Начало вооруженной интервенции Антанты

Содержание
  1. Интервенция Антанты
  2. Начало вооруженной интервенции Антанты: Политика, которую проводила большевистская партия во главе с
  3. «Думали, что их примут как освободителей»: как завершилась интервенция Антанты на юге России
  4. Начало интервенции
  5. Иностранная оккупация
  6. Провал интервенции
  7. Начало военной интервенции Антанты в 1918 году
  8. Кто призывал интервентов из Антанты, и как это привело к гражданской войне в 1918 (avex)
  9. Британские Силы поддержки Северной России — авангард “дружеской интервенции” — вступают в Архангельск, август 1918-го
  10. Францию интересовала Украина, поэтому ждали ухода немцев. В Одессе французские солдаты объявились осенью 1918-го
  11. Американцы тоже тянуть не стали: их экспедиционный корпус высадился во Владивостоке летом 1918-го
  12. Военные корабли интервентов на рейде Владивостока
  13. Регулярные части Японии на Дальнем Востоке опередили американцев на пару месяцев и вели себя весьма энергично

Интервенция Антанты

Начало вооруженной интервенции Антанты

Что делали Американцы в Сибири с 1918 года? Политика США по отношению к России, отличалась лицемерием и вероломством.Во всех официальных документах и выступлениях руководители правительства США заявляли о своей любви к русскому народу и о намерении “помочь России”.

На деле они стремились ликвидировать любую власть, расчленить Россию и превратить её в свою колонию.

Для этого они финансировали и стравливали как красных, так и белых, в тоже время обе официальные противоборствующие стороны в гражданской войне и “белые” и “красные” сотрудничали с англо-американскими оккупантами!

США привели к власти Троцкого (Россия) и Колчака (Сибирь), а чехословаки (белочехи), были ударной карательной армией в составе войск англо-американской коалиции и подчинялась лично американскому генералу Гревсу.

На севере России на время интервенции был установлен оккупационный режим.

На территории России и Сибири даже появились концентрационные лагеря.

Они не оставляли своих намерений расширить сферу своего влияния и за счёт России разрешить свои старые противоречия с Японией и Англией. По планам вся Сибирь должна была отойти к США…

Созданию Антанты предшествовало заключение в 1891-1893 годах русско-французского союза в ответ на создание Тройственного союза (1882) Австро-Венгрии, Италии, во главе с Германией. Антанта по-французски буквально “сердечное согласие”, устоявшееся название соглашения, заключенного в 1904 г Великобританией и Францией.

Её целью было прекращение англо-французского колониального соперничества путём раздела сфер влияния. Великобритания получала свободу действий в Египте, признавая интересы Франции в Марокко. Кроме того, предусматривалось совместное противодействие растущим германским амбициям. В 1907 г. к Антанте присоединилась Россия, после чего договор стал называться Тройственным согласием.

Он стал основой союза этих стран в Первой мировой войне.

Придя к власти, Ленин, в области международных отношений от имени Советской России, провозгласил отказ от выплаты долгов иностранным правительствам и интернациональным Банкам, и Концернам.

Сначала это прозвучало не абсолютно, и было увязано с признанием Советского правительства.Но было ясно, что Советское правительство ни по счетам царского правительства, ни по счетам правительства Керенского отдавать долги не будет.

Этим Ленин вторично со времени Брест-Литовского мира подписал смертельный приговор, как себе, так и своей фракции – “ленинцам”, к которой американский гражданин Троцкий и его сторонники не относились.

Вопрос об иностранной интервенции в Россию был окончательно решён, причина – отказ Ленина платить по иностранным долгам, как будто он не знал, что за этим решением последует.

Итак, со времени взятия власти большевиками в ноябре 1917 года и до лета, произошло 2 решающих события – это

1) Брест-Литовский мир и оставление англо-американских союзников на произвол судьбы в войне с Германией, после чего немцы стали колошматить англо-американцев на Западном фронте.

2) Майское 1918 года выступление Ленина в печати с провозглашением отказа от иностранных долгов.

Оба этих события были решающими, и были они, как говорится: “серпом по причинному месту” США и Англии! Участь Ленина была решена. Вялотекущая фаза событий кончилась, началась активная фаза.

Иностранная военная интервенция в России (1918-1921) – военное вмешательство стран Согласия (Антанты) и Центральных держав (Четверного союза) в Гражданскую войну в России (1917-1922). Всего в интервенции приняли участие 14 государств.

Уже в начале 4 июля 1918 года начался троцкистский путч, который начался с попытки арестовать Ленина и его сторонников на “Пятом Всероссийском Съезде Советов”.

После покушения на Ленина, американский гражданин Троцкий 6 сентября 1918 года отменил только что принятую 4 июля Конституцию 1918 года и создал внеконституционный орган “Реввоенсовет”.

Троцкий фактически сделал путч и узурпировал единоличную диктаторскую власть в новой должности неограниченного диктатора под названием – “ПредРевоенсовета” и после полностью легализовал “мирную миссию” интервентов.

Ранее, воспользовавшись тем, что Троцкий сорвал мирные переговоры в Бресте, германские войска 18 февраля 1918 года развернули наступление по всему фронту. Одновременно Великобритания, Франция и ряд других держав под предлогом оказания помощи Советской России в отражении германского наступления подготовили планы интервенции.

Одно из предложений о помощи было направлено в Мурманск, возле которого находились английские и французские военные суда. Заместитель председателя Мурманского Совета А.М.

Юрьев 1 марта сообщил об этом в Совнарком и одновременно уведомил правительство о том, что на линии Мурманской железной дороги находится около двух тысяч чехов, поляков и сербов. Их переправляли из России на Западный фронт северным путем.

Юрьев запрашивал: “В каких формах может быть приемлема помощь живой и материальной силой от дружественных нам держав?”

В тот же день Юрьев получил ответ от Троцкого, занимавшего в ту пору пост наркома иностранных дел. В телеграмме говорилось: “Вы обязаны принять всякое содействие союзных миссий”. Ссылаясь на Троцкого, мурманские власти вступили 2 марта в переговоры с представителями западных держав.

Среди них были командующий английской эскадрой адмирал Кемп, английский консул Холл, французский капитан Шерпантье.

Итогом переговоров стало соглашение, гласившее: “Высшее командование всеми вооруженными силами района, принадлежит верховенству Совдепа Мурманскому военному совету из 3 лиц – одного по назначению советской власти и по одному от англичан и французов”. Первая Мировая война стала набирать свои обороты.

Воззвание Великого князя Николая Николаевича, Верховного Главнокомандующего. Листовка. 5 августа 1914 г.

Листовки и прокламации, обращенные к солдатам враждующих армий. 1915-1917 гг.

После начала Первой мировой войны, особое внимание американцев привлекли Камчатка и Сахалин, богатые нефтью, рудой и пушниной и имевшие выгодное стратегическое положение. Они предполагали, что, овладев этими территориями, они тем самым ещё и лишат Россию выхода к океану. 16 августа 1918 г. американские войска высадились во Владивостоке и сразу же приняли участие в военных действиях.

В то же время Япония направила в Сибирь крупные военные силы, намереваясь захватить русский Дальний Восток. Противоречия между США и Японией обострились.

Англия и Франция, боясь укрепления США и претендуя на “русское наследство”, стали поддерживать японские притязания на Приморье и Забайкалье. Стотысячная из двухсот, японская армия совместно с англо-американскими войсками заняла Приморье, Амурскую и Забайкальскую области.

Организатором этой интервенции были США. Не имея большой военной силы для подчинения своему влиянию восточной территории России, Вильсон и его правительство решили стать на путь коалиции и взяли на себя финансирование антирусского похода держав.

Главным партнёром США в этом походе была империалистическая Япония, несмотря на имевшиеся между ними противоречия. Великобритания тоже желала отхватить кусок пожирнее.

30.01.1920г. Госдепартамент США вручил послу Японии в Вашингтоне меморандум, где говорилось:

“Американское правительство не будет иметь никаких возражений, если у Японии возникнет решение продолжать одностороннее размещение своих войск в Сибири, или послать подкрепление в случае необходимости, или продолжать оказывать помощь в операциях Транссибирской или Китайской Восточной железнодорожных магистралей”. Хотя японцы и выступали конкурентами США в Тихом океане, на данном этапе американцы предпочли иметь соседями этих конкурентов, а не большевиков.

Так создавалась Антанта, для которой народы России, а особенно русские, генетический мусор, от которого надо избавляться. Об этом был откровенен в своих воспоминаниях полковник армии США Морроу, сетуя, что его бедняги-солдаты… “не могли уснуть, не убив кого-нибудь в этот день.

Когда наши солдаты брали русских в плен, они отвозили их на станцию Андрияновка, где разгружались вагоны, пленных подводили к огромным ямам, у которых их и расстреливали из пулеметов”.”Самым памятным» для полковника Морроу был день, «когда было расстреляно 1600 человек, доставленных в 53 вагонах”.Повсеместно стали создаваться концентрационные лагеря, в которых оказалось около 52 000 человек.

Нередки были и случаи массовых казней, где в одном из сохранившихся источнике, оккупанты расстреляли около 4000 человек по решению военно-полевых судов.

Оккупированные земли использовали как “дойную корову” – север России был полностью опустошен. По данным историка А.В.

Березкина, “американцы вывезли 353 409 пудов льна, кудели и пакли, а всё, что имелось в Архангельске на складах, и что могло интересовать иностранцев, было ими вывезено за год товаров, примерно на сумму 4 000 000 фунтов стерлингов”.

На Дальнем Востоке американские интервенты вывозили лес, пушнину, золото. Сибирь была отдана на растерзание Колчаку, где американцы спонсировали это мероприятие, за золото царской России.

Помимо откровенного грабежа, американские фирмы получили разрешение от правительства Колчака совершать торговые операции в обмен на кредиты от банков “Сити бэнк” и “Гаранти траст”.

Только одна из них – фирма Эйрингтона, получившая разрешение вывозить пушнину, отправила из Владивостока в США 15 730 пудов шерсти, 20 407 овечьих шкур, 10 200 крупных сухих кож. Из Дальнего Востока и Сибири вывозили всё, что представляло хотя бы какую-нибудь материальную ценность.

