Меньшевики и гражданская война.

Глава 5. Обострение гражданской войны и репрессии против меньшевиков

Меньшевики и гражданская война.

Обострение гражданской войны и иностранная интервенция, революция в Германии и процесс международного признания большевистской власти – все это вело к дальнейшей дезинтеграции меньшевизма. Осенью 1918 г.

произошло то, что предсказывали лидеры правого крыла, а именно, партийное руководство под влиянием германской революции дополнило свою оценку общего кризиса капитализма признанием неизбежности “социальной пролетарской революции”.

Соответственно, и большевистский переворот признавался “исторически необходимым”, а сама русская революция, несмотря на “те или иные антипролетарские, антидемократические или анархические ее тенденции”, – “колоссальным бродилом, приводящим в движение весь мир”.

Стремясь к “восстановлению революционного союза пролетариата, крестьянства и городской демократии и упрочению связи между российским и международным движением”, ЦК РСДРП еще раз открыто отвергло “всякое политическое сотрудничество с враждебными демократии классами” и отмежевалось “от участия во всех, хотя бы и демократическим флагом прикрываемых, правительственных комбинациях, которые основаны на “общенациональных” коалициях демократии с капиталистической буржуазией или на зависимости от иностранного империализма и милитаризма”.

30 ноября 1918 г. ВЦИК отменил свое решение в отношении меньшевиков, исходя из того, что “эта партия, по крайней мере, в лице ее руководящего центра, ныне отказалась от союза (коалиции) с буржуазными партиями и группами, как российскими, так и иностранными”.

Однако Мартов связывал это решение с тактическим поворотом большевиков в сторону мелкобуржуазной демократии и, прежде всего, крестьянства.

Он ставил легализацию своей партии в один ряд с отказом большевиков от комбедов, признанием поражения в свирепой войне за хлеб, резким осуждением “красного террора” за рубежом, массовыми крестьянскими восстаниями, ростом дезертирства в армии.

Вот почему упомянутое выше партийное совещание, приняв постановление о снятии лозунга борьбы за Учредительное собрание, отметило, что поступает согласно французской поговорке: “Нужно отступить, чтобы лучше прыгнуть”.

Но прыгнуть им больше не пришлось. Большевики играли с РСДРП как кошка с мышкой. В конце марта 1919 г. началась новая волна репрессий. ВЧК открыла “охоту на социалистов”, и “старые сидельцы царских казематов, борцы, всей своей жизнью, – как отмечалось в одной из листовок, – доказавшие преданность рабочему делу, вновь заполнили тюрьмы.

Именно в это время начинает складываться система закрытых инструкций и циркуляров ВЧК, ставших своеобразной “правовой базой” репрессивной политики в отношении социалистов и прочих “контрреволюционеров”.

По установившейся практике, закрепленной специальным циркуляром ВЧК, все осужденные за так называемые “контрреволюционные преступления” подлежали заключению, в концлагерь на срок от трех месяцев до трех лет. Типичным приговором для членов РСДРП стаю заключение в концлагерь “до конца гражданской войны”.

Признавая свое полное бессилие в идейной борьбе с “ничтожной, как она выражалась, “группой меньшевиков”, – как отмечал Мартов, – правящая партия решила покончить с “легальностью” социалистических партий и вернуться к системе террора”. Меньшевики и меньшевизм. М., 1998. С. 318.

24 мая ЦК заявил протест в президиум ВЦИК по поводу массовых арестов членов РСДРП, не занимающих в партии ответственных постов, но служащих в советских учреждениях. Группа партийных специалистов (среди них В. и С. Громаны, Н. Суханов, С. Либерман и др.) обратила внимание Ленина на невозможность работать в такой обстановке. В ответ Л.Б.

Каменев передал руководству меньшевистской партии пожелание представить список лиц, которые могли бы занять некоторые ответственные посты в разных отраслях управления.

В свою очередь ЦК, “подтверждая, что РСДРП рекомендует своим членам занятие всех тех постов в советских учреждениях, на которых они могут содействовать делу возрождения народного хозяйства и социального творчества, равно как действительно работать для обороны, вместе с тем дал понять, что “не считает для себя возможным, представить…

тот список кандидатов, о котором идет речь”.

