Национальная политика царизма в годы реакции.

XII. НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ЦАРИЗМА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в

Национальная политика царизма в годы реакции.

⇐ ПредыдущаяСтр 44 из 70Следующая ⇒

В национальной политике, проводимой в эту эпоху царским правительством в Крыму, отчетливо видны начала осознанного и позднее, в годы Крымской войны, и после нее теоретически “обоснованного” шовинизма и практического геноцида.

И в этом отношении Крым является чуть ли не исключением из всей колонизаторской практики России.

Так, в Средней Азии с самого начала проникновения, а затем и аннексии и колонизации ее у руля российской политики по отношению к Туркестану и другим территориям стали члены Императорского Географического общества, а также ученые-востоковеды, крайне бережно относившиеся к культурному наследию древних цивилизаций, а главное — знавшие край и понимавшие его нужды. Они смягчали колонизаторские замашки России и цивилизовали не только “аборигенов”, но и местных русских чиновников. Подобные тенденции проявились и на Кавказе, лишь только умолкли пушки “усмирителей”, — там до сих пор чтут память генерала Н.Г. Петрусевича, много сделавшего для горцев, уважавшего их законы и традиции. В Крыму такого не было.

Уже в начале века из Крыма были высланы в глубь России представители мусульманского духовенства и отдельные мурзы. Отбор шел по признаку авторитетности того или иного деятеля в народе.

На новом месте большинство их (несмотря на обещание Екатерины приравнять в правах мурз к русским дворянам, а мулл — к священству) было приписано к государственным крестьянам (Кричинский А., 1919, 19). Всем сосланным навсегда запрещалось возвращаться в Крым; нарушивших этот запрет гнали по этапу назад.

Именно тогда впервые вдоль северной границы полуострова были расставлены особые посты и кор[305]доны. Дороги контролировались окружными и уездными начальниками, а также военными властями.

С 1829 г. начались и религиозные притеснения. Русскими “экспертами” по мусульманству было, к примеру, установлено, что все побывавшие в хадже “… приносят с собой новую силу духа мусульманского и утверждают оный в здешних жителях” (Кричинский А., 1919, 24 — 25).

В связи с этим было решено паспорта паломникам не выдавать и вообще препятствовать любому контакту с духовными институтами Турции. В середине века за всеми хаджи по их возвращении уже устанавливалась слежка (там же, 28), а многих из них по именному указу царя высылали в Калугу или Ярославль, подальше от единоверцев Крыма или Казани.

Паспорта же могли быть выданы по разрешению новороссийского генерал-губернатора или таврического губернатора (“не иначе как с особого по каждой просьбе разрешения лично”).

Легко представить себе, какую “массовость” теперь получил хадж! Достаточно было даже не отказать в паспорте, а задержать его выдачу — и паломничество теряло смысл, ведь хадж (не путать с простым посещением святынь — умрой) может быть свершен в строго определенный период — десять дней месяца зу-ль-хадж.

С 1836 г. по закону занять духовную должность мог лишь отличающийся “надежностью, верностью и добрым поведением” мулла. Таким образом, отныне полицейские и жандармы проверяли на политическую благонадежность всех мулл, имамов и муэдзинов. Отстранению от должности подлежали те из них, кто проявлял национальное самосознание, содействовал развитию национальной культуры и т. п.

Но даже благоприятная жандармская характеристика не могла помочь лицам, побывавшим в Турции, — им навсегда запрещалась любая духовная должность. Казалось бы, не весьма важный запрет, но так татары были одним росчерком пера лишены образованных мулл, учившихся в крупнейших мусульманских духовных институтах, а население Крыма — его наиболее интеллигентной прослойки.

Более того, муллой не мог стать татарин, вообще получивший образование за рубежом. Та же судьба ожидала всех имевших несчастье хоть раз обратить на себя внимание полиции — для этого достаточно было обыска, хоть и без[306]результатного.

Наконец, с большим трудом могли получить доступ к должности муллы все окончившие наиболее прогрессивные отечественные “новометодные” медресе (Галеевское, Галие, Хусаиновское).

Муфтия по-прежнему избирали сами татары, но лишь из трех кандидатов, которых губернатор считал “благонадежными”. Естественно, бывали случаи, когда он отвергал всех троих. Так губернатор Кавелин однажды и поступил, пытаясь с целью ликвидации “невежества и религиозного фанатизма” татар протолкнуть на высший духовный пост своего чиновника Караманова!

Поэтому неудивительно, что муфтиями становились лица, для которых национальные и культурные интересы соплеменников были пустым звуком, лица, совершившие преступления против народа. В 1833 г.

муфтием стал некий Сеит-Джелил-эфенди, который вместе с кади-эскером Османом-эфенди по собственной инициативе и получив одобрение губернатора и министра внутренних дел провел широкую операцию по изъятию не только у духовенства, но и вообще в татарских семьях всех старинных рукописей, сохранившихся от предков.

Акция эта была проведена с тем, чтобы ликвидировать произведения, “не согласные ни с законом, ни с правилами благоразумия”. Естественно, никто не занимался тщательной проверкой собранной таким образом огромной массы книг и рукописей. Вскоре все они были сожжены по распоряжению министра внутренних дел.

Ясно, что колонизаторы предавали огню не бумагу, но воплощение ненавистного им национального самосознания. А это, как мы увидим, не могло не сказаться и на исторической судьбе татар, запасах жизнестроительной энергии народа, причем в самом скором будущем.

