НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

ВРЕ́МЕННОЕ ПРАВИ́ТЕЛЬСТВО

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Авторы: С. Ю. Малышева

ВРЕ́МЕННОЕ ПРАВИ́ТЕЛЬСТВО, выс­ший ор­ган гос. вла­сти в Рос­сии, воз­ник­ший в хо­де Фев­раль­ской ре­во­лю­ции 1917 (вре­мен­ный – до со­зы­ва Уч­ре­ди­тель­но­го со­б­ра­ния). Об­ра­зо­ва­но в от­сут­ст­вие имп. Ни­ко­лая II в Пет­ро­гра­де 1(14) мар­та Вре­мен­ным к-том Гос.

ду­мы для во­дво­ре­ния по­ряд­ка в Пет­ро­гра­де и для сно­ше­ния с уч­ре­ж­де­ния­ми и ли­ца­ми [со­з­дан 27 февр. (12 мар­та) Со­ве­том ста­рей­шин по по­ру­че­нию Ча­ст­но­го со­ве­ща­ния чле­нов Гос. ду­мы]. Бо­лее рас­про­стра­нён­ной в ис­то­рио­гра­фии да­той об­ра­зо­ва­ния В. п. счи­та­ет­ся 2(15) мар­та, в ночь на ко­то­рое пол­но­мо­чия В. п.

под­твер­дил иг­рав­ший роль ре­во­люц. цен­тра Пет­росо­вет. В. п. дей­ст­во­ва­ло в ус­ло­ви­ях «двое­вла­стия» на­ря­ду с т. н. об­ществ. ко­ми­те­та­ми, а так­же со­ве­та­ми во гла­ве с Пет­ро­со­ве­том (в ию­ле их Все­рос­сий­ский цен­траль­ный ис­пол­ни­тель­ный ко­ми­тет пе­ре­дал В. п. всю пол­но­ту вла­сти).

Сло­жив­шую­ся си­туа­цию со­вре­мен­ни­ки вос­при­ни­ма­ли ино­гда и как «де­ся­ти­вла­стие», и как «двое­безв­ла­стие». Пер­во­на­чаль­но [до 5(18) мая] В. п. со­стоя­ло гл. обр. из пред­ста­ви­те­лей ли­бе­раль­ных пар­тий – ка­де­тов и ок­тяб­ри­стов. Впо­след­ст­вии пер­со­наль­ный и парт. со­став В. п. ме­нял­ся (табл.). Ряд ми­ни­ст­ров В. п.

яв­ля­лись чле­на­ми ма­сон­ских лож (во­прос о сте­пе­ни влия­ния ма­сон­ских ор­га­ни­за­ций на по­ли­ти­ку В. п. ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ным). 2(15) мар­та имп. Ни­ко­лай II от­рёк­ся от пре­сто­ла за се­бя и за сы­на, пе­ре­дав ко­ро­ну бра­ту – вел. кн. Ми­хаи­лу Алек­сан­д­ро­ви­чу, ко­то­рый, во­пре­ки пла­нам некоторых чле­нов В. п.

, 3(16) мар­та от­ка­зал­ся при­нять власть, зая­вив, что во­прос об уст­рой­ст­ве Рос­сии долж­но ре­шать Уч­ре­дит. со­б­ра­ние.

                 Вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во
ДолжностьСостав
ПервыйПервый коалиционныйВторой коалиционный«Директория»Третий коалиционный
Министр-председатель   Г. Е. Львов (беспартийный, примыкал к кадетам)А. Ф. Керенский (эсер), с 25 сентября (8 октября) он же одновременно являлся Верховным главнокомандующим 
Министр внутренних дел                   Г. Е. ЛьвовН. Д. Авксентьев (эсер)А. М. Никитин (меньшевик)
Министр иностранных делП. Н. Милюков (кадет)                                                        М. И. Терещенко (беспартийный) 
Военный министрА. И. Гучков (октябрист)                    А. Ф. Керенский (эсер)             Генерал-майор А. И. Верховский (беспартийный) 
Морской министрА. И. Гучков                    А. Ф. Керенский             Адмирал Д. Н. Вердеревский (беспартийный)
Министр юстицииА. Ф. Керенский (трудовик, с марта – эсер)П. Н. Переверзев (трудовик)А. С. Зарудный (народный социалист)П. Н. Малянтович (меньшевик)
Министр торговли и промышленностиА. И. Коновалов (прогрессист, с июля – кадет)Исполняющий обязанности министра кадет В. А. СтепановС. Н. Прокопович (беспартийный)А. И. Коновалов (кадет)
Министр путей сообщения                               Н. В. Некрасов (кадет)П. П. Юренев (кадетА. В. Ливеровский (беспартийный)
Министр земледелия А. И. Шингарёв (кадет)                                 В. М. Чернов (эсер)С. Л. Маслов (эсер) [с 3(16) октября
Министр финансовМ. И. Терещенко (беспартийный)А. И. Шингарёв (кадет)Н. В. Некрасов (радикальный демократ)М. В. Бернацкий (радикальный демократ)
Государственный контролёр                          И. В. Годнев (октябрист)Ф. Ф. Кокошкин (кадет)С. А. Смирнов (прогрессист, примыкал к кадетам)
Министр просвещения                             А. А. Мануйлов (кадет)С. Ф. Ольденбург (кадет)С. С. Салазкин (беспартийный, примыкал к кадетам) 
Обер-прокурор Синода, с 5(18) августа – министр вероисповеданий                           В. Н. Львов (октябрист)А. В. Карташёв (кадет)А. В. Карташёв (кадет)
Министр по делам ФинляндииФ. И. Родичев (кадет)
Министр труда                      М. И. Скобелев (меньшевик)К. А. Гвоздев (меньшевик)
Министр продовольствия          А. В. Пешехонов (народный социалист)С. Н. Прокопович (беспартийный)
Министр государственного призрениД. И. Шаховской (кадет)И. Н. Ефремов (радикальный демократ)Н. М. Кишкин (кадет)
Министр почт и телеграфовИ. Г. Церетели (меньшевик)А. М. Никитин (меньшевик)

Для вы­пол­не­ния сво­ей гл. за­да­чи В. п. об­ра­зо­ва­ло 25 мар­та (7 апр.) Осо­бое со­ве­ща­ние для из­го­тов­ле­ния за­ко­на о вы­бо­рах в Уч­ре­дит. со­б­ра­ние (ра­бо­та­ло в мае – сен­тяб­ре; пред. – ка­дет Ф. Ф. Ко­кош­кин), в ко­то­рое во­шли пред­ста­ви­тели по­ли­тич.

пар­тий, со­ве­тов, об­ществ. и нац. ор­га­ни­за­ций. Раз­ра­бо­тан­ное им По­ло­же­ние пре­дос­тав­ля­ло из­би­рат. пра­во всем гра­ж­да­нам обое­го по­ла, дос­тиг­шим 20 лет, впер­вые в ми­ро­вой прак­ти­ке на­де­ли­ло пра­вом го­ло­са во­ен­но­слу­жа­щих (с 18 лет). В ию­не В. п.

объ­я­ви­ло сро­ки вы­бо­ров в Уч­ре­дит. со­б­ра­ние – 17(30) сент. и его со­зы­ва – 30 сент. (13 окт.). В ав­гу­сте на­ча­лись за­се­да­ния Все­рос. по де­лам о вы­бо­рах в Уч­ре­дит. со­б­ра­ние ко­мис­сии, об­ра­зо­ван­ной В. п. (пред. – ка­дет Н. Н.

Ави­лов), сро­ки вы­бо­ров пе­ре­не­се­ны на 12(25) но­яб., а со­зы­ва – на 28 но­яб. (11 дек.).

Политика в области государственного устройства и управления

По ре­ше­нию В. п. от­рёк­ший­ся от пре­сто­ла имп. Ни­ко­лай II, имп. Алек­сан­д­ра Фё­до­ров­на и их де­ти с 9(22) мар­та со­дер­жались под аре­стом в Цар­ском Се­ле, 1(14) авг. от­прав­ле­ны в То­больск. В ап­ре­ле В. п. вос­пре­пят­ст­во­ва­ло во­зоб­нов­ле­нию ра­бо­ты Гос. ду­мы, в ок­тяб­ре рас­пус­ти­ло её. В об­лас­ти за­ко­но­да­тель­ст­ва оно ос­та­ви­ло в си­ле б. ч.

норм Сво­да зако­нов Рос. им­пе­рии. В. п. со­хра­ни­ло боль­шин­ст­во центр. ве­домств. Не­ко­то­рые из них под­верг­лись ре­ор­га­ни­за­ции. В. п. санк­цио­ни­ро­ва­ло ли­к­ви­да­цию Де­пар­та­мен­та по­ли­ции (его ор­га­ны бы­ли фак­ти­че­ски унич­то­же­ны в хо­де ре­во­лю­ции), 17(30) апр. ут­вер­ди­ло по­ло­же­ние о ми­ли­ции, в со­ответ­ст­вии с ко­то­рым ру­ко­во­дство гор.

и уезд­ной ми­ли­ци­ей осу­ще­ст­в­ля­лось гор. и уезд­ны­ми зем­ски­ми упра­ва­ми. В мае об­ра­зо­ва­ны но­вые ми­ни­стер­ст­ва: по де­лам Фин­лян­дии, тру­да, про­до­воль­ст­вия, гос. при­зре­ния, почт и те­ле­гра­фов. Ко­рен­ной ре­ор­га­ни­за­ции В. п. под­верг­ло су­деб­ную сис­те­му. В мар­те – ап­ре­ле оно объ­я­ви­ло ам­ни­стию по­ли­тич.