Отказ мотивировался тем, что “успешное участие РСДРП в общем деле спасения революции и использование для этой цели того влияния, которое она может иметь на народные массы, возможно лишь ем такого соглашения на основе политической платформы, которое охватило бы всех социалистов, готовых бороться в одних рядах против контрреволюции и питающего ее развала и которое позволило бы социал-демократии разделять ответственность за общее направление политики”. Политические партии России: история и современность. С. 336.

Словно в насмешку, освобожденного в эти дни из тюрьмы Дана (врача по специальности) мобилизовали в Красную Армию и затем откомандировали в Наркомздрав, а Мартова избрали действительным членом Социалистической академии. Из партии хотели сделать “посмешище”, “ручную” оппозицию.

Очевидец вспоминал, как Ленин “поиздевался” над меньшевистскими делегатами VII Всероссийского съезда советов, распорядившись разместить их в бывшей “царской” ложе Большого театра.

Кстати, на этом съезде Мартов представлял социально-экономическую программу РСДРП, носившую памятное Ленину название “Что делать?”.

Опубликованная к середине июля 1919 г., она явилась своеобразным вызовом партийной программе большевиков, принятой в марте того же года.

“Отстоять революцию, обеспечить ее нормальное (здоровое) развитие, которое, сливая ее в один могучий поток с революционным движением пролетариата Запада, приведет к осуществлению во все более широких размерах начал социализма в общественной жизни” – вот что меньшевики объявляли целью “всех сознательных рабочих”.

Для достижения этой цели предполагалось “сохранить, Укрепить и на незыблемых основаниях утвердить политическую класть трудящихся классов в государстве и положить начало восстановлению народного хозяйства, вконец разрушенного четырьмя голами всемирной войны и добитого двумя годами войны гражданской”.

Позднее Потресов назовет эти формулировки “порождением революционной фантастики”. А предлагаемые РСДРП меры “энергичнейшей военной обороны” и проекты фундаментальных экономических реформ назовет “неправдоподобной перспективой демократизации советской деспотии с меньшевистской помощью”.

Символом веры для всего пореволюционного меньшевизма стали знаменитые “Апрельские тезисы” Мартова (1920 г.). Они были концентрированным выражением новых программных установок РСДРП Предлагались “всем марксистским социалистическим партиям как основа для их объединенной деятельности”.

Пять разделов тезисов – [c.

337] “Социальная революция”, “Политическая революция и диктатура пролетариата”, “Диктатура и демократия”, “Диктатура пролетариата и Советы”, “Тактика социал-демократии” – касались основных во просо” общественного развития, вытекавших из анализа мировой революционной ситуации.

Специальное постановление, принятое политбюро ЦК РКП в мае 1920 г., положило конец надеждам на возобновление легальной меньшевистской печати.

Согласно июньскому решению политбюро, все наркомы обязывались высылать в провинцию меньшевиков, “работающих в комиссариатах и сколько-нибудь способных играть политическую роль”.

Месяцем позже ВЧК получила поручение “разработать план расселения меньшевистских политических вождей для их политического обезврежения”.

Еще более жесткие методы борьбы с РСДРП практиковались на территориях, ранее находившихся под контролем антибольшевистских сил. Так, занятие Киева повлекло за собой суд над членами тамошнего меньшевистского комитета, которым вменялось абсурдное обвинение в сотрудничестве с Деникиным. А переход под власть большевиков Одессы ознаменовался поголовным арестом членов РСДРП.

Новую волну репрессий вызвали успехи меньшевиков на выборах в советы (1920 г.). В Москве разгрому подвергся Союз печатников, в котором позиции социал-демократов были традиционно сильны. Почти поголовно оказались под арестом члены партийной организации Харькова.

Постановление политбюро РКП(б) “О меньшевиках” (декабрь 1921 г.) предписывало “политической деятельности их не допускать, обратив сугубое внимание на искоренение их влияния в промышленных центрах.

Самых активных высылать в административном порядке в непролетарские центры, лишив их права занимать выборные должности, вообще должности, связанные с общением с широкими массами”.