И здесь мы вынуждены еще раз повторить, что уничтожение национального достояния огромной культурной и исторической ценности, этот акт беспримерного вандализма, стало возможно лишь при помощи выродков татарского народа, манкуртов, которые, увы, встречаются в любой нации.

Немалый вред приносили духовной жизни этноса и рядовые муллы. Прошедшие проверку на лояльность в жандармерии, некоторые из них становились платными доносчиками.

Избавиться от этих ренегатов было[307] трудно — в случае раскрытия их просто переводили в другую общину.

В целом приведенные факты говорят о коренном неравноправии христианского и татарского населения Крыма. Особенно же ярко оно проявлялось в случаях перемены веры. Переход татар в христианство не только поощрялся, но нередко и проводился более или менее насильственно. Так, дело №5 (1795 г.

) Архива таврического губернатора озаглавлено: “О случившихся неудовольствиях при приведении в веру христианскую протопопом Сауром турецкой колонии” — здесь название дела говорит само за себя. Наоборот, принятие любым крымчанином мусульманства рассматривалось как уголовное преступление (Кричинский А., 1919, 45).

Ранее этого никогда не было. Запахло кровью…

Суммируя все вышесказанное, мы должны признать, что на протяжении всего периода между аннексией и Крымской войной татары подвергались культурному, экономическому, религиозно-идеологическому, национальному угнетению со стороны колониальных властей.

Причины возникновения и развития этой политики достаточно ясны. Национальное угнетение и экономическое неравноправие татар были средством укрепления русского владычества за счет аборигенного населения. Религиозные преследования имели конечно же не столько идеологическую, сколько социально-экономическую основу.

Мы говорили уже о фактическом установлении в аннексированном Крыму крепостных порядков. Однако формально крепостное право, основанное на законоположениях о личной зависимости крестьян, полицейских и судебно-исполнительских функциях помещиков по отношению к крепостным и т. д.

, короче, той системы, что ряд веков была общей для стран остэльбской Европы, в Крыму установлено не было. И невозможным это было из-за ислама, запрещающего одному мусульманину владеть другим и брать за аренду “ушур” более1/10 или вообще вымогать плату за выпас скота — трава принадлежит Аллаху! (Щербаков М.М., 1940, 14).

А крымские татары, и крестьяне и мурзы, были народом весьма религиозным и шариату преданным.

Именно потому столь яро и стремились захватчики ослабить влияние ислама и местных патриархальных,[308] в основе своей демократичных и гуманных, традиций, что они вкупе мешали царизму насадить в Крыму собственные порядки вроде заведенных на недавно еще свободной Украине, а также в причерноморской, заперекопской части бывшего Крымского ханства, откуда мусульмане были физически удалены.

Остается сказать, что проводил эту политику порабощения через национально-религиозное угнетение чрезвычайно пестрый контингент русских помещиков, жандармов, военных, полиции, крупных и мелких чиновников, во главе которых стоял сам царь. Но активную помощь колонизаторам оказывали татарские ренегаты, о которых мы выше упоминали и о которых будем говорить и в дальнейшем: без них, как выразился бы А. Платонов, “народ неполный”.

Конечно же ренегаты составляли исчезающе малое меньшинство.

Возникает вопрос: а как реагировал на национальное утеснение весь народ? Оказывал ли он сопротивление царским колонизаторам в период перед Крымской войной? Увы, мы вынуждены признать полное отсутствие у татар этого периода политической активности. Сопротивление отмечалось, и неоднократно, но оно было пассивным и выражалось исключительно эмиграцией за пределы империи.

Мы рассмотрели и будем рассматривать далее более или менее подробно лишь крупные волны эмиграции, связанные с резким ухудшением положения народа.

Однако нужно учесть, что были и малоизвестные отливы населения из Крыма — например, в 1812 г., когда эмигрировало 3,2 тыс. татар (Мартьянов Г.П., 1887).

Практически же поток эмигрантов не иссякал на протяжении всего XIX в., просто в отдельные периоды он становился наиболее заметным.

Тем не менее, несмотря на почти полную пассивность населения новой царской колонии, правительство ожидало бунта, какого-то возмущения. Причина этого достаточно ясна: аналогичная политика на Кавказе давно привела к вооруженному сопротивлению горцев. Теперь очередь была за Крымом.

И царизм пытался принять превентивные меры, причем в естественности и необходимости их была всеобщая уверенность.

Так, хорошо осведомленный об акциях обезземеливания крестьян Паллас считал, что присяга новой власти на Коране, которую татары[309] принесли после аннексии, недостаточна.

Почтенный академик настаивал поэтому на дополнительной, какой-то особо торжественной присяге, предусматривавшей неотвратимость предельно жестоких репрессий в случае ее нарушения, вплоть до каторги, разделения семей и т. п. (Марков Е.Л., 1902, 308).

Короче, к началу Крымской войны колонизаторы, следуя собственной логике и наученные опытом Кавказа, априори считали татар клятвопреступниками, только и ждущими удобного случая, чтобы вонзить нож в спину “белому царю”.

Соответственным стало и отношение к народу, скопом зачисленному в “изменники”. И уже в начальные месяцы войны, осенью 1854 г., военный министр отдает приказ о том, “что император…

повелел переселить от моря всех прибрежных жителей магометанского вероисповедания во внутренние губернии” (БСЭ, 1-е изд., Кр. АССР, 308).

Исполнить этот приказ из-за оккупации Крыма не удалось. Однако другие акции против татар (о них ниже) осуществлены были; народ постигли новые тяжелейшие испытания.[310]

⇐ Предыдущая39404142434445464748Следующая ⇒

Date: 2015-09-05; view: 510; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/6-47424.html

Национальная политика XIX(конец)-XX(начало) + Русификаторская политика царизма XIX(конец)-XX(начало)

Национальная политика царизма в годы реакции.