Стремление завладеть русскими владениями появилось у правящих кругов США ещё во времена конфликтов вокруг Орегона и подготовки сделки по Аляске. Предлагалось “купить русских” вместе с рядом других народов мира.

Свой план приобретения Сибири и создания там республики излагал и герой романа Марка Твена “Американский претендент”, сумасбродный полковник Селлерс. Очевидно, уже в XIX веке такие идеи были популярны в США.

Накануне Первой мировой войны резко активизировалась деятельность американских предпринимателей в России. Будущий президент США Герберт Гувер стал владельцем нефтяных компаний в Майкопе. Вместе с английским финансистом Лесли Урквартом, Герберт Гувер приобрел концессии на Урале и в Сибири. Стоимость только трех из них превышала 1 миллиард долларов (тогдашних долларов!).

Первая мировая война открыла новые возможности для американских капиталов. Втянувшись в тяжелую и разорительную войну, Россия искала средств и товаров за рубежом. Их могла предоставить не участвовавшая в войне Америка.Если до Первой мировой войны капиталовложения США в России составляли 68 миллионов долларов, то к 1917 г. они возросли многократно.

Резко возросшие в годы войны потребности России в разных видах продукции привели к быстрому росту импорта из США. В то время как экспорт из России в США с 1913 по 1916 г. упал в 3 раза, импорт американских товаров возрос в 18 раз.Если в 1913 г. американский импорт из России был несколько выше ее экспорта из США, то в 1916 г.

американский экспорт превышал российский импорт в США в 55 раз. Страна всё в большей степени зависела от американского производства. Англосаксы не зря провели промышленную революцию и теперь их паровоз “смерти” для колонизации большинства стран, мчался на полном ходу.Только в 1810 году в Англии насчитывалось 5 тыс.

паровых машин, а через 15 лет их число утроилось, к началу Первой мировой они уже потирали руки от предстоящей прибыли. Но в США понимали, что для решения всех проблем, итогов промышленной революции будет недостаточно и в марте 1916 г. послом США в России был назначен банкир и хлеботорговец Дэвид Фрэнсис.

С одной стороны, новый посол стремился усилить зависимость России от Америки, с другой – будучи хлеботорговцем, он был заинтересован в устранении России как конкурента с мирового рынка зерна.

Революция в России, которая могла бы подорвать её сельское хозяйство, судя по итогам его деятельности, входила в планы Фрэнсиса, отсюда и были искусственно созданные предпосылки для голода, не зря же американские банкиры спонсировали Троцкого.

Вот откуда истоки “голодающего Поволжья”, “голодомора”, замалчиваемого голода в Сибири, до сих пор всё это пытаются списать на Сталинскую Россию.

Посол Фрэнсис от имени правительства США предложил России заём в 100 миллионов долларов. Одновременно, по договорённости с Временным правительством, в Россию была направлена из США миссия “для изучения вопросов, имеющих отношение к работе Уссурийской, Восточно-Китайской и Сибирской железных дорог”.А в середине октября 1917 г.

был сформирован так называемый “Русский железнодорожный корпус” в составе 300 американских железнодорожных офицеров и механиков. “Корпус” состоял из 12 отрядов инженеров, мастеров, диспетчеров, которые должны были быть размещены между Омском и Владивостоком.

Сибирь была взята в клещи и перемещение всех грузов, как военных, так и продовольственных, были под контролем американцев.

Как подчеркивал советский историк A.B.

Берёзкин в своем исследовании, “правительство США настаивало на том, чтобы присылаемые ими специалисты были облечены широкой административной властью, а не ограничивались бы функциями технического наблюдения”. Фактически речь шла о передаче значительной части Транссибирской железной дороги под американский контроль.

Известно, что в ходе подготовки антибольшевистского заговора летом 1917 года известный английский писатель и разведчик У.С. Моэм (трансгендер) и руководители чехословацкого корпуса выехали в Петроград через США и Сибирь.

Очевидно, что свой заговор, который плела британская разведка с целью предотвратить победу большевиков и выход России из войны, увязывался с планами США по установлению их контроля над Транссибирской железной дорогой.

14 декабря 1917 г. “Русский железнодорожный корпус” в составе 350 человек прибыл во Владивосток. Однако Октябрьская революция сорвала не только заговор Моэма, но и план захвата США Транссибирской железной дороги. Уже 17 декабря “железнодорожный корпус” отбыл в Нагасаки.

Тогда американцы решили использовать японскую военную силу для захвата Транссибирской железной дороги. 18 февраля 1918 г. американский представитель в Верховном совете Антанты генерал Блисс поддержал мнение о том, что в оккупации Транссиба должна принять участие Япония.

В американской печати 1918 года открыто раздавались голоса, предлагавшие правительству США возглавить процесс расчленения России. Сенатор Поиндекстер писал в “Нью-Йорк тайме” от 8 июня 1918 г.: “Россия является просто географическим понятием, и ничем больше никогда не будет.

Её сила сплочения, организации и восстановления ушла навсегда. Нация не существует”. 20 июня 1918 г. сенатор Шерман, выступая в конгрессе США, предложил воспользоваться случаем для покорения Сибири.

Сенатор заявлял: “Сибирь – это пшеничное поле и пастбища для скота, имеющие такую же ценность, как и её минеральные богатства”.

Эти призывы были услышаны. 3 августа военный министр США отдал распоряжение направить во Владивосток части 27-й и 31-й американских пехотных дивизий, которые до тех пор несли службу на Филиппинах. Эти дивизии прославились своими злодеяниями, продолжавшимися в ходе подавления остатков партизанского движения.

6 июля 1918 года в Вашингтоне на совещании военных руководителей страны с участием государственного секретаря Лансинга был обсужден вопрос об отправке нескольких тысяч американских войск во Владивосток на помощь чехословацкому корпусу, которого якобы атаковали части из бывших австро-венгерских пленных.

Было принято решение: “Высадить имеющиеся в распоряжении войска с американских и союзных военных кораблей с целью закрепиться во Владивостоке и оказать содействие чехословацким легионерам”. За три месяца до этого во Владивостоке высадился десант японских войск.

16 августа американские войска численностью около 9 тысяч человек высадились во Владивостоке.

В тот же день была опубликована декларация США и Японии, в которой говорилось, что “они берут под защиту солдат чехословацкого корпуса”.

Такие же обязательства взяли на себя в соответствующих декларациях правительства Франции и Англии.

А вскоре под это предлог, “на защиту чехов и словаков” выступило 120 тысяч иностранных интервентов, включая американцев, англичан, японцев, французов, канадцев, итальянцев и даже сербов и поляков.

В это же время правительство США и прилагало усилия, чтобы добиться от своих союзников согласия на установление своего контроля над Транссибирской железной дорогой.

Посол США в Японии Моррис уверял, что эффективная и надежная работа КВЖД и Транссибирской железной дороги позволит приступить к осуществлению “нашей экономической и социальной программы… Кроме того, разрешить свободное развитие местного самоуправления”.

По сути, США возрождали планы создания Сибирской республики, которыми грезил герой повести Марка Твена Селлерс.

Весной 1918 года чехословаки двинулись по Транссибирской железной дороге, за передвижением их эшелонов стали внимательно следить в США. В мае 1918 года Фрэнсис писал своему сыну в США: “В настоящее время я замышляю… сорвать разоружение 40 тысяч или больше чехословацких солдат, которым советское правительство предложило сдать оружие”.

25 мая сразу же после начала мятежа чехи и словаки захватили Новониколаевск (Новосибирск). 26 мая ими был взят Челябинск, затем – Томск, Пенза, Сызрань. В июне чехи овладели Курганом, Иркутском, Красноярском, а 29 июня – Владивостоком. Как только Транссибирская железная дорога оказалась в руках “чехословацкого корпуса”, “Русский железнодорожный корпус” вновь направился в Сибирь.

Ещё весной 1918 года американцы появились на Севере Европейской территории России, на мурманском побережье. 2 марта 1918 г. председатель Мурманского Совета A.M. Юрьев дал согласие на высадку английских, американских и французских войск на побережье под предлогом защиты Севера от немцев.

Официальная цель миссии – охрана военного имущества Антанты от немцев и большевиков, поддержка действий чехословацкого корпуса и свержение коммунистического режима.

14 июня 1918 г. Народный комиссариат иностранных дел Советской России заявил свой протест против пребывания интервентов в российских гаванях, но этот протест был оставлен без ответа.

А 6 июля представители интервентов заключили с Мурманским краевым Советом соглашение, по которому приказы военного командования Великобритании, Соединенных Штатов Америки и Франции “должны беспрекословно выполняться всеми”.

Соглашение устанавливало, что из русских “не должны формироваться отдельные русские части, но, поскольку позволят обстоятельства, могут быть сформированы части составные из равного числа иностранцев и русских”. От имени США соглашение подписал капитан 1 – го ранга Бергер, командир крейсера “Олимпия”, прибывшего в Мурманск еще 24 мая.

После первого десанта к лету в Мурманске было высажено около 10 тысяч иностранных солдат. Всего в 1918-1919 гг. на севере страны высадилось около 29 тысяч англичан и 6 тысяч американцев.

Заняв Мурманск, интервенты двинулись на юг. 2 июля интервенты взяли Кемь, 31 июля – Онегу. Участие американцев в этой интервенции получило название – экспедиция “Белый медведь”.

Сенатор США Пойндекстер писал в New York Times от 8 июня 1918 года, что: “Россия представляет собой лишь географическое понятие, и ничем больше никогда не будет. Её сила сплочения, организации и восстановления ушла навсегда”.

Летом 1918 года на Западный фронт была переброшена 85-я дивизия армии США. Один из её полков, 339-пехотный, состоявший в основном из призывников штатов Мичиган, Иллинойс и Висконсин, был отправлен на север России.

Эта экспедиция получила название “Полярный медведь”.

2 августа ими был захвачен Архангельск. В городе было создано “Верховное управление Северной области” во главе с трудовиком Н.В. Чайковским, превратившееся в марионеточное правительство интервентов.

После захвата Архангельска интервенты предпринимали попытки развернуть наступление на Москву через Котлас. Однако упорное сопротивление частей Красной Армии срывало эти планы. Интервенты несли потери.