Через месяц, вернувшись к этому вопросу, политбюро подтвердило: “Репрессии против меньшевиков усилить и поручить нашим судам усилить их”. Там же. С. 337.

В связи с новой экономической политикой Ленина особенно беспокоило усиление влияния РСДРП среди молодежи. Выступление восемнадцатилетнего студента-меньшевика Л.М.

Гуревича, пытавшегося, полемизируя с Троцким, трактовать ленинский термин “государственный капитализм” как признание необходимости возврата к нормальному экономическому развитию, вызвало у Ленина гневную реакцию.

“Я не сомневаюсь, – заметил он, – что меньшевики усиливают теперь и будут усиливать свою самую злостную агитацию”.

В феврале 1922 г. в Москве были арестованы члены бюро Социал-демократического союза молодежи (Б.Сапир, Л.Ланде, А.Кранихфельд, И.Зуев, Е.Додонов, Е.Тихомирова и др.). В марте политбюро РКП(б) решает готовить “гласный суд над с.-д. молодежью”.

Лишь мужественное поведение подследственных, последовательное выполнение ими партийных решений, предписывавших, как вести себе на тросах, заставило Политбюро отменить свое решение и “ограничиться применением в данном случае административной ссылки”.

Ленину подобное наказание показалось “явно либеральным”. “За публичное оказательство меньшевизма наши революционные суды должны расстреливать, а иначе это не наши суды”, – заявит он в речи на XI съезде РКП(б).

А вскоре, дополняя проект Уголовного кодекса РСФСР, напишет наркомюсту; “По-моему, надо расширить применение расстрела (с заменой высылкой заграницу) …ко всем видам деятельности меньшевиков, эсеров и т.п.; найти формулировку, ставящую эти деяния в связь с международной буржуазией и ее борьбой с нами…

” В результате в первом советском Уголовном кодексе 1922 г, появится “всеподметающая”, по выражению Александра Солженицына, 58-я статья.

После арестов второй половины 1922 г. РСДРП как общероссийская организация фактически перестала существовать. Даже в губернских центрах число членов партии исчислялось единицами. Уцелевшие организации партийной работы не вели, ограничиваясь редкими и узкими по составу конспиративными совещаниями.

Большие потери понесли и центральные органы партии: летом 1920 г. за границу выехали Мартов и Р.Абрамович, в конце января 1922 г. из страны был выслан Дан. Более трети состава ЦК, избранного в мае 1918 г., по тем или иным причинам порвали с партией. В 1919 – 1922 гг.

о своем выходе из ее рядов объявили Л.М.Хинчук, О.А.Ерманский. А.А.Трояновский, А.С.Мартынов, А.А.

Плесков и другие, “Всеми силами большевистское правительство стремится разгромить нашу партию и загнать в подполье те элементы, которые остались еще вне тюрем и ссылки, – указывалось в разосланном в августе 1922 г. циркулярном письме бюро ЦК.

– Полицейские условия, в которых приходится сейчас работать российской социал-демократии, напоминают худшие времена царизма… Легальные возможности сократились до минимума. Центр тяжести естественно переносится в отрасли работы, требующие особого охранения”. Там же. С. 340.

Переход на нелегальное положение был задним числом санкционирован совещанием местных организаций РСДРП (октябрь 1922 г.). Таким образом, в организационном отношении российская социал-демократия оказалась отброшенной на тридцать лет назад – к кружковой нелегальной работе.

К концу 1923 г. на территории СССР социал-демократические организации действовали лишь в восьми городах. Последние из них были разгромлены в 1924-1925 гг.

, хотя бюро ЦК номинально продолжало существовать, и меньшевики время от времени напоминали о себе вплоть до конца 20-х годов.

Подводя итог своим спорам с официальным меньшевизмом, Потресов в опубликованной в Париже к десятилетию российской революции 1917 г. книге “В плену иллюзий” указал на основную причину банкротства РСДРП.

Это – “пароксизм политической маниловщины, все еще принимающий большевистский эксперимент за социализм и опасающийся некоего “бонапартоподобного” переворота, словно “на стезе деспотизма после большевистского десятилетия” Должно сказать какое-либо “новое слово”.