за­клю­чён­ным, от­ме­ни­ло смерт­ную казнь, ссыл­ки и по­се­ле­ния. 4(17) мар­та уп­разд­ни­ло преж­ние осо­бые су­ды – Вер­хов­ный уго­лов­ный суд и осо­бые при­сут­ст­вия Се­на­та, су­деб­ных па­лат и ок­руж­ных су­дов с уча­сти­ем со­слов­ных пред­ста­ви­те­лей.

То­гда же об­ра­зо­ва­ло но­вый осо­бый ор­ган – Чрез­вы­чай­ную след­ст­вен­ную ко­мис­сию Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва для рас­сле­до­ва­ния «про­ти­во­за­кон­ных по долж­но­сти дей­ст­вий быв­ших выс­ших долж­но­ст­ных лиц». В Пет­ро­гра­де и не­ко­то­рых др. го­ро­дах уч­ре­ди­ло врем.

су­ды, ко­то­рые со­стоя­ли из ми­ро­во­го су­дьи, пред­ста­ви­те­лей ар­мии и ра­бо­чих, они ре­ша­ли уго­лов­ные де­ла. По­ста­нов­ле­ни­ем от 4(17) мая по­все­ме­ст­но вво­дил­ся ми­ро­вой суд. В ию­не уп­разд­не­ны во­ен­но-по­ле­вые су­ды, од­на­ко вско­ре для вос­ста­нов­ле­ния по­ряд­ка в ты­лу и на фрон­те В. п. уч­ре­ди­ло ана­ло­гич­ные им во­ен.-ре­во­люц. су­ды. Од­но­вре­мен­но В.

 п. вос­ста­но­ви­ло смерт­ную казнь на фрон­те [12(25) ию­ля], уп­разд­ни­ло врем. су­ды [19 ию­ля (1 авг.)], раз­ре­ши­ло про­во­дить вне­су­деб­ные аре­сты лиц, «уг­ро­жаю­щих обо­ро­не го­су­дар­ст­ва, его внут­рен­ней безо­пас­но­сти и за­вое­ван­ной ре­во­лю­ци­ей сво­бо­де» [2(15) авг.].

Для ут­вер­жде­ния сво­ей вла­сти на мес­тах в мар­те В. п. от­стра­ни­ло гу­бер­на­то­ров и ви­це-гу­бер­на­то­ров от ис­пол­не­ния обя­зан­но­стей, управ­лять гу­бер­ния­ми на­зна­чи­ло пред­се­да­те­лей гу­берн­ских зем­ских управ (при­свои­ло им на­име­но­ва­ние «гу­берн­ские ко­мис­са­ры»).

В уез­дах гла­ва­ми ад­ми­ни­ст­ра­ции ста­ли пред­се­да­те­ли уезд­ных зем­ских управ («уезд­ные ко­мис­са­ры»; в даль­ней­шем МВД при их на­зна­че­нии учи­ты­ва­ло ре­ко­мен­да­ции ме­ст­ных ко­ми­те­тов об­ществ. ор­га­ни­за­ций и со­ве­тов). В. п. при­ос­та­но­ви­ло дея­тель­ность зем­ских на­чаль­ни­ков [21 мар­та (3 апр.)].

В об­лас­ти ме­ст­но­го са­мо­уп­рав­ле­ния осу­ще­ст­ви­ло зем­скую и гор. ре­фор­мы [за­ко­ны от 15(28) апр. и 21 мая (3 ию­ня)]. В 43 гу­бер­ни­ях, где к 1917 су­ще­ст­во­ва­ли уезд­ные зем­ст­ва, бы­ли об­ра­зо­ва­ны и во­ло­ст­ные зем­ст­ва.

В ию­не – ок­тяб­ре зем­ские уч­ре­ж­де­ния (гу­берн­ские, уезд­ные и во­ло­ст­ные) бы­ли соз­да­ны в Ас­т­ра­хан­ской и Ар­хан­гель­ской гу­бер­ни­ях, в Си­би­ри и Ср. Азии. Ле­том 1917 на­ча­ты пе­ре­вы­бо­ры земств и ор­га­нов гор. са­мо­управ­ле­ния на ос­но­ве все­об­ще­го из­би­рат. пра­ва.

В. п. стре­ми­лось по воз­мож­но­сти со­хра­нить сло­жив­ший­ся ста­тус нац. ок­ра­ин. Оно от­ме­ни­ло ак­ты, про­ти­во­ре­чив­шие осн. финл. за­ко­нам [7(20) мар­та], од­на­ко объ­я­ви­ло о рос­пус­ке финл.

Сей­ма сра­зу по­сле то­го, как он про­воз­гла­сил се­бя [5(18) ию­ля] но­си­те­лем вер­хов­ной вла­сти в Ве­ли­ком кня­же­ст­ве Фин­лянд­ском. Вви­ду то­го что с 1915 При­вис­лин­ские гу­бер­нии бы­ли ок­ку­пи­ро­ва­ны герм. вой­ска­ми, В. п.

17(30) мар­та зая­ви­ло о со­гла­сии на соз­да­ние в бу­ду­щем польск. гос-ва при ус­ло­вии его во­ен. сою­за с Рос­си­ей и вклю­че­ния в не­го тер­ри­то­рий Гер­ма­нии и Ав­ст­ро-Венг­рии, на­се­лён­ных по­ля­ка­ми. 3(16) ию­ля за­клю­чи­ло со­гла­ше­ние с укр.

Цен­траль­ной ра­дой, в ко­то­ром при­зна­ло её Ге­не­раль­ный сек­ре­та­ри­ат крае­вым ор­га­ном вла­сти.

В ар­мии В. п.

санк­цио­ни­ро­ва­ло су­ще­ст­во­ва­ние сол­дат­ских ко­ми­те­тов (воз­ник­ли в со­от­вет­ст­вии с при­ка­зом № 1 Пет­ро­со­ве­та), пред­пи­са­ло ор­га­ни­за­цию та­ких ко­ми­те­тов от ро­ты и вы­ше (вплоть до Став­ки), од­но­вре­мен­но по­пы­та­лось ог­ра­ни­чить их пол­но­мо­чия хо­зяйств. и куль­тур­но-про­све­тит. во­про­са­ми, вве­сти в их со­став офи­це­ров. Для по­ли­тич. кон­тро­ля за ар­ми­ей В. п. на­прав­ля­ло в её час­ти сво­их ко­мис­са­ров, ле­том они бы­ли на­де­ле­ны пра­вом аре­ста лю­бо­го ге­не­ра­ла и офи­це­ра «для под­дер­жа­ния идей ре­во­лю­ции и за­кре­п­ле­ния её ос­нов». Вви­ду бы­ст­ро­го па­де­ния дис­ци­п­ли­ны в вой­сках в ию­не 1917 сфор­ми­ро­ва­ло из доб­ро­воль­цев удар­ные ба­таль­о­ны, ко­то­рые ис­поль­зо­ва­лись на наи­бо­лее опас­ных уча­ст­ках фрон­та.

1(14) сент. В. п. про­воз­гла­си­ло Рос­сию рес­пуб­ли­кой. В ка­че­ст­ве гос. сим­во­лов ис­поль­зо­ва­лись ли­шён­ный мо­нар­хич. ат­ри­бу­тов герб Рос. им­пе­рии, гос. пе­чать с изо­бра­же­ни­ем гос.

гер­ба над зда­ни­ем Тав­ри­че­ско­го двор­ца (где за­се­да­ла Гос. ду­ма) и кру­го­вой над­пи­сью «Рос­сий­ское Вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во», ре­во­люц. крас­ное зна­мя и пес­ня «Мар­сель­е­за» (с тек­стом П. Л.

Лав­ро­ва) в ка­че­ст­ве гим­на.

В. п. от­ме­ни­ло все ог­ра­ни­че­ния, обу­слов­лен­ные при­над­леж­но­стью гра­ж­дан к то­му или ино­му ве­ро­ис­по­ве­да­нию или на­цио­наль­но­сти [20 мар­та (2 апр.)].

По­ста­нов­ле­ния­ми от 16(29) мар­та, 27 мар­та (9 апр.) В. п. объ­я­ви­ло гос. соб­ст­вен­но­стью удель­ные зем­ли и ка­би­нет­ские зем­ли. Ре­ше­ние важ­ней­ше­го во­про­са о ча­ст­но­вла­дельч. зем­ле от­ло­жи­ло до со­зы­ва Уч­ре­дит. со­б­ра­ния. В воз­зва­нии от 17(30) мар­та осу­ди­ло за­хва­ты зем­ли кре­сть­я­на­ми.

В со­от­вет­ст­вии с по­ста­нов­ле­ни­ем В. п. от 21 апр. (4 мая) для под­го­тов­ки про­ек­та зе­мель­ной ре­фор­мы соз­да­ны Гл. зе­мель­ный к-т, гу­берн­ские, уезд­ные и во­ло­ст­ные зе­мель­ные к-ты (вы­ра­бо­тан­ный ими про­ект пре­ду­смат­ри­вал от­чу­ж­де­ние за вы­куп всех ча­ст­но­вла­дельч. зе­мель, кро­ме не­ко­то­рых ка­те­го­рий круп­ных хо­зяйств).