Источник: https://ss69100.livejournal.com/3231798.html

Начало вооруженной интервенции Антанты: Политика, которую проводила большевистская партия во главе с

Начало вооруженной интервенции Антанты

Политика, которую проводила большевистская партия во главе с ленинским Центральным Комитетом в период мирной передышки, убедительно свидетельствовала о том, что делалось все возможное, чтобы предотвратить в стране гражданскую войну, установить нормальные отношения с капиталистическими государствами. Однако ленинский план мирного социалистического строительства был сорван агрессивным международным империализмом.

После того как провалились расчеты империалистов на удушение Страны Советов штыками германских армий, на «скрытую» форму интервенции, представлявшую собой главным образом денежную и моральную помощь внутренней контрреволюции, вдохновители Антанты приняли решение начать открытую вооруженную борьбу против молодого социалистического государства.

Брестский мир никак не устраивал империалистов Антанты, так как он сохранял главное завоевание Октябрьской социалистической революции — Советскую власть.

Они по-прежнему, и не без оснований, опасались, что революционный выход Советской России из войны послужит заразительным примером для трудящихся капиталистических стран, что солдаты их армий, овладев идеями мира и используя русский опыт, повернут штыки против своих поработителей.

Эти обстоятельства вынуждали правящие круги стран Антанты, несмотря на продолжавшуюся схватку с германо-австрийским блоком на фронтах первой мировой войны, торопиться с началом открытой военной интервенции против Советской республики.

«Для союзников,— пишет английский историк Р. Джексон,— договор в Брест-Литовске был катастрофой…

Союзники, для которых падение большевиков имело бы теперь исключительно большое значение, были все еще в состоянии поддерживать антисоветские силы внутри России.

Полная поддержка могла быть достигнута только путем прямой интервенции, высадкой союзных войск на русской территории. Стратегические цели были вполне ясны; что было не совсем ясно, так это — под каким предлогом их осуществить»

Свет на подлинные цели интервентов проливали секретные документы заправил Антанты, в которых говорилось о том, что необходимо вооруженной силой навязать советскому народу старые порядки, разделить Россию на сферы влияния и продолжать грабить ее.

Политики и стратеги международного империализма утверждали, что русский народ не сможет осуществить «реставрацию режима порядка», «если его предоставить самому себе» 545. Готовясь к военной интервенции, они особые надежды возлагали на монополистические круги США.

Без их активной финансовой и военной помощи западные державы не смогли бы в больших размерах осуществить вооруженное вторжение на территорию Советской республики. В решении конференции глав правительств стран Антанты в марте 1918 г.

указывалось: «Конференция считает, что есть только одно средство — союзная интервенция… Никакие шаги по выполнению этой программы не могут быть предприняты без активной поддержки Соединенных Штатов. Без этой поддержки было бы бесполезно обращаться к японскому правительству.

И если бы даже японское правительство согласилось действовать на основании представлений Франции, Италии и Великобритании, такое выступление без поддержки правительства Соединенных Штатов потеряло бы половину своей моральной ценности» 546.

В. И. Ленин в докладе на объединенном заседании ВЦИК и Московского Совета 14 мая 1918 г., характеризуя международное положение Советской республики, говорил, что существующие разногласия между империалистическими державами не могут служить надежной гарантией безопасности нашей страны, «потому что американская буржуазия, теперь враждующая с Японией, может завтра столковаться с ней… »

Весной 1918 г. начался новый этап борьбы между силами социализма и международной империалистической реакции.

Для начала интервенции и глубокого проникновения в Россию империалисты Антанты избрали районы Крайнего Севера и Дальнего Востока, наиболее доступные для высадки вооруженных сил, так как в условиях продолжавшейся империалистической войны все сухопутные пути вторжения в европейской части страны были заняты войсками австро-германского блока. Выбор районов вторжения врага определялся также экономическими и военными интересами Антанты в этих регионах, Наличием сильного флота и хорошо развитых коммуникаций на морях и океанах. Пользуясь этими преимуществами, говорил В. И. Ленин, они стараются главным образом отрезать источники снабжения от страны, на которую нападают, и предпочитают метод удушения, под предлогом помощи, методу прямого, непосредственного, крутого, резкого военного насилия 547.

Скованные в своих действиях фронтами первой мировой войны, империалисты Антанты могли выделить для антисоветской интервенции лишь ограниченные контингенты войск, рассчитывая при этом на активное участие в походе против Советской власти внутренней контрреволюции.

Центром антисоветской деятельности и консолидации всех контрреволюционных сил внутри России стал дипломатический корпус, перебравшийся в марте 1918 г. из Петрограда в Вологду. «…

Вологда — главная база-квартира всех операций (скрытых и явных) наших бывших союзников.

Вологда — центр, откуда исходят все указания и инструкции нашим врагам» 548,— сообщал в Высший военный совет председатель Чрезвычайной комиссии по разгрузке Архангельского порта С. Н. Сулимов.

Вооруженная интервенция Антанты началась с высадки англо-французских и американских войск на севере Советской республики. Высаживаясь здесь, интервенты могли снабжать свои войска морским путем и держать под постоянной угрозой революционные и экономические центры страны — Петроград и Москву.

Стремясь ввести в заблуждение мировое общественное мнение относительно подлинных целей своего вторжения на советскую землю, представители Антанты, как писал впоследствии Черчилль, прилагали немало усилий, чтобы получить от Советской власти официальное приглашение в Россию 549.

В этом интервентам помогли меньшевики и эсеры Мурманского Совета во главе с предателем А. М. Юрьевым (Алексеевым) и активная поддержка их действий со стороны бывшего в то время наркоминделом Троцкого.

На запрос Юрьева, в каких формах может быть принята помощь от стран Антанты, он ответил:- «Вы обязаны принять всякое содействие союзных миссий». Не согласовав этого важного вопроса ни с Центральным Комитетом партии, ни с Советом Народных Комиссаров, Троцкий фактически санкционировал высадку войск Антанты и оккупацию Мурманска.

Это указание Троцкого было прямым нарушением партийной линии. Еще 22 февраля 1918 г. на заседании Центрального Комитета обсуждался вопрос об отношении к помощи, предлагаемой Англией и Францией, для отпора нашествию германского империализма.

ЦК партии принял резолюцию, в которой признавал необходимость вооружения и снабжения Красной Армии всеми нужными ей средствами, приобретая их даже у правительств ка- питалистических стран, но сохраняя при этом полную независимость внешней политики. В. И.

Ленин, не присутствовавший на этом заседании, прислал заявление, в котором писал: «Прошу присоединить мой голос за взятие картошки н оружия у разбойников англо-французского империализма» х. В этом заявлении В. И. Ленина и в решении ЦК речь шла о возможности приобретения у бывших союзников России только оружия, предметов снаряжения и продовольствия, а не о том,, чтобы принимать «всякое содействие».

Буржуазная печать оповестила мир о заключенном между Мурманским Советом и «союзниками» соглашении, отождествив позицию Троцкого с позицией Советского правительства, и, расхваливая на все лады его предательскую деятельность, стала преподносить вооруженное вторжение на севере под флагом «помощи со стороны Антанты для защиты края и Мурманской железной дороги от германских войск» 550.

6 марта 1918 г. в Мурманском порту с английского крейсера «Глори» высадился первый отряд интервентов. Вслед за этим десантом высадились новые отряды союзных войск.

18 марта прибыл французский крейсер «Адмирал Об», а 24 мая — американский крейсер «Олимпия», на борту которого находился английский генерал Пуль, назначенный Антантой командующим войсками интервентов на севере.

Это была империалистическая политика «экспорта контрреволюции», прикрываемая лживыми заверениями о демократии, об «освобоял- дении» русского народа «от анархии», «от тирании большевиков», о «спасении России от немцев» и т. п.

Несмотря на то что в ходе дальнейших событий Северный фронт вооруженной борьбы не играл главной роли, стратегическое значение военной интервенции на севере было огромно.

В результате вооруженного вторжения интервентов Советская республика потеряла более чем на два года обширный район, подобно другим разоренный и разграбленный захватчиками. Страна Советов лишилась кратчайшего выхода к морю.

Командование Красной Армии вынуждено было оттягивать на север часть сил, снимая их с других участков фронта вооруженной борьбы, решавших судьбу страны. Все это в конечном счете ослабляло обороноспособность Советской республики.

Вслед за вторжением на севере началась интервенция и на Дальнем Востоке. Эта территория как объект расширения своей экспансии была признана на конференции представителей Антанты еще в конце ноября 1917 г. 551 выгодной и удобной для высадки.

При этом руководство антантовского блока рассчитывало на Японию, которая располагала сильным флотом и многочисленными регулярными сухопутными войсками. Она могла быстро доставить на территорию Советской России многотысячную армию. Один из вдохновителей интервенции У.

Черчилль писал: «В Сибири был только один союзник, который мог действовать быстро и с надлежащей мощью. Япония была близка, свежа и сильна, готова и глубоко предана делу… » 552 На конференции империалисты разделили территорию Советской России на «зоны своих действий».

По этому разделу американцам и японцам отводились Сибирь и Дальний Восток.

В свою очередь японские империалисты, проводя агрессивную политику на Дальнем Востоке, с вожделением взирали на его просторы и природные богатства. Уже в январе 1918 г. началась открытая демонстрация силы. На Владивостокском рейде появились японские крейсеры «Ивами» и «Асахи*>. Несколько раньше (24 ноября 1917 г.

) здесь оказался американский крейсер «Бруклин», который вскоре ушел, с тем чтобы снова появиться в первых числах марта 1918 г. Вслед за ними на рейде бросил якорь английский крейсер «Суффолк».

По замыслам организаторов интервенции, эти корабли должны были оказать устрашающее воздействие на население города и повлиять на расстановку по- литических сил в крае в пользу внутренней контрреволюции.

На протесты Владивостокского Совета по поводу несанкционированного захода иностранных кораблей в территориальные воды Дальневосточного края японское командование цинично отвечало, что корабли прибыли для поддержания порядка в городе и защиты иностранных подданных, хотя им ничто не угрожало.