Меньшевики, оказавшиеся за пределами России, создали гак называемую Заграничную делегацию во главе с Мартовым. С февраля 1921 г.

в Берлине стал выходить “Социалистический вестник”, ставший вскоре центральным органом партии.

Разрыв с российским рабочим движением и невозможность влиять на события внутри страны все больше сказывались на положении Заграничной делегации и характере “Социалистического вестника”.

В самой заграничной организации после смерти Мартова в 1923 г. возобладал дух нетерпимости к инакомыслию. Она все более походила на командный пункт разбитой армии.

Приход к власти фашистов в Германии вынудил русских социал-демократов перебазироваться во Францию, а с началом Второй мировой войны – в США.

Сохранившиеся в некоторых городах Европы и США группы РСДРП утратили политический характер. Там же. С. 341.

fЗаключение

В период гражданской войны меньшевики пытались выступать против открытой контрреволюции и против большевистской диктатуры, за единство социалистических партий и групп на действительно революционной платформе посредством компромиссов, взаимных уступок, расширения демократии, а не противопоставление революции большевиков. Однако эта задача осталась нерешенной.

Большевики хотели остаться единственной силой. Они отвергли соглашательство меньшевиков, те отвергали большевистскую непримиримость.

Трагическая логика политической борьбы, перераставшей в гражданскую войну! Большевики одержали победу, но она очень скоро обернулась и негативными последствиями. Репрессии коснулись и меньшевиков.

В организационном отношении российская социал-демократия оказалась отброшенной на тридцать лет назад – к кружковой нелегальной работе. Меньшевики, оказавшиеся за пределами России, создали так называемую Заграничную делегацию во главе с Мартовым.

Приход к власти фашистов в Германии вынудил русских социал-демократов перебазироваться во Францию, а с началом Второй мировой войны – в США.

Сохранившиеся в некоторых городах Европы и США группы РСДРП утратили политический характер.

fЛитература

Исторический опыт трех российских революций. Кн. 3. М., 1987.

Мелкобуржуазные партии России: Урок истории. М., 1984.

Меньшевики и меньшевизм. М., 1998.

Непролетарские партии России. М., 1986.

Политические партии России: история и современность. М., 2000.

Рубар Н. В. Октябрьская революция и крах меньшевизма. М., 1968.

Спирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне. М., 1980.

Хеймсон Л. Меньшевики и большевики в октябрьские дни 1917 года // Проблемы всемирной истории. СПб., 2000. С. 310 – 322.

Шляпников А. Г. Конец семнадцатого года. Т. 2. М., 1992.

fПримечания

Источник: https://hist.bobrodobro.ru/14856

Меньшевики и начало гражданской войны в россии

Меньшевики и гражданская война.

Приход «во власть» Вышнеградского и Витте был закономерным явлением, отражавшим общую тенденцию назначения на высшие государственные посты лиц, обладавших специальными знаниями в различных отраслях экономики (финансы, железные дороги, промышленность и др.).

Министр финансов и его будущий преемник для достижения своих целей действовали как старший и младший партнёры. Отношения между ними во многом строились в соответствии с особенностями ментальности предпринимательской среды и этическими нормами, принятыми в деловом мире.

По мере укрепления позиций Витте в правительственных кругах он становился всё более независимым от Вышнеградского и со временем превратился в конкурента, претендующего на его пост.

На стороне Витте были преимущества молодости и здоровья, поэтому он сумел сравнительно легко устранить своего соперника.

Меньшевики и начало Гражданской войны в России

Илья Урилов

Гражданские войны не раз происходили в разное время во многих странах мира, включая и Россию, но до XX в. они носили скорее локальный характер, принимая форму отдельных крестьянских войн или городских восстаний. Гражданская война в России в 1917-1920 гг.

охватила уже практически всю территорию страны, разделив её жителей на сторонников «красных» и «белых», создавших целые армии и готовых защищать свои интересы с оружием в руках вплоть до полного уничтожения противника.

В войне приняли участие практически все политические партии и общественные объединения России той поры, причём внутри самих партий появились многочисленные левые, правые и центристские течения. Ни большевистская, ни меньшевистская партии не стали исключением.