По­ста­нов­ле­ние В. п. «Об ох­ране по­се­вов» от 11(24) апр. пре­ду­смат­ри­ва­ло ме­ры по воз­ме­ще­нию ча­ст­ным вла­дель­цам за­трат на по­се­вы в слу­чае их ги­бе­ли в ре­зуль­та­те «на­род­ных вол­не­ний».

Для пре­дот­вра­ще­ния «рас­пы­ле­ния» зем­ли 12(25) ию­ля бы­ло ог­ра­ни­че­но со­вер­ше­ние сде­лок по ку­п­ле-про­да­же зем­ли до ре­ше­ния зе­мель­но­го во­про­са на Уч­ре­дит. со­б­ра­нии.

Раз­ви­вая фаб­рич­ное за­ко­но­да­тель­ст­во в ус­ло­ви­ях ре­во­люц. вре­ме­ни, В. п. 23 апр. (6 мая) санк­цио­ни­ро­ва­ло воз­ник­шие ра­нее фаб­рич­но-за­во­дские ко­ми­те­ты.

Оно уч­ре­ди­ло ин­сти­тут ме­ст­ных ко­мис­са­ров тру­да [11(24) ию­ля], при­ми­ри­тель­ные ко­мис­сии [5(18) авг.], бир­жи тру­да [19 авг. (1 сент.)], за­пре­ти­ло ра­бо­ту жен­щин и под­ро­ст­ков в ноч­ное вре­мя [8(21) авг.

], взи­ма­ние штра­фов с ра­бо­чих пром. пред­при­ятий [1(14) окт.].

Пы­та­ясь ог­ра­ни­чить раз­ме­ры по­треб­ле­ния де­фи­цит­но­го хле­ба, 25 мар­та (7 апр.) В. п. про­воз­гла­си­ло вве­де­ние гос. хлеб­ной мо­но­по­лии – от­чу­ж­де­ние хле­ба у про­из­во­ди­те­лей по фик­си­ров.

(твёр­дым) це­нам и его по­сле­дую­щее рав­но­мер­ное рас­пре­де­ле­ние сре­ди на­се­ле­ния (в пол­ной ме­ре не бы­ла реа­ли­зо­ва­на). Осе­нью В. п. при­бег­ло к мас­со­вым воо­руж. ре­к­ви­зи­ци­ям хле­ба. Про­воз­гла­си­ло так­же гос.

мо­но­по­лию на уголь [1(14) авг.] и са­хар [14(27) сент.].

В. п. при­зна­ло 8(21) мар­та фи­нан­со­вые обя­за­тель­ст­ва рос. имп. пра­ви­тель­ст­ва пе­ред внеш­ни­ми и внутр. кре­ди­то­ра­ми. Уве­ли­чи­вав­ший­ся де­фи­цит гос. бюд­же­та по­кры­вал­ся за счёт зай­мов – внутр. (на сум­му 12,321 млрд. руб.) и внеш­них (на сум­му 2,03 млрд. руб.

), а так­же за счёт де­неж­ной эмис­сии (5 раз рас­ши­ря­ло эмис­си­он­ное пра­во Гос­бан­ка; ка­ж­дый раз на 2 млрд. руб.). В ре­зуль­та­те к ок­тяб­рю на­хо­див­шая­ся в обо­ро­те де­неж­ная мас­са уве­ли­чи­лась вдвое, а по­ку­па­тель­ная спо­соб­ность руб­ля со­кра­ти­лась в 4 раза.

Стре­мясь ус­ко­рить вы­пуск бу­маж­ных де­нег, В. п. при­сту­пи­ло в ав­гу­сте к мас­со­во­му вы­пус­ку уп­ро­щён­ным спо­со­бом ка­зна­чей­ских зна­ков в 250 и 1000 руб. («дум­ские»), а в сен­тяб­ре – в 40 и 20 руб. («ке­рен­ки»). Со­во­куп­ный гос. долг Рос­сии к 25 окт. (7 но­яб.) со­ста­вил 49 млрд. руб.

[1(14) мар­та был ра­вен 34,65 млрд. руб.].

В. п. объ­я­ви­ло о про­дол­же­нии уча­стия Рос­сии в 1-й ми­ро­вой вой­не [3(16) мар­та]. В. п. бы­ло при­зна­но со­юз­ни­ка­ми Рос­сии в вой­не – США [9(22) мар­та], Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, Ита­ли­ей и Фран­ци­ей [11(24) мар­та]. Ди­пло­ма­тич. кор­пус был в осн. со­хра­нён.

Пой­дя на­встре­чу тре­бо­ва­ни­ям со­юз­ни­ков, а так­же стре­мясь реа­ни­ми­ро­вать пат­рио­тич. на­строе­ния и тем са­мым от­влечь на­се­ле­ние от внутр. про­блем, В. п. пред­при­ня­ло июнь­ское на­сту­п­ле­ние 1917 на Юго-Зап.

фрон­те, не­уда­ча ко­то­ро­го спо­соб­ст­во­ва­ла даль­ней­шей де­ста­би­ли­за­ции по­ли­тической си­туа­ции в стра­не.

В. п. пе­ре­жи­ло неск. кри­зи­сов – пе­рио­дов фак­тич. от­сут­ст­вия пра­ви­тель­ст­ва. Апр. кри­зис был вы­зван но­той мин. ин. дел П. Н. Ми­лю­ко­ва, на­прав­лен­ной со­юз­ным дер­жа­вам 18 апр. (1 мая); в ней заяв­ля­лось «о все­на­род­ном стрем­ле­нии до­ве­сти ми­ро­вую вой­ну до ре­ши­тель­ной по­бе­ды». Но­та спро­во­ци­ро­ва­ла ан­ти­пра­ви­тельств.

вы­сту­п­ле­ния в Пет­ро­гра­де. Кри­зис был раз­ре­шён от­став­кой Ми­лю­ко­ва и во­ен. мин. А. И. Гуч­ко­ва и соз­да­ни­ем 1-го коа­лиц. пра­ви­тель­ст­ва [5(18) мая], в ко­то­ром 6 из 15 мест за­ня­ли со­циа­ли­сты, гл. обр. эсе­ры и мень­ше­ви­ки – пред­ста­ви­те­ли Ис­пол­нит. к-та Пет­ро­со­ве­та.

При­чи­на­ми июль­ско­го кри­зи­са ста­ли воз­ник­шие в пра­ви­тель­ст­ве раз­но­гла­сия по по­во­ду за­ко­но­про­ек­та о за­пре­ще­нии сде­лок с зем­лёй, сро­ков вы­бо­ров и со­зы­ва Уч­ре­дит. со­б­ра­ния, а так­же обо­ст­ре­ние кон­флик­та с укр. Центр. ра­дой. Кри­зис на­чал­ся с ухо­да из В. п.

2(15) ию­ля ка­де­тов, обо­ст­рил­ся в ре­зуль­та­те июль­ских со­бы­тий 1917 и от­став­ки 7(20) ию­ля пред. пра­ви­тель­ст­ва Г. Е. Льво­ва. 8(21) ию­ля В. п. воз­гла­вил А. Ф. Ке­рен­ский, осн. по­ли­тич. пар­тии пре­дос­та­ви­ли ему сво­бо­ду в вы­бо­ре чле­нов но­во­го со­ста­ва пра­ви­тель­ст­ва [сфор­ми­ро­ва­но 24 ию­ля (6 авг.)]. Все ми­ни­ст­ры 2-го коа­лиц.

пра­ви­тель­ст­ва бы­ли от­вет­ст­вен­ны толь­ко пе­ред его пред­се­да­те­лем. В це­лях «еди­не­ния го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти со все­ми ор­га­ни­зо­ван­ны­ми си­лами стра­ны» В. п. со­зва­ло в Мо­ск­ве Го­су­дар­ст­вен­ное со­ве­ща­ние [12–15(25–28) авг.]. Вслед за этим Вер­хов­ный глав­но­ко­манд. Л. Г. Кор­ни­лов и А. Ф. Ке­рен­ский до­го­во­ри­лись о по­дав­ле­нии ре­во­люц.

анар­хии си­ла­ми ар­мии. Но­вый кри­зис В. п. на­чал­ся в ре­зуль­та­те по­ра­же­ния Кор­ни­ло­ва вы­сту­п­ле­ния 1917. Не­уда­ча это­го вы­сту­п­ле­ния бы­ла свя­за­на со сме­ной по­зи­ции Ке­рен­ско­го, ко­то­рый опа­сал­ся, что ге­не­ра­лы ли­шат его вла­сти.

По­сле на­ча­ла дви­же­ния войск на Пет­ро­град он объ­я­вил Кор­ни­ло­ва мя­теж­ни­ком и об­ра­тил­ся за по­мо­щью к ре­во­лю­ци­он­но на­стро­ен­ным сол­да­там и мат­ро­сам. Б. ч. ми­ни­ст­ров В. п. по­да­ла в от­став­ку и пе­ре­да­ла власть «Ди­рек­то­рии» – кол­ле­гии из 5 ми­ни­ст­ров во гла­ве с Ке­рен­ским [1(14) сент.]. Во­прос о ха­рак­те­ре но­во­го со­ста­ва В. п.

долж­но бы­ло ре­шить Де­мо­кра­ти­че­ское со­ве­ща­ние 1917 [14–22 сент. (27 сент. – 5 окт.)], со­зван­ное ли­де­ра­ми со­ве­тов, в ко­то­рых в то вре­мя ещё пре­об­ла­да­ли эсе­ры и мень­ше­ви­ки. Вы­де­лен­ный из его со­ста­ва Пред­пар­ла­мент одоб­рил соз­да­ние 3-го коа­лиц. пра­ви­тель­ст­ва [об­ра­зо­ва­но 25 сент. (8 окт.)].

24–26 окт. (6–8 но­яб.), в хо­де Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции 1917, от­ря­ды сол­дат, мат­ро­сов и крас­но­гвар­дей­цев под рук. Пет­ро­град­ско­го во­ен­но-ре­во­лю­ци­он­но­го ко­ми­те­та за­хва­ти­ли власть в Пет­ро­гра­де и сверг­ли В. п. Все его чле­ны (кро­ме вы­ехав­ше­го к вой­скам А. Ф. Ке­рен­ско­го) в ночь с 25 окт.

(7 но­яб.) на 26 окт. (8 но­яб.) бы­ли аре­сто­ва­ны в Зим­нем двор­це. То­гда же 2-й Все­рос. съезд со­ве­тов сфор­ми­ро­вал врем. ре­во­люц. пра­ви­тель­ст­во – Со­вет нар. ко­мис­са­ров во гла­ве с В. И. Ле­ни­ным. По­пыт­ка войск, ос­тав­ших­ся вер­ны­ми В. п., ов­ла­деть Пет­ро­гра­дом, пред­при­ня­тая 26 окт. (8 но­яб.

) – 1(14) но­яб. в хо­де Ке­рен­ско­го – Крас­но­ва вы­сту­п­ле­ния 1917, окон­чи­лась не­уда­чей. Ос­во­бо­ж­дён­ные из-под стра­жи ми­ни­ст­ры В. п. (со­циа­ли­сты К. А. Гвоз­дев, П. Н. Ма­лян­то­вич, С. Л. Мас­лов, А. М. Ни­ки­тин, бес­пар­тий­ные Д. Н. Вер­де­рев­ский и С. С.

Са­лаз­кин) и то­ва­ри­щи ми­ни­ст­ров про­ве­ли неск. под­поль­ных за­се­да­ний [6–16(19–29) но­яб.]. В воз­зва­нии от 17(30) но­яб. чле­ны В. п. объ­я­ви­ли о сло­же­нии с се­бя пол­но­мо­чий и при­зва­ли спло­тить­ся во­круг Уч­ре­дит. со­б­ра­ния. Боль­шин­ст­во под­пи­сав­ших воз­зва­ние бы­ли вновь аре­сто­ва­ны.

Все ми­ни­ст­ры В. п. ос­во­бо­ж­де­ны из за­клю­че­ния вес­ной 1918.

Источник: https://bigenc.ru/domestic_history/text/2333601

Временное правительство в России

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Вре́менное прави́тельство в России — центральный орган государственной власти, образовавшийся после Февральской буржуазно-демократической революции; существовало с 2(15) марта по 25 октября (7 ноября) 1917 года.

Являясь высшим исполнительно-распорядительным органом, Временное правительство выполняло и законодательные функции. При Временном правительстве имелся «Малый совет министров» – постоянное совещание товарищей министров.

Местными органами власти Временного правительства были губернские и уездные комиссары.

Образование Временного правительства

В день победы Февральской буржуазно-демократической революции 1917 27 февр. (12 марта) группа депутатов Государственной думы образовала Временный комитет Государственной думы во главе с М.В.Родзянко.

Тем временем рабочие, а вслед за ними и солдаты столицы избрали своих представителей в Совет рабочих и солдатских депутатов. В силу ряда причин руководство в Совете захватили представители меньшевиков и эсеров, поведших линию на передачу всей власти буржуазии.

2(15) марта 1917 Временный комитет Государственной думы по соглашению с меньшевистско-эсеровскими руководителями исполкома Петроградского совета образовал Временное правительство.

Состав

В состав Временного правительства вошли: министр-председатель и министр внутренних дел — князь Г.Е.Львов, министры: иностранных дел — П.Н.Милюков (кадет), военный и морской — А.И.Гучков (октябрист), путей сообщений — Н.В.Некрасов (кадет), торговли и промышленности — А.И.

Коновалов (прогрессист), финансов — М.И.Терещенко (внепартийный), просвещения — А. А. Мануйлов (кадет), земледелия — А.И.Шингарев (кадет), юстиции — А.Ф.Керенский (трудовик, с марта — эсер), обер-прокурор Синода — В.Н.Львов (центр), государственный контролёр — И.В.Годнев (октябрист).

Временное правительство было правительством империалистической буржуазии и помещиков.

Кадеты, ставшие после Февральской революции 1917 года правящей партией буржуазии, играли определяющую роль в формировании состава и политической линии Временного правительства.

Правящие круги США, Великобритании и Франции всемерно поддерживали Временное правительство. 9 (22) марта первым его признало правительство США, 11(24) марта — Великобритании и Франции.

Деятельность

Придя к власти, Временное правительство не решило и не могло решить ни одного из главных вопросов революции: вопросов войны и мира, аграрного, рабочего вопроса, борьбы с разрухой и голодом, национального, государственного устройства и т.п.

Свою программу Временное правительство изложило в декларации, опубликованной 3 (16) марта, а затем в обращении к гражданам России 6 (19) марта. Обходя молчанием коренные вопросы революции, Временное правительство заявило о стремлении довести войну «до победного конца» и неуклонно выполнять договоры и соглашения, заключённые царём с союзными державами.

В области внутренней политики В. п. обещало ввести ряд политических свобод, приступить к подготовке созыва Учредительного собрания, заменить полицию народной милицией. Временное правительство проводило курс на сохранение старого государственного аппарата.

Вместо демократизации армии оно пыталось сохранить власть реакционных офицеров над солдатскими массами. После долгих проволочек 12 (25) апреля Временное правительство приняло закон о свободе собраний и союзов.

Аграрная политика

В аграрной политике Временное правительство ограничилось указом о передаче государству кабинетских земель [12 (25) марта] и удельных земель [16 (29) марта]. 9 (22) марта было издано распоряжение о привлечении крестьян к уголовной ответственности за участие в «аграрных беспорядках».

19 марта (1 апреля) Временное правительство в специальном воззвании признало необходимость земельной реформы, но объявило всякие самочинные захваты земли противозаконными. 11(24) апреля Временное правительство издало закон «Об охране посевов», гарантировавший помещикам возмещение убытков в случае «народных волнений».

Временное правительство обещало поставить аграрный вопрос на решение Учредительного собрания.

В целях «подготовки» материалов по земельному вопросу для Учредительного собрания постановлением от 21 апреля (4 мая) создавались главные, губернские, уездные и волостные земельные комитеты, большинство в которых принадлежало буржуазно-помещичьим представителям.

Национальный вопрос

Временное правительство не решило национального вопроса, поскольку исходило из великодержавной идеи «великой и неделимой России».

Оно отказалось признать право на самоопределение и даже на автономию за отдельными народами (Финляндия, Украина и др.) до решения Учредительного собрания.

Право на государственное отделение было признано по внешнеполитическим соображениям в воззвании от 17 (30) марта лишь за польским народом.

Положение рабочих

Временное правительство не декретировало 8-часовой рабочий день и не провело ни одного закона по улучшению положения рабочих. Закон от 23 апреля (6 мая) о рабочих комитетах на промышленных предприятиях, формально легализовавший повсюду возникшие революционным путём фабрично-заводские комитеты, по сути ограничивал их деятельность «законными» рамками.

Продовольственная политика

В продовольственной политике Временное правительство под давлением народных масс 25 марта (7 апреля) лишь декларировало введение хлебной монополии. В финансовой области оно заявило [8 (21) марта] о принятии на себя всех внутренних и заграничных финансовых обязательств царского правительства. цель Временного правительства на этом этапе состояла в том, чтобы

… тормозить как можно осторожнее и незаметнее революцию, все обещать, ничего не исполнять[1]

Внешняя политика

В области внешней политики Временное правительство проводило курс на укрепление связей с союзниками, в особенности с США.

Хронология событий

Партия большевиков неустанно разъясняла массам антинародную, империалистическую сущность Временное правительство. В Апрельских тезисах В.И.

Ленина был выдвинут план перехода от буржуазно-демократической революции к революции социалистической и обоснована возможность её победы мирным путём.

Недовольство рабочих и солдат политикой Временное правительство привело к массовым антиправительственным выступлениям, которые, в свою очередь, обусловили кризисы Временного правительства: Апрельский кризис 1917 года, Июньский кризис 1917 года, Июльские дни 1917 года.

Первое коалиционное правительство

Апрельский кризис привёл к созданию 5 (18) мая 1-го коалиционного правительства.

2—3 (15—16) мая из состава Временного правительства под давлением народных масс были выведены Милюков и Гучков, а в правительство, по соглашению между Временного правительства и исполкомом Петроградского Совета, включены 6 министров-социалистов.

В коалиционное правительство вошли: министр-председатель и министр внутренних дел — Г.Е.Львов, министры: военный и морской — Керенский, юстиции — П.Н.

Переверзев (трудовик), иностранных дел — Терещенко, путей сообщения — Некрасов, торговли и промышленности — Коновалов, народного просвещения — Мануйлов, финансов — Шингарев, земледелия — В.М.Чернов (эсер), почт и телеграфов — И.Г.Церетели (меньшевик), труда — М.И.Скобелев (меньшевик), продовольствия — А.В.Пешехонов («народный социалист»), государственного призрения — князь Д. И. Шаховской (кадет), обер-прокурор Синода — Львов и государственный контролёр — Годнев.

Образование коалиционного правительства не изменило буржуазной природы государственной власти, но вместе с тем означало изменение формы политического господства буржуазии. Крупная буржуазия вынуждена была отныне делить власть с верхними слоями мелкой буржуазии и прибегать к прикрытию своей диктатуры коалицией с «умеренными» социалистами.

Партии эсеров и меньшевиков превратились в правительственные партии, непосредственно ответственные за всю политику Временного правительства 6 (19) мая 1-е коалиционное правительство выступило с декларацией, в которой обещало «неуклонно и решительно бороться с хозяйственной разрухой страны», выполнить «подготовительные работы» к аграрной реформе, укрепить демократические начала в армии, организовать и укрепить её боевые силы и т.п. В декларации говорилось о стремлении Временного правительства к скорейшему достижению всеобщего мира. На деле 18 июня (1 июля) оно бросило в наступление на Юго-Западном фронте не подготовленную к активным операциям и не желавшую воевать армию. Временное правительство ничего не сделало для борьбы с разрухой и голодом, ограничившись в области экономики мерами реакционно-бюрократического регулирования отдельных ведущих отраслей промышленности. Рост недовольства народных масс политикой коалиционного правительства проявился во время июньской демонстрации 1917 года. Обострение внешней и внутриполитической обстановки в результате провала июньского наступления на фронте вызвало новый политический кризис в стране.

Июльский кризис

Июльский кризис привёл к ликвидации двоевластия и к установлению в стране диктатуры контрреволюционной буржуазии. 2 (15) июля группа министров-кадетов — Шингарев, Мануйлов и Шаховской подали в отставку.

Вслед за кадетами 7 (20) июля ушёл в отставку глава Временного правительства — князь Львов; министром-председателем Временного правительства был назначен Керенский, с сохранением за ним постов военного и морского министра. Эсеро-меньшевистский ЦИК Советов объявил правительство Керенского «правительством спасения революции», признав за ним неограниченные полномочия.

Советы, превратившись в придаток Временного правительства, перестали быть органами власти. В связи с этим исчезла возможность мирного перехода власти в руки Советов. Большевистская партия взяла новый курс на свержение буржуазной диктатуры в лице Временного правительства путём вооружённого восстания. Временное правительство перешло в наступление против революции.

Петроград был объявлен на военном положении. Начались репрессии и аресты большевиков. 7 (20) июля правительство издало указ об аресте и привлечении к суду В.И.Ленина. 7 (20) июля Временное правительство приняло постановление о расформировании воинских частей Петроградского гарнизона, принимавших участие в июльской демонстрации.

12 (25) июля на фронте введена смертная казнь и учреждены «военно-революционные» суды (по образцу царских военно-полевых судов). Временное правительство пыталось ввести массы в заблуждение новыми обещаниями реформ декларация от 8 (21) июля 1917 года. Но и эта декларация осталась невыполненной.

Второй коалиционное правительство

24 июля (6 августа) было сформировано 2-е коалиционное правительство.

В состав его вошли: министр-председатель и военно-морской министр — Керенский, заместитель председателя и министр финансов — Некрасов (радикально-демократическая партия); министры: внутренних дел — Н.Д.Авксентьев (эсер), иностранных дел — Терещенко, юстиции — А.С.

Зарудный («народный социалист»), просвещения — С.Ф.Ольденбург (кадет), торговли и промышленности — С.Н.Прокопович («нефракционный социал-демократ»), земледелия — Чернов, почт и телеграфов — А.М.

Никитин (меньшевик), труда — Скобелев, продовольствия — Пешехонов, государственного призрения — И.Н.Ефремов (радикально-демократическая партия), путей сообщения — П.П.Юренев (кадет), обер-прокурор Синода — А.В.Карташев (кадет), государственный контролёр — Ф.Ф.Кокошкин (кадет).

Деятельность 2-го коалиционного правительства свидетельствовала о том, что империалистическая буржуазия России начала переходить к открытой военной диктатуре. Вместе с тем Временное правительство, широко используя демагогию, пыталось лавировать между буржуазией и пролетариатом. 3 (16) августа новый верховный главнокомандующий генерал Л.Г.

Корнилов потребовал от Временного правительства милитаризации фабрик, заводов, железных дорог и введения смертной казни в тылу. Временное правительство предоставило военному министру и министру внутренних дел исключительные полномочия по борьбе с революционным движением.

Великобритания, Франция, США оказывали давление на Временное правительство, требуя от него восстановления «порядка» в тылу и на фронте. Для мобилизации сил контрреволюции Временное правительство созвало 12 (25) августа в Москве Государственное совещание. Однако реакционная буржуазия и военщина не были удовлетворены политикой Временного правительства.

Лидером этих сил стал Корнилов, который 25 августа (7 сентября) поднял мятеж (см. Корниловщина). Мятеж был подавлен революционным народом под руководством большевиков. Начался новый, самый продолжительный и острый правительственный кризис.

В поисках выхода из него в правящих кругах решили 1(14) сентября 1917 года временно передать власть Совету пяти, или «Директории». В её состав вошли: министр-председатель — Керенский, министр иностранных дел — Терещенко, военный министр — А.И.Верховский [назначен 30 августа (12 сентября)], морской министр — Д.Н.

Вердеревский [назначен 30 августа (12 сентября)], министр почт и телеграфов — Никитин. Продолжительный правительственный кризис не был ликвидирован и Демократическим совещанием [14—22 сентября (27 сентября — 5 октября)], хотя официальной целью его созыва было «решить вопрос об организации власти».

Третье коалиционное правительство

25 сентября (8 октября) сформировано 3-е коалиционное правительство, в которое вошли: министр-председатель и верховный главнокомандующий — Керенский, заместитель министра-председателя, министр торговли и промышленности — Коновалов (кадет), министры: иностранных дел — Терещенко, военный — Верховский, морской — Вердеревский (оба беспартийные), труда — К.А.Гвоздев (меньшевик), юстиции — П.Н.Малянтович (меньшевик), продовольствия — Прокопович, финансов — М.В.Бернацкий, просвещения — С.С.Салазкин, призрения — Н.М.Кишкин (кадет), почт и телеграфов — Никитин, государственного контроля — С.А.Смирнов (кадет), исповеданий — Карташев, путей сообщения — А.В.Ливеровский, председатель экономического совета при Временном правительстве — С.Н.Третьяков. 3 (16) октября на пост министра земледелия был назначен С.Л.Маслов (эсер), 3-е коалиционное правительство лишь по форме являлось коалиционным. Всю его деятельность направляла группа министров-кадетов и министров-промышленников. В декларации от 26 сентября (9 октября) Временное правительство провозглашало намерение стать «твёрдой властью» и силой остановить «волны анархии». 7(20) октября в результате сговора эсеро-меньшевистских лидеров, кадетов и Керенского был созван Временный совет Российской республики, который имел целью изменить политическое развитие страны, направить её с пути социалистической революции на путь буржуазного парламентаризма. Карательные экспедиции против восставших осенью 1917 крестьян, применение силы при проведении хлебозаготовок, ввод казачьих войск в Донбасс для борьбы с рабочим движением, формирование контрреволюционных сил для разгрома большевистской партии и Советов — всё это характерно для политики 3-го коалиционного правительства, направленной по существу на подготовку второй корниловщины.

Крах Временного правительства

Осенью 1917 года усилилась хозяйственная разруха в стране. Правительство продолжало безгранично выпускать бумажные деньги. В начале марта в обращении находилось 9,9 млрд. рублей бумажных денег, в начале сентября уже 15,4 млрд. рублей. Государственный долг к октябрю 1917 года достиг 50 миллиардов рублей.

Временное правительство переживало хронический кризис. В правящих партиях кадетов, эсеров и меньшевиков усилились разброд и развал. Революционный кризис в стране назрел. Партия большевиков во главе с В.И.Лениным подняла трудовые массы на социалистическую революцию.

В ходе Октябрьского вооружённого восстания в ночь на 26 октября (8 ноября) в 2 часов 10 минут Временное правительство было арестовано в Зимнем дворце (за исключением Керенского, бежавшего из столицы утром 25 октября (7 ноября года)).

Открывшийся 25 октября (7 ноября) Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов провозгласил переход всей власти к Советам и создал первое Советское правительство во главе с Лениным.

Примечания

  1. ↑ Ленин В.И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 34, с. 61.

Источник: https://kommynist.ru/%D0%92%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE_%D0%B2_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8

История гражданской войны в СССР. Большевистская партия в борьбе за массы 3. Национальная политика временного правительства

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Февральскую революцию буржуазия объясняла протестом масс против военных поражений царской армии. Она проповедывала, что главной задачей революции является победоносное завершение войны, захват Константинополя и т. д.

Буржуазное правительство совершенно не склонно было пересматривать империалистскую программу. Империалистские планы завоеваний, которые поддерживались русской буржуазией и раньше, она намеревалась осуществить теперь с большим успехом.

Буржуазия, пользуясь военной обстановкой, призывала население России к национальному единению, пытаясь под этим флагом отделаться от разрешения «проклятых» социальных вопросов.

Было очевидно, что созданное ею Временное правительство не собиралось, да и не в состоянии было разрешить более или менее серьезно национальный вопрос.

В сохранении власти над национальными окраинами и в дальнейшей империалистской экспансии буржуазия видела одну из основ своей экономической и политической мощи, своего классового господства.

Она выдвинула, пользуясь поддержкой мелкобуржуазных партий — социалистов-революционеров и меньшевиков, — старый царский лозунг «единой и неделимой России», прикрытый лишь розовым флагом «революционной демократии».

Временное правительство, бессильное подавить национально-освободительное движение на окраинах России репрессивными мерами, рассчитывало ослабить его второстепенными уступками: отменой ограничений вероисповедания и процентной нормы в учебных заведениях, предоставлением «инородцам» права занятия должностей в государственных учреждениях и т. п.

Отказавшись от крайних мер преследования угнетенных национальностей, практиковавшихся царизмом, буржуазия, однако, не предоставила им и никаких прав кроме общегражданских. Даже вопрос об употреблении родного языка в учебных заведениях не был разрешен, хотя это являлось одним из минимальных требований.

В декрете Временного правительства от 20 марта 1917 года было сказано, что разрешается

«употребление иных кроме русского языков и наречий в делопроизводстве частных обществ, при преподавании в частных учебных заведениях всякого рода и при ведении торговых книг»

{275}

[205]

Падение самодержавия и переход власти в руки буржуазии не повели к уничтожению национального угнетения. Лишь «старая, грубая форма национального гнета, — указывал Сталин, — сменилась новой, утонченной, но зато более опасной формой гнета»{276}.

Национально-освободительное движение после Февральской революции поэтому не только не ослабело, но значительно усилилось. Оценка этого движения дана была Сталиным позже в статье «Октябрьский переворот и национальный вопрос»:

«В эпоху буржуазной революции в России (с февраля 1917 года) национальное движение на окраинах носило характер буржуазно-освободительного движения. Веками угнетавшиеся и эксплуатировавшиеся «старым режимом» национальности России впервые почувствовали в себе силу и ринулись в бой с угнетателями. «Ликвидация национального гнета» — таков был лозунг движения. Окраины России мигом покрылись «общенациональными» учреждениями. Во главе движения шла национальная буржуазно-демократическая интеллигенция. «Национальные советы» в Латвии, Эстском крае, Литве, Грузии, Армении, Азербайджане, в горах Кавказа, Киргизстане и Среднем Поволжье; «Рада» на Украине и Белоруссии; «Сфатул Церий» в Бессарабии; «Курултай» в Крыму и Башкирии; «Автономное правительство» в Туркестане — вот те «общенациональные» институты, вокруг которых собирала силы национальная буржуазия»

{277}

.

На Украине буржуазно-освободительное движение возглавляла Центральная рада, созданная в первые месяцы революции в Киеве.

Лидерами ее от украинской социал-демократической рабочей партии были Винниченко, Петлюра, Мазепа, Ткаченко; от социалистов-революционеров — Грушевский, Христюк, Зализняк, Ковалев и др.

За радой шли значительные — преимущественно зажиточные — крестьянские массы.

В своей декларации, опубликованной в начале июня 1917 года, озаглавленной «Первый универсал», рада объявляла только принципиально, что украинский народ сам должен творить свою судьбу, не настаивая на немедленном провозглашении автономной Украины. При этом в универсале имелась оговорка, что не может быть и речи о государственном отделении Украины от России. Эти первые национальные требования Украины, предъявленные Временному правительству, Ленин квалифицировал «очень скромными».

«Ни один демократ не может… отрицать права Украины на свободное отделение от России: именно безоговорочное

[206]

признание этого права одно лишь и дает возможность агитировать за вольный союз украинцев и великороссов, за добровольное соединение в одно государство двух народов… Проклятый царизм превращал великороссов в палачей украинского народа, всячески вскармливал в нем ненависть к тем, кто запрещал даже украинским детям говорить и учиться на родном языке»

{278}

.

писал Ленин через несколько дней после появления «Первого универсала».

В лагере Временного правительства, руководимого кадетами, с национальной политикой которых были согласны эсеры и меньшевики, заявление рады вызвало, однако, бурю негодования. Центральный кадетский орган — газета «Речь» — называл универсал рады «еще одним звеном германского плана разложения России, приведенным в исполнение». «Речь» писала:

«Оговорки нисколько не изменяют смысла того основного факта, что рада отказалась за себя и за украинский народ… повиноваться Временному правительству и объявила себя правительством Украины… Надо признать, что господа украинцы шутят плохие шутки с Россией»

{279}

.

Так реагировала буржуазия на малейшую попытку посягнуть на «единую и неделимую Россию». Она зачисляла украинцев в лагерь изменников и немецких агентов, предупреждая, что поступок рады

«будет осужден решительно всеми общественными организациями за исключением разве самых непримиримых сторонников «дезаннексии» — большевиков»

{280}

.

Враждебные отзывы буржуазных империалистов о большевиках только усиливали симпатии к ним всех демократических элементов, боровшихся за национальное освобождение. Достаточно было сравнить поведение буржуазии и установки большевиков по отношению к национальностям бывшей царской России, чтобы понять, кто является другом угнетенных народностей.

Борьба вокруг украинского вопроса продолжала разгораться. Эсерами и меньшевиками была предпринята слабая, лицемерная попытка найти приличный «компромисс» между радой и Временным правительством. Из этого ничего не вышло. Украинцам было отказано во всех их требованиях.

Тогда же в статье «Украина и поражение правящих партий России» Ленин писал:

«Отказ в этих скромнейших и законнейших требованиях со стороны Временного правительства был неслыханным бесстыдством,

[207]

дикой наглостью контрреволюционеров, истинным проявлением политики великорусского «держиморды», и эсеры с меньшевиками, издеваясь над их собственными партийными программами, терпели это в правительстве и защищают это теперь в своих газетах! До какого позора пали эсеры и меньшевики! Как жалки увертки их органов сегодня — «Дела народа» и «Рабочей газеты». Хаос, сумятица, «ленинство в национальном вопросе», анархия — вот какие выкрики дикого помещика направляют обе газеты против украинцев»

{281}

.

Прибывшая в начале июля в Киев правительственная тройка в составе Керенского, Церетели и Терещенко заключила с радой дипломатическое перемирие. Оно не дало, впрочем, никаких реальных прав украинцам, ограничившись одним лишь намеком на возможность предоставления прав в будущем.

Но и это соглашение вызвало враждебный шум в буржуазном лагере. Украинские переговоры были использованы буржуазными министрами в качестве предлога для ухода из состава Временного правительства.

Сделав этот шаг во время июльских событий в Петрограде, кадеты заявили, что уходят из-за разногласий по украинскому вопросу.

С возвращением кадетов в правительство в августе 1917 года отношения с Украиной снова и еще более ухудшились. Инструкцией Временного правительства от 4 августа были отменены все уступки, сделанные Украине июльским соглашением.

Инструкция ограничила пределы Украины пятью западными земледельческими губерниями, исключив Донецкий бассейн, Екатеринославщину и черноморские губернии.

Круг деятельности рады был также сведен к минимуму; за ней оставлялись лишь некоторые права местного самоуправления.

Центральная рада перешла в оппозицию к Временному правительству. С этого момента вплоть до Октябрьской революции продолжают нарастать и усиливаться среди украинцев, даже шедших за мелкобуржуазными националистами, симпатии к большевикам за их правильную национальную политику.

Временное правительство не разрешило национального вопроса и в отношении Финляндии. 7 марта 1917 года им был издан акт о восстановлении «дарованной» в свое время Александром II конституции великого княжества Финляндского. Дальше этой царской конституции русская буржуазия не пошла. Никаких новых прав Финляндии предоставлено не было: ее сейм не получил верховной власти. [208]

Народные массы Финляндии требовали автономии. Переговоры по этому поводу продолжались между Финляндским сеймом и Временным правительством в течение апреля-мая 1917 года. Проект автономии, выдвинутый сеймом, предусматривал сохранение компетенции России во внешних сношениях и в военном управлении и даже сохранение должности генерал-губернатора Финляндии.

Но Временное правительство и с этим проектом не согласилось. Оно поставило условием, чтобы созыв и роспуск сейма были прерогативой русского правительства, которым также должны утверждаться решения сейма, затрагивающие интересы России. Право определения круга вопросов, «затрагивающих интересы России», предоставлялось при этом русскому генерал-губернатору.

От самостоятельности сейма по существу ничего не оставалось.

В ответ на требования Временного правительства сейм принял 6 июля закон о верховных правах сейма во всех делах за исключением военных и внешних. Временное правительство ответило приказом о роспуске сейма, указывая, что последний присваивает себе

«право самочинно предвосхитить волю будущего российского Учредительного собрания… Пусть же народ финский сам взвесит свою судьбу. Решена она может быть только в согласии с народом российским»

{282}

.

говорилось в манифесте Временного правительства от 18 июля 1917 года. Вслед за этим меньшевик Гегечкори, впоследствии министр иностранных дел меньшевистской Грузии, занял сейм войсками.

Депутаты, отказавшиеся подчиниться указу Временного правительства, не были пропущены в здание сейма.

Большинство в Финляндском сейме в начале 1917 года принадлежало социал-демократии, представлявшей довольно сильную организацию.

Принимая деятельное участие в руководстве освободительным движением, финские социал-демократы не имели, однако, принципиально выдержанной линии в национальном вопросе, сбиваясь на буржуазные позиции.

Оппортунизм финской социал-демократии решил на определенный отрезок времени судьбу Финляндии в сторону буржуазной государственности. Этому способствовало в значительной степени и то, что большевики Финляндии долгое время не порывали с меньшевиками, не допуская раскола социал-демократии.

Отношение большевистской партии к национальной свободе Финляндии достаточно отчетливо было выражено как в постановлении Апрельской конференции 1917 года по докладу [209] Сталина, так и в ряде статей Ленина и других большевиков.

Ленин писал:

«Цари проводили политику аннексий, грубо обменивая один народ на другой по соглашению с другими монархами (раздел Польши, сделка с Наполеоном о Финляндии и пр.). как помещики обменивали меж собой крепостных крестьян. Буржуазия, становясь республиканской, проводит ту же самую политику аннексий более тонко, более прикрыто… Товарищи рабочие и крестьяне! Не поддавайтесь аннексионистской политике русских капиталистов, Гучкова, Милюкова, Временного правительства по отношению к Финляндии, Курляндии, Украине и пр.!»

{283}

В конце лета 1917 года в Финляндии началась, с одной стороны, организация буржуазных отрядов, а с другой — рабочей Красной гвардии. Первые связались с полицейским аппаратом, вторые — с отрядами русской армии в Финляндии. Солдатские массы расположенных в Финляндии частей в это время уже начали становиться на большевистские позиции.

Еще более ярко, чем в Финляндии, проводило Временное правительство империалистскую политику по отношению к восточным народам.

Два основных течения наметились в национальном движении восточных народов после Февральской революции: унитаризм и национал-федерализм.

Унитаризм поддерживался мусульманской, преимущественно татарской торговой буржуазией и националистически настроенной интеллигенцией, требовавшими объявления только «культурно-национальной автономии».

Сторонники «национально-территориально-федеративных начал» представляли молодую национально-промышленную буржуазию. Руководящая роль в федералистском движении мусульман принадлежала азербайджанской буржуазии.

Решение о федерации и «национально-территориальной автономии» было принято и в Туркестане на первом и втором съездах мусульман. В этом решении отразился между прочим страх национальной буржуазии перед русской революцией, желание отгородить себя от нее.

Большевиков в Туркестане было сравнительно мало. Кроме того многие из местных большевистских работников искажали линию большевистской партии в национальном вопросе, допуская грубые ошибки в подходе к коренному населению.

Националистическим партиям — казахской «Аллаш-орда» и узбекской «Улеме» — удавалось поэтому вести за собой значительные слои населения.

[210] Февральская буржуазная революция не улучшила условий существования трудящихся масс угнетенных народностей Средней Азии.

«Февральская революция, свергнувшая монархию, передала власть опять в руки того же царского чиновничества и местного русского кулачества.

Местный комитет Временного правительства, состоящий из этих элементов, вместо равноправного отношения к киргизскому населению поставил своей задачей угнетение и истребление киргизского населения»{284} — так характеризовала положение в Средней Азии программа организованного после Февральской революции «Революционного союза киргизской молодежи».

Первым актом Временного правительства по Туркестану было постановление от 18 марта 1917 года об амнистии палачам киргизского восстания 1916 года. Все русские погромщики, повинные в убийствах и издевательствах над коренным населением, были освобождены от тюремного заключения. Постановление Временного правительства вызвало негодование местного населения.

Возмущение угнетенных национальностей Средней Азии усилилось с назначением председателем правительственного Туркестанского комитета Н. Н. Щепкина — одного из лидеров кадетской партии. Комитет облекался правами дореволюционного генерал-губернаторства. [211]

Ему предоставлялось решение вопроса о введении в пределах Туркестана и степного края (Казахстана) местного самоуправления. При этом Временное правительство считало ненужным идти дальше введения земских учреждений, хотя население требовало автономии.

Временное правительство решительно ничего не предприняло для разрешения национального вопроса.

Весь централизованный бюрократический аппарат царизма в национальных районах был оставлен в полной неприкосновенности. Государственным языком для всех народностей по-прежнему являлся русский язык. Государственная школа оставалась также русской.

Требования угнетенных народностей о предоставлении им национальных прав отклонялись. Вместо немедленного удовлетворения веками копившихся наболевших национальных нужд и запросов Временное правительство советовало угнетенным национальностям ждать решения их судьбы Учредительным собранием, которое…

неизвестно когда еще будет созвано.

Если за время пребывания у власти Временного правительства и были удовлетворены отдельные национальные требования, то это было сделано помимо его воли и вопреки желанию буржуазии. Так, например, Временное правительство сделало «великодушный» жест, опубликовав постановление о независимости Польши.

Но это еще за год до Февральской революции было сделано германским имперским правительством, объявившим независимость Польского государства. Русской буржуазии пришлось с этим примириться, так как Польша была оккупирована германскими войсками и вернуть ее вооруженной силой все равно не было никаких надежд.

Но там, где дело касалось территорий, занятых русскими войсками, политика Временного правительства ничем не отличалась от империалистской.

Временное правительство, стоявшее за продолжение империалистской войны, понятно, отказалось при поддержке эсеро-меньшевиков от удовлетворения элементарных требований угнетенных национальностей России. [212]

Источник http://militera.lib.ru/h/hcw/05.html

Скачать (прямая ссылка): istoriyagragdanskoyvoyni1935.djvu

«В своей деятельности как министр иностранных дел он задался целью следовать политике Милюкова, но так, чтобы совет рабочих депутатов ему не мешал. Он хотел всех надуть»

{263}

.

Источник: http://kvistrel.su/news/istorija_grazhdanskoj_vojny_v_sssr_bolshevistskaja_partija_v_borbe_za_massy_3_nacionalnaja_politika_vremennogo_pravitelstva/2020-01-19-6294

К годовщине февральской революции 1917г.: национальный вопрос и временное правительство

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

К годовщине Февральской революции 1917 г.:

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС И

ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

Воронов С.Н.

 Проблема регулирования межнациональных отношений в многонациональной стране была одной из сложнейших проблем для  революционной власти в 1917 г.

,  поскольку оказалась непосредственно связанной с перспективой решения вопроса о территориальном устройстве государственной власти. Это решение, по общему мнению, окончательно должно было принять Учредительное Собрание и закрепить его в Конституции России.

Подготовка конституционной реформы была начата Временным правительством практически с первых дней его существования.

Форма территориально-государственного устройства России к октябрю 1917 г. может быть определена как унитарная с существенной децентрализацией управления: империя имела в своем составе территории с особым правовым статусом – Царство Польское, Великое княжество Финляндское. Правда, в начале XXвека царская власть, напротив, стремилась максимально централизовать управление.

  Под протекторатом России находились Бухарский эмират и Хивинское ханство. С 1914 г. под покровительство России была взята Тува.

  Российская империя не была первой, тем более – единственной, кому приходилось искать новые способы сохранения контроля над подвластными территориями в период глубоких кризисов. Либералы все чаще обращались к опыту Британской империи, которая переживала к тому моменту уже длительный процесс распада, но находила новое содержание  и форму взаимодействия с бывшими колониями.

  Левые силы российской политики – социалистические партии – понимали теоретическое положение о праве наций на самоопределение, как право на любую форму автономии и самостоятельности. Но только большевики последовательно поддерживали такие устремления национальных меньшинств России в 1917 г. на практике.

  Политический центр, конституционные демократы, не считали возможным предоставление политических прав населению России по национальному признаку. В политической программе партии кадетов 1905-1907 гг.

национально-территориальная автономия как универсальное средство решения национального вопроса отвергалась. Кадеты не соглашались и с идеей разделения России на самостоятельные национальные государства.

Они считали необходимым в едином государстве обеспечить равенство представителей всех национальностей перед законом. Так, член ЦК партии кадетов Б.Э. Нольде в докладе по национальному вопросу на IX  съезде кадетской партии в июле 1917 г.

предлагал в решении национального вопроса основываться на принципе «личном», то есть на определенных стремлениях каждого гражданина, а не «местном», без прикрепления национальностей к определенным территориям.

  Первое заседание Юридического Совещания, или, как оно было названо в первом протоколе, Юридической консультации при Совете Министров[1], открылось 8 марта 1917 года.

  Временное правительство и его Юридическое совещание столкнулись с постепенно нараставшим национализмом и стремлением к автономии или полной государственной самостоятельности со стороны представителей ряда национальностей России. Польский вопрос был одним из острейших.

Известно, что еще накануне Iмировой войны в качестве части общего плана послевоенного устройства в Европе Российское правительство имело в виду создание сильного самостоятельного  польского государства, как стратегического партнера России в Европе. Временное правительство в Манифесте от 16(29) марта 1917 г.

объявили о признании независимости Польши[2], приняв важное решение по национальному вопросу.

 Наряду с польским вопросом, как показала история 1917-1918 гг., стояли также финский, украинский, татаро-башкирский (шире – мусульманский), проблема Закавказских и Среднеазиатских территорий.

 Радикализм националистов нарастал по мере ухудшения политической ситуации в столице России. «Отдел сношений с провинцией», образовавшийся 10(23) марта 1917 г. при Временном Комитете Государственной Думы,  среди проблем, волновавших население в начальный период революции (с марта по май 1917 г.), не выделял в качестве самостоятельного национальный вопрос.

В полученной информации с Украины, например, не отмечались признаки шовинизма или национализма в момент официальных мероприятий в честь новой российской власти. Однако отношение к украинской идее у местного населения было разным.

Интеллигенция выражала «горячее желание воскресить былую самостоятельность Украины, модернизировав ее сообразно с изменившимися условиями. Сквозь это желание  нередко и невольно пробиваются нотки в отношении русского государства, даже в его новых правовых очертаниях».

Характер настроений широких слоев населения оценивался как тяготение к культурной самостоятельности, а не отчуждению от России. Так, крестьянский съезд в Полтаве прошел под флагом федеративной республики с широкой автономией Украины[3].

На Московском Государственном Совещании в августе делегаты от национальных групп были умеренными и стояли на позиции не предрешения национального вопроса до Учредительного Собрания. В некоторых выступлениях были высказаны призывы признать политические права национальных меньшинств, что не означало намерений отделения от России[4].

 Однако 14(27) сентября – в первый же день работы Всероссийского Демократического Совещания, в выступлениях делегатов от Белорусской военной организации, Украинской Центральной Рады прозвучали требования «признать неограниченное право наций на самоопределение»[5].

 Правительство по-разному действовало в отношении различных национальных окраин.

Но, в общем, оно продолжало придерживаться фундаментального принципа первичности индивидуальных прав по отношению к коллективным правам национальных сообществ.

Основное внимание в развитии публичного права России этого периода уделялось не национальному вопросу как таковому, а определению основ правового статуса личности, как фундамента для разрешения всех остальных вопросов российского права.

 Весной 1917 г. в нормативные акты было введено понятие   «российский гражданин» вместо понятия «русский подданный». Уясняя сущность терминологических различий, ЮС в заседании 11(24) апреля 1917 г.

пришло к выводу, что прежний термин был соединен с представлением о некоторой связанности лица чуждой ему правовой силой, которая уполномочена самостоятельно и по своему собственному произволу определять юридическое положение подданного. «Подданный (subjecti) всецело подчинен стоящей выше его власти.

Указанное значение термина не соответствует началам нового свободного государственного строя.

При перенесении всего суверенитета  в полном его объеме на народ в его совокупности, отдельные лица приобретают иное положение: они из людей подчиненных чужой правовой воле обращаются в лиц, пользующихся свободой самоопределения и наделенных неотъемлемыми правами, совокупность которых обнимается общим термином гражданства (civitas)»[6].

  Специально в отношении жителей Финляндии этот вопрос рассматривался 26 июня (9 июля) на заседании ЮС.

  Члены совещания пришли к выводу, что этих лиц в законодательстве следует именовать «российскими гражданами», поскольку они пользуются политическими правами на всей территории России, а также «финляндскими гражданами», что соответствовало, по их мнению, особому положению Финляндии в составе Российского государства[7]. Понятие гражданства, таким образом, члены Совещания жестко не увязывали с республиканской формой правления. Они считали право гражданства неотъемлемо принадлежащим «свободному члену свободного общения», независимо от формы правления. Главным посылом для них в понимании термина «гражданин» было признание совокупности лиц, наделенных «всей полнотой самоопределения», источником власти и носителем верховной власти.

 Авторитетный советский исследователь Е.А. Скрипилев, специалист по истории государства и права периода начала XX века, подверг критике эти суждения о гражданстве. Он объяснял позицию членов ЮС не незнанием «азбучной истины, известной любому юристу», а политическими соображениями – ввести республиканский термин, не упоминая о республике[8].

Напомним, что на тот момент вопрос о форме правления в России не был решен. Временное правительство объявило это прерогативой учредительной власти, каковой себя не считало. ЮС пришло к выводу о необходимости введения термина «гражданин» на том основании, что власть с марта 1917 г.

в России осуществлялась не монархом, а Временным правительством. С точки зрения теоретиков от «Партии народной свободы» важнее была не форма правления вообще, а вопрос об источнике власти. Затем, 1 (14) сентября 1917 г. Временным правительством Россия была объявлена республикой[9].

 Опыт XX века показывает, что нет абсолютной зависимости основ правового статуса личности от формы правления, зато есть прямая связь государственно-правового режима и правового положения личности.

Термины «подданный» и «гражданин» периода европейских революций XVIII-XIXвеков в веке двадцатом действительно потеряли содержательное различие, оставаясь внешним признаком той или иной формы правления.

Источник: https://etnokonf.astrobl.ru/document/1512

Национальный вопрос в деятельности Временного правительства

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

В национальных регионах, как и в центре страны, в первые недели месяца были созданы и Советы и органы власти Временного правительства.

Однако параллельно формировалась и национальная власть – Центральная рада на Украине, Белорусская рада, Сфатул цэрий в Молдавии и др. С весны 1917 г. начал развиваться процесс распада империи, ликвидации централизованного унитарного государства и перехода к федерации.

17 марта Временное правительство объявило декларацию о вопросе независимости Польши. Финляндии было гарантировано осуществление ее конституционных прав. 20 марта был издан Декрет “Об отмене вероисповедных и национальных ограничений”.

Он отменял ограничения в выборе места жительства, передвижений, приобретении собственности, занятиях торговлей и ремеслами, поступлении в учебные заведения, на государственную службу, в употреблении местных языков . Правительство было сторонником сохранения исторически сложившегося полиэтнического Российского государства.

Русские либералы (прежде всего кадеты) выступали за территориальную автономию Польши и Финляндии, а всем прочим предлагали культурно-национальную автономию.

В ст. 20-25 программы правящей партии кадетов проблема рассматривалась во взаимосвязи с вопросом местного самоуправления (см. раздел “Местное самоуправление и автономия”) .

В регионах же, где национальные меньшинства составляли компактное большинство, местное самоуправление почти неизбежно (при наличии всеобщего избирательного права) перерастало бы в национально-территориальную автономию.

Либеральный вариант был рассчитан на компромисс и взаимопонимание между различными национальностями, представляя реальный шанс избежать насильственного решения, а следовательно, и распада Российской империи .

Вопросы государственного строительства в деятельности Временного правительства

После Февральской революции правовая система не подверглась слому. Продолжали действовать основные государственные законы и Свод законов Российской империи, сохраняли силу и многие царские указы.

В ряде случаев Временное правительство издавало свои правовые акты в развитие или дополнение дореволюционных законов. Были отменены самые одиозные акты, касающиеся прав и компетенции власти монарха.

Вместе с тем Временное правительство стремилось развернуть активную законодательную деятельность, для чего постановлением от 22 марта было создано Юридическое совещание, состоявшее из профессиональных юристов, как правило, членов партой кадетов.

Юридическое совещание должно было разрабатывать проблемы публичного права, возникающие в связи с установлением нового государственного строя, давать предварительные юридические заключения по законодательным и иным предположениям Временного правительства.

В первое время после Февральской революции 1917 г. граждане России приобрели весьма широкие политические права и свободы. Некоторые из политических свобод предусматривались и старым законодательством, но их осуществление было крайне затруднительным.

Теперь же реально стала действовать свобода слова, печати, собраний, демонстраций, митингов и т.д. Впервые было утверждено демократическое Положение о выборах в Учредительное собрание, исходившее из принципов всеобщих, равных, прямых выборов при тайном ании.

Оно имело конституционное значение, но это еще не была Конституция.

Для разработки новой Конституции была создана особая комиссия, которая действовала пассивно, поэтому проект Конституции даже не был вынесен для обсуждения в печати.

По проекту, Россия должна была стать республикой во главе с президентом, которого должно было избрать само Учредительное собрание. Правовое положение президента очень напоминало статус императора по Основным законам 1906 г.

Предусматривалось и создание двухпалатного парламента с положением палат, аналогичным бывшей Госдуме и Госсовету. Однако этот проект так и не стал законом.

Большое внимание правительство уделяло вопросам демократизации местного управления и самоуправления. На это была нацелена деятельность Министерства внутренних дел во главе с министром Г.Е. Львовым.

Однако главное внимание Львов уделял политической борьбе, а не конкретным направлениям работы министерства. При правительстве было создано Особое совещание по реформе местного управления и самоуправления.

Деятельность совещания была весьма плодотворной, в результате чего было подготовлено значительное число законопроектов. Из 100 законодательных актов, изданных Временным правительством за 236 дней его существования, 44 акта касались вопросов местного управления и самоуправления.

Основными актами являлись положения о волостном земстве, о поселковом управлении, о городском и земском самоуправлении. В них имелись действительно демократические положения с точки зрения буржуазного права.

Временное правительство признавало на словах необходимость отмены сословного деления общества и связанных с ним привилегий и ограничений. Под давлением Советов в Министерстве юстиции была образована комиссия для проведения «великой реформы».

Однако буржуазная печать решительно протестовала против данных реформ под предлогом их утопичности и несвоевременности. В юридическом журнале кадетов говорилось, что отменять сословия недопустимо, поскольку в таком случае пришлось бы пересмотреть все 16 томов Свода законов Российской империи.

Журнал полагал это совершенно немыслимым и невозможным мероприятием.

Данный вопрос рассматривало Юридическое совещание, которое признаю необходимость этой реформы, но постановило, что практически осуществить эту меру невозможно, поскольку все гражданское законодательство основано на сословном строе, и его отмена приведет к хаосу и гибели установленного порядка распоряжения огромным имуществом, которым ведают сословные учреждения. 27 июля Временное правительство образовало специальную комиссию «для глубокого и всестороннего» изучения данного вопроса. Но она так и не приступила к работе.

Временное правительство приняло многочисленные нормативные акты по второстепенным вопросам, а решение коренных вопросов демократизации общественной и политической жизни откладывалось до созыва Учредительного собрания. Сам же созыв Учредительного собрания постоянно переносился по срокам.

Первый срок был установлен на 30 сентября, затем выборы были перенесены на 12 ноября, а созыв — на 28 ноября 1917 г. Такая оттяжка в решении неотложных задач сработала против самого Временного правительства, а лозунг Учредительного собрания стал средством обмана общественного мнения.

На Государственном совещании, созванном в Москве 12 августа 1917 г..

Временное правительство заявило о том, что оно отказывается от социальных и земельных реформ, от каких бы то ни было посягательств на частную собственность отдельных групп и сословий и будет продолжать войну до победного конца.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s1613t9.html

Book for ucheba
Добавить комментарий