Пользуясь предательской политикой эсеров и меньшевиков и поддержкой контрреволюционных сил внутри страны, японские империалисты начали вмешиваться во внутренние дела края и выступать с клеветническими заявлениями на Советскую власть. Их поддержал весь консульский корпус во Владивостоке.

Подстрекая иностранных подданных, прибывших в край в разное время и проживавших в Сибири и на Дальнем Востоке, консульства Японии, США, Англии и других стран провоцировали их на открытое выступление против Советской власти.

Этим они стремились убедить мировую общественность в том, что на советском Дальнем Востоке якобы царит хаос и беспорядок и что жизни иностранцев угрожает опасность.

В антисоветскую кампанию включилась периодическая печать японских милитаристов — газеты «Асахи» («Восходящее солнце»), «Иородзу» («Известия») и др. Им подпевала буржуазная пресса края (газеты «Голос Приморья» и «Вестник Маньчжурии»).

Поводом для интервенции послужило спровоцированное нападение на японскую контору «Исидо» во Владивостоке в ночь на 4 апреля 1918 г., где «неизвестными лицами» два коммерсанта были убиты и один ранен.

Провокационный характер инцидента очевиден: к осмотру убитых и беседе с раненым не были допущены прибывшие на место для дознания представители городского Совета. Используя этот инцидент, командующий японской эскадрой адмирал Като 5 апреля 1918 г.

приказал высадить десант во Владивостоке. В своем обращении к жителям города он лицемерно сообщал о глубоком сочувствии положению России и выражал пожелание «блестящего осуществления революции» Спустя несколько часов примеру японцев последовал английский десант.

Вскоре были высажены войска американских, французских, канадских, итальянских и других интервентов.

Враждебную политику по отношению к Стране Советов проводили и китайские милитаристы, которые, закрыв русско-китайскую границу, запретили советским организациям вывозить хлеб (свыше 200 тыс. пудов), закупленный в Маньчжурии для населения Приморья 553.

В угоду своим западным хозяевам реакционные правители Китая всячески способствовали сколачиванию близ советских границ в Маньчжурии белогвардейских банд атамана Семенова.

Официальные представители китайского правительства говорили, что относятся к Семенову так же, как и другие союзники, которые «еще не признали Русского Советского Правительства и не дали Китаю указаний, что нужно ликвидировать семеновское движение» 554.

Давая политическую оценку начавшейся вооруженной интервенции японских империалистов на Дальнем Востоке и характеризуя их агрессивные планы, Советское правительство в своем сообщении, опубликованном 6 апреля 1918 г., указывало: «…

давно подготовлявшийся империалистический удар с Востока разразился.

Империалисты Японии хотят задушить Советскую революцию, отрезать Россию от Тихого океана, захватить богатые пространства Сибири, закабалить сибирских рабочих и крестьян» 555.

В связи с создавшимся положением 7 апреля 1918 г. В. И. Ленин направил телеграмму Владивостокскому Совету, содержавшую конкретную программу действий дальневосточных партийных и советских органов. В ней указывалось: «Мы считаем положение весьма серьезным и самым категорическим образом предупреждаем товарищей. Не делайте себе иллюзий: японцы наверное будут наступать. Это неизбежно.

Им помогут, вероятно, все без изъятия союзники. Поэтому надо начинать готовиться без малейшего промедления и готовиться серьезно, готовиться изо всех сил. Больше всего внимания надо уделить правильному отходу, отступлению, увозу запасов и железнодорожных материалов…

Готовьте подрыв и взрыв рельсов, увод вагонов и локомотивов, готовьте минные заграждения около Иркутска или в Забайкалье»556.

Советские и партийные органы края стали готовиться к решительной борьбе против внутренней и внешней контрреволюции. IV краевой съезд Советов Дальнего Востока, состоявшийся 8 —14 апреля 1918 г.

в Хабаровске, выражая волю всех трудящихся края, принял резолюцию с решительным протестом против высадки интервентов на советской земле и потребовал немедленного вывода иностранных войск из Владивостока 557.

Центральный исполнительный комитет Советов Сибири (Центросибирь) объявил всю территорию Сибири- и Дальнего Востока на военном положении и обязал все губернские и уездные Советы создать военно-революционные штабы с задачей организации обороны от наступления интервентов и руководства вооруженной борьбой с внутренней реакцией.

При Центросибири был создан Сибирский военно-революционный штаб, на который возлагалась координация боевых действий местных войск и руководство штабами. На помощь дальневосточникам из Сибири были посланы группы опытных советских и партийных работников. Так, в частности, во Владивосток прибыла специальная группа во главе с С. Г. Ураловым и 3. Ф.

Ку- линичем, предназначенная для руководства разгрузкой портовых складов, где находилось более 50 млн. пудов 558 разных ценных грузов. Их спасли для молодой Республики. На территории Дальнего Востока также шла усиленная работа по созданию вооруженных отрядов для защиты власти Советов в крае.

Дальневосточный краевой комитет партии и Совет Народных Комиссаров края обратились ко всем советским, партийным и профсоюзным организациям с призывом принять активное участие в создании вооруженных отрядов. В результате этих мероприятий новые тысячи добровольцев влились в ряды красногвардейцев. Только в одном Владивостоке в красногвардейские отряды вступило более 2 тыс. рабочих 559. Непосредственно организацией боевых отрядов занимался Объединенный краевой штаб Рабоче-Крестьянской Красной Армии, Красной гвардии и Флота, созданный 14 февраля 1918 г.

Несмотря на наличие значительного контингента интервенционистских войск на территории Приморья, которые в любое время могли ринуться в бой, империалисты для осуществления своего агрессивного замысла на этом этапе борьбы с Советами на Дальнем Востоке продолжали делать большую ставку на внутренние контрреволюционные силы, на своих марионеток в лице казачьих атаманов Семенова — в Забайкалье, Гамова и Кузнецова — в Амурской области, Калмыкова — в Приморье, а также на чехословацких мятежников. Высадка интервентов во Владивостоке значительно активизировала белогвардейских атаманов и сопровождалась наглыми выступлениями против революционных сил края.

Одним из первых белогвардейских мятежей на Дальнем Востоке был контрреволюционный переворот в Амурской области (в Благовещенске), совершенный казачьим атаманом Гамовым в первых числах марта 1918 г.

Но усилиями отрядов Красной гвардии, прибывших из Владивостока, Хабаровска, Читы и других городов и сел, к 14 марта гамовский мятеж был подавлен. Главарь восстания со своими приближенными бежал в Маньчжурию. 7 апреля 1918 г.

бе- логвардейские войска Семенова, поддерживаемые империалистами, перешли границу и снова вторглись 560 в Забайкалье со стороны ст. Маньчжурия и начали продвигаться вдоль железной дороги на Читу. Общая численность белогвардейцев доходила до 3 тыс. человек при 15 орудиях 561.

К маю они заняли станции Борзя и Оловянная и создали непосредственную угрозу Чите. Учитывая серьезность угрозы и разгадав замыслы интервентов, стремившихся отрезать. Дальний Восток от центра России, Центросибирь принял срочные меры к укреплению Даурского фронта.

Руководство боевыми операциями осуществлял военно-революционный штаб, в руках которого была сосредоточена вся полнота власти в Забайкальской области. Начальником штаба являлся В. И. Рады- гин. В состав штаба входили председатель облисполкома И. Бутин и члены облисполкома Н. Матвеев и Д. Шилов.

Из разных районов Восточной Сибири и Дальнего Востока на Даурский фронт стали прибывать отряды Красной гвардии под командованием В. А. Бородавкина, М. И. Губельмана, П. Н. Журавлева, Б. Кларка и других. В жарком бою красногвардейцы разгромили семеновские банды, остатки которых бежали в Маньчжурию. 27 июля 1918 г. революционные отряды Даурского фронта заняли пограничную станцию Маньчжурия.

Следующим местом вторжения белогвардехкких отрядов стало Приморье.. Здесь, в районе Гродеково, со стороны Маньчжурии вторглась контрреволюционно настроенная часть уссурийского казачества в лице офицеров, кулаков, разного рода авантюристов, чиновников и деклассированных элементов, выброшенных Октябрьской революцией за кордон.

Возглавляли их прислужники японских интервентов, казачьи атаманы Калмыков и Орлов. В конце мая 1918 г. они перешли границу и повели наступление на Гродеково. Для борьбы с этими бандами был создан Гродековский фронт. Командующим фронтом Дальсов- нарком назначил Л. Тонконогого.

Прибывшие на помощь Гродековскому фронту 1-й Дальневосточный социалистический отряд (с Даурского фронта), интернациональный батальон из Владивостока, отряд красногвардейцев из Никольск-Уссурийска совместно с местным красногвардейским отрядом Гродекова 20 июня 1918 г. нанесли поражение противнику в районе ст. Пограничная.

Остатки белогвардейцев были отброшены на китайскую территорию.

Потерпев очередное фиаско с белогвардейскими атаманами, империалисты решили использовать более серьезную и внушительную силу — чехословацких мятежников. По указанию интервентов и при активном содействии внутренних контрреволюционных сил 29 июня 1918 г. белочехи произвели контрреволюционный переворот во Владивостоке, арестовав весь состав городского Совета.

Захватив город, шеститысячный отряд белоче- хов двинулся на север вдоль Уссурийской железной дороги. Наступление отряда активно поддержали калмыковцы, вновь вторгшиеся на советскую территорию. 14 июля 1918 г. Дальсовнарком решил образовать Уссурийский фронт. Командующим фронтом был назначен В. В. Сакович, начальником штаба — В. И. Радыгин.

Партийные и советские организации развернули энергичную работу по мобилизации трудящихся края на борьбу с мятежниками и созданию отрядов Красной Армии. В результате этой работы к концу месяца численность красных войск дошла до 12 тыс. бойцов и командиров 562. Они располагали ар- тиллерией и бронепоездами.

В течение двух месяцев войска фронта вели героическую борьбу против белочехов и белогвардейцев, постепенно развивая свое наступление на юг. К концу августа противник был окружен и находился на грани полного разгрома. От гибели его спасли интервенты — части 12-й японской дивизии, американские, английские, французские и другие войска.

Под напором превосходящих сил противника отряды Красной Армии вынуждены были отступить на север. Первый этап борьбы трудящихся края за власть Советов окончился.