Среди руководства этих партий были и те, кто пытался противостоять разгоравшемуся противостоянию, и те, кто разжигал войну, исходя из своих интересов и понимания текущей ситуации в борьбе за власть.

Исходной точкой Гражданской войны, обернувшейся общим кризисом государственности в стране и подлинной гуманитарной катастрофой для миллионов её жителей, стал Октябрьский большевистский переворот. Первыми вспышками Гражданской войны можно считать неудачные попытки мятежей петроградских юнкеров, Керенского и Краснова в октябре 1917 г., разгон большевиками Учредительного собрания 5-6 января 1918 г. в Петрограде, начало с января 1918 г. вооружённого противостояния создававшейся Красной армии и антибольшевистских сил на Дону и Украине.

Советская историография, посвятившая истории Гражданской войны в России сотни книг и тысячи статей, исходила из ленинского определения её сущности как «высшей и наиболее острой формы классовой борьбы», когда

© 2014 г. И.Х. Урилов

«ряд столкновений и битв экономических и политических, повторяясь, накапливаясь, расширяясь, заостряясь, доходят до превращения этих столкновений в борьбу с оружием в руках одного класса против другого класса»1.

Существует и ряд других, причём очень жёстких и императивных ленинских высказываний, согласно которым во время Гражданской войны «совершенно весь класс» (пролетариат) должен действовать под руководством большевистской партии, а постановления её съездов должны быть обязательными «для всей республики»2.

По мнению Ленина, Гражданская война в России всё ощутимее назревала с каждым новым этапом революции 1917 г. – свержением царизма, апрельским и июльским кризисами Временного правительства, «мятежом» генерала Л.Г. Корнилова. При этом он называл первым политическим этапом развития Октябрьской революции время с 25 октября 1917 г. до 6 января 1918 г.

, «до разгона учредилки», а Гражданскую войну датировал периодом «от чехословаков и “учредиловцев” до Врангеля, 1918-1920 годов»3. Ленин особо подчёркивал, что «война, которую нам навязали, начиная с чехословацкого восстания летом 1918 года, оказалась крайне свирепой»4.

Многочисленные высказывания Ленина о начале Гражданской войны в стране, её причинах и особенностях не раз были предметом специальных ис-следований5.

Советские историки с годами пересматривали ленинское определение Гражданской войны в стране и датировку её начала и завершения. Так, В.Д. Поликарпов ввёл понятие «пролог Гражданской войны», датируя его октябрем 1917 г. – февралем 1918 г.

, тогда как раньше это время рассматривалось как период «триумфального шествия советской власти» по стране6.

В постсоветской историографии Гражданской войны сохраняется плюрализм мнений о датировке её начала. Ряд современных российских историков относят его к 25 октября 1917 г.7 Другие исследователи считают, что война развернулась после разгона Учредительного собрания, когда стало ясно, что демократическая альтернатива общественного развития страны насильственно

1 Ленин В.И. ПСС. Т. 34. С. 215. Ленин подтверждал указание Ф. Энгельса о том, что «революция есть акт, в котором часть населения навязывает свою волю другой части… И если победившая партия не хочет потерять плоды своих усилий, она должна удерживать своё господство посредством того страха, который внушает реакционерам её оружие» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 18. М., 1961. С. 305).

2 Ленин В.И. ПСС. Т. 8. С. 245; Т. 43. С. 62.

3 Там же. Т. 44. С. 102-103.

4 Там же. Т. 42. С. 27.

5 См.: Городецкий Е.Н. Ленин – основоположник советской исторической науки: История советского общества в трудах В.И. Ленина. М., 1970; Köраблёв Ю.И. В.И. Ленин и защита завоеваний Великого Октября. М., 1979; Спирин Л.М., Литвин А.Л. На защите революции. В.И. Ленин, РКП(б) в годы Гражданской войны: Историографический очерк. Л., 1985; и др.

6 Поликарпов В.Д. Пролог Гражданской войны в России: Октябрь 1917 – февраль 1918. М., 1976; он же. Начальный этап Гражданской войны (История изучения). М., 1980. Об этих работах Поликарпова см.: Эриксон Дж. Перья или мечи? Исследование об исследовании русской гражданской войны. 1917-1922 // На фронте истории Гражданской войны: Памяти В.Д. Поликарпова. М., 2009. С. 195-217.

