой), имеющий тестем шведского короля Олафа.

Ярослав отсиживался в новгородском уделе, а Святополк находился в Киеве, поэтому он и взял власть в свои руки. Однако, согласно летописному сказанию, на этом не успокоился, а решил физически устранить всех прочих претендентов на великое княжение.

Борис в это время спешил домой из неудачного военного похода, но застать в живых отца не успел – известие о смерти Владимира он получил, когда остановился лагерем на реке Альте.

Дружина, доверявшая молодому князю, стала уговаривать его идти на Киев и взять власть. Это свидетельство лишний раз доказывает, что Бориса рассматривали как отцовского наследника.

Но летопись сообщает, что на уговоры воинов он не поддался, и отвечал им:

– Не подниму руки на брата своего старшего: если и отец у меня умер, то пусть этот будет мне вместо отца.

Решение было подлинно христианским и поддерживало крепость семейных уз, но дружина с ним не согласилась и ушла в Киев. Борис остался лишь с ближними отроками, чем воспользовался Святополк. Он направил на Альту убийц, и они совершили свое черное дело, не встретив никакого сопротивления.

Борис пел псалмы и не думал спасаться, только его старый слуга-венгр пытался прикрыть княжича своим телом от копий заговорщиков. Тело Бориса перевезли в Вышгород и спешно погребли у церкви Святого Василия.

Избавившись от одного соперника, Святополк принялся за другого брата – Глеба. Летописцы считают, что он не только хотел уничтожить еще одного претендента на престол, но также опасался мести со стороны единоутробного родича убитого им Бориса.

Глеб получил от Святополка известие о смерти отца и выехал в Киев, однако остановился возле Смоленска, где его нашло второе послание – от Ярослава.

Нужно отметить, что сам маршрут от Мурома до Киева проходит в стороне от Смоленска, и как там оказался Глеб – еще одна загадка этой истории. Но так или иначе, а письмо Ярослава, сообщавшее об угрозе для его жизни, согласно рассказу летописца, застало княжича именно там.

Там же застали его и убийцы, и никто из его отроков, которым было строго запрещено пускать в ход оружие, не смог помешать злодеянию. Погребли Глеба прямо на месте убийства, в простом гробу из долбленого дерева.

Пока длилась братоубийственная рознь, Ярослав собрал в Новгороде 40 000 ополчения и 1000 варяжских наемников под руководством ярла Эймунда, двинулся на Киев и выгнал оттуда Святополка, который бежал в Польшу.

По приказу Ярослава тело Глеба нашли и перевезли в Вышгород, где похоронили рядом с Борисом.

С этого момента погибшие княжичи перестали быть просто юношами, убитыми в борьбе за власть, они стали уроком для всякого, затевающего братоубийственную бойню.

Ярослав сделал все, чтобы память о них стала священной, Святополка же до наших дней историки привычно именуют Окаянным. Но он ли на самом деле отдал приказ об убийстве Бориса и Глеба?

Другие версии

Наряду с традиционной гипотезой об убийстве княжичей существует еще одна, и в ней убийца – «положительный» Ярослав, в итоге занявший киевский стол. Один из доводов в пользу этой версии объясняется обычной логикой.

Как известно из летописных источников, младшие Владимировичи поддерживали Святополка в его притязаниях на трон и решительно отказались поднимать против него оружие.

Борис из-за своей миротворческой позиции даже утратил власть над дружиной, которая тут же переметнулась к победителю. Разумеется, для Святополка было бы более чем странно убивать своих союзников.

Еще один аргумент, обвиняющий Ярослава, содержится в скандинавской «Саге об Эймунде». Ярл был военачальником Ярослава еще в Новгороде. Сага повествует о том, как Эймунд нанялся в Хольмгарде (Новгороде) на службу к конунгу Ярислейфу (Ярославу) и как тот сражался за власть в Гардарике (Руси) с другим конунгом Бурислейфом (Борисом).

В саге Бориса лишают жизни варяги по приказу Ярослава, и Эймунд приносит ему в мешке страшное доказательство исполненной работы – голову Бориса. Затем, говорит сага, «весь народ в стране пошел под руку Ярислейфа и поклялся клятвами, и стал он конунгом над тем княжеством, которое они раньше держали вдвоем».

Есть также несколько косвенных доказательств вины Ярослава. Его способность избавиться от соперников подтверждается 23-летним заключением в киевском порубе еще одного Владимировича – псковского князя Судислава.

В темнице его держал не кто иной, как Ярослав. Кроме того, причисливший Бориса и Глеба к лику святых и столько сделавший для прославления их памяти Ярослав не назвал никого из своих детей ни мирскими, ни крестильными их именами.

Дать детям небесными покровителями родных братьев было бы более чем закономерно, однако этого не произошло. Зато один из внуков киевского князя носил имя Святополк, чего никак не могло случиться, если бы это было имя братоубийцы, «русского Каина».

Приверженцы в научной среде есть и у канонической, и у альтернативной версий…

Долгая память

В русском православии Борис и Глеб занимают почетное место. Верующие чтут их как страстотерпцев, принявших смерть от родича и проявивших в момент гибели истинно христианское незлобие и непротивление насилию, но канонизированы они были также по причине чудес, совершаемых по молитве верующих их святыми мощами.

Первоначально Бориса и Глеба стали почитать как чудотворцев-целителей. Об этом рассказало «Сказание о чудесах», написанное тремя авторами через столетие после их гибели.

На страницах «Сказания» прозревали слепые, исцелялись хромые и увечные, по молитве получали освобождение из тюрьмы раскаявшиеся грешники, и все эти чудеса творили святые князья Борис и Глеб.

Позже братья-мученики сделались также заступниками русского воинства в тяжких битвах: помогали они Александру в Невской битве, Рюрику Ростиславичу в сражении с ханом Кончаком, Дмитрию Донскому в Куликовской битве.

Не менее велика оказалась заслуга Бориса и Глеба в политической истории Руси. Ярослава не напрасно прозвали Мудрым: он использовал смерть младших братьев для укрепления государственного единства страны на основе строгого выполнения феодальных обязанностей старших и младших братьев по отношению друг к другу.

Анна НОВГОРОДЦЕВА

Источник

Источник: http://klin-demianovo.ru/http:/klin-demianovo.ru/analitika/122236/kto-ubil-borisa-i-gleba/

Тайна убийства Бориса и Глеба

Кто убил Бориса и Глеба?

Веками убийство святых Бориса и Глеба приписывалось князю Святополку Окаянному. По просьбе Arzamas историк Савва Михеев рассказывает, как изучение шведских легенд и исландских саг позволило распутать детективную историю XI века и предположить, что в смерти Бориса виновен не Святополк, а Ярослав Мудрый

Подготовил Савва Михеев

Борис и Глеб с житием. Вторая половина XIV века. Государственная Третьяковская галерея © Heritage Images / Hulton Archive / Getty Images

В летописи князь Святополк, правивший Киевом, играет откровенно негативную роль: он вел долгую кровавую вражду с Ярославом Мудрым и заработал прозвище Окаянный — вероятно, за то, что, как считается, подослал убийц к своим братьям Борису, Глебу и Святославу. Однако, по всей видимости, этот образ был создан пристрастным летописцем,
а в реальности дело обстояло не столь однозначно.

Святополк наследовал титул правителя Киева от своего отца — или, точнее, отчима — Владимира Святославича, крестителя Руси, умершего 15 июля 1015 года. Владимир был очень женолюбив, и до крещения у него родилось множество детей от разных жен и наложниц.

Святополк был единственным русским князем, у которого оказался отчим Рюрикович, так как после гибели Ярополка Святославича в 978 году его победитель и единокровный брат Владимир взял в жены вдову своего брата, вероятно, уже беременную Святополком. Таким образом, по словам летописца, Святополк «был от двух отцов».

Новый киевский князь был женат на дочери польского короля Болеслава Храброго и имел налаженные связи с печенегами.

Примерным ровесником Святополка был Ярослав Владимирович (позднее прозванный Мудрым), который княжил в тот момент в Новгороде.

Согласно русской летописи, написанной через пару десятилетий после этих событий, Ярослав собирался воевать с Владимиром, так как не хотел платить дань Киеву. После смерти отца Ярослав решил побороться за власть со Святополком.

При этом в борьбе за власть Ярослав опирался на новгородцев и варягов-наемников, а вскоре взял в жены дочь могущественного шведского конунга Олава Ингигерд.

Между братьями (или двоюродными братьями) состоялось несколько сражений, победу одерживал то один, то другой.

То Святополк бежал в Польшу и приходил на Киев с могучей польско-немецкой подмогой во главе со своим тестем Болеславом, польским королем, то Ярослав бежал в Новгород и нанимал варягов из-за моря, то Святополк отправлялся за помощью к печенегам.

Около 1019 года окончательная победа досталась Ярославу, который правил Киевом до своей смерти в 1054 году, с небольшим перерывом на усобицу с братом Мстиславом, а Святополк полностью исчез со страниц летописей, получив впоследствии прозвище Окаянный. 

Среди множества жертв усобицы Ярослава и Святополка были и несколько их братьев: летопись донесла до нас имена князей Бориса, Глеба и Святослава Владимировичей, павших от рук убийц. К середине XI века у мест захоронения Бориса и Глеба в Вышгороде уже происходило поклонение и для их мощей была построена церковь.

Новая редакция летописи, составлявшаяся, по‑видимому, в 1070-е годы, вскоре после торжественного перенесения мощей Бориса и Глеба в новую церковь в 1072 году, не могла не упомянуть об обстоятельствах гибели святых братьев. Согласно летописи, вскоре после смерти Владимира Святополк подослал к братьям убийц.

На Бориса напали, когда он возвращался в Киев из похода на печенегов и молился перед сном в своем шатре. Князя ранили, а его слуге отрубили голову, чтобы снять золотую гривну (обруч), которая была у него на шее. Пока Бориса везли в Киев, Святополк узнал о том, что брат еще жив, и отправил двух варягов прикончить его, что и было исполнено.

Глеба убили под Смоленском, когда он ехал в Киев, а Святослава убили по дороге в Венгрию, куда он пытался бежать.

Борис и Глеб. Псковская икона. Середина XIV века. Русский музей © Heritage Images / Hulton Fine Art Collection / Getty Images

Однако память об усобице Владимировичей сохранилась не только на Руси, но и в Скандинавии, куда вернулись после службы Ярославу наемные варяги. В исландской пряди (маленькой саге), известной по единственной рукописи конца XIV века, рассказывается о русских приключениях мелкого норвежского конунга Эймунда.

В тексте есть следы более ранней редакции, в которой Эймунд, судя по всему, был представлен шведом, а не норвежцем.

Эймунд и его побратим Рагнар с большим войском норманнов прибывают к Ярислейву (Ярославу) в Хольмгард (Новгород) вскоре после смерти его отца, ожидая столкновения Ярислейва с его братьями Буриславом, которому достался Кенугард (Киев), и Вартилавом, княжащим в Пальтескье (Полоцке).

Побратимы нанимаются на службу к Ярислейву и активно помогают ему в борьбе с Буриславом.

После первого столкновения с Буриславом Ярислейву достаются владения брата, затем он успешно защищается от нападения Бурислава, а накануне следующего нападения Эймунд убивает Бурислава при помощи хитрости: он отправляется навстречу приближающемуся войску Бурислава, угадывает место, где конунг установит шатер, пригибает веревкой дуб, стоящий над этим местом, дожидается прихода Бурислава, пробирается в его стан переодетым и привязывает веревку к золотому шару на флюгере шатра конунга, воспользовавшись опьянением его людей. Когда все засыпают, он дает знак перерубить веревку, дуб выпрямляется и срывает шатер, Эймунд нападает на спящих людей и убивает Бурислава, отрубая ему голову. Далее в пряди следует рассказ о службе Эймунда Вартилаву, не имеющий прямых связей с событиями, известными по русским источникам.

Пытаясь сопоставить версии летописи и Эймундовой пряди, исследователи перебрали все возможные и невозможные варианты.

Высказывались предположения, что под именем Бурислава скрывается Болеслав, Борис, Святополк вместе с Болеславом.

Одни историки видели в описании убийства Бурислава рассказ об убийстве Бориса по поручению Ярослава, а другие, напротив, думали, что в пряди повествуется о гибели Святополка. Никакого достоверного вывода сопоставление не дало.

Как оказалось, ключ к разгадке крылся в одной древней шведской легенде, которую, несомненно, знали и Ярослав, и Ингигерд, и Эймунд.

Легенда гласит, что шведский конунг Агни, реальный прототип которого должен был жить за несколько веков до усобицы сыновей Владимира, погиб в результате повешения на золотой гривне: в строфе из поэмы «Перечень Инглингов» конца IX — начала X века норвежского скальда (поэта) Тьодольва из Хвинира образно говорится о том, что женщина по имени Скьяльв подвесила Агни на веревку за золотую гривну, а согласно анонимной латинской «Истории Норвегии», написанной во второй половине XII века, Агни «убила собственными руками его жена, повесив на дереве на золотой цепи». Исландец Снорри Стурлусон, живший в начале XIII века, пересказал историю Агни несколько подробнее в «Саге об Инглингах», первой части своей книги «Круг земной». По словам Снорри, Агни возвращался из удачного похода в Страну финнов, где захватил Скьяльв, дочь убитого им конунга, на которой он хотел жениться. На берегу пролива Стокксунд, на месте современного Стокгольма, Агни разбил шатры под высоким деревом на опушке леса, справил там тризну по убитому им отцу Скьяльв и пьяный лег спать, накрепко навязав на шею свою золотую гривну. По приказу Скьяльв спящего конунга подвесили на дерево при помощи веревки, привязав ее к золотой гривне. Эта гривна досталась Агни от его предка Висбура, род которого был навечно проклят из-за отказа вернуть эту гривну законным владельцам. Колдунья Хульд, наложившая проклятье, предрекла, что «убийство родича будет постоянно совершаться в роду Инглингов».

Как можно видеть, легенда об Агни сочетает в себе уникальные мотивы летописного рассказа об убийстве Бориса и скандинавского сказания о гибели Бурислава: кажущиеся здесь неуместными подробностями золотая гривна слуги Бориса и привязывание веревки к золотому шару на верхушке шатра Бурислава обретают смысл в легенде об Агни.

Можно уверенно утверждать, что рассказ об убийстве Бурислава в Эймундовой пряди и описание гибели Бориса в русской летописи восходят к повествованию, обыгрывавшему своим сюжетом древнюю легенду о гибели Агни. Это повествование, несомненно, было посвящено реальному событию — заказному убийству одного из сыновей Владимира.

При этом не подлежит сомнению, что в убийстве принимали участие скандинавы, коль скоро об этом говорится в обеих версиях рассказа. Мог ли убитый, названный в скандинавской пряди Буриславом, а в русской летописи Борисом, быть не Борисом, а Святополком? Мог, но это крайне маловероятно.

Мог ли убийцей быть Святополк, как говорит летопись? Мог, но это тоже маловероятно, ведь никакими данными о связях Святополка со Скандинавией мы не располагаем.

Проще всего совокупность известных нам данных объясняется при помощи следующего предположения: заказ на убийство Бориса поступил от его брата Ярослава Владимировича, прозванного в XIX веке Мудрым. Вопрос же о том, кто приказал убить Глеба и Святослава, остается открытым.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/704

Кто убил бориса и глеба? святополк окаянный или ярослав мудрый?. обсуждение на liveinternet – российский сервис онлайн-дневников

Кто убил Бориса и Глеба?

У Владимира Святославича, крестившего Русь, было великое множество детей от нескольких жен.

В этой запутанной истории обычно фигурируют четыре его сына: Святополк (иногда его называют племянником Владимира и сыном Ярополка), Ярослав, Борис и Глеб.

Будучи сыновьями разных матерей, они все же считались единокровными братьями, а посему после смерти великого князя между его наследниками развернулась нешуточная борьба за власть.

В 1015 году скончался Владимир. Междоусобицы начали назревать еще при его жизни: Святополк планировал свергнуть отца и захватить власть, однако заговор вовремя был раскрыт, и непокорный сын отправился в заточение. Незадолго до смерти отца демонстрировать строптивый характер начал и Ярослав.

Он наотрез отказался перечислять в Киев дань и церковную десятину. Владимир хотел было проучить и этого сына, однако не успел — умер прежде, чем успел выдвинуться в сторону Новгорода. Когда душа киевского князя отправилась в мир иной, его приближенные предпочли временно не обнародовать эту информацию.

Для начала они намеревались сообщить о смерти отца Борису — очень уж киевляне не хотели видеть в роли князя Святополка, который находился в то время в городе и в суете мог бы узурпировать власть. Да и сам Владимир желал, чтобы после его смерти престол занял Борис.

Усопшего крестителя Руси тайком отвезли в Десятинную церковь, где и захоронили.

Святые Борис и Глеб на корабле. Иван Билибин

Однако Святополка провести не удалось — он быстро сориентировался в сложившейся ситуации и провозгласил себя великим князем.

Возмущенная дружина Бориса роптала и призывала выдвинуться в Киев, дабы проучить Святополка, но Борис — недаром будущий святой — ни в какую не хотел воевать с собственным братом, считая подобные поступки кощунственными. Отчаявшиеся дружинники покинули князя, и Борис остался практически один.

Святополк же пацифистских позиций младшего брата не разделял. Он понимал, что Борис — любимец народа — является его серьезным соперником. Князь, впоследствии прозванный Окаянным, отправил своих людей навстречу Борису. Они подобрались к шатру Бориса, когда тот молился.

Дождавшись момента, когда жертва закончит молитву и ляжет спать, убийцы проникли в шатер и закололи Бориса, а также его слугу Георгия, бросившегося на защиту князя. Тело брата необходимо было доставить Святополку.

Когда Бориса привезли в Киев, выяснилось, что тот еще дышит, и Святополк приказал завершить начатое.

Затем Святополк вспомнил о Глебе, единоутробном брате Бориса. Опасаясь с его стороны мести за близкого человека, узурпатор пригласил Глеба в Киев.

Юноша уже знал о смерти отца и гибели брата — его предупредил Ярослав, — однако, покорившись божьей воле, все равно отправился в «мать городов русских» и разделил участь Бориса.

Но и Святополку не пришлось править долго: уже в 1019 году киевский престол окончательно занял Ярослав.

Строительство Борисоглебского храма в Вышгороде и перенесение мощей братьев

Такова общепринятая версия, описанная в «Повести временных лет». Однако существует гипотеза, нашедшая немало сторонников среди ученых, согласно которой приказал убить братьев вовсе не Святополк, а Ярослав, вошедший в историю как мудрый правитель и вообще по всем параметрам положительный князь. Он также мечтал о титуле киевского князя и впоследствии его добился.

У него было даже больше причин убить Бориса и Глеба: когда Святополк провозгласил себя владыкой Киева, князья-мученики заявили, что будут «чтить его как отца своего». Другие же братья — например, Брячислав, Мстислав — законность правления Святополка не признавали. Получается, что Борис и Глеб были союзниками Святополка, следовательно, убивать их не было резона.

В первой половине XIX века Осип Иванович Сенковский, известный редактор и знаток нескольких иностранных языков, перевел на русский скандинавскую «Сагу об Эймунде». В тексте обнаружились сведения о том, что Ярослав нанял варяга Эймунда и его дружину. Поразмыслив о целях этого предприятия, исследователи пришли к выводу, что наемники нужны были как раз для убийства Бориса и Глеба.

Также доказано, что эпизод, описывающий гибель братьев, был вставлен в «Повесть временных лет» позже — возможно, во время правления Ярослава. Вполне вероятно, что князь хотел не почтить память убитых Бориса и Глеба, а переписать историю и переложить ответственность на своего свергнутого брата Святополка.

diletant.media

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/komrik/post428876166/

Святые Борис и Глеб. Страстотерпцы земли русской

Кто убил Бориса и Глеба?

«Правдивая страстотерпца и истинная Евангелию Христову послушателя»

6 августа Церковь чтит память святых мучеников Бориса и Глеба. Святые благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб были младшими сыновьями святого равноапостольного князя Владимира Киевского.

Они родились незадолго до Крещения Русской Земли и были воспитаны в духе христианской веры. Старший из братьев — Борис получил хорошее образование. Глеб разделял стремление своего брата посвятить свою жизнь исключительно служению Богу.

Братья отличались милосердием и добротой, подражая примеру своего отца — князя Владимира, который был милосердным и отзывчивым.
 

Житие князей Бориса и Глеба

Борис и Глеб были сыновьями великого князя Владимира Киевского (ок. 960 — 28.07.1015 г.) от его жены византийской царевны Анны (963 — 1011/1012 гг.) из Армянской династии, единственной сестры правящего императора Византии Василия II (976-1025 гг.).

При святом крещении Борис получил имя Роман, а Глеб — имя Давыд. С раннего детства братья воспитывались в христианском благочестии. Любили читать Священное Писание, творения святых отцов. Горячо желали подражать подвигу Божиих угодников.

Борис и Глеб отличались милосердием, добротой, отзывчивостью и скромностью.

Еще при жизни князя Владимира Борис получил в удел Ростов, а Глеб — Муром. Управляя своими княжествами, они проявили мудрость и кротость, заботясь прежде всего о насаждении Православной веры и утверждении благочестивого образа жизни среди людей.

Молодые князья были искусными и храбрыми воинами. Незадолго до своего преставления, их отец великий князь Владимир призвал к себе старшего брата — Бориса и отправил его с многочисленным войском против безбожных печенегов.

Однако печенеги, испугавшись силы князя Бориса и мощи его войска, бежали в степи.

После кончины в 1015 году Владимира Великого его старший сын от гречанки, вдовы киевского князя Ярополка Святославича (?—11.06.978 г.), Святополк (ок. 979 — 1019 гг.) объявил себя великим Киевским князем. Узнав о смерти отца, князь Борис сильно огорчился. Дружина уговаривала его пойти в Киев и занять великокняжеский престол, но смиренный Борис распустил войско, не желая междоусобной распри:

Не подниму руки на брата своего, да еще на старшего меня, которого мне следует считать за отца!

Святополк был изрядно коварным и властолюбивым человеком, не верил искренности слов своего брата Бориса и видел в нем лишь соперника, на стороне которого был народ. Тут же Святополк решился на страшное преступление, подослав к Борису убийц. Борис был извещен об этом, но не стал скрываться.

Вспоминая подвиги первых христианских мучеников, он с готовностью встретил смерть. Подосланные Святополком убийцы настигли Бориса за утреней в воскресный день 24 июля (с.ст.) 1015 года в своем шатре на берегу реки Альты.

После богослужения преступники ворвались в княжеский шатер и пронзили копьями Бориса.

Печать Святополка

Слуга святого князя Бориса Георгий Угрин бросился на защиту своего господина, но тут же был убит. Однако Борис был еще жив. Выйдя из шатра, он стал молиться, а потом обратился к убийцам:

Подходите, братия, кончите службу свою, и да будет мир брату Святополку и вам.

Тогда один из убийц подошел и пронзил его копьем. Слуги Святополка повезли тело Бориса в Киев, по дороге им встретились два варяга, посланных Святополком, чтобы ускорить дело. Варяги заметили, что князь еще жив, хотя и едва дышал. Тогда один из них мечом пронзил его сердце. Тело страстотерпца князя Бориса тайно привезли в Вышгород и положили в храме во имя святого Василия Великого.

После этого Святополк решился убить младшего брата — Глеба. Святополк вызвал Глеба из Мурома и отправил ему навстречу дружинников, чтобы они умертвили его на пути. В это время князь Глеб узнал о кончине отца и братоубийственном преступлении Святополка.

Скорбя об этом, Глеб, как и ранее Борис, предпочел мученическую кончину братской войне. Убийцы встретили Глеба в устье реки Смядыни, недалеко от Смоленска. Убийство князя Глеба произошло 5 сентября 1015 года.

Тело Глеба убийцы погребли в гробу, состоящем из двух выдолбленных бревен.

Мученический подвиг князей Бориса и Глеба

Жизнь страстотерпцев князей русских Бориса и Глеба была принесена в жертву основному христианскому доброделанию — любви. Братья своей волей показали, что за зло нужно воздавать добром. Это было еще ново и непонятно для Руси, привыкшей к кровной мести.

Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить (Мф. 10, 28).

Борис и Глеб отдали жизнь ради соблюдения послушания, на котором зиждется духовная жизнь человека.

«Видите ли, братия, — говорит преподобный Нестор Летописец, — как высока покорность старшему брату? Если бы они противились, то едва ли бы сподобились такого дара от Бога.

Много ныне юных князей, которые не покоряются старшим и за сопротивление им бывают убиваемы. Но они не уподобляются благодати, какой удостоились сии святые».

Русские князья-страстотерпцы не захотели поднять руку на брата, но властолюбивый Святополк оказался наказан за братоубийство. В 1019 году Киевский князь Ярослав Мудрый (ок. 978 — 20.02.1054 гг.) — единокровный брат Бориса и Глеба, один из сыновей князя Владимира, собрал войско и разбил дружину Святополка.

Сказание о Борисе и Глебе» (лицевые миниатюры из Сильвестровского сборника XIV века). 1.Борис и Глеб удостаиваются Христом мученических венцов. 2. Борис идет на печенегов

По промыслу Божию, решающая битва произошла на поле у реки Альты, где был убит князь Борис. Святополк, названный русским народом Окаянным, бежал в Польшу и, подобно библейскому братоубийце Каину, нигде не находил себе покоя и пристанища. Летописцы свидетельствуют, что даже от могилы его исходил смрад.

«С того времени, — пишет летописец, — затихла на Руси крамола». Кровь, пролитая братьями Борисом и Глебом ради предотвращения междоусобных распрей, оказалась тем благодатным семенем, которое укрепляло единство Руси.

Почитание святых Бориса и Глеба

Благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб не только прославлены от Бога даром исцелений, но они — особые покровители, защитники Русской земли.

Известны многие случаи их явления в трудное для нашего Отечества время, например, святому князю Александру Невскому накануне Ледового побоища (1242 год), великому князю Димитрию Донскому в день Куликовской битвы (1380 год).

Рассказывают и о других случаях заступничества святых во время войн и вооруженных конфликтов в позднейшие времена.

Явление Бориса и Глеба перед Невской битвой

Почитание святых Бориса и Глеба началось очень рано, вскоре после их кончины. Служба святым была составлена митрополитом Киевским Иоанном I (1008—1035 гг.).

Великий князь Киевский Ярослав Мудрый позаботился о том, чтобы разыскать останки князя Глеба, бывшие непогребенными 4 года, и совершил их погребение в Вышгороде, в храме во имя святого Василия Великого, рядом с мощами святого князя Бориса. Через некоторое время храм этот сгорел, мощи же остались невредимы, и от них совершалось много чудотворений.

Один варяг неблагоговейно стал на могилу святых братьев, и внезапно исшедшее пламя опалило ему ноги. От мощей святых князей получил исцеление хромой отрок, сын жителя Вышгорода: князья-страстотерпцы Борис и Глеб явились отроку во сне и осенили крестом больную ногу. Мальчик пробудился от сна и встал совершенно здоровым.

Благоверный князь Ярослав Мудрый построил на месте сгоревшей церкви каменный пятиглавый храм, который был освящен 24 июля 1026 года митрополитом Киевским Иоанном с собором духовенства.

Годом канонизации святых страстотерпцев принято считать 1072. Они стали первыми русскими святыми. Однако известно, что греческие архиереи, которые в то время возглавляли Русскую Церковь, без особого энтузиазма отнеслись к прославлению русских святых.

Но большое количество чудес, исходивших от мощей святых страстотерпцев, и народное почитание сделали свое дело. Грекам, наконец, пришлось признать святость русских князей. В народном предании святые князья, прежде всего, фигурируют как заступники земли Русской.

В честь святых было сочинено немало молитвословий, включая уникальные, знаменитые житийные Паремии, которые сохранялись в русской Богослужении вплоть до начала XVII века.

Число икон, медного литья и других изображений святых Бориса и Глеба — огромно. Практически в любом историческом музее, посвященном древнерусской иконописи, сегодня можно найти иконы святых самых разных размеров и уровней иконописного мастерства.

Святые князья Борис и Глеб на конях. Икона XIV века. Москва, ГТГ

Святые Владимир, Борис и Глеб с житием Бориса и Глеба. Икона, Москва, первая половина XVI века. ГТГ

Святые князья-страстотерпцы Борис и Глеб. Псковская икона XIV век. СПб, Русский музей

Известны также и собственно старообрядческие иконы Бориса и Глеба. Так, после церковного раскола большое распространение получили литые иконы святых, коих существует около 10 разных вариантов.

Старообрядческая икона Бориса и Глеба. XVIII век

Также в честь святых названо несколько городов и населенных пунктов.

Установлены следующие дни почитания святых Бориса и Глеба:

  • 15 мая — перенесение мощей святых мучеников князей русских Бориса и Глеба, во святом крещении нареченных Роман и Давыд (1072 и 1115 гг.);
  • 2 июня — первое перенесение мощей святых мучеников Бориса и Глеба (1072 г.);
  • 6 августа — совместное празднование святым Борису и Глебу;
  • 24 августа — перенесение ветхих рак святых страстотерпец князей Бориса и Глеба от Вышгорода в Смоленск (1191 г.);
  • 18 сентября — успение святого и благоверного князя Глеба, по плоти брата святого Бориса (1015 г.).

Библиотека Русской веры
Канон святым мученикам Борису и Глебу →

Читать онлайн

Тропарь, глас 2

Правдивая страстотерпца, и истинная Евангелию Христову послушателя, целомудреный Романе, с незлобивым Давыдом, не сопротив стаста врагу сущу брату, убивающему телеса ваю, душама же коснутися немогущу. Да плачется убо злый властолюбец, вы же радующася с лики ангельскими, предстоита Святей Троице. Молитася о державе сродник ваших богоугодне быти, и сыновом русским спастися.
 

Кондак, глас 3

Восия днесь преславная память ваю благородная страстотерпца Христова, Романе и Давыде, созывающее нас к похвалению Христа Бога нашего. Тем притекающее к рацее мощей ваю, исцеления дар приемлем, молитвами ваю святая, вы бо божественная врача еста.

Храмы в честь святых Бориса и Глеба

Интересно, что почитание святых Борис и Глеба в древней Руси было куда более распространено, чем даже почитание святых равноапостольного князя Владимира и княгини Ольги. Особенно заметно это по числу храмов, построенных во имя этих святых. Их число достигает нескольких десятков.

Строительство церквей в честь святых князей русских Бориса и Глеба было обширно на протяжении всей истории русской Церкви. В домонгольский период это, прежде всего, церковь в Вышгороде, куда постоянно совершались паломничества.

Борисоглебский храм в Вышгороде. Восстановленная после войны церковь XIX века

В честь святых Бориса и Глеба были созданы монастыри: Новоторжский, в Турове, Нагорный в Переславле-Залесском. К началу 70-х гг. XI в.

на местах гибели обоих князей были сооружены деревянные церкви, которые со временем были заменены каменными. Одним из центров почитания князей Бориса и Глеба являлся монастырь на Смядыни. В XII в.

был воздвигнут существующий поныне Борисоглебский собор в Чернигове.

Аналогичные каменные постройки появились в Рязани, Ростово-Суздальской земле, Полоцке, Новгороде, Городне и других.

Посвящение храмов и монастырей Борису и Глебу не прекращалось и в последующее время. Борисоглебские храмы были построены: в Ростове, Муроме, Рязани, в с.Любодицы (ныне Бежецкий район Тверской области). Несколько церквей были посвящены Борису и Глебу в Новгороде: на воротах кремля, «в Плотниках».

Борисоглебский собор в Чернигове

Значительное число Борисоглебских храмов существовало в Москве и предместьях города: у Арбатских ворот, на Поварской улице, верхний храм церкви в Зюзине, а также в Подмосковье.

В XIV — начале XX вв. существовали монастыри во имя Бориса и Глеба: Ушенский на берегу реки Ушны близ Мурома, в Новгороде «с Загзенья», в Полоцке, на реке Сухоне в Тотемском уезде Вологодской губернии, в Сольвычегодске, в Можайске, в Переславле-Залесском «на песках», в Суздале, в Чернигове.

Церковь святых Бориса и Глеба в с. Кидекша Суздальского района Владимирской области. 1152 год

В 1660 г. иноки Межигорского Преображенского монастыря получили грамоту от царя Алексея Михайловича на построение обители «на крови» Бориса, однако монастырь по неизвестным причинам не был создан. В 1664 г. протопоп переяславского Успенского собора Григорий Бутович поставил здесь каменный крест. В конце XVII в. упоминается храм во имя Бориса и Глеба неподалеку от места гибели Бориса.

В настоящее время действующими являются первый на Руси Новоторжский Борисоглебский монастырь в г.

Торжок Тверской области, Борисоглебский на Устье мужской монастырь в поселке Борисоглебском Ярославской области, Борисоглебский монастырь в Дмитрове, Аносин во имя Бориса и Глеба, Борисоглебский женский монастырь в Истринском районе Московской области, Борисоглебский женский монастырь в селе Водяное Харьковской области, Украина.

Церковь святых Бориса и Глеба в «Плотниках» в Великом Новгороде. 1536 год

В Русской Православной Старообрядческой Церкви, Русской Древлеправославной Церкви и других старообрядческих согласиях нет ни одного храма, посвященного святым князьям — страстотерпцам Борису и Глебу.

Что, надо признать, свидетельствует об упадке почитания русских святых в старообрядчестве.

Вместе с тем надо отметить, что страстотерпцы по-прежнему почитаются в южнославянских странах, а в Московской Патриархии периодически открываются новые храмы и монастыри во имя этих святых.

Борисоглебский монастырь в Торжке

Источник: https://ruvera.ru/boris_gleb

Убийство Бориса и Глеба: древнерусский детектив – Статьи

Кто убил Бориса и Глеба?

У Владимира Святославича, крестившего Русь, было великое множество детей от нескольких жен.

В этой запутанной истории обычно фигурируют четыре его сына: Святополк (иногда его называют племянником Владимира и сыном Ярополка), Ярослав, Борис и Глеб.

Будучи сыновьями разных матерей, они все же считались единокровными братьями, а посему после смерти великого князя между его наследниками развернулась нешуточная борьба за власть.

В 1015 году скончался Владимир. Междоусобицы начали назревать еще при его жизни: Святополк планировал свергнуть отца и захватить власть, однако заговор вовремя был раскрыт, и непокорный сын отправился в заточение. Незадолго до смерти отца демонстрировать строптивый характер начал и Ярослав.

Он наотрез отказался перечислять в Киев дань и церковную десятину. Владимир хотел было проучить и этого сына, однако не успел — умер прежде, чем успел выдвинуться в сторону Новгорода. Когда душа киевского князя отправилась в мир иной, его приближенные предпочли временно не обнародовать эту информацию.

Для начала они намеревались сообщить о смерти отца Борису — очень уж киевляне не хотели видеть в роли князя Святополка, который находился в то время в городе и в суете мог бы узурпировать власть. Да и сам Владимир желал, чтобы после его смерти престол занял Борис.

Усопшего крестителя Руси тайком отвезли в Десятинную церковь, где и захоронили.

Святые Борис и Глеб на корабле. Иван Билибин. (pinterest.com)

Однако Святополка провести не удалось — он быстро сориентировался в сложившейся ситуации и провозгласил себя великим князем.

Возмущенная дружина Бориса роптала и призывала выдвинуться в Киев, дабы проучить Святополка, но Борис — недаром будущий святой — ни в какую не хотел воевать с собственным братом, считая подобные поступки кощунственными. Отчаявшиеся дружинники покинули князя, и Борис остался практически один.

Святополк же пацифистских позиций младшего брата не разделял. Он понимал, что Борис — любимец народа — является его серьезным соперником. Князь, впоследствии прозванный Окаянным, отправил своих людей навстречу Борису. Они подобрались к шатру Бориса, когда тот молился.

Дождавшись момента, когда жертва закончит молитву и ляжет спать, убийцы проникли в шатер и закололи Бориса, а также его слугу Георгия, бросившегося на защиту князя. Тело брата необходимо было доставить Святополку. Когда Бориса привезли в Киев, выяснилось, что тот еще дышит, и Святополк приказал завершить начатое.

Затем Святополк вспомнил о Глебе, единоутробном брате Бориса. Опасаясь с его стороны мести за близкого человека, узурпатор пригласил Глеба в Киев.

Юноша уже знал о смерти отца и гибели брата — его предупредил Ярослав, — однако, покорившись божьей воле, все равно отправился в «мать городов русских» и разделил участь Бориса.

Но и Святополку не пришлось править долго: уже в 1019 году киевский престол окончательно занял Ярослав.

Строительство Борисоглебского храма в Вышгороде и перенесение мощей братьев. (pinterest.com)

Такова общепринятая версия, описанная в «Повести временных лет». Однако существует гипотеза, нашедшая немало сторонников среди ученых, согласно которой приказал убить братьев вовсе не Святополк, а Ярослав, вошедший в историю как мудрый правитель и вообще по всем параметрам положительный князь. Он также мечтал о титуле киевского князя и впоследствии его добился.

У него было даже больше причин убить Бориса и Глеба: когда Святополк провозгласил себя владыкой Киева, князья-мученики заявили, что будут «чтить его как отца своего». Другие же братья — например, Брячислав, Мстислав — законность правления Святополка не признавали. Получается, что Борис и Глеб были союзниками Святополка, следовательно, убивать их не было резона.

В первой половине XIX века Осип Иванович Сенковский, известный редактор и знаток нескольких иностранных языков, перевел на русский скандинавскую «Сагу об Эймунде». В тексте обнаружились сведения о том, что Ярослав нанял варяга Эймунда и его дружину.

Поразмыслив о целях этого предприятия, исследователи пришли к выводу, что наемники нужны были как раз для убийства Бориса и Глеба.

Также доказано, что эпизод, описывающий гибель братьев, был вставлен в «Повесть временных лет» — возможно, во время правления Ярослава или позже. Вполне вероятно, что князь хотел не почтить память убитых Бориса и Глеба, а переписать историю и переложить ответственность на своего свергнутого брата Святополка.

Столетия назад такие народы, как скифы, печенеги, хазары, наводили ужас на своих соседей. Однако это не помогло древним народам сохранить свою идентичность.

Нашли ошибку или опечатку ?
Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter Open modal

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-62623 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 31.07.2015 При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Дилетант» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Дилетант» — diletant.media. Разработанно в notamedia

Главный редактор: Снежана Петрова

Источник: https://diletant.media/articles/38904589/

Кто убил Бориса и Глеба? – sugochka — КОНТ

Кто убил Бориса и Глеба?

«Сага об Эймунде» о службе скандинавов в дружине Ярослава Мудрого

Ярослав Мудрый был последним русским князем, широко использовавшим скандинавских наемников для решения внутриполитических вопросов. Повесть временных лет дважды говорит о специальном приглашении варягов в моменты наивысшего накала борьбы: в 1015 г., в период обострения отношений с Владимиром[1], и в 1024 г.

, во время усобицы с Мстиславом[2]. Кроме того, присутствие варягов в войске Ярослава отмечается в 1015 г. (в рассказе об антиваряжском восстании в Новгороде), 1018 г. (борьба со Святополком и Болеславом), 1025 г. (при описании сражения при Листвене), 1036 г. (отражение печенегов, осадивших Киев)[3], 1043 г.

(при рассказе о походе Владимира Ярославича на Византию)[4]. Эти отрывочные и разновременные упоминания свидетельствуют о том, что во время своего правления как в Новгороде, так и в Киеве Ярослав постоянно держал больший или меньший контингент наемников-варягов в составе своего войска[5].

О том же говорят и многочисленные скандинавские источники: саги[6], рунические надписи[7] и др.

Наемная часть русского войска формировалась не только из скандинавов. Летописи постоянно сообщают о привлечении той или иной группы кочевников на службу одного из русских князей[8].

Естественно, что в этих условиях должен был стать актуальным вопрос об оплате наемников, тем более что основной целью [289] походов скандинавов как на Русь, так и в другие страны, была нажива. Об этом достаточно красноречиво говорит, например, руническая надпись из Гринсхольма (Швеция, Сёдерманланд): «Они отважно уехали далеко за золотом и на востоке кормили орлов»[9].

Прибыльность пребывания на Руси отмечается в ряде надписей из Швеции, в частности на памятнике из Веды (Швеция, Упланд): «Торстейн… приобрел этот хутор и нажил [богатство] на востоке в Гардах»[10].

Однако вопрос о формах и размерах оплаты скандинавских наемников на Руси еще не рассматривался специально, кроме отдельных замечаний по этому поводу А. И. Лященко[11] в связи с анализом «Саги об Эймунде» и М. Б.

Свердлова при характеристике деятельности скандинавов на Руси в это время[12].

Представляется, что более пристальное внимание к этой стороне отношений Ярослава со скандинавами позволяет уточнить место варягов в русском войске и их положение на Руси в это время в целом.

Скандинавские источники (в первую очередь саги, как королевские, так и родовые) уделяют много внимания описанию вознаграждения, получаемого скандинавом за службу иноземным правителям.

Интерес авторов саг к этому вопросу объясняется рядом причин: с одной стороны, деятельность викингов, собственно, и направлена на приобретение материальных ценностей, и поэтому описание приобретенного является характеристикой и оценкой успешности этой деятельности; с другой стороны, рассказы о получении героем особо ценного предмета (меча, браслета, плаща и т. д.) являются средством прославления героя, т. е. способствуют его идеализации. Более того, получение ценной вещи из рук прославленного конунга служит приобщением героя к его удаче и славе. Однако эти сообщения саг достаточно кратки: «Конунг поблагодарил его (Гуннлауга. — Е. М.) за песнь и в награду за нее дал ему пурпурный плащ, подбитый лучшим мехом и отделанный спереди золотом», и далее: «Он сделал Гуннлауга своим дружинником»[13]. Здесь, как и в большинстве аналогичных мест, упоминание платы следует после изображения действий героя. Никаких указаний на предварительное соглашение об условиях оплаты ни здесь, ни в других сагах не содержится.

Наиболее подробно прием наемников на службу описан в «Саге об Эгиле»: «И тогда конунг Адальстейн (король Англии. — Е. М.) стал собирать войско и брал к себе на службу всех, кто хотел добыть так богатство, будь то иноземцы или жители Англии. Торольв и его брат Эгиль плыли на юг вдоль страны саксов [290] и фламандцев.

И вот они услышали, что английскому конунгу нужны ратные люди и что на службе у него можно добыть много добра… Он (Адальстейн. — Е. М.) принял их хорошо… и предложил им пойти к нему на службу и стать защитниками его страны… У них тогда под началом было три сотни воинов, получавших плату от конунга»[14].

После ряда успешных боевых действий Эгиль перед отъездом в Исландию получает от Адальстейна дорогое запястье и два сундука серебра в качестве виры за погибшего в бою брата.

Таким образом, и здесь условия оплаты не оговорены специально; форма платы — по преимуществу не денежная (деньги в данном случае даны лишь в качестве виры, и количество их не указано). И в других сагах указания на денежное вознаграждение чрезвычайно редки.

Тем более интересным на этом фоне является описание соглашений между Ярославом Мудрым и варяжскими наемниками, содержащееся в «Саге об Эймунде»[15], посвященной службе норвежца Эймунда и его дружины в войске Ярослава во время борьбы последнего со Святополком и Брячиславом. Ведущийся в традиционном стиле королевских саг обстоятельный рассказ о победах Эймунда и норманнов дважды прерывается деловитым и подробным изложением переговоров Эймунда и Ярослава о форме и размерах оплаты скандинавам и о том, что скандинавы обязаны делать[16].

Разумеется, повествование саги нельзя расценивать как документальное воспроизведение реально происходившего: с одной стороны, сага — это художественное произведение, и ее повествование подчинено определенным эстетическим установкам; с другой — «Сага об Эймунде» дошла до нас в поздней записи, и хотя она сложилась на основе рассказов дружинников Эймунда, вернувшихся в Скандинавию (их имена приводятся в тексте), объем и характер переработки этих рассказов не поддается учету. Отметим лишь, что второй эпизод, посвященный новому соглашению Эймунда с Ярославом, композиционно повторяет первый и, возможно, является в некоторой степени развитием повествовательного мотива, а не отражением реальных событий. Очевидно, такой же характер носят и другие упоминания или иногда краткие эпизоды, варьирующие ту же тему: Эймунд и его дружинники не получают плату, Эймунд упрекает Ярослава и т. д. Поэтому ниже мы уделим основное внимание анализу первого соглашения между Ярославом и Эймундом. [291]

Что же конкретно мы узнаем о процедуре приема норманского отряда в войско Ярослава?

Во-первых, договор, как и последующие соглашения между ними, заключается на определенный срок, оговариваемый обеими сторонами, а именно — 12 месяцев.

Как правило, в течение года (или около года) находятся на службе иноземных правителей скандинавские викинги и по сведениям других саг. Очевидно, это связано с возможностью морского плаванья только в летнюю пору[17].

Как следует из всего текста саги, рассчитаться с наемниками Ярослав должен был в конце срока их службы (вопрос об оплате ставится Эймундом каждый раз по прошествии года).

Во-вторых, условия оплаты, ее формы и размеры специально оговариваются Эймундом и Ярославом до вступления скандинавов в войско. Собственно, этими условиями и определяется, будет ли отряд Эймунда служить Ярославу.

Скандинавов не интересует, какому из русских князей служить: не случайно Эймунд в начале переговоров замечает, что если он не договорится с Ярославом, то отправится к Святополку.

Также и во втором случае (через год) Ярослав вынужден согласиться на притязания норманнов под угрозой их перехода к Святополку.

В-третьих, договор отражает традиционный порядок оплаты — по числу воинов в дружине: «каждому нашему воину по эйриру серебра»[18]. Эта система расчета принята как в скандинавских странах, так и на Руси в то время. В 907 и 944 гг.

Олег и Игорь требуют выкупа от греков по числу своих воинов [«И заповеда Олег дати воем на 2000 корабль по 12 гривен на ключ»; «а сам (Игорь. — Е. М.) взял у грек злато и паволоки и на вся воя»][19].

Традиционность такого способа расчета подтверждается и сообщением Повести временных лет о требовании варягов после взятия ими Киева: «Се град наш; мы прияхом и, да хочем имати окуп на них, по 2 гривне от человека»[20].

Варяги требуют у Владимира не какую-либо сумму за взятие города, а выкуп с каждого жителя города, хотя число жителей вряд ли могло быть известно скандинавам.

В-четвертых, также традиционной является и дифференцированная оплата наемников в зависимости от их положения в дружине Эймунда: рядовой дружинник получает по эйриру серебра; «кормчий», т. е.

капитан (и часто владелец) корабля, предводитель части дружины — в полтора раза больше.

Руководствуясь тем же принципом, расплачивается и Ярослав со своими воинами после взятия Киева: «Старостам по 10 гривен, а смердом по гривне»[21].

В-пятых, центральным моментом соглашения является вопрос о форме и размерах оплаты наемников. Он возникает сразу же и [292] приобретает особую остроту. Целью варягов является «снискать себе богатство и славу»[22].

По предложению Эймунда, оплата норманнов должна состоять из двух частей: во-первых, непосредственное содержание дружины (предоставление им помещения для жилья, еды, одежды, снаряжения), во-вторых, и это самое главное, — денежное вознаграждение[23]. Именно вопрос о деньгах становится предметом разногласий.

Между тем скандинавы заинтересованы в первую очередь в оплате их службы деньгами. «Деньги нужны нам, и не желают мои люди сражаться за одну только еду…», — говорит Эймунд[24]. Ярослав же рассматривает это требование как трудно выполнимое.

Очевидно, именно поэтому он принимает предложение Эймунда выдавать часть платы мехами и другими ценными предметами в количество, эквивалентном соответствующей сумме денег. Таким образом, расчет с варяжским отрядом должен производиться в денежной форме пли исчисляться на деньги.

В-шестых, размер денежного вознаграждения, указанный в первом договоре, представляется вполне реальным. Эйрир серебра в XI в. в Скандинавии равен около 27 г, т. е. ⅛ марки (в марке 216 г серебра).

Эйрир соответствует примерно ½ северной счетной гривны (содержащей 51 г серебра)[25]. Таким образом, каждый дружинник Эймунда должен получить по истечении года по половине гривны — сумму не слишком большую (напомним, что в 1016 г.

Ярослав выплачивает смердам по гривне, хотя реальное содержание этих величин неясно)[26].

В-седьмых, размер оплаты наемников непосредственно зависит от успешности их деятельности. «…И если будет какая-нибудь военная добыча, то вы можете заплатить нам, — говорит Эймунд, — а если мы сидим спокойно, то наша доля должна уменьшиться»[27]. Именно своими победами аргументирует Эймунд требование увеличить оплату и вообще рассчитаться сполна с ними.

Очевидно, и этот пункт договора отражает сложившуюся практику: достаточно вспомнить уже упоминавшийся эпизод о взятии варягами Владимира Киева. Их требование также вытекает из сознания того, что крупным военным успехом они заслужили право на дополнительное и крупное вознаграждение. И не случайно речь варягов к Владимиру начинается словами: «Се град наш».

Этим, однако, не исчерпывается содержание договора. В нем четко оговариваются как права варягов (о чем речь и шла выше), так и их обязанности. Кроме общей формулировки: «охранять государство», указано и более конкретно, в чем должна [293] заключаться их «служба».

Основное и главное в ней, по определению саги, — «быть впереди в… войске и государстве»[28], что расшифровывается в ходе дальнейшего повествования. Отряд Эймунда составляет профессиональную, ударную часть войска Ярослава, направляемую им в наиболее опасные и трудные места.

Кроме того, им поручаются дела, сомнительные с точки зрения морали того времени, как, например, убийство брата Ярослава Святополка[29].

Соглашение Ярослава со скандинавами в «Саге об Эймунде» вкупе с краткими сообщениями русских летописей показывает, что скандинавские дружины рассматривались Ярославом лишь в качестве наемной боевой силы, используемой по мере надобности[30] в междоусобной (иногда и в межгосударственной) борьбе. Летописи, как и сага, характеризуют варягов но преимуществу как профессиональную часть русского княжеского войска, как исполнителей воли того или иного русского князя, на службе которого они находились; их интересы ограничивались чисто материальными факторами.

Примечания

[1] ПВЛ, ч. 1. М.-Л., 1950, с. 89; НПЛ. М.-Л., 1950, с. 168.

[2] ПВЛ, ч. 1, с. 100.

[3] Там же, с. 95 (cм. также НПЛ, с. 168); ПВЛ, ч. 1, с. 97, 100, 101.

[4] ПСРЛ, т. VII. СПб., 1856, с. 331. Рассказ о походе 1043 г. здесь восходит, по мнению Д. С. Лихачева, к Начальному своду; в Повести временных лет он был сокращен (ПВЛ, ч. 2. М.-Л., 1950, с. 378–379).

[5] О пребывании варягов на Руси подробнее см.: Свердлов М. Б. Скандинавы на Руси в XI в. — В кн.: Скандинавский сборник, вып. XIX. Таллин, 1974, с. 55–68.

[6] Рыдзевская Е. А. Ярослав Мудрый в древне-северной литературе. — КСИИМК, М., 1940, вып. VII, с. 66–72.

[7] Около половины рунических надписей, упоминающих Древнюю Русь и Восточную Европу в целом, относятся к первой половине XI в. — времени правления Ярослава Мудрого.

[8] Расовский Д. А. Печенеги, торки и берендеи на Руси и в Угрии. — «Seminarium Kondakovianum», t. VI. Prague, 1933, 1–64.

Источник: https://cont.ws/post/833740

Первые святые Руси. Почему православные почитают братьев Бориса и Глеба

Кто убил Бориса и Глеба?

Младшие сыновья князя Владимира

Борис и Глеб — это русские князья, младшие сыновья киевского великого князя Владимира Святославича. Их единокровными братьями были Святополк Окаянный и Ярослав Мудрый.

Матерью братьев, согласно летописным сборникам, считается византийская царевна Анна из Македонской династии, а по мнению ряда историков — неизвестная «болгарыня», возможно, из волжских болгар.

Родившиеся незадолго до Крещения Руси братья воспитывались в христианской вере.

Имена Борис и Глеб, полученные при рождении, в ту пору считались языческими, поэтому при крещении их нарекли Роман и Давид.

https://www.youtube.com/watch?v=ZAtgDxY-iPo

Около 987–989 годов, ещё при жизни отца, Борис получил в управление удел Ростов, а Глеб — Муром.

Оба брата, согласно общепринятой версии, были убиты Святополком Окаянным во время борьбы за власть. Существует также версия, согласно которой в смерти Бориса на самом деле виноват «хороший» брат Ярослав Мудрый, позже замаскировавший своё участие.

Смерть Владимира Киевского

Как известно из многочисленных источников, в 1015 году, великий князь Владимир направил Бориса с его войском против печенегов. Никаких врагов тот не встретил — вероятно ушли в степи, испугавшись неминуемого отпора.

Печальная весть дошла до Бориса, когда он возвращался обратно и остановился на реке Альте. Именно здесь ему сообщили о смерти больного отца. Также стало известно, что Святополк, находящийся в то время в Киеве, объявил себя великим князем Киевским.

Узнав об этом, дружина стала уговаривать князя пойти в Киев и занять великокняжеский престол, но тот, не желая междоусобной распри, по одним источникам — распустил войско, по другим — дружинники ушли сами, и князь Ростовский остался «с одними своими отроками».

На словах Святополк предлагал Борису мир и увеличение его удела. На самом же деле хотел устранить потенциального соперника.

К тому же родство с братьями у него возможно было не кровным. Известно, что его мать была беременна в тот момент, когда Владимир отнял ее у брата Ярополка. Поэтому Святополка считают то сыном Владимира, то племянником.

Гибель Бориса

Как бы там ни было, симпатии народа и дружины к Борису делали его опасным соперником. Святополк решид убить брата и отправил к нему вышегородских бояр во главе с неким Путшей.

Палачи пришли на Альту в ночь на 6 августа (24 июля по старому стилю). Из шатра Бориса доносилось пение псалмов. Как только молитвы окончились, убийцы ворвались в шатёр и копьями закололи Бориса и его слугу венгра Георгия, который пытался защитить господина собственным телом.

Ещё дышавшего князя завернули в шатёрное полотно и повезли. Святополк, узнав, что брат жив, послал двух варягов прикончить его. Бориса умертвили мечом в сердце. Перед смертью он сказал убийцам: «Братья, приступивши, заканчивайте порученное вам. И да будет мир брату моему и вам, братья!»

Тело Бориса было привезено в Вышгород тайно, его предали земле у церкви Святого Василия. По мнению историков, Борису было около 25 лет.

Убийство Глеба

Позже Святополк также вероломно умертвил князя Глеба. Он опасался, что тот, будучи полнородным (не только единокровным, но и единоутробным) братом убитого Бориса, может начать мстить и вызвал Глеба из его удела — Мурома — ложным известием о болезни уже скончавшегося к тому времени отца.

Глеб к тому времени уже получил от брата Ярослава известие о смерти отца, занятии Киева Святополком, казни Бориса и о намерении убить и его — Глеба. При этом Ярослав советовал ему не ездить в Киев, но Глеб предпочел смерть.

Развязка произошла в устье реки Смядыни. Недалеко от Смоленска убийцы настигли ладью Глеба, который не оказал сопротивления.

Как гласит житие, когда юный князь со слезами молился об отце и брате, явились убийцы. Сопровождавшие Глеба отроки впали в уныние, по известиям летописей, запрещено было употреблять в защиту князя оружие. Горясер, стоявший во главе посланных Святополком, приказал повару Глеба зарезать князя — ему перерезали горло. Произошло это 18 сентября 1015 года.

Тело Глеба убийцы погребли «на пусте месте, на брези межи двемя колодами» — в простом гробу, состоящем из двух выдолбленных брёвен.

Первые святые Руси

В 1019 году, когда Ярослав занял Киев, тело Глеба, оказавшееся нетленным, было отыскано, перенесено в Вышгород Киевский и погребено в храме во имя святого Василия Великого, рядом с мощами князя Бориса.

Через некоторое время храм этот сгорел, мощи же остались невредимы. Как свидетельствуют древние книги, скоро над могилами святых князей начали являться знамения и чудеса: то видны были огненные столбы и горящие свечи, то слышно было ангельское пение.

Мощи святых были извлечены из земли и положены в специально построенной часовне. В июле 1026 года князем Ярославом в честь святых мучеников был построен пятиглавый храм.

Борис и Глеб стали первыми русскими святыми, в 1072 году их канонизировали в лике мучеников-страстотерпцев, сделав покровителями земли Русской и «небесными помощниками» русских князей.

Истории Бориса и Глеба посвящены одни из первых памятников древнерусской литературы: «Сказание» Иакова Черноризца и «Чтение» Нестора Летописца, многочисленные списки житий, сказаний о мощах, чудесах и похвальных слов. В честь братьев было построено множество храмов и монастырей.

Источник: https://weekend.rambler.ru/other/42617397-pervye-svyatye-rusi-pochemu-pravoslavnye-pochitayut-bratev-borisa-i-gleba/

Book for ucheba
Добавить комментарий