Следовательно, империалисты, начав интервенцию на Севере и Дальнем Востоке, стали способствовать объединению внутренней контрреволюции и наращивать свои силы на захваченных плацдармах.

Мирная передышка, которой с таким трудом добивалась Страна Советов, была сорвана. Советская республика оказалась один на один с мировым империализмом и его пособниками.

Источник: https://bookucheba.com/voennaya-istoriya/nachalo-voorujennoy-interventsii-24553.html

«Думали, что их примут как освободителей»: как завершилась интервенция Антанты на юге России

Начало вооруженной интервенции Антанты

23 ноября 1918 года началась интервенция войск Антанты на юге России. В ней участвовали войска Франции, Греции, Румынии, Сербии и Польши — формальные союзники Белого движения (Добровольческой армии).

По словам историков, интервенты, прикрываясь лозунгами об «освобождении российского народа», намеревались поделить Россию, ослабленную Гражданской войной, на колониальные зоны влияния.

Однако уже весной 1919 года основные силы интервентов покинули южные области бывшей Российской империи. О причинах провала вторжения Антанты в Причерноморье — в материале RT.

В ноябре 1917 года к власти в России пришли большевики, призвавшие прекратить Первую мировую войну и начать мирные переговоры без требований аннексий и контрибуций. Эти идеи крайне негативно встретили власти Британии и Франции, уже чувствовавшие себя победителями.

В конце декабря Лондон и Париж провели переговоры, по итогам которых Россия была разделена на зоны влияния. Северное Причерноморье должно было перейти под контроль Франции, а восточное — Великобритании.

Власти США вплоть до марта 1918 года пытались уговорить большевиков занять сторону Антанты, однако советское руководство, осознавая тяжесть социально-экономического положения страны, войну продолжать не желало, поэтому вскоре контакты между Москвой и Вашингтоном прекратились.

Также по теме

«Прикрытие оккупационного режима»: как в 1918 году Германия признала независимость Украинской державы

2 июня 1918 года Берлин официально признал независимость Украинской державы во главе со своим ставленником — гетманом Павлом…

Выйти из войны с Германией на приемлемых условиях у Советской России не получилось.

Немецкое командование путём дипломатических уловок сделало участником переговоров виртуальное правительство Украинской народной республики (УНР) и шантажом вынудило советские власти подписать Брестский мир, предполагавший переход под фактический контроль Берлина и Вены регионов Малороссии, Новороссии и части Белоруссии. Вступив в Киев, немцы организовали переворот, свергнув своих союзников из УНР и установив гетманат Павла Скоропадского.

Однако в ходе подписания Компьенского перемирия, остановившего Первую мировую войну, представители Антанты заставили Германию отказаться от Брестского мира и от претензий на бывшие юго-западные регионы Российской империи. Немцы должны были передать контроль над ними войскам Антанты.

Но немецкие солдатские советы, в которых были популярны левые идеи, зачастую решали не ждать французов или англичан и передавали подконтрольные им территории и оружие Красной армии.

В это время брошенные Берлином представители УНР, воспользовавшись отступлением Германии, свергли гетмана Скоропадского и объявили о создании Директории украинской народной республики, наиболее влиятельным лидером которой был Симон Петлюра.

Начало интервенции

Принципиальное решение о наступлении на Северное Причерноморье руководство Антанты приняло ещё до Компьенского перемирия, в октябре 1918 года. Руководство наступлением было поручено главнокомандующему союзных армий на Ближнем Востоке генералу Луи-Феликсу-Мари-Франcуа Франше д’Эспере.

«С точки зрения западных держав, Россия была слишком большой и имела множество «излишков». В 1918 году они увидели, что Москва ослаблена Гражданской войной, и решили этой слабостью воспользоваться.

Они думали, что Крым, Новороссию и Кавказ удастся забрать легко, однако вскоре поняли, что очень сильно ошибались», — рассказал в интервью RT историк и писатель, экс-директор Севастопольского государственного архива Валерий Крестьянников.

Сильное давление на официальный Париж оказывали крупные французские промышленники и предприниматели. В своё время Франция много инвестировала в экономику России, в том числе в предприятия Донецко-Криворожского бассейна.

Отказ Советов отвечать по долговым обязательствам прошлых правительств доводил французский бизнес до отчаяния.

И из-за стремления взять под контроль «свои» фабрики и заводы поведение руководства Франции было порой весьма непродуманным, отмечают историки.

Также по теме

«Продуктивно использовали ситуацию»: как аннулирование Брестского мира изменило историю России

13 ноября 1918 года Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) аннулировал Брестский мир с Германией. Эксперты называют…

Изначально силы Антанты должны были зайти в Северное Причерноморье через территорию Румынии. Однако выход из войны Турции изменил планы руководства блока. Флот Антанты двинулся в Чёрное море через проливы.

23 ноября в Севастополе началась высадка первого десанта Антанты. Три дня спустя британский военный корабль появился на рейде Одесского порта. Вскоре к нему присоединились суда других стран — членов блока. В порту высадились около 3 тыс. французских солдат. А со стороны суши в город вошли сербские и польские части. 

Самым многочисленным должен был стать греческий контингент. По просьбе официального Парижа Афины согласились отправить в «поход в Южную Россию» свой 1-й армейский корпус: три полноценные дивизии и 12 военных кораблей.

За это Париж обещал помочь с удовлетворением греческих территориальных претензий в Восточной Фракии и Малой Азии. Время внесло в эти планы свои коррективы. До Северного Причерноморья дошли только две дивизии, третья была задействована в Малоазийском походе.

Греческие подразделения испытывали нехватку командного состава. Управление ими осуществляли преимущественно французские офицеры.

«Представители армий Антанты смотрели на греческих солдат как на колониальные войска», — отметил в беседе с RT Крестьянников.

Также в ноябре ранее выбитые из Закавказья англичане ввели свои войска в Баку.

Иностранная оккупация

В начале декабря повстанческие отряды, подконтрольные Петлюре, захватили Балту и Ананьев, а затем вошли в Одессу. В то же время атаман Никифор Григорьев овладел Николаевом, Очаковом, Херсоном и Алешками, установил там свою диктатуру, но телеграфировал при этом руководству директории, что официально признаёт её власть.

«Высаживаясь в Северном Причерноморье, представители Антанты делали ставку не на украинских националистов, а на белогвардейцев. Стоящие на украинских националистических позициях историки до сих пор не могут простить этого Западу», — рассказал в интервью RT историк и писатель Александр Колпакиди.

  • Австрийские оккупанты в Одессе
  • © Wikimedia Commons

При вступлении петлюровцев в Одессу войска Антанты контролировали только небольшой район города возле порта. Однако уже 16 декабря в Одессе высадился новый десант, и силы Антанты помогли белогвардейцам вытеснить из города отряды директории.

Французское командование потребовало от Петлюры отвести от Одессы свои банды. Тот отошёл на 40 км.

Военным губернатором Одессы и прилегающих к ней территорий был объявлен белый генерал Алексей Гришин-Алмазов, но фактическими руководителями стали генерал Филипп д’Ансельма и начальник французского штаба полковник Анри Фрейденберг.

Разочаровавшись в белогвардейцах, потерпевших несколько тяжёлых поражений, французы вступили в переговоры с Директорией украинской народной республики. Речь зашла о возможности создать на юго-западе бывшей Российской империи две директории — украинскую в Малороссии и условно российскую (но подконтрольную Антанте) в Новороссии.

Для начала представители Антанты потребовали от Петлюры отвести свои отряды по всему фронту. Опасаясь обострения отношений с западным блоком, тот согласился.

И тем самым нажил себе врага в лице атамана Григорьева: ведь весь подконтрольный ему регион Николаева и Херсона должен был перейти интервентам. Уже в конце января франко-греческие части воссоединились в районе Днепра с наступающими с востока белогвардейцами.

Разъярённый Григорьев, считавшийся левым эсэром, объявил директории войну и в начале февраля 1919 года официально признал власть Совнаркома УССР.

  • Атаман Григорьев (слева)
  • © Wikimedia Commons

Войска интервентов тем временем заняли Николаев и Херсон, установив полный контроль над всем северо-западным побережьем Чёрного моря. Их численность в феврале 1919 года достигла 60 тысяч.

Также по теме

«Погибаю, но не сдаюсь!»: как Черноморский флот предпочёл затопление плену

30 апреля 1918 года, накануне захвата Севастополя войсками Германии и Украинской народной республики (УНР), российские моряки увели…

В подконтрольных интервентам и белогвардейцам городах в это время было множество российских аристократов, купеческих и дворянских семей, царских чиновников, не желающих признавать Советы.

Здесь царила безработица, уровень жизни населения был крайне низок, начинался голод. Кроме того, на юг также устремились люди с криминальным прошлым.

Дошло до того, что против «бандитской армии» приходилось выводить бронетехнику.

В марте юг России покинул сочувствующий белогвардейцам французский военный консул Эмиль Энно. «Серым кардиналом» Антанты в Причерноморье стал полковник Анри Фрейденберг, который был выходцем из одесской еврейской семьи и сделал карьеру во французской армии, выдавая себя за эльзасца. К белогвардейцам он относился прохладно.

Главнокомандующим Одесским районом французы без согласования с Добровольческой армией назначили генерала Шварца. Гришину-Алмазову приказали покинуть город.

Кроме того, представители Антанты попытались создать особые подразделения, в которых солдатами были бы местные жители, а офицерами — французы, но энтузиазма это у населения не вызвало.

В сводные отряды не желали идти ни сторонники Советов, ни те, кто симпатизировал Белой гвардии.

Провал интервенции

«Сразу же после прихода интервентов большевики развернули среди их войск активную пропаганду. На юг были специально направлены члены партии, владевшие французским языком», — рассказал Колпакиди.

В Одессе возникло мощное подполье, активно взаимодействующее с подпольем в Крыму. В заброшенной каменоломне была оборудована типография. Подпольщики наладили выпуск газеты «Коммунист». Только франкоязычная её версия выходила тиражом около 7 тыс. экземпляров.

Одним из руководителей подполья была француженка — учительница Жанна Мари Лябурб, ещё в 1896 году переехавшая в Россию. С 1903 года она присоединилась к революционному движению, а в феврале 1919-го прибыла в Одессу.

  • Жанна Мари Лябурб
  • © Wikimedia Commons

Она быстро сумела найти подход к солдатам Антанты и посеять среди них антивоенные настроения. Однако уже 1 марта Жанну арестовала французская контрразведка.

На следующий день её вместе с группой местных мирных жителей расстреляли без суда и следствия. Её тело бросили на улице. Позже Лябурб похоронили на 2-ом Христианском кладбище в Одессе.

В память о ней в городе названы спуск, улица, переулок и сквер.

В марте 1919 года Красная армия перешла в наступление в Новороссии. Части атамана Григорьева, разгромив при поддержке бронепоездов греко-французский контингент, вновь заняли Херсон и Николаев.

В начале апреля Красная армия и союзные ей повстанцы начали масштабное наступление на Одессу. Войска Антанты стали отступать. В это же время белогвардейцы и интервенты были отброшены с севера Крыма к Севастополю и Феодосии.

 На французских кораблях матросы подняли восстание.

«Хотя эти события принято называть восстанием, речь скорее шла о сильных брожениях или серии бунтов. Французы не хотели больше воевать и находиться в России. Они требовали отправить их домой», — отметил Крестьянников.

По его словам, дошло до того, что французское командование отдало приказ греческим военным, которые были достаточно консервативны и в меньшей степени поддавались революционной пропаганде, открыть огонь по французским матросам на манифестации в центре Севастополя.

Благодаря позиции греческого контингента и пришедшим на помощь британским кораблям, восстание удалось подавить. Один из лидеров протеста, инженер Андре Марти был арестован и отправлен во Францию. Однако командование интервентов осознавало, что боеспособность их контингента существенно снизилась.

  • Греческие солдаты в Одессе, 1919 г.
  • © Wikimedia Commons

Также по теме

«На торжестве одних и унижении других»: почему Версальский мир в итоге привёл к войне

100 лет назад во французском регионе Пикардия было подписано Компьенское перемирие, завершившее военные действия в Первой мировой…

Кроме того, до французских офицеров доходили слухи, что местное население готовит против интервентов масштабное восстание. А Анри Фрейденберг, по мнению некоторых историков, вступил через актрису Веру Холодную, имевшую с ним любовную связь, в тайные переговоры с большевиками об условиях отступления.

2 апреля 1919 года французский штаб заявил, что намерен эвакуироваться из Одессы за 48 часов. На 112 судах город покинули войска Антанты, а также часть бежавших от Советов представителей прежней власти и сотрудников установленной интервентами местной администрации.

В конце апреля началась эвакуация интервентов и с территории Крыма.

«Для французов было очень важно забрать из Севастополя севший незадолго до этого на мель и находившийся на ремонте броненосец «Мирабо».

Ради этого они вступили в переговоры с командовавшим группой советских войск в Крыму Сергеем Петриковским и договорились, что уйдут без боя, если им дадут увести корабли и уничтожить береговые орудия, из которых их могли бы обстрелять при отходе», — рассказал Валерий Крестьянников.

До конца весны все основные силы Франции и Греции покинули Чёрное море. Летом англичане отступили из Закавказья. Британский флот оставался у берегов России и в 1920 году высадил десант в Новороссийске, чтобы прикрыть эвакуацию белогвардейцев и их семей. На этом интервенция завершилась.

«Важнейшим фактором, приведшим к провалу интервенции, стало то, что местное население отчаянно сопротивлялось иностранной оккупации. Французы думали, что их примут как освободителей, но это было не так.

Достаточно малочисленные большевики смогли поднять массы на борьбу с войсками Антанты.

Люди не хотели вешать себе иностранное ярмо на шею, и интервентам не осталось ничего другого, как отступить», — подытожил Валерий Крестьянников.

Источник: https://russian.rt.com/science/article/575931-istoriya-rossiya-antanta-intervenciya

Начало военной интервенции Антанты в 1918 году

Начало вооруженной интервенции Антанты

Начало военной интервенции Антанты в 1918 году

Продолжавшаяся мировая война не позволяла державам Антанты создать единый фронт против Советской республики и бросить против нее свои вооруженные силы. Однако они ни на минуту не переставали поддерживать внутреннюю контрреволюцию в России, снабжали ее оружием, деньгами и разжигали гражданскую войну.

После того, как Советская республика вышла из войны и заключила мирный договор с державами австро-германского блока, правящие круги Англии, Франции, США и Японии, несмотря на продолжавшуюся войну, решили начать военную антисоветскую интервенцию хотя бы минимальными вооруженными силами. Они рассчитывали, что к тому моменту, когда закончится мировая война, они сумеют бросить на разгром Советской республики свои главные силы.

21 февраля 1918 г. посол США в России Фрэнсис телеграфировал в Вашингтон: «Я серьезно настаиваю на необходимости взять Владивосток под наш контроль, а Мурманск и Архангельск передать под контроль Великобритании и Франции… Для союзников теперь пришло время действовать» ’.

15 марта 1918 г. в Лондоне состоялась конференция премьер-министров и министров иностранных дел Англии, Франции и Италии, на которой было решено не признавать Брестского договора и немедленно начать вторжение войск союзников в Россию.

На следующий день английский министр иностранных дел Бальфур направил правительству США официальное сообщение о решениях Лондонской конференции.

Бальфур писал: «Мне было поручено изложить президенту Соединенных Штатов Америки соображения участников конференции о необходимости союзной интервенции в Восточной России… Конференция считает, что есть только одно средство — союзная интервенция.

Если Россия не может сама себе помочь, ей должны помочь ее друзья… Мне остается лишь добавить,— писал далее Бальфур,— что, по мнению конференции, никакие шаги по выполнению этой программы не могут быть предприняты без активной поддержки Соединенных Штатов» *.

Конференция государств Антанты по существу признала невозможность свергнуть Советскую власть силами внутренней контрреволюции. Она пришла к выводу, что антисоветская интервенция приведет к желанной цели лишь при условии, если в ней, кроме Англии и Франции, будут участвовать и США.

В своих планах интервенты большое место отводили русской контрреволюции. С помощью Антанты русская контрреволюция спешно собирала свои силы. Еще 9 февраля 1918 г.

в Томске состоялось тайное собрание бывших членов Сибирской областной думы, на котором было образовано так называемое Сибирское временное правительство во главе с эсером П. Дер-бером. Участники собрания декларировали автономию Сибири.

Правительство Дербера объявило своей целью свержение Советской власти и созыв Учредительного собрания. 14 февраля эсеры образовали западносибирский эмиссариат «Сибирского правительства». Эти антисоветские центры формировали свои вооруженные силы.

Важный очаг российской контрреволюции возник на Дальнем Востоке в Харбине. Здесь в конце января 1918 г.

при участии приехавшего из Англии царского вице-адмирала Колчака, бывшего начальника КВЖД генерала Хорвата, известного русского капиталиста Путилова и других контрреволюционных зубров был сформирован «Дальне-Восточный комитет защиты родины и Учредительного собрания».

16 марта в Пекине состоялось совещание с участием Гучкова, Путилова, Колчака и японских генералов. Здесь был принят план оккупации Дальнего Востока и Сибири иностранными войсками. Амурскую и Забайкальскую железные дороги до Иркутска должны были занять японские войска, а Уссурийскую — войска США.

Интервенция Антанты на Советском Севере

Поправ международное право, иностранные империалисты весной 1918 г. начали военную антисоветскую интервенцию.

Для оккупации Советского Севера империалисты решили использовать А. М. Юрьева (Алексеева), возглавлявшего Мурманский Совет. 2 марта 1918 г.

Юрьев заключил с представителями Антанты «словесное соглашение», по которому Антанта получила право высадить в Мурманске десант своих войск для «защиты побережья» от якобы ожидаемого нападения германского флота. 4 марта 1918 г.

английское посольство в Вашингтоне направило госдепартаменту США меморандум с просьбой к правительству США «отправить свой военный корабль» для оккупации Мурманска; одновременно сообщалось, что «британский крейсер послан» '.

Английские крейсеры «Глори» (9 марта) и «Кокрен» (14 марта) высадили первые вооруженные десанты в Мурманске. 18 марта прибыл французский крейсер «Адмирал Об», а 24 мая — американский крейсер «Олимпия». Так началась военная интервенция Антанты на Советском Севере.

Интервенция Антанты на Дальнем Востоке

ЦК партии и В. И. Ленин самым решительным образом выступили против действий руководства Мурманского Совета. «С англичанами мы будем воевать,—телеграфировал В. И. Ленин Юрьеву,—если они будут продолжать свою политику грабежа» 2.

5 апреля 1918 г. во Владивостокскую бухту вторглись корабли японского военно-морского флота под командованием адмирала Като и высадили десант. В качестве предлога было использовано провокационное убийство неизвестными лицами двух японцев во Владивостоке.

Ни у кого не было сомнения, что это убийство было делом японской разведки. В сообщении Советского правительства о высадке японского десанта во Владивостоке говорилось, что заодно с японскими интервентами действует русская буржуазия и ее слуги — меньшевики и эсеры.

Советское правительство призвало трудящихся к отпору врага.

ЦИК Советов Сибири (Центросибирь), в состав которого входили Н. Н. Яковлев, С. Г. Лазо, Г. С. Вейнбаум и др., 5 апреля 1918 г. принял резолюцию протеста против вторжения японских войск на Советский Дальний Восток.

ЦИК решил широко оповестить трудящихся о создавшемся положении и намечаемых мероприятиях по обороне, «ибо без широкого участия вооруженного народа рабочая и крестьянская власть не может вести его защиты»3. В Сибири было введено военное положение.

Для организации обороны при Центросибири был образован Военно-революционный штаб. Губернским и уездным Советам предлагалось немедленно принять меры по ускорению организации Красной Армии.

В тот же день В. И. Ленин послал телеграмму ЦИК Советов Сибири: «Вполне одобряю резолюцию Центросибири. Советую подготовить склады продовольственных и иных продуктов, хотя бы путем реквизиции для того, чтобы серьезно поставить оборону» 4.

Далее он сообщал, что 5 апреля начнутся перегово ры с послами стран Антанты по поводу японской интервенции. Он подчеркивал, нто никаким заверениям представителей Антанты верить нельзя и «…

единственной серьезной гарантией является солидная военная подготовка с нашей стороны» '.

5 апреля Наркоминдел вызвал представителей США, Англии и Франции и заявил им решительный протест против японской интервенции. Через несколько дней послы этих стран пытались заверить Советское правительство, что их государства непричастны к этому акту японцев.

Наиболее циничным был ответ посла США Фрэнсиса. Советское правительство и пресса, заявил он, придают слишком большое значение высадке японской морской пехоты.

Этот акт, по его мнению, «не имеет политического значения и является лишь полицейской предосторожностью, осуществленной японским адмиралом на свою ответственность, для защиты жизней и собственности японских граждан во Владивостоке» 1 2.

Эти и подобные им заявления противоречили не только фактическому положению дел, но и последовавшим вскоре публичным выступлениям ответственных представителей стран Антанты, открыто выразивших свое сочувствие японской интервенции.

Так, уже весной 1918 г. империалисты Антанты начали антисоветскую интервенцию.

Источник: http://www.winstein.org/publ/36-1-0-2228

Кто призывал интервентов из Антанты, и как это привело к гражданской войне в 1918 (avex)

Начало вооруженной интервенции Антанты
sh: 1: full: not found

Революционный 1917-й в истории России завершился перемирием с Германией.

Позже оно отлилось в печально известный Брестский мир: бывшая империя потеряла гигантские территории, а большевики сохранили власть.

Малоизвестна другая сенсация конца 1917-го: Антанта приняла решение о “дружеской интервенции” в Россию, это привело к новой войне, на сей раз Гражданской, дикому ожесточению и почти вековому противостоянию с миром

Александр Сабов

Брестскому миру — сепаратному замирению Советской России с кайзеровской Германией — полный век: переговоры начались 22 декабря 1917-го (по новому стилю) и закончились 3 марта 1918-го.

Но вот дата, о которой вспоминают гораздо реже: примиренческие контакты с немцами едва начались, а 23 декабря, буквально назавтра, в Париже завершила работу конференция ведущих стран Антанты.

Ее итог — “Англо-французская конвенция от 23 декабря 1917 года, определяющая французские и английские зоны действия”. Речь, как и на переговорах в Брест-Литовске, которым предстояло длиться еще 58 дней, о разделе России. Разница в одном: в Париже зоны вторжения и влияния распределили втайне от нее.

Мотивировалось англо-французское соглашение злобой дня — необходимостью “противостоять экспансии центральных держав” (то есть австро-германской коалиции) до выяснения позиции по этому вопросу пришедших к власти большевиков.

Для Антанты было жизненно важно сохранить в любом виде “русский фронт” в борьбе с Германией. Для Германии было столь же необходимо этот фронт ликвидировать. Каждый из противоборствующих лагерей опасался, что противник усилится за счет российских ресурсов, территории и населения.

Русские, однако, к 1917-му уж очень навоевались (армия потеряла половину боевого состава — 1,7 млн убитых, 3,7 млн раненых, 3,3 млн в плену).

Но это в большой игре ничего не значило: ослабленная революцией Россия сама превратилась в тот самый Восточный фронт, который она раньше держала.

Два клина

Британские Силы поддержки Северной России — авангард “дружеской интервенции” — вступают в Архангельск, август 1918-го

РИА Новости

Немецкий клин двинулся первым. Ухватившись за сепаратный мир в 1917-м как за спасательный круг, Германия даже приняла ленинскую формулу “без аннексий и контрибуций”, истолковав ее в своих интересах: если какие-то части бывшей Российской империи провозгласят независимость и попросят Германию стать гарантом суверенитета, всегда пожалуйста!

По такой схеме разворачивалась немецкая интервенция в Прибалтику: первыми под защитой кайзеровских штыков объявили о создании Соединенного Балтийского герцогства (территория Латвии и Эстонии) остзейские немцы, составлявшие в новообразовании 10 процентов населения. За этим последовали опыты с Украиной, еще более масштабные.

Помимо этого, на руинах Российской империи Германия намеревалась прирасти еще Финляндией и Польшей. Претензии обосновывались стратегическим положением: в ходе войны значительная часть этих территорий и так оказалась под ее сапогом.

Кайзер Вильгельм II намечал преобразовать “русский трофей” в четыре протектората: Центральную Россию, Украину, Юго-Восточную Лигу (между Украиной и Каспием) и Сибирь.

У составителей парижской конвенции и стратегов Антанты, разрабатывавших свой “клин”, подход был не менее размашистый: Англии отводили Дон и Кубань, весь Кавказ, Армению, Грузию и Курдистан.

Франция приглядела Украину, Бессарабию, Крым (на него глаз положила еще и Италия, но ее в Париж не позвали). Позже дополнительными соглашениями английская зона расширилась на Среднюю Азию, север России (от Мурманска до Урала) и Прибалтику; французская — на Польшу.

А США и Японию (тоже членов Антанты) обязали договориться о разделе Сибири и Дальнего Востока.

Впечатляет простое сопоставление этих планов: враги, друг с другом воевать еще не перестали, а мыслят-то одинаково! Первым делом — отсечь “национальные окраины”, а затем и саму Россию раздробить на куски.

Борьба за неубитого медведя

Францию интересовала Украина, поэтому ждали ухода немцев. В Одессе французские солдаты объявились осенью 1918-го

РИА Новости

Сколько штыков выставили страны Антанты для защиты своих интересов в России? Имеет смысл подсчитать и сопоставить с другими цифрами. Итак.

На севере России, по данным британского генштаба, в декабре 1918-го было 23 516 иностранных солдат и 7156 белогвардейцев. Спустя полгода их общая численность достигла 53 тысяч (расклад — почти пополам). Максимальное число интервентов приближалось к 44 тысячам. (Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. 1918-1920. М., 1993).

В Сибири и на Дальнем Востоке в 1920-м насчитывалось 175 тысяч японцев, 55 тысяч чехо-словаков, 20 тысяч американцев, 6 тысяч китайцев, 4 тысячи канадцев, 1600 англичан, 1500 итальянцев, 1100 французов, 12 тысяч поляков, румын и сербов (Крушанов А.И. Гражданская война в Сибири и на Дальнем Востоке. 1918-1920 гг. Владивосток, 1984).

На юге России Антанта сосредоточила около 50 тысяч собственных войск. В одной Одессе скопилось 12 тысяч французских солдат и столько же греческих, 2 тысячи сербов, 4 тысячи польских легионеров (Рабинович С.Е. История Гражданской войны. М.: Соцэкгиз, 1935).

Для сравнения: численность всех белых армий никогда не выходила за черту в 300 тысяч. Понятно, что и за красных бились не только “свои” (см. публикацию о красных интернационалистах в “Огоньке” N 50 за 2017 год). Отсюда вопрос: что же это была за война такая, в которой каждая сторона ставила на своих интервентов?

Советская историография интервенцию Антанты высмеивала, все больше упирая на триумфальное шествие по стране советской власти. А зря: интервенция свою задачу выполнила как минимум наполовину.

Когда триумфальное шествие в 1918-м захлебнулось и под властью Москвы к началу 1919-го осталась всего 1/16 территории имперской России, вокруг “советского островка” начал складываться усилиями разномастных и часто разнонаправленных интервентов целый пояс государств-лимитрофов, а до заветной цели — раздела “русского трофея” — оставалось, казалось, рукой подать.

“Контрреволюционное бродило”

Американцы тоже тянуть не стали: их экспедиционный корпус высадился во Владивостоке летом 1918-го

Culture Club / Getty Images

Протоколы заседаний Военного кабинета Великобритании в конце 1917-го изобилуют решениями такого рода: поддержать любой ответственный орган власти в России, любые местные правительства и армии, готовые помочь делу союзных держав и выступить против “максималистов” (большевиков). Что поражает: тактика эта взята на вооружение до создания хоть каких-то юридических рамок вмешательства — ни Парижская конвенция еще не подписана, ни Брестские переговоры о мире еще не начались. Тем не менее протоколом от 14 декабря 1917-го уже зафиксировано решение отправить генералу Каледину 10 млн фунтов для создания армии в 2 млн штыков. А уже известная нам англо-французская конвенция о “зонах действия” в России от 23 декабря сопровождалась чеком на 100 млн франков генералам Алексееву и Корнилову для создания Добровольческой армии.

Каледину, впрочем, чек не помог: хотя сепаратистская Центральная рада Украины отдала ему пол-Донбасса, в боях с революционными частями Советской Украины (столица — в Харькове) он потерпел поражение и 29 января 1918-го, собрав свое правительство, сообщил: для защиты области Войска Донского осталось 147 штыков. “Положение безнадежно. Население не только нас не поддерживает, но настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, и сопротивление бесполезно. Я не хочу лишних жертв…” В тот же день генерал свел счеты с жизнью.

Впоследствии Деникин объяснил эту трагедию емкой формулой: “Донская армия представляла собой нечто вроде иностранной союзной”. В самом деле, отношения Добровольческой армии — “офицерской” — с казаками Каледина не складывались, отсюда решение Корнилова повести ее в поход с Дона на Кубань за пополнением.

И тогда впервые в военной истории России был отдан приказ по армии: “Пленных не брать!” (мотивировка — в ответ на жестокость красных, хотя жестокость уже была обоюдной).

Кубанский поход Белой армии, однако, тоже закончился провалом, пополнение было мизерным: в феврале с Дона на Кубань вышли 4 тысячи бойцов, в апреле вернулись 5 тысяч, похоронили в боях 400, в том числе своего первого вождя.

Подытожим. К концу зимы 1918-го более или менее регулярные части “демократической контрреволюции”, сходится большинство историков, насчитывали всего до тысячи офицеров и 5-7 тысяч казаков и солдат, четверть из которых от ран еще не оправилась.

Плюс примерно 15 тысяч офицеров состояли в подполье (Из истории ВЧК 1917-1921 гг. Сб. документов. М., 1958). Вот и все “контрреволюционное бродило” России на тот период (термин того же сборника). Ему просто не под силу было разжечь полномасштабную гражданскую войну.