7 По словам И.В. Михайлова, «провозгласив 25 октября 1917 г. курс на мировую революцию, большевики развязали внутринациональную гражданскую войну» (Михайлов И.В.

Гражданская война как проблема российской истории: ситуация в современной историографии // На фронте истории Гражданской войны… С. 334). Как отмечает М.А. Фельдман, «взятие власти большевиками 25 октября 1917 г.

стало началом Гражданской войны в России» (Фельдман М.А. Гражданская война в России: две проблемы историографии // Вопросы истории. 2012. № 2. С. 166).

прервана большевистским руководством8. Третьи пишут о «длинной войне» 1914-1922 гг., в которую была втянута Россия9. С.В. Тютюкин, например, рассматривает 1917-1921 гг.

как время единого революционного процесса, отмечая, что его главной причиной явилось участие России в Первой мировой вой-не10.

Подобные выводы, на мой взгляд, в целом не выходят за рамки ленинской концепции революции и Гражданской войны11.

Характерно, что советская историография вслед за Лениным считала виновниками Гражданской войны противников большевистской власти. Представители же антибольшевистской России, наоборот, называли ими большевиков и их сторонников. Л.М. Спирин одним из первых попытался ещё в 1990 г.

уравнять ответственность за развязывание войны, возлагая её не только на белогвардейцев и интервентов, но и на большевиков, включая Ленина, допустивших, по его формулировке, «ряд серьёзных просчётов»12.

Однако такую концепцию подвергли критике другие историки, склонные во всём обвинять

8 Ещё К. Каутский отмечал: «В то время, когда подготовлялись и проводились выборы в первое Учредительное собрание, внутри страны царил некоторый покой. В настоящий же момент вся Россия раздирается гражданской войной» (Kaутский К. Большевизм в тупике. М., 2002. С. 75). Правый эсер В.И.

Лебедев (1883-1956), один из руководителей самарского Комуча, позже вспоминал: «Итак, война была объявлена официально. И уже началась. Не мы её начали. Её начали те, кто разогнал Учредительное собрание» (Из архива В.И. Лебедева // Воля России. Прага, 1928. № 8/9. С. 62). Такого же мнения придерживался французский историк и публицист К.

Эллейн-стейн: «Роспуск Учредительного собрания принес совершенно иные плоды, чем можно было первоначально ожидать. Началась гражданская война» (Эллейнстейн К. Революция, демократия, социализм // Коммунист. 1990. № 10. С. 85). В.М. Лавров и А.Н.

Медушевский, обсуждая вопрос о роли Учредительного собрания, утверждали, что именно его разгон большевиками ускорил начало Гражданской войны в стране (Октябрьская революция и разгон Учредительного собрания // Отечественная история. 2008. № 6. С. 168). Американский же историк Р. Уэйд предложил считать 6 января 1918 г. завершением российской революции.

После этого началась Гражданская война, результат которой определяли уже армии, а не политики (См.: Wade R.A. The Russian revolution. 1917. Cambridge, 2000). Подробнее об этом см.: Шевырин В.М. Революция 1917 года: Переосмысление в зарубежной историографии (обзор) // 1917 год. Россия революционная: Сборник обзоров и рефератов. М., 2007. С. 60.

9 См.: Holquist Р. Making war, forging revolution: Russia's continuum of crisis, 1914-1921. Cambridge (Mass.), 2002; Moрозова О.М. Любовные тексты участников Гражданской войны как исторический источник // Российская история. 2012. № 1. С. 148; и др.

10 С.В. Тютюкин, в частности, пишет: «Не будь Первой мировой войны, в 1917 г. не произошло бы крушения Российской империи и установления большевистской диктатуры… Что касается Гражданской войны, то она стала реакцией российского общества на катаклизмы 1917 г. и Брестский мир» (Тютюкин С.В.