   XIX век (вторая половина):Формально российское законодательство не знало правовых ограничений по национальному признаку. В законах были ограничены евреи (в некоторых правах, независимо от вероисповедания), с 1864 года поляки-католики. На уровне подзаконных актов – ограничения для татар-мусульман.

Правовые ограничения действовали в зависимости от конфессионального признака и степени владения русским языком. Так как конфессиональный признак часто распространялся на национальности, то ограничения имели национальный характер.

Однако «инородец» мог, не переходя в православие пользоваться всеми правами государственной службы и сословными привилегиями, если проявлял лояльность властям.

   Официальных документов, формировавших национальную политику, не существовало, эта политика формулировалась всегда в отношении конкретных конфессий и народов на определенном этапе.

   Почему так важен вопрос языка?

   В качестве основного пути достижения единства империи было избрано постепенное внедрение единственного государственного языка на всех уровнях управления и суда, а так же в школе.    При Николае I (1825-1855) наметилась тенденция к «русификации» и «православизации» малочисленных народов и к наступлению на самобытность крупных. Еще больше она проявилась в царствование Александра II (1855-1881), что было связано с:

  • Польское восстание 1863-1864
  • Реакция мусульманских народов внутренней России и Закавказья на Крымскую войну
  • Русская экспансия в Среднюю Азию

   Основные ограничения прав поляков-католиков в Юго-Западном Северо-Западном краях (где поляки в основном были помещиками, а белорусы и украинцы – крестьянами). Полякам запрещалось покупать и арендовать земли в 9 западных губерниях. Избираемое дворянство заменили на назначаемое правительство. Поляки-католики не могли впредь назначаться на более чем 50% мест в управлении. Запрещалось преподавание и даже употребление польского и литовского языков в школе. Были ликвидированы почти все католические монастыри. В 1865 году была поставлена задача «скорейшего и полного» обрусения края.С 1866 года был взят курс на вытеснение поляков с государственных постов благонадежными русскими. Все административное делопроизводство – только на русском языке.    С 1867 года разрешено обучать крещенных татар («инородцев») на родном языке. В 1874 году передача конфессиональных мусульманских школ в ведомство Министерства народного просвещения (сошло на нет из-за опасений недовольства).    Борьба между Россией и Турцией за «расположенность» армян, используя «карту католикоса». Существование украинского народа официальной линией не признавалось. 1863 – запрещение печатать книги духовного содержания на украинском. C 1876 запрет периодической печати на украинском языке.    Поражение в Крымской войне и Польское восстание вынудили Александра II сделать шаги навстречу финскому дворянству, стремившемуся расширить рамки автономии. С 1860 у Финляндии собственная валюта, с 1863 – регулярно функционирующий законодательный орган – Сейм, в 1878 разрешено формирование ограниченных воинских частей.    1859-1879 – ряд законодательных актов по правам евреев (сначала разрешили купцам 1ой гильдии, имеющим высшее образование, жить за пределами черты оседлости, потом – довольно широкому кругу евреев-ремесленников).    Aлександр III – усиление националистических тенденций во внутренней политике. Связано с общей идеологией царствования и психологическим настроем императора, с ускорением капиталистического развития России + сопротивление ряда окраин ассимиляторской политике.    80-е: вытеснение с государственных должностей представителей местных народностей в Закавказье (Армения, Грузия). Русификаторская политика в Прибалтике. Преподавание там русского языка началось еще при Н I в средней школе, а с введением общей воинской повинности – в начальной. С 1885 – делопроизводство на русском, 1887 – все учебные заведения в ведомости Министерства просвещения. 1887-1893 – обязательное преподавание русского языка в средней школе    1897-1899 – законы о передаче церковно-приходских школ Армении в ведомость Министерства просвещения. За сопротивление католикоса – с 1903 года – закон о передаче церковного имущества в казну.    Финляндия: проблема согласования имперского и местного законодательства. 1891 – закон об урегулировании несоответствий имперского и местного законодательств российской стороной. Русификация Финляндии: первый министр-секретарь нефинского происхождения – Плеве, русский язык в делопроизводстве. Финские стрелковые батальоны расформированы, распространение на Финляндию российского закона об общей воинской повинности ? волна терроризма, убийство Бобрикова (1904) – генерал-губернатора Финляндии.    Начало 80-х: еврейские погромы на юге России – ожесточение политики в отношении выбора евреями места проживания. 1882 – восстановление черты оседлости, евреям-ремесленникам и купцам 1ой гильдии запрещено поселяться в Москве, процентная норма для поступления в институты.    1880-1890е – ограничения для мусульман. В первую очередь в отношении преподавания.    Новым фактором национальной политики конца XIX века стала русская крестьянская колонизация окраин. После опустения причерноморского побережья в результате войны и миграций населения правительство допустило туда армян и греков из Турции (стремясь заселить территории трудоспособным населением).    Началось стихийное переселение в Абхазию. Колонизация Туркестана. Изъятие земель у населения в пользу казны.    XX век (начало):

  • Подавление национальных движений в XIX веке способствовало их радикализации в начале XX. Нацтональный вопрос становится дестабилизирующим фактором в Российской империи.
  • Общие требования национальных движений: уравнение народностей в правах, обучение на родном языке, свобода вероисповедания. Важный фактор – земельный:
    • Защита от русской колонизации (Казахстан, Средняя Азия, Закавказье, якуты, буряты)
    • Борьба против помещиков (Прибалтика, Грузия)
    • Территориальная автономия (Польша, Финляндия)