Но тем не менее уже к лету 1918-го она встала в полный рост. Как это могло случиться?

У историков есть версия: триггером стал Троцкий. Хлопнув дверью на Брестских переговорах (“Ни мира, ни войны!”), он спровоцировал не перманентную революцию, а “Фаустшлаг” (“Удар кулаком”) австро-германских армий от Черного до Балтийского морей, завершившийся позорным Брестским миром. И эскалацию действий Антанты по организации “дружественной интервенции” — как реакцию на него.

Антанта все это время мучительно выбирала. Пока война России с Германией формально продолжалась, повод для интервенции найти было легко, но выглядела бы она как-то дико: за что, в самом деле, воевать против большевиков — за перемирие? Кроме того, это могло и вовсе лишить Антанту “русских трофеев”. Поэтому обдумывались самые невероятные варианты, чтобы заставить русских сражаться самих.

Ну, например: заслать Керенского в Маньчжурию, создать там правительство в изгнании и от его имени пригласить союзников вмешаться в русские дела. Но что за диктатор из оратора? Вместо Керенского в Сибирь отправили Колчака, человека военного.

Когда он повел в поход свою Белую армию, генерал Альфред Нокс, глава британской миссии на востоке России, объявил адмиралу, что все страны Антанты признали его Верховным правителем России. Но только де-факто — признания де-юре Колчак не получил бы, даже если бы перевалил через Урал.

Причина: от него так и не добились внятного ответа, “отпустит” он Польшу, Финляндию, Прибалтику, Украину согласно решениям Парижской конвенции или оставит их судьбу “на усмотрение Учредительного собрания”.

Более того. Выходило по всем статьям, что наилучшим вариантом для интервенции было бы приглашение от действующей центральной власти, то бишь большевиков. И, самое поразительное, определенные шаги для этого предпринимались.

Просто ошеломляет документ, который в свое время обнаружил в Public Record Office (Государственном архиве Великобритании) и предал гласности историк Федор Волков. Это докладная записка генерала Дж.

 Смэтса от 11 мая 1918 года, которая в протоколах Военного кабинета Англии значится под N 409А.

Генерал докладывает кабинету, “как трудно и почти невозможно для господина Троцкого добиться союзной интервенции в России, как бы сильно он этого ни хотел, до того как союзные вооруженные силы прибудут на место, чтобы защитить его…”.

Далее следует рекомендация осторожнее обсуждать с господином Троцким идею “приглашения на осуществление интервенции” и “не ожидать формального приглашения, которое нельзя получить от большевистского правительства в его нынешнем беспомощном положении”. А также совет — оповестить о положении дел союзные правительства США и Японии.

Вопрос тут принципиальный: уж не об очередных ли секретных протоколах тут речь — на сей раз к проекту перманентной революции Льва Давидовича?

Мурманский гамбит

Военные корабли интервентов на рейде Владивостока

РИА Новости

Начнем со свидетельства самого Троцкого. “Я (Троцкий) высказался за принятие предложения (Антанты), разумеется, при условии полной независимости нашей внешней политики.

Бухарин настаивал на недопустимости входить в какие бы то ни было соглашения с империалистами.

Ленин поддержал меня со всей решительностью: “Уполномочить товарища Троцкого принять помощь разбойников французского капитала против немецких разбойников”” (Троцкий Л.Д. Моя жизнь: опыт автобиографии. М., 1991).

Логика этих суждений ясна. Да, в первое время — 1917-1918-й — правительство большевиков, чтобы выжить, соглашалось на все. Готово было признать независимость Финляндии, Польши и Украины. Удостоверяло царские долги. Амнистировало противников режима.

Ленин колебался: звать — не звать? В конце концов склонился звать, но только под гарантии признания советской власти.

Запад отмолчался, но к весне 1918-го, когда Германия уже впилась зубами в русский пирог, у Антанты иных способов добыть “русский трофей”, кроме интервенции (и уже не важно — по приглашению или без), не осталось.

Через три дня после подписания “похабного мира” (так Брестский мир назвал Ленин) на рейде Мурманска нарисовался английский броненосец “Глори” и запросил у местного Совдепа разрешения высадить на берег 170 пехотинцев при 4 орудиях. Предлог: взять под защиту важнейший незамерзающий порт, которому угрожала из Финляндии 20-тысячная немецкая армия.

Зампредседателя Совета Алексей Юрьев послал в Совнарком запрос: “В каких формах может быть приемлема помощь живой и материальной силой от дружественных нам держав?” При этом добавил: речь не только об английских солдатах, но и о 2 тысячах чехов, поляков и сербов, прибывших по Мурманской железной дороге для переправки на Западный фронт.

Троцкий ответил: “Вы обязаны принять всякое содействие союзных миссий”.

Следующие десанты не заставили себя ждать: английский крейсер “Кокрейн”, французский “Адмирал Об”, американский “Олимпия”.

Юрьев заключил с гостями соглашение, по которому “высшее командование всеми вооруженными силами района принадлежит под верховенством Совдепа Мурманскому военному совету из 3 лиц — одного от советской власти и по одному от англичан и французов”.

Вскоре это “словесное соглашение”, придавшее легитимность “интервенции по приглашению”, превратилось во “Временное соглашение” с интервентами, которое подлежало утверждению на самом верху.

Но этого не случилось — словно опомнившись, революционные вожди круто изменили курс. Последняя телеграмма Ленина Юрьеву, уже председателю Мурманского краевого совета, гласила: “Если Вам до сих пор не угодно понять советской политики, равно враждебной и англичанам и немцам, пеняйте на себя…

” А 2 июля 1918-го “Известия ВЦИК” напечатали сообщение: “Председатель Мурманского Совдепа Юрьев, перешедший на сторону англо-французских империалистов и участвующий во враждебных действиях против Советской Республики, объявляется врагом народа и становится вне закона. Подписи: Ленин, Троцкий”.

Чаплин-Томсон и барон Архангельский

Регулярные части Японии на Дальнем Востоке опередили американцев на пару месяцев и вели себя весьма энергично

Culture Club / Getty Images

Интервенцию эта перемена, впрочем, не остановила: летом 18-го в Мурманске уже около 10 тысяч иностранных солдат, у них свой бронепоезд. Вместе с чехами, поляками, сербами, вроде бы направленными на Западный фронт, эта армия идет на Кемь, Онегу и 2 августа подходит к Архангельску. Ее ждали: за четыре часа до этого советская власть в Архангельске свергнута капитаном I ранга Георгием Чаплиным.

В мемуарах “Два переворота на Севере” он так поведал о своей карьере после революции: “Обратился с ходатайством к английскому и американскому правительствам о принятии… на службу в их флоте для участия в дальнейшей борьбе против немцев… Надо отдать должное англичанам. С того дня, как было решено вместе работать, ни в чем отказа не получали”.

Но “вместе работать” пришлось не против немцев. “Союзники” поручили капитану позаботиться об их “приглашении” в Россию и собрать северную Белую армию. После чего капитан Чаплин сделался капитаном Томсоном и начальником английской военной миссии в Вологде, куда после эсеровского мятежа в июле сбежал из Петербурга весь союзный дипкорпус.

Правда, выявились разногласия: за Чаплина стояли прагматики-англосаксы, а французский посол Жозеф Нуланс требовал “демократическое правительство”.

Но когда сформированное из эсеров Верховное управление Северной области возглавил “дедушка русской революции” Николай Чайковский, отказавшийся подписать приглашение к интервенции (мол, “перед историей стыдно”), Чаплин-Томсон устроил второй переворот.

Впрочем, страсти были излишни: анклав на Севере был создан. А под рукой его подлинного правителя, английского бригадного генерала Айронсайда, были приличные силы: 29 тысяч англичан, 6 тысяч американцев. А еще французский колониальный батальон (натасканный, правда, для боев в тропиках).

Польский легион графа Довойно-Сологуба (с медведицей, приученной стоять в солдатском строю, но без фуражки). Китайский легион (правда, только с лопатами).

И вишенка на торте — Славяно-Британский легион из поморов-добровольцев, хотя как их туда набрали, бог весть — не секрет, что почти все волостные советы Северной области отвечали на призывы Чаплина одинаковыми телефонограммами: “Добровольцев нет ввиду начавшегося лова сельди”.

По возвращении генерала Айронсайда возвели в пэры Англии и дали титул барона Архангельского. За что — неясно.

Да, он помог создать Белую армию Северной области и вместе со своим войском повел ее на Москву, но дальше Котласа не довел: красные уже держали удар.

Очевидное достижение одно: под науськивания интервентов и на их штыках выросла Гражданская война на Русском Севере, зажив потом “своей жизнью” — ожесточенной и кровавой.

Страшное свидетельство оставил военный прокурор Северной области С. Добровольский: “На Печоре население, занимающееся охотничьим промыслом, ставило силки для ловли красных.

Один знакомый путейский инженер, узнав от одного из таких “охотников за черепами”, что им единолично было поймано и истреблено 60 красных, пришел в ужас…

Оказалось, у этого крестьянина все близкие были убиты красным отрядом Мандельбаума, а сам он совершенно случайно спасся, подвергнувшись страшным пыткам…”

Под занавес — откровенное высказывание сэра Уинстона Черчилля: “Было бы ошибочно думать, что мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских,— подводил итоги 1919-го тогдашний военный министр Британии.

— Напротив, русские белогвардейцы сражались за наше дело. Эта истина станет неприятно чувствительной с того момента, как белые армии будут уничтожены, а большевики установят господство на всем протяжении Российской империи”.

Очень похоже, что история интервенции Антанты в Россию хранит в себе ничуть не меньше тайн, чем большевистский переворот, организованный, как нам объясняют весь юбилейный год, на деньги кайзера. Как знать, а вдруг к следующему круглому юбилею выяснится, что спонсоров у масштабных проектов по переустройству России в начале XX века было значительно больше?

Открывающиеся спустя сто лет после революционных событий обстоятельства подводят к неожиданному и весьма трагичному выводу: Гражданская война пришла в Россию как “второй эшелон” интервенции, да и вообще вопрос: дошла бы страна до такой степени внутреннего ожесточения без вторжения “дружеских” и “вражеских” империалистов?

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/598698&full

Book for ucheba
Добавить комментарий