Россия, 1917: из войны – в революцию // Отечественная история. 2006. № 5. С. 138, 140-141). По его же мнению, «мы можем говорить о Великой российской революции 1917-1921 гг…

Это была в полном смысле слова непрерывная революция, все этапы которой были связаны между собой воедино, вытекали один из другого и имели в основном одних и тех же главных действующих лиц, хотя их качественные различия тоже вполне очевидны и сомнений не вызывают» (Тютюкин С.В.

Кто виноват? // Отечественная история. 2008. № 6. С. 171). См. также близкую оценку: Измозик В.С., Рудник С.Н. События российской ис

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/mensheviki-i-nachalo-grazhdanskoy-voyny-v-rossii

Читать

Меньшевики и гражданская война.
sh: 1: –format=html: not found

М. В. Пятикова

Меньшевики и русская революция (1917–1922 гг.): проблема политического выбора

Введение

В 2017 году исполняется 100 лет российской революции. Эта знаменательная дата является своеобразной границей между имперской и Советской Россией. Сложнейшая социально-экономическая, политическая и внешнеполитическая ситуация привела к мощнейшему катаклизму в отечественной истории. С 1917 г.

начался новый этап нашей истории. К 1917 г. в России оформились политические партии самого разного толка: от монархистов и либералов до социалистов и анархистов. Сложилась соответствующая политическая культура. Одной из наиболее активных партий была РСДРП, неоднородная по своему составу.

Большевики представляли собой наиболее радикальное крыло в партии. Меньшевики также не были единым целым, это был конгломерат различных течений и взглядов. Однако именно среди меньшевистской части партии находились выдающиеся теоретики социал-демократической мысли: Г. В. Плеханов, Ю. О. Мартов, Ф. И.

Дан, А. Н. Потресов, Н. Н. Суханов и др. Именно они занимались разработкой интеллектуальных проектов, которые пытались внедрить в жизнь.

Однако по целому ряду причин, как прямых, так и косвенных, данные проекты оказались либо заимствованы их оппонентами-большевиками и преподнесены совершенно в ином виде, либо не реализованы.

Актуальность темы исследования определяется двумя составляющими: научно-теоретической и социально-политической. Научная актуальность связана, прежде всего, с выявлением процесса самоидентификации партий и движений России в 1917– 1920-е гг.

, являющегося одним из наиболее острых и дискуссионных в отечественной историографии. Данный процесс рассматривался российскими социал-демократами начала ХХ в.

через идеологическую призму с целью формирования модернизационной модели развития России, конструирования механизмов преодоления кризисных явлений в экономической, политической и социальной сферах.

Социально-политическая актуальность обусловлена поисками современными политиками способов консолидации общества, выработкой вектора его развития в период мировых экономических катаклизмов.

Российские социал-демократы (меньшевики) разрабатывали демократическую модель общественно-политического и социально-экономического устройства, базировавшуюся на сочетании двух идеологических детерминант: демократии и социализма.

Как известно, ряд европейских стран реализовали на практике концепцию демократического социализма, в формирование которой внесли свою лепту и российские меньшевики. Сочетание элементов капитализма и социализма предполагало развитие свободных рыночных отношений, высокий уровень жизни населения, их социальную защищенность.

Демократический социализм – особая модель государственного устройства. Многие ее аспекты разрабатывались меньшевиками в 1917– 1920-х гг. в процессе преодоления последствий революционного взрыва и создания общества «всеобщего благоденствия».

Объектом исследования является теоретическая и практическая деятельность российских социал-демократов (меньшевиков), их основных внутриполитических течений в постреволюционный период в Советской России.

Предметом исследования является процесс формирования социал-демократической модели общественно-политического и социально-экономического развития России и формирование концепции демократического социализма.

Исследование меньшевистской концепции общественного переустройства и социально-экономического возрождения России обусловило постановку соответствующей проблемы: реконструкция социал-демократической модели, включавшей мощный модернизационный компонент.

Приход большевиков к власти в 1917 г. не решил проблем, стоявших перед революционерами в начале ХХ столетия. Более того, углубился раскол общества.

Большевистский вариант модернизации имел весьма противоречивые результаты.

Именно поэтому российские социал-демократы, преодолев первоначальный радикализм оценок Октябрьского переворота, вступили на путь поиска обновленной социал-демократической модели устройства России.

Российская социал-демократия начала складываться в конце XIX – начале XX в. Ее уникальность состояла в том, что она никогда не представляла собой единого политического и мировоззренческого течения.

Данное обстоятельство обусловлено рядом причин: спецификой распространения марксизма в России, особым радикализмом сознания, отсутствием высокоразвитой политической культуры, опыта партийно-политического строительства и т. д.

Социал-демократия – направление в социалистическом и рабочем движении, основывавшееся на особом социал-демократическом мировоззрении, имевшем в своем основании не только теорию марксизма, но и ряд других несоциалистических философских концепций.

Социал-демократическая идеология в России складывалась в условиях существования капиталистических отношений и имперского типа государственного устройства. С февраля по октябрь 1917 г. в политическом спектре российские социал-демократы занимали нишу слева. В то же время среди меньшевиков можно было выделить несколько направлений: «оборонцы» (И. Г.

Церетели, Ф. И. Дан), меньшевики-интернационалисты (Ю. О. Мартов), левые интернационалисты (Б. В. Авилов), правые меньшевики (А. Н. Потресов), группа «Единство» (Г. В. Плеханов). После Октябрьского переворота в меньшевизме активизировалось два течения: правые меньшевики (А. Н. Потресов, Ст. Иванович) и меньшевики-интернационалисты или мартовцы (Ю.

О. Мартов, Ф. И. Дан), ставшие во главе РСДРП. Критерием выделения данных направлений в меньшевизме послужила их самоидентификация, а также отношение к большевистскому перевороту, к складывавшейся советской политической системе, к проблеме мировой революции. Фактически Октябрьская революция 1917 г.

расколола партию не только идеологически, но и организационно. Правый меньшевизм значительно дистанцировался от представителей «официального меньшевизма».

Меньшевики-интернационалисты считали, что большевистский режим установился неслучайно, и, несмотря на осуждение методов ведения политической борьбы, они признали необходимость сотрудничества с РСДРП(б) – РКП(б) на основе советского законодательства. Данное внутриполитическое течение возглавлял Ю. О. Мартов, а после его смерти в апреле 1923 г. Ф. И. Дан.

Мартовцы являлись сторонниками идей интернационализма, сложившихся под влиянием взглядов К. Маркса и Ф. Энгельса, изложенных в Коммунистическом манифесте (1848 г.). Идея пролетарского интернационализма основывалась на признании общности интересов пролетариата всех стран в их борьбе за освобождение.

Кроме того, пролетарский интернационализм базировался на сочетании двух ценностных детерминант: социализма и демократии, что, в свою очередь, нашло непосредственное отражение в социал-демократической доктрине меньшевиков. В эмиграции меньшевики-интернационалисты создали Заграничную Делегацию, группировавшуюся вокруг журнала «Социалистический Вестник».

Данное политическое издание выходило в течение 1921–1933 гг. в Берлине, после прихода фашистов к власти – в Париже, до его оккупации в 1940 г. Затем большинство меньшевиков эмигрировало в США и там «Социалистический Вестник» публиковался до 1965 г. Заграничная Делегация просуществовала до 1951 г.

В целом следует отметить, что деятельность меньшевиков-интернационалистов свелась к двум направлениям политической активности в эмиграции: к публицистике и участию в международных социалистических форумах. На страницах «Социалистического Вестника» публиковались работы виднейших теоретиков меньшевизма: Ю. О. Мартова, Ф. И. Дана, П. Гарви, Р. Абрамовича, Д. Далина, А. Югова и др.

Заслугой данного внутриполитического течения является всесторонний анализ советской политической и экономической системы, выработка механизмов преодоления кризиса и конструирование социал-демократической модели общественного устройства.

Группа правых меньшевиков сложилась еще в России и занимала более радикальную позицию (А. Н. Потресов, Ст. Иванович, С. Загорский).

Они блокировались в эмиграции вокруг журнала «Заря», выходившего в Берлине в 1922–1925 гг. Правые меньшевики считали политическим анахронизмом существование советского государства.

Данное внутриполитическое течение не поддерживало идею эволюционной трансформации большевистского режима.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=635405&p=1

Book for ucheba
Добавить комментарий