   Проблема Польши в начале XX века: речь не о сохранении автономии (как в Финляндии), а о ее восстановлении. Польша – регион, где ставились задачи деколонизации и русификации. Еще один фактор – польское национальное движение было связано с российскими революционными и правительство боялось проявить слабость в этом вопросе. Основные требования польского национального движения – территориальная автономия, восстановление польского языка в гминном управлении и сельской школе. Как решалась: 1905г. – Комитет министров вводит послабления по вопросу польского языка (в отношении духовного книгопечатания и ведения службы). Однако с 1905 года усиливается контроль генерал-губернатора Варшавы над польской католической церковью.Разрешено преподавание ряда предметов на польском (только в частных школах).    С середины XIX века поляком запрещено замещать более 50% мест на государственной службе – остается в силе.1906 – полякам разрешено покупать землю у поляков (крах надежд на скупку всех земель русскими помещиками).Важно:

  • Восстановление выборов предводителей дворянства
  • Введение польского и литовского языков в начальной школе (при основном русском)

   Украина и Белоруссия считались «русскими» (слабыми в национальном отношении), национальная самобытность официально не признавалась. 1905 – крестьянам католикам разрешили покупать земли в Западном крае, 1905 – разрешение издавать Евангелие на украинском языке (вызвано бесполезностью сдерживания – Евангелия на украинском текли в страну рекой из-за границы, как в наше время наркота :).    1911 – поскольку белорусы и украинцы не инородцы, то преподавание только на русском языке.

   Национальная политика в отношении Прибалтики носила двойственный характер:

  • поощрение высших образованных классов за приверженность твердой и законной власти (открытие дворянских немецких гимназий в Риге, других частных учебных заведений с немецким языком)
  • восстановление преподавания на латышском и эстонском языках в начальных школах, чтобы не допустить влияния немецкого языка и культуры
  •    Еврейский вопрос:

    • разработка истории законодательства по правам евреев, стремление к уравнению прав евреев
    • антисемитизм «некоторых кругов» (Дякин намекает на Николая II? Который, как утверждают, известен своим антисемитизмом).

       Антисемитизм в начале XX века:

    • выселение евреев в черту оседлости
    • более жесткие ограничения численности евреев в учебных заведениях
    • меры по вытеснению евреев из хлебной промышленности
    • запрещение евреям быть директорами крупных предприятий, связанных с недвижимым имуществом.Суд над Бейлисом, обвиненным в ритуальном убийстве. Провал суда.

       В 1890-х евреи были лишены права на проживание во внутренних губерниях, вот в 1907 году это решение было приостановлено. В 1906 году Совет министров выступил за отмену процентной нормы для высшей школы.    Закавказье, Степной край, Поволжье:    1905 – джадидисты создали «Мусульманский союз» ? и потребовали уравнения прав своих народов (политических, гражданских и религиозных) (включая волжских татар). В 1906 году ими был составлен план культурно-конфессиональной автономии, выдвинуты требования участия этих народов в Думе.

    • В башкирских и казахских школах преподавание велось на родном языке с целью недопущения влияния татарского и тем самым усугубления мусульманской проблемы.
    • B 1907 году – «Правила о начальных училищах» – наибольшее послабление для «инородцев»: разрешение использовать родной язык в качестве подсобного, но главный предмет – все равно русский.

       Факторы панисламизма и пантюркизма:

      ? Рост либерально-просветительских движений джадидизма, рост числа новометодных конфессиональных школ на средства частного капитала
    • Младобухарцы (в Бухаре)/младохивинцы (в Хиве)/младосартаки в Туркестане – после Младотурецкой революции 1908
    • Недовольство населения Казахстана и Средней Азии колонизаторской политикой царизма
    • 1910 – совещание о противодействии татаро-мусульманскому влиянию

       Финляндия:    Создание в Финляндии Сейма на основе общего ания (о Сейме был разговор чуть ли не с самого присоединения Финляндии, однако сам Сейм (по-моему) никогда не созывался – это так, общая справка). В 1907 году прошли выборы в Сейм, самая сильное крыло – левое, что приведет к разгону Сейма.    1907 – особое совещание по делам Финляндии, потом – роспуск Сейма за левую ориентацию. 1910 – вопрос о необходимости парламента в Финляндии «вообще». Закон о распространении общеимперских законов на Финляндию. 1912 – взамен пребывания финнов в армии (правительство не хотело видеть больше нерусей в армии, их и так было 25%) – Финляндия должна была отчислять сумму в бюджет страны. Право на госслужбу в Финляндии получали все выпускники, а не только выпускники финских учебных учреждений.    На западе (иключая Финляндию) и на востоке царизм пошел на незначительные уступки в вопросе о языке преподавания, на либерализацию в области вероисповедания, на ослабление «русификаторской» тенденции. Это было связано в том числе с Революцией 1905 года.

       Национальная политика на Кавказе в начале XX века связана с деятельностью наместника в кавказском регионе Воронцова-Дашкова. цель – увеличение числа русских крестьян на Кавказе как опоры для власти.

    В-Д проводил политику сближения с умеренными элементами местного населения. Он настаивал на том, чтобы на Кавказе селились «привыкшие к его с/х условиям крестьяне» (то есть из южных регионов).

    Таким образом, В-Д был против отнесения казенных земель Кавказа в фонд для русского заселения.

Источник: https://frg.ulver.com/26.html

Усиление национально-колониального гнёта в годы столыпинской реакции — findout.su

Национальная политика царизма в годы реакции.

Национальная политика царизма в годы реакции. Закон 3 июня 1907г. сильно урезал избирательные права ряда национальностей.

III Государственная дума провела ряд законов, ещё более ограничивших элементарные права национальностей, входивших в состав царской империи.

Столыпинское правительство решило прежде всего ограничить права большинства «окраин», где национально-освободительное движение тогда было наиболее сильным,— в Финляндии, Польше, на Кавказе.

По предложению Столыпина III Государственная дума в 1910г. провела закон, по которому все основные вопросы, касавшиеся Финляндии, должны были обсуждаться в думе и утверждаться царским правительством. Таким образом, финляндский сейм превращался лишь в законосовещательный орган.

Польские националистические партии образовали в III Государственной думе особое «польское коло», составленное из польских буржуазных националистов. При его пассивном сопротивлении в думе был обсуждён проект создания в западных губерниях земских учреждений, в которых великорусским помещикам отводилась руководящая роль.

Разгром в Финляндии и Польше свобод, полученных благодаря героической борьбе русского пролетариата в 1905г., объяснялся предательской позицией финской и польской буржуазии, которых ненависть к революции объединила с царизмом.

«Опыт революции 1905 года показал,— писал по этому поводу Ленин,— что даже в этих двух нациях господствующие классы, помещики и буржуазия, отрекаются от революционной борьбы за свободу и ищут сближения с господствующими классами в России и с царской монархией из боязни перед революционным пролетариатом Финляндии и Польши» (Ленин, Соч., т. 19, стр. 214).

III Государственная дума обсуждала также законопроект о выкупе крестьянских повинностей на Кавказе. По этому закону на Кавказ распространялось положение 1881г. об обязательном переводе на выкуп всех временно-обязанных крестьян.

Таким образом, только в 1912г. фактически было уничтожено крепостничество на Кавказе, пережитки же его оставались до революции 1917 года.

Черносотенцы добились в думе лишения украинцев, белорусов и евреев права иметь школу на родном языке. На Украине были закрыты все «просвиты», запрещены концерты и спектакли на украинском языке. «За украинский образ мыслей» увольнялись профессора и учителя из высшей и средней школы.

На ярмарках не разрешалось пение кобзарями народных украинских песен. Особенно жестоко столыпинское правительство преследовало евреев, разжигая среди отсталой части населения антисемитизм. Шесть миллионов еврейского населения задыхалось в «черте еврейской оседлости».

Между тем, в III думе черносотенцы подняли кампанию о «недопустимости равноправия евреев» и требовали дальнейшего ограничения прав еврейского населения в России. Погромщики из среды высших царских чиновников создали так называемое «дело Бейлиса» — антиеврейский судебный процесс. В 1911г.

шайкой воров в Киеве был убит русский мальчик. Царские чиновники использовали убийство для усиления травли евреев. Прокурор и подкупленные эксперты пытались доказать на суде, что убийцей является еврей Бейлис, якобы совершивший преступление в «религиозных целях».

Процесс вызвал возмущение всего передового населения России и за границей. Суд присяжных оправдал Бейлиса (1913г.).

Объясняя, почему царизм прибегал к устройству еврейских погромов и к дикому преследованию евреев, Ленин писал: «Монархия не могла не защищаться от революции, а полуазиат-ская, крепостническая, русская монархия Романовых не могла защищаться иными, как самыми грязными, отвратительными, подло-жестокими средствами: не высокоморальные осуждения, а всестороннее и беззаветное содействие революции, организация революции для свержения такой монархии есть единственно достойный, единственно разумный для всякого социалиста и для всякого демократа прием борьбы с погромами» (Лени н, Соч., т. 17, стр. 219).

Глава IV
ГОДЫ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПОДЪЁМА (1912—1914)

НОВЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДЪЁМ

Рост монополистического капитализма в России. В 1910г. длительная депрессия в России сменяется промышленным оживлением. Базой нового подъёма явились значительное накопление собственных капиталов в стране и рост внутреннего рынка, которому отчасти способствовала аграрная реформа Столыпина.

Кулацкая верхушка, окрепшая после столыпинской реформы, увеличила спрос на железо, строительные материалы, кожу, ткани, сахар и т.д. Начиная с 1909г., последовал ряд сравнительно урожайных годов. Увеличился рост крестьянских вкладов. Сберегательные кассы за 14 лет (к 1914г.

) увеличили размеры своего накопления свыше чем на один миллиард рублей.

К 1912г. страна вступила в полосу промышленного подъёма, который продолжался до начала первой мировой войны в 1914г. Рост военной промышленности, особенно судостроения, обеспечил тяжёлой промышленности крупные правительственные заказы. За 1905—1913 гг. военные заказы достигли 2,5 млрд. рублей.

В два года подъёма было построено свыше 3,5 тыс. км новых железных дорог с соответствующим количеством подвижного состава.

Способствовало подъёму и общее экономическое оживление в западных капиталистических странах в эти годы, в значительной мере связанное с гонкой вооружений и ростом военных заказов.

В период подъёма продолжали расти и усиливаться монополистические организации — тресты и синдикаты. Преобладающей формой в России были синдикаты. За десятилетие (1900—1910 гг.) в России была синдицирована большая часть горной и металлургической промышленности.

«Продамет», объединявший 12—15 крупнейших заводов, взял в свои руки ⅔ сбыта. Синдикат «Продуголь» (так называлось возникшее в 1904г. «Русское общество торговли минеральным топливом Донецкого бассейна») объединял около 45% добычи Донецкого бассейна. Созданный в 1908г.

синдикат «Продаруд» сосредоточил четыре пятых добычи руды на юге России. Медленнее и слабее шло синдицирование в лёгкой индустрии. В 1908г. синдикат, называвшийся «Обществом хлопчатобумажных фабрикантов» (в Москве), объединял 47 предприятий.

С организацией синдикатов повышались цены на изделия синдицированной промышленности.

Фактическими хозяевами предприятий всё более и более становились банки. Мелкие и средние банки сливались в мощные объединения. Так, например, в 1908г.

организовался Соединённый банк из прежних Петербургско-Азовского, Орловского и Южно-русского банков. В 1910г. Северный банк слился с Русско-Китайским и Русско-Азиатским.

Более половины всех банковых капиталов России концентрировалось в 7 крупнейших байках.

Наряду с концентрацией промышленности и банков шло и ускоренное сращивание банкового капитала с промышленным. Банки финансировали акционерные предприятия и помогали, особенно во время кризиса, их реорганизации. Крупнейшие воротилы промышленного и финансового мира являлись одновременно и председателями правлений банков и директорами синдикатов.

Известный владелец многочисленных металлургических предприятий, входивших в «Про-дамет», Путилов был председателем правления крупнейшего Русско-Азовского банка и одновременно руководителем большого промышленного синдиката. В текстильной промышленности огромное влияние имела группа магнатов финансового капитала (Рябушинский, Прохоров, Морозов и др.).

Синдикат «Продамет», основанный к 1902 году (объединял металлургические

заводы). Производство железа и рельсов.

В эти же годы происходило быстрое сращивание финансового капитала с государственным аппаратом. Финансовые тузы были свои люди в министерствах финансов, промышленности и торговли.

Самые видные чиновники царских министров и даже члены царской фамилии являлись акционерами банков и промышленных предприятий.

Оставляя министерское кресло, многие отставные министры становились директорами банков и акционерных предприятии, пайщиками которых они являлись.

После революции 1905—1907 гг. усилилось влияние иностранного капитала в русских банках и в промышленности. К 1914г. из основного капитала 18 главных акционерных банков в сумме 435.5 млн. рублей иностранному капиталу принадлежало 185.5 млн.

рублей, или 42,6%, причём на долю Германии приходилось 17%. Франции — 21,9%, Англии —3%. Промышленностью иностранный капитал овладевал путём её акционирования через русские, а иногда и прямо через иностранные банки.

Заграничный капитал захватил в свои руки почгн всю топливную промышленность и всю металлургию.

Экономическая отсталость русской промышленности. Хотя крупная капиталистическая промышленность в России сделала за годы подъёма большой шаг вперёд, всё же она продолжала отставать от западноевропейской промышленности.

По уровню производства чугуна Россия занимала пятое место в мире, по технике производства, и в особенности по размерам душевого потребления,— одно из самых последних мест.

Ленин писал, характеризуя отсталость России: «За полвека после освобождения крестьян потребление железа в России возросло впятеро, и все же Россия остается невероятно, невиданно отсталой страной, нищей и полудикой, оборудованной современными орудиями производства вчетверо хуже Англии, впятеро хуже Германии, вдесятеро хуже Америки» (Л е и и н, Соч., т. 19, стр. 261).

Одним из показателей технико-экономической отсталости царской России было состояние её железнодорожного транспорта. Общее протяжение железнодорожных путей в 1913г. в России составляло около 65 тыс. км. Из них казне принадлежало 43½ тыс., а частным компаниям — свыше 19 тыс. км. По насыщенности железнодорожной сетью Россия занимала одно из последних мест.

Столыпин и министр финансов Коковцев практиковали займы у парижских банкиров и гостеприимно раскрывали двери иностранному капиталу.

При помощи французского и английского золота они надеялись отстоять помещичье землевладение и царскую власть в стране, в которой быстро развивался капитализм.

Для уплаты процентов по займам царизм ежегодно выколачивал из населения сотни миллионов рублей. Довоенный государственный долг достиг 8800 млн. рублей. Главным кредитором царской России до войны была Франция.

В царской России не было вовсе ряда ведущих отраслей промышленности, не было своего производства электрооборудования, турбиностроення, станкостроения, крупного машиностроения, автомобильной, химической, калийной промышленности и др.

Хозяйничавший в нефтяной промышленности иностранный капитал хищнически относился к богатейшим запасам русской нефти, расточительно эксплуатировал готовые «фонтаны», не производил глубокого бурения, не ставил широкой разведки новых площадей и т.п.

Синдикат «Продуголь», основанный в 1906 году. Добыча угля в Донбассе. Развитие железнодорожной сети России в 1900—1913 годах (в вёрстах).

Участие иностранных капиталов в 1913 году в русской промышленности

по отдельным её отраслям (в %).

Ленский расстрел. Промышленный подъём сопровождался ростом российского пролетариата и рабочего движения.

Толчком к подъёму революционной борьбы пролетариата явились события на далёких золотых приисках Ленского золотопромышленного товарищества в Сибири. В созданном в 1908г.

акционерном обществе «Лена-Гольд-фильдс» три четверти акций принадлежали английским капиталистам, остальные — крупным русским капиталистам и видным царским чиновникам. В состав акционеров входили такие капиталисты, как Путилов, такие представители банков, как Вышнеградский, и ряд петербургских сановников.

Английские акционеры и русские компаньоны Ленского товарищества ежегодно получали более 7 млн. рублей прибыли. Жестокая эксплуатация рабочих на приисках соединялась с их полным бесправием.

Прииски находились в глухой тайге, в 1700 км от железной дороги. Выбраться из них можно было только во время навигации на реке Лене. Условия труда рабочих определялись кабальным договором. Рабочие не могли до окончания срока найма бросить работу, но могли быть уволены в любое время.

Заработная плата не выдавалась на руки до полного расчёта. В счёт заработка рабочим выдавались продукты самого низкого качества. Рабочий день по договору определялся в 10—11½ часов, но по произволу администрации он часто удлинялся. Рабочие находились в полной власти у приисковой администрации.

К услугам её была и полиция, находившаяся на содержании у золотопромышленников. Ленское товарищество вело себя в тайге, как феодальный владелец. Управляющего промыслами Ленского товарищества Белозёрова называли некоронованным королём тайги. В 1912г.

, как указывал Ленин, прииски оставались одним из «таких уголков, где точно вчера было крепостное право».

Распределение иностранных капиталов, вложенных
в русскую промышленность накануне революции 1917 года.

Каторжные условия труда, задержка администрацией заработанных денег, продажа недоброкачественных продуктов втридорога, насилие и самоуправство администрации и полиции вызывали неоднократные волнения на приисках.

В конце февраля 1912г. на одном из приисков, где положение рабочих было особенно тяжёлым, началась забастовка. Администрации было выгодно закрыть прииск, но для этого надо было нарушить договор, срок которого истекал только в сентябре.

Администрация стала провоцировать рабочих, чтобы добиться нарушения договора самими рабочими. Поводом к стачке послужила выдача рабочим испорченного конского мяса. Возмущённые рабочие начали забастовку и послали своих депутатов на другие прииски. 1 марта забастовка распространилась уже на ряд приисков.

Был выбран стачечный комитет с целью превратить стачку во всеобщую. На всех приисках были выбраны стачечные комитеты, в бараках — старосты. Центральный стачечный комитет начал переговоры с администрацией.

Окружной инженер Тульчинский принял делегацию с большой обходительностью и убедил меньшевистских делегатов прекратить забастовку. Большевистски настроенные члены стачечного комитета развернули агитацию в массах против прекращения стачки.

Решено было устроить тайное ание самих рабочих.

Утром 25 марта на одном из приисков были вынесены две бочки из-под сахара, на которых были приклеены ярлыки: «пойду на работу» и «не пойду на работу». Рабочие опускали в бочки обе руки, в одной из которых был камешек. Вскоре бочка с надписью «не пойду на работу» была переполнена доверху. В бочку с надписью «пойду на работу» было брошено только 17 камней.

27 марта стачка стала всеобщей. В ней участвовало свыше 6 тыс. рабочих. Под руководством большевистски настроенных рабочих забастовка проходила дружно и организованно. Несмотря на мирный характер стачки, на прииски, по требованию правления, был направлен значительный отряд солдат.

Жандармский ротмистр Трещенков с провокационной целью арестовал членов стачечного комитета и дал приказ войскам не останавливаться перед «применением силы» к рабочим, если они захотят выручать товарищей. 4 апреля 3 тыс. рабочих подписали заявление, что они забастовали сознательно, без какого бы то ни было подстрекательства.

и направились с этим заявлением к прокурору в Надеж-динский прииск.

Морозным утром 4 апреля длинные вереницы рабочих потянулись из разных приисков к Надеждинскому, сливаясь возле него в одну длинную чёрную ленту, растянувшуюся на 3-4 км. По одну сторону дороги был обрыв в реку Бодайбо, по другую — штабеля сложенного леса.

Поперёк дороги были выстроены в полной боевой готовности заранее вызванные солдаты. К рабочим вышел инженер Тульчинский, уговаривая разойтись. Передние ряды приостановили движение. Но трёхтысячная толпа, растянувшаяся по узкой дороге, продолжала напирать.

Раздались залпы: было убито и ранено более 500 рабочих.

Новое кровавое злодеяние барского самодержавия вызвало единодушное возмущение рабочих. По всей стране начались забастовки протеста. В городах происходили революционные демонстрации.

Государственная лума, по требованию социал-демокра-тических депутатов, вынуждена была заняться обсуждением событий на Лене. Министр внутренних дел Макаров дал думе своё «объяснение».

«Так было, так будет»,— заявил он.

Огромное массовое политическое движение рабочего класса было ответом на ленский расстрел и на наглое заявление царского министра. «Ленский расстрел,— писал Ленин,— …явился точнейшим отражением всего режима 3-тьеиюньской монархии».

Ленин указывал, что не борьба за отдельные права, а общее бесправие толкает рабочих на решительную борьбу с царизмом.

«Именно это общее бесправие русской жизни, именно безнадежность и невозможность борьбы за отдельные права, именно эта неисправимость царской монархии и всего ее режима выступили из ленских событий так ярко, что зажгли массы революционным огнем» (Ленин, Соч., т. 18, стр. 87).

Подчёркивая историческое значение ленских событий, товарищ Сталин также писал в 1912г. в большевистской газете «Звезда»: «Ленские выстрелы разбили лёд молчания, и тронулась река народного движения.

Тронулась!..

Всё, что было злого и пагубного в современном режиме, всё, чем болела многострадальная Россия — всё это собралось в одном факте, в событиях на Лене.

Вот почему именно ленские выстрелы послужили сигналом забастовок и демонстраций» (Сталин, Соч., т. 2, стр. 238).

Источник: https://findout.su/1x38327.html

Национальная политика царизма в первой половине ХIХ в

Национальная политика царизма в годы реакции.

Этноконфессиональное многообразие Российской империи порождало массу серьезных проблем, требующих от властей незамедлительного решения.

Особую сложность национальному вопросу придавало то обстоятельство, что народы, входящие в состав Империи, находились на разных уровнях экономического, общественно-политического и культурного развития.

Если некоторые регионы (Сибирь, Север, Закавказье) заметно уступали Великороссии и нуждались в ее помощи, то другие (Польша, Прибалтика, Украина) не отставали, а в чем-то даже опережали «метрополию» и поэтому тяготились своим пребыванием в составе Российской империи.

Основным принципом национальной политики Николая I было всемерное утверждение приоритета царской власти, укрепление авторитета Русской православной церкви и распространение русского культурного влияния.

Когда сын Николая I, Александр (будущий император Александр II) заявил, что «многоязыкая семья народов» Российской империи держится «самодержавием и законами», царь бурно отреагировал: «Законами – нет! Только самодержавием и вот чем, вот чем, вот чем!» (Николай трижды взмахнул кулаком).

Особенно остро стоял польский вопрос. Поляки были, пожалуй, самым беспокойным народом в составе Российской империи, так как не могли смириться с потерей государственности. Конституция Царства Польского, дарованная Александром I (1815 г.), часто нарушалась императором Николаем I и его наместником – великим князем Константином Павловичем.

Еще в царствование Александра I в Польше создавались тайные организации, ставившие перед собой задачу возвращения национальной независимости и воссоздания Великой Польши (в границах до 1772 г.). Среди таких обществ следует отметить «Национальное масонство» (1819–1820 гг.), «Патриотическое общество» (1821–1826 гг.

), поддерживавшее тесные контакты с декабристами.

В 1828 г. в Варшаве возникла тайная организация в школе подхорунжих (младших офицеров), которую возглавил подпоручик П. Высоцкий.

Цели этого общества практически полностью совпадали с программой «Национального масонства». Началась подготовка восстания.

Поводом к выступлению послужило известие о намерении Николая I отправить русский экспедиционный корпус на подавление Французской революции 1830 г.

17 ноября 1830 г. отряд подхорунжих захватил Бельведерский замок – резиденцию царского наместника. Восставшие хотели поймать и убить Константина Павловича, но ему удалось скрыться. На следующий день к повстанцам присоединились жители Варшавы. Были открыты тюрьмы, захвачен арсенал, началось создание национальной армии. Мятеж разрастался.

Российские войска сдали крепости Модлин и Замостье. В Польше образовалось Временное правительство, а 13 января 1831 г. сейм провозгласил детронизацию (низложение) Николая I и всей династии Романовых в Польше. Здесь же было объявлено о создании независимого польского государства. Национальное правительство возглавил князь А.А.

Чарторыйский, бывший соратник императора Александра I.

В конце января 1831 г. русские войска (115 тыс. человек) под командованием И.И. Дибича вторглись на территорию Польши. 13 февраля произошло первое крупное сражение под Гроховом. Поляки понесли тяжелые потери, но Дибич не решился сразу идти на Варшаву.

14 мая, при Остроленке, повстанцы потерпели крупное поражение. Дорога на Варшаву была открыта, однако, в конце мая И.И. Дибич умер от холеры. Новый главнокомандующий, И.Ф. Паскевич 6 августа установил осаду польской столицы, а 27 августа захватил город.

Осенью того же года остатки национальной армии были разгромлены.

Николай I воспользовался подходящим случаем для укрепления своей власти в Польше. Конституция 1815 г. аннулировалась. В феврале 1832 г.

был принят Органический статут, в соответствии с которым сейм упразднялся, а управление Польшей осуществлял Административный совет во главе с императорским наместником (И.Ф. Паскевичем).

В добавление к этому Николай I приказал построить рядом с Варшавой крепость, орудия которой были направлены в сторону города. Однако поляки не отказались от идеи борьбы за национальную независимость. В 1863–1864 гг. вспыхнуло новое восстание, впрочем, также подавленное российской армией.

Важное значение в царствовании Николая I имел и еврейский вопрос. Напомним, что массовые поселения евреев на территории Российской империи появились в результате присоединения Польши, Западной Украины и Западной Белоруссии (вторая половина XVIII – начало XIX вв.). В середине XIX в. евреи составляли 2,5% всего населения.

В отличие от поляков, евреи не строили планов создания независимого национального государства на территории России, но своеобразная историческая судьба этого народа, особенности национального мировоззрения, упорная приверженность древним традициям и активное неприятие политики русификации – все это толкало царское правительство к дискриминационным действиям в отношении евреев.

В 1835 г. закончилось формирование «черты оседлости» (создана в 1791 г.). Евреи имели право компактно селиться и заниматься своими промыслами (торговля, ремесло) только в западных губерниях (Польша, Западная Украина, Западная Белоруссия, Крым).

26 августа 1827 г. был отменен денежный налог, дававший евреям право не служить в российской армии.

В середине 1840-х гг. юридические функции кагала (еврейской общины) перешли к соответствующим государственным органам.

Правительство активно поощряло переход евреев в православие, предоставляя принявшим крещение всевозможные льготы. Они, к примеру, имели право жить вне «черты оседлости».

Предыдущая13141516171819202122232425262728Следующая

Дата добавления: 2015-12-16; просмотров: 410; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/6-18898.html

Book for ucheba
Добавить комментарий