МОСКОВСКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО (1885- 1922)

Ждан А. Н. История Психологического общества при Императорском Московском университете (1885—1922) // Национальный психологический журнал

МОСКОВСКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО (1885- 1922)

В марте 2010 года в Москве состоя­лась научная конференция, посвящен­ная 125-летию со дня основания Мос­ковского психологического общества.

Оно было создано при Московском университете как его органическая часть, одно из его научных обществ и стало органом междисциплинарного взаимо­действия внутри университетского сооб­щества в целях прогресса психологии, исторически первой формой реализации университетской идеи единства знания в этой области.

В рамках конференции обсуждались актуальные проблемы современного со­стояния и основных направлений разви­тия российской психологической науки. Самостоятельный интерес представляет изучение истории становления и на­правлений деятельности Общества, ана­лиз его роли в развитии психологиче­ской мысли в России.

Основание Психологического общества

История Московского психологиче­ского общества (МПО) начинается 24 ян­варя 1885 года, когда оно провело свое первое заседание. Общество было со­здано при Московском университете группой профессоров разных факульте­тов по инициативе заведующего кафед­рой философии Матвея Михайловича Троицкого [1].

К его учреждению ученый привлек профессоров всех факультетов Московского университета. 15 из них вместе с самим профессором М.М. Тро­ицким явились учредителями Психоло­гического общества.

Это были профес­сора: филологи (Всеволод Федорович Миллер, Николай Ильич Стороженко, Филипп Федорович Фортунатов); юри­сты (Николай Андреевич Зверев, Геор­гий Евграфович Колоколов; Сергей Ан­дреевич Муромцев); социолог, правовед и этнограф Максим Максимович Кова­левский; экономист Александр Иванович Чупров; антрополог Дмитрий Нико­лаевич Анучин; зоолог, антрополог Ана­толий Петрович Богданов; зоолог Сер­гей Алексеевич Усов; физиолог Федор Петрович Шереметьевский; математик Николай Васильевич Бугаев; невропато­лог и психиатр Алексей Яковлевич Кожевников; доктор медицины, руководи­тель кафедры судебной медицины на юридическом факультете Виктор Алек­сеевич Легонин.

Осознание необходимости привле­чения для развития психологии специ­альных знаний из разных наук и призна­ние невозможности разработки их од­ним лицом стали причиной создания Психологического общества как органа, объединившего представителей всех не­обходимых наук, изучаемых на различ­ных факультетах Московского универ­ситета. Среди них: психология человека, история литературы, сравнительное языкознание, право, статистика, зооло­гия, антропология, физиология мозга и нервной системы, психиатрия, судебная медицина и др.

15 июля 1884 г. Министр Народного просвещения утвердил Устав Психоло­гического общества. Согласно этому Уставу «Психологическое общество, со­стоящее при Императорском москов­ском университете, имеет целью разра­ботку Психологии в ее составе, прило­жениях и истории и распространение психологических знаний в России.

Означенной цели Общество достигает обсуждением в своих заседаниях вопро­сов: а) системы Психологии во всех фор­мах ее обработки; в) приложения психо­логических учений к разработке других наук, как-то: Логики, Морали, Философии права, Эстетики, Педагогики и т. д.

; в) истории Психологии и ее приложений в древнее и новое время» [9].

Учрежденное название общества «психологическое» отражало понимание М.М. Троицким места и роли психоло­гии в системе наук, согласно которому она признавалась общей основой многих дисциплин и всех философских наук.

Нерасторжимую связь психологии с фи­лософией философ и психолог Г.Г. Шпет, активный член Общества с 1907 года, называл «природной связью психологии с философией», сохраняющей свое зна­чение и после факта выделения специ­альных наук из лона философии.

Эту мысль он выразил в статье «Один путь в психологии и куда он ведет» [11, с. 264], опубликованной в сборнике, которым МПО отметило 30-летие научно-педагогической деятельности Л.М.

Лопатина (члена МПО с момента основания Об­щества, его Председателя в 1899—1920, редактора журнала «Вопросы филосо­фии и психологии» на протяжении мно­гих лет) [10].

Первое заседание МПО 24 января 1885 г. имело чисто организационный характер, на нем были избраны члены Совета общества, определено место за­седаний. Председателем МПО был из­бран М.М. Троицкий, по инициативе которого оно и было создано.

На первом публичном заседании МПО 14 марта 1885 г. он произнес боль­шую речь «Современное учение о зада­чах и методах психологии», в которой изложил свои взгляды на задачи психо­логии и Психологического общества [8].

В ней М.М. Троицкий обосновывал по­ложение о регулярном междисципли­нарном взаимодействии психологии с другими науками внутри университет­ского сообщества, при этом подчерки­вая значение психологии для них.

Опи­раясь на авторитеты, ученый показал значимость изучения связи духа, психи­ческих фактов с фактами телесными как в здоровом организме, так при болезнен­ных изменениях его строения и функций. Отсюда вытекало утверждение о необходимости разработки для науки о духе зна­ний из сферы анатомии, физиологии, психиатрии.

В то же время, он отметил, что исторические факты, свидетельст­вующие о влиянии успехов культуры на развитие психических сил человека, ука­зывают на значение изучения истории общества и культуры, языка, данных эт­нографии для разработки психологиче­ской науки.

Психология человека долж­на разрабатываться также параллельно с изучением психики животных. Свой об­зор М.М. Троицкий завершил выводом о значении психологии для логики, фило­софии права, эстетики, педагогики, тео­рии общества и практической политики, и других областей знания.

В дальнейшем Психологическое общество всей своей деятельностью утверждало идею важно­сти объединения наук как гуманитарно­го, так и естественнонаучного профиля и необходимость научной образованности для развития философско-психологиче­ского мышления в целях синтетического исследования психологических проблем.

Деятельность Психологического об­щества имела следующие направления.

  1. Научные заседания (2 раза в месяц) с обсуждением докладов по широкому кругу психологических, философских проблем, проблем психопатологии, эти­ки.

    Так, Общество неоднократно обсу­ждало вопрос о свободе воли и в связи с ним — о гипнотизме, причем некоторые из заседаний сопровождались демонст­рацией опытов гипнотизации. Обсуждались вопросы о происхождении матема­тических истин, о пространстве и вре­мени и другие.

    Заседания носили кон­структивный рабочий характер, продол­жались от трех до четырех часов, обсуж­дение некоторых вопросов нередко пе­реносилось на следующее заседание.

    Такими были, например, заседания, по­священные новым экспериментальным методам исследования, гипнотизму и внушению, вопросам о соотношении философии и психологии. На заседани­ях МПО обсуждались также новейшие концепции в области биологии и есте­ствознания — неовитализм, энергетизм, эволюционные концепции и т. п.

  2. Издание «Трудов Московского Психо­логического общества» имело целью распространение философских и психологи­ческих знаний в России. «Труды» (выхо­дили в 1888—1894 г.г., вып.

    1—8) включали рефераты докладов членов Общества, но, в основном, это были переводы фило­софско-психологической классики. В пе­реводах членов Общества были изданы сочинения И. Канта, К. Фишера, Б.

    Спи­нозы, Р. Декарта, Г. Лейбница.

  3. Издание журнала «Вопросы филосо­фии и психологии» (с 1889 г., последний номер журнала — кн. 141—142 — вышел в 1918 г.), первого в России журнала по психологии и философии. Статьи, поме­щаемые в нем, в значительной степени состояли из сообщений, обсуждаемых на заседаниях Общества. С 1899 г.

    журнал издавался совместно с Философским об­ществом (созданным при Петербургском университете в 1897) как общий орган русской философской и психологиче­ской мысли. С этого времени в названии журнала стояло: «Издание МПО при со­действии Санкт-Петербургского фило­софского общества».

    Журнал способство­вал объединению научных сил в области философии и психологии, давал возмож­ность следить за работой МПО всем ин­тересующимся его проблематикой.

Первый период — период становления (1885-1887)

Первый период деятельности МПО под председательством М.М. Троицко­го оценивается как недостаточно интен­сивный (15 заседаний за 3 года). Что связывают не только с состоянием философско-психологических знаний, но и с некоторыми личностными особен­ностями его председателя. Например, Я.Н.

Колубовский, некоторое время бывший секретарем журнала «Вопросы философии и психологии», в своих вос­поминаниях характеризовал Троицкого как «человека ума холодного, кабинетно­го ученого, который, очевидно, не обла­дал особыми качествами, которые необ­ходимы для объединения людей разных течений и направлений» [3, с.

135—136]. Однако, Вл. Соловьев считал, что «имя Матвея Михайловича Троицкого долж­но навсегда остаться в нашей умствен­ной истории» [7, с. 381]. В.Н. Иванов­ский, ученик Троицкого, называл его главный труд «Наука о духе» (1882) «це­лой энциклопедией психологического и теоретико-познавательного характера» [2, с. XIII]. Н.Н.

Ланге называл его «не­понятым русским психологом», он пи­сал, что книга М.М. Троицкого «Наука о духе» «по важности поднятых в ней вопросов, по глубине научности их реше­ния … смело может быть поставлена на­ряду со знаменитыми творениями, таки­ми как «Система логики» Дж. Ст. Мил­ля или психологический трактат Бэна» [1, с.

18—20]. Е.А. Будилова в своей мо­нографии «Социально-психологиче­ские проблемы в русской науке» (1983) приходит к выводу о том, что «в трудах М.М. Троицкого была сделана попытка подойти к проблемам социальной психо­логии и социальной обусловленности психики» [1, с. 27].

Следует признать, что творчество Троицкого еще недостаточно изучено нашими историками психологии.

Второй период — период расцвета (1888-1898)

Наиболее ярким в деятельности МПО был период, проходивший под председательством Н.Я. Грота [2]. Этот пе­риод Л.М. Лопатин назвал «героиче­ским». Он был отмечен частотой заседа­ний и активностью разворачивавшихся на них дискуссий; основанием (под ре­дакцией Н.Я.

Грота) журнала «Вопросы философии и психологии» — одного из старейших философских и психологических журналов, издаваемых в дореволю­ционной России; изданием «Трудов Московского психологического общест­ва».

Тематика заседаний Психологиче­ского общества часто выходила за рам­ки чисто научных проблем и включала такие вопросы, которые волновали не только специалистов, но и вызывали сочувствие и интерес со стороны образо­ванной публики. Некоторые заседания приобретали характер общественных со­бытий. Таким было заседание 14 марта 1887 г., на котором выступал Л.Н.

Толстой с докладом «О понятии жизни», в кото­ром он поднимал вопрос о смысле жиз­ни и о его освещении наукой. Большой общественный резонанс вызвал доклад Вл. Соловьева «О причинах упадка сред­невекового миросозерцания» на заседании 19 октября 1891, в котором рассмат­ривался вопрос о реальной роли рели­гии и церкви в обществе.

Психологическое общество отмети­ло заслуги Н.Я. Грота, издав на свои средства посвященный его памяти сбор­ник, составленный из статей о его жиз­ни и творчестве, воспоминаний и писем товарищей и учеников [6]. Сюда же во­шел его «Автобиографический очерк» с подробной характеристикой собствен­ной философско-психологической мыс­ли в ее эволюции и с перечнем основ­ных трудов. Историк А.А.

Кизеветтер, (профессор Московского университета, член-корреспондент АН, высланный в 1922 г.

за враждебное отношение к совет­ской власти) писал о Психологическом обществе в книге, посвященной 175-лет­нему юбилею Московского университета (1930), изданной в Париже Общест­вом бывших воспитанников Импера­торского Московского университета и Комитетом, организованным при Рус­ском народном университете в Праге.

Он утверждал, что Психологическое об­щество 1890-х годов возбуждало интерес к философским вопросам, здесь высту­пали Вл. Соловьев, Н.Я. Грот, Л.М. Ло­патин, Н.Ф. Кони, изредка — маститый Б.Н. Чичерин, что заседания МПО пред­ставляли собой «истинные праздники для людей, охваченных интересом к идеологическим спорам».

Третий период (1899-1918)

После смерти Н.Я. Грота (1899) пред­седателем МПО был избран Л.М. Лопа­тин [3]. С 1894 г. он — соредактор, а с 1905 г. вплоть до прекращения издания в апре­ле 1918 г. — единственный и бессменный редактор журнала «Вопросы философии и психологии». Деятельность МПО под председательством Л.М.

Лопатина про­ходила в русле тех же направлений, ко­торые сложились и получили развитие при Н.Я. Гроте: заседания, посвященные обсуждению состояния философии и психологии; издательская деятель­ность. Основываясь на идее взаимосвя­зи философии и нравственных про­блем, Л.М. Лопатин признавал значи­мость психологического анализа явле­ний нравственного мира.

Он уделял большое внимание вопросам этики как в деятельности МПО, так и в собствен­ных выступлениях на заседаниях и в статьях в журнале «Вопросы философии и психологии». Ученый считал, что фи­лософский анализ данных науки должен дать такое учение о жизни, которое да­вало бы человеку более прочные и ясные начала для его нравственной деятельно­сти. По Л.М.

Лопатину, в нашем отно­шении к вопросам нравственности и в нашей деятельности в области теорети­ческой психологии не должно быть двойной бухгалтерии. «Если бы мы боль­ше чувствовали нравственный смысл наших теоретических взглядов и их глу­бокую нерасторжимую связь с нашими нравственными воззрениями, — писал Л.М.

Лопатин, — мы относились бы к коренным вопросам теоретического знания живее и серьезнее» [5, с. 121].

Четвертый период — период кризиса (1918-1922)

Масштабные общественно-полити­ческие события в России второго десяти­летия XX века: первая мировая война 1914—18 г.г., Октябрьская революция 1917 г. и последующая за ней Гражданская вой­на 1918—20 г.г., — создали экстремальные условия, коренным образом повлиявшие на характер и содержание деятельности МПО.

Прекратилась издательская дея­тельность. Перестал выходить журнал «Вопросы философии и психологии»: последний сдвоенный номер вышел в 1918 г. Общество работало очень неравно­мерно. Так, в 1918 г. состоялось два засе­дания: первое — 30 марта годичное рас­порядительное, на котором было избра­но Правление Общества (председателем вновь был избран Л.М.

Лопатин) и вто­рое — 6 апреля с выступлением А.И. Огнева с докладом «Идеальное и реальное в сознании». В 1919 г. состоялись два засе­дания в феврале, одно в марте и три в ап­реле. В этот период обсуждались в основ­ном философские вопросы.

Психологи­ческая проблематика была представлена лишь на двух заседаниях, на которых шла речь о проблемах эволюции психики: док­лад А.Н. Северцова «Психика как фактор эволюции высших животных и человека» (6 апреля 1919 г.) и доклад Н.Н. Котс «Проблема “мыслящих” животных и ее вероятная разгадка» (27 апреля 1919 г.).

Затем в деятельности Общества последо­вал годичный перерыв, в течение кото­рого умерли председатель Общества Л.М. Лопатин, его заместитель В.М. Хво­стов и некоторые другие члены Общества.

На заседании 20 мая 1920 г. предсе­дателем МПО был избран И.А. Ильин [4].

В центре его философско-психоло­гических раздумий — проблема челове­ка, личности как единства трех ее состав­ляющих — духа, души и тела, ее духов­ного развития, пути духовного обновле­ния общества. С 1910 г. И.А. Ильин — член МПО, активный автор журнала «Вопросы философии и психологии».

Начало публикациям положила обшир­ная статья «Понятие права и силы» (1910).

В ней ученый разделяет два по­нятия: юридическое понятие права как совокупности норм, устанавливающих должное, и понятие нравственности как категории реального правосознания, обозначающей действительность психо­логическую, выходящую за рамки нормативно-логической сферы и становя­щуюся силой, причинно определяющей индивидуальное сознание и поведение. В этом же журнале им были опублико­ваны шесть больших статей по филосо­фии Гегеля, написанные по материалам прочитанных на заседаниях МПО серии докладов: «Учение Гегеля о сущности спекулятивного мышления» (1914), «Борьба за право перед судом нормаль­ного правосознания» и др. Эти доклады составили ядро его фундаментального двухтомного исследования «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» (1918). В МПО И.А. Ильин выступал также с докладом по феноме­нологии Гуссерля. На посту председате­ля МПО И.А. Ильин оставался до 1922 г., когда Общество было закрыто. Послед­нее заседание состоялось 15 июня 1922 г.

Период деятельности МПО под председательством И.А. Ильина практи­чески не изучен. Это были годы кризи­са, который переживало Психологиче­ское общество, как и все другие научные общества в России. Деятельность МПО свелась к организации заседаний (кото­рые не были регулярными) и обсужде­нию докладов. 14 ноября 1920 г.

состоя­лось торжественное заседание истори­ко-филологического факультета Мос­ковского университета и МПО, посвя­щенное памяти Л.М. Лопатина (скон­чался 8(21) марта 1920 г.). Был заслушан ряд докладов, посвященных личности и анализу философско-психологических взглядов Л.М. Лопатина, его нравствен­ного учения и учения о свободе.

Следую­щее заседание (6 марта 1921 г.) было по­священо памяти религиозного философа и общественного деятеля, одного из са­мых активных деятелей МПО — Е.Н. Тру­бецкого с докладами о его личности и ана­лизом взглядов. Все заседания МПО были посвящены философским проблемам: классическим философским концепциям (доклады Б.А.

Фохта о трансценденталь­ном методе Канта, А.Ф. Лосева о теории абстракции у Платона), вопросам фило­софско-религиозного содержания с ак­центом на духовно-нравственное становление личности и общественные события в России (доклады И.А.

Ильина «Перво­основы нормального религиозного опы­та», «Религиозный смысл искренно­сти»), проблемам философии общества (доклады С.Л. Франка «О логической при­роде общественного явления», И.А. Иль­ина «Аксиомы правосознания»).

Так, постепенно сокращаясь, психо­логическая проблематика к концу дея­тельности МПО практически сошла на нет, а затем и само Общество прекрати­ло свое существование по известным причинам, выходящим за рамки фило­софии и науки.

Историческое значение деятельности МПО

Есть все основания признать вы­дающуюся роль Московского психоло­гического общества в истории психоло­гической науки, философии и культу­ры.

Деятельность МПО способствова­ла выработке традиций отечественной психологии, среди которых высокая философская культура исследований; внимание к коренным теоретическим и методологическим вопросам; соблюде­ние принципа комплексного подхода к анализу сложнейших психологических проблем; учет нерасторжимой связи психологического знания с его нравст­венным смыслом; интерес к проблемам духовности человека, его нравственным устоям, свободной самодеятельности и творчеству.

Деятельность Общества служила установлению творческих связей русских ученых с выдающимися деятелями зарубежной философии и науки. Ученые раз­ных стран были почетными членами Общества. Среди них — В. Вундт, Г. Гельм­гольц, Э. Дюбуа-Реймон, В. Виндельбанд и Э. Целлер (Германия), А.

Бэн и Г. Спен­сер (Англия), Т Рибо и Ш. Рише (Фран­ция), У. Джеймс и Э. Титченер (Амери­ка), Г. Гефдинг (Дания) и др.

Деятель­ность МПО способствовала органично­му включению русской психологической мысли в мировую науку при сохранении ее своеобразия в понимании задач и про­блем психологии. Отчеты о деятельности МПО помещали журналы «Mind», «Ar­chive f. Gesch. d. Philosophie» и др.

В жур­нале «Вопросы философии и психоло­гии» публиковались рецензии и обзоры иностранной литературы почти одновре­менно с выходом книг и статей западно­европейских философов и психологов.

https://www.youtube.com/watch?v=UYDDwqZek5Y

Психологическое общество при Мо­сковском университете явилось истори­чески первой формой институциализации, организационного объединения всех научных сил в области психологии. Конечно, при этом нельзя забывать, что в том же 1885 г.

, когда было создано МПО, несколькими месяцами позже, осенью, в Казанском университете В.М. Бехтерев организовал лабораторию эксперимен­тальной психологии, и в ноябре мы бу­дем отмечать 125-летие этого события.

Не умаляя важности этого факта и призна­вая неоценимый вклад, внесенный рабо­тами этой лаборатории в отечественную психологию, мы считаем, что по мас­штабности, по широте тематики, по ко­личеству участников, по тому влиянию, которое оказали эти два события на последующее развитие отечественной пси­хологии, на первое место должна быть поставлена деятельность Московского психологического общества.

После того как открылись психоло­гические лаборатории в ряде научных центров России (в 1885 — в Казани, в 1895 — в Москве, в 1896 — в Одессе и др.) и был создан Психологический инсти­тут при Московском университете (на­чал функционировать в 1912 г., офици­альное открытие — 1914 г.), эти учреж­дения стали центрами разработки пси­хологической науки и распространения знаний в этой области.

В истории отечественной психологии началась новая эпоха ее развития как са­мостоятельной отдельной науки, имею­щей собственные структурные учрежде­ния для проведения исследований и под­готовки научных. В этих новых историче­ских условиях Психологическое общест­во стало органом координации и объеди­нения научно-исследовательских работ.

После высылки И.А. Ильина за гра­ницу на печально знаменитом философ­ском пароходе в 1922 г. Психологическое общество было распущено вместе с дру­гими научными организациями.

Заключение

На этом история МПО не закончи­лась. В 1957 г., опираясь на сложившиеся направления, опыт и традиции, в новых исторических условиях Московское Пси­хологическое общество возобновило свою деятельность как Отделение Обще­ства психологов РСФСР, созданного при АПН РСФСР, а с 1994 г. — как региональ­ное отделение РПО при РАН. Его пред­седателями были видные ученые:

  • А.В. Запорожец (1957—1964) [5]
  • Н.А. Менчинская (1964—1983) [6]
  • А.М. Матюшкин (несколько месяцев в 1983 г.) [7]
  • А.В. Брушлинский (1983—1988) [8]
  • И.И. Ильясов (1988—1989) [9]
  • Д.Б. Богоявленская (1989 — по на­стоящее время) [10].

Примечания:

1. Троицкий Матвей Михайлович (1.08.1835 — 22.03.1899). С 1875 г. — профессор кафедры философии Московского университета, декан историко-филологического факультета Московского университета (1880–1884; 1889—1891; 1893—1894). Исполнял обязанности Ректора Московского университета (1895—1896).

Докторская диссертация «Немецкая психология в текущем столетии» (1867, в двух томах) содержит изложение теорий английского ассоцианизма.

Собственная психологическая теория Троицкого выдержана в духе английской ассоциативной психологии («Наука о духе», в двух томах, 1882; «Учебник логики», в трех книгах, 1885—1888).

2. Грот Николай Яковлевич (18.04.1852 — 23.05.1899) – профессор, зав. кафедрой философии Московского университета (с 1886). Организатор и первый редактор журнала «Вопросы философии и психологии» (1889—1893).

В первом своем психологическом исследовании (магистерская диссертация «Психология чувствований в ее истории и главных основах», 1880) рассматривал психику как совокупность четырех фаз, составляющих психический оборот, как акт приспособления организма к среде. С этих же позиций рассматривал познавательную деятельность (докторская диссертация «К вопросу о реформе логики.

Опыт новой теории умственных процессов», 1882). Обсуждал центральные вопросы психологии: о сущности психического, о методах психологии. Высоко оценивал значение экспериментального метода, исследование вопросов психологии связывал с задачами научного обоснования высших начал нравственности. Был дружен с Л.Н.

Толстым, ввел его в состав Психологического общества, участвовал в подготовке к изданию книги Л. Толстого «О жизни», написанной на основе его выступления на заседании МПО (1887). В числе близких друзей Грота – А.А. Фет, Вл. Соловьев, братья Е. и С. Трубецкие, Л.М. Лопатин и др.

3. Лопатин Лев Михайлович (1.06.1855 – 21.03.1920) – выпускник историко-филологического факультета (1879), профессор Московского университета (1892), соредактор (с 1894) и единственный редактор журнала «Вопросы философии и психологии» (с 1905 вплоть до прекращения издания в 1918 г.). Читал курс психологии. Защищал метод самонаблюдения («Метод самонаблюдения в психологии», 1902).

Источник: http://msupsyj.ru/articles/detail.php?article=3740

Московскому психологическому обществу — 120 лет

МОСКОВСКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО (1885- 1922)

Стр. «26—33»

Диана Богоявленская

Московское психологическое общество конца XIX — начала XX века

Первое заседание Московского психологического общества прошло 24 января 1885 года в стенах здания Психологического института РАО.

История деятельности МПО – не сплошная траектория; она прерывалась дважды. Дважды ее разрывали проходящие революционные изменения в стране. Таким образом, в работе общества за 120 лет четко выделяются три периода.

Первый период начинается с момента учреждения Московского психологического общества в 1885 году. Отметим заслугу инициаторов учреждения МПО, поскольку организация общества стала значимым событием для развития психологии в нашей стране.

Любая проблема, имеющая не личностно ограниченный характер, объединяет людей. Так возникли известные кружки в первой четверти XIX века. Инициатор организации Общества профессор Московского университета М.М.

Троицкий объяснял необходимость создания МПО в связи с потребностью более интенсивного развития молодой науки психологии. Причину ее отставания от других наук он видел в самой специфике ее предмета, самого сложного по сравнению с другими науками.

Для успешной ее разработки представлялось необходимым объединение различных специальных знаний из антропологии, физиологии, анатомии, этнографии, истории, лингвистики и других наук. Это и привело заведующего кафедрой философии М.М.

Троицкого к выводу о необходимости учреждения научного психологического общества, которое бы объединяло представителей специальностей, нужных для развития психологии.

Поэтому Московский университет с его факультетами, представляющими основные направления развития науки, собранные под одной крышей, соответствовал задаче объединения ряда наук с целью развития психологии. Коллеги с других факультетов поддержали М.М. Троицкого и вошли в состав учредителей. Первым председателем был избран М.М. Троицкий (он им являлся до 1887 года).

М.М. Троицкого на посту председателя Общества сменил Н.Я. Грот (1887–1899), который воплощал своей личностью современные тому периоду социальные и идеологические устремления русской интеллигенции.

Это определяло его научную и педагогическую деятельность – желание не только обучать, но и нравственно воздействовать, формируя у слушателей определенные ценности и стремления. Задачами Н.Я. Грота как председателя Общества были не только реализация научных исследований, но и большая просветительская работа Общества.

Обращает на себя внимание интенсивность работы Общества в тот период. Например, 24 января 1887 года на годичном распорядительном заседании Общества избран председателем Н.Я. Грот и уже 5 марта обсуждался его реферат «О свободе воли», а 14 марта – реферат Л.Н. Толстого «О понятии жизни».

Решению задачи сделать достижения науки достоянием общественности способствовал и созданный Н.Я. Гротом журнал «Вопросы философии и психологии». Широкий размах научной деятельности и теоретические дискуссии, проходившие на заседаниях Общества (на такие темы, как «Об отношении методов и задач философии и психологии» Н.Я.

Грота, «О внутреннем опыте и его значении для психологии и общего философского миросозерцания» П.Е. Астафьева, «О формах расстройства памяти» С.С. Корсакова, «К вопросу о цветном слухе» Г.Р. Иваницкого и другие), должны были преодолеть отчужденность между разными кружками и помочь формированию настоящей научной школы.

Этого требовала сама логика развития отечественной науки. На рубеже веков оканчивается период разработки проблем учеными-одиночками и рождается эпоха научных школ. Н.Я. Грот с его энергией и преданностью задаче смог привлечь к совместной плодотворной деятельности, казалось бы, несовместимых людей, воодушевить их идеей совместного творчества. Московское психологическое общество выступило в роли прообраза научной школы.

При всей установке на комплексные исследования естественнонаучного характера Общество, вместе с тем, было организовано при философском факультете. Его руководители принадлежали к философско-психологической школе, сложившейся при Московском университете. Позже в этом положении психологии на пересечении всех наук В.В.

Давыдов видел и опасность: поскольку психология, находясь между различными науками, обречена на метания между, прежде всего, физиологической и философской редукциями. В.В. Давыдов говорил, что предпочитает – философскую… Но любая редукция – есть редукция; она искажает наше представление о собственных, специфических для данной науки закономерностях.

Однако органическая связь психологии с философией в период ее становления не только плодотворна, но и необходима. Она заставляет концептуализировать имеющиеся факты и рефлексировать то основание, на котором оно строится. Философская образованность признавалась необходимой составляющей профессиональной подготовки психолога. Г.И.

Челпанов прямо связывал такую подготовку с научностью, иначе возникает опасность дилетантизма и профанации в науке, считал он. Внимание к философским и теоретическим проблемам психологии является драгоценным приобретением, важным историческим уроком и продолжает оставаться характерной особенностью московской психологической школы. В этом плане знаменательна речь Н.Я.

Грота, произнесенная 21 февраля 1893 года, – «Психологическое общество и его значение в развитии философской мысли в России».

Колебания от увлечения исследованиями в русле естественных наук к обострению интереса к философскому осмыслению характерны, пожалуй, не только для этого периода. Но тогда они выступали особенно рельефно. Казалось бы, действительно применение естественнонаучных методов к изучению психики человека в полной мере невозможно.

Очень наглядно это можно демонстрировать на проблеме творчества. По крайней мере, к рубежу XIX–XX вв. в историко-философском анализе проблемы четко оформились две тенденции. Одну из них представляют такие направления, как философия жизни, экзистенциализм, а другую – инструментализм, операционализм, прагматизм и близкие к ним варианты неопозитивизма.

Суть этого противостояния кратко и четко выражена М.М. Бахтиным, представителем гуманитарного подхода: «Творчество не сводится к технике делания, а является духовно- нравственным зарядом к действию». Традиционно подразумевалось, что нравственное развитие осуществляется в основном через нематериальные структуры личности.

Здесь становится ясной роль духовной философии В.Л. Соловьева для развития психологии.

Вместе с тем стоит особо подчеркнуть опыт работы МПО, стремящегося к объединению естественнонаучной и гуманитарной парадигм. Эта линия имеет развитие и в исследованиях наших дней.

На праздновании первого юбилея Общества 4 марта 1895 года Н.Я. Грот прочел доклад «Устои нравственной жизни и деятельности», А.Н. Веселовский – «Вольтер как мыслитель», В.П. Преображенский – «О некоторых чертах психической стороны зрения». 12 октября 1896 года Общество отмечало трехсотлетие Р. Декарта. И через 100 лет мы его отметили с приглашением философов.

Следующим председателем Общества избирается Л.М. Лопатин (1899–1920). Он продолжил традицию связи философии и психологии. Этот период деятельности общества в большей степени связан с именем Г.И. Челпанова.

Идея необходимости преемственности научного знания привела его к мысли об открытии Института. Это стало важным шагом в построении структуры, благоприятствующей и необходимой для развития психологии как науки.

31 января 1909 года, когда председателем Общества был переизбран Л.М. Лопатин, товарищем председателя стал Г.И Челпанов, кандидатом товарища председателя – профессор В.П. Сербский, библиотекарем – профессор В.В. Соколов, а В.

Виндельбанд (автор «Истории новой философии в связи с общей культурой и отдельными науками») был избран почетным членом Общества. Почетными членами Общества также были Т.А. Рибо, У. Джемс, В. Вундт, Г.Л.Ф. Гельмгольц.

Всего на тот момент Общество имело 210 членов, среди которых 14 почетных, 5 членов-учредителей, 164 действительных члена, 21 член-соревнователь (среди них Н.А. Бердяев), 6 членов-корреспондентов.

На годичном распорядительном заседании 23 января 1910 года заседают до половины первого ночи. После реферата «О бессодержимости в русской деревне» обсуждался вопрос об организации торжественного заседания по случаю 25-летия существования Общества.

Юбилей состоялся 21 марта, на котором были прочитаны доклады Л.М. Лопатина «Настоящее и будущее философии», Г.И. Челпанова «О современной индивидуальной психологии и ее практическом значении» и П.И. Новгородцева «Общественный идеал в свете современных исканий».

Тематика докладов не случайна и точно отражает первый период работы Общества.

Вопросами жизненной важности в тот период развития МПО были предмет и метод психологии. Этому посвящены диссертация Н.Н. Ланге, работы Н.Я. Грота «Основания экспериментальной психологии» и Л.М. Лопатина «Метод самонаблюдения». Их волновали такие вопросы, как проблема детерминации, специфика психики как духовного, проблема причинности.

«Если бы мы больше чувствовали нравственный смысл наших теоретических взглядов и их глубокую нерасторжимую связь с нашими нравственными воззрениями, то мы относились бы к коренным вопросам теоретического знания живее и серьезнее», – писал Л.М. Лопатин. В этом проявляется русский менталитет, его нравственная акцентуация.

Это также характерная особенность МПО – связь с духовной жизнью русского общества.

Высокая философская и теоретическая культура, научная строгость исследований, неразрывная связь научных исканий с запросами общества, чуткое внимание к нравственной стороне научной работы составляют особенность деятельности Московского психологического общества в первый период. Активная деятельность Общества была прервана в 1920-е годы. Общество не кануло в лета, а его позиции стали основанием развития московской психологической школы.

Второй период развития МПО начинается с воссоздания Общества в стенах Психологического института АПН СССР в 1957 году как Общества психологов СССР. Первым президентом Общества психологов СССР стал А.А.

Смирнов – мудрый, истинно интеллигентный и сильный человек; при нем Институт достигает в своем развитии апогея. Институт продолжает быть особым пространством для Общества. Первым председателем МПО стал А.В. Запорожец, после него – Н.А. Менчинская. Они во многом способствовали восстановлению традиций МПО.

Многие историки психологии признают, что именно Психологический институт в 1950–1960-е годы был оазисом былой атмосферы.

Верно, что восстановление Общества произошло на другой основе. За 35 лет сформировались научные школы. И уже не Общество явилось их основой. Оно скорее их составная часть. Отсюда меняются задачи Общества.

Оно стало необходимым, во-первых, для установления контактов с зарубежными коллегами, для непосредственного общения с ними; во-вторых, для проведения съездов и конференций.

Съезды и конференции стали «выставками мысли», срезами состояния науки.

1950 – 1980 годы это уже не период зарождения и становления научных школ, это период их борьбы. Школы росли и крепли в борьбе. Теперь Общество не формирует, а примиряет и объединяет сложившиеся школы. В этой борьбе против эмпирической психологии В.В.

Давыдов фактически восстанавливает в Психологическом институте философский методологический семинар. М.К. Мамардашвили, Ф.Т. Михайлов, А.С. Арсеньева, В.С. Библер, Г.П.

Щедровицкий ведут жесточайшие дискуссии, которые становятся центром научной мысли психологов и образцом культуры ее формы.

А.Н. Леонтьев стал эпохой в психологии. Он – ученый, верный традициям российской науки. Его таланта и энергии хватило на организацию факультета психологии МГУ и консолидацию профессионального сообщества всей страны.

Он стал вторым президентом Общества психологов СССР в период с 1963 по 1968 год. Именно в этот период наша страна занимает должное место и в мировом профессиональном сообществе. Тогда прошел Шестой Всемирный конгресс по психологии в Москве (и это единственный раз).

Именно тогда, в 1966 году, в страну впервые приезжают Ж. Пиаже, П. Фресс.

Третий президент Общества психологов СССР – Б.Ф. Ломов.

Открытие Института психологии при АН СССР – следующий виток в утверждении своих позиций психологии и открытие широких горизонтов ее проникновения не только в практику образования, но и в сферы новые и значимые для страны, такие как космонавтика. Первые диссертации по этой теме выполнены под руководством Б.Ф. Ломова, Ф.Д. Горбова, К.К. Платонова.

На этом фоне МПО проводит самостоятельно ряд знаменательных конференций: «Научное творчество» (1969), «Проблемы деятельности в советской психологии» (1973), «Экспериментальное исследование продуктивных процессов мышления» (1977), «Творчество и педагогика» (1988).

Долгие годы с Н.А. Менчинской работал А.В. Брушлинский. После ее смерти он возглавил МПО и не выходил из него до своей гибели. Он делал очень многое, идя на жертвы и компромиссы, добиваясь единства наших рядов. Став директором Института психологии, он оставался членом Совета МПО, помогая в его работе.

Третий период начинается с распада СССР, когда Общество психологов СССР автоматически прекращает свое существование. Но это оказывается лишь формально. Закона о запрещении деятельности Общества не было, и оно не прекращает свою деятельность.

Продолжает работать общемосковский методологический семинар; Московское психологическое общество систематически проводит свои заседания. Тогда они были нужны людям вдвойне.

Можно было увидеть слезы на глазах у пришедших на эти собрания психологов, у которых Общество осталось единственным местом профессионального общения. И как только вышел Закон об общественных организациях, естественно, инициативная группа психологов восстановила Общество в рамках Российской Федерации.

Московское общество психологов как региональное отделение Российского психологического общества было создано 10 октября 1994 года. 22 ноября 1994 года состоялся учредительный съезд РПО.

Первая Всероссийская конференция 1996 года (на учредительном съезде в 1994-м не делался акцент на научной программе), которую проводило МПО в рамках РПО, ставила своей задачей восстановление связей внутри профессионального сообщества, что было особенно значимо для регионов в тот период (они вдруг оказались «далеко»).

Одновременно это был смотр, как после боя: «А кто жив?» Резкое прекращение финансирования, уход многих ученых из сферы науки, ставили вопрос: «Какова психология сегодня?» Под таким названием и состоялась Первая Всероссийская конференция психологов, в рамках которой прошло 38 симпозиумов, несколько круглых столов, в том числе междисциплинарных (например, «Психология глазами физиков»). Общий итог конференции – психология жива.

В новой для России ситуации надо было определять задачи и основное направление работы. Менталитет российской науки, отдающий приоритет в первую очередь теории, отсутствие грубо утилитарной направленности позволили ей вопреки «указам», «решениям сессий» и дефициту кадров бурно развиваться.

Сохраняя свои традиции, она служила высоким идеалам. Многие как позитивные, так и негативные явления делали советскую психологию достаточно крепкой цитаделью, недоступной влиянию чуждых ей тенденций.

Снятие «железного занавеса » привело к тому, что волна зарубежной научной продукции всех уровней захлестнула наш психологический рынок. Эта волна вместе с методиками и тренингами привнесла стоящую за ними концептуальность.

Грустно, но ее поспешили эксплуатировать ученые, декларировавшие, но не присвоившие теоретическое богатство собственной науки, или не сумевшие увидеть разницу в одних и других постулатах.

Современную ситуацию в теории и практике отличает не только эклектика концептуальных подходов, но и наличие своего рода кентавров, в которых сочетается представление о природе явления и его идентификация из разных научных парадигм.

При этом не учитывается, что за каждым методом стоит определенное представление о предмете, на который он направлен. Причина тому и в том, что не каждое концептуальное представление сопровождает «удобная в употреблении» диагностическая процедура, если она вообще есть.

Кроме того, все те же рыночные принципы диктуют: «числом поболее, ценою подешевле» и «время – деньги». Каждая концепция самодостаточна и убедительна в своей логике, но многие из них несовместимы. Увы, плюрализм хорош в политике, обеспечивает свободу развития науки в целом, но недопустим в одной голове.

Эклектика подобна героям басни (лебедь, рак и щука), она дает лишь видимость движения. Смешению парадигм способствовали социальные изменения в обществе, что подняло флаг эклектики как консенсуса мнений, либерализма. Однако преодоление «идеологизированности » науки обернулось не свободой, а анархией.

В 1990-е годы положение усугубилось жесточайшим общесистемным и финансовым кризисом, в частности кризисом финансирования отечественной науки.

В этой ситуации стала особенно важна роль Общемосковского методологического семинара при Московском психологическом обществе, который ведется тремя ведущими организациями в области психологии: Психологическим институтом РАО, Институтом психологии РАН и психологическим факультетом МГУ. С разной периодичностью семинар работает более тридцати лет.

Последние годы семинар активно развивается. В 2001 году были обсуждены методологические проблемы, связанные с наиболее актуальными сторонами общественной жизни: «Динамика социально-психологических явлений в изменяющихся экономических условиях» – докладчик профессор А.Л. Журавлев (ИП РАН); «Проблемы развивающего обучения» – докладчик профессор В.В.

Рубцов (ПИ РАО); «Субъект и деятельность» – докладчик член-корреспондент РАН В.А. Лекторский (ИФ РАН). В 2003 году в связи с необходимостью оценки деятельностной парадигмы в сегодняшней ситуации плюрализма и либерализма в науке ряд заседаний был посвящен этой проблематике: профессор В.В.

Розин (ИФ РАН) предложил обсудить проблему понятия деятельности в методологической и культурологической традициях; профессор Д.Б. Богоявленская (ПИ РАО) выступила с докладом «Понятие творчества и одаренности в процессуально-деятельностной парадигме». В 2004 году в феврале был заслушан и обсужден доклад академика РАО, профессора Ф.М.

Михайлова (ИФ РАН) «Философия психологии»; в марте на семинаре выступил директор Дрезденского института психологии профессор Б.Т. Величковский с докладом «Когнитивно-аффективная наука: вчера, сегодня, завтра».

Изменения, происходящие в нашем обществе, как позитивные (осознание необходимости воспитания интеллектуальной элиты), так и негативные (все большая коммерциализация системы образования), выдвигают проблему выявления и развития одаренных детей на первые места.

В этой связи следует особо отметить почин ученых, поддержанный Министерством образования РФ, которые пошли навстречу практике и провели большую интенсивную работу, чтобы обеспечить высокую эффективность деятельности педагогов, уберечь их от нежелательных ошибок. Так, по инициативе секции «Творчество и одаренность» Общества при поддержке и участии в работе зам.

министра МО РФ В.Д. Шадрикова, была разработана в 1998 году «Рабочая концепция одаренности». По ее внедрению в практику образования проведены три общероссийские и две международные конференции («Отечественная концепция одаренности», 2000; «Отечественная концепция одаренности – в практику образования», 2004), организованные МПО. В.Д.

Шадриков отметил, что проведение конференций – последовательное проявление гражданственной направленности ее организаторов.

V Всероссийская конференция РПО (30 января – 1 февраля 2002), проводимая силами МПО, ставила уже кардинально другие задачи. Мы искали новые, более динамичные и эффективные формы. Введение новой формы пленарных дискуссий в программу конференции объяснялось желанием включить в обсуждение «горячих точек» всю аудиторию.

Предложенная форма, естественно, не предполагала, что будут найдены все ответы по затронутым вопросам, но она в большей мере должна была повысить нашу «озадаченность»; а также в ситуации теоретического плюрализма и консенсуса вернуть психологию в лоно фундаментальной науки (системы строгих, определенных понятий) и сделать более очевидным то, что «практическая психология» – суть приложение фундаментальной. Актуальность этого обсуждения была также связана с тем, что в прошедшие годы наметился откат от отечественных школ. Требовалось понять, что представляет собой психологическая наука. Справедливо утверждение, что психологическое знание тиражируется в различные науки. Но что и сколько почерпнула сама психология из других наук? Каково положение психологии в системе наук? Равным образом необходимо понять: является психология единой наукой или системой направлений? Каковы отношения между теорией и практикой в психологии, фундаментальной и практической психологии? Из системы знаний психология в настоящее время превращается в профессиональную деятельность. Но кто и что будет «прикладывать»? Вместе с тем превращение психологии в массовую профессию требует от МПО осуществления ряда новых задач.

Современная ситуация требует организации профессионального сообщества с его возможностями социальной и правовой защиты своих членов, а также профессионального контроля их деятельности. Мы пока не можем себя считать действительным профессиональным сообществом, мы – общественная организация со всеми вытекающими ограниченными возможностями.

В заключение приведем последние слова А.В. Брушлинского: «Психологическое общество успешно продолжает работу, несмотря на трудности внешние и внутренние. Оно хорошо преемствует Психологическое общество СССР, первый съезд которого состоялся в 1959 году. Вот такая преемственность всячески гарантирует развитие нашей науки.

XX век был веком физики, конец XX – начало XXI стали веком биологии. Очевидно, придет время и будет век самой главной, великой науки – психологии, потому что она раскрывает, изучает, помогает развитию человека. Мы будем и дальше работать в этом Обществе, и дальше способствовать и помогать развитию психологической науки.

И когда наступит век психологии, то вспомнят тот вклад, который вносит в развитие психологии наше Общество».

Напоминать и претворять в жизнь научные идеалы – значит быть верным принципам научности и нравственности. Таков наш долг.

Источник: http://rl-online.ru/articles/1-05/283.html

Московское психологическое общество

МОСКОВСКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО (1885- 1922)

Московское психологическое общество (МПО) было создано 24 января 1885 г при Московском университете с целью объединения всех научных сил для разработки путей развития психологических исследований и распространения психологических знаний в России.

МПО возникло в период, когда отечественная психологическая мысль в России и в частности в Московском университете еще не выделилась в самостоятельную область научного знания, а развивалась как составная часть философии – наряду с логикой и историей философии и в связи с судьбами философии в России. В составе МПО преобладали философы – Н.Я. Грот, Л.М. Лопатин, Вл.

Соловьев, Г.Г. Шпет, И.А. Ильин и другие выдающиеся деятели русской философии.  

Профессор Московского университета социолог и правовед , основатель естественно-правовой школы В.М. Хвостов включал вопросы свободы воли в связи с рассмотрением явлений общественной жизни. Профессор уголовного права Д.А.

Дриль внес большой вклад в становление отечественной юридической психологии, считал необходимым знание психологии в практической работе с несовершеннолетними преступниками. Исследования в области естественных наук и в медицине также требовали философско-психологических оснований.

К философии и психологии обращались и внесли свой вклад в их развитие профессора Московского университета биолог К.Ф. Рулье , физиолог И.М. Сеченов , естествоиспытатель и крупнейший историк науки В.И. Вернадский, врачи-психиатры С.С. Корсаков, А.А. Токарский, В.П. Сербский, П.Б. Ганнушкин, Н.Н. Баженов, С.А. Суханов .

Все это побуждало к консолидации сил как людей, профессионально занимающихся философией, так и ученых, интересующихся проблемами психологии в связи со своими профессиональными интересами. Фактическое сближение философии и наук на почве психологических вопросов и явилось объективной предпосылкой и причиной их объединения.

Создание Психологического общества стало формой их организационного объединения. Общество было создано по инициативе М.М. Троицкого и поддержано 14 профессорами всех факультетов университета, которые и выступили его учредителями. На своем первом заседании 24 января 1885 г . члены-учредители избрали Совет Общества.

Председателем был избран основатель Общества философ и психолог Матвей Михайлович Троицкий, товарищем председателя – доктор медицины В.А. Легонин, секретарем – юрист Н.А. Зверев, товарищем секретаря – антрополог и географ Д.Н. Анучин.

Было определено место заседаний – новое здание университета (теперь здание, в котором размещается факультет журналистики), а публичных лекций и докладов – старое (здание, в котором находится Актовый зал, а в его правом крыле – Институт стран Азии и Африки). На этом же заседании члены-учредители предложили к избранию в действительные члены Общества еще 53 лица.

Они были избраны на следующем – публичном – заседании 14 марта 1885 г ., а один из новых членов Н.А. Абрикосов – был тогда же избран казначеем. В последующем число членов Общества стало быстро расти и достигло более 200 человек.

МПО было одним из многих научных обществ, которые возникли и развивались при университете, в его стенах. Как основатели, так и большая часть членов МПО были профессорами Московского университета. Самое деятельное участие в его работе принимали Н.Я. Грот, Л.М.

Лопатин – оба в разные годы были председателями Общества, а также Г.И. Челпанов, Вл. Соловьев, С.С. Корсаков, В.А. Вагнер, Г.И. Россолимо. Они выступали с сообщениями на самые разные темы, участвовали в дискуссиях по другим докладам.

Когда МПО начало издавать свой журнал «Вопросы философии и психологии» (с 1889 г.), они выступали в нем не только авторами статей, но и давали обзоры новейшей литературы по психологии и философии, рецензии на них.

Их рецензии были по существу небольшими статьями с кратким, но очень содержательным изложением и анализом соответствующих изданий. Таковы, например, рецензии Н.А. Бердяева на книги О. Вейнингера «Пол и характер» и У. Джеймса «Многообразие религиозного опыта», рецензии П.П. Блонского и другие.

Через МПО осуществлялась связь ученых университета с другими научными центрами России. Членами МПО и авторами его изданий были философы, психологи и врачи-психиатры из Санкт-Петербурга – Н.О. Лосский, А.И. Введенский, И.И. Лапшин, из Казанского университета – В.Н.

Ивановский, Львовского университета – Ю.Л. Охорович, Юрьевского университета – В.Ф. Чиж. У МПО были широкие связи с мировой наукой. Многие выдающиеся зарубежные философы и ученые были почетными членами МПО . Среди них А. Бэн, В. Вундт, Г. Гельмгольц, Э. Дюбуа Реймон, Т. Рибо, Ш. Рише, Э. Целлер, В.

Виндельбанд, Г. Спенсер, У. Джеймс, Г. Гефдинг, Э. Титченер, Э. Гартман. Через них в иностранные научные журналы передавались материалы о работе МПО, так что его деятельность становилась известной мировому сообществу психологов.

Члены МПО участвовали в организации и проведении международных психологических конгрессов, в международных съездах психиатров и других международных форумах. Подробные отчеты о них публиковались в журнале «Вопросы философии и психологии».

 Кроме чисто научной, в деятельности Общества была еще одна очень важная сторона.

Его деятельность оказывала влияние на духовную жизнь России в целом.

Связи МПО с широкой общественностью способствовало проведение публичных заседаний, обычно посвященных наиболее значительным темам, деятельности выдающихся деятелей Общества, памяти выдающихся мыслителей прошлого – Дж.

Бруно, Р. Декарта и др. Тематика ряда других его заседаний также включала вопросы, которые волновали не только специалистов, но вызывали сочувствие и интерес у широкой публики.

Вот некоторые из таких тем:

— что такое гипноз; — каковы устои нравственной жизни и деятельности в противоположность безнравственному поведению; — как соотносятся нравственный долг и счастье; — как понимать детерминизм и свободу воли в связи с вопросами права, морали, явлениями общественной жизни; — в чем заключается смысл жизни; — какова психология женщины; — можно ли говорить о человеческом прогрессе; — каковы национальные особенности русского философского самосознания и т.п. Выступая на торжественном (сотом) заседании Общества 21 февраля 1893 г ., Н.Я. Грот как председатель МПО с полным основанием говорил, что оно никогда «…не задавалось никакими иными целями, как скромно и по мере сил содействовать просвещению родины, подъему русского духа, развитию русской мысли и самосознания». Связи с обществом способствовал и тот факт, что членами МПО были не только выдающиеся философы и ученые, но и писатели – Л.Н. Толстой, А.А. Фет, П.Д. Боборыкин, профессор Московской консерватории А.Н. Скрябин, деятели культуры – В.Н. Немирович-Данченко, Ю.И. Айхенвальд и другие известные общественные и культурные деятели. В своих выступлениях на заседаниях они привлекали внимание к жизненным проблемам, важным для русского общества, отвечающим его духовным запросам и умонастроениям, непосредственно обращались к чувству и здравому смыслу мыслящих людей. Общественными событиями стали выступления Л.Н. Толстого о понятии жизни и о нравственных задачах человека, Вл. Соловьева о сущности истинного христианского идеала и об отступлении от него в деятельности церкви.

Психологическое общество пользовалось поддержкой со стороны своих состоятельных членов в форме пожертвований.

В декабре 1888 г. члены-соревнователи МПО А.А. и Н.А Абрикосовы выступили издателями задуманного председателем Общества Н.Я. Гротом журнала «Вопросы философии и психологии», поставив при этом следующие условия: издание журнала должно осуществляться под редакцией Н.

Я. Грота и при участии Психологического общества.

Когда журнал перестал нуждаться в материальной помощи, А.А. Абрикосов передал права на его издание в собственность Общества и с 1893 по 1918 г . (последний год выхода журнала) журнал выходил под грифом Психологического общества.

В этом же 1888 г . действительный член Общества Д.А. Столыпин пожертвовал 2000 рублей для учреждения при Обществе премии за сочинение о философии О. Конта и 1000 рублей на издержки по изданию журнала или по другим возможным изданиям. Премия была учреждена, ею в 1891 г . было удостоено сочинение Б.Н. Чичерина «Положительная философия и единство науки».

Известен и такой факт. Крестьянин Тамбовской губернии перечислил свои сбережения в фонд МПО и при этом просил считать себя его членом. В целом можно с полным правом сказать, что Московское психологическое общество, вместе с другими научными обществами университета (с некоторыми из них МПО проводило совместные заседания – например, 10 февраля 1885 г .

состоялось публичное совместное заседание Общества любителей российской словесности и Психологического общества в память Дж. Бруно), а также музеями, организованными при университете (такими как Музей изящных искусств, основанный в 1912 г . профессором Московского университета И.

Цветаевым, Исторический музей – 1883, Политехнический – 1877, Антропологический – 1879 и др.), создавали вокруг университета культурную среду, способствуя превращению университета в подлинный центр московского философского просвещения, культурной и духовной жизни Москвы. В 1922 г. Психологическое общество, как и другие научные общества, было закрыто.

 http://rl-online.ru/articles/1-05/284.html Московскому психологическому обществу — 120 лет

Антонина Ждан, Александр Донцов

Источник: http://abrikosov-sons.ru/moskovskoe_psihologiches1

Book for ucheba
Добавить комментарий