ЛАНГЕДОК Б СОСТАВЕ ФРАНЦИИ

Содержание
  1. Регион Лангедок на Юге Франции, история, курорты, главные города
  2. Века процветания
  3. Курорты Лангедока
  4. Кап д’Агд — столица нудизма
  5. Каркассон
  6. Монпелье
  7. Перпиньян и его окрестности
  8. Зачем ехать в Лангедок?
  9. Читать
  10. Лангедок-Руссильон
  11. Общая информация
  12. Цифры
  13. Экономика
  14. Климат и погода
  15. Достопримечательности
  16. Любопытные факты
  17. Лангедок: земля бесстрашных виноделов
  18. Вина Лангедока
  19. Рекомендация от WineStyle:
  20. Сильвен Фада
  21. Лангедок-Руссийон (Languedoc-Roussillon) – вторая по площади область виноделия во Франции
  22. Вина Контролируемых Наименований (не относящиеся к ВДН)
  23. «Кот дю Руссийон» и «Кот дю Руссийон-Виляж»
  24. «Коллиур»
  25. «Фиту»
  26. «Корбьер»
  27. «Минервуа»
  28. «Бланкет де Лиму»
  29. «Кото дю Лангедок»
  30. «Костьер де Ним»
  31. Вина Наименований по Происхождению, отнесённые к высшему качеству
  32. Сладкие натуральные вина
  33. Местные и прочие столовые вина
  34. Французский регион Лангедок-Руссильон
  35. Историческая область Лангедок
  36. Историческая область Руссильон
  37. История провинции Лангедок-Руссильон
  38. Лангедок б составе франции

Регион Лангедок на Юге Франции, история, курорты, главные города

ЛАНГЕДОК Б СОСТАВЕ ФРАНЦИИ

Изысканная Франция манит российских туристов как магнитом. Что может быть лучше страны, где жители полны чувства собственного достоинства, но при этом очаровательно-игривы, где современные кварталы соседствуют с постройками времен Римской империи?

Для большинства россиян Франция — это Париж и Лазурный берег.

В первом много интересного, но не получится позагорать и насладиться морем, второй — признанная обитель людей богатых. Однако есть в ней местечки, где солнце и пляжи доступны не только сильным мира сего. Например, Лангедок — провинция на берегу теплого Средиземного моря.

Здесь найдутся и деревни нудистов, и старинные монастыри, и обширные виноградники, и крутые горы — все, о чем только может мечтать турист.

Лангедок — это чудесный край на юге Франции, на самой границе с Испанией. Горы на юге, Средиземное море на востоке, мягкий климат и великолепные ландшафты — вот что это за регион.

Правда, сейчас историческая провинция разделена на две — Лангедок-Руссильон и Южные Пиренеи, причем столица региона Тулуза отошла ко второму. Но когда француз говорит «Лангедок», он непременно имеет в виду и этот чудесный город.

Хотя официальный административный центр — Монпелье.

По своему размеру провинция занимает восьмое место во Франции — больше 27 тысяч квадратных километров. Населена она довольно густо — в городах и винодельческих поселках, коих тут великое множество, живут почти 2,7 миллиона человек. Виноградники орошают водой протекающих здесь Роны и Эро.

Века процветания

Древняя Франция делилась на регионы более очевидно. Лангедок входил в состав Окситании — обширной области, где даже язык был свой, окситанский. Под власть французской короны она попала только в XIII веке, в эпоху славного короля-солнце Людовига XIV.

Долгий период независимости, свой собственный язык, обычаи и развитая аграрная экономика (испокон веку здесь производили прекрасное вино) привели к тому, что регион этот всегда был как бы «государством в государстве».

Наверное, именно поэтому, несмотря на близость моря и прекрасный климат, превращать его в курортный начали только в девятнадцатом веке — в то время, когда Лазурный берег уже успел забрать себе всю туристическую славу.

Именно поэтому отдыхающих здесь меньше, цены ниже, чем на Ривьере, а отпуск провести можно отнюдь не хуже. Курорты здесь все же успели вырасти.

Сейчас языковые различия стерлись, по-окситански не говорит практически никто, но острое чувство собственной исключительности у жителей региона еще осталось. Традиционно люди здесь свободолюбивы. Отсюда берут начало крайне левые и крайне правые политические движения, здесь рождаются деятели искусств с незашоренным мышлением.

Июньская Погода в Париже и как провести хорошо время.

Биография основательницы модного дома Chanel — Коко Шанель по ссылке.

Курорты Лангедока

Хотя курортные зоны развивать стали всего полтора столетия назад, прибрежные города могут похвастаться солидными размерами, хорошей инфраструктурой и в летний период принимают тысячи туристов.

Если вас больше всего интересуют пляжи, вам смело стоит отправиться на самый старый курорт региона — Ла-Гран-Мотт. Береговая линия с мельчайшим песком, за которой раскинулись живописные холмы — место выглядит поистине идиллически. Зимой городок будто вымирает, а вот летом здесь очень людно.

Хотите множества аттракционов, уютных посиделок в ресторанчиках и забегов по сувенирным лавкам? Лекат-Баркаре предоставит вам все это. Хочется чего-то необычного? Грюиссан и Кап Д’Агд, расположившиеся у подножия спящего вулкана удовлетворят вашу жажду.

Кап д’Агд — столица нудизма

Кстати, последний известен весьма свободными нравами: здесь очень большой нудистский пляж (2 километра береговой линии), где оголить можно не только грудь — никто не обратит внимания, если вы будете купать и загорать вообще без клочка ткани. В ресторан тоже можно явиться в чем мать родила. Для консерваторов есть и традиционный пляж с купальниками и правилами приличия. Добраться сюда легко на скоростном поезде из Париже — дорога от Лионского вокзала займет где-то 4 часа.

Местечко это явно делится на три части — старый Агд на берегу Эро, где можно полюбоваться на архитектурные памятники; рыболовецкий порт Грау-д’Агд, весьма колоритный; и сам Кап-д’Агд — веселый курорт на мысе. Здесь лучше всего ходить пешком, любуясь на дома из вулканической породы. Из культурных впечатлений — Музей Агатуа, форт Бреску, 240-километровый Канал-дю-Миди.

Отелей здесь превеликое множество — около 30, но практически все двух-трехзвездочные. Есть и две четверки, причем одна в нудистской зоне (Résidence Hôtelière Natureva-Spa от 5,5 тысяч за ночь). «Одетая» дороже — Oz»inn Hôtel от 11 тысяч за ночь, есть за 4,5 тысячи — Résidence Thalacap . Номер в «двушке» будет стоить 2,5-3 тысячи рублей (Alhambra, Hôtel Azur), в «трешке» — от трех тысяч.

Каркассон

Каркассон — другое лицо Лангедока. Этот маленький городок, охвативший оба берега реки Од, не имеет выхода к морю, зато вырос он не на последние полтора века, а упоминается уже 2000 лет, еще до нашей эры. Старинные каменные замки, суровые крепости — он хорош, чтобы приехать на пару дней экскурсий.

Добраться сюда можно на поезде из столицы региона Монпелье.

Здесь вы осмотрите сохранившуюся с античных времен галльскую крепость, оборонительные стены — они называются Верхний город и входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

А еще очень интересен Музей инквизиции на территории цитадели — где еще вы увидите настоящую гильотину и пояс верности? И «на сладкое» — дом с приведениями по соседству.

Впрочем, поехать сюда можно не только для приобщения к историческому прошлому — здесь весьма приличные пятизвездочные отели Hotel de la Cite Carcassonne — MGallery Collection (от 11,4 тысяч рублей за ночь) и Domaine d’Auriac (от 8,7 тысяч). В 5,5-8 тысяч обойдется номер в «четверке», в 2,8-4 — в «трешке», а неплохие «двойки» можно найти и за две тысячи рублей (ibis budget Carcassonne La Cité, к примеру).

А еще здесь прекрасно кормят — блюдо «касуле» посещение старинных винных погребов непременно должно войти в программу любого туриста.

Монпелье

Столица Лангедок-Руссильона Монпелье возвышается на холмах в десяти километрах от берега Средиземного моря. Пальмы на улицах, множество кафешек с расслабленными горожанами — это типично южный городок, наполненный негой и сибаритством. Сюда регулярно летают рейсы из Парижа, а в сезон — и из других европейских стран.

Пляжный отдых тут возможен — до побережья ходит 28-й автобус, проезд обойдется примерно в три евро, но от конечно придется прогуляться минут 20. Расположение не самое удобное, если интересует исключительно загар и ласковые волны — лучше выбрать другое место.

Зато здесь можно устроить отличный шопинг. За дорогими вещами — в бутики на улице Фоши у площади Де ла Комеди. За не брендовой европейской одеждой и обувью — в торговые центры Inno и FNAK.

В Воскресенье стоит сесть на трамвай и по синей линии доехать до остановки Моссон — там под открытым небом разворачивается блошиный рынок.

Брендовые вещи вы сможете приобрести заметно дешевле, а уж сколько тут винтажа и милых сувенирчиков — вообще не передать.

Хорошо прогуляться по узким улочкам Арагонского квартала — застройка двенадцатого века современному горожанину покажется неведомой экзотикой. А в квартале Антигона можно увидеть эксперименты модернистов. Город контрастов, не иначе. Хорошее место для прогулок — ботанический сад, зоопарк.

Каждое лето здесь проходит фестиваль джаза, в конце июля — международный танцевальный фестиваль.

Здесь также можно устроить праздник желудка. Лучшие рестораны — возле главной площади, Комеди. Но обратите внимание и на множество этнических ресторанчиков и забегаловок с кебабами, сэндвичами, китайской кухней и т. п. Типично французские кофейни концентрируются на улице Луи Блана.

Самый роскошный отель в здешний местах — пятизвездочный Domaine de Verchant Relais & Châteaux, ночь стоит от 14,5 тысяч рублей. Четырехзвездочные относятся к более экономным — 4,5-5 тысяч за номер (Crowne Plaza Montpellier Corum, Suite Novotel Montpellier, Hôtel Oceania Le Métropole). Чуть дешевле будут «трешки», ненамного отстают от них двухзвездочные гостиницы.

Перпиньян и его окрестности

Юг Лангедока — это уже гористые районы Пиренеев. Крупнейший город тут Перпиньян — в нем много старинных сооружений, а в окрестностях еще сохранились деревянные крепости семнадцатого века. Городки Прат-де-Моло, Эльна, Ним также очень живописны. А в последнем изобрели знаменитую джинсу — она и называется де-ним, то есть «из Нима».

Здесь великолепные природные парки — болотистая местность, рощи можжевельника, вулканические горы, речные дельты со множеством птиц.

Зачем ехать в Лангедок?

Лангедок — действительно удивительный, самобытный регион.

Здесь хорошо себя почувствуют и интеллектуалы, которым понравится осмотр архитектурных достопримечательностей и музеев, и безбашенные молодые люди, готовые целый день пить вино и разгуливать голышом, и гурманы, что останутся в восторге от местной кухни и вин, и экстремалы, которым предложат горные походы в Пиренеях. Регион не так раскручен, как Лазурный берег, здесь спокойнее и дешевле.

Поездка в Лангедок — прекрасный путь насладиться французской кухней и изысканными винами, позагорать на пляже и приобщиться к культурным памятникам. Вы не потратите астрономических сумм, как на Ривьере, но познаете все прелести отдыха в романтичной, свободолюбивой, утонченной Франции.

Источник: http://tourtofrance.net/regiony-frantsii/langedok-russilon.html

Читать

ЛАНГЕДОК Б СОСТАВЕ ФРАНЦИИ
sh: 1: –format=html: not found

Жан МАДОЛЬ

АЛЬБИГОЙСКАЯ ДРАМА И СУДЬБЫ ФРАНЦИИ

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Книга Ж. Мадоля посвящена одному из периодов истории Франции, и, без сомнения, она будет полезна и интересна не только тем, кто интересуется европейской историей, но и позволит многое понять в развитии Руси XIII в.

Казалось бы, ее предмет — еретическое движение, охватившее всю южную Европу, — бесконечно далек от Руси, но это не так. Действительно, именно в XIII в. возникает пропасть, отделившая православную Русь от католической Европы. Немалую роль в этом действительно сыграл Александр Невский (ум. 1262 г.

), но объяснение его позиции кроется именно в событиях первой половины XIII в.

Раскол мировой христианской церкви на православную и католическую окончательно оформился в 1054 г., но в умы и сердца осознание этого факта проникло гораздо позже. Игумен Даниил, путешествовавший в Палестину в начале XII в., ничего шюхого не пишет о иерусалимском короле Бодуэне Бульонском или о крестоносцах.

Южнорусская летопись искренне скорбит о взятии турками Иерусалима, а погибшие в 1190 г. крестоносцы прямо названы «святыми мучениками» (ПСРЛ. Т. 2. Ст. 667-668). Автор «Слова о полку Игореве» (до 1205 г.) прекрасно осведомлен, что Ярослав Галицкий (1152-1187) посылал своих воинов в крестоносное ополчение.

Настоящий удар по романтическому отношению к отвоеванию Святой земли нанес IV крестовый поход, закончившийся захватом Контантино-поля. Свидетелями этого были русские купцы и паломники, первые известия об этом событии пришли на Русь еще в конце 1204 г., а вскоре появляется подробное описание взятия города.

Характерно, что обе эти записи относятся к Новгороду (Новгородская летопись старшего и младшего извода), теснее всего связанному с Западом, в частности, с Германией. Захват произошел вопреки воле папы Иннокентия III.

Рядовые люди могли этого не знать, но князья должны были вскоре получить исчерпывающую информацию, и это не могло не повредить престижу Святого престола.

И это было еще не все. В 1199 г. тем же Иннокентием III был образован Тевтонский орден, а в 1202 г. возник орден Меченосцев. И тот и другой ставили своей целью защиту католических Германии и Польши от славянских и прибалтийских язычников.

Но очень скоро польские князья, собственно и пригласившие Тевтонский орден, столкнулись с его крайней агрессивностью. Распространение христианства отошло на второй план, а во главу угла стал захват территорий.

На страницах книги Мадоля читатель найдет волнующие описания аналогичных событий в Окситании. Все же южане были ближе северянам-французам, чем славяне-поляки немцам; стоит ли удивляться тому, что цели ордена» так скоро были забыты на Балтийском побережье. Результат не замедлил явиться: в 1236 г.

соединенные силы литовских язычников и русских христиан наголову разбили меченосцев под Шяуляем. В следующем году орден был слит с Тевтонским.

В 1241 г. орден попытался захватить Псков под набившим оскомину предлогом защиты прав законного князя Владимира; чем кончалась подобная защита, можно было легко представить — в 1204 г. крестоносцы тоже поначалу защищали права законного императора из дома Комнинов.

Следующая фаза отношений Руси и папства начинается с татаро-монгольским нашествием 1239-1243 гт. Для Европы гибель «русских королевств» была символом грядущего конца света.

Монахи и епископы из разломленной Южной Руси бродили по миру вплоть до Англии, сея ужас рассказами о грядущем Апокалипсисе.

На фоне все ухудшающегося положения в Палестине нашествие восточных орд на христианские страны вплоть до Польши и Венгрии включительно казалось предвестником грядущего конца.

В 1246 г. папа Иннокентий IV, тоже один из героев публикуемой книги, посылает посольство в столицу империи монголов, в далекий Каракорум, где сидит хан Гуюк, внук Чингис-хана. Папой движет желание больше узнать об этом грозном язычнике. Возникает идея, нельзя ли попытаться обратить его в христианскую веру.

На пути посольство стало невольным свидетелем борьбы между русскими князьями, теперь вассалами хана улуса Джучи Бату. Бату номинально подчинялся своему младшему двоюродному брату Гуюку, но на самом деле трения между кузенами возникли еще во время осады Киева в 1241 г. Тогда в Каракоруме умер отец Гуюка, и тот спешно выехал во Внутреннюю Монголию.

В 1246 г. папский посол Плано Карпини стал свидетелем гибели черниговского князя Михаила, казненного по наговору Ярослава Всеволодовича, князя Владимирского, только что утвержденного ханским ярлыком на вожделенном великом киевском столе.

Однако и сам Ярослав пал жертвой династической борьбы в доме Чингиса. Он должен был отправиться в Каракорум, где мать Гуюка отравила его на пиру.

Стоит обратить внимание на то, что в открытую расправиться с самым мощным вассалом Бату в ставке Гуюка не посмели.

Иннокентий IV старается завязать отношения с литовскими князьями, а особенно с галицким князем Даниилом и его родным братом Владимиром Волынским. Оба князя получают от папы пышные титулы королей, что должно было защитить их от посягательств западных соседей и сосредоточить всецело на борьбе с татарами. В 1251 г. крестится и тоже получает королевскую корону князь Мин-даугас Литовский.

По сути дела речь идет о том, признавать себя русским князьям, все равно уже потерявшим самостоятельность, вассалами Орды или вассалами папы. С точки зрения интересов христианства следовало сделать второе, но действия западных «христианских» сеньоров сводили на нет все усилия папы.

В 1252 г. Александр Невский, утвержденный Бату и Гуюком на великокняжеском гшестоле в Киеве, продолжал жить в Новгороде. Во Владимире сидел его младший брат Андрей.

К этому моменту явственно складывается пропапская партия, в которую входят Даниил с братом и Андрей, который женился на дочери Даниила. Судя по всему, резко против этого союза выступал тогдашний печатник (канцлер) Даниила и митрополит Кирилл.

Едва ли можно оправдать то, что Александр инспирировал поход татар на своих младших братьев, Андрея Владимирского и Ярослава Тверского. Но несомненно одно: союз с папой не мог принести ничего, кроме неприятностей. В 1215 г.

Иннокентий III не смог защитить Раймона Тулузского, в 1216 г. вопреки его запрещению принц Людовик вторгается в Англию; если такое творилось посреди Европы, на что могла надеяться дальняя окраина?

Андрей был изгнан, Александр стал еще и князем Владимирским. Кирилл не возвращался в Киев вплоть до смерти Даниила, но сам князь вскоре охладел к Святому престолу, убедившись в несостоятельности своих надежд.

Новый папа Александр III (1254-1261) постоянно пытался завязать отношения с Александром. Об этом говорят не только документы папского архива, но и упоминания русских летописей.

На фоне непрерывных атак ордена на западные границы Руси это выглядело довольно жалко.

Самый тяжелый удар получил Миндаугас — в 1263 г. орденские войска вторглись на его земли, несмотря на запрещение папы Урбана IV (1261-1264). Результатом этого было отодвинутое на сто лет крещение Литвы. Да и тогда католичество с большим трудом состязалось на этих землях с православием.

Как пишет Мадоль, не стоит пытаться представить, каким бы могло быть положение, если бы папский престол вел себя иначе. Иное поведение было невозможно в эпоху, когда все решала реальная военная сила, а этой силой двигали распри и желание приобрести новые территории.

Духовный авторитет пап, пытавшихся на равных участвовать в этой борьбе, был полностью уничтожен, что и выразилось в знаменитом Авиньонском пленении.

Впрочем, выбор Александра тоже не был лучшим: после его смерти его сыновья погрязли в собственных и внутриордынских распрях, разоряя страну постоянной междоусобицей.

Прочитав эту книгу, читатель лучше представит себе XIII век во всем многообразии его трагедий, сотрясавших Европу от края до края.

Кандидат исторических наук Н. И. Милютенко

ВВЕДЕНИЕ

Об альбигойском крестовом походе и катаризме написано много; об инквизиции, победившей катаров, также. Сколько-нибудь значительная библиография по одному из этих трех вопросов заняла бы бессчетное количество страниц.

Однако, если основные факты достаточно хорошо известны, то многие детали пока покрыты мраком, который все еще не рассеялся, а к исследованиям примешиваются страсти. В качестве доказательства приведу лишь работу Пьера Бельперрона 1942 г.

«Крестовый поход против альбигойцев и присоединение Лангедока к Франции (1209-1249)» [1] Прежде всего нужно воздать должное объему и достоверности информации. Бельперрон был не только издателем, он был историком, который умел работать.

Он с полным основанием полагал, что надо наконец отреагировать на романтический рассказ Наполеона Пейра [2], доставлявший наслаждение нашим дедам. Протестантский пастор, ученик Мгапле [3], тот взял многое от пламенной натуры своего учителя. Он страдал с гонимыми катарами, как если бы они были его отцами по вере.

Он видел в римской церкви Зверя Апокалипсиса, бесстыдно восседающего на водах и попирающего правосудие и истину. Он давал аргументы антиклерикалам Юга, полагавшим, что они должны отомстить церкви за давнее оскорбление. Жорес и Комб [4], лангедокцы, тоже были знакомы с книгой Наполеона Пейра.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=18352&p=40

Лангедок-Руссильон

ЛАНГЕДОК Б СОСТАВЕ ФРАНЦИИ

Лангедок-Руссильон — старый регион юга Франции. Вся его территория делится на три зоны. Там, где рельеф холмистый, выстроились виноградники: в предгорьях Пиренеев и Центрального массива Минервуа, Сен-Шиньян и Фожер, а также Баньюль, Корбьер, часть Кото-дю-Лангедок и западная часть Фиту.

На юге и юго-западе региона большие площади занимает горная система Пиренеи, образующая естественную границу французского региона с Испанией и Андоррой. В равнинной области расположены большая часть Кото-дю-Лангедок, часть Корбьера и прибрежная область Фиту.

И, наконец, район Кабардес, Мальпер и Лиму относится к «атлантическому коридору», находящемуся под ощутимым воздействием Атлантического океана. В регионе Лангедок-Руссильон около двух десятков относительно крупных рек, с виду мирных и тихих, но после проливного дождя образующих стремительные потоки, а в период засухи полностью пересыхающих.

Речные отложения сформировали рельеф всей равнинной части Лангедока-Руссильона. Здесь находится самый теплый регион Франции, с жарким и сухим летом и теплой, влажной зимой. Дожди идут нечасто, но в виде ливней, и предсказать их практически невозможно. Здесь большое разнообразие ветров: засушливые мистраль и трамонтан дуют с побережья, морские бризы снижают температуру воздуха.

В этих климатических условиях самыми распространенными сельскохозяйственными культурами стали виноград и оливки. Найденные здесь останки тота-вельского человека, подвида человека прямоходящего, позволяют утверждать, что первые люди в этой местности обитали не позднее 450 тыс. лет назад. Найденный подвид является одним из древнейших на территории Европы.

8 период 7500-1500 лет до н. э.

здесь жили племена лигуров и иберийцев, позднее вытесненных кельтами. В античный период – 600-500 лет до н. э. – на побережье Средиземного моря появились финикийские, а за ними — и греческие колонии. В 60-е годы до н. э. в Лангедоке наступила эпоха Древнего Рима, здесь выросли крупные торговые и портовые города, была создана римская провинция Нарбонская Галлия.

С тех времен здесь до наших дней сохранились дороги, каналы и акведуки. Эта территория заметно отличается от других римских провинций тем, что сумела пережить первые волны нашествия германских племен и даже сохранила управление и культуру. Но в 300-500 гг сюда вторглись племена вандалов и вестготов, разрушивших многие города.

Примерно в 720 г земли Лангедока были заняты сарацинами, вплоть до 865 г., когда этот край оказался полностью под властью Каталонии. Войны следовали одна за другой, и Лангедок превратился в театр военных действий за благодатный участок средиземноморского побережья. Во второй половине IX в. на территории Лангедока возникло графство Тулузское. В X-XI вв. это было крупнейшее феодальное государство Южной Франции, отличавшееся от других частей Франции высоким уровнем экономического развития, вызванного ранним становлением ремесел и торговли, а также процветанием независимых городов Нима, Безье, Нарбонны, Монпелье сохранивших республиканское устройство едва ли не с античных времен. Развитие наук и искусств вызвало появление нескольких христианских еретических течений, за ними последовали религиозные войны, в результате которых в XIII в. большая часть этих территорий была присоединена к Франции. Тогда же появляется нынешнее название региона. Чтобы отличать эту землю от северофранцузского Лангедойля, ее назвали «Лангедок». Это буквально означает «язык ок», где «ок» — южнофранцузский вариант произнесения частицы «да», в противоположность северофранцузскому «ойль» (позже «уи»). Из-за этого языкового феномена под Лангедоком принято подразумевать весь район распространения диалектов окситанского (провансальского) языка, или всю южную часть нынешней Франции. Часть региона поначалу называлась Русцино: это имя ей дали римляне, и оно произошло от центра расселения племени сардонов, некогда живших здесь. Позднее — в языке франков — название трансформировалось в Руссильон. Лангедок-Руссильон — главный район виноградарства и виноделия, где производится более 40% всех вин Франции и треть всего винограда. Из-за этого этот регион называют во Франции «вин-дю-лак», или «винное озеро». В провинции делают вино уже более 2 тыс. лет, предлагая высококачественный и недешевый продукт, а коллекционные напитки и вовсе достигают заоблачных цен. Здесь все так же выращивают оливы, как во времена древних греков и римлян. Лангедок-Руссильон славится лавандой и редкими сортами овечьего и козьего сыра. Озеро-лагуна Этан-де-То — второе по величине озеро Франции не только известный туристический объект, но и место разведения устриц и мидий. Город Сет — главный рыболовный порт региона, где рыбная отрасль всегда была одной из главнейших. А еще одна древнейшая, с римских времен, отрасль экономики добыча соли из морской воды в прибрежных лагунах.

Уникальный комплекс сельского хозяйства в регионе был бы невозможен без дю-Миди Лангедокского, или Южного, канала длиной 240 км, смыкающегося с Гароннским каналом, идущим к Бискайскому заливу.

Канал был прорыт еще при короле Людовике XIV в XVII в. и в 1996 г внесен в число памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Именно по этому каналу пшеница из Лангедока-Руссильона попадала на север Франции, откуда ею торговали со всей Европой.

Современный Лангедок-Руссильон — это еще и аэрокосмическая, электронная и биотехнологическая промышленность, с предприятиями, сосредоточенными в Монпелье. Лангедок-Руссильон — исторический район проживания провансальцев, или окситанцев. В IX в. эта этническая группа представляла собой целую народность, а вплоть до XVI в. провансальцами именовали жителей всей Южной Франции. Сегодня на провансальском языке говорят лишь в селах, да и то не во многих, но «провансальский дух» — свободолюбие и гордость за древнюю историю родного края живы повсеместно. Периодически дает о себе знать общественное движение за возрождение провансальского языка и литературы. Лангедок-Руссильон — край бесчисленных памятников прошлого. Его маленькие городки известны постройками доримской и римской культуры: амфитеатрами, триумфальными арками, акведуками.

Самые известные города Лангедока — Каркасон, Монпелье и Ним.

Исторические достопримечательности Каркасона сосредоточены в Верхнем и Нижнем городе. В Верхнем городе стоят Нарбоннские ворота с контрфорсами XIII в., ведущие в крепость; собор Св. Назария — романская постройка XI в., стоящая на фундаменте, возраст которого затерялся в веках; и замок XII-XIII вв. дворянского рода Транкавель — бывших хозяев Каркасон. В Нижнем городе сохранился Старый мост XIV в. Безье является одним из самых старых городов Франции: он был основан еще в VII е. до н. э. Главной достопримечательностью Безье является Собор Св. Назария в романском стиле, построенный в XIII в. Своеобразие этого города еще и в том,  что здесь каждый год проходит праздник Ферия, напоминающий испанскую корриду. Особое место занимает Перпиньян, хотя бы потому, что некогда был столицей целого государства — Каталонии, пока в 1659 г не отошел к Франции по Пиренейскому договору. Перпиньян – столица департамента Восточные Пиренеи, остающегося своеобразным испанским анклавом на территории Франции. Здесь живет много испанцев и каталанцев, сохранивших свою самобытную культуру. Не менее знамениты лангедокские города Монпелье — с первым во Франции ботаническим садом Жардин-дез-Плант, основанным в 1593 г., и Ним, где стоит Пон-дю-Гар, или Гарский мост (I в.) самый высокий сохранившийся древнеримский трехъярусный акведук: длина 275 м, высота 47 м.

Лангедок-Руссильон – это еще и одна из популярнейших курортных зон всей Европы. Кап д'Аг, Палава-ле-Фло, Ла-Гро-дю-Руа – все эти экзотические названия являются именами крохотных рыбацких деревень, в начале XX в. превратившихся в фешенебельные курорты.

Общая информация

Местоположение: Западная Европа.
Административное деление: департаменты Од, Эро, Гар, Лозер, Восточные Пиренеи.
Административный центр: Монпелье. 253 998 чел. (2008 г.).
Языки: французский — до 90%, каталанский, провансальский.
Этнический состав: французы — ок. 90%, прочие — 10% (в т. ч.

алжирцы, марокканцы, португальцы, каталонцы, испанцы).
Религии: католицизм (большинство), протестантизм, ислам, атеизм.
Денежная единица: евро.
Крупные населенные пункты: Монпелье — 253 998 чел. (2008 г.), Ним — 140 267 чел. (2008 г.), Перпиньян — 120 100 чел. (2009 г.), Безье – 71 672 чел. (2008 г.).

Крупнейшие реки: Рона, Гар, Эро, Од, Орб, Тарн.
Важнейший порт: Сет.
Важнейшие аэропорты: международные аэропорты Монпелье-Медитеран, Ним-Алес-Кэмарг-Севенны (НимТарон).

Внешние границы: французские регионы Прованс-Альпы-Лазурный берег — на востоке и юго-востоке, Рона-Альпы — на востоке, Овернь — на севере, Южные Пиренеи — на западе, Андорра — на западе, Испания — на юге, Средиземное море — на востоке.

Цифры

Площадь: 27 376 км2.
Население: 2 610 890 чел (2009 г.).
Плотность населения: 95,4 чел/км2 (150-300 чел/км2 в городах и на побережье Средиземного моря, 7.4 чел/км2 в горных районах).
Самая высокая точка: пик Карлит, 2921 м (департамент Восточные Пиренеи).

Экономика

Полезные ископаемые: уголь, бокситы.
Промышленность: машиностроительная, металлообрабатывающая, нефтеперерабатывающая, высокие технологии, фармацевтическая, химическая, легкая (текстильная), пищевая.
Сельское хозяйство: виноградарство, фрукты, овощи, животноводство (скотоводство).
Виноделие.
Рыболовство.
Сфера услуг: туризм, торговля.

Климат и погода

Средиземноморский.
Средняя температура января: +8°С
Средняя температура июля: +25°С.
Среднегодовое количество осадков: 750 мм — на востоке, 450 мм — на западе, 400 мм — на средиземноморском побережье, на юге, 1200 мм — в предгорьях, на севере.

Достопримечательности

■ Город Монпелье: дворец Арагона (XIII в.), Ботанический сад Жардин-дез-Плант (XVI в.), сады Променад-дю-Пейру, собор Монпелье (XIV-XIX вв.), площадь Ла-Комеди;
■ Город Перпиньян: форт Ла-Кастилет (XIV в.), собор Сен-Жен (XIV-XVI вв.), церковь Св. Марии (XVI в.), здание железнодорожного вокзала, музей Риго, замок Коллиура (XIII в.

), парк Ла-Миранда;
■ Город Ним: Пон-дю-Гар, или Гарский мост-акведук (I в.), амфитеатр Лез-Аренес (I в. н. э), храм Дианы (II в. н. э.), кафедральный собор Нотр-Дам-э-Сен-Кастор (XVI в.). общественный сад Жардин-де-ла-Фонтень (XVIII в.);
■ Город Безье: мост Пон-Неф, кафедральный собор Сен-Назер (XIII-XVII вв.

);
■ Город Нарбон: римские развалины Орреум, готический кафедральный собор Сен-Жуст-э-Сен-Пастер, Дворец архиепископа, мост Маршан, церковь Нотр-Дам-де-Ламурги;
■ Город Каркасон: собор Св. Назария (XI в.), замок Транкавелей (XII-XIII вв.), крепость Бастид-Сен-Луи (XIII в.), Нарбоннские ворота (XIII в.), Старый мост (XIV в.), набережная реки Од (XVII в.). фонтан «Нептун» (XVIII в.

), Дворец правосудия (XIX в.);
■ Город Сет: форт Сен-Пьер (XVII в.);
■ Город Альби: музей художника Анри де Тулуз-Лотрека, замок Ла-Бербье (XIII в.), готический собор Сен-Сесиль (XIII в.);
■ Город Корд: подземные тоннели альбигойцев, деревянные особняки (XII—XIV вв.);
■ Город Эг-Морт: крепость (XIII в.), соляные поля;
■ Город Агд: дома из черного вулканического камня.

■ Региональный природный парк О-Лангедок. ■ Национальный парк Севен.

■ Заповедник Камарг (дельта Роны): реликтовые полустепные природные комплексы.

■ Озеро-лагуна Этан-де-То: устричные садки. ■ Канал дю-Миди (Лангедокский, или Южный, канал). ■ Курорты Кап д'Аг, Палава-ле-Фло, Ла-Гро-дю-Руа, Ла-Гранде-Мот, Валра, Сен-Пьер, Нарбон-Плаж;

■ Ущелье реки Тарн.

Любопытные факты

■ Лангедок-Руссильон — на самом деле две очень разные области, объединенные в один регион. В Лангедоке и сегодня живы провансальские традиции, в то время как в Руссильоне, который в течение длительного времени пребывал под властью Испании,сохранилась каталонская культура. Например, в Руссильоне дома принято красить в разные яркие цвета.

■ Символом города Ним является древнеримский амфитеатр Лез-Аренес (I в. н. э), считающийся одной из наиболее хорошо сохранившихся римских арен в мире. Построенный для гладиаторских боев, он вмещал более 20 тыс. зрителей.

Это сооружение до сих пор используется для боев на арене: Ним считается главным европейским центром боя быков за пределами Испании.

Источник: https://geosfera.org/evropa/franciya/958-langedok-russilon-region-francii.html

Лангедок: земля бесстрашных виноделов

ЛАНГЕДОК Б СОСТАВЕ ФРАНЦИИ

Лангедок — залитый солнцем южный регион, вызывающий ассоциации с жаркими пляжами и Средиземноморской кухней, сегодня является самым плодовитым производителем вина во Франции. Местные виноградники расположились на склонах гор, глядя на озера и обнимая побережье лазурного моря.

Являясь старейшим винодельческим регионом страны, Лангедок насчитывает более 40 тысяч гектаров виноградников, в рамках которых существует 23 аппелласьона и большое число терруаров, все еще скрытых от глаз широкой публики.

Это место суровых пейзажей, богатой истории и особых вин, которые отражают в себе стойкий характер местных жителей.

Лангедоку не зря дали прозвище “Прованс без туристов”, ведь этот край при близком рассмотрении способен удивить не только самых взыскательных путешественников, но и продвинутых любителей вина. 

Вино в Лангедоке начали производить еще во времена древних римлян, но многие покупатели до сих пор обладают довольно поверхностными данными об этой винодельческой зоне.

Несмотря на то, что высококачественные аппелласьоны-производители Корбьер, Фожер, Фиту и Минервуа  знакомы некоторым любителям вина, долгие годы винные производства региона фокусировались лишь на количестве выпускаемого вина, заработав себе не самую лучшую репутацию.

Плюс к этому, долгое время название Лангедок нельзя было представить без приставки Руссильон, южной области Франции. С 2016 года территория Лангедока вошла в состав нового региона Окситания, чей административный центр находится в Тулузе.

Вина Лангедока

В Лангедоке производится большое количество вин в самых разных стилях — белые, розовые, игристые, крепленые (обратите внимание на редкое крепленое сладкое вино из аппелласьона Ривзальт 1945 года, которое до 2000 года созревало в бочке) и, конечно же, красные, которые составляют 76% всего объема производства.

Сира, кариньян, мурведр, гренаш и сенсо, все эти сорта возделываются на благодатных почвах Лангедока. В широком понимании Лангедок является большим амфитеатром с южной экспозицией, способствующей идеальному созреванию винограда, который буквально купается в лучах солнца.

Долгие летние дни, полные тепла, позволяют винам развивать крепкую танинную структуру, глубокий цвет и насыщенные фруктовые ароматы.

Нередко в винах региона можно почувствовать ноты гарриги, местных вечнозеленых низкорастущих кустарников, а также нюансы лаванды и чабреца, которые считаются традиционными для средиземноморской кухни. 

Рекомендация от WineStyle:

Занимая всего 10% от общего объема производства, год от года белые сорта винограда и вина из них становятся все более важными для Лангедока. Пикпуль де пине, клерет бланш, гренаш блан и более известные в мире сорта, такие как вионье, руссан, марсан и шардоне, одинаково благополучно чувствуют себя в условиях климата Лангедока.

Искусством составления блендов из разных сортов винограда, включая совсем редкие образцы, по-настоящему овладело винодельческое хозяйство Мас Де Дома Гассак, чьи флагманские вина могут похвастаться необычно сложными композициями, которые можно сравнить с хорошо сыгранным оркестром. В свое время именно Дома Гассак стало первым хозяйством Лангедока, вина которого во всем мире стали неофициально относить к классу Гран Крю.

Сильвен Фада

В этой статье мы хотим подробно рассказать об одном из лучших виноделов Лангедока, о настоящем мастере виноделия и владельце ведущего хозяйства юга Франции — речь идет о Сильвене Фада.

5 поколений семьи Фада занимались виноделием на большом лье-ди Опильяк, размером 18 гектаров, который расположен в деревне Монперу. На другой стороне реки Эро располагаются культовые хозяйства-соседи Дома Гассак и Домен де Ля Гранж де Пер.

Несмотря на то, что семья Фада работает на этой земле с 19 века, а виноградники тут заложили еще во времена древних римлян, именно Сильвен в 1989 году официально зарегистрировал хозяйство Домен д’Опильяк в качестве независимого семейного производства.

В винном мире Опильяк неспроста считается выдающимся участком. Этот террасированный виноградник с юго-западной экспозицией располагается на высоте 370 метров над уровнем моря, заняв место под руинами местного замка. Почвы тут богаты окаменелыми доисторическими устричными раковинами и другими ископаемыми, которые сообщают винам невероятную длину и минеральные оттенки. 

Лангедок-Руссийон (Languedoc-Roussillon) – вторая по площади область виноделия во Франции

ЛАНГЕДОК Б СОСТАВЕ ФРАНЦИИ

Винодельческие регионы Франции

Расположенная вдоль берега Средиземного моря эта область виноделия является наиболее протяженной во Франции, охватывая территорию четырех департаментов, что составляет 380 тыс. гектаров, 38 процентов общей площади французских виноградников.

  • Карта региона Лангедок-Руссийон, со схемой расположения виноградников

Область производит значительную часть французских столовых вин и большую часть местных вин. Будучи известными своими Сладкими Натуральными Винами, эти виноградники дают также прекрасные марочные вина.

Это второй по площади виноградник Франции категории марочных вин.

Благодаря последовательной политике улучшения набора сортов (диверсификация виноградных лоз) и технике виноградарства и виноделия (раздельное и приспособленное к каждому сорту производство вина, температурный контроль), производство высококачественных вин в этом регионе постоянно растет.

В Лангедоке-Руссийоне встречаются две категории марочных вин: вина, контролируемых наименований (б.т.ч. ВДН) и МВВК.

20% скидка на сет из 5 итальянских игристых вин. Лучшее предложение для жаркого лета.Посмотреть сет

Вина Контролируемых Наименований (не относящиеся к ВДН)

Речь идет о винах, хорошо известных и с различными свойствами: «Кот дю Руссинон», «Кот дю Руссийон-Виляж», «Койюр», «Фигу», «Минервуа», «Фожер», «Сен-Шиньяи», «Бланкет де Лиму», «Клерет де Бельгард», «Клерет дю Лангедок» и, с недавнего времени: «Корбьер», «Кого дю Лангедок» и «Костьер де Ним».

«Кот дю Руссийон» и «Кот дю Руссийон-Виляж»

Производимые в Восточных Пиренеях, то есть в самой южной провинции континентальной Франции, «Кот дю Руссийон» является хмельным красным вином весьма глубокой окраски или же розовыми винами, сохраняющими вкус плодов и имеющими приятный букет, или бело-зелеными винами, производимыми от лоз «Маккабе» и «Турба».

Существует также наименование «Кот дю Руссийон-Виляж», которое дают исключительно красным винам, производимым в 28 деревнях при строгом контроле за качеством. Они должны содержать 12 проц. спирта вместо 11,5 в «Кот дю Руссийон», и производство с гектара не может превышать 45 гектолитров.

Вина «Кот дю Руссийон» производятся главным образом от сортов «Кариньян», «Гренаш», «Сира», «Макабе», насаженных на глинисто-известковых, гранитных и сланцевых почвах.

«Коллиур»

Вино наименований контролируемого происхождения «Коллиур» появилось в винограднике Баньюль. Изготовляемое на базе лозы «Гренаш», весьма терпкое, полное огня красное вино «Коллиур» является известным красным вином, производство которого остается однако весьма ограниченным.

«Фиту»

Производимое на юге Нарбона, в девяти коммунах региона Корбьер, это вино, традиция производства которого восходит к Филиппу-Августу, изготавливается главным образом из виноградных лоз сортов «Гренаш» и «Кариньян» с добавлением других традиционных лоз этого региона. Это плотное красное вино прелестного рубинового цвета, хорошо сохраняющееся. Оно должно выдерживаться минимум 9 месяцев до выпуска в продажу.

«Корбьер»

Виноградники «Корбьер» существуют более 2 тыс. лет. Получившие развитие при Шарлемане, они позже пострадали от войны против Катаров.

Это горный массив, засаженный виноградом на площади 13 тыс. гектаров и относящийся к наименованиям контролируемого происхождения.

Различаются:

  • «Корбьер Литтораль», представляющий собой известковые холмы;
  • «Корбьер Сантраль» с преобладанием силикозов;
  • «От-Корбьер» с ярко выраженным рельефом и с известняковыми и сланцевыми почвами;
  • «Корбьер д’Аларик» — известняки, где средиземноморские черты климата уменьшаются из-за влияния океана.

Здесь производятся главным образом плотные красные вина, но призвано получить развитие и производство белых и розовых вин.

«Минервуа»

Расположенный у подножия Черной Горы между департаментами Од и Эро, виноградник «Минервуа» существует с римских времен. Он занимает площадь 18 тыс. гектаров на известняковых холмах и производит главным образом нежные и бархатистые красные вина, пригодные к выдержке, и, в меньшем количестве тонкие розовые вина с фруктовым вкусом, а также несколько сухих белых вин.

«Бланкет де Лиму»

Производимые от лоз «Мозак», «Шардоне» и «Шенэн», насаженных на скалистых и известняковых почвах, «Бланкет де Лиму» является наиболее древним из пенных вин Франции.

Производство этого вина невелико. Оно получается путем умеренного давления и выжимания (из 150 кг винограда получается 100 литров сусла). Оно производится по методу вторичной ферментации в бутылках после добавления тиражной жидкости или по «методу Предков» (спонтанное завершение ферментации в бутылках).

Таким же образом получают пенистое, легкое, бархатистое вино, сохраняющее запах фруктов с исключительно приятным букетом.

«Кото дю Лангедок»

В этой большой области производятся следующие вина:

— «Сен-Шиниан» и «Фожер» являются красными и розовыми винами, переведенными в категорию вин контролируемых наименований в 1982 году.

«Сен — Шиниан» хорошо выдерживается и сохраняет характерные запахи сосны и дрока.

«Фожер» является хмельным, шелковистым, красным вином со свежим ароматом красных фруктов;
— имеется 12 краев, названия которых могут дополнять вина контролируемых наименований «Кото дю Лангедок».

Речь идет о таких территориях, как: «Кабриер», «Кото де ля Межанель», «Кото де Сен-Кристоль», «Кото де Верарг», «ла Кляп», «Монпейру», «Пикпуль де Пине», «Пик-Сен-Лу», «Катурз», «Сен-Дрезери», «Сен-Жорж д’0рк» и «Сен-Сатюрнен».

«Пикпуль де Пине» производит лишь сухие белые вина с сильным фруктовым запахом. Другие края дают исключительно красные и розовые вина, за исключением «ла Кляп», которая производит свежие и элегантные белые вина.

«Костьер де Ним»

Область виноградарства «Костьер де Ним» покрывает территорию в 2 600 гектаров на кремнистых почвах в бывшей дельте Роны. Вина в этой области производятся от традиционных сортов Лангедока и Прованса: в основном, «Кариньян», «Гренаш», «Сенсо» и в меньшем объеме — «Мурведр», «Сира», «Уньи Блан» и «Клерет».

Красные вина сохраняют вкус фруктов и хорошо пьются; розовые — сухие и нервные. Небольшое количество белых вин производится в регионе Бельгард под названием «Клерет де Бельгард».

Вина Наименований по Происхождению, отнесённые к высшему качеству

В области Лангедок-Руссийон имеются только два наименования по происхождению, отнесенных к высшему качеству:

  • «Кабардес» или «Кот дю Кабардес э де л’0рбьель», красные и розовые;
  • «Кот де ля Малепер» — красное и розовое.

Области виноделия расположены в переходной климатической зоне на крайнем западе региона, где влияние Атлантики смягчает Средиземноморскую сухость. Это объясняет насаждение Бордосских сортов.

Сладкие натуральные вина

Регион Лангедок-Руссийон равным образом богат сладкими натуральными винами, относящимся к наименованиям контролируемого происхождения. Они производятся от набора виноградных лоз, включающих «Гренаш», «Маккабе», «Мальвуази» и, конечно же, «Мюскат».

Эти вина, получаемые с помощью весьма специфического производства и имеющие древние традиции, естественно содержат много сахара и спирта. Иногда они бывают красными, но по большей части белыми. Только мускатные вина должны питься предпочтительно молодыми, учитывая фруктовый аромат, который дает эта лоза.

Существуют следующие сладкие натуральные вина Лангедока-Русийона:

  • «Баньюлс» и «Баньюлс Гран Крю»: виноградники возвышающиеся над морем и располагающиеся террасами, засаженные лозой «Гренаш нуар»;
  • «Ривзальт» и «Мюскат де Ривзальт»: два сорта вин, производимых на кремнистых землях, расположенных в «Восточных Пиринеях» и на юге департамента «Од»;
  • «Мори»: речь идет о виноградниках на каменистых землях, выжженных солнцем и засаженных сортом «Гренаш нуар». Там производятся Сладкие Натуральные Вина, почти исключительно красные;
  • другие «Мускаты» в департаменте Эро различные виноградники дают весьма известные мускатные вина; это — «Мюскат де Фронтиньян», «Мирваль», «Люнель» и «Сен-Жан-де-Минервуа».

Местные и прочие столовые вина

Лангедок-Руссийон является самым крупным регионом Франции по производству местных и прочих французских столовых вин. На департаменты Эро, Од, Гар и Восточные Пиринеи приходится более 60 процентов французского производства столовых и местных вин.

Статьи о винах региона:

Книга «Вина Франции: главные сорта, регионы и аппелласьоны»Авторы: Расков Василий, Ковалев Дмитрий, Кирилин ИльяИздательство: ЭксмоСтраниц: 312Бумага: мелованнаяМасса: 1554 гРазмеры: 287x217x23 ммКнига от известной компании «Simple Wine», подробно освещает все особенности и аспекты виноделия во Франции по каждому из её винодельческих регионов. Советы дающиеся в книге, помогут лучше ориентироваться в выборе французских вин и составить интересный маршрут для самостоятельного винного тура.

Источник: https://www.vins-france.ru/viniculture-region-languedoc-roussillon.htm

Французский регион Лангедок-Руссильон

ЛАНГЕДОК Б СОСТАВЕ ФРАНЦИИ

Французский регион Лангедок-Руссильон – это одна из наиболее колоритных провинций Франции, бережно хранящая свою многовековую историю, а также стремительно развивающаяся в качестве одного из современных пляжных курортов.

Фактически регион размещается на побережье Средиземного моря, что по соседству с живописным Провансом и горной провинцией Юг-Пиренеи.

Данная местность издавна славится своей историей, живописным природным разнообразием, яркими лучами средиземноморского солнца, а также кулинарными шедеврами французской кухни и изысканными винами.

Историческая область Лангедок

Историческая область Лангедок (Languedoc) располагается в южной части древней Окситании (общее название областей современного Прованса, Дрома, Оверни, Лимузена, Гаскони и Лангедока, в которых говорят на окситанском языке).

Для французов Лангедок является чем-то большим, нежели просто географический регион, – это одно из исторических мест формирования современной Франции, до сих пор сохраняющее множество характерных национальных черт, а потому обладающее известной долей консерватизма и четким чувством национальной идентичности.

Учитывая тот факт, что окситанский язык в наше время практически вышел из употребления, не имея при этом никакой литературной поддержки, местные жители всё же стараются всячески подчёркивать свою формальную независимость от Парижа, а сам Лангедок традиционно считается главным оплотом радикальных левых (и что более удивительно – и крайне правых тоже) партий.

Французский город Тулуза – это столица средневекового Лангедока, современного региона Южные Пиренеи и департамента Верхняя Гаронна, географически находится за чертой административных границ области Лангедок, однако традиционно включается в состав региона.

Историческая область Руссильон

Историческая область Руссильон (Roussillon), включающая в себя восточный край Пиренеев, а также низменности вокруг Перпиньяна и вдоль средиземноморского побережья, с древности известна как Руссильон (названа в честь основного города племени сардонов – Русцино, разрушенного норманнами в 859 году.), или «французская Каталония». Каталонцы появились тут в X-ом веке, а в XIII-XIV столетиях, франко-каталонская граница проходила по холмам Корбьер к северу от Перпиньяна.

При Хауме II Руссильон стал частью вассального Арагону королевства Мальорка, что привело к череде войн и восстаний (большинство из них либо провоцировались, либо подавлялись французами), закончившихся лишь в 1659 году, после фактического подписания Пиренейского мира, согласно которому регион полностью отошёл к Франции.

Удачное в то время территориальное месторасположение города Перпиньян превратило его в крупнейший торговый центр Пиренеев, в связи, с чем равнины Руссильона систематически подвергались полному «офранцуживанию», однако горные районы сохранили свой многовековой уклад жизни, «замешанный» на слиянии и переплетении традиций и обычаев многих народов, населявших эти края с древних времён.

И по сей день местный язык несёт в себе изобилие испанских и окситанских словосочетаний, что наглядно демонстрируется в двуязычных дорожных указателях, а региональный красно-жёлтый флаг, как правило, встречается чаще национального французского.

Главным населённым пунктом Руссильона, а также его административным центром (департамент Восточные Пиренеи) является город Перпиньян (Perpignan), располагается на реке Тет, что в 13 километрах от берега Средиземного моря и в 31 километре севернее франко-испанской границы.

История провинции Лангедок-Руссильон

Удивительно, но такой богатый природными ресурсами, культурным наследием и уникальными традициями регион достаточно долго находился в тени туристического бизнеса и внимания путешественников.

Первоначально регион Лангедок-Руссильон посещали исключительно ценители познавательного отдыха, и лишь во второй половине XX столетия здесь всерьез занялись развитием туристической инфраструктуры, стремясь превратить здешнее, обладающее специфической красотой, побережье в новую Французскую Ривьеру.

В итоге появилось несколько достаточно крупных курортов, где создали наилучшие условия для полноценного и главное незабываемого отдыха со всевозможными развлечениями, живописными природными пейзажами и захватывающими культурно-развлекательными мероприятиями.

Пляжи и курорты региона Лангедок-Руссильон

Местный курорт Грюиссан без преувеличения можно считать одним из наиболее красивых и колоритных мест в данном регионе. Это связано с тем, что он, и ещё Кап-д'Адж, возникли у самого подножья заснувшего навсегда вулкана. Небольшие приватные виллы и уютные пансионаты семейного типа расположены просто на склонах гор.

А вот крупные отельные комплексы с развитой инфраструктурой располагаются ближе к берегу. Тут можно заниматься различными видами пляжного спорта, выйти в открытое море под парусом либо на шикарной арендованной яхте, погрузиться с аквалангом и любоваться разнообразием подводной жизни Средиземного моря.

Кроме того гостей курорта ожидают многочисленные дегустационные мероприятия в старинных винных погребах, где помимо вина предлагают попробовать и знаменитые на весь мир французские сыры. Также огромное внимание уделяется и культурным развлечениям, довольно часто проводятся танцевальные вечеринки в национальном стиле и организовываются народные гулянья согласно старинным местным традициям.

Если главной целью Вашего отпуска является пляжный отдых и прогулки на природе, то можете смело отправляться на курорт Ла-Гран-Мотт. Именно здесь находится самая широкая береговая линия региона, усыпанная мельчайшим песком, а сразу за ней берёт своё начало непревзойдённая холмистая местность, где раз за разом встречаются озёра с кристально-чистой водой.

Если же Вам по душе отдых с наличием разнообразных баров, небольших ресторанов, сувенирных лавок и захватывающих дух аттракционов, то отправляйтесь на курорт Лекат-Баркаре. Он размещается в тихой гавани, где старинные виллы подступают прямо к морю.

Достопримечательности Лангедока-Руссильона

Местные города Перпиньян и Монпелье наверняка понравятся тем, кто любит совмещать отдых с необременительным шопингом.

Здесь Вам представится прекрасная возможность выбора среди массы торговых центров и фирменных бутиков, где можно купить практически всё, начиная от купальников и заканчивая вечерними платьями.

Кроме того  Вас ожидают роскошные рестораны с видом на море, стильные бары и современные ночные клубы.

Отдельно стоит выделить город Монпелье, который, безусловно, поразит Вас своей исключительной старинной архитектурой, уютными скверами с тенистыми аллеями и многочисленными фонтанчиками.

Здесь вы сможете увидеть наиболее значимые городские достопримечательности, а также посетить местные музеи, побывать в библиотеке, открытой более века назад, ну и конечно посидеть на площади перед величественным кафедральным собором Святого Петра (Cathedrale Saint Pierre).

Каркассон (Carcassonne) – французский городок, расположенный в департаменте Од на территории региона Лангедок-Руссильон, являющийся префектурой департамента. Каркассон делится на старый и новый город.

Старый, укреплённый город стоит на скалистой возвышенности и окружён двумя стенами V и XIII столетий. В 1997 году средневековый архитектурный ансамбль был включён в список всемирного наследия Юнеско.

Небольшой городок Каркассон поразит Вас своим историческим центром, надёжно спрятанным за двумя неприступными стенами старинной крепости, очарует мощью древнего форта, а также приятно удивит виноградниками и винными коллекциями в прохладных погребах. А тем, кому этого покажется мало, предложат посмотреть корриду (бой быков), зрелище, которое еще никого не оставляло равнодушным.

Также стоит побывать в таких крупных городах региона как, например, Перпиньян (Perpignan), где сохранилось множество старинных сооружений, в том числе крепостей и соборов, а в их окрестностях размещаются деревни, где можно увидеть деревянные дома-крепости, возведённые еще в XVII столетии.

Помимо этого непременно стоит посетить Эльне, городок Прат-де-Молло, затерявшемся в пиренейских горах, живописных кварталах Сере, романском аббатстве Сен-Мари, построенном в XIV веке в окрестностях Арль-сюр-Теш. И обязательно съездите в Ним, город, в котором придумали джинсовую ткань, и где расположен один из самых необычных акведуков в мире.

И не забудьте хотя бы взглянуть на многочисленные природные парки, где можжевеловые рощи граничат с болотистой местностью, вулканические горы с морским побережьем, а в живописных речных дельтах гнездятся до 300 видов редких птиц, среди которых и розовый фламинго.

Больше фотографий достопримечательностей региона Лангедок-Руссильон тут: Фотогалерея

Источник: https://www.vparis.net/regiony-frantsii/frantsuzskij-region-langedok-russilon.html

Лангедок б составе франции

ЛАНГЕДОК Б СОСТАВЕ ФРАНЦИИ

Здесь не место рассказывать о Революции в Лангедоке. Она не приобрела там специфического характера, хотя детальное исследование, несомненно, показало бы множество особых черт. Как и в других местах, разделение на сторонников и противников здесь первоначально происходило на квазирелигиозной основе.

Протестанты были, конечно, за, как и те, кого после буллы «Unigenitus» 1713 г. называли «апеллянтами», то есть янсенисты [209]. Не забудем, что при Людовике XIV [210] знаменитый Павийон был епископом Алетским [211], т. е. служил в диоцезе Разес, бывшем некогда одним из катарских диоцезов.

Исследователи долго искали связь между протестантизмом и катаризмом, уделяя несколько меньше внимания вопросу: не наложил-ся ли суровый янсенизм в некоторых душах на почти стершиеся следы какой-то иной доктрины? И потом, разумеется, роль играли сторонники Просвещения, гораздо более многочисленные, чем думают, причем в самых различных кругах.

Помню, что в библиотеке бывших епископов Сен-Папуля в Лораге я нашел экземпляр «Энциклопедии».

Если Лангедок чем-то и отличался, то скорее крайностью занятых одной и другой стороной позиций. Когда приносили клятву в Зале для игры в мяч 20 июня 1789 г.

, только депутат от Кастель-нодари Мартен Дош единственный не присоединился к своим коллегам и согласился подписать знаменитый протокол только с пометкой после своего имени: «против» [212]. Конечно, это крайний и совершенно единичный случай.

Но он не менее, а может быть, и более показателен, чем принято считать. Нигде на протяжении всего последующего столетия противостояние республиканцев и роялистов не было столь сильным, столь резко выраженным, чем в Лангедоке.

Там оно приняло особый характер: в большинстве случаев роялистски настроен народ, в то время как буржуа — если не всегда республиканцы, то по крайней мере либералы, как тогда говорили. Известно, что Тулуза и Ним стали в 1815 г. свидетелями ужаснейших сцен белого террора.

Но это, равно как и некоторые отдельные восстания, несущественно. Деление Франции на департаменты уничтожает даже воспоминание о бывших провинциях. Праздник Федерации 14 июля 1790 г. заменяет старое право завоевания и наследования на новое право, основанное на воле народа [213].

Конечно, французский народ в этот день только утвердил давно сложившееся, особенно в Лангедоке, положение. И тем не менее, если Франция — старейшая страна, то французская нация в ее нынешнем понимании родилась именно в этот день. Не менее значительно и утверждение Гражданского кодекса в 1804 г.

, установившего наконец единство законодательства и уничтожившего бывшее разделение между провинциями обычного права и права римского. Именно Камбасерес из Монпелье [214], бывший советник при счетной палате и податном суде этого города, представлял в комиссии по выработке этого кодекса точку зрения римского права.

То есть он был одним из главных авторов этого синтетического произведения, отразившего различные стороны юридического духа тогдашней Франции.

Однако один из новейших историков Лангедока, П. Гашон, сильно преувеличивает, когда пишет: «Начиная с 1790 г., собственно говоря, истории Лангедока нет» [215]. Разумеется, официально провинции Лангедок нет.

Но, быть может, именно поэтому люди бывшей провинции ощущают себя теснее связанными друг с другом, чем раньше, и такое пробуждение чувства единства мы наблюдаем в пятидесятые годы следующего века.

Романтизм ввел в моду средние века, и каждый искал в этих темных и далеких столетиях почти стершиеся титулы, полузабытые воспоминания. В это время Мистраль и Руманиль основали близ Авиньона движение фелибров [216], Жансемин, аженский поэт [217], умерший лишь в 1864 г.

, продолжает вне этого движения издавать свои «Папильотки», Наполеон Пейра публикует «Историю альбигойцев», успех которой огромен. Я знал один антиклерикальный масонский дом начала нашего века, библиотека которого, если можно ее так назвать, состояла из одних работ Наполеона Пейра.

Впрочем, все это разделено и противостоит одно другому, как и сам по себе Лангедок. Жансемин бойкотировал зарождающееся движение фелибров; последнее под влиянием Руманиля, а позже Мор-раса [218] быстро сориентировалось на крайне правыйтрадиционализм, позиция же Пейра была диаметрально противоположна.

Можно сказать, что лан-гедокцы под конец XIX в. искали в своем прошлом оправдания современных конфликтов. Но, бесспорно, здесь следует различать собственно Лангедок и Прованс. Фелибриж — движение в основном провансальское. Конечно, лангедокцы в нем участвовали.

Они даже старались, особенно Проспер Эстье и Антонен Пербоск [219], восстановить язык точнее и чище, чем Мистраль, колоссальный труд которого, впрочем, тоже достоин уважения. Сами они сторонились всякой политики и думали лишь о возвращении достоинства прославленному диалекту.

Их цель заключалась в том, чтобы побудить культурную буржуазию вернуться к языку «ок». На деле же он остался, с одной стороны, народным языком со своими диалектами, а с другой — языком изысканным, несколько книжным, произведения на котором заслуживают более широкой аудитории.

До сих пор идет борьба за изучение местного языка в начальных школах. Но это требует от Франции такой степени децентрализации, к которой, похоже, наша страна еще не готова.

В плане политическом уже почти сто лет большинство живых сил Лангедока группируется вокруг «Депеш де Тулуз» [220]. Радикализм принимает здесь более резко выраженный антиклерикальный характер, чем где-либо. Конечно, это не случайность, что Эмиль Комб [221], принявший в качестве председателя Совета министров особо жесткий закон о конгрегациях, был уроженцем Рокекурба.

Он не был протестантом. Но на его католицизм с детства сильно влияли янсенизм и галликанство.

Этот цельный, суровый и фанатичный человек, вызывавший яростную ненависть одних и страстную привязанность других, часто напоминает мне Добрых Людях прежних времен, худых и аскетичных, которые, пренебрегая кострами инквизиции, брели некогда парами по Лангедоку и которых тайком принимали с пламенным восторгом друзья.

Что сказать о Жоресе [222], тоже уроженце Кастра, несравненное красноречие которого поднимало толпы и собрания вплоть до 1914 г.? Трудно представить более разительный контраст, чем у него с Эмилем Комбом, а тем не менее Жорес был его другом, опорой в политике, «министром слова», как тогда говорили.

Жорес был человеком щедрой, широкой души, исполненным жизненных сил, Комб отличался сдержанностью, замкнутостью, направленностью к одной цели — не дехристиани-зации Франции, а скорее насаждения христианства «духовного и истинного», к которому всегда стремилась часть лангедокского населения, что выразилось также в альбигойстве и Реформации.

И если бы мы услыхали пламенные проповеди Бер-нара Делисье, пошатнувшие на миг застенки инквизиции, то, возможно, уловили бы в них что-то из будущих интонаций Жореса. Рожденные в такой близости друг от друга, эти два лангедокца, Жорес и Комб, ярко отражают контрасты провинции; но они же показывают, что эти контрасты не непримиримы и что между приветливым и очень терпимым духом народа, открытого всем духовным веяниям, и непреклонной суровостью катарских пастырей некогда могла возникнуть столь же прочная связь.

https://www.youtube.com/watch?v=mhnqM3omudo

Строгий читатель, несомненно, увидит в предшествующих строках плод разыгравшегося воображения, не очень приличествующий строгому историку. Однако именно параллели такого рода выявляют сохранение некоего духа на протяжении столетий.

Лангедок отныне — часть Франции, но следует спросить, какое именно место он занимает в стране, взятой в целом. С 1871 по 1914 гг. он, по крайней мере в политическом плане, играл в нашей стране решающую роль.

Баррес, чувствовавший себя больше лотаринщем, чем овернцем [223], неоднократно сожалел, что потеря Эльзаса и Лотарингии нарушила равновесие во Франции и придала Югу слишком большой вес. И действительно, место Лангедока было тогда значительнее, чем когда-либо.

Однако стоит ли на это сетовать, если учесть, что Третья республика [224] привела французскую армию к победе, а некоторые из наиболее прославленных полководцев этой армии — руссильонец Жоффр [225], Фош из Тарба [226] — были если не лангедокцами, то, по крайней мере, чистыми южанами.

Я полагаю, было бы бессмысленно искать в наши дни в водах великой национальной реки лангедокские струи с их особым вкусом, и не потому, что они там неуловимы. Но горнило Парижа оказывает теперь на единство страны слишком сильное воздействие, чтобы в его пламени сохранился провинциальный сепаратизм.

То, что начали короли, то, чему Революция придала неотвратимость, сегодня заканчивает Париж. Разнообразные французские провинции сливаются здесь и сами получают из этого центрального очага импульс и жизнь. Значит ли это, что отныне следует их считать мертвыми, интересными только своей историей? Не думаю.

Провинции существуют, с их равнинами и горами, их небом и особенным климатом, и лангедокский акцент — один из тех, что утрачивается медленнее всего.

Когда мы обращаемся к прошедшим векам, особенно к трагическому XIII веку, и думаем о народности, за столь малый срок осознавшей самое себя и умершей, народности, которая при других обстоятельствах сумела бы познать более счастливую судьбу, то не знаем, должно ли сожаление брать верх над удовлетворением. Но это лишь первый миг, первое движение.

В самом деле, если присмотреться ближе и хладнокровнее, мы отдадим себе отчет, что не стоит оплакивать вещи не просто мертвые, но и никогда реально не существовавшие. Нет занятия более бесполезного и ложного, чем попытки переписать историю.

Можно бесконечно сожалеть о том, что могло бы быть, о бесконечных нереализованных возможностях, но подобные мечтания ни к чему не ведут, тем более что они полностью произвольны.

Лангедокцы и французы ощутили себя однажды чуждыми друг другу, даже врагами, яростными врагами. Тулузская заутреня не менее беспощадна, чем знаменитая Сицилийская вечерня, и долго еще победители-французы будут вести себя в Лангедоке как в стране завоеванной и враждебной. Потом мало-помалу постоянные контакты привели к пониманию и дружбе.

Бесчисленные французы Севера, переселившись в Лангедок, стали совершенными лангедокцами. Завоеванная провинция завоевала победителей. Именно Гийом де Ногаре, легист, сформировавшийся на Юге, внедрил некоторые из основных принципов французского государства, а тулузец Кюжа [227] в XVI в.

в конечном счете стал преподавать право в Париже, чего так и не смог сделать в Тулузе.

С конца XIII в. между Севером и Югом Франции начинается продолжительный обмен людьми и идеями. Этими нескончаемыми потоками формируется и консолидируется нация. Если между людьми, которые все в равной мере называются французами, еще существуют различия по характеру и темпераменту, то то отныне они — наше общее богатство.

Дух трубадуров и даже дух катаров являются сегодня составляющими французского духа, равно как и реформа Кальвина, картезианство, янсенизм и якобинство. Все французы в равной мере могут обращаться к ним, потому что это их общая сокровищница.

И если нас еще жжет пламя множества костров и возмущает обилие невинно пролитой крови, то это должно побуждать трудиться над тем, чтобы насилие когда-то перестало разрешать великие исторические реалии.

Но разве можно начинать с того, чем следует закончить? Это потребовало бы иных размышлений, обращенных уже не в прошлое, а в будущее.

[209]Янсенисты — названное по имени Корнелиса Янсения (15851638) реформационное движение в католической церкви. Пользовались особенным влиянием в XVII-XVIII вв.

[210]Людовик XIV (1638-1715) — король с 1643.

[211]Павийон, Никола (1597-1677) — французский прелат, ученик св. Винцента де Поля. В 1639 г. получил от кардинала Ришелье Алетскую епархию (Алет — маленькое поселение на испанской границе). Поддерживал связи с янсенистами; имел конфликты как с папой, так и с галликанской церковью, поддерживаемой Людовиком XIV.

[212]Мартен Дош, Жозеф (1741-1801) — депутат Генеральных штатов от третьего сословия Кастельнодари. Во времена Террора был заключен в тюрьму в Тулузе.

[213]Строго говоря, деление Франции на департаменты взамен прежних провинций следует датировать 9 декабря 1789 г., когда Национальное собрание приняло соответствующий декрет. Праздник Федерации может рассматриваться разве что как торжественная демонстрация единства Франции: федераты (представители местных отрядов Национальной гвардии) шли уже под знаменами департаментов

[214]Камбасерес, Жан-Жак Режи де (1753-1824) — уроженец Монпелье, политический деятель времен Революции и Империи. Член Конвента от департамента Эро, входил в состав законодательного комитета.

Второй консул при Консульстве, председатель сената и архиканцлер при Империи (должности сугубо декоративного характера).

Действительно важную роль сыграл в разработке Гражданского кодекса, основные принципы которого представил Конвенту в 1793 г.

[215]Gachуn Paul. Histoire de Languedoc. Paris: Boivin. 1921. (Vieilles Provinces de France.).

[216]Движение фелибров, vum фелибриж, организовано в 1854 г.

поэтами Фредериком Мистралем (1830-1914) и Жозефом Руманилем (1818-1891), чтобы объединить провансальских поэтов во имя возрождения провансальской литературы и утверждения единого литературного языка.

В политическом плане тяготело к монархизму и католицизму. Фелибры сделали немало, но внедрить единый провансальский язык им так и не удалось. В начале XX века общество прекратило существование.

[217]Жансемин, Жаки (1798-1864; настоящее имя — Жан Боэ) — провансальский поэт старшего поколения, писавший на гасконском наречии. Отказался примкнуть к движению фелибров.

[218]Моррас, Шарль (1868-1952) — французский публицист, критик и поэт крайне правых, монархических и расистских убеждений. В начале XX в.

организовал монархическую группу «Аксьон франсез», а позже — газету того же названия, ведшую в годы первой мировой войны яростную националистическую пропаганду.

Официальный идеолог правительства Виши в период гитлеровской оккупации, в 1945 г. осужден как коллаборационист.

[219]Эстье, Проспер (1860-1939) и Пербоск, Антонен (1861-1944) — окситанские поэты.

[220]«Депеш де Тулуз» — газета, основанная в Тулузе в 1870 г. Главный орган партии радикалов — самой левой партии тогдашней Франции.

[221]Комб, Эмиль (1835-1921) — один из лидеров французских ради калов, премьер-министр Франции с 1902 по 1905 гг. убежденный антиклерикал; его кабинет запретил религиозным конгре-гациям преподавать в школах и распустил часть конгрегации.

[222]Жорес, Жан (1859-1914) — видный лидер французских социалистов, блестящий оратор, один из самых популярных политиков своего времени. Яростный противник милитаризма, на пороге первой мировой войны был убит шовинистом.

[223]Баррес, Морис (1862-1Р23) — французский писатель, уроженец Лотарингии, отошедшей после франко-прусской войны 1871 г. к Германии. Стоял на позициях национализма и индивидуализма.

[224]Третья республика во Франции существовав с 1871 г. (после отречения Наполеона Ш) по 1940 г. (захват страны гитлеровцами).

[225]Жоффр, Жозеф-Жак-Сезар (1852-1931) — военачальник, участник франко-прусской войны и колониальных войн, первый главнокомандующий французской армией в первой мировой войне. Выиграл в 1914 г. битву на Марне, но в дальнейшем вел войну неудачно и в 1916 г. был отстранен.

[226]Фош, Фердинанд (1851-1924) — французский военачальник, за период первой мировой войны поднялся от командира корпуса до главнокомандующего союзными войсками (в 1918 г.). Принимал капитуляцию Германии в Версале.

[227]Кюжа, Жак (1522-1590) — французский юрист, ввел преподавание римского права как учебной дисциплины. С 1547 г читал в Тулузе курс по институциям Юстиниана, но, не получив кафедры в Тулузском университете, был вынужден уехать.

Источник: http://indbooks.in/mirror3.ru/?p=534577

Book for ucheba
Добавить